Помост

Вопросы веры

Бисер перед свиньями

Не мечите бисер перед свиньями

Смотреть что такое «Не мечите бисер перед свиньями» в других словарях:

  • Не мечите, бисер перед свиньями — Из Библии (церковно славянский текст). В Евангелии от Матфея (гл. 7, ст. 6) приведены слова из Нагорной проповеди Иисуса Христа (рус. пер.): «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами… … Словарь крылатых слов и выражений

  • Метать бисер перед свиньями — см. Не мечите бисер перед свиньями Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. М.: «Локид Пресс». Вадим Серов. 2003 … Словарь крылатых слов и выражений

  • МЕТАТЬ БИСЕР ПЕРЕД СВИНЬЯМИ — кто Высказывать мысли и чувства тому, кто не способен или не хочет понять и оценить их по достоинству. Имеется в виду, что лицо или группа лиц (Х) не предполагают, что лицо или группа лиц (Y), к которым обращена речь, не поймут их и… … Фразеологический словарь русского языка

  • РАССЫПАТЬ БИСЕР ПЕРЕД СВИНЬЯМИ — кто Высказывать мысли и чувства тому, кто не способен или не хочет понять и оценить их по достоинству. Имеется в виду, что лицо или группа лиц (Х) не предполагают, что лицо или группа лиц (Y), к которым обращена речь, не поймут их и… … Фразеологический словарь русского языка

  • Метать бисер перед свиньями — Экспрес. Ирон. Напрасно говорить о чём либо или доказывать что нибудь тому, кто не способен или не хочет понять это. Мишель, ты забыл заповедь Спасителя: не мечите бисера перед свиньями, ты забыл, что всё святое в жизни должно быть тайною для… … Фразеологический словарь русского литературного языка

  • БИСЕР — муж. мелкие стекляные бусы или мелкие пронизи, для уборов и украшений низками, также для разных женских работ. | На церк. языке жемчуг. Не мечите бисера перед свиньями, да не попрут его ногами. Слезы не бисер, в поднизь не снижешь. Бисерина,… … Толковый словарь Даля

  • бисер красноречия — перлы (бисер) красноречия расточать (иноск.) в ход пускать, употреблять изысканные выражения, громкие слова, но не всегда убедительные Ср. Глава в этом доме мать… Перед нею то он намеревался рассыпать свой бисер. Гр. Л.Н. Толстой. Анна Каренина … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • МЕТАТЬ БИСЕР — кто Высказывать мысли и чувства тому, кто не способен или не хочет понять и оценить их по достоинству. Имеется в виду, что лицо или группа лиц (Х) не предполагают, что лицо или группа лиц (Y), к которым обращена речь, не поймут их и… … Фразеологический словарь русского языка

  • РАССЫПАТЬ БИСЕР — кто Высказывать мысли и чувства тому, кто не способен или не хочет понять и оценить их по достоинству. Имеется в виду, что лицо или группа лиц (Х) не предполагают, что лицо или группа лиц (Y), к которым обращена речь, не поймут их и… … Фразеологический словарь русского языка

  • перлы(бисер) красноречия — расточать (иноск.) в ход пускать, употреблять изысканные выражения, громкие слова, но не всегда убедительные Ср. Глава в этом доме мать… Перед нею то он намеревался рассыпать свой бисер. Гр. Л.Н. Толстой. Анна Каренина. 2, 1. Ср. Die Perle.… … Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

Откуда пошло выражение «метать бисер перед свиньями»?

В современную речь выражение пришло из церковно-славянского текста Библии. В Евангелии от Матфея (гл. 7, ст. 6) приведены слова из Нагорной проповеди Иисуса Христа: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас».

В народе евангельская цитата преобразовалась в выражение «метать бисер перед свиньями» (на Руси жемчуг называли бисером) и стала крылатой. Иносказательно эта фраза используется тогда, когда советуют не общаться с человеком, который не хочет слышать и оценить должным образом доводы собеседника. Или же в другом контексте — если человек намеренно льстит и выслуживается перед неприятным ему лицом. Про таких, как правило, говорят: «Ну все, пошел метать бисер…».

Еще Александр Пушкин писал: «Первый признак умного человека — с первого взгляду знать, с кем имеешь дело, и не метать бисера перед Репетиловыми и тому подобными» (из письма Александра Пушкина к Александру Бестужеву, конец января 1825 года).

Толкования Священного Писания

Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас

Самый перевод сомнений не возбуждает, но связь рассматриваемых слов с предыдущими всегда представлялась затруднительной. Некоторые говорят, что ст. 6 непосредственно примыкает к предыдущему. Деятельность лиц, способных судить и исправлять недостатки других, не должна состоять в бросании драгоценных камней пред свиньями. Поэтому отрицать здесь связь нет никакой надобности. Объясняют связь и так, что если предшествующие стихи указывают на излишек в суждениях, не слишком большую строгость суждений о проступках ближних, то стих 6, напротив, указывает на рассудочную или критическую слабость людей, когда без всяких рассуждений и опасений, с полною снисходительностью, не обращая никакого внимания на различные характеры, дают людям то, чего они не могут принять по своей злобе и по своему характеру. Таким образом, по этому мнению внутренняя связь заключается в обозначении существенной разницы между фанатической черствостью и нравственной слабостью в обращении со святыней. Далее, думают, что кроме внутренней, есть еще и внешняя связь, которая заключается в противопоставлении брата, об исправлении и спасении которого мы лицемерно заботимся, псам и свиньям, которые относятся к нам совершенно иначе, чем братья, и совершенно иначе принимают наши о себе заботы, чем брат. Спаситель говорит как бы так: ты лицемеришь по отношению к брату, которому ты должен, по своей любви к нему, преподавать только святыню. Но, по отношению к другим людям, которых ты не можешь назвать своими братьями и не можешь вести себя с ними, как с братьями, ты не лицемеришь, а преподаешь действительно святыню. Есть и еще мнение: люди, которых мы судим, но которых, однако, судить не должны, представляют из себя свиней и псов. Мы воздерживаемся от суда над ними; однако не должны при этом слишком сентиментальничать, то есть, воздерживаясь от осуждения, преподавать им еще и святыню. Осуждать других — это крайность; быть слишком снисходительными к людям, вступать с ними в общение, стараться просветить их, давать им то, что свято, когда они этого недостойны, — это другая крайность, от которой должны воздерживаться ученики Христа. В первых 5 стихах осуждается слишком большая суровость; в 6 стихе — слишком большая слабость. Ученики не должны стремиться быть судьями других; но они не должны безрассудно выставлять пред людьми и свое высокое призвание. Потому что священное и ценное дано им не только для обладания, но и с тою целью, чтобы они сообщали его другим людям. Но ученики исполнили бы худо эту обязанность, если бы свои, вверенные им, ценные и священные блага преподавали таким людям, о которых знают или могут знать, что у них не достает никакого понимания священного и его цены. Всеми этими мнениями содержание 6-го стиха, хотя и объясняется, но немного. Вероятнее думать, что здесь начинается новая речь, не имеющая заметной внутренней связи с предыдущей. Внешняя связь дается, как и прежде, отрицаниями. Впрочем, можно думать, что и Сам Господь, и Его слушатели могли смотреть на все, прежде Им сказанное, как на святыню. В 6 стихе Спаситель говорит, что этой святыни не следует раскрывать пред людьми, ее непонимающими. Или можно считать 6 стих введением к последующей речи и объяснять его в том же смысле.

Так как выражение “святыня” очевидно образное и применено к людским отношениям, то толкование во многом зависит, поэтому, от точного определения самого слова “святыня”. Слово это настолько трудно, что для объяснения его обращались даже к санскритскому языку и там старались понять, что оно значит. В этом языке сходные с греч. το αγιον слова jag, jagami означают приношу жертву, почитаю; а jagus, jagam, jagnam (по-русский агнец) — жертва. Далее, сопоставляли это слово с еврейским кодеш, святыня; а это последнее производили от слова кад, что значит выделенное, отделенное. Но хотя этимология, говорит Кремер, и бросает некоторый свет на рассматриваемое слово, однако она редко открывает его значение в обычном употреблении. Один ученый высказал догадку, что арамейское слово, употребленное здесь Христом, было кедаша. В греческом переводе Евангелия Матфея это слово передано неточно, словом “святыня” (το αγιον), между тем как оно означает собственно амулет, преимущественно серьгу. При таком толковании “святыню” можно было сблизить и с дальнейшим “жемчуг”, как предмет, который можно так же, как и жемчуг, бросать пред животными. Однако такая гипотеза признается в настоящее время несостоятельной, и, если о ней и можно еще говорить, то не в истолковательных, а в чисто исторических интересах.

Не имея возможности найти какие-либо подходящее образы в действительной жизни и природе, старались объяснить слово святыня, равно как и другие слова этого стиха, жемчуг, свиньи и псы, в иносказательном смысле. Так, напр., Иероним под святыней разумел хлеб детей. Мы не должны отнимать хлеб у детей и бросать его псам. Иоанн Златоуст и другие под псами понимали язычников и по причине их дел, и по причине их веры, а под свиньями — еретиков, которые, по-видимому, не признают имени Господня. Интересна ссылка на этот стих, встречающаяся в одном из самых древних документов, именно в “Учении 12 апостолов” 9:5 (у Цана ошибочно 10:6). Здесь речь об евхаристии: “никто не должен есть и пить от нашей евхаристии, кроме крестившихся во имя Господне; ибо об этом и сказал Господь: не давайте святыни псам”.

Из пяти слов, которыми обозначалось у греков “священное”, слово άγιος самое редкое, и в отличие от других синонимических терминов указывало преимущественно на святое в нравственном смысле. Будучи мало употребительно у язычников, слово это, можно сказать, проникает весь Ветхий и Новый Завет и выражает понятие, в котором сосредоточивается все божественное откровение. Поэтому слово имеет вообще обширный смысл. Но главный момент здесь — нравственное представление, понятия о котором у греков и римлян почти совсем не имеется. Понятие о святости получает свою особенную окраску от того, что святость прилагается к Богу и тому, что Ему принадлежит. Кроме Бога это понятие прилагается только к таким людям и предметам, которые особенно принадлежат Богу. Слово “святыня” или “святое” или “святая” (множ.) употребляется в Ветхом Завете о храме. Далее, оно употребляется, как в Лев. 22:14, о священной пище обыкновенно во множ. (ср. Лев. 22:2-5). Поэтому большинство толкователей расположено думать, что образ в 6 стихе взят Спасителем от жертвенного мяса, которого нельзя было есть никому, кроме священников (Исх. 29:33; Лев. 2:3; 22:10-16; Чис. 18:8-19). Псам этого мяса совершенно нельзя было давать — это было бы преступлением, и, если бы кто сделал так, то наказан был бы смертью (Толюк). Священного мяса не должно было есть и ни одно нечистое лицо (Лев. 22:6, 7, 10, 13, 15, 16). Некоторые разумеют под святыней все, что противоположно нечистому, или “чистое”. Спаситель приложил таким образом ветхозаветные образы к истинам, которые должны были сделаться новым вином и новой одеждой в учреждаемой Им церкви, как Царства Божия. Сам Он называл Свое учение тайнами Царствия Божия (ср. Мф. 13:11; Μк. 4:11; Лк. 8:10). Он говорил ученикам Своим, что им дано знать тайны Царства Божия, а другим людям не дано, и воздерживался от прямого раскрытия этих тайн пред людьми, без помощи притчей. Далее, разъясняя тайны Царства, Он говорил, что Царство Небесное подобно “сокровищу, скрытому на поле, которое нашел человек утаил, и от радости о нем идет и продает все, что имеет, и покупает поле то” (Мф. 13:44); “купцу, ищущему хороших жемчужин, который, нашел одну драгоценную жемчужину, пошел и продал все, что имел, и купил ее” (Мф. 13:45, 46).

Первую часть стиха: “не давайте святыни псам” можно отделить от второй и рассматривать саму по себе. Это нужно потому, что некоторые толкователи не могли понять, каким образом свиньи могут, обратившись, растерзывать людей, потому что на это способны псы, и относили последние слова стиха к псам. Но такое мнение не имеет для себя никаких оснований. Жертвенная пища, мясо и хлеб, для псов — приятная пища. В первой половине предложения поэтому употреблен глагол (δίδωμι), а не дальнейший — бросать. О псах нередко упоминается в ветхозаветном писании. Моисей говорит своим соотечественникам, что их исход из Египта совершился в такой тишине, что даже и пес не пошевелил языком своим ни на человека, ни на скот (Исх. 11:7). Юдифь говорит Олоферну то же самое, — что она проведет его до Иерусалима так, что и пес не пошевелит против него языком своим. Многое от доброго старого времени осталось и до настоящего времени, в том числе и псы, которые и теперь во множестве ходят и живут в палестинских городах. Они спят днем, поднимаются при захождении солнца и начинают очистку грязных закоулков на улицах. В это время они воют, ворчат и между ними начинается грызня из-за отбросов и нечистот, которые выкидываются из домов, потому что в восточных городах все выбрасывается на улицы и поедается собаками. Они единственные санитары в грязных восточных городах. Переходим к другому образу. Прежнее “не давайте” (μη δωτε) заменяется словами “не бросайте” (μη βάλητε). Под жемчугом (μαργαρίτας) нужно разуметь жемчужины, перлы, и, может быть, перламутр, но не бисер, как в нашем славянском. В Вульгате — margaritas — то же слово, как и в греческом. Жемчужины походят на горох или даже на желуди, которые любят и едят свиньи. Но для них имеют значение больше эти дешевые съедобные предметы, чем драгоценный жемчуг. Разумеется, факты, когда бы свиньи растерзывали, например, человека, мало известны, если только известны. Нет никакой надобности разуметь здесь под словом “свинья” какую-либо свирепую породу свиней, вроде, например, кабана. Об обыкновенных домашних свиньях из практики известно, что они едят животных и иногда загрызают до смерти детей, могут, следовательно, загрызть и взрослого человека. На основании контекста нет никаких оснований специально относить слова Христа или к язычникам, или к еретикам. Первое было бы неправильно уже потому, что Он пришел проповедать язычникам и спасти их, а апостолы должны были, по Его повелению, “идти и научить все народы”. А об еретиках тогда не было и помину, и если бы о них стал говорить теперь Христос, то Его речь едва ли была бы понятна Его слушателям. В заключение объяснения этого стиха заметим, что в нем наблюдается усиление от начала к концу, — сначала говорится о псах, которые не свирепеют, а могут есть священное мясо, а потом о свиньях, которые свирепеют и растерзывают дающего. По Толюку здесь разумеется вообще бесстыдство (άναισχυντία) людей.

Толковая Библия.

Не бросайте жемчуга перед свиньями

Поделиться

«Не мечите бисера перед свиньями» – более известный вариант этого выражения.

Его Первоисточник – Священное Писание Нового Завета.

В седьмой главе Евангелия от Матфея, в Нагорной проповеди Иисуса Христа говорится: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтоб они не попрали его ногами своими, и, обратившись, не растерзали вас».

Спаситель призывает Своих учеников воздерживаться от излишней снисходительности к слушателям проповеди о христианстве. К тем, кто упрямо не хочет слышать слово Божье. Не нужно давать враждебно настроенным то, что свято, если они не способны это осознать и принять.

В русском языке это выражение сделалось популярным, зачастую принимая различные словесные конфигурации.

Например, в пословичной форме его можно найти у Дениса Фонвизина в комедии «Недоросль»:

«Подавал в консисторию челобитье… На что и милостивая резолюция вскоре воспоследовала, с отметкою: «Такого-то де семинариста от всякого учения уволить: писано бо есть, не мечите бисера пред свиниями, да не поперут его ногами».

Призыв не метать бисера перед свиньями вложен в уста героев произведений многих поэтов и писателей: Пушкина, Грибоедова, Гончарова Чехова, Горького.

В этом выражении интерес представляет не только его значение, но и те образы, которые использует Господь, чтобы донести до учеников важную мысль. Авторитетные толкователи, в числе которых и святитель Иоанн Златоуст, под псами понимали людей, живущих без желания стать лучше, а под свиньями – тех, кто живет не воздержано и распутно. Все они недостойны услышать Слово Господа, потому что не поймут его или более того – используют во вред тому, кто пытается его донести с благими целями.

Слово «бисер» вошло в русскую речь из церковнославянского языка. Это то же, что и жемчуг.

В своем новозаветном значении выражение «Не мечите бисера перед свиньями» дошло до наших дней. Не нужно тратить время, слова и усилия на людей, которые не могут оценить и понять их. Они им недоступны или не интересны. Не стоит стараться делать кому-либо того, к чему он пока не готов.

Строчка из Библии не мечите бисер перед свиньями

Не мечите бисер перед свиньями, а то они попрут его ногами и обратятся против Вас.
В Библии, в Новом Завете есть строчка: «не мечите бисер перед свиньями, а то они попрут его ногами, а затем обратятся против вас». Сказал это не кто-то там, а сам Мастер — Иисус Христос. Понятно, что тут под свиньями подразумеваются не (с)только животные, но, в первую очередь, люди соответствующей, свинской направленности, если можно так выразиться.
Еще раньше, после прочтения этой фразы, мне стало понятно, в принципе, что он имел в виду. Если подробнее – не стоит пытаться угодить, разрываться на части, раскланиваться (и т.п.) перед теми, которые похожи на людей лишь внешне, а внутри – являются свиньями, т.е. животными. Иначе они не только не оценят сделанного для них, а даже и затеют конфликт или что-то похуже – с тем, кто угождает ИМ(!), этим свиньям.
Но вот ПОЛНЫЙ смысл этой фразы дошел до меня буквально недавно. Вот что такое бисер? Это то, что человек делает со старанием, быть может, ограняя каждую бисеринку в отдельности, стремясь придать ей характер и блеск бриллианта (ну, это конечно, в идеале… реально – это уж насколько у кого хватит времени, сил и умений на этот счет). Естественно, если подобное делается для кого-то, то в этом проявляется, в частности, доброта человека (того, кто мечет бисер) по отношению к другому.
Все-таки, почему не рекомендовано бисер метать – именно перед свиньями (людьми-свиньями)? Почему из этой фразы однозначно вытекает совет – вести себя, общаться и взаимодействовать с подобными «людьми» как-то по-другому? Не будем задаваться вопросом, а как именно – по-другому. Возможно – руками, возможно – ногами, возможно – с хлыстом, с оружием в руках или… но, повторимся, не будем об этом, ибо это отдельный разговор.
Мне долго не давался полный смысл этой фразы. И все потому, что для того, чтобы его постигнуть… необходимо, хотя бы на миг, проникнуть внутрь человека-свиньи, ощутить нутром его суть и осознать ее. Одно дело – словесные конструкции типа «он – человек-свинья», «они – люди-свиньи» и т.д. Слова – это лишь слова, они не есть понимание… и даже не отражают, зачастую, понимание сути. Слова – это просто звуки голоса (или изображения букв на бумаге, мониторе), не более того. А вот чтобы осознать смысл слов, настолько, чтобы они стали уже ненужными (когда уже и без них все ясно), вот для этого необходимо не только пообщаться со свиньей, но и залезть, грубо говоря, ему(ей) внутрь. Именно тогда-то свинья начинает не просто видеться на расстоянии, а предстает, так сказать, всей своей персоной.
Что же думает (ощущает) человекообразная свинья, когда перед ней начинают метать бисер? Ну, естественно, поначалу – ей это нравится. Типа, как спинку чешут. Она даже похрюкать довольно может, помурлыкать…, в общем, выразить, насколько у нее это получится, подаренное ей состояние комфорта. Правда, заметим, это при условии, что если это свинья – нормальная, не сумасшедшая. От сумасшедшей же можно всего ожидать. Бывают и такие (конченные) экземпляры, которым даже почесывание спинки уже не доставляет почти никакого комфорта. Но, которые, правда, не перестали от этого быть свиньями (повторим: да, именно – свиньями, а не бедненькими — больными людьми). Например, если это женщина, то таких называют стервами. Для мужчин имеются немного другие термины.
Итак, поначалу ей нравится. Но вскоре (как правило, ОЧЕНЬ скоро) у нее возникает мысль. Причем, у кого-то — на подсознательном уровне… Но если перед Вами свинья продвинутая (замороченная изучением современных психологических теорий или еще что), то она вполне может понимать это даже и на сознательном уровне.
Так вот, возникает вполне такая простенькая, незатейливая (как и все то, что есть у свиньи) мысль-вопрос: а с какой стати, мне, собственно, чешут спинку? Характерно, кстати, что животное (не человекообразная свинья, а именно — натуральное животное) на подобное, как правило, не способно: оно просто искренне испытывает комфорт, как говорится, «балдеет» и благодарит (как может) за это. А вот у человекообразных – там сложнее: там включаются игры ума. Но, повторим, так как ум у человекообразных свиней, по определению, незатейлив, то и мысли, точнее, их обрывки, будут прямолинейными и простыми, даже излишне. И такой «человек» как бы мимоходом спрашивает себя: с какой стати…? При этом он четко понимает, что, скорее всего, ну никак не заслужил он такого блага (ибо осознает свою свинскую, по сути – никчемную, натуру), а тут – на тебе. Ему же такую честь оказали – бисер метнули перед ним…
Если бы, повторим, это было натуральное животное, оно бы не задавалось подобным вопросом. А человекообразные… и что же они могут себе в этом случае ответить? Ведь чувство доброты им неведомо даже в зачатке. Поэтому человекообразный вначале искренне не понимает, ну ПОЧЕМУ ему вдруг сделали хорошее. И потому вскоре начинает судить об этом поступке, естественно, со своей точки зрения. А она такова, что любое действие, которое когда-либо делает человекообразная свинья, направлено на удовлетворение ее инстинктов и достижения состояния комфорта (которое иногда выражается вслух ею, как гармония… но, понятно, что гармония тут и близко на стояла; комфорт и гармония относятся между собой примерно также, как эклектика и диалектика – это вообще принципиально разные вещи). Иначе говоря, человекообразная свинья действует в полном соответствии с рыночной моделью экономики; именно такое поведение субъекта в теории экономики считается рациональным и оправданным. Действия, которые не несут ей выгоды (материальной и/или моральной) она, однозначно, не сделает никогда… ну, разве что ей захочется развлечься от скуки. Да и то, едва ли.
Т.е. свинья начинает думать: ага, раз мне чешут спинку, значит… от меня в будущем ждут или хотят какой-то выгоды (а иначе – ну кому бы понадобилось делать мне приятное???… зачем???… ну кому я – свинья-то – сто лет нужна???… ). Ведь иначе, в ее понимании, и быть не может. Если спросить ее об этом – она может с улыбкой сказать: «так мне же тут спинку чешут, неужели неясно, что, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, от меня ЗАВИСЯТ». Правда, может и промолчать, но лейтмотив хода мыслей будет примерно такой.
Итак, сделали человекообразной свинье добро, помогли в чем-то, погладили по спинке (метнули бисер). Она на мгновение улыбнулась и тут же внутри появилась некая «царственность», ощущение которой, кстати, свиньям вообще не свойственно (и, стало быть, вредно для их психики). «Царственность», основанная на мысли, что вот появился человек, который от нее зависит и даже, мол, сам негласно признается в этом, делая для нее добро.
Повторим, чувство доброты, добродетели человекам-свиньям неведомо. Она если и способна ответить добром на добро, то, разве что, от скуки или, другой вариант – для экономической выгоды — для того, чтобы спинку почесали еще больше и качественнее – вот тогда она может даже создать видимость ответного добра (в полном соответствии с рациональным поведением экономического субъекта). Поэтому у нее и остается один-единственный путь – относиться к тому, кто делает ей добро, как к половой тряпке. Которой можно вытирать пол, выжимать из нее все, что можно, а потом – и выкинуть за ненадобностью, если что. И при этом с улыбкой внутри себя думать: «ну, все, раз этот человек создал мне комфорт (метнул бисер), он от меня теперь никуда не денется, я с ним могу делать все, что захочу. Ибо он старается подлизаться, подхалимствует ко мне».
Иного пути природа для нее не предусмотрела (что бы там не глаголили церковники, психологи и прочие «оптимисты»). Сама по самой сути неспособная на искреннее добро, на искренние чувства и отношения (а если и способная, то разве что в целях подхалимажа – сделать подделку под искренность) человекообразная свинья, естественно, и всех окружающих будет рассматривать только в этой плоскости. Т.е. добро по отношению к ней она даже ТЕОРЕТИЧЕСКИ не сможет расценить иначе, чем подхалимаж. Именно поэтому и возникает у нее в подобном случае чувство «царственности». Да, к сожалению, так вот «железно» и закономерно…
В следующее мгновение (где-где, а в подобных ситуациях человекообразная свинья мыслит на удивление быстро и четко) она уже идет дальше. И думает: «так, раз этот человек мне делает добро, показывает мне, что он от меня зависит и рассчитывает что-то получить от меня… так, значит, он – просто банальный слабак, дурачок; раз он не может общаться со мной иными методами». Раз мол, «сдался» и стал мне уже спинку чесать – так ему и надо. Буду теперь его использовать.
А какие методы общения у свиньи? Естественно, по большей части, силовые (физические, морально-психологические, юридические, социальные – в зависимости от уровня силы, интеллекта, наличия связей и иных возможностей) – там, конечно, где она знает, что одержит верх. А где не сможет одержать, там она даже может (в зависимости от уровня развития) говорить разные слова (ну, там про дружбу, любовь, честность, надежность), чтобы как-то повлиять на совесть и иные психические свойства того, с кем она общается.
Если же она видит, что человек… мало того, что делает ей добро (мечет бисер), так еще и… НЕ ПРИМЕНЯЕТ силовые методы по отношению к ней… если он не только не злой и не сволочь, а, напротив, добр, честен и искренен с нею… так что же это вообще за человек, в ее понимании? Это, мол, и в самом деле, тряпка, а не человек. Ведь подсознательно-то она жаждет получить от него ОТПОР. Ибо в ее подсознании записано, насколько она никчемная. К сожалению, как ни пытаться смотреть на свинью оптимистично, с надеждой и добром, помимо никчемности (ну, и дерьма, конечно) у нее практически ничего нет. Потому и (подсознательно, как правило) не ожидает ничего, кроме воздаяния «по заслугам» за такую свою натуру. Уж кому-кому, а свинье более, чем всем другим, свойственно ходить по кругу причин и следствий.
И вот с тем человеком, который чуть-что – да и даст как следует по загривку, а то и в лужу столкнет – вот там человекообразная свинья будет, что называется, тишь да гладь (а, очень часто, и «любовь»!!). Как раз таких свинья считает своими друзьями, в таких и влюбляется. Правда, там «дружба», равно как и «любовь», как бы это сказать… попахивает паленым. Ибо – чуть кто ослабел из партнеров или чуть упустил свои позиции – и все… другой тут же стремится захватить над ним власть или попросту выбросить за ненадобностью. Но, пока силы более менее равные, подобные человекообразные общаются годами, если не десятилетиями, считая себя хорошими друзьями. И даже в чем-то помогают друг другу.
Вот оно. И получается, реально, в точном соответствии с тем, что сказал Иисус Христос свыше 2000 лет назад. Действительно, человеку – человеческое, а свинье – свиное (ну, а кесарю – кесарево и т.д.). Когда проявляется подобное? Например, в отношениях между мужчинами и женщинами, точнее, между самками и самцами. Бисер – это явно не для свиней. Поэтому они и реагируют на него так, как озвучил Иисус Христос.
С уважением к Вам всем.

solongo05.06.2019 17:26
Послушайте, уважаемый «аффтар», а почему НЕТ комментариев? Вас это не удивляет? Лично меня — очень. Может вас не читают? А может вы так гениально раскрыли тему, что и комментировать нечего? Выдали, так сказать, ИСТИНУ в последней инстанции :))))) и … айда «почивать на лаврах»!
Это вторая «статейка» которую мне «посчастливилось» еле еле дочитать до конца. Первая — это её продолжение. Не могу понять, для чего вы это делаете публично? Брать такую тему и рассуждать о ней — это самоубийственно и весьма наивно. Первое — потому, что тема настолько глубока, что не каждый спец. по религиоведению или просто человек думающий и ищущий по этой тематике публично отважится излагать свои домыслы и находки. А во- вторых… впрочем — это наверное моя проблема, слишком серьёзно отнёсся к вашим «наблюдениям». В общем, не согласен с вами по многим пунктам, а вступать в дискуссию тут, по-моему, не совсем правильно. Но, позволю себе некую реплику по поводу «свинства» человекоподобных обезьян с общепринятым названием ХОМО САПИЕНС ( намеренно не пишу это по-латыни, как принято)
А известно ли вам, уважаемый, что ЛЮДЬМИ мы всё ещё не стали, и станем ли — это ещё очень большой вопрос!!!! Да, «человечество» развивается, отходит всё дальше и дальше от своей биологической( обезъяноподобной , » свиноподобной» — в вашей интерпретации) составляющей к т.н. » человеческой». Но кто может точно ответить на вопрос — а в том ли направлении мы движемся? Не выдаём ли мы желаемое ( «просгресс») за действительное («регрес») ибо в последнее время серьёзные интеллектуалы во всём мире говорят о кризисе, конце времён и т.д. и т. п. От них не отстают учёные и представители всех мировых религий. Есть ли у человечества БУДУЩЕЕ, вот в чём вопрос? А не в — «быть или не быть?»
Научный Консалтинг05.06.2019 19:19
solongo, а почему бы, в самом деле не обсудить и такую тему? Тем более, как Вы сами отмечаете, она — очень актуальна. Вопросов, действительно, очень много и не на все из них возможно дать точный, прямолинейный ответ. Что же касается публичности — на наш взгляд, в этой теме нет ничего запретного (криминального или т.п.).
Вот только пока не совсем понятна Ваша позиция по этому вопросу. По-моему, Вы смешиваете понятие свинства и биологии. Ибо тогда пришлось бы постулировать наличие человечности даже у некоторых животных.
То, что мы еще не совсем стали людьми — кто бы спорил… Однако, в ком-то больше человеческого, а в ком-то — его вообще нет. И тот, кто более человечен, зачастую, и поступает по-человечески.
Сложно сказать, что человечество движется, в последнее время, к большей человечности. Как раз можно привести доводы, опровергающие это утверждение. Может, потому и говорят ученые о кризисе времен. Сама по себе цивилизация, обилие знаний и информации — это не человечность, а технологичность, если так можно выразиться. А вот следует ли из нее (технологичности) — человечность, это большой вопрос.
Изложите, если не затруднит, Ваши основные тезисы.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх