Помост

Вопросы веры

Что после января

КОГДА ВПЕРВЫЕ НАЧАЛИ ОТМЕЧАТЬ НОВЫЙ ГОД В РОССИИ?

Обычай отмечать Новый год в ночь с 31 декабря на 1 января появился в России при Петре I. До этого, с принятия христианства в 988 году, его отмечали 1 марта, а в 1492 году датой начала года закрепили 1 сентября. Тогда летоисчисление шло по византийской системе, «от сотворения мира» — то есть от 5508 года до нашей эры. В «первый день года» на соборной площади Московского Кремля проходила церемония «О начатии нового лета» и церковная служба «На летопровождение» при участии патриарха, царя, знати.
В конце декабря 1699 года Петр I издал именной указ № 1736 «О праздновании Нового года». Он ввел новую система исчисления — от Рождества Христова, и 7208 год «от сотворения мира» стал 1700 годом. А Новый год указ предписывал праздновать по образу и подобию европейских держав, которые впечатлили царя во время Великого посольства в зарубежные страны.
«А в знак того доброго начинания и нового столетнего века, в царствующем граде Москве после должного благодарения к Богу и молебного пения в церкви, и кому случится и в дому своем, по большим и проезжим знатным улицам, знатным людям, и у домов нарочитых духовного и мирского чину, перед вороты учинить некоторые украшения от древ и ветвей сосновых, елевых и можжевеловых, против образцов, каковы сделаны на Гостине дворе и у нижней аптеки, или кому как удобнее и пристойнее, смотря по месту и воротам, учинить возможно, а людям скудным комуждо хотя по древцу или ветви на вороты, или над хороминою своею поставить, и чтоб то поспело ныне будущего генваря к 1 числу сего года, а стоять тому украшению генваря по 7 день того ж 1700 года».
Указ «О праздновании Нового года», 1699 год
Так появилась традиция украшать дома и дворы еловыми и сосновыми ветками. Этот обычай царь перенял у иностранцев, которые жили в Немецкой слободе. Для немцев ель была символом вечной жизни, а у славян испокон веков хвойные ветки соотносились с погребальными обрядами, поэтому многим было сложно принять новые обычаи.
Также «в знак веселия» горожане должны были поздравлять друг друга с Новым годом, а с 1 по 7 января по ночам «огни зажигать из дров, или хворосту, или соломы», или наполненных ими смоляных бочек. Главное действие планировалось проводить на Красной площади: зажигать «огненные потехи», стрелять трижды из мушкетов, а напоследок «выпустить несколько ракет». Говоря современным языком, устраивать фейерверки и взрывать петарды.
Так праздник отошел от церковных традиций и стал светским. 1 января 1700 года в «царствующем граде Москве» царь лично открыл праздник запуском «ракеты». Колокольный звон смешался с пушечной пальбой, а улицы осветились иллюминацией.
После петровского правления массовые гулянья постепенно исчезали из новогодней традиции — масштабные празднества проводились в основном в дворянских и императорских домах. При Елизавете I, любившей роскошь, появилась традиция новогодних балов-маскарадов.
«15 тысяч придворных в роскошных костюмах и платьях прибыли в восьмом часу и танцевали под музыку двух оркестров до 7 часов утра; затем они перешли в зал, где были накрыты столы, на которых поставлено было великое множество пирамид с конфетами, а также холодное и горячее кушанье. Гостей поили разными водками и наилучшими виноградными винами, а также кофеем, шоколадом, чаем, оршадом и лимонадом».
«Петербургские ведомости», 2 января 1751 года
Во времена Екатерины II в новогоднюю традицию вошел обмен подарками и особенный праздничный стол. А в XIX веке появились и другие атрибуты праздника — шампанское, елочные украшения, открытки. В 1852 году в здании петербургского Екатерингофского вокзала — увеселительного павильона — установили первую публичную елку.
После революции в 1918 году большевики перешли на западный, григорианский календарь. Возникла разница между старым и новом стилем времяисчисления в 13 дней — так появился неофициальный праздник старый Новый год. Также они отменили празднование Нового года, посчитав, что это «контрреволюционный, проникнутый идеей буржуазного упадничества и поповского мракобесия» праздник. Вместо него ввели праздник «Красной вьюги» — день начала мировой революции. Только он не прижился: люди «подпольно» ставили елки и дарили детям подарки.
В 1935 году Новый год вернули — по инициативе партийного деятеля Павла Постышева. Спутниками веселья постепенно стали Дед Мороз и его внучка Снегурочка, мандарины и оливье, новогодние огоньки и бой курантов, торжественная речь руководителя страны и праздничные песни.

ИСТОРИЯ ПРАЗДНОВАНИЯ НОВОГО ГОДА В РОССИИ

Новый Год — самый любимый праздник в нашей стране! Выходные, веселье, встречи с друзьями, нарядные елки и запах хвои, звон бокалов с шампанским, мерцание огней…

Нововведения Петра I в празднование нового года

Традицию празднования Нового Года ввел в России Петр I, желая идти в ногу с западом, запретил праздновать новый год осенью, специальным указом перенеся праздник на 1 января.

В те времена Рождество Христово в России приходилось на 25 декабря (по Юлианскому календарю), и Новый Год праздновался уже после Рождества. Это означало, что 1 января не приходилось на рождественский пост, который в те времена строго соблюдался всеми, а значит, в праздник люди могли не ограничивать себя в еде и питье. Первый Новый год в России был шумно отмечен парадом и фейерверком в ночь с 31 декабря на 1 января 1700 года.

Столицей тогда была Москва, Петербург еще не был построен, поэтому все празднования проходили на Красной площади. Однако с нового 1704 года торжества были перенесены в северную столицу. Главным на новогоднем празднике в те времена было не застолье, а массовые гуляния. Петербургские маскарады устраивались на площади близ Петропавловской крепости, и Петр не только сам принимал в участие в народных гуляниях, но и обязывал к этому вельмож. Тех, кто не являлся на празднества под предлогом болезни, осматривали медики. Если причина оказывалась неубедительной, на провинившегося накладывали штраф: он на глазах у всех должен был выпить огромную чару водки.

После маскарада неумолимый царь зазывал к себе в императорский дворец узкий круг особо приближенных (человек 80 — 100). Двери обеденной залы по традиции запирали на ключ, чтобы никто раньше чем через 3 дня не пытался покинуть помещение. Такое соглашение действовало по настоянию Петра. Бражничали в эти дни безмерно: большинство гостей к третьему дню тихо сползали под лавку, не тревожа остальных. Выдерживали такое новогоднее застолье только самые крепкие.

Зимний Новый год в России прижился не сразу. Однако Петр был настойчив и безжалостно карал тех, кто пытался по старой традиции отмечать новый год 1 сентября. Он также строго следил, чтобы к 1 января дома вельмож и простолюдинов украшались еловыми, можжевельниковыми или сосновыми ветками. Ветви эти полагалось наряжать не игрушками, как сейчас, а фруктами, орехами, овощами и даже яйцами.

Причем, все эти продукты служили не просто украшением, но и символами: яблоки — символом плодородия, орехи — непостижимости божественного промысла, яйца — символом развивающейся жизни, гармонии и полного благополучия.

Со временем россияне привыкли к новому зимнему празднику. Вечер накануне нового года стали называть «щедрым». Обильный праздничный стол, по народному поверью, как бы обеспечивал благополучие на весь предстоящий год и считался залогом богатства семьи. Поэтому его стремились украсить всем тем, что хотели бы иметь в достатке в своём хозяйстве.

Императрица Елизавета I продолжила традицию празднования Нового года, начатую ее отцом. Предновогодние и новогодние торжества стали неотъемлемой частью дворцовых празднеств. Елизавета, большая любительница балов и увеселений, устраивала во дворце роскошные маскарады, на которые сама любила являться в мужском костюме. Но в отличие от разгульной петровской эпохи, в елизаветинские времена придворным торжествам и застольям была придана чинность.

При Екатерине II Новый год тоже отмечали с размахом, и получила широкое распространение традиция дарить новогодние подарки. Под Новый год в императорский дворец свозилось огромное количество различных подношений.

В начале XIX века в России стало популярно шампанское — напиток, без которого сегодня не обходится ни одно новогоднее застолье. Правда, сначала россияне восприняли игристые вина с подозрением: их называли «напитком дьявола» из-за вылетающей пробки и пенной струи из бутылки. По легенде, широкую популярность шампанское завоевало после победы над Наполеоном. В 1813 году, войдя в Реймс, русские войска на правах победителей опустошили винные погреба знаменитого дома «Мадам Клико». Однако госпожа Клико даже не пыталась остановить грабеж, мудро решив, что «убытки покроет Россия». Проницательная мадам, как в воду глядела: слава о качестве ее продукции разнеслась по всей России. Уже через три года, предприимчивая вдова получала из Российской империи больше заказов, чем у себя на родине.

К царствованию императора Николая I относится появление первой в России и Петербурге публичной новогодней елки. До этого, как уже было сказано, россияне украшали дом лишь хвойными ветками. Впрочем, для украшения годилось любое дерево: вишня, яблоня, береза. В середине 19 века наряжать стали уже только елки. Первая наряженная красавица засветилась огоньками в помещении в 1852 году. А к концу ХIХ века этот обычай стал уже привычным не только в русских городах, но и в деревнях.

В 60-е годы XIX века повар-француз Люсьен Оливье изобрел Салат «Оливье». Он был владельцем трактира «Эрмитаж», который в те времена находился на Трубной площади. По всем статьям это был не трактир, а самый высокоразрядный парижский ресторан. Главной достопримечательностью эрмитажной кухни сразу же стал салат «Оливье».

Способ приготовления салата Люсьен Оливье держал в тайне и с его смертью секрет рецепта считался утерянным. Тем не менее, основные ингридиенты были известны и в 1904 году рецептура приготовления салата была воспроизведена.

Вот его состав; 2 рябчика, телячий язык, четверть фунта паюсной икры, полфунта свежего салата, 25 штук отварных раков, полбанки пикулей, полбанки сои кабуль, два свежих огурца, четверть фунта каперсов, 5 яиц вкрутую.

Для соуса: майонез провансаль должен быть приготовлен на французском уксусе из 2 яиц и 1 фунта прованского (оливкового) масла, однако, по отзывам знатоков, это было не то. Но, попробуйте приготовить.

С Рождества в Петербурге начала ХХ века начинался сезон балов и праздничных гуляний. Для детей устраивались многочисленные елки с обязательными подарками, для народных развлечений строились ледяные дворца и горы, давались бесплатные спектакли. Самым торжественным моментом встречи Нового года был выход Высочайших особ в Зимнем.

По традиции Рождество Христово и Сочельник петербуржцы встречали дома, в кругу семьи. А вот в новогоднюю ночь заказывали столики в ресторанах или увеселительных заведениях. Ресторанов в то время в Петербурге было великое множество — на любой вкус и кошелек. Были ресторации аристократические: «Кюба» на Большой Морской улице, или «Медведь» на Большой Конюшенной. Более демократичный «Донон» собирал за своими столиками писателей, художников, ученых, выпускников Училища правоведения.

Столичный бомонд — люди искусства и литературы — устраивали свои вечера в фешенебельном «Контане», на Мойке. В программе вечера — лирический дивертисмент с участием лучших русских и иностранных артистов, виртуозный румынский оркестр; дамам бесплатно подносились цветы. Литературная молодежь обычным ресторанам предпочитала артистические кабаре. Самым колоритным из них была «Бродячая собака» на Михайловской площади.

Но наряду с такими ресторанами для интеллигентной публики существовали заведения совсем иного рода. Зимний кафешантан «Вилла Родэ», появился в Петербурге в 1908 году. На сцене выступали танцовщицы, хор цыган. Барышням и дамам из приличных семей посещать это заведение не рекомендовалось.

Новый год при советской власти. Смена календаря.

После революции, в 1918 году по ленинскому указу Россия перешла на Григорианский календарь, который к 20 столетию обогнал Юлианский на 13 дней. 1 февраля 1918 года было сразу объявлено 14-ым. Но Православная церковь этого перехода не приняла и объявила, что будет праздновать Рождество по прежнему Юлианскому календарю. С тех самых пор православное Рождество в России отмечается 7 января (25 декабря по старому стилю). В 1929 году произошла отмена Рождества. С ней отменялась и елка, которая называлась «поповским» обычаем. Был отменен Новый год. Бывшие праздники превратилось в обычные рабочие дни. Елка была признана «поповским» обычаем. «Только тот, кто друг попов, елку праздновать готов!» — писали детские журналы. Но во многих семьях Новый Год продолжали устраивать, хотя и делали это с большой осторожностью — елку ставили тайно, плотно занавесив окна. Вероятно, именно в те годы Новый год в России стали отмечать не маскарадами и плясками, а застольем. Ведь праздновать приходилось тайно, чтобы не разбудить соседей. Так продолжалось до 1935 года. Однако, в конце 1935 года в газете «Правда» появилась статья Павла Петровича Постышева «Давайте организуем к новому году детям хорошую елку!».

Общество, еще не забывшее красивый и светлый праздник, отреагировало достаточно быстро, и «высочайшая директива» изменилась.

Выяснилось, что Новый Год — это чудесный праздник, который может к тому же лишний раз свидетельствовать о достижениях страны Советов — в продаже появились елки и елочные украшения. Пионеры и комсомольцы взяли на себя организацию и проведение новогодних елок в школах, детских домах и клубах. 31 декабря 1935 года елка вновь вошла в дома наших соотечественников.

С 1936 года в Москве, устанавливается самая главная детская Елка России в Кремле.

А с 1947 года день 1 января снова стал «красным днём календаря», то есть нерабочим.

Танцы и маскарады были практически полностью исключены из новогодней программы: в тесных квартирах приходилось выбирать: либо стол, либо пляски. С появлением в советских семьях телевизоров стол победил окончательно. Главным действом в Новый год стало открытие бутылки «Советского шампанского» под бой кремлевских курантов.

На Новый год телевидение всегда готовило обширную развлекательную программу: особенно популярны были ежегодные «Голубые огоньки». Позже стали появляться специальные «новогодние» фильмы.

В 1991 году, с началом ельцинской эпохи, после почти 75 летнего перерыва, в России вновь стали праздновать Рождество Христово. 7 января было объявлено нерабочим днем: по телевизору показывали рождественские службы и объясняли россиянам, как следует проводить святой праздник.

Однако традиции встречи Рождества в России были уже утеряны. Несколько поколений советских людей, воспитанных в духе атеизма, не понимали ни сути, ни формы этого праздника. Впрочем, дополнительный выходной приняли с удовольствием. Возрождение празднования Православного Рождества в России в каком-то смысле поставило под угрозу многолетнюю «советскую» традицию встречи Нового года. 31-го декабря начинается последняя неделя перед Рождеством: по христианским канонам это время покаяния, воздержания и молитвы. И вдруг посреди строгого поста по сложившейся «светской» традиции накрываются самые пышные и самые вкусные столы. О каких «традициях празднования Рождества» может идти речь? Неизвестно как в будущем разрешится этот парадокс, возникший из-за нежелания русской церкви переходить на «новый стиль». Пока противостояние между светской и церковной традиции уверенно выигрывает Новый год, который уже много лет удерживает позицию любимого семейного праздника россиян.

История Нового года началась в марте

Автор Максим Кондратьев 02.01.2010 00:10

Традиция встречи Нового года — одна из самых древних и почитаемых в мире. Это время таинственное, как сказка, от которой взрослые и дети ждут чуда. Сегодня многие народы мира, и в том числе россияне, отмечают праздник 1 января. Но так было не всегда — дата встречи Нового года в нашей стране менялась по меньшей мере трижды.

Издревле Новый год на Руси отмечали 1 марта, когда приступали к весенним сельскохозяйственным работам. Эта традиция несколько пошатнулась в X веке, когда Русь приняла христианство, а вместе с новой религией — и юлианский календарь с римскими наименованиями месяцев, семидневной неделей и продолжительностью года в 365 дней. Вошло в употребление и византийское летоисчисление, где сотворение мира относилось к 5508 году до Рождества Христова. По новому для Руси календарю год должен был начинаться в сентябре.

Но со старинными традициями бороться очень непросто. Даже крестившись, русский народ упорно продолжал встречать Новый год по старинке — 1 марта, с началом весны. Отголоски обычаев того далекого, еще языческого праздника сохранились до сих пор в некоторых обрядах встречи Масленицы.

Шло время, и примерно к XII веку люди привыкли к новой вере и к осеннему Новому году. Но не забыли и старый, так что праздник стали отмечать дважды — сначала в марте, а потом в сентябре, причем сентябрьский проходил особенно торжественно и с размахом.

Встречали Новый год тогда так же, как и сегодня — ночью. В последний вечер уходящего года родственники и гости собирались за накрытым столом, вкушали лучшие яства и запивали их медовухой, бражкой или заморским вином — в зависимости от достатка хозяев. За разговорами о том, каким выдался провожаемый год, ждали полуночи. Ровно в двенадцать в тишине в городах гремели выстрелы вестовых пушек, возвещавшие о наступлении Нового года, а в церквях начинали звонить колокола. Люди обнимались, троекратно целовали друг друга, поздравляли, желали добра и мира. И начинался пир! Последний раз осенний Новый год был отпразднован 1 сентября 1698 года…

Как не свалиться под новогодний стол

Царь-реформатор Петр Первый, прорубив окно в Европу, отменил древнее летоисчисление от сотворения мира и постановил вести начало времен от Рождества Христова. Он как бы «перенес» Россию из года 7208-го в год 1699-й.

Именно с этого времени Новый год в нашей стране стали праздновать 1 января, правда, с отставанием на 14 дней от григорианского календаря. Указ Петра предписывал отмечать это событие особенно торжественно.

«А в знак того доброго начинания и нового столетнего века в веселии друг друга поздравлять с Новым годом… чинить стрельбу из небольших пушечек и ружей, и пускать ракеты, сколько у кого случиться, и зажигать огни», — было сказано в документе. В канун первого по новому летоисчислению года Петр I сам зажег на Красной площади ракету, дав тем самым сигнал к открытию праздника.

Главную и самую важную традицию Нового года — украшать дома живыми елками и елочными игрушками Петр перенял у протестантской Германии и насаждал ее весьма сурово, хотя издревле на Руси ель была непременным атрибутом траурных, погребальных ритуалов. Петр же на Новый год лично объезжал дома ближних стольников, и хозяина дома, в котором он не находил елки, приказывал нещадно бить батогами. А вот впервые засветилась огоньками наряженная лесная красавица в 1852 году в Санкт-Петербурге — в помещении Екатерининского (ныне Московского) вокзала.

Перед праздником было принято отдавать все долги, прощать все обиды, те, кто находился в ссоре, обязаны были помириться. Под Новый год выбрасывали из дома всю разбитую посуду, мыли зеркала. Карнавалы и карнавальные маски появились в России после 1721 года, когда впервые был устроен пышный маскарад — по случаю заключения мира со шведами. Впоследствии эту форму празднования перенесли и на новогодние торжества. Так продолжалось во времена царствования всех российских императоров.

Но грянула революция. В 1917 году большевики внесли очередную поправку в российский календарь, причем Новый год сначала вообще был отменен, как ненужный. Праздничные елки тоже были истреблены, как пережиток царских времен, но довольно скоро их «реабилитировали». В 1930 году в Кремле была устроена самая большая елка страны, положившая начало традиции проведения главных елок от имени руководителей государства. После отмены и возвращения праздника, а также корректировки календаря в России стали праздновать сразу два Новых года — по новому и старому стилю.

Начало традиционным телевизионным обращениям руководителей страны положил Леонид Брежнев, который обратился к народу перед новым 1976 годом. Соблюдается эта традиция и поныне. С праздником!

Самые важные новости дня читайте на главной странице

Год мартовский и год сентябрьский

И еще: год в старые времена не начинался с 1 января. Римский год первым месяцем имел март, что и подтверждается названиями месяцев, типа «сентябрь — седьмой». Византийский же, принятый православной церковью, начинался 1 сентября, так как, по расчетам восточных теологов, мир был создан 1 сентября.

А это означает: 1 января любого года от Р.Х. может приходиться на разные года от С.М. Для примера будем считать, что древний хроникер пользовался Византийской эрой. Пусть нас интересует 6000 г. от С.М. В пересчете на Р.Х. это должен быть 492 г. Так ли это? Оказывается, не обязательно. Что такое 1 января 6000 г. от С.М. по Византийской эре? Если новый 6000 г. начался 1 сентября 491 г., то 1 января придется на 492 г. А если 1 сентября 492 г.? Тогда 1 января 6000 г. будет относиться к 493 г. от Р.Х. То же самое — если новый год начинается в марте.

Так что, как видим, даже пользуясь одной и той же эрой, для пересчета дат с Сотворения Мира на Рождество Христово для разных месяцев необходимо вычитать разное число лет. Если мы имеем дело с мартовским годом по Византийской эре, начало которого следует за январским, то с марта по декабрь нужно вычитать 5508, а в январе-феврале — 5507. Если начало года предшествует январскому (такой год называется ультрамартовским), то март-декабрь — 5509, а январь-февраль — 5508.

Для сентябрьского года — аналогично. Правда, насколько я знаю, его начало в старых документах всегда предшествует 1 января. Так что с сентября по декабрь нужно вычитать 5509, а с января по август — 5508.

Таблица 2

Перевод дат с византийского летоисчисления на современное

Не будешь этого учитывать, можно промазать на год. Возьмем дату Куликовской битвы. В летописях указан год от Сотворения Мира — 6888. Что это означает в пересчете на Рождество Христово? Если летопись велась по мартовскому году, то сентябрь 6888 г. — это 1380 г., как и принято считать. Но если по ультрамартовскому или сентябрьскому? Тогда это получается сентябрь 1379 г.!

А ведь историки признают: на Руси использовались все стили. Причем до 1493 г. начало года чаще считалось в марте (но по какому из двух стилей?), хотя монахи, бывшие основными летописцами, вполне могли пользоваться и церковным сентябрьским.

Кстати, из-за этого в летописях действительно возникали нестыковки. Укажем на одну, поскольку она близка к нашей теме. Одно из главных действующих лиц русской истории конца XIV в., митрополит Киприан, умирая, оставляет завещание. Датировано оно 12 сентября 6915 г. В связи с чем смерть Киприана привычно относят к 1407 г. Но так ли это? В том же завещании имеется еще одно указание: в этот год был 15 индикт. Индикты — периоды в 15 лет, по которым средневековые историки исчисляли эпохи разных событий. И отсчитывалось начало индикта от 1 сентября. Стало быть, раз в день смерти Киприана шел 6915 г. от С.М. и был 15-й индикт, это соответствует сентябрьскому 6915 г. Или, что то же самое, сентябрю 1406 г.!

Но автор Троицкой летописи, похоже, в этом не сориентировался, и поставил сообщение о смерти митрополита под 6915 мартовским годом. Правда, тут мы точно утверждать не можем, поскольку Карамзин в своей выписке год от С.М. не указал, а написал перед цитатой, что относится она к 1407 г. Но есть Симеоновская летопись. Она, правда, после 6898 г. с Троицкой не полностью совпадет. Но все же на ее примере можно посмотреть, что произошло. Так вот в Симеоновской летописи в статье 6914 г. содержатся сведения о назначении Киприаном в начале сентября новых епископов. Там же говорится: «Тогда уже бе митрополит Кипрiанъ болен»{23}. А перед сообщением о его смерти 16 сентября стоит уже 6915 г. Но потом этот же 6915 г. повторяется второй раз, перед следующим сообщением о том, что Благовещение в него было в великую пятницу. По Пасхалиям это соответствует как раз 1407 г., в который Пасха была 27 марта.

Понятно, что летописец вставлял в свою хронику, написанную по мартовскому счету, сведения, взятые из церковного документа, использовавшего сентябрьский год. Но сам он в этом не разбирался. Просто механически перенес даты, в результате чего у него и получилось два 6915 года. Думаю, не будет большим нахальством предположить: писалось это далеко не сразу после кончины Киприана. А тогда, когда точной даты его смерти летописец уже не помнил, и ему было все равно, 16 сентября 1406 или 1407 г. Это так, побочное замечание к теме времени написания летописей.

В 1493 официально был установлен сентябрьский год, которым и пользовались до 1 января 1700 г. И в летописных документах, относящахся к XVI–XVII вв., мы видим, что та же Куликовская битва, произошедшая 8 сентября, датируется уже не 6888, а 6889 г{24}.

Так что, когда имеешь дело с конкретными событиями, даже ошибка в определении начала года может дорого стоить. Особенно, если сравниваешь даты из различных источников. Неправильно определил год — можно ошибиться с последовательностью событий, а стало быть, и с их трактовкой.

Как же все-таки разобраться со всем этим? Как определить: в какой все же год от Р.Х. произошло то или иное событие, если оно датировано по С.М.?

Самое удобное, если указано не только число, но и день недели. Ведь все знают: из-за того, что в году 365 дней, то есть, 52 недели и 1 день, каждый год день недели сдвигается на один вперед. То есть если в этом году какое-то число будет понедельником, то на следующий будет вторником, и т. д. Так как один год из четырех (тот, который делится без остатка на четыре) — високосный, то с 1 марта в нем дни недели сдвигаются не на один, а на два.

Значит, если дата приведена от Р.Х., и при этом с днем недели, можно посмотреть, на какой день приходится это число в текущем году. И, стало быть, соответствует ли приведенная дата реальности? А если нет, в каком году будет совпадение числа и дня недели?

Если же дата — от С.М., то наличие дня недели позволяет определить по какой эре и по какому началу года она приведена. Берем сначала Византийскую эру, вычитаем 5508 и смотрим, соответствует ли в полученном году число дню недели. Если нет, ищем ближайшее подходящее (или два ближайших, перед и после первоначальной даты). И смотрим, есть ли соответствие какой-нибудь эре. Если есть, и если такое соответствие в летописи относится не к одной дате, а к серии, стало быть, хроникер использовал данную дату Сотворения Мира.

То же самое — с определением начала года. Если даты с января по август соответствуют дням недели в одном году, а с сентября по декабрь — в предыдущем, значит, мы имеем дело с сентябрьским годом. Если совпадения есть для марта-декабря, а для января-февраля числа и дни недели стыкуются только в следующем, стало быть, год — мартовский. Если «попадание» — в январе-феврале, а с марта — разница в год, — то ультрамартовский.

Бывает еще циркамартовский. Это когда начало нового года — в марте, но не первого числа, а скорее — в первое весеннее полнолуние. Возможен еще вариант начала года 21 (Византийская «Пасхальная хроника») или 25 марта (Александрийская эра). В первом случае — с установленного церковью на Никейском соборе в 325 г. дня весеннего равноденствия. Во втором — со дня, в который день становится больше ночи.

Вот так удобно. Есть даже формулы для пересчета. В прекрасной работе Льва Черепнина «Русская хронология»{25} их приводятся целых три. В принципе результаты одинаковые, так что дадим здесь одну, формулу Перевощикова:

X = остатку от деления выражения на 7.

При этом X — порядковый номер искомого дня недели, считая первым днем воскресенье, N — цифровое обозначение интересующего нас года от Р.Х., Т — количество дней, прошедших с начала N-го года до указанного в источнике числа включительно.

Я, честно говоря, предпочитаю по-другому считать. Просто подсчитываю, сколько лет прошло между нынешним годом и тем, который меня интересует. Потом — сколько за это время было високосных лет. Складываю, делю на семь. Записываю остаток. После этого смотрю, на какой день недели приходится интересующее меня число в текущем году. Только при этом не забываю, что у нас календарь теперь — григорианский. Т. е. число сдвинулось вперед на 13. И отсчитываю назад столько дней, каков получившийся остаток. Результат тот же, что и по формуле. Просто нужно иметь с собой календарь. Зато не требуется высчитывать, каким по счету в году является интересующее меня число. По-моему, так проще.

Есть еще датирующие указания. Во-первых, это даты солнечных и лунных затмений и появлений комет. В летописях эти события, хотя и не всегда, но фиксируются. А астрономы давно вычислили, когда и где затмения и кометы должны были бы быть видны в прошлом. Астрономические даты даны по новой эре, так что можно проверить, какому же стилю и какой эре от С.М. они соответствуют.

Наконец, имеются указания на даты «от Пасхи». Как известно, Воскресение Христово — дата кочующая, поскольку привязана к воскресенью после первого новолуния за днем весеннего равноденствия. Вернее, не совсем так, поскольку церковь исходит не из истинного новолуния, а из рассчитанного. При этом днем равноденствия еще со времен Никейского собора 325 г. считается 21 марта. На самом деле реальное равноденствие, а стало быть, и первое после него новолуние, не совпадает с расчетным. Ведь даже григорианский календарь (а его и вводили-то для того, чтобы вернуть день равноденствия к той дате, на которой он был во время Никейского собора) не соответствует солнечному.

Воскресение Христово

Но как бы там ни было, а по упоминанию о Пасхе, а также связанных с нею праздниках (Вербное воскресенье, Вознесение, Троица) и неделях Великого поста или послепасхальных, можно определить: в каком году происходило то или иное событие. Чтобы читатель мог сам повторить расчеты, приведу модернизированную таблицу Пасхалий (дней Пасхи) из упоминавшейся выше книги Черепнина, а также правила пользования ей.

Таблица 3

Определение Пасхи (по кругу солнца и кругу луны)

Круг солнца данного года — это порядковое место, занимаемое тем или иным годом в пределах какого-то незаконченного цикла солнца. Чтобы понять, что такое солнечный цикл, вернемся к дням недели. Напомним: каждый год одно и то же число сдвигается на один день недели вперед, а в високосный — на два. Ученые и монахи давно подметили: каждые 28 лет порядок следования одних и тех же чисел месяцев по дням недели повторяется. Вот этот 28-летний цикл и назвали циклом солнца. Стало быть, чтобы вычислить, какой был в интересующем нас году круг солнца, нужно взять дату от С.М. и поделить ее на 28. Остаток от деления и будет этим самым кругом.

Аналогично — с кругом луны. Каждые 19 лет наблюдается повторение лунных фаз в одни и те же дни солнечного календаря. Это происходит потому, что 19 солнечных лет содержат в себе 235 полных лунных месяцев. Следовательно, через 19-летний период луна как бы завершает свой круг и возвращается к исходной точке солнечного календаря. Для определения круга луны нужно дату от С.М. поделить на 19 и взять остаток.

То же самое для круга солнца. Круг солнца 5508 года равен 20 (5508: 28 = 196 полных циклов солнца + 20 в остатке). Поэтому к интересующему нас году от Р.Х., в целях установления его круга солнца, предварительно надо прибавить цифру 20 и уже над полученной суммой производить соответственные арифметические действия, указанные выше для дат византийской эры.

Значит, чтобы определить дату Пасхи по приведенной выше таблице, необходимо поделить дату от С.М. на 28. Остаток укажет столбец, которым нужно пользоваться. Поделив дату на 19, находим круг луны. Его ищем в строках. На пересечении строки и столбца и будет дата Пасхи в интересующем нас году.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Почему Новый год начинается 1 января, или Когда пить шампанское?

Стран­ный за­го­ло­вок, – хмыкнет про се­бя чи­та­тель. – Долж­но быть, ав­тор за­мет­ки уже за­го­дя празд­ну­ет Но­вый год и по­то­му пу­та­ет дни. Ко­неч­но же – се­го­дня но­чью (с 31 де­каб­ря на 1 ян­ва­ря), и это зна­ет каж­дый ре­бе­нок! По­сле празд­нич­но­го по­здрав­ле­ния Пре­зи­ден­та уда­ры кремлёв­ских ку­ран­тов воз­ве­стят на­ступ­ле­ние уже семнадцатого го­да тре­тье­го ты­ся­че­ле­тия от Рож­де­ства Хри­сто­ва. Вре­мя быст­ро ле­тит! Как го­во­ри­ли рим­ляне, tempus edax – «вре­мя про­жор­ли­во». Мы звон­ко «чок­нем­ся», по­здра­вим друг дру­га и по­же­ла­ем в но­вом го­ду вся­че­ско­го бла­го­по­лу­чия.

Нет, нет, я пре­бы­ваю в здра­вом рас­суд­ке, а ин­три­га за­го­лов­ка свя­за­на с мо­и­ми про­фес­сио­наль­ны­ми ин­те­ре­са­ми.

Дей­стви­тель­но, на­ча­ло но­во­го го­да у нас, се­ве­рян, проч­но ас­со­ци­и­ру­ет­ся с на­ряд­ной ёл­кой и ян­вар­ски­ми мо­ро­за­ми. Это так. Тем не ме­нее, празд­ну­е­мый на­ми Но­вый год по ян­вар­ско­му сти­лю во­шел в рос­сий­ский граж­дан­ский оби­ход срав­ни­тель­но недав­но – в 1699 го­ду. (Под «сти­лем» ле­то­счис­ле­ния в дан­ном слу­чае под­ра­зу­ме­ва­ет­ся опре­де­ле­ние на­ча­ла го­да.)

В древ­но­сти су­ще­ство­ва­ли раз­лич­ные спо­со­бы опре­де­ле­ния на­ча­ла Но­во­го го­да, и точ­ка от­счё­та бы­ла для всех зри­мой и по­нят­ной. В ос­нов­ном эти точ­ки от­счё­та рас­пре­де­ля­лись по двум важ­ней­шим сель­ско­хо­зяй­ствен­ным пе­ри­о­дам – ве­сен­не­му и осен­не­му. «На­ро­ды древ­но­сти ча­сто при­ни­ма­ли во вни­ма­ние толь­ко пе­ри­од зем­ле­дель­че­ских ра­бот и пре­не­бре­га­ли осталь­ным вре­ме­нем есте­ствен­но­го го­да», – спра­вед­ли­во за­ме­ча­ет ав­тор из­вест­ной ра­бо­ты (Би­кер­ман Эли­ас. Хро­но­ло­гия древ­не­го ми­ра. М., 1975, с. 40).

Для на­ших пред­ков наи­боль­шее зна­че­ние име­ли два ви­зан­тий­ских сти­ля: сен­тябрь­ский, с точ­кой от­сче­та эры («эпо­хой эры») 1 сен­тяб­ря 5509 го­да до Р. Х., и мар­тов­ский, с точ­кой от­счё­та 1 мар­та 5508 го­да до Р. Х. Эта по­пуляр­ная мар­тов­ская эра на­зы­ва­ет­ся «кон­стан­ти­но­поль­ской» и «древ­не­рус­ской». В свою оче­редь, мар­тов­ский год де­лит­ся на два ос­нов­ных ви­да: ес­ли мар­тов­ский год на­чи­на­ет­ся на пол­го­да поз­же «ви­зан­тий­ско­го» (1 сен­тяб­ря), его на­зы­ва­ют про­сто «мар­тов­ским», ес­ли же на­чи­на­ет­ся на пол­го­да рань­ше – «уль­тра­мар­тов­ским» (от лат. ultra – «по ту сто­ро­ну»). (Су­ще­ству­ют и иные ва­ри­ан­ты мар­тов­ско­го го­да, на­при­мер, на­чи­нать его со дня ве­сен­не­го рав­но­ден­ствия, 21-го мар­та. Но не бу­дем боль­ше ло­мать го­ло­ву по­дроб­но­стя­ми!). До на­ча­ла XII ве­ка пре­об­ла­дал мар­тов­ский стиль, а в XII–XIII ве­ках ши­ро­ко ис­поль­зо­вать­ся уль­тра­мар­тов­ский. Мар­тов­ский стиль ис­поль­зо­вал­ся у нас до 1492 го­да, ко­гда в при­каз­ном по­ряд­ке пе­ре­шли толь­ко на сен­тябрь­ский стиль, по ко­то­ро­му Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь жи­вёт до сих пор. До это­го на­ши ле­то­пис­цы сво­бод­но ис­поль­зо­ва­ли все сти­ли, по­это­му пе­ре­вод их да­ти­ро­вок на совре­мен­ный «ка­лен­дар­ный язык» – за­ча­стую по­чти нераз­ре­ши­мая го­ло­во­лом­ка. На эту те­му на­пи­са­но нема­ло се­рьёз­ных ис­сле­до­ва­ний.

В стра­нах сред­не­ве­ко­вой Ев­ро­пы так­же ис­поль­зо­ва­лись раз­лич­ные ка­лен­дар­ные сти­ли, при­чём, как в раз­лич­ное, так и в од­но и то же вре­мя, что ста­вит пе­ред ис­сле­до­ва­те­ля­ми до­пол­ни­тель­ные про­бле­мы.

Так, счёт дней в го­ду от празд­ни­ка Рож­де­ства Хри­сто­ва (25 де­каб­ря) вёл­ся в Ри­ме с IV ве­ка (это ведь рим­ский по про­ис­хож­де­нию празд­ник, при­ня­тый Во­сто­ком да­ле­ко не сра­зу, о чём мне уже при­хо­ди­лось пи­сать). Во Фран­ции рож­де­ствен­ский стиль ис­поль­зо­вал­ся с VIII и до кон­ца X ве­ка, в Гер­ма­нии – с IX ве­ка, но в мас­шта­бах всей стра­ны на­ча­ло но­во­го го­да бы­ло пе­ре­не­се­но здесь на 25 де­каб­ря в 1310 го­ду.

На­ча­ло но­во­го го­да с 1 мар­та, ис­поль­зо­вав­ше­е­ся ещё с до­хри­сти­ан­ских вре­мён, по­сте­пен­но рас­про­стра­ни­лось на мно­гие стра­ны Ев­ро­пы: с VI ве­ка мар­тов­ский стиль упо­треб­ля­ли во Фран­ции, Ве­не­ции и в ря­де дру­гих го­су­дарств.

Очень по­пуля­рен был в Ев­ро­пе так на­зы­ва­е­мый «бла­го­ве­щен­ский стиль» (от «Во­пло­ще­ния Гос­по­да»), – то есть Но­вый год на­чи­нал­ся со дня это­го празд­ни­ка (с 25-го мар­та). В кон­сер­ва­тив­ной «доб­рой ста­рой» Ан­глии, на­при­мер, он ис­поль­зо­вал­ся вплоть до 1753 го­да. Его так­же упо­треб­ля­ли во Фло­рен­ции и Пи­зе, а так­же во Фран­ции в IX–X ве­ках, по­сле че­го за­ме­ни­ли «пас­халь­ным сти­лем»: на­ча­ло го­да в нём – с «пред­пас­халь­ной суб­бо­ты». В XIV ве­ке пас­халь­ный стиль ши­ро­ко ис­поль­зо­вал­ся и во мно­гих го­ро­дах Гер­ма­нии. А вот в юж­ной ча­сти Ита­лии (на­при­мер, в Неа­по­ле) ещё с ви­зан­тий­ских вре­мён на­ча­ло го­да от­счи­ты­ва­ли от 1 сен­тяб­ря.

На­ча­ло го­да с 1 ян­ва­ря от­ме­ча­ет­ся в до­ку­мен­тах Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии с XIII–XIV ве­ков, в Ис­па­нии – с 1556 го­да, в Да­нии и Шве­ции – с 1559 го­да, во Фран­ции – с 1563 го­да, в Ни­дер­лан­дах – с 1575 го­да, в Шот­лан­дии – с 1600 го­да, в Гер­ма­нии – с 1691 го­да, в Ве­не­ции – с 1797 го­да. В до­ку­мен­тах Пап­ской кан­це­ля­рии на­ча­ло го­да сов­ме­ще­но с 1 ян­ва­ря на­чи­ная с 1691 го­да (ра­нее здесь ис­поль­зо­ва­ли как бла­го­ве­щен­ский, так и рож­де­ствен­ский сти­ли). Как ви­дим, и в Ев­ро­пе ян­вар­ский стиль утвер­дил­ся до­ста­точ­но позд­но.

Сори­ен­ти­ро­вать­ся ис­то­ри­ку в этом ха­о­се сти­лей бы­ло бы прак­ти­че­ски невоз­мож­но, ес­ли бы ав­то­ры до­ку­мен­тов не ука­зы­ва­ли до­пол­ни­тель­ных эле­мен­тов да­ти­ров­ки – ин­дик­тов, вру­це­лет, кру­гов Солн­ца и «зо­ло­тых чи­сел».

Ко­гда-то в Древ­нем Ри­ме но­вый год встре­ча­ли в мар­те, на что ука­зы­ва­ет и са­мо на­зва­ние ухо­дя­ще­го ме­ся­ца: децембер (в пе­ре­во­де с ла­тин­ско­го – «де­ся­тый»!) – ар­ха­изм, дав­но уже не со­от­вет­ству­ю­щий его ре­аль­но­му ме­сту в ка­лен­да­ре. Но мы так при­вык­ли к по­доб­ным ис­то­ри­че­ским несу­раз­но­стям, что про­сто их не за­ме­ча­ем.

Впро­чем, уже со 153 го­да до н. э. до­це­за­рев­ский рим­ский ка­лен­дар­ный год на­чи­нал­ся с 1 ян­ва­ря, по­сколь­ку с это­го дня всту­па­ли в долж­ность рим­ские кон­су­лы («ме­ня­лась власть»!). Так, в ка­лен­да­ре из го­ро­да Пре­не­сты 1 ян­ва­ря от­ме­ча­ет­ся: «Annus novus incipit quia eo die magistratus ineunt, Но­вый год на­чи­на­ет­ся (в этот день), по­то­му что в этот день ма­ги­стра­ты всту­па­ют в долж­ность». В 46 го­ду до н. э. зна­ме­ни­тый рим­ский пол­ко­во­дец, вер­хов­ный жрец и пи­са­тель Гай Юлий Це­зарь ввёл свой но­вый ка­лен­дарь («юли­ан­ский») и окон­ча­тель­но утвер­дил на­ча­ло го­да с 1 ян­ва­ря (ка­лен­дарь Це­за­ря «за­ра­бо­тал» с 1 ян­ва­ря 45 го­да до н. э.). Имен­но при Це­за­ре под вли­я­ни­ем аст­ро­ло­гии празд­ник Но­во­го го­да при­об­рёл са­мо­сто­я­тель­ное зна­че­ние вре­менной от­мет­ки на­ча­ла го­да и, та­ким об­ра­зом, по­ло­жил на­ча­ло на­ше­му граж­дан­ско­му го­ду и на­шим но­во­год­ним празд­ни­кам.

Но­вый год по это­му «по­ли­ти­че­ско­му» ян­вар­ско­му сти­лю (од­новре­мен­но с эрой от Рож­де­ства Хри­сто­ва) ввёл у нас в де­каб­ре 1699 го­да ре­фор­ма­тор Петр Ве­ли­кий. При этом он счи­тал, что «бу­ду­ще­го ген­ва­ря с 1 чис­ла на­ста­ет» не толь­ко «но­вый 1700 год», но «куп­но и но­вый сто­лет­ний век». (Эту ошиб­ку на на­ших гла­зах по­вто­ри­ли мно­гие 31 де­каб­ря 1999 го­да, на год рань­ше от­празд­но­вав «мил­ле­ни­ум».) К со­жа­ле­нию, ему не уда­лось од­новре­мен­но вве­сти и гри­го­ри­ан­ский ка­лен­дарь, ко­то­рый был при­нят в Рос­сии лишь в 1918 го­ду, – но толь­ко для граж­дан­ско­го упо­треб­ле­ния. По­мест­ный Со­бор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 1917–1918 го­дов хо­тел, но, по при­чине пре­кра­ще­ния сво­ей ра­бо­ты в усло­ви­ях «крас­но­го тер­ро­ра», не успел утвер­дить аст­ро­но­ми­че­ски точ­ный гри­го­ри­ан­ский ка­лен­дарь. По­это­му мы сих пор жи­вем по двум ка­лен­да­рям, при­чем, Рос­сий­ское го­су­дар­ство (и бо­лее 90% всех хри­сти­ан в ми­ре, в том чис­ле и пра­во­слав­ных!) – по «хри­сти­ан­ско­му» гри­го­ри­ан­ско­му ка­лен­да­рю, а Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь – всё ещё по «язы­че­ско­му» ка­лен­да­рю Юлия Це­за­ря (ко­то­рый мно­гие по­че­му-то счи­та­ют «су­гу­бо пра­во­слав­ным»), от­ста­ю­ще­му в XX и XXI ве­ках от аст­ро­но­ми­че­ско­го вре­ме­ни на 13 дней. (Ин­те­рес­но, что бы ска­зал на это сам Це­зарь?) По­это­му се­го­дня в цер­ков­ном ка­лен­да­ре ещё толь­ко 18 де­каб­ря, и «Ста­рый но­вый год» на­сту­пит лишь в ночь с 13/14 ян­ва­ря.

В ка­нун но­во­год­них празд­ни­ков лю­ди ча­сто спра­ши­ва­ют: по­че­му во всем ми­ре (и у нас так бы­ло рань­ше) Рож­де­ство пред­ше­ству­ет Но­во­му го­ду, а у нас – на­обо­рот, и празд­нич­ные транс­па­ран­ты по­здрав­ля­ют рос­си­ян «С НОВЫМ ГОДОМ» (круп­ным шриф­том) и «Рож­де­ством» (бо­лее мел­ким). По­лу­ча­ет­ся, что Рож­де­ство у нас од­но – 7 ян­ва­ря (хо­тя ста­рые и совре­мен­ные бо­го­слу­жеб­ные кни­ги зна­ют лишь Рож­де­ство 25 де­каб­ря, а «Рус­ско­го Рож­де­ства 7 ян­ва­ря» в них во­все нет!), а вот «Но­во­му го­ду» яв­но по­вез­ло – он празд­ну­ет­ся два­жды. Но при этом в на­ших хра­мах «все­рьез» (а не ли­це­мер­но) слу­жат но­во­год­ний мо­ле­бен ве­че­ром 31 де­каб­ря! По­че­му же то­гда иг­но­ри­ру­ет­ся пред­ше­ству­ю­щее ему Рож­де­ство в его за­кон­ную да­ту, 25 де­каб­ря, уста­нов­лен­ную Хри­сти­ан­ской Цер­ко­вью обя­за­тель­ной для всех ещё в IV ве­ке? Нор­маль­ные лю­ди стра­да­ют от этой раз­дво­ен­но­сти.

Впро­чем, о ка­лен­дар­ных гри­ма­сах мы ещё бу­дем го­во­рить. А сей­час хо­чу по­же­лать всем счаст­ли­во­го Но­во­го го­да. Бу­дем на­де­ять­ся, что он станет «ме­нее ин­те­рес­ным» для ис­то­ри­ков в от­ри­ца­тель­ном смыс­ле (го­тов по­сту­пить­ся про­фес­сио­наль­ны­ми ин­те­ре­са­ми!) – пусть про­изой­дёт в нём мень­ше тра­ге­дий и по­тря­се­ний!

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

При­ме­ча­ния

Мож­но пред­по­ло­жить, что Пётр I со­хра­нил юли­ан­ский ка­лен­дарь и не ввёл гри­го­ри­ан­ский, вос­при­ни­ма­е­мый на­род­ным со­зна­ни­ем как «ка­то­ли­че­ский», в ка­че­стве уступ­ки Рус­ской Церк­ви, ко­то­рую он и так кар­ди­наль­но ре­фор­ми­ро­вал – фак­ти­че­ски «обез­гла­вил». По­сколь­ку до 1 мар­та 1700 го­да раз­ни­ца меж­ду дву­мя ка­лен­дар­ны­ми си­сте­ма­ми со­став­ля­ла 10 дней, то этот пер­вый в Рос­сии ян­вар­ский Но­вый год по юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю при­шёл­ся на 11 ян­ва­ря по гри­го­ри­ан­ско­му. В XX–XXI ве­ках этот «Ста­рый но­вый год» (ка­жет­ся, толь­ко у нас есть празд­ник с та­ким «про­ти­во­ре­чи­вым» на­зва­ни­ем и смыс­лом) при­хо­дит­ся на 14 ян­ва­ря; в XXII ве­ке бу­дет при­хо­дить­ся уже на 15 ян­ва­ря (Рож­де­ство – на 8 ян­ва­ря), и т. д.

Ли­те­ра­ту­ра

Бо­ло­тов В. В. Лек­ции по ис­то­рии Древ­ней Церк­ви. Т. I. Вве­де­ние в цер­ков­ную ис­то­рию. СПб., 1907; Кли­ми­шин И. А. Ка­лен­дарь и хро­но­ло­гия. М., 1985; Ку­ли­ков С. Ка­лен­дар­ная шпар­гал­ка для ве­ру­ю­щих и неве­ру­ю­щих, лю­би­те­лей ис­то­рии, жур­на­ли­стов и пре­зи­ден­тов. М., 1996; Ру­бан Ю. От Рож­де­ства до Сре­те­ния. Празд­ни­ки рож­де­ствен­ско­го цик­ла / На­уч­ный ред. проф. ар­хим. Иан­ну­а­рий (Ив­ли­ев). СПб.: Ко­ло, 2015.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх