Помост

Вопросы веры

Что такое милосердие?

милосердие

Смотреть что такое «милосердие» в других словарях:

  • МИЛОСЕРДИЕ — МИЛОСЕРДИЕ сострадательное, доброжелательное, заботливое, любовное отношение к другому человеку; противоположно равнодушию, жестокосердию, злонамеренности, враждебности, насилию. В европейской христианской культуре идея милосердия… … Философская энциклопедия

  • Милосердие — Милосердие ♦ Charité Бескорыстная любовь к ближнему. Милосердие – вещь весьма полезная, ибо далеко не всякий ближний способен вызвать в нас бескорыстный интерес. Поскольку к ближнему мы по определению относим любого человека без… … Философский словарь Спонвиля

  • милосердие — божье милосердие.. Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.: Русские словари, 1999. милосердие сострадание, сердобольность, сострадательность, жалость, сердоболие Словарь русских синонимов … Словарь синонимов

  • милосердие — (милосердие) незаслуженные доброта и сострадание А. Человеческое милосердие 1. Заповедь быть милосердным милосерден Господь: Лк 6:36 призыв к милосердию: Рим 12:8; Иуд 22 милосердие важнее, чем жертва: Ос 6:6; Мих 6:6–8; Мф 9:13 2. Выражение… … Библия: Тематический словарь

  • Милосердие — (христианство) христианская добродетель Милосердие см. Благотворительность Caritas Romana («милосердие по римски») … Википедия

  • МИЛОСЕРДИЕ — МИЛОСЕРДИЕ, милосердия, мн. нет, ср. (книжн.). Готовность из сострадания оказать помощь тому, кто в ней нуждается. Проявлять милосердие. Взывать к милосердию. ❖ Сестра милосердия, брат милосердия см. сестра, брат. Толковый словарь Ушакова. Д.Н.… … Толковый словарь Ушакова

  • МИЛОСЕРДИЕ — МИЛОСЕРДИЕ, готовность помочь кому нибудь, проявить снисхождение к кому нибудь из сострадания, человеколюбия, сердечного участия, деятельная помощь кому нибудь, вызванная этими чувствами … Современная энциклопедия

  • МИЛОСЕРДИЕ — сострадательная любовь, сердечное участие в жизни немощных и нуждающихся (больных, раненых, престарелых и др.); деятельное проявление милосердия различного рода помощь, благотворительность и т. п … Большой Энциклопедический словарь

  • МИЛОСЕРДИЕ — МИЛОСЕРДИЕ, я, ср. Готовность помочь кому н. или простить кого н. из сострадания, человеколюбия. Проявить м. Взывать к чьему н. милосердию. Общество «М.». Действовать без милосердия (жестоко). • Сестра милосердия женщина, ухаживающая за больными … Толковый словарь Ожегова

  • МИЛОСЕРДИЕ — англ. charity; нем. Barmherzigkeit. 1. Деятельное сострадание и конкретно выраженная доброта по отношению к нуждающимся, обездоленным. 2. Одна из дарованных свыше добродетелей во всех мировых религиях, способствующая преодолению греховности и… … Энциклопедия социологии

  • Милосердие — сострадательная любовь, сердечное участие в жизни немощных и нуждающихся (больных, раненых, престарелых и др.); деятельное проявление милосердия различного рода помощь, благотворительность и т. п. Политическая наука: Словарь справочник. сост.… … Политология. Словарь.

Милосердие

Милосердие – это черта личности, проявляющаяся во внутренней готовности помочь, простить, посочувствовать, не преследуя собственных интересов, а руководствуясь исключительно бескорыстными побуждениями. Проявление милосердия присутствует как в благотворительности материальной, так и в духовных дарах, таких как поддержка или понимание заранее порицаемых поступков человека.

Данная черта доступна не каждому в её действенных проявлениях, особенно с развитием технологической части мира, когда все время в виртуальном пространстве и нельзя на собственном опыте прочувствовать беду другого. Она всегда требует отодвинуть не только собственные проблемы и переживания, но также и выделить время, чтобы подарить его другому. Понятие милосердие включает в себя обязательно действенное проявление высказанных переживаний, также может выражаться только в поступках, но редко выражается только в словесной форме.

Что это такое

Разбираясь, что такое милосердие и как отличить его от других духовно одобряемых качеств важно отметить не только желание человека помочь или эмпатийно посочувствовать, но также отсутствие внутренней критики к тому, кому оказывается помощь. Т.е. тот, кто действует из данных побуждений, не будет одновременно поучать или критиковать другого, указывать на его ошибки или показывать правильный путь. Тут скорее заранее работает ощущение, что нуждающийся человек невиновен, раскаялся или совершил что-то не по злому умыслу, а вообще оценка отсутствует как таковая.

В милосердии всегда присутствует жертва, т.е. когда человек даёт немного денег нищему, при этом имея миллионы, то это не милосердие, а вот тот же самый поступок от того, кто считает копейки, чтобы выжить можно отнести к милосердному. Там где много свободного времени и его некуда потратить, и эта личность выбирает участие в благотворительных акциях, есть только желание себя развлечь, безусловно направленное на благое дело. Совершенно иначе обстоит ситуация там, где человек едет помогать в приют после двенадцати часов собственной работы, жертвуя нормальным сном, обедом и отдыхом. Стремление помочь, превосходящее собственные нужны, сила духа понять, что хоть и сам нуждаешься, но можешь и из этого состояния помогать другим – это истинное проявление милосердия.

Но никогда милосердие не является соседством глупости, когда таким человеком будут помыкать – это умение предоставить возможность и стать рядом с тем, у кого трудности в их решении, это попытка показать другие пути и научить, если об этом попросят. Когда другой только пользуется помощью, а её все продолжают оказывать, то скорее речь может идти о созависимых отношениях, где один служит моральным или материальным «донором», а на деле там нет помощи, поскольку в ней никто и не нуждается, а требуется только постоянное вливание энергии.

Отсутствует при проявлении милосердия не только материальная выгода, но прежде всего моральная, проявляющаяся в желании получить благодарность или хвалу от других. В нём нет эгоизма, который может проявляться в совершении благих дел ради собственной репутации, подкармливания эго или раздувания личной важности. Но оно всегда несёт спокойствие и благость собственной душе того, кто поступает милосердно, т.к. у него просто нет моральной возможности поступить иначе. Также тот, кто милосерден, получает уникальную возможность меньше гневаться, ведь нет осуждения другого и представления, как тот должен себя вести. Это принятие мира таким, какой он есть, с негативными моментами и личной возможностью их исправить. Чем больше таких проявлений, тем проще становится общение на любом уровне, тем легче складываются отношения, а в итоге человек получает помощь, не ожидая её. Это очень важный момент, что всё равно получит именно потому, что помогает другим не ради собственной выгоды. А тот, кто делает добро, надеясь, что в любой ситуации ему все ринутся на выручку чаще всего остаётся один, потому что в самом начале побуждения была корысть.

Милосердие не является врождённой чертой и приобретается только в социуме, причём определённой направленности, где с раннего возраста человеку прививается доброжелательность, снисхождение, бескорыстие и стремление помогать ближнему. В любой группе присутствует стремление к взаимопомощи, даже у животных, но там оно продиктовано биологической необходимостью держаться вместе, что помогает стае выжить. В таких вариантах, если особь совершает проступок, то может быть наказана или изгнана, милосердие же может действовать в ущерб другим, против инстинкта самосохранения, но ради блага другого.

В целом данная черта считается положительной и духовной, но может порицаться другими членами общества в тех ситуациях, когда, по их мнению, оступившийся, не заслуживает помощи или поддержки. Оно может объясняться глупостью или наивностью, незаслуженным уважением или недальновидностью, но в любом из этих вариантов отсутствует гуманное отношение к окружающим, а присутствует только страх и погоня за собственной безопасностью или выгодой.

В религиозных конфессиях различного уровня проявление милосердия считается одной из духовных практик, показывающих не только любовь к конкретному человеку, но к божеству через заботу о его творении. Именно поэтому в верующей среде такие поступки самоотречения всегда воспринимаются благосклонно, а в наиболее ярких вариантах даже канонизируются.

Проблема милосердия

Милосердие вызывает всё больше споров, когда речь заходит о его влиянии на глобальное развитие общества. Те, кто придерживается духовной направленности, независимо от веры или её отсутствия, говорят о том, что именно такие черты сохраняют что-то человеческое и дают всем людям шанс. Это своеобразный маркер того, с чем мы все отличаемся от животных, и чем больше милосердия в человеке, тем больше он приближён к духовному миру, где возможны трансформации сознания.

Но существует и ряд особенностей, например проблема милосердия по отношению к преступникам, когда человеческая душа раздваивается в своих порывах. Наказывать – немилосердно, такая прерогатива отдана только высшему разуму и собственной совести человека, но, к сожалению, любая система (а социум является именно системой) требует строгого соблюдения правил для её общего существования. Одним из способов заставить соблюдать такие правила является именно наказание, наиболее ярко проявляющееся в системе судового законодательства.

Этот и другие вопросы можно решить не только чётким установлением правил и их слепым соблюдением, но руководствуясь принципом отношения к другим с позиции, как бы хотелось, чтобы поступали с самим человеком. Это применяется в действенном мире, когда наблюдая раскаяние или то, что человек исправляется, ему дают амнистию. Это же присутствует, когда родители наказывают ребёнка, но не для проявления жестокости, а с заботой о нём и вовремя чувствуют, когда необходимо остановиться, пока такая забота не стала причиной серьёзной травматизации психической сферы личности.

Исключить милосердие ради справедливости не представляется возможным, поскольку именно оно даёт возможность построения гуманного мира и гармоничных отношений на индивидуальном уровне. Это та черта, которая поможет самому человеку в трудную минуту, потому что все оступаются или совершают нелицеприятные поступки по незнанию или преднамеренно, потом раскаявшись.

Исключительная справедливость без участия сердца, любви, снисхождения всегда приравнивается к жестокости, т.к. то, что объяснимо логикой не всегда является таковым с позиции чувствования. Кроме того, что помощь и возможность развития получает нуждающийся, ему также предоставляется возможность относиться к другим милосердно, почувствовав на собственном опыте, как это важно. Таким образом, гуманная стратегия поведения может распространяться среди людей, минимизируя количество применения силы, гнева, войн и прочих негативных и изматывающих проявлений для психики. Принцип личной выгоды оказывается работающим только в первое время, пока не наступают отдалённые последствия, когда отдаляются люди, исчезает доверие и возвращается справедливость, лишённая сочувствия.

Понимая необходимость таких поступков, многие пытаются выражать ложное милосердие, оказывая помощь более похожую на откуп. Когда проще выслать денег, чем приехать к человеку, нуждающемуся не столько в лечении, сколько в общении или когда кормят голодных животных излишками собственных продуктов, а не в ситуации собственной нехватки. Милосердие не должно проявляться именно через собственные страдания, но проблема современности в погоне за духовностью и мнимым её наличием – все стремятся её демонстрировать ради поощрения или принятия в кругах, кому-то это льстит, а кто-то делает из чувства долга. Это также является не проблемой милосердия не как категории, но как способа его проявления, возможности искренности и настоящего участия души.

Примеры милосердия

Абстрактное описание качества человеческой личности не всегда доступно пониманию без приведённых жизненных примеров. Примерами со стороны веры могут быть случаи наставления на путь истинный, не только в контексте соблюдения предписаний или почитания богов, а избавляя от невежества и заблуждений. Порой простой разговор, объясняющий, как что происходит в этом мире, помогал людям значительно больше, чем наказания и стандартные призывы верить в высшие силы. Священники, которые позволяли себе гнев, но из благих побуждений и общались с грешниками из сочувствия и милосердия, как с неразумными детьми, продолжая помогать и наставлять их, несмотря на ошибки, являются примером бескорыстной заботы.

Похожие вещи случаются и за рамками конфессий, когда какое-либо человеческое непонимание устранялось добрым уроком, собственным примером или просвещением. Так родители учат детей, обычные прохожие, оказывая услугу, показывают, что есть доброта, а учителя, преподнося новые знания, устраняют возможность совершения ошибок по незнанию.

Многое в милосердии обучения и наставления направлено не на помощь, когда ситуация уже требует спасения, а когда ещё можно предотвратить тяжёлые времена.

Милосердие проявляется в словах утешения тех, кто пребывает в отчаянии или кому больно от произошедших событий – это возможность найти правильные слова, помогающие человеку отыскать силы вернуть веру. Это вера в собственные силы упавшего, в его возможность встать с колен и продолжить путь без лишней помощи и костылей. Так не инвалидизируют травмированных, и они начинают бороться за развитие своих возможностей, так дают надежду потерявшим близких и они начинают действовать ради главных идей.

Внутренняя работа является милосердием. Когда кого-то прощают за обиды искренне, иногда про себя, даже не говоря это в лицо, или когда молятся за человека, совершившего зло или находящегося в сложной ситуации. Это те моменты, когда вообще никто кроме самого милосердного не знает, что происходит у него внутри, но это меняет дальнейшее взаимодействие. Но милосердие это не только нужные слова или внутренняя работа, это также поступки или не совершение некоторых. К недеяниям относится умение не отвечать злом на зло, а наоборот видеть причину такого поведения (часто люди агрессивны из-за собственной боли, обижают, потому что сами обижены). Чем меньше будет грубого ответа на грубость, тем меньше этого становится на земле.

К милосердным действиям относится практическая помощь там, где это необходимо. Можно накормить голодного вместо того, чтобы жертвовать ему деньги (возможно, их просят на алкоголь) или дать воды жаждущему. Простые вещи, поддерживающие жизненные функции являются основополагающими. Когда человек помнит о бездомных и отдает им свою одежду, а не выкидывает или когда отдает то, что еще носил бы сам, но понимание, что имеет две пары рубашек, заставляет отдать одну нуждающемуся.

Дать приют путешествующему, или подвезти голосующего на трассе, посетить больного, заключенного, ограниченного в передвижении – это все важнее, чем многотысячные пожертвования в благотворительные фонды, поскольку касаются непосредственной ситуации и конкретных людей.

Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Значение слова милостивый

вий вил вилт вилы виолы вис вист витол витос витый вмо вмс воис вой войт вол вос вот воты втм вто вылом вымо вымол выси выстой иво ивс ийолит или илий илим илистый илот илоты илым ими имо иов иол иолит иот исо истм истмо истмол исто истый ито йитс йом йот лив ливы лимит лимиты лио лис лисий лист листов лит литий лито литой литы литый лов лой лом лосий лост лот лоти лотси мвл мийо мил милий мило милов милы милый мио мис мисти мито мои мой мол моли моси мослы мост мосты мот мотив мотивы мсто мтс мыло мыс мысли мыт мыто ови овист овисты овсы овы овый оли олии олим олимы олт олым осв осил ослы осмий ост осы осым отлив отмыв отс свои свой сив сии сило силой силом силы сим символ символы сими симов сити сито слив слитый слой слом сми смит смолы смыв сов сови совы сойти сол соли сом сомит сомиты сомы сот соти соты сотый ствол стило сто стол стыл сый сым сыто тви твои твой тив тиво тийо тимо тимол тиолы тис тисо тли тло тмол той тол том томы тыл тым мисо мти итий итис йост мит солимы мит ивот тим илс ств тиси истмий мво вистл тос солы свм исм тоси лоси мосли отис сили итс мили лойт имст митос ист миси слот милито свл стой мто милос вит илов лиси тило сли ило имос ойс томс отил овил слим смо стил мив всо сой мос иос тилос тил вои милис омс всм йол ломы солт свт сийи свиты осмии илис ити лысов омли мисты симит стио млит моисты ливо тсл омит витолс млот мсв вим твс оми оти йосими томи мтв стм втс отв сийли твил ист соймы тоиси тисий симо лтв влист моти сои имис силим исыл мый вом соим лоим отмс тий омыт свит имитос войм тови воим волим тлос вито мыслов омл толи лвм моты вли лимо тисио свилы миси литис тойси оливы мии влс тлиси лисов мов сиот мотли силий стив тои лим вмсо сво сти оити олив тии мст лыс имв милой солым митов лойс сытов лос иис истли осим стом вти вио лови тисов тылой тийи ивто йоли смолий омии омс тсо тисли мойсил тов литос вли мылов итоми йыл йыл йос литов силов сил олы выло йти лити мити мливо молити ситий смолити йолым йотым толым имот сыт тый олти сыв молив итим лым ийт мыст влом иты ыйм осми мосы сий ойм мисол тимсол лысто отыс ойым илм лыст имло лыт мити мовли мыст сит смил сыт тио тосим тыв иси ийсим исли олий оситл мисли смолый йиты омсты олс ловы омилит тыв тый ысмил мойыл ойлы ойыс сиым сойыл тойым толы илми миис йист иим тиим лийи тыли тиол ийс имит исил йит мий тымол стыло выл лисы мист стим лый отсыл йив слыв мыв омыв стыв остыв смолив солив ослив мыслив тлив мылив омылив смылив отылив толмив ломив сломив томив тмив слоив стоив слотив мстив сытив ивтыл

Милосердие как путь к радости

Милосердный самарянин

В евангельском описании Страшного суда (см.: Мф. 25: 31–46) содержится очень важная истина: оправдание или осуждение совершается по принципу нашего отношения к людям, а именно: были ли мы милостивы к другим. Проявив участие или, напротив, безучастность к страждущему человеку – а каждый страждущий несет в себе образ Божий, – мы тем самым выстраиваем свое внутреннее отношение к Богу: «так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25: 40).

Евангелие, таким образом, однозначно свидетельствует: кто видит нуждающихся и не делает всего зависящего от него для оказания помощи, тот сам лишает себя надежды на благодатное общение со Христом. «Кто пропускает случай сделать добро, – поясняет преподобный Никодим Святогорец, – тот не только лишается плода от добра, но и оскорбляет Бога. Бог посылает к нему нуждающегося, а он говорит: “Приходи после”. Хотя он говорит человеку, но это все равно что Богу, пославшему его. Бог найдет другого доброго человека, а отказавший ответит за себя».

Милосердие – это самое простое, в чем мы можем стать подобными Богу. «Будьте милосерды, как и Отец ваш милосерд» (Лк. 6: 36). Не все способны стяжать продолжительную внимательную молитву, выдерживать полностью по Уставу посты, обрести глубочайшее смирение или кротость, иметь рассудительное отношение к жизни или уж тем более взойти к вершинам обожения. А милосердие к ближним доступно всем.

Вместе с тем, когда мы говорим о милосердии, важно помнить, что слово «милость» означает не просто поступок, а особое душевное расположение. Милость – это сопереживание и сострадание, сердечная жажда помочь нуждающемуся. Для милостивого каждый страдающий – родной и близкий. Более того, при подлинном милосердии человек отдает свое другому и радуется.

В Прологе повествуется, как в одном монастыре с древних лет был соблюдаем следующий благочестивый обычай. Каждый год в Великий четверг из всех окрестных мест в обитель приходили убогие, вдовицы, сироты и брали из общего имущества иноков по установленной мере пшеницы, небольшое количество вина и меда и по пяти медных монет. Так что светлое Христово Воскресение они проводили без нужды и в радости.

Однажды сделался неурожай, и цена на хлеб чрезвычайно возвысилась. Хотя братия имели съестных припасов довольно, они подумали, что подаяния жертвователей на время неурожая прекратятся, и предложили настоятелю в Великий четверг этого года нарушить благочестивый обычай и не давать нуждающимся пшеницы. Долго добродетельный настоятель не соглашался на просьбу братии. «Грех нарушать уставы, данные нам святым основателем обители, – говорил он, – грех не надеяться, что Господь пропитает нас». Но так как братия решительно заявили, что не хотят в ущерб себе кормить других, то он с душевным прискорбием отвечал: «Поступайте, как хотите». И бедные, которые пришли в обитель с надеждой, возвратились оттуда с отчаянием.

Но вот в Великую субботу монастырский ключарь пошел в житницу, чтобы на Пасху выдать для хлебов чистой муки. Едва он отворил двери, как почувствовал дурной запах: вся пшеница настолько изгнила, что оставалось только выбросить ее в реку. Братия удивлялись, жалели о своем поступке и не знали, что делать; а благочестивый настоятель, спокойно посмотрев на испортившийся хлеб, сказал: «Кто преступает заповедь святого отца, основателя обители, не надеется на Промысл Божий и не милосердствует о бедных, тот непременно должен быть наказан за непослушание. Вы пожалели пятьсот мер и погубили пять тысяч… Впредь знайте, на Бога ли уповать должно или на свои житницы».

Напрасно думать, что можно быть счастливым, не помогая другим. Никогда не будет в твоем сердце радости, если ты отворачиваешься от своих ближних, отказываешься им помочь и думаешь лишь о себе. Наша душа жаждет добра и любви не только со стороны кого-либо, у нее есть потребность открываться навстречу людям, нести им свет и тепло. Поэтому когда ты творишь добро, то и сам становишься счастлив. Человек, не любящий ближних, не желающий другим людям добра, – это ущербный человек. И еще: это человек глубоко несчастный.

Но и если мы помогаем страждущему только лишь потому, что видим в нем жалкое существо, то наше милосердие – языческое. Мы и зверьку кидаем кусок хлеба, когда видим, что он голоден. А вот святой праведный Иоанн Кронштадтский говорит: «Знай, что милостыня твоя всегда ничтожна в сравнении с человеком, этим чадом Божиим». Христианское милосердие видит в нуждающемся образ Божий, пусть и попираемый земными превратностями. Значит, мы не имеем права не помогать.

Здесь важно понять, что каждый терпящий скорбь – это Божий избранник, которому дано нести свой жизненный крест, на который, может быть, мы не способны. Помогая такому человеку, мы разделяем с ним его скорбь, но в итоге становимся и соучастниками уделенного ему избрания Божия.

Увы, в жизни постоянно приходится наблюдать противоположную ситуацию. Мы не хотим быть добрее и милостивее друг к другу. Всегда недовольны, раздражены, по отношению к ближним точны в формальностях: нельзя, не положено, не разрешается. Причем, проявляя жестокосердие к другим, мы часто хотим и ищем, чтобы к нам относились снисходительно и по-доброму. Нам неохота и в малом пойти навстречу ближним, а в личной жизни мы стремимся занять такое положение, при котором другие нам были бы обязаны помогать.

Знакомый проректор духовной семинарии рассказывал, как, вступив на административную должность, столкнулся с необходимостью руководить другими. Собственно, административная работа предполагает постоянный контроль, требования, организацию других на работу. Вся жизнь административного лица превращается в непрестанные указания другим, что и как делать, во взыскания: почему ты не сделал или сделал не так? Это накладывает отпечаток на личность. Но вот в один день, когда он оформлял страховой случай в связи с повреждением автомобиля, ему сообщили по мобильному телефону, что студент договорился поставить у ректора подпись на документе, через три часа ему с документами садиться на поезд, а ректор неожиданно из семинарии уехал. Единственный, кто еще может поставить подпись, это проректор. Но он сидит в отделе страховых случаев и думает, как правильно оформить повреждения, которые полиция почему-то не все записала в протокол. Расстояние между ними такое, что студент все равно опоздает, если поедет сначала к нему. Правильное решение родилось не сразу. Хотя время было вечернее и с проректором был ребенок, которому еще предстояло готовить уроки, он решил ехать на вокзал, чтобы встретиться со студентом у поезда.

Семинарист же явно запаздывал, и, стоя на перроне, мой знакомый начал усиленно молиться о том, чтобы Господь помог. До отправления оставались считанные минуты. Он купил авторучку, которой, как всегда в такие моменты, в портфеле не оказалось, чтобы сразу же подписать документ. Чуда не произошло – поезд уехал. Студент прибежал лишь через три минуты, но за это время проректор успел продумать, как поступить, чтобы у студента не было шока. Тут же повел его сдавать билет. Тут же выяснил, что через два часа есть еще один поезд в том же направлении. Удивительно, но всего одно место было свободно. Пришлось добавить и денег на покупку билета. Но в итоге всё разрешилось благополучно. Значит, Господь помогает нам в бытовых ситуациях, но особенно помогает тогда, когда мы сами стремимся участвовать в жизни ближних.

Автор этих строк знает многих священников, которые безвозмездно помогают другим. И всегда эти священники испытывают радость, как будто не отдают, а приобретают сами. Милость всегда приносит с собой в душу широту и простор, милостивый выходит из узких рамок внутренней самозамкнутости, обретает свободу и радость сердца в совершаемом для других добре, тогда как эгоизм всегда обедняет жизнь.

Эгоист, словно вор, прячется от других, чтобы урвать только себе, – он несчастен и жалок в своекорыстии и, подобно кроту, роет норы в земном, подальше от света, как бы заранее стараясь обустроить накоплениями собственную могилу.

Но ведь человек – существо с такими глубокими духовными потребностями, которые не насытить своекорыстием. Никогда и никому не даст счастья обладание земными сокровищами, если они не разделяются с ближними. Эту истину так выражает преподобный Максим Исповедник: «Мое есть то, что я отдаю другим». Потому что сердце радуется, лишь раскрываясь навстречу ближним, а не замыкаясь в себе. Известный наш баснописец Иван Андреевич Крылов представил это образно в басне «Лань и Дервиш», заключая:

Так, истинная благость
Без всякой мзды добро творит:
Кто добр, тому избытки в тягость,
Коль он их с ближним не делит.

Душа не может быть счастлива без милосердия. Сердце каждого из нас жаждет добра и хочет делать добро, пусть мы не всегда понимаем это своим грешным умом. Уже в самом делании добра человек отчасти вкушает райское блаженство. Человек с милостивым сердцем становится духовно богат, и потому он более полно и ярко воспринимает жизнь.

Есть люди, которые, по слову Писания, «не заснут, если не сделают зла» (Притч. 4: 16). Но есть и такие люди, которые не могут заснуть, если не сделали кому-то добра. Среди святых, прославившихся особой заботой о бедных, наибольшим почитанием пользуется Александрийский патриарх Иоанн, прозванный Милостивым. Все свои средства он тратил на помощь несчастным, оставаясь сам в крайней бедности. Как-то один знатный житель Александрии подарил ему дорогое одеяло, прося непременно воспользоваться этим даром. Действительно, святой Иоанн покрылся ночью одеялом, но мысль, что можно было бы помочь несчастным на средства с дорогой вещи, не давала ему покоя. Утром Иоанн послал продать одеяло, а вырученные деньги раздал нищим. Подаривший увидел свое одеяло на рынке, купил его и вновь принес святому Иоанну. Но угодник Божий поступил тем же образом еще до вечера, чтобы уснуть спокойно. Когда же подаривший принес одеяло в третий раз, святой Иоанн сказал: «Я всегда буду продавать эту ненужную мне вещь; увидим, кто первый из нас перестанет делать свое».

Антон Павлович Чехов как-то верно сказал: «Надо, чтобы за дверью каждого довольного, счастливого человека стоял кто-нибудь с молоточком и постоянно напоминал бы стуком, что есть несчастные, что, как бы он ни был счастлив, жизнь рано или поздно покажет ему свои когти, стрясется беда – болезнь, бедность, потери, и его никто не увидит и не услышит, как теперь он не видит и не слышит других».

Кто же будет напоминать за дверью души каждого человека своим стуком о необходимости творить милость? Таковой должна быть, прежде всего, наша совесть. Самая суть человека и определяется тем, каков он наедине со своей совестью.

А вот как предостерегает нас святой праведный Иоанн Кронштадтский: «Будьте внимательны к себе, когда бедный человек, нуждающийся в помощи, будет просить вас об ней: враг постарается в это время обдать сердце ваше холодом, равнодушием и даже пренебрежением к нуждающемуся; преодолейте в себе эти нехристианские и нечеловеческие расположения, возбудите в сердце своем сострадательную любовь к подобному вам во всем человеку, и о чем попросит вас нуждающийся, по силе исполните его просьбу».

Н.В. Гоголь уже в школьные годы не мог пройти мимо нищего, чтобы не подать ему. Если же нечего было дать, он всегда говорил: «Извините». Однажды Гоголь даже остался в долгу у одной нищенки. На ее слова: «Подайте ради Христа» – он ответил: «Сочтите за мной». И в следующий раз, когда та обратилась к нему с той же просьбой, он подал ей вдвойне, объяснив: «Тут и долг мой».

В Священном Писании отказ в милостыне рассматривается однозначно как грех (см.: Втор. 15: 7–9). А о самой милостыне говорится так: при подаянии ее «не должно скорбеть сердце твое» (Втор. 15: 10). «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Мф. 5: 42). И хотя есть такие просящие, которые нищету превратили в ремесло, однако не наше дело всякий раз разбирать, куда и для чего пойдет наша милостыня. «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут» (Мф. 5: 7), – говорит Спаситель, не рассуждая о каких-то условностях.

Для того чтобы научиться христианскому милосердию, можно предложить несколько правил:

1. Подавайте хотя и немного, но с любовью. Не требуется отдавать всё, что у вас есть. Подайте хотя бы чуть-чуть, ущемите себя в малом, но только без раздражения к человеку: не отмахиваясь от бедного, как от назойливой мухи, а желая ему добра.

2. Обязательно помогайте тем людям, скудость жизни которых вам достоверно известна, – родственникам, сотрудникам, знакомым.

3. Не осуждайте нищих, которые просят на пропитание, но, как вам кажется, способны были бы сами работать или якобы употребят вашу милостыню не на добро. Каждый сам за себя ответит.

4. Наконец, не подавайте милостыню из желания похвалы, ради видимого престижа, рейтинга или даже просто отчета. Такие люди «уже получают награду свою» на земле, оставаясь без награды Отца Небесного (см.: Мф. 6: 1–2).

По словам святого Иоанна Златоуста, милосердие имеет различные образы. Есть дела телесной милости: напитать алчущего, напоить жаждущего, одеть нагого или имеющего недостаток в необходимой одежде, посетить больного, принять странника в дом и т. д. А есть духовные дела милости, которые настолько выше, насколько душа выше тела. Дела духовной милости, например, таковы: обратить грешника от заблуждения, научить неверующего истине и добру, подать ближнему добрый совет в затруднении или не замечаемой им опасности, утешить печального, не воздавать за зло злом, от сердца прощать обиды.

Помочь ближнему можно и теплой молитвой о нем. Деньги у нас не всегда бывают с собой, а молитва, как говорят святые отцы, всегда при нас. Более того, напрасно думать, что, оказав только материальную помощь другому, ты исполнил свой христианский долг, как бы откупился от требований Евангелия. Спаситель призывает нас возводить всех к единению с Богом: «Да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино» (Ин. 17: 21). Путь к этому прокладывает молитва.

Молитва объединяет, благодатно связывает воедино всех, о ком мы произносим пред Господом наши молитвы. Поэтому молитва – это возможность всегда и везде делать людям добро.

В молитве нет разделения на далеких и близких, на врагов и друзей, потому что в молитвенных просьбах христианина все поставляются пред Всевидящим Богом, все и призываются к вечному Его Царству.

Но молитва только тогда молитва, когда находит отклик в сердце молящегося, когда душа пламенеет желанием подарить другим вечность, испросить у Господа этот бесценный дар для других, и потому молитва от сердца – всегда торжество любви и добра, она – начало победы над враждебными чувствами, злобой и ненавистью.

Молитва – испрашивание милости у Господа. Молиться от сердца о ком-либо – значит чувствовать чужую боль и протягивать руку нуждающемуся, как бы взять его ношу, чтобы ему самому стало легче.

Итак, много средств к милосердию предложено нам, и, хотя конкретный выбор остается за нами, несомненно одно: каждый шаг навстречу другому, каждое доброе дело, милостыня, бескорыстная помощь и молитва о ближних найдут свое оправдание, украсят душу милостивого человека и сделают его жизнь более радостной и счастливой.

Николай Ге: «Я сотрясу их все мозги страданиями Христа»

Что есть истина? Христос и Пилат. 1890 г. ГТГ

Вопрос к знатокам: что общего в этих картинах? Кто-то ответит: «Евангельский сюжет». Другой скажет: «Автор!» Верно и то, и другое. Но правильный ответ куда более неожиданный. Это одно и то же полотно. В буквальном смысле слова.

При подготовке к выставке Николая Ге, чье 180-летие отмечалось в 2011 году, специалисты отдела научной экспертизы Третьяковской галереи сделали сенсационное открытие. В результате ряда исследований (фотографирование, рентгенографирование, рентгенфлюоресцентный анализ, ультрафиолетовая люминесценция и др.) под живописным слоем картины «Что есть истина?» была найдена пропавшая работа «Милосердие».Картина «Милосердие» была представлена художником в 1880 году на восьмой выставке Товарищества передвижных художественных выставок. Публика, которая давно ждала работу Ге (уединившегося на хуторе Ивановском Черниговской губернии), встретила картину резкой критикой. После чего расстроенный художник увез полотно в мастерскую и спустя десять лет использовал холст для другой картин

О «Милосердии» специалистам было известно из многих свидетельств современников, в том числе из воспоминаний Татьяны Львовны Толстой, дочери писателя, с которым Ге очень дружил. Поэтому, когда со временем сквозь красочный слой полотна «Что есть истина?» между фигурами Пилата и Христа стал проступать абрис фигуры («укрывистость» красок со временем стала падать), догадки специалистов лишь подтвердились. Тем более что в 1903 году сын художника Николай Ге-младший издал альбом с фотографией «Милосердия», известной также под названием «Не Христос ли это?». Специалисты считают «Милосердие» важной для художника картиной, в которой он размышляет над словами Нагорной проповеди: Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут (Мф 5:7).

Куда пропало «Милосердие»? И как нашлось? Об этом нам рассказала Татьяна Карпова, куратор выставки, заместитель заведующей отделом живописи второй половины ХIХ — начала ХХ века Государственной Третьяковской галереи.

— Картина «Милосердие», как известно, у публики успеха не имела и потому была художником уничтожена. Ге был импульсивным человеком, который не мог смириться с провалом и потому уничтожил работу? Или это не так?
— Это не совсем так. Он вернулся с картиной на хутор, где жил и занимался сельским хозяйством. Картина стояла в мастерской, и со временем он, видимо, к ней охладел, поэтому-то решил записать ее, возможно, не имея под рукой нового чистого холста. Судя по тем рентгенологическим снимкам, которые мы имеем, под картиной «Что есть истина?» находится не один слой. Их несколько. Вероятно, он попробовал на этом холсте ранний вариант картины «Распятие». Мы обнаружили одну из перекладин креста и лица, хотя они плохо читаются. Прошло еще какое-то время, и Ге начал писать поверх новую картину. Окончательно другим полотно стало в 1890 году, когда была закончена работа над картиной «Что есть истина?».
В картине «Милосердие» художник взял линию, которую потом не развил ни сам Ге, ни другие русские художники, но которую мы наблюдаем в это время в европейском искусстве. Здесь он попытался совместить два временных пласта: реальность ему современную, с ее антуражем и костюмами, и евангельских персонажей, аллегорию. Это же мы видим у Джеймса Энсера в картине «Въезд Христа в Брюссель»: Христос приходит в буржуазный город и видит сытых мещан, которым Его приход не нужен. Однако по этой линии Ге дальше не пошел. Он выбрал другой путь: путь экспрессионистических полотен, исполненных боли и страдания. «Милосердие» же, очень спокойная вещь, осталась в истории искусства неким пунктом, который художник миновал и свернул в какую-то другую сторону.

Вообще, Ге не один раз «записывал» свои работы. Таких ситуаций в его жизни было довольно много, поэтому на нашей выставке целый раздел посвящен рентгенограммам. Тому есть несколько причин. Во-первых, Николай Ге был художником небогатым. Живя на хуторе, он действительно не всегда имел под рукой чистые холсты. Когда у него возникали новые идеи, образы, он мог легко воспользоваться произведением, которое его не удовлетворяло. Во-вторых, он был очень требовательным к себе человеком и хотел остаться в памяти потомков теми работами, которые считал своей творческой удачей. Его близкие буквально спасали картины, умоляя Ге не прикасаться к ним. Так, чудом были спасены картины «Христос в Гефсиманском саду», позже купленная Третьяковым, «Распятие» из музея Орсе, которую художник не считал окончательной трактовкой этого сюжета. Наконец, третья причина, и я считаю ее наиболее важной. Ге любил переделывать. Нижележащий слой толкал его воображение и творческую мысль. Здесь он был похож на Толстого, который не только бесконечно правил свои произведения, но часто трансформировал замыслы. Из одного рассказа у него могло получиться совершенно другое произведение. Так же работал Ге. Кому-то нужен свежий холст, чистый лист бумаги, а кому-то интереснее работать по черновику, находиться с ним в диалоге.

Сохранились фотография картины «Милосердие» и письма к Екатерине Ивановне Ге (жене Петра Николаевича Ге, сына художника) в период работы над полотном. Более ничем мы не располагаем.

— Открытие картины «Милосердие» — сенсация?
— Скорее этап академической работы. Готовясь к выставке, мы ставили своей задачей проверку свидетельств современников, в первую очередь воспоминаний Татьяны Львовны Сухотиной-Толстой. Современники иногда ошибаются, что-то путают, поэтому нам важно было найти подтверждение ее словам и познакомить зрителя с эффектным сюжетом «Милосердия». Как куратор выставки, я ставила перед собой самые разные задачи — и концептуального плана, и конкретные, и исследовательские. С каждым новым шагом нам становится все понятнее, как художник работал, как он думал. Это такая печь, в которой переплавлялись идеи и замыслы. Ге трудно шел к своим картинам.

— За «Тайную вечерю» он получил звание профессора исторической живописи. Ему тогда было 33 года. Дальше мы наблюдаем перерыв в религиозных темах у Ге. Можно ли «Милосердие» считать началом нового обращения к религиозному сюжету?
— Да, его можно считать началом возврата к евангельским сюжетам, возвратом Ге к себе самому. Его развитие по этому пути было прервано. Прежде всего прервано резкой критикой, которой были подвергнуты картины «Вестники Воскресения» и «Христос в Гефсиманском саду». Образ Христа шокировал публику. Экспрессивная, свободная живопись в большом холсте тоже не были поняты зрителями. Потом был переезд из Италии в Петербург, где художник попал в среду искусства демократического реализма. Какое-то время он причислял себя к этому течению. Ге стал одним из основателей Товарищества передвижных выставок, его кассиром. Он переключился на исторические сюжеты, но быстро пришел к мысли, что того абсолютного идеала, к которому он стремится, в исторических деятелях попросту нет. Каждый характер, будь то Петр или Екатерина, противоречив. У каждой исторической личности отыщутся черные и белые стороны, неблаговидные и жестокие поступки. Разочаровавшись в исторических сюжетах, Ге уезжает на хутор и вообще отказывается от живописи. И лишь спустя некоторое время начался возврат к себе самому. «Милосердие» было первой большой картиной, в которой вновь возникает евангельская тема. Дальше художник начинает работать над «Страстным циклом».

В коллекции графики Кристофа Больмана (это коллекция рисунков Ге, которую женевский коллекционер купил в 1974 году на блошином рынке. Недавно она была приобретена ГТГ) вместе с другими рисунками обнаружен чертеж, в котором последовательно отмечены сюжеты «Страстного цикла» (от «Выхода Христа с учениками в Гефсиманский сад», «Совесть. Иуда», «Суд Синедриона» и других — до «Распятия»). Художник задумал серию литографий, которую брался помочь издать друг Толстого Чертков. Судя по чертежу, какие-то сюжеты уже были разработаны художником, какие-то он только начал разрабатывать. Так, после «Распятия» есть пустая клетка. Видимо, последним сюжетом должна была быть композиция: «Даю вам новую заповедь. Люди, любите друг друга». Эскизы к этой композиции есть в коллекции Больмана: на кресте мертвое тело Христа, а Его Дух целует разбойника. Но эту картину Ге так и не написал. Он сам испугался того, что у него получается. Вообще, у художника не было особых надежд на то, что эти картины где-то будут выставлены. Поэтому-то он и хотел издать их в виде литографий.
Картины Ге не просто плохо принимались публикой, они запрещались Святейшим синодом к показу, снимались с выставок на этапе предпоказов. Ге одним из первых русских художников разработал, нащупал стратегию квартирных выставок. Он показывал свои картины на квартирах, в мастерских знакомых, собирая небольшую аудиторию.

Голгофа. 1893 г. ГТГ

— Почему Святейший синод накладывал запрет на показ картин художника?
— Прежде всего, Синод не воспринимал его Христа. Было определенное представление о том, как нужно изображать Спасителя — совершенным Духом и телом. Кроме того, Святейший синод полагал, что художник во внимание берет исключительно человеческую ипостась Христа. Представители Синода не видели в Христе Ге ничего возвышенного и божественного, лишь страдание. Притом, традиция изображения Христа Страдающего существует в европейской живописи с давних времен. Ге знал эту традицию, опирался на нее. В письмах и беседах с художниками Ге упоминает работы, например, флорентийца Чимабуэ, который первым (XIII век) в своем «Распятии» изобразил Христа страдающим. То есть это еще традиция раннего итальянского Возрождения, воспринятая и развитая позднее немецким искусством в творчестве Дюрера, Гольбейна.

Но в своих картинах Ге обращался не столько к теме страдания, сколько к мотиву диалога Христа и разбойника. Его разбойник на кресте прозрел, пожалел Христа, произошло возрождение пропащей души. На лице разбойника изображено понимание, что его страдание — расплата за преступление, а рядом страдает невиновный учитель Добра, который говорит: сегодня будешь со мной в раю, сегодня увидишь жизнь вечную. Почему для Ге это было так важно? Потому что Ге прежде всего гуманист, в этих полотнах он выразил свое понимание жизни и перспектив человечества. Он исповедовал Христа, говорящего о пробуждении в каждом души, перерождении человека, пусть и самого пропащего, заблудшего, последнего преступника. Именно это стало внутренней и главной темой «Страстного цикла» Ге.

— В картине «Голгофа» художник выступает предтечей экспрессионизма, он непохож на того Ге, которого мы видим в начале его творческого пути. Что-то сохранилось в письмах, воспоминаниях современников о том, почему он так изменился? Или это был закат?
— Да, он менялся, развивался. И если вы посмотрите на итальянские эскизы к «Тайной вечере», увидите «Голову апостола Иоанна», «Апостола Андрея», «Христос перед Анной», то поймете, что они очень экспрессивны. Он нащупывал этот путь, реализовывал в эскизах, чтобы позднее применить в больших работах. В его письмах, в его выступлениях перед учениками Киевской рисовальной школы Николая Мурашко, перед учениками Московской школы живописи, ваяния и зодчества есть размышления «о живой форме». Это такая теория Ге. Он считал метод Александра Иванова, который всю жизнь искал «совершенную форму», ошибочным. Ге полагал, что нужно искать «живую форму», в которой живое содержание было бы слито с живой формой. «Голгофа», судя по всему, его наиболее удовлетворяла, потому что в одном из своих писем он говорит, что «нашел то, что искал, нашел ту форму, которая поистине живая».
Видимо, по недоразумению многие из его работ считают неоконченными. Для себя он считал свои работы оконченными и завершенными. Вообще, тогда существовало понятие «законченная» и «незаконченная» картина. Считалось невозможным выставлять незаконченную картину, потому что это было оскорблением для публики. И именно в тех случаях, когда Ге уже не был связан с общественным мнением, с этой его структурой — публика, критика — когда он совершенно переставал на кого-либо ориентироваться, тогда-то и возникали такие вещи, как «Голгофа» и «Распятие» из музея Орсе. Ге было трудно. Он шел путем первопроходца и намного опередил русское искусство, современное ему. Ге не только заканчивает XIX век, можно сказать, что он открывает новую страницу XX века.

Распятие. 1892

— О своей картине «Распятие» он сказал: «Я заставлю их рыдать, а не умиляться, я сотрясу их все мозги страданиями Христа». О ком говорит здесь художник?
— Видимо, он имел в виду публику равнодушную и враждебную. То, что мир рухнет в эту катастрофу расчеловечивания, что в XX веке наступят ужасы Первой мировой войны и революции, конечно, Ге знать не мог, но своим творчеством он буквально бил тревогу. В «Последнем дне Помпеи» Карла Брюллова мир гибнет от извержения вулкана, это рок, которому не может противостоять человек — песчинка, ничто в сравнении с природным катаклизмом. А у Ге мир гибнет, потому что попран нравственный закон, данный человечеству в Евангелии, потому что, несмотря на все века христианства, люди продолжают убивать друг друга, продолжаются смертные казни и линчевание негров в Америке…

Ге имел очень широкий кругозор и совсем не замыкался ни на своем творчестве, ни на своей жизни на хуторе. Он много читал, и эту боль мира и уродство этого мира он очень хорошо чувствовал, именно поэтому многие его картины «Страстного цикла» обладают плакатной выразительностью. Ге разделял просветительский пафос искусства XIX века. Он считал, что художественный дар ему дан не для удовольствия и не для потехи. На первом съезде художников Товарищества передвижных выставок он выступил с речью, которая очень многих увлекла и восхитила. Тогда он высоко оценил вклад П. М. Третьякова и вообще собрание Третьяковской галереи, сказав: «Это собрание показывает разницу между тем, чем мы должны быть, и что мы есть!»

Ошибочно думать, что Ге — странный художник, который не понимал, что делает, писал какие-то незаконченные картины, небрежно относился к своему ремеслу. Я надеюсь, что наша выставка снимет этот негативный шлейф оценок, который тянулся за Ге еще с XIX века. В поиске живой формы, которая только и способна выразить живое содержание, Ге оказался художником с богатым внутренним содержанием, художником, каких мало.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх