Помост

Вопросы веры

Блажен тот кто

Почему блаженны нищие духом?

Что такое духовная нищета? Если это плохо, то почему нищие духом — блаженны? Не унижает ли человека ощущение себя как ничтожества? Почему Заповеди блаженства — ключ ко всему Евангелию? Читайте в интервью с о.Георгием Бреевым из его книги «Радуйтесь!»

Радуйтесь

Протоиерей Георгий Бреев

125 р

— Даже те, кто ничего не знает о христианстве, слышали заповедь Христа «Блаженны нищие духом». И порой возмущались. Ведь некоторые воспринимают нищету духовную как скудоумие. Или считают, что нищие духом — бомжи.

— Здесь одно и то же слово «нищие» употребляется по отношению к разным категориям людей, — начинает объяснять батюшка. — Все-таки бомж — это тот, кто обнищал в силу личного нерадения или не нашел, где ему применить себя. Можно бесконечно говорить о том, почему у него не сложился жизненный путь, и он не смог создать себе нормальные условия. Это социальная проблема. Причины ее кроются в самом человеке.

Вот наш храм. Сегодня, входя в него, я увидел: с протянутой рукой стоят люди, которые не выглядят нищими. Один — в кожаной курточке, другой — высокий, дородный мужчина, видно, что он мог бы работать.

Василий Суриков. Боярыня Морозова. Фрагмент: юродивый.

— Такое внешнее благополучие «нищих» нас часто смущает.

— Храм всех принимает под свою сень. Сердца тех, кто идет сюда, расположены к милости Божией. Мы хотим, чтобы Господь простил нас и принял в Свои отеческие объятия. Каждый входит в храм и чувствует, что попал в иной мир, потому что здесь — Небо на земле. Эта святыня дана нам сверху, чтобы туда нас поднять.

Почему перед нищим, просящим милостыню, рука невольно тянется в карман? Почему хочется ему помочь? Потому что сейчас, через какие-то секунды я сам стану перед Богом, Который от избытка Своей полноты и любви дал мне бытие, жизнь, разум, бессмертную душу. Я предстану перед Ним и увижу, что не оправдал того великого доверия, которое Он мне являет каждую минуту, каждую секунду.

Я не знаю, кто бы мог переступить порог храма и стать перед лицом Божиим с чувством собственного достоинства? Нет, скорее всего, мы чувствуем именно недостоинство. И тут вплотную подходим к вопросу о духовной нищете, которую переживаем в сердце как свое несоответствие той высоте, тому духовному предназначению, которое Бог нам дал по Своей неизъяснимой любви.

— А мы и надежд не оправдали, и плодов не принесли?

— Человек является вершиной, венцом, царем всего творения Божия. Он образ и подобие Божие. И это настолько велико, что не вмещается в людские понятия!

У каждого человека есть совесть — совокупность вестей, знаний о самом себе. Наше духовное познание может быть очень глубоко, и никто, как сказано в Священном Писании, не может знать души другого — только сам человек и дух, который живет в нем.

Такая же аналогия существует в отношении Бога: никто не может постичь глубин Его природы, кроме Духа Божия, Который открывает нам ее.

Совесть наша является живым органом. И как в теле какой-то орган может засориться оттого, что мы неумеренно, неразумно проводим жизнь или употребляем в пищу плохие продукты, так и совесть может быть загрязнена, окаменена, осквернена, сожжена. Но если она не потеряла живой возможности функционировать, то всегда ставит человека перед духовными реалиями.

— Иными словами, перед его собственной духовной нищетой?

— Духовная нищета — это способность человека себя увидеть таким, как есть: живущим в земной плоскости, имеющим чисто земное измерение мыслей — и вдруг в какой-то момент поставленным перед неизреченной полнотой бытия, перед Самим Творцом. Как ты будешь себя чувствовать?

— Как пылинка?

— Конечно. Хочу поделиться чувством, которое возникло у меня, когда я летел на самолете. Был ясный день. Матушка-земля смутно мелькала внизу в уменьшенных масштабах. А над головой была такая глубина, что взгляд там терялся и невольно цеплялся за землю. Вдруг мы подлетели к морю. Земля уплыла из-под ног, самолет ушел в голубую бездну. Появилось страшное потрясение, ощущение, что вот ты, пылинка, входишь в эту неизреченную космическую глубину. Сейчас ветер дунет — и тебя унесет, ты растворишься.

— Скажите, а такое ощущение себя как ничтожества не унижает человека?

— Нищий телесно, физически несет на себе печать униженности. Хотя он и пользуется вниманием, заботой, но в душе переживает. И многие очень щепетильны в этом отношении.

Но нищета духовная — другой природы. Она как бы переплавляет человека, открывает ему реальность иного мира, который недоступен нашим пяти чувствам. Человек ощущает себя искоркой перед необъятной полнотой Божией. И если Полнота скажет: «Ты не Мое, а случайное явление», — ты потеряешься. Но Она говорит: «Ты Мое, родное, тебе тоже дано быть единством Бытия». А сам-то ты понимаешь, что этому не соответствуешь. И только осознание, переживание духовной нищеты помогает человеку войти в Полноту. Границу Ее не переступишь, если в тебе не будет чувства, что перед тобой — Величайшая Святыня.

— Стало быть, нищета духовная — это не только реальная самооценка, но и как бы отношение к Богу и миру? И сформулировано это в Заповедях блаженства.

— Заповеди блаженства неповторимы, их нет ни в одной другой религии. Они так же необычайны, как необычайно все Евангелие Христа. Ключом к его пониманию и являются Заповеди блаженства. И первая из них — о духовной нищете. Чтобы понять Евангелие, достаточно пережить, что такое — нищие духом.

Бог Всеблагой, Всесовершенный, умалил Себя, чтобы стать доступным маленькой частичке — человеку. Это не мог сделать никто, кроме Самого Бога, Который сказал: «Научитесь от Меня: Я кроток и смирен сердцем». И это Его свойство поражает нас даже больше, чем всемогущество.

Это, по-моему, одна из самых больших христианских тайн, которая являет Бога миру. И не только Его Самого, но и те пути, которые Он предначертал Своему творению. Мы можем осуществить свое предназначение только тогда, когда тоже как бы умаляемся и даем возможность другому проявлять себя — Богу или человеку.

Тут заключена величайшая тайна бытия, которую Евангелие нам проповедует как духовную нищету. Оно показывает нам начало путей в Вечность, где мы найдем полноту и завершенность. Но если не искать эти пути уже сейчас на земле, то человек оказывается вне сферы Божественной полноты.

Ответы священника Георгия Бреева на другие вопросы о духовной жизни ищите в его книге «Радуйтесь!».

Заповеди Блаженства: толкование, значение и смысл

Нагорная проповедь Христа – это событие из Евангелия, когда Господь дал Свой новозаветный закон, главные заповеди христианства. Они являются концентратом всего учения христиан, вечной небесной истиной, не подвластной времени и актуальной для человека из любой культуры и страны. Христиане, как те, кто стремится к бессмертию, стараются усвоить непреложные законы добра, которые «не пройдут» (Мк 13:31). Все конфессии без исключения убеждены в толковании заповедей Блаженства – они ведут человека в рай.

Заповедей Блаженства всего девять, но они составляют лишь часть Нагорной проповеди, которая имеет колоссальное значение в учении христиан. Проповедь подробно изложена в 6 главе Евангелия от Луки и, кроме изложения заповедей, включает свод емких тезисов, которые часто можно услышать в народе: «вынь прежде бревно из твоего глаза», «не суди и не судим будешь», «какою мерою мерите, такою же отмерится и вам», «всякое дерево познается по плоду своему» – все эти обороты русской речи, ставшие народными, являются прямыми цитатами Спасителя из 6 главы Евангелия от Луки.

Девять заповедей Блаженства – заповеди счастья Иисуса Христа

Если десять заповедей Моисея, данные ему на горе Синай, являются по сути запретительными: в них сказано как нельзя поступать, чтобы угодить Богу, это строгие заповеди – то в Нагорной проповеди, как и во всем христианстве, заповеди наполнены духом любви и учат, как нужно поступать. Есть и еще одна параллель между заповедями Ветхого и Нового Заветов: древние заповеди написаны на каменных скрижалях (плитах), что является символом внешнего, грубого восприятия. Новые же написаны на скрижалях сердца верующего человека, который будет добровольно исполнять их, – Святым Духом. Поэтому люди иногда называют их моральными, нравственными заповедями христианства. Текст заповедей Блаженства мы находим в двух Евангелиях:

  1. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
  2. Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
  3. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
  4. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
  5. Блаженны милостивые, ибо они будут помилованы.
  6. Блаженны чистые сердцем, ибо они увидят Бога.
  7. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
  8. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.
  9. Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Мф. 5:1-12).

Господь в этих заповедях говорит о том, каким должен стать человек, чтобы обрести полноту жизни. Блаженство – это совокупность тех качеств, которые делают человека счастливым, без всякого недостатка. Это радость, она неэмоциональна и сокровенна, но реальна настолько, насколько человек способен ее вместить – с ней христиане живут уже в этом мире, и они заберут ее с собой в вечность.

Трактование заповедей

Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.

Счастливы не считающие ничего своим и признающие, что все принадлежит Создателю, и он дает и забирает – у кого хочет. Счастливы способные смиряться – они знают высоту Бога и свое недостоинство перед Ним, не кичатся мнимыми заслугами, осознают немощь духа и бренность тела. Нищета духовная – это способность просить и получать просимое. Счастливы простые люди, как дети, нищие достоинством и высоким мнением о себе, многими заслугами не требующие к себе должного отношения: они думают о себе просто, стремятся помочь искренно, выслушают хотящих сказать с интересом, а не ради приличия. Они не осуждают и принимают все с радостью и верой.

Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

Счастливы плачущие о грехах – именно о них стоит плакать, чтобы приобрести покаянный дух, с которого начинается исправление жизни. Пока не будет навыка в этом плаче – о своих грехах, пороках и худой природе, — не будет деятельной жизни, которой хочет от нас Христос, сказавший через апостола, что «вера без дел мертва» (Иак.2:26).

Плач о грехах в церкви называют радостнотворным плачем – и это действительно так. Те, кто был на исповеди, ощутили это. Ведь именно после таинства Покаяния человеку прощаются грехи, и он становится способным услышать это благоухание радости, рождаемое от мирной совести и предчувствия бессмертия.

Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

Счастливы победившие гнев и заставившие его служить себе. Внутренний гнев необходим, если он настроен правильно: человек должен гневно отторгать от себя все то, что удаляет от Бога. Кроткие – это не те, кто никогда не гневается, это те, кто знает, когда гневаться нужно, а когда нет. Кроткие подражают Христу, ведь Он, когда увидел в храме непотребную торговлю, то взял кнут и разогнал торгующих, опрокинув столы с деньгами. Он ревновал о Доме Бога Своего и поступил правильно.

Кроткий человек не боится поступать правильно и проявлять разумный гнев, когда он защищает интересы ближнего или Божии. Кротость – это чувство глубокого самовоспитания, когда, в согласии с совестью и Божиими заповедями, своих врагов любишь.

Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.

Ищущие истину – найдут ее. Ищущих Бога Христос находит Сам – как Пастырь свою овечку. Счастливы неутомляемые в этом поиске, те, кого не устраивает только комфорт и достаток. Кто откликается на зов сердца и идет на поиски своего Спасителя. Награда этим людям велика.

Счастливы те, кто пуще воды и хлеба ищет своего спасения и знает свою нужду в этом. Счастливы те, то деланием добродетелей стремится познать Бога и помнит, что от собственных дел оправдаться невозможно.

Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.

Дела милосердия – прямой путь на небо. Согласно прямым словам Спасителя, помогая больным, нищим, страдающим, заключенным, странникам, нуждающимся – мы помогаем в их лице Самому Христу. Счастливы, кто научился отдавать себя ближним, чтобы приносить пользу и вселять в людей веру в добро.

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

Те, кто упражняется в искренности, доверии Богу, молитве приобретают чистосердечие. Это счастливые люди, свободные от злых мыслей, имеющие власть над своим телом и подчиняющие его духу. Только очищенное сердце видит вещи, как они есть, и способно правильно воспринимать Писание без подсказок.

Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.

Счастлив, кто примиряет человека с Богом. Кто личным примером показывает, что можно жить в ладу со своей совестью, с мирным устроением духа идти по жизни. Особую награду получит тот, кто примиряет враждующих, нечестивцев – обращая их к Богу. Господь наш Иисус Христос, Сын Божий, примирил Бога с людьми, соединил мир людей с миром Ангелов, которые дают теперь нам свое заступничество, охраняют нас – поступающий также будет наречен сыном Божиим.

Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.

Счастливы не боящиеся исповедовать Христа перед лицом опасности. Кто не отказывается от путей добра, убеждений, верности – когда его преследуют за это. Такие люди получают в награду бесчисленные богатства, которые невозможно потерять и испортить.

Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас.

Счастливы верные Христу до смерти. Они разделят со своим Богом Его Царство и будут царствовать вместе с Ним – именно это обещано всем мученикам и исповедникам за веру. Счастливы вы будете, когда будут на вас клеветать, обзывать, пытать, убивать за имя Христово. Вас ждет самая высокая награда, невыразимая и неисчерпаемая. Так сказал сам Творец неба и земли, наш Создатель. И у нас нет причин не доверять Ему – в этом высший смысл, так как сказано:

«Ибо всякий огнем осолится, и всякая жертва солью осолится» (Мк 9:49).

Соль – это благодатное слово, которое должно быть у христианина, чтобы он стал благоприятной жертвой для Господа. А огонь – это очистительное испытание страданиями за веру, которое должен пройти каждый христианин – ради подражания Христу.

Толкование заповедей Блаженства и вникание в их смысл способно изменить человека кардинально. Человеку под силу преодолеть природу и привычки, так как на этом пути наш Помощник – Сам Бог. Поделившись с нами Своими заповедями, Господь перечислил собственные качества. Качества Бога имеют нетварную природу и называются добродетелями. Эти добродетели – характер Бога, их призваны соблюдать христиане, чтобы стать похожими на Христа.

Толкования Священного Писания

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят

Что естественно чувствовать смотрящим с возвышенной какой вершины на какое либо обширное море; тоже самое потерпело мое разумение, как бы с вершины какой горы, от сего высокого изречения Господня простирая взор в неизъяснимую глубину мысли. Во многих приморских местах можно видеть полуусеченную гору с прибрежной стороны, от вершины до подошвы обрезанную по прямой черте, между тем как верхний ее край, склонившись с высоты, навис над бездной. Что естественно бывает с тем, кто, став на подобную стражбу, с большой высоты смотрит на море в глубине; так и у меня кружится теперь душа, приводимая в недоумение великим этим изречением Господа.

Блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят. Бог предлагается зрению очистивших сердце. Но, как говорит великий Иоанн, Бога никто же виде нигде же (Ин. 1:18). Подтверждаете же это и высокий разумением Павел, сказав: Его же никто же видел есть от человек ниже видите место (1 Тим. 6:16). Это гладкий и несекомый камень, не показывающий на себе никакого следа восхождения мыслей; о Нем и Моисей также утвердил, что намеревающемуся преподать учение о Боге Он недоступен; потому что разумение наше никак не может приблизиться к Нему, по причине решительного отрицания всякой возможности постигнуть Его. Ибо Моисей говорит: невозможно, чтобы узрел кто лице Господа, и жив был (Исх. 33:20). Но видеть Бога есть вечная жизнь, а сии столпы веры: Иоанн, Павел и Моисей признают сие невозможным! Видишь ли кружение, которым увлекается душа в глубину усматриваемого в слове? Если Бог — жизнь; кто не видит Его, тот не зрит и жизни. А что невозможно видеть Бога, свидетельствуют богоносные Пророки и Апостолы. На чем опереться человеческой надежде? Но Господь подкрепляет падающую надежду как поступил Он с Петром, подвергавшимся опасности утонуть, снова поставив его на твердую и не уступающую давлению ноги воду. Посему, если и к нам прострется рука Слова, и не твердо стоящих в глубине умозрений поставит на твердой мысли; то будем вне страха, крепко держась руководствующего нас Слова. Ибо сказано: блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят.

Посему обетование сие таково, что превосходить всякий предел блаженства. Ибо после такого блага пожелает ли кто чего другого, в том, что узрел, имея все? Потому что видеть, по обычному в Писании словоупотреблению, значит тоже, что иметь: например, словами: узриши благая Иерусалима (Пс. 127:6), Писание означает: найдешь. И в сказанном: да возмется нечестивый, да не видите славы Божией (Пс. 26:10), словом: не видит, Пророк выражает, что не причастится оной. Посему, кто зрит Бога, тот в сем зрении имеет уже все, что состоит в списке благ, некончаемую жизнь, вечное нетление, бессмертное блаженство, некончаемое царство, непрекращающееся веселье, истинный свет, духовную и сладостную пищу, неприступную славу, непрестанное радование и всякое благо. Посему так важно и обильно то, что обетованием сего блаженства предлагается упованию.

Но поелику, чтобы узреть Господа, наперед показан способ, именно же иметь для этого сердечную чистоту; то при сем снова изнемогает мое разумение; и эта сердечная чистота не есть ли для нас нечто невозможное, и не превышает ли нашего естества? Ибо если сим способом зрим бывает Бог, а Моисей и Павел не видели Бога, и утверждают, что и сами они, и другой кто, видеть не могут; то предлагаемое теперь словом о блаженстве, по-видимому, есть нечто невозможное. Посему, что нам пользы от познания, как узреть Бога, если при разумении нет вместе возможности? Сие подобно тому, как если бы кто назвал блаженным быть на небе; потому что там человек увидит не усматриваемое в этой жизни. Если бы указано было наперед в слове какое либо орудие для восхождения на небо; то полезно было бы слушателям дознать и то, что блаженно быть на небе. А как восхождение невозможно, какую пользу принесет знание о небесном блаженстве, огорчающее только дознавших, чего лишаемся, по невозможности восхождения?

Посему, ужели Господь повелевает то, что вне нашей природы, и превышает меру человеческих сил величием заповеди? Нет. Ибо не повелевает стать птицами тем, кого не оперил, и жить под водою тем, кому дал жизнь на суше. Посему если для всех иных закон сообразен с силами приемлющих и ничто не приневоливается к сверхъестественному; то, конечно, в следствие сего и это поймем так, что не безнадежно предуказуемое в блаженстве. Да и Иоанн, и Павел, и Моисей, и кто иной, если подобен им, не лишены сего высокого блаженства, — состоящего в зрении Бога, не лишены и тот, кто изрек: соблюдается мне венец правды, его же воздаст ми праведный Судия (2 Тим. 4:8), и тот, кто припадал к персям Иисусовым, и тот, кто слышал Божественный глас: вем тя, паче всех (Исх. 33:17). Посему, если о тех, которыми провозвещено, что постижение Бога выше сил, нет сомнения, что они блаженны, а блаженство состоять в том, чтобы зреть Бога, зрение же дается чистому сердцем; то значить, что не невозможна и чистота сердца, при которой можно соделаться блаженным.

Посему, как же можно сказать, что говорят истину согласно с Павлом утверждающие, будто бы постижение Бога выше наших сил, и им не противоречит Господне слово, обещающее, что при чистоте сердца зрим будет Бог? Мне кажется, чтобы обозрение предложенного происходило у нас в порядке, хорошо будет сначала предложить о сем краткое рассуждение. Естество Божие, само в себе, по своей сущности, выше всякого постигающего мышления, как недоступное примышлениям гадательным и не сближаемое с ними; и в людях не открыто еще никакой силы к постижению непостижимого, и не придумано никакого средства уразуметь неизъяснимое. Посему великий Апостол пути Божии именует неисследованными (Рим. 11:33), означая сим словом, что на оный путь, который ведет к познанию Божией сущности, не могут и восходить человеческие помыслы, так что на нем почти никем из прешедших жизнь сию прежде нас не оставлено никакого следа постигающим примышлением, который бы означался ведением того, что выше ведения. Но таковым будучи по естеству Тот, Кто выше всякого естества, Сей невидимый и неописуемый, в другом отношении бывает видим и постигается. Способов же такого уразумения много. Ибо, и по видимой во вселенной премудрости можно гадательно видеть Сотворшего все в премудрости. Как и в человеческих произведениях некоторым образом усматривается разумением творец выставляемого творения в дело свое вложивший искусство, усматривается же не естество художника, а только художническое знание, какое художник вложил в произведете; так и мы, взирая на красоту в творении, напечатлеваем в себе понятие не сущности, но премудрости премудро все Сотворившего. Если рассуждаем о причине нашей жизни, именно же, что не по необходимости, но по благому произволению, приступил Бог к сотворению человека, опять говорим, что и сим способом, узрели мы Бога, постигнув благость, а не сущность. Так и все прочее, что приводит нас к понятию лучшего и более возвышенного, подобно сему называем уразумением Бога, потому что каждая возвышенная мысль зрению нашему представляет Бога. Ибо и могущество, и чистота, и неизменяемость, и несоединяемость с противоположным!», и все сему подобное напечатлевает в душах представление некоего божественного и возвышенного понятия. Итак из сказанного открывается, что Господь истинен в Своем обетовании. говоря, что имеющие чистое сердце узрят Бога; и не лжет Павел, собственными своими словами утверждая, что никто не видел, и не может видеть Бога; ибо Невидимый по естеству делается видимым в действиях, усматриваемый в чем либо из того, что окрест Его.

Но смысл сказанного о блаженстве не ограничивается только тем, что по какому либо действию можно делать подобные заключения о действующем. Ибо и мудрым века сего доступно, может быть по устройству мира, постижение превысшей премудрости и силы. Но величие блаженства, кажется мне, иное преподает в совет способному сие принять, чтобы увидеть желаемое. Представившаяся же мне мысль объяснится примерами. В человеческой телесной жизни здоровье есть некое благо, но блаженно не то, чтобы знать только, что такое здоровье, но чтобы жить в здравии. Ибо если кто, слагая похвалу здоровью, приметь в себя доставляющую худые соки и вредную для здоровья пищу, то, угнетаемый недугами, какую пользу получит он от похвал здоровью? Посему так будем разуметь и предложенное слово, а именно, что Господь, не знать что либо о Боге, но иметь в себе Бога, называет блаженством, ибо блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят. Но не как зрелище какое, кажется мне. пред лице очистившему душевное око, предлагается Бог; напротив того высота сего изречения, может быть, представляет нам тоже, что открытее изложило Слово, другим сказав: царствие Божие внутрь вас есть (Лк. 17:12), чтобы научились мы из сего, что очистивший сердце свое от всякой твари и от страстного расположения, в собственной своей лепоте усматриваете образ Божия естества. И мне кажется, что в немногом, что изрекло, такой совет заключает Слово: все вы, о человеки, в ком только есть какое либо вожделение воззреть на истинно благое, когда слышите, что Божие велелепие превыше небес и слава Божия неизъяснима, и лепота неизглаголанна, и естество невместимо, не впадайте в безнадежность, будто бы невозможно увидеть желаемое. Ибо в тебе вместимая для тебя мера постижения Бога, Который так тебя создал, немедленно осуществив в естестве таковое благо; потому что в составе твоем отпечатлел подобия благ собственного Своего естества, как будто на каком воску напечатлел резные изображения. Но порок, смыв боговидные черты, бесполезным соделал благо, закрытое гнусными покровами. Посему, если рачительною жизнью опять смоешь нечистоту, налегшую на твоем сердце, то воссияет в тебе боговидная лепота. Как это бывает с железом, когда точильным камнем сведена с него ржавчина; недавно быв черным, при солнце мещет оно от себя какие-то лучи, и издает блеск: так и внутренний человек, которого Господь именует сердцем, когда очищена будет ржавчина нечистоты, появившаяся на его образе от дурной любви, снова восприимет на себя подобие первообраза, и будет добрым; потому что подобное добру, без сомнения, добро. Посему, кто видит себя, тот в себе видит и вожделеваемое; и таким образом чистый сердцем делается блажен, потому что, смотря на собственную чистоту, в этом образе усматривает первообраз. Ибо как те, которые видят солнце в зеркале, хотя не устремляют взора на самое небо, однако же усматривают солнцев сиянии зеркала не меньше тех, которые смотрят и на самый круг солнца; так и вы, говорит Господь, хотя не имеете сил усмотреть света, но, если возвратитесь к той благодати образа, какая сообщена была вам в начале, то в себе имеете искомое. Ибо чистота, бесстрастие, отчуждение от всякого зла есть Божество. Посему, ежели есть в тебе это, то, без сомнения, в тебе Бог, когда помысел твой чист от всякого порока, свободен от страстей и далек от всякого осквернения, ты блажен по своей острозрительности; потому что, очистившись, усмотрел незримое для не очистившихся, и отъяв вещественную мглу от душевных очей, в чистом небе сердца ясно видишь блаженное зрелище. Что же именно? Чистоту, святость, простоту и все подобные светоносные отблески Божия естества, в которых видим Бог.

А что сие действительно так, в том не сомневаемся на основании сказанного. Но чем слово наше затруднялось еще в начале, то остается при том же неудобстве. Если и все согласны, что тот, кто на небе, причастен небесных чудес, то, поелику и способ восхождения туда невозможен, согласие в этом никакой не приносит нам пользы: так несомненно и то, что, по очищении сердца, человек делается блаженным; но как ему очистить оное от оскверняющего, это почти совершенно равно восхождению на небо. Посему найдется ли какая либо Иаковлева лествица, какая либо огненная колесница, подобная вознесшей Пророка Илию на небо. на которой бы сердце наше, возвысившись до горних чудес, сложило с себя это земное бремя? Если кто представить в уме необходимые душевные страдания; то трудным и невозможным признает удаление от сопряженных с ним зол. Самое рождение наше начинается тотчас страданием, с страданием происходить возрастание, оканчивается жизнь страданием, и зло некоторым образом срастворяется с естеством чрез тех, которые первоначально допустили в себя страдание, преслушанием вселили в себя болезнь. Но как преемством принадлежащего каждому роду продолжается естество живых существ, так что по закону природы рожденное есть тоже с родившим: так и от человека раждается человек, от страстного страстный, от грешника грешник. Посему в раждающихся некоторым образом составляется грех, вместе и раждаемый, и возрастающий, и оканчивающейся пределом жизни Напротив того, что добродетель для нас неудобоприобретаема, что при тмочисленных потах и трудах со тщанием и изнурением едва преуспеваем в ней, сему научаемся из многих мест божественного Писания, слыша, что путь, идущий в царствие, тесен и узок; а вводящий порочною жизнью в пагубу широк, покат и утоптан. Однако же, что не вовсе невозможна и возвышенная жизнь, Писание подтвердило сие, в священных книгах представив нам чудесные деяния стольких мужей. Но поелику в обетовании видеть Бога заключается двоякий смысл, один познать естество всё превышающее, и другой — посредством чистоты сердца войти с Ним в единение: то первый род разумения, по слову святых, признается невозможным, другой же естеству человеческому в настоящем учении обещает Господь, сказав: блажени чистии сердцем: яко тии Бога узрят.

А как сделаться чистым, способы к этому можно тебе дознать из всякого почти евангельского учения. Ибо, переходя к последующим заповедям, найдешь ясное учение об очищении сердца. Господь, разделив порок на два вида, на видимый в делах и на составляющейся в мыслях, первый вид, то есть неправду, обнаруживаемую в делах, наказывал по ветхому закону, ныне же обратил внимание закона на другой вид греха, не дело худое наказывая, но промышляя, чтобы не полагалось ему и начала. Ибо изъять порок из самого произвола гораздо важнее, нежели сделать жизнь чуждою лукавых дел. Поелику порок многочастен и многообразен; то Господь в заповедях Своих каждому из запрещенных дел противопоставил особое врачевство. И как недуг гнева в продолжение всей жизни всего чаще и явнее постигает человека; то и начинает врачеванием преобладающего, узаконяя прежде всего негневливость. Научен ты, говорит, ветхим законом: не убий; а теперь научись удалять от души и гнев на соплеменника (Мф. 5:21-22); ибо Господь не запретил вовсе гнева, потому что иногда такое стремление души можно употреблять и на добро, но гневным когда либо быть на брата без всякой доброй цели — такое воспламенение угасил заповедью, сказав: всяк гневайся на брата своего всуе (22). Ибо присовокупление слова: всуе показывает, что и обнаружение раздражения часто бывает благовременно, когда страсть сия воскипает при наказании греха. Такого рода гнев был в Финеесе, как засвидетельствовало слово Писания, когда поражением беззаконнующих умилостивил негодование Бога, подвигнутое на весь народ. Потом Господь переходит к врачеванию грехов сластолюбия, и Своею заповедью исторгает из сердца неуместную похоть прелюбодейства. Так найдешь, что в последующем Господь исправляет все по порядку, постановляя законы против каждого вида пороков. Неправедным рукам запрещает распоряжаться самим, не дозволяя им мстить. Изгоняет страсть любостяжания, приказывая лишаемому одежды к тому, что отнимают, присовокупить и остальное. Врачует боязнь, повелев пренебрегать и смертью. И вообще найдешь, что в каждой заповеди, на подобие плуга режущее, слово из глубины сердца вырывает дурные корни, и тем очищает от произращения терний. Итак тем и другим оказывается благодеяние естеству, и тем, что заповедуется доброе, и тем, что предлагается нам учение о настоящем предмете. Если же, по твоему мнению, рачение о добром трудно, то сравни с противоположною жизнью; и найдешь, сколько труднее порок, если примешь во внимание не настоящее, но что будет после. Ибо кто услышал о геенне, тот уже не с трудом каким и усилием будет удаляться от греховных удовольствий; а напротив того и одного страха, овладевшего помыслами, достаточно ему, чтобы изгнать из себя страсти. Лучше же сказать, постигшим и то, что подразумевается в умолчанном, в пользу служит и то, что получают от сего сильнейшее пожелание. Ибо если блаженны чистые сердцем, то конечно жалки оскверненные умом, потому что видит лице сопротивника. И если в жизни добродетельной напечатлеваются черты самого Божества, то явно, что жизнь порочная делается образом и лицом противника. Но если Бог, по различным примышлениям, именуется всем, что представляем себе добром, светом, жизнью, нетлением, и что только есть подобного сему рода; то конечно, и на оборот всем этому противоположным именоваться будет изобретатель порока, и тьмою, и смертью, и тлением, и всем, что с сим однородно и сродственно.

Итак, дознав, из чего образуются в нас и порок и жизнь добродетельная, поелику, по свободе произволения. Дана нам власть на то и другое из этого, избежим диавольского образа, отринем это дурное олицетворение, восприимем же на себя образ Божий, соделаемся чистыми сердцем, чтобы стать блаженными, как скоро чистою жизнью вообразится в нас Божий образ, о Христе Иисусе, Господе нашем. Ему слава и держава во веки веков! Аминь.

О Блаженствах. Слово 6.

Присмотримся к нищим

Может, это не самое приятное занятие, но придется покопаться в психологии неимущего человека. Первая заповедь гласит: «Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное». Как же так? По словам Иисуса, людям, которые в этой жизни ничего не имеют, не создают, не производят, открыты райские врата. Вроде в этом есть некое противоречие, но только для современного, подверженного влиянию общества человека.

Иисус на нищего смотрел иначе. Тот, кто находится, так сказать, на дне, не имеет амбиций. Он готов принять любую помощь, лишь бы ее предложили. У этого человека нет гордости, присущей обычному человеку. Он не боится потерь. У него есть только жизнь. Этот человек считает себя столь незначимым, что не судит других.

Живет он простыми интересами. Сегодня есть хлеб и вода – хорошо. За это благодарит Господа. А если ничего нет, значит подождет, когда придет помощь от добрых людей. Нищий не возносит себя, не пытается встать над обществом. Этому человеку неведомы обычные волнения по поводу порчи имущества или проблем на работе. Его душа свободна от обременительных имущественных хлопот и переживаний.

Седьмая заповедь: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими»^

1. Блаженство и нищета духовная.

2. Смирение как христианская добродетель.

В книге пророка Иеремии сказано: «Вот наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды Новый Завет, не такой Завет, какой Я заключил с отцами их в тот день, когда взял их за руку, чтобы вывести их из земли Египетской…

Но… вложу закон Мой во внутренность их, и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом. И уже не будут учить друг друга, брат брата, и говорить: «познайте Господа», ибо все сами будут знать Меня, от малого до большого» (Иер. 31:31-34).

– Новый Завет будет начертан не на каменных скрижалях, а «в сердце человеческом». Заповеди его должны стать не внешним, но внутренним нравственным законом для тех, с кем Бог заключит его.

– Он будет относиться не только к Ветхозаветной Церкви – народу Израиля. Церковь Нового Завета станет Вселенской, ибо к Господу «придут народы от краёв земли» (Иер. 16:19).

Заповеди Ветхого Завета предписывают: «делай» или «не делай». Неукоснительное соблюдение их стимулировалось неотвратимостью наказания за нарушение и поощрением за соблюдение. Бог воспитывал избранный народ, как воспитывают детей. Апостол Павел не случайно назвал Ветхозаветный закон «детоводителем ко Христу» (Гал. 3:24).

Новый Завет, заключаемый между Богом и человеком, указывает не столько на то, что делает человек, сколько на то, каков он. Его заповеди, данные людям Иисусом Христом, обращены к внутреннему миру личности, требуют преображения «человека ветхого» – «раба Божия» («эвед Элохим»), в «человека нового» – «сына Божия» («бар Элохим»).

Сущность и цели этого преображения изложены Спасителем в Нагорной проповеди (Мф. 5-7 главы; Лк. 6:12-49). Первая часть ее содержит Заповеди блаженства, указывающие путь к спасению – победе над грехом и вечному счастью в Царствии Небесном.

Спаситель обращается к множеству людей, собравшихся, чтобы выслушать именно Его, понять суть Его учения. Начало любой проповеди должно содержать обращение к слушателям, привлечь их внимание ясными, знакомыми и понятными словами.

Это следует помнить, потому что при чтении Нагорной проповеди в современном переводе может возникнуть ощущение того, что Спаситель начинает изложение учения без традиционного обращения с приветствием к слушателям. Но это совсем не так!

Μακάριοι οἱ πτωχοὶ τω̨̃ πνεύματι ὅτι αὐτω̃ν ἐστιν ἡ βασιλεία τω̃ν οὐρανω̃ν.Блажени нищии духом, яко тех есть Царствие Небесное.Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.

Первые же слова ее стали впоследствии предметом множества толкований, часто весьма различных.

makarioi oi peinwntes kai diywntes thn dikaiosunhn oti autoi cortasqhsontai..(Макарии ги пинонтэс ки дипсонтэс тин дикэосинин, готи аути хортасфисонтэ) Блажени алчущии и жаждущии правды, яко тии насытятся. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. (Мф. 5:6)

1. Правда и праведность.

2. Жажда праведности.

3. Жить по правде.

«Блаженны алчущие и жаждущие правды» – обращается Спаситель к своим слушателям. О какой правде говорит Он? Чего алчет и жаждет душа блаженного человека?

1. То, что существует в действительности, соответствует реальному положению вещей – «сказать правду», «услышать правду» и т.п. В этом смысле «правда» воспринимается как синоним слова «истина». Она противопоставляется «кривде», лжи.

2. Справедливость – «искать правды», «стоять за правду» и т.п.

3. Правота (разг.) – «твоя правда» (в смысле «ты прав»).

4. Правосудие – справедливое решение дела, спора.

5. Свод юридических норм – «Русская правда», «Салическая правда» и т.п.

Для уяснения смысла заповеди следует помнить, что словом «правда» в Синодальном переводе передано древнееврейское «цедек», многократно встречающееся в Ветхом завете. В зависимости от контекста, оно может пониматься как справедливость, праведность, правосудие, ответственность, верность, честность, благодеяние, милость, милосердие, благотворительность… Совокупность этих добродетелей – «праведность». Вот почему Четверую заповедь блаженства иногда переводят как «Блаженны алчущие и жаждущие праведности, ибо они насытятся».

«Правда», «праведность» – это комплекс характеристик человека, который живет по правилам, данным свыше самим Создателем, правилам Царства Его. Именно об этом говорит Спаситель: «Ищите прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф 6,33).

Праведный человек, праведник на древнееврейском – цадик. Из Ветхого завета мы знаем, что единственным человеком, оставшимся праведным перед наступлением потопа, был Ной. Имя Мелхиседека (арамейск. «Малки-Цедек»), правителя Салема, которому поклонился Авраам, переводится как Царь праведности или правды.

Пророк Иезекииль так характеризует праведника: «Если кто праведен и творит суд и правду, на горах жертвенного не ест и к идолам дома Израилева не обращает глаз своих, жены ближнего своего не оскверняет и к своей жене во время очищения нечистот ее не приближается, никого не притесняет, должнику возвращает залог его, хищения не производит, хлеб свой дает голодному и нагого покрывает одеждою, в рост не отдает и лихвы не берет, от неправды удерживает руку свою, суд человеку с человеком производит правильный, поступает по заповедям Моим и соблюдает постановления Мои искренно: то он праведник, он непременно будет жив, говорит Господь Бог» (Иез. 18:5-9).

Слово «цадик» означает также «оправдывающий», «способствующий оправданию» других. Почему? Потому что праведность тесно связана с выполнением Закона, совокупности правил, установленных Богом. Праведник следует воле Творца, что делает его близким к Нему, дает возможность ходатайствовать в молитве за других людей.

Юридический – строгое соблюдение буквы Закона, заповедей Торы.

Нравственный – праведность поведения, сердца, ума, побуждений.

Социальный – справедливость в судах, честность в деловых операциях, благочестие в делах домашних, семейных.

В греческом тексте Нового завета в Четвертой заповеди блаженства древееврейское «цедек» передано как dikaiosunh (дикайосине). Корень этого слова – ди́ке (δίκη) – «право, справедливость, правда». В древнегреческой мифологии Дике – богиня Правды, понимаемой как закон мироустройства. Она постоянно находилась на Олимпе, наблюдая за соблюдением справедливости в мире людей и докладывая своему отцу Зевсу о всяком проявлении отступления от нее.

Понятие «дикайосине» – ключевое в этике Платона. Ему отведено центральное место в труде «Государство». Это одна из четырех основных человеческих добродетелей (передаваемая в русском переводе словом «справедливость»), наряду с мудростью (знанием), мужеством и рассудительностью. В отличие от Платона, Аристотель понимает под «дикайосине» всю совокупность человеческих добродетелей, она объемлет всякое добро.

Святитель Григорий Нисский толкует это понятие именно в таком смысле. Он считает, что дикайосине именуется всякий вид добродетели: «…именем правды, алчущих и жаждущих которой ублажает Слово, обещая им исполнение вожделеваемого, означается здесь всякая добродетель». Высшей христианской добродетелью, утверждает он, является любовь, которая и определяет сущность правды Божией и праведности христианской.

Святитель Иоанн Златоуст, как и ранее Платон, рассматривает дикайосине как одну из добродетелей. В «Толковании на Евангелие от Матфея. Беседа 15.» он пишет: «Вникни и в то, с какой силой Он выразил Свою заповедь! Он не сказал: блаженны те, которые ищут праведности, но – «блаженны алчущие и жаждущие праведности».

В тексте Библии слово дикайосине применяется как в отношении Бога, так и человека. По отношению к Богу оно означает абсолютную правоту. Бог полностью и всецело прав во всём, что Он делает. По отношению к людям слова «цедек» и «дикайосине» означают верность Завету с Богом, праведную жизнь, праведные поступки. В определенном смысле те, кто стремится жить правильно, по заповедям Божиим, могут называться «праведными».

Но человек, даже если прилагает все усилия, всё равно согрешает. В молитве царя Соломона говорится, что «нет человека, который не грешил бы» (3Цар. 8:46). Поскольку ничью жизнь нельзя назвать совершенной, человеческая «праведность» всегда относительна в сравнении с абсолютной праведностью Бога. Именно в таком смысле апостол Павел пишет: «Нет праведного ни одного» (Рим. 3:10).

Но далее апостол утверждает: «Поверил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность». Эта «вмененная праведность» есть результат не личных заслуг, но благодати и милости Божией. Поэтому не только Аврааму, но «вменится и нам, верующим в Того, Кто воскресил из мертвых Иисуса Христа, Господа нашего, Который предан за грехи наши и воскрес для оправдания нашего (Рим. 4:25-26)..

В Синодальном переводе греческое «дикайосине», которое в Новом завете встречается 34 раза, передается словами «правда» и «праведность», которые в современном русском языке не являются синонимами. Поэтому, например, если понимать «правду» четвертой заповеди как «истину», или противопоставлять ее лжи, то может возникнуть путаница в понятиях.

Сужает смысл четвертой заповеди сведение содержания слова «правда» лишь к юридическому аспекту. Такая опасность возможна через понимание славянского «правда», латинского «justitia» (юстиция, правосудие) и его производных лишь как свода правовых норм.

О духовности

Вы задумывались о том, в каком направлении развивается наше общество? Если в прошлые века люди считали ценностью в основном материальные блага, то теперь таланты стали дороже. Тот, кто умеет генерировать знания, передавать их другим, процветает. Им тоже Иисус говорил: «Блаженны нищие духом…» Фраза эта предназначена для того, чтобы гений не ценил свои способности превыше общения с Господом.

Наши умения и навыки есть капитал, нам внушают это с детства. В этом нет ничего дурного, если не использовать их во вред другим. Ведь Господь дарует способности, чтобы чада его усовершенствовали землю, развивали это пространство. Важно не испытывать гордости оттого, что ты умеешь и имеешь больше других.

Грех заключается в презрении к тем, кто обделен талантами. Это касается любых способностей, в том числе и духовных. Есть люди, обладающие невероятной мудростью, умеющие вести за собой других. Им приходится постоянно бороться с соблазном гордыни. Суметь сохранить веру в Господа – вот что значит “блаженны нищие духом”.

^ Вторая заповедь: «Блажени плачущие…» (Мф. 5:4)

«Когда же умягчится сердце, тогда легко совладать с ним; тогда оно готово бывает на все и становится гибким, что твой шелк; тогда что ни скажи ему – все сделает. Скажи ему: «плачь» – заплачет; скажи: «исповедуй грехи» – исповедует; скажи ему: «перестань грешить!» – оно ответит: «перестану, перестану».Святитель Феофан Затворник

1. Блаженный плач.

2. Умягчение сердца.

В православном богословии принято понимание заповедей блаженства как «духовной пирамиды», последовательно возводящей христианина в Царствие Небесное. Профессор Лопухин В.П. пишет в «Толковой Библии»: «Объясняя логически ход мыслей Спасителя в блаженствах, представляют дело так. Первоначально в человеке бывает сознание своей внутренней бедности, нищеты духа;

следствием этого бывает скорбь, которая происходит от сознания своей виновности и несовершенства; а отсюда появляется кротость и стремление к правде. По мере того, как это стремление удовлетворяется и человеку даруется прощение, в нем пробуждается милосердие и любовь к другим, он очищается от грехов и стремится сообщить мир, которого он сам достиг, другим».

«Не взошли мы еще на вершину горы… хотя и миновали уже два некие холма, блаженствами возведенные в блаженную нищету и высшую нищеты кротость, откуда слово ведет нас к большим еще возвышениям, и показывает между блаженствами третью по порядку возвышенность…: блажени плачущии: яко тии утешатся?

(Cвт. Григорий Нисский. О блаженствах).

Иное число заповедей блаженства и их порядок приведены также в Евангелии от Лк. (Лк. 6:20-22). Исходя из вышесказанного, отдельные богословы полагают, что Спаситель не указывал на определенную последовательность в нравственном самоусовершенствовании своих последователей, но «хотел просто перечислить свойства и характер людей, имевших сделаться гражданами учреждаемого Им Небесного Царства …» (Лопухин В.П. Толковая Библия.Евангелие от Матфея ).

^I. Блаженный плач

makarioi oi penqountes oti autoi paraklhqhsontai Блажени плачущии, яко тии утешатся Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

Μακάριοι οἱ πραεῖς, ὅτι αὐτοὶ κληρονομήσουσι τὴν γῆν (Макарии ги праис, готи аути клирономисусин тин гин)(Блажени кротцыи, яко тии наследят землю(Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. (Мф. 5:4)

1. Блаженная кротость.

2. Земля наследуемая.

3. Стяжание кротости.

Слово «кроткий» согласно различным толковым словарям русского языка означает: смиренный, смирный, покорный, незлобивый, незлобный, беззлобный, мягкий, «мухи не обидит»….

Как мы видим, по своему содержанию оно почти совпадает с понятием «смиренный», которым в русском языке охватывается содержание христианской добродетели, соответствующей Первой заповеди блаженства.

Близость понятий «кроткий» и «смиренный» связана с тем, что в древнееврейском языке этимологически близки слова анавим (мн. число отанав – кроткий, притеснённый, угнетённый, жалкий, бедный, нищий, уничиженный, смиренный), и аниим (мн. число от ани – угнетенный, уничиженный, бедный, нищий, страждущий, убогий, несчастный, смиренный, кроткий).

Как уже говорилось ранее, эти понятия, в греческом тексте Библии передаются, исходя из контекста, словами передаются, исходя из контекста, словами πτωχός (птокос), ταπεινός (тапейнос), πραΰς (праис), а также πένης (пенес или пенасе — человек, который вынужден зарабатывать свой дневной хлеб тяжким трудом, и кто неспособен сберечь что-либо на следующий день).

В греческом тексте Нагорной проповеди в Третьей заповеди блаженств использовано слово праис. В отношении к человеку оно означает – мягкий, вежливый, почтительный, терпеливый. Таким людям противоположны суровые (χαλεποί), раздраженные (πικροί), дикие (ἄγριοι).

Праис не есть проявление слабости, безвольности, малодушия, пассивности или безразличия. Святитель Иоанн Златоуст писал: «Кротость есть признак великой силы; но чтобы быть кротким, для этого нужно иметь благородную, мужественную и весьма высокую душу» («Беседы на деяния апостольские»).

Праис характеризует умение управлять собой, контролировать свои эмоции и действия, владеющий духом своим. Умение управлять своим духом и есть кротость. Не иметь над собою контроля – значит не быть кротким. В Книге Притч сказано: «Что город разрушенный, без стен, то человек, не владеющий духом своим» (25,28). Там же: «Долготерпеливый лучше храброго, и владеющий собою лучше завоевателя города» (16,32).

Исходя из такого понимания кротости, смысл третьей заповеди можно передать следующим образом: «Блажен человек, который контролирует каждое свое желание, каждый порыв, взрыв чувств» или «Блажен человек, который полностью владеет собой».

В учебнике «Закон Божий» протоиерея Серафима Слободского дано такое определение: «Кротость есть спокойнее, полное христианской любви, состояние духа человека, при котором человек никогда не раздражается и никогда не позволяет себе ропота, не только на Бога, но и на людей. Кроткие люди и сами не раздражаются и других людей не раздражают.

Христианская кротость выражается, главным образом, в терпеливом перенесении обид, причиняемых другими, и есть свойство противоположное гневу, злобе, самопревозношению и мстительности.

Кроткий человек всегда сожалеет о жестокости сердца обидевшего его человека; желает ему исправления; молится о нем и отдает его действия на суд Божий, внимая наставлению Апостола: «Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми. Не мстите за себя, возлюбленные, Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (Римл. 12:18-19)».

На наш взгляд, это определение христианской кротости можно несколько расширить, исходя из смысла, вкладываемого древними греками в словопраотес – кротость.

Великий античный философ Аристотель определял добродетели как среднее между крайностями. Крайность – противоположность, исключающая, вытесняющая, не допускающая другую противоположность. С одной стороны, Аристотель ставил крайний избыток, а с другой – крайний недостаток. Между ними добродетель – золотая середина (лат.

Аристотель определяет кротость («праотес»), как середину между сильным гневом и чрезмерной беззлобностью. Добродетелен тот, кто гневается, когда это уместно и никогда не гневается беспричинно. Не нужно сердиться и гневаться из-за оскорблений и обид, причиненных тебе лично. Но не следует оставаться безучастным, когда обиды причинены другим людям.

Вот как характеризует эту грань кротости святитель Иоанн Златоуст: «Когда мы, видя других оскорбленными, не защищаем их, а молчим, это – малодушие; когда же, сами получая оскорбления, терпим, это – кротость… Кроткий есть отец сирот, защитник вдовиц, покровитель бедности, помощник притесняемых, всегда защищающий справедливое» («Беседы на деяния апостольские»).

Протоиерей Игорь Прекуп пишет, что «именно это устойчиво-ровное состояние в радости и горе, сочетаемое с отзывчивостью и готовностью вступаться за оскорбляемых и беззащитных, и есть кротость в православном понимании, а иначе надо канонизировать Кота Леопольда».

Спаситель никогда не защищал Сам Себя, но когда Он увидел, как обесчестили храм Его Отца Небесного, Он взял бич и начал бить и выгонять всех из храма. Он обличал лицемеров, обвинял лживых лидеров Израиля, без страха предупреждал людей о грядущем Божьем суде.

У кротости (праотес) есть еще одна сторона, которую подчеркивали древние греки. Они всегда противопоставляли эту добродетель высокомерию, горделивости.

«Лучше смиряться духом с кроткими, нежели разделять добычу с гордыми» (Притчи, 11,19). Праотес – это подлинная скромность, в которой не осталось никакой гордыни.

Знаменитый римский ритор (учитель ораторского искусства) Марк Фабий Квинтилиан говорил: «Некоторые мои ученики, несомненно, стали бы отличными учеными, если бы не были столь убеждены в своей учености». Гордого человека трудно чему-то научить, ведь первый шаг к ученичеству – это осознание своего невежества.

И потому возможен и такой перевод третьей заповеди: «Блажен человек достаточно скромный, чтобы осознавать свое невежество». Он способен воспринимать христианское учение, как земля, готовая принять семя, брошенное сеятелем.

В толкованиях отцов и учителей Церкви кротость – наивысшее проявление подлинной силы духа человека. Это «скала, возвышающаяся над морем раздражительности, о которую разбиваются все волны, к ней приражающиеся: а сама она не колеблется» (преподобный Иоанн Лествичник. Лествица. Слово 24).

Святитель Иоанн Златоуст: свирепеющий «и собственного зла сдержать не может», а кроткий «удерживает и чужое; тот и самим собой владеть не может, а этот обуздывает и другого … Кроток тот, кто может переносить нанесенное ему самому оскорбление, но защищает несправедливо обиженных и сильно восстает против обижающих («Беседы на деяния апостольские»).

Преподобный Ефрем Сирин: «Кроткий, если и обижен, радуется, если и оскорблен, благодарит: гневных укрощает любовью; принимая на себя удары, остается тверд; во время ссоры спокоен, в подчинении веселится, не уязвляется гордыней, в уничижении радуется, заслугами не превозносится, не кичится, со всеми живет в тишине, всякому начальству покорен, на всякое дело готов, во всем заслуживает одобрения… О блаженное богатство – кротость!» («Слово о добродетели и пороках»).

Святитель Николай Сербский: «Кротость есть дочь смирения и внучка плача…

Кротость существовала и в ветхозаветные времена. Например, о Моисее говорится, что он был человек кротчайший изо всех людей на земле (Чис. 12:3). Точно так же говорится и о кротости праотца Иакова и царя Давида (помяни, Господи, Давида и всю кротость его). Но лишь от Христа кротость входит в число добродетелей, необходимых для возрастания души человека. Я сам кроток, сказал о Себе Сын Божий. А каков Он, таковы должны быть и Его последователи.

Что в жизни ценнее всего?

Возьмем среднестатистического человека, проживающего в русскоговорящем мире. Что он получает практически каждый день? Скажете, одни проблемы и неприятности, помноженные на негатив, распространяемый СМИ? А мы постараемся найти то, что вы, вероятно, перестали ценить:

  • воздух, который позволят жить;
  • поддерживающих и помогающих родителей;
  • пищу и кров;
  • работу, коли есть желание трудиться;
  • источник знаний, если он необходим;
  • здоровье;
  • поддержку друзей;
  • улыбки любимых;
  • возможность иметь детей.

Поверьте, перечислять можно до бесконечности. Но разве люди ценят эти дары? Они считают их естественными. И к чему это приводит?

Наверное, вопрос, вынесенный в подзаголовок, наивен. У каждого свои ценности. Это правда и ложь одновременно. Есть общечеловеческие ценности. Их довольно трудно опровергнуть полностью. Верующие считают, что самым важным является пребывание рядом с Господом. Поверьте, многие старались доказать обратное.

Получалось до тех пор, пока не происходила беда. И только пережив горе, человек осознавал, что поддержка Всевышнего – это самое главное, что у него есть. Ведь из души эту силу никто не вырвет. Она не зависит от правителей или СМИ, мнения друзей и врагов. Это данность, которую можно отвергать или принимать, но не оспаривать ее существование.

Последствия неблагодарности

Тоже не станем долго рассуждать. Приведем несколько цепочек, которые продемонстрируют логику, остальное додумайте сами:

  • Тот, кто имеет кров и доход, боится его потерять. Ему страшны грабители, войны, экономические кризисы и другое.
  • Здоровый человек с неприязнью думает о возможных недугах.
  • Имеющий родителей, семью, друзей страшится измены и смерти.
  • Работающий и реализующий свои таланты боится потерять место или шанс.

Этот список тоже можно продолжить до бесконечности. Мы взяли для примера только самые обычные вещи. Просто в следующий раз, когда задумаетесь, что означает «блаженны нищие духом», вспомните о дарах Господа. Есть люди, которым не повезло. У них нет или здоровья, или таланта, или мирного неба над головой. А все ли они ропщут?

Нужна ли эта истина современному человеку?

Предлагается опять вспомнить о смирении. Это настоящая мудрость, позволяющая посмотреть на себя со стороны, оценить реально недостатки и достоинства. А раз понимаете, в чем ваша ценность, умеете правильно выбрать поприще для приложения сил. Кроме того, человек, оценивающий себя адекватно, не испытывает проблем с общением, любит и получает взаимность. Он счастлив!

А вы говорите, что нужно стремиться к успешности любой ценой. Всегда помните, что блаженны нищие духом, то есть люди, превыше всего любящие своего Создателя. У них намного меньше страхов и конфликтов в душе. Есть тот, на кого можно опереться. И он никогда не предаст, не изменит, не станет манипулировать или обманывать. Он суть души человека.

Заповеди блаженства. Толкование

Вы говорите о Нагорной проповеди Иисуса Христа. Он начинает ее с заповедей блаженства.

Вот отрывок из моей книги «Возвращаясь к истокам христианского вероучения», где рассматривается слово «блаженный»:

«

Глагол ублажать в оригинале представлен греческим словом makarizo*, имеющим перевод «считать (называть) блаженным». Это слово образовано от makario*, обозначающего «блаженный, счастливый». Блаженным Библия называет счастливого человека, хотя у русскоязычных людей с этим словом связаны другие ассоциации:

«Блажен муж, боящийся Господа и крепко любящий заповеди Его» (Пс. 111:1).

«Блажен, кого Ты избрал и приблизил» (Пс. 64:5).

«Блажен человек, который снискал мудрость, и человек, который приобрел разум» (Прит. 3:13).

«Блаженны непорочные в пути, ходящие в законе Господнем» (Пс. 118:1).

«

Теперь рассмотрим саму Нагорную проповедь, которую Иисус начал с перечисления заповедей блаженства.

«Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное. Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю. Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное. ….» (Матф. 5:3-10)

! Счастливы нищие духом, потому что их есть Царство Небесное. За этой на первый взгляд непонятной фразой скрывается глубочайший смысл. «Сильным духом» называют уверенного в себе человека, который привык во всем полагаться (рассчитывать) на себя — свою силу, упорство, мастерство… Но Бог считает, что верующему нужно больше быть уверенным в Господе — доверять Ему… Также здесь Иисус говорит о том, что верующий должен искать в своей жизни ни своей воли, а смиренно искать воли Божьей!

Посмотрите, как зависимость от Господа воспевал псалмопевец:

«Не спасется царь множеством воинства; исполина не защитит великая сила. Ненадежен конь для спасения, не избавит великою силою своею. Вот, око Господне над боящимися Его и уповающими на милость Его, что Он душу их спасет от смерти и во время голода пропитает их. Душа наша уповает на Господа: Он — помощь наша и защита наша» (Пс. 32:16-20).

Апостол Петр писал:

«Cмиритесь под крепкую руку Божию … Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас» (1 Пет. 5:6,7).

Апостол Павел говорил, что ему Бог пояснил, что в немощи более проявляется сила Божья:

«Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи. И потому я гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами, чтобы обитала во мне сила Христова» (2 Кор. 12:9).

Таким образом, Иисус здесь учит, что нужно во всем больше возлагать надежды на Бога, чем на свою силу, то есть больше доверять Господу и искать Его воли в своей жизни.

! Счастливы плачущие, потому что они утешатся. Слово плачущие с оригинала может быть также переведено «быть в печали, сокрушаться, горевать». Иисус возвещал, что счастливы будут сострадательные люди, которые принимают чужую беду, как и свою, близко к сердцу. В Царствие Небесном они будут утешены. И конечно, здесь на земле Бог даст благословений неравнодушным. Некоторые комментаторы считают, что под плачущими Иисус мог подразумевать искренне раскаивающихся в своих грехах и ошибках людей. Глубокое покаяние несомненно угодно Богу, ведь оно влечет изменение характера, что является путем к Спасению.

! Счастливы кроткие, потому что они наследуют землю. — Здесь Иисус говорит о скромных, не наглых, не нахрапистых, не гордых людях. Они получат жизнь вечную на Новой Земле (О Новой Земле говорит книга Откровение 21-22 главы. Читайте об этом в моей книге в главе Рай или Царство небесное )

! Счастливы алчущие и жаждущие правды, потому что они насытятся. Здесь Господь поощряет желание искать и любить истину. Это касается и Божьей истины: то есть желания разбираться в учении Бога, вникать в Священное Писание. «Правдолюбы», будучи воскрешены после Второго Пришествия Христа, узнают всю истину.

! Счастливы милостивые, потому что они помилованы будут. Здесь Христос возвещает о любви и милости к людям. Далее в Нагорной проповеди Иисус призывал любить даже врагов. А саму любовь к людям Христос называл второй по важности заповедью после любви к Богу (см. Мф. 22:36-40). Любовь порождает милость, то есть прощение. О прощении также постоянно учил Иисус (см. Матф.6:14, Мар.11:25, Лук.6:37). То есть любящие и прощающие люди, будут также помилованы и прощены здесь на земле за свои ошибки и затем на Великом Суде.

! Счастливы чистые сердцем, потому что они Бога узрят. Здесь речь о духовной чистоте, то есть искренней доброте и незлобивости. Такие люди будут удостоены того, что унаследовав вечную жизнь, увидят Бога.

! Счастливы миротворцы, потому что они будут наречены сынами Божиими. Как уже было отмечено выше, Иисус учил любви к врагам и милосердному прощению даже приносящих обиды… Заповеди любви не совместимы с кровопролитиями и войнами. Продолжая дело Иисуса, апостолы также учили никогда не отвечать на зло злом, а только добром. Потому, что соблюдение и укрепление мира очень ценно в глазах Божьих. Поэтому миротворцев на небе назовут сынами Божьими…

! Счастливы изгнанные за правду, потому что их есть Царство Небесное. Из следующих ниже стихов 11-12 видно, что говорится здесь о тех, кому предстоит пострадать за правду — за твердость веры в Бога и Его Сына Иисуса Христа, верность Его заповедям… Им приготовлено место в Царствии Небесном (см. Ин. 14:1-3).

Как видите заповеди блаженства (счастья) очень даже актуальны и сегодня, если использовать правильный современный перевод Нагорной проповеди Иисуса Христа.

* В связи с тем, что не все программы и браузеры отображают греческий язык, греческие слова приведены на латинице.

Валерий Татаркин

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх