Помост

Вопросы веры

Что значит смиренно?

Смирение

  • Смирение Энциклопедия изречений
  • Сущность смирения * Смирение святых Н.Е. Пестов
  • Смирение митр. Филарет (Вознесенский)
  • Что такое смирение? старец Иосиф Ватопедский
  • Смирение, сущность смирения и его плоды схиигумен Савва
  • О смиренномудрии преп. Авва Дорофей
  • Подвиг смирения (из жития прп. Макария Египетского)
  • О смирении св. Игнатий Брянчанинов
  • Смирение, или «снятие усилия»? прот. Михаил Дронов
  • О том, как приобрести смирение прот. В. Тулупов
  • Христианское и псевдо-христианское смирение А.М. Леонов
  • Семантика смирения в агиографическом тексте Ю.В. Коренева
  • Христианская добродетель – смирение А.А. Бронзов

Смире́ние —
1) христианская добродетель; то же, что смиренномудрие;
2) сознательное самоуничижение с целью борьбы с тщеславием и гордостью (пример: Христа ради юродивые);
3) послушность, покорность, проявляемая в отношении кого-либо (напр. духовника).

Слово «смирение» имеет в своей основе слово «мир». Это указывает на то, что смиренный человек всегда пребывает в мире с Богом, самим собой и другими людьми.

Смирение – это трезвое видение самого себя. Человека, у которого нет смирения, действительно можно сравнить с пьяным. Как тот находится в эйфории, думая, что «море по колено», не видит себя со стороны и поэтому бывает не в состоянии правильно оценить многие трудные ситуации, так и отсутствие смирения приводит к духовной эйфории – человек не видит себя со стороны и не может адекватно оценить ситуацию, в которой он находится по отношению к Богу, людям и самому себе. Разделить смирение на эти три категории можно лишь условно, теоретически, для удобства восприятия, но по сути – это одно качество.

  • Смирение по отношению к Богу – это видение своих грехов, надежда только на Божие милосердие, но не на собственные заслуги, любовь к Нему, соединенная с безропотным перенесением жизненных невзгод и трудностей. Смирение – стремление подчинить свою волю святой Божьей воле, воле благой и всесовершенной. Поскольку источником любой добродетели является Бог, то вместе со смирением Он Сам вселяется в душу христианина. Смирение же лишь тогда воцарится в душе, когда в ней «изобразится Христос» (Гал.4:19).
  • По отношению к другим людям – отсутствие гнева и раздражения даже на тех, кто, казалось бы, вполне заслуживает этого. Эта искренняя незлобивость основана на том, что Господь любит человека, с которым произошло разногласие, так же, как и тебя, и умении не отождествлять ближнего, как творение Божие, и его грехи.
  • Человек, обладающий смирением по отношению к самому себе, не смотрит за недостатками других, так как прекрасно видит собственные. Более того, в любом конфликте он винит только себя, и на любое обвинение или даже оскорбление в свой адрес такой человек готов произнести искреннее: «прости». Вся святоотеческая монашеская литература говорит о том, что без смирения не может быть совершено доброе дело, а многие святые говорили, что можно не иметь никакой другой добродетели, кроме смирения, и все равно оказаться рядом с Богом.

Безусловно, то, о чем сказано – это идеал, к которому должен стремиться каждый христианин, а не только монах, иначе жизнь в церкви, а значит – путь к Богу – окажется бесплодным.

В «Лествице добродетелей, возводящих на небо» преподобный Иоанн Лествичник пишет о трёх степенях смирения. Первая степень состоит в радостном перенесении уничижений, когда душа распростертыми объятьями принимает их, как врачевство. На второй степени истребляется всякий гнев. Третья же степень состоит в совершенном недоверии своим добрым делам и всегдашнем желании научаться (Лествица. 25:8).

Следуя учению православных подвижников, истинное смирение достигается только деланием евангельских заповедей. «Смирение естественно образуется в душе от деятельности по евангельским заповедям», – учит преподобный авва Дорофей. Но каким образом делание заповедей может привести к смирению? Ведь исполнение заповеди, напротив, может вести человека к чрезмерному удовлетворению собой.

Напомним, что евангельские заповеди бесконечно превышают обыкновенные нравственные нормы, достаточные для человеческого общежития. Они – не человеческое учение, а заповеди совершенно святого Бога. Евангельские заповеди являют собой Божественные требования к человеку, заключающиеся в призыве любить Бога всем умом и сердцем, а ближнего как самого себя (Мк.12:29-31)

Стремясь исполнить Божественные требования, христианский подвижник опытно познает недостаточность своих усилий. По слову св. Игнатия Брянчанинова, он видит, что ежечасно увлекается своими страстями, вопреки своему желанию стремится к действиям, всецело противным заповедям. Стремление исполнить заповеди открывает ему печальное состояние поврежденной грехопадением человеческой природы, обнаруживает его отчуждение от любви к Богу и ближнему. В искренности своего сердца он признает свою греховность, неспособность исполнить предначертанное Богом добро. Саму жизнь свою он рассматривает как непрерывную цепь согрешений и падений, как череду поступков, заслуживающих Божественного наказания.

Видение своих грехов рождает в подвижнике надежду только на Божие милосердие, а не на собственные заслуги. Он опытно испытывает потребность в Божественной помощи, просит у Бога силы для освобождения от власти греха. И Бог дает эту благодатную силу, освобождающую от греховных страстей, водворяющую неизреченный мир в человеческой душе.

Отметим, что слово «мир» является частью корня слова «смирение» совсем не случайно. Посещающая человеческую душу, Божественная благодать дает ей невыразимые словами безмятежность и тишину, ощущение примирения со всеми, которое свойственно Самому Богу. Это есть мир Божий, превосходящий всякий ум, о котором говорит апостол (Флп.4:7). Это есть Божественное смирение и кротость, которым Бог желает научить всех людей (Мф.11:29). Наличие в сердце смирения свидетельствуется глубоким и прочным душевным миром, любовью к Богу и людям, состраданием ко всем, духовной тишиной и радостью, умением слышать и понимать волю Божию.

Смирение является непостижимым и невыразимым, поскольку непостижим и невыразим Сам Бог и Его действия в человеческой душе. Смирение слагается из человеческой немощи и Божественной благодати, восполняющей человеческую немощь. В смирении присутствует действие всемогущего Бога, поэтому смирение всегда исполнено невыразимой и непостижимой духовной силы, преображающей человека и все вокруг.

Под смирением часто имеют в виду смиреннословие – унижение себя напоказ. Такое унижение не есть смирение, но вид страсти тщеславия. Оно есть лицемерие и человекоугодие. Оно признано святыми душевредным.

Почему смирение почитается одной из главных христианских добродетелей?

Подлинное смирение подразумевает должное отношение христианина к Богу и созданному Им миру, должное отношение к себе.

В отличие от тщеславного гордеца, имеющего искаженное, чрезвычайно завышенное представление о своей личности, роли и месте в жизни, смиренный человек правильно и ответственно оценивает свою жизненную роль.

Прежде всего он сознаёт себя Божьим рабом, желающим и готовым безропотно исполнять Его волю. Более того, он не просто признаёт свою зависимость от Творца (что бывает свойственно и эгоистам, и гордецам), но питает к Нему высочайшее доверие как к Благому и Любящему Отцу; он бывает благодарен Ему даже тогда, когда пребывает в несчастье и скорби.

Без смирения невозможно выстраивать богоугодные отношения ни с Создателем, ни со своими ближними. Гордость не подразумевает искренней, бескорыстной любви к Богу и людям.

Положим, человек гордый готов в чём-то слушаться Бога, например, когда Божьи замыслы соответствуют его личным расположениям и амбициям. В случае же, если Божественное повеление идёт вразрез с его персональными планами, он может его «не заметить» или даже открыто проигнорировать.

Так, ветхозаветный военачальник Ииуй радостно и незамедлительно отреагировал на Божественное произволение о помазании его в царя над Израилем (4Цар.9:1-14). Недюжинную послушность Божественной воле он выказал и по части истребления дома Ахава (4Цар.9:7).

В данном случае Ииуй служил орудием Божьего гнева и суда Правды над нечестивцами. Однако там, где от него требовалось проявить подлинное религиозное смирение, он уже не был столь ревностным и послушным.

Во время земного служения Сына Божьего многие из представителей Израиля, главным образом фарисеи, проявляли по отношению к Богу формальную покорность: всенародно молились, постились, исполняли обряды и требовали их исполнения от соплеменников. Внешне они вполне могли бы сойти за смиренных людей, послушных Божественному Провидению.

Однако, гнездившиеся в их сердцах гордость и эгоизм смежали их духовные очи, препятствовали распознать во Христе Всемогущего Бога, Того Самого, смиренного и кроткого Помазанника, о котором оповещали «почитавшиеся» ими Священные Книги, и подготовке к встрече с Которым посвящался «соблюдаемый» ими закон. Впоследствии гордость и зависть толкнули их на куда более страшное преступление: богоубийство.

Имей они хотя бы такое смирение, какое имела женщина Хананеянка, правильно воспринявшая слова Искупителя о неуместности отбирать хлеб у детей и бросать его псам (Мф.15:22-28), или такое, какое имел грешный мытарь, взывавший к Божественной милости (Лк.18:10-14), им было бы легче принять Искупителя, примкнуть к Его ученикам, а затем, наложив на себя узы жертвенного служения, оставить всё и способствовать распространению Церкви.

***

…Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим (Мф.11:29).

Ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится (Лк.14:11).

Так и вы, когда исполните всё повеленное вам, говорите: мы рабы ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать (Лк.17:10).

Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак.4:6).

Наше несчастье в том, что мы всегда хотим найти в себе святость вместо смирения.
преп. Макарий Оптинский

Если принимать себя лишь за жалкое существо, то тогда легко позволить и простить себе множество всякого рода беззаконий; и в действительности, считая себя низшими существами по отношению ко Христу, люди (да не покажется сие неким преувеличением) отказываются следовать за Ним на Голгофу. Умалять в нашем сознании предвечный замысел Творца о человеке не есть показатель смирения, но заблуждение и более того – великий грех… Если в плане аскетическом смирение состоит в том, чтобы считать себя хуже всех, то в плане богословском божественное смирение есть любовь, отдающая себя без остатка, целиком и до конца.
архимандрит Софроний (Сахаров)

Говорящие или делающие что-либо без смирения подобны строящему храмину без цемента. Опытом, разумом обрести и познать смирение есть достояние весьма немногих. Словом о нем разглагольствующие подобны измеривающим бездну. Мы же, слепые, мало нечто о сем великом свете гадающие, говорим: смирение истинное ни слов смиренных не говорит, ни видов смиренных не принимает, не нудит себя смиренно о себе мудрствовать, и не поносит себя, смиряясь. Хотя все это начатки суть, проявления и разные виды смирения, но само оно есть благодать и дар свыше.
св. Григорий Синаит

Любовь, милость и смирение отличаются одними только наименованиями, а силу и действия имеют одинаковые. Любовь и милость не могут быть без смирения, а смирение не может быть без милости и любви.
преп. Амвросий Оптинский

Смирение есть не уничтожение человеческой воли, а просветление человеческой воли, свободное подчинение ее Истине.
Н.А. Бердяев

***

Молодой послушник, недавно поступивший в монастырь, как-то увидел настоятеля, который, сидя на пороге кельи, чистил свои башмаки.
– Отче, – удивился молодой человек, – Вы сами чистите свои башмаки? Но почему?
– С тех пор как меня избрали игуменом, братья не дают мне чистить чужие, – отвечал тот.

***

См. ДОБРОДЕТЕЛЬ, СМИРЕННОМУДРИЕ, ЛЖЕСМИРЕНИЕ, КЕНОСИС, СМИРЕННОСЛОВИЕ

Смирение и его сила

Смирение — это то великое, что незаметно для окружающих, происходит в сердце человека. О смирении и о том, какой он, смиренный человек, в современном мире?

Смирение. Смиренный человек — кто он?

Глава из книги архиепископа Белгородского Иоанна и Марии Городовой «Любовь долготерпит»

– Владыка, сегодня нам хотелось бы поговорить о смирении и о том, какой он, смиренный человек, в современном мире?

– На первый взгляд может показаться, что смиряться – значит проявлять слабость, а на самом деле смирение – это то, что позволяет человеку адекватно оценить свое место в мире: и по отношению к Богу, и по отношению к ближним. Смирение – это то великое, что без лишних эффектов, порой незаметно для окружающих, происходит в сердце человека. Противоположностью смирения является гордыня: неумеренное и даже незаконное (в богословском смысле слова) превозношение одного человека над другим, которое может даже доходить до соперничества с Богом. Гордыня – это уже законченный, сформировавшийся тип поведения человека, страсть, которая овладевает им. Смирение и гордыня – это два полюса меры, которой человек измеряет себя и свою жизнь, причем мера эта определяется состоянием его души.

Например, певец обладает хорошим голосом, понятно, что его голос – это дар Божий. И если человек смиренномудрен (то есть мыслит о себе со смирением, есть такой богословский термин), то он понимает, кто наделил его этим даром, он благодарит Господа за него. Такой человек правдив, потому что он не исказил реального состояния вещей, и он адекватно воспринимает происходящее. Другая ситуация: такой же певец считает, что его голос – это то, что выделяет его из окружающих, он воспринимает этот дар Божий как свою заслугу, как то, что делает его исключительным. И если в нем нет смиренномудрия, то он будет смотреть на всех свысока, выстраивать отношения соответствующим образом, и в конце концов такое искаженное восприятие своего места в этом мире приводит к тому, что человек фактически ставит себя выше Бога. Так начинается то, что мы называем греховным путем, потому что гордыня требует постоянного подтверждения его исключительности, а это подтверждение он находит в покорении кого-то, в том, что начинает совершать греховные поступки, прикрываясь этой исключительностью.

– В Новом Завете не единожды повторяется мысль о том, что «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (1 Пет. 5. 5), то есть, если человек начинает что-то совершать из гордыни, то у него ничего не получается. Это действительно так?

– Конечно. Библейский пример того – Вавилонская башня, когда люди решили: «…построим себе город и башню высотою до небес, и сделаем себе имя…» (Быт. 11. 4). Дело не в высоте башни, это не важно, вопрос в мотивации – люди захотели построить башню до Небес во имя свое, а это уже не просто человеческая заносчивость, это гордыня. По слову Бога, которое изрек Его пророк Иеремия, Вавилон «восстал против Господа». И что происходит дальше? Как сказано: «И сошел Господь посмотреть город и башню, которую строили сыны человеческие. И сказал Господь: вот, один народ, и один у всех язык; и вот что начали они делать, и не отстанут они оттого, что задумали делать» (Быт. 11. 5–6). И тогда Бог наказывает людей, но обратите внимание, наказание носит воспитательный характер: «И рассеял их Господь оттуда по всей земле; и они перестали строить город . Посему дано ему имя: Вавилон (т. е. смешение. – М.Г.), ибо там смешал Господь язык всей земли, и оттуда рассеял их по всей земле» (Быт. 11. 8–9). Это было стремление остановить людей, вторгающихся в удел Божий. И тут важно понять, что наказание – «смешение языков и рассеяние людей» – было охранительным по отношению к людям, ведь Господь видел, что «они не отстанут от того, что задумали», и Он остановил их на греховном пути. Помните, мы писали о том, что еще в раю у человека была попытка встать на место Бога, стать «как боги, знающие добро и зло». Когда человек стремится к своему первообразу, когда он стремится к «обожению» – это одно, но когда он, не соизмеряя того, что он творение, делает себя центром всего – это другое. Он сам, а не Бог, становится мерилом всех вещей, центром вселенной и одновременно началом всего. Этот грех называют любоначалием. И такая потеря своей соизмеримости в этом мире приводит к трагическим последствиям прежде всего для самого человека.

– В чем это проявляется?

– Происходит его разрушение, и начинается оно с того, что человек перестает видеть в себе гордыню как грех. Горделивый человек «несет только себя», он видит только свой ум, свой талант, свои достоинства, он не замечает никого вокруг, он делает себя мерилом всего – происходит полная дезориентация. И на этом греховном пути он все дальше и дальше удаляется от Творца, он соответствующим образом простраивает свои отношения и с окружающим миром: природой, людьми, и такие отношения рикошетом возвращаются к нему.

Грех и благодать

В 1947 году создатель первой атомной бомбы Якоб Оппенгеймер сказал: «Физики познали грех, и это знание они уже не смогут утратить», и неожиданно для всех отказался от разработки водородной бомбы. Историки науки могут выдвигать различные версии мотива этого поступка Оппенгеймера, но как минимум библейские корни его знаменитого высказывания очевидны. Я думаю, он почувствовал, что люди вторглись в удел Божий, и это не останется для человечества безнаказанным.

– Может быть, любая наука – это нарушение Божественного замысла и само дерзновение познать что-то и что-то создать (то есть стать творцом) греховно?

– Совершенно не так. В литургической молитве, читаемой во время Литургии верных, мы просим Господа: «И сподоби нас, Владыко, со дерзновением , неосужденно смети призывати Тебя, Небесного Бога Отца…» То есть мы просим у Господа дерзновения, и это дерзновение нужно человеку, если мы хотим что-то преодолеть, познать, создать. Дерзновение и гордыня – разные вещи. При чем тут гордыня, если у человека талант, данный ему Богом, и он не может с ним справиться? Он просто должен дать ему выход: написать книгу, снять фильм, это все касается и науки. Другое дело, что в науке, в приоткрывании тайн мироздания, всегда еще острее встает вопрос нравственного выбора, вопрос добра и зла. А в самом дерзновении нет ничего греховного, гордыня проявляется в том, как и ради чего это дерзновение.

– Или мы дерзаем, чтобы построить что-то «до небес и во имя свое»…

– …или же мы дерзаем «по воле Божьей». Вот тут точка проявления гордыни. А вообще гордыня – это очень не простой грех. Нам ведь кажется, что признаки ее – это высокомерие, заносчивость, нетерпимость, тщеславие и т. д. Но есть, например, такая очень тонкая разновидность гордыни, как прелесть. Человек прельщен собой, прельщение – это такой самообман, духовная болезнь, что ее очень трудно обнаружить. Это состояние, когда человек потерял меру, но это случилось не в результате какого-то его греховного действия, а из-за непомерного усердия в духовных делах, когда он никем духовно не наблюдался. Например, человек вдруг поверил в свою безгрешность: действительно, он не курит, не пьет, не блудит, соблюдает все посты и с формальной точки зрения чист. Но вот эти действия (не курит, не пьет, постится) обнаруживают в нем скрытую гордыню, он начинает чувствовать себя мерилом всех и вся. Это очень тонкое искушение: в человека вкрадывается мысль, что он все может, что он уже праведен, да что там, почти свят! Что ему другие! Это, повторюсь, достаточно тонкое искушение свойственно людям, уже достигшим каких-то высот.

Смирение и искушения

– Владыка, а почему говорят, что чем выше человек духовно поднимается, тем сильнее искушения?

– А что сделал сатана? Есть мир, сотворенный Богом, и сатана создал зеркальный мир, ведущий вниз. И если Господь призывает нас идти вверх и мы идем, то надо помнить, что чем выше мы взбираемся, духовно совершенствуясь и восходя к высотам Духа, тем круче бездна, которая под нами разверзается. Поэтому чем выше человек взошел, тем глубже пропасть, в которую он может упасть. Это объективно существующая закономерность духовного мира, но ведь это не значит, что надо, испугавшись искушений, стоять на месте или колебаться вокруг нуля. Просто человек, вступивший на духовный путь, должен понимать, что это особый мир и чем дальше ты идешь, тем тоньше могут быть искушения. И если ты начал духовное движение, то в первую очередь надо себе сказать: «Я не исключение, мой приход в храм сам по себе – это еще не какой-то подарок Богу», надо суметь правильно расставить акценты. Потому что у людей, делающих первые шаги в вере, особенно у тех, кто занимается интеллектуальным трудом, сразу возникает чувство, что они одарили Бога своим обращением к Нему – это первая стадия искушения. А по мере познания основ человек начинает активно учить других, он надевает одежды праведника, не понимая, что можно, к примеру, соблюдать все посты, но быть при этом совершенно нетерпимым к ближнему. Причем внешне это не обязательно будет выражаться в бурных действиях – осуждении, поучении и т. д. Внешне он может выглядеть и смиренным, он смиренно удалится в свою келью с мыслью о том, «да что ему другие, он уже небожитель».

навредить.

Читайте также — Зависть — русский грех

– То есть, научившись поститься, человек не научился любви, состраданию, милосердию?

– Да, и все это происходит от духовного беспризорства, а сам в себе увидеть гордыню человек не может, и она же мешает ему покаяться.

– Значит, внешнее смирение обманчиво?

– Конечно. Смирение, как и гордыня, – это категории внутреннего мира человека, которые могут давать различные внешние проявления, связанные с темпераментом, характером, воспитанием. Для того чтобы быть смиренным, совершенно не обязательно ходить с постным видом, потупив очи долу. Человек может быть смиренным, несмотря на порывистый характер. Рассказывают, что когда Серафиму Саровскому говорили: «Батюшка, какой же вы смиренный, с какой любовью вы обращаетесь ко всем…», то он отвечал: «Да какой же я смиренный, вон тот солдат, который встречает приходящих в монастырь, вот он смиренный». «Да как же это? – удивлялись люди. – Этот солдат буквально набрасывается на всех». Но дело в том, что этот солдат в силу контузии, ранений, болезней, может быть, и был раздражителен или невоздержан, но в том, как он сам страдал от этого, как он каялся и как он пытался держаться, было величие его смирения.

– Владыка, а перед кем мы смиряемся?

– Перед Богом. Потому что если смиряться перед человеком, то как мы найдем ту грань между смирением и человекоугодничеством, которое, как известно, является грехом? А если затронуто человеческое достоинство, если происходит посягательство на личность, как тут не противостоять? Смиряемся мы перед Богом, перед Его волей, но каждый раз Его воля бывает нам явлена в конкретных обстоятельствах, поэтому и наше смирение, оно, если можно так выразиться, конкретно. Поэтому я всегда против жестких обобщений: вот так будет смиренно, а так нет… Нет общего рецепта «как». А если и есть, то он будет звучать не так, как мы ожидаем: «Человек должен правильно соизмерять себя по отношению к Творцу и к окружающим (то есть иметь меру), искать волю Божью о себе, понимая, что он сам может быть соработником Богу, неся свет и добро в этот совсем не идеальный мир». Смирение ведь не означает, что ты не боец, смирение – это способность остановить зло, но по-другому. Сделать это не привычным способом, когда человек отвечает на зло, пусть даже и защищаясь. Ведь в этом случае, строго говоря, ты его не останавливаешь, ты его передаешь дальше, и оно, уже умноженное, может к тебе вернуться. А можно поступить по-другому: зло ополчилось на тебя, но ты прекратил его развитие тем, что принял его в себя и погасил.

– То есть тебя обидели, а ты не ответил, но не в том смысле, что промолчал и затаил обиду в себе, а в том, что простил, понял, оправдал.

– Да. При этом не значит, что смиренный человек незащищен. «Смиренный» говорят и про воинов, и про бойцов – это духовное качество, ведь личность не растворяется, мы все разные.

То есть мы имеем дело с двумя системами мер. Одна – гордыня – объявляет себя мерилом всех вещей, она может проявляться различно, но суть будет одна: я центр всего, я достиг чего-то и потому имею право на исключительность. Другая система мер – это смирение. В богословии говорят о смиренномудрии и смиреннодействии. Это такая мера отношения к Богу и человеку, которую можно еще назвать мерой благодарения, когда человек благодарен Богу и за то, что Он дал ему талант, способности, и за то, что Он вовремя послал ему людей и у него что-то получилось, и за то, что он жив, здоров и может благодарить. И вот если мы сможем достичь таких уровней в отношениях к Богу, то мы станем смиренными; мы все будем воспринимать «с миром внутри себя», в душе.

– Значит, смирение, когда ты не ропщешь над тем, что с тобой происходит?

– Может, ты и ропщешь в силу своего характера, но все равно принимаешь волю Божью. Знаете, это как в Евангельской притче, рассказанной Иисусом: «У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу, а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Который из двух, – спрашивает потом Иисус, – исполнил волю отца?» (Мф. 21. 28–31).

Путаница бывает из-за того, что люди, заблуждаясь, считают смирением уход от проблем, а значит, слабость. Но смирение – это сила. Какая внутренняя сила должна быть для того, чтобы среди множества голосов, зовущих нас, услышать голос Христа, принять Его волю и явить ее, соединив волю Божью со своей.

– Значит, вопреки расхожему мнению, смирение заключается не в том, что ты опустил руки перед обстоятельствами, не утверждаешься на рабочем месте и т. д.

– Знаете, суть в том, что если человек не утверждается на камне, который есть Христос, то любое другое его утверждение ничего не стоит – все равно разрушишься.

Как научиться смирению

– Владыка, есть такое выражение: «работа смиряет», наверное, смиряет усталость, болезни, понимание своей немощи. А что еще? И вообще, как научиться смирению?

– У несмиренного человека понимание своей слабости может привести к агрессии и в конце концов к разрушению личности, а у смиренного – нет. Стать смиренным – это прежде всего победить в себе гордыню и лень духовную. Ведь почему гордыня – это грех? Потому что это то, что отделяет человека от Бога, это камень преткновения между человеком и Богом. Но если человек сделал шаг к Богу, покаялся, то он уже сумел преодолеть гордыню, а дальше идет та духовная брань, о которой мы уже писали.

– Владыка, по словам Ефрема Сирина, «если грешник приобретает смирение, то он сделается праведником». Почему смирение имеет такую силу перечеркнуть все?

– Да потому что быть смиренным – это прежде всего быть победителем. Победить в себе гордыню. А потом ведь смирение и в том, что мы понимаем, что без Божьей помощи нам свои грехи не преодолеть. Вспомните, как мы молимся: «Господи, даруй мне зрети мои прегрешения».

Нельзя думать, что какие-то духовные упражнения сразу помогут нам приобрести смирение. Многие научились ему через подражание духовным отцам, людям, которые духовно выстояли в этом мире. Бывает, что болезни, жизненные обстоятельства научают нас. Апостол Павел сказал: «И чтобы я не превозносился… дано мне жало в плоть». И дальше: «…ангел сатаны удручает меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи» (2 Кор. 12. 7–9).

У нас в Старом Осколе есть старец Алексей, люди называют его просто: Алеша из Старого Оскола. Это физически очень больной, немощный человек, он даже не разговаривает, и если ему надо ответить на вопрос, то он просто водит пальцем по таблице с буквами, и получаются слова. Или он водит пальцем по буквам, и получаются стихи. И что бы ни происходило вокруг, с ним, в любых ситуациях, он всегда удивительно светел, в нем столько любви и тепла к людям. Для меня этот Алеша из Старого Оскола и есть воплощение смирения.

А. А. Голенищев-Кутузов

В годину смут, унынья и разврата

Не осуждай заблудшагося брата;

Но, ополчась молитвой и крестом,

Пред гордостью – свою смиряй гордыню,

Пред злобою – любви познай святыню

И духа тьмы казни в себе самом.

Не говори: «Я капля в этом море!

Моя печаль безсильна в общем горе,

Моя любовь безследно пропадет…»

Смирись душой – и мощь свою постигнешь:

Поверь любви – и горы ты подвигнешь;

И укротишь пучину бурных вод!

Вопль к Богоматери

О чем молить Тебя, чего просить у Тебя? Ты ведь все видишь, знаешь Сама, посмотри мне в душу и дай ей то, что ей нужно. Ты, все претерпевшая, все премогшая, – все поймешь. Ты, повившая младенца в яслях и принявшая Его Своими руками со Креста, Ты одна знаешь всю высоту радости, весь гнет горя. Ты, получившая в усыновление весь род человеческий, взгляни и на меня с материнской заботой. Из тенет греха приведи меня к Своему Сыну. Я вижу слезу, оросившую Твой лик. Это надо мной Ты пролила ее и пусть смоет она следы моих прегрешений. Вот я пришел, я стою, я жду Твоего отклика, о Богоматерь, о, Всепетая, о, Владычице! Ничего не прошу, только стою пред Тобой. Только сердце мое, бедное человеческое сердце, изнемогшее в тоске по правде, бросаю к Пречистым ногам Твоим, Владычице! Дай всем, кто зовет Тебя, достигнуть Тобою вечного дня и лицем к лицу поклониться Тебе.

Лишь малые дети от присущей им непосредственности часто несдержанны. Они выражают себя открыто, не умея подстраиваться под окружение. Взрослые могут скрыть возбуждение, хотя внутри в это время бушуют страсти, а окружающие ошибочно считают их скромными и добродушными.

Кротость — это сочетание добродушия с твердостью духа, качество, тесно связанное по смыслу со смирением и скромностью. Только она может помочь справиться с гордыней, источником которой является эго. Именно с гордыни начинается вхождение в греховную жизнь.

Что такое кротость

Кроткий человек не раздражается по какому-либо поводу, не спорит, доказывая свою правоту. Он наделен терпением и уступчивостью, если они не противоречат совести. Мудрость и самообладание, позволяющие оставаться спокойным в раздражающих проявлениях внешнего мира, иногда ошибочно воспринимаются обывателями и грубиянами как слабость и трусость.

Происхождение слова

Слово произошло от «укрощенный», «усмиренный», «укротивший свои страсти». В греческом языке слово «праутес» означает чуткость, заботливость, мягкость и вежливость.

Значение понятия

В общепринятом понимании значение слова кротость подразумевает добродушие и всепрощение. Это терпимость, способствующая без гнева и желания мести терпеливо сносить оскорбления в свой адрес и переживать жизненные лишения.

Наделенная ею особа всегда контролирует эмоции, относится с пониманием к чужим ошибкам и готова простить обиды. Это не внешний образ и стиль поведения, а внутреннее состояние.

Согласно Писанию

Во всех мировых религиях кротость считается основной добродетелью, приближающей к Богу. По Божественному писанию, Его всепрощение, проявляющееся в благосклонности и милости к человечеству, несмотря на греховные проявления и падения людей, часто неслышащих и предающих Его, свидетельствует о кротости.

Подобно Ему, следует проявлять это качество в полном спокойствии духа, без раздражений, гнева и обид. Не реагируя злом за причиненные обиды, относиться со снисхождением и любовью к окружающим людям, охотно прощая их проступки.

Больше всего выражается это качество в тот момент, когда молчат в ответ на унижения, являя этим совершенство души. Святые именно этим проявлением отличались от обычных людей. Каждому из них приходилось терпеть многие унижения и лишения, поэтому святые отцы о скорбях имели особое мнение и наделяли их специфическим смыслом. Они считали их Божьим благословением.

В полной мере кротостью обладал Иисус Христос, выражалось это более всего при истязаниях и унижениях перед казнью, а потом и на Кресте. Господь не отворачивал лицо Свое от плевков из толпы, а лишь в полном безмолвии смотрел прямо на них. А при распятии Он молился за них, распинающих Его, как неразумеющих, что творят.

Для чего нужна

Люди стремятся к внутреннему спокойствию и гармонии с окружающим миром, ведь когда внутри царит мир и спокойствие, наступает счастье. Эгоистические натуры, всегда пребывающие в конфликте с внешним миром, мечтают о покое и благодати. И им невдомек, что достижение подобного состояния кроется в кротком поведении.

Решивший познать Бога должен придерживаться этого поведения, только тогда он готов к истинному покаянию и оставлению грехов. Проявления эгоизма не дают исправиться, ведь кроме эго ничего не слышно и не принимается. Такой послушник начинает спорить, защищая себя, находить отговорки и доказывать свою невиновность.

Людям свойственно грешить, а их эгоизму, истоком которого является дьявол, оправдываться, закрывая доступ к покаянию. Тогда ими начинают управлять страсти, перекрывая путь к изменениям и перевоспитанию.

Кроткий человек сможет беспрепятственно соединиться с Богом и стать блаженным. Таким Он покровительствует, а наградой их являются счастье и вечное блаженство. Поэтому святые старцы указывают не искать чудес, а добиваться кротости, что и является чудом из чудес.

Как стать кротким человеком

Для обретения этой добродетели необходимо всем сердцем захотеть достичь подобного состояния.

Практические советы:

  1. Пользуясь примерами из жизни святых, работать над собой, быть бдительным каждый миг своей жизни. Перестать оправдываться, спорить и доказывать свою правоту.
  2. Решившись идти столь тесным путем, необходимо отвергнуть весь мир, отсечь все богатства и кажущиеся необходимыми вещи.
  3. Найти духовника, указывающего путь.
  4. Нужно быть готовым переносить всяческие оскорбления и обвинения, даже если они напрасны и неправдивы. При этом сохранять молчание не только внешнее, но и внутреннее.
  5. На примере святых отцов церкви благословлять своих поносителей.

Быть кротким, осознавая свою греховность и незначительность, не представляет труда. Молчать и повиноваться в церкви, перед Богом, легко, а в мире, среди обычных людей, — уже сложнее. По причине того, что каждый начинает считать себя чище, выше и лучше других.

Чувство собственной важности вызывает мнимое превосходство над людьми, верующий начинает видеть и усугублять грехи других, в то время как свои — не замечать, считать незначительными.

Поэтому не следует считать себя выше и духовно чище других, а следить внимательно за собой и своими поступками.

Дабы избежать соблазна напрасных поношений и обвинений окружающих в грехах, которых они не совершали, а лишь являлись плодом фантазии обвиняющего.

Что такое смирение

Невозможно ясно выразить такую добродетель. Путь к полному смирению — сложный и долгий, длиною в жизнь. Выразить в полной мере значение этой добродетели может только совершенный человек.

Святой Иоанн Лествичник считал, что смирение — это сокровище, которое невозможно изъяснить словами. Он считал смиренномудрие неизведанной благодатью души. Только познав ее в жизни на личном опыте, можно дать ей полное определение.

Слово происходит от глагола «смирить», «смирять». Из древнерусского языка — «умерить, смягчить, подавить». По народной этимологии близко со словом мир, то есть обрести мир, проявить терпимость.

Есть еще один корень — от слова «мера», тогда в слове вместо буквы «и» употреблялась «е». И получалось немного другое по значению слово — знание себя и своей меры. Трезвый взгляд, без гордыни, на свои знания и способности, принятие себя, своей жизни и окружающих, как есть.

Определение термина

Смирение в православии — осознание своих слабостей и погрешностей без проявления гордыни. В жизни христианина проявляется обретением мира с Богом, с окружающими людьми и с собой при любых жизненных обстоятельствах.

Быть смиренным — значит не испытывать превосходства над кем-либо, а относиться с истинной любовью к близким людям и всем окружающим.

Так верующий обретает устойчивый и абсолютный мир в сердце своем. Считая, что духовными добродетелями наделяет только Бог, он начинает их приобретать.

Толкование в Библии

Смирение, по Святому Писанию, заключается в благоразумном восприятии себя, окружающего мира и Бога. Для ясности понимания термина его делят на три вида.

Виды смирения:

  1. К Богу — видение своих прегрешений и упование на Божье милосердие через любовь к Нему. Когда человек полностью полагается на Божью волю, готов принять любые лишения и скорби без ропота и печали в сердце — оставляя все на волю Божью, принимая всем сердцем любое Его решение. Только не следует путать с бездействием в решении жизненных проблем. Это не безответственное подчинение и покорность обстоятельствам.
    В действительности — это жизнь с Богом, свободное и отважное единодушие с Его волей.
  2. К окружающим — позволяет не гневаться на других людей, а находить компромисс, даже когда явно стоит поставить их на место. Господь любит каждого, независимо от национальности и веры. И каждый является образом Его. Однако не следует способствовать злу своей беспрекословностью, особенно когда близкий человек испытывает страдания. В этом случае не допустить насилия в адрес близкого не идет вразрез с пониманием смирения.
  3. К себе — это когда человек не смотрит на недостатки других, а прекрасно знает свои, не боится и не отрицает их. Видит свои ошибки в настоящем и в случае справедливого нарекания всегда готов искренне извиниться.

Смиренным быть нужно не только священнослужителям и монахам, но и мирянам, иначе путь к Богу закрыт. И наоборот, не имея более добродетелей, кроме этой, верующий становится рядом с Господом.

Признаки

Иисус Христос показал человечеству высшее и полное смирение с волей Всевышнего Бога. Жизнь и деяния Христа показывают все признаки этого качества. Обретая его, христианин уподобляется Христу.

Внутренние

Смиренность зарождается внутри из ощущения пребывания Всевышнего. Человеку сложно смириться благодаря внешнему воздействию или собственным усилиям, а в присутствии Бога и Его величия, осознав свою никчемность, ему ничего другого не остается, как надеяться на Него.

Внутренние признаки:

  • благоговение;
  • кротость;
  • послушание;
  • смелость;
  • ответственность;
  • терпение;
  • милосердие;
  • полное спокойствие.

Такой человек всегда спокоен и непоколебим, никого не обвиняет и не поносит, не превозносит себя над другими, считая себя самым грешным и недостойным похвалы, что начинает проявляться внешне. Внутренние и внешние признаки крепко взаимосвязаны друг с другом.

Внешние

Все внутренние изменения в человеке отражаются на его поведении и взаимоотношениях со внешним миром. По достижении смиренномудрия в поведении человека начинают проявляться ранее не свойственные ему действия.

Внешние признаки:

  • пропадание интереса к мирским увеселениям;
  • простота речи;
  • размеренный голос;
  • краткость в словах;
  • чистое и высокое мышление;
  • уход от споров и конфликтов;
  • уход от бессмысленных разговоров;
  • спокойное отношение к обидам в свой адрес.

Смиренномудрый христианин не обсуждает и не критикует других, относится к ним с терпимостью, принимая во внимание их интересы. Принимает людей такими как есть, со всеми достоинствами и недостатками, впрочем, как и себя. Причем принимает сердцем, уму свойственно разделять и подвергать анализу.

Смиренный человек никогда не будет сравнивать себя или свою жизнь с другими, желать иной жизни и обстоятельств. Если вдруг возникнет необходимость изменить что-либо в жизни, то начнет перемены с себя, изнутри, тем самым преображая внешние проявления. Перемены приходят не сразу, для их проявления необходимо определенное время, вот тут требуется проявить терпение.

Смирение и терпение (общие и отличительные черты)

Жизнь приносит нам не только радостные моменты, иногда в виде Божьего промысла приходят всякого рода испытания. Тогда верующему необходимо проявить терпение, преодолевая обстоятельства жизни, вызванные испытаниями. Насколько хватит терпения, столько и получится безропотно скорбеть.

Очень важно научиться смирению и терпению в православии, тогда верующий становится кротким, без этого не может быть Пути. Эти два качества постоянно находятся рядом, между ними существует некая взаимосвязь. Когда наступают тяжелые времена и лишения, то они очень тесно переплетаются.

Кротость и смирение как христианские добродетели

Смиренность и кротость — две христианские добродетели, направленные на борьбу с гордыней. Гордыня только кажется простым грехом. Считается, что она проявляется самомнением, важностью, тщеславием и другими явлениями эгоизма. Но это совсем не так — чем большего достиг на пути, тем изощреннее становятся искушения.

Есть такое понятие в христианстве как прелесть, наступающая после достижения неких высот на пути к Богу, когда соблюдаются все предписания и заповеди. Но без должного руководства начинает казаться, что уже почти свят, особенно на фоне греховности других. Так действует скрытая гордыня.

Помочь правильно понять возникшее чувство превосходства может только духовный пастырь. Сам впавший в прелесть не может распознать проявление гордыни, со стороны виднее.

Очень важно на протяжении всего жизненного пути культивировать эти две добродетели, особенно по достижении неимоверных высот. Когда верующий преуспел на этом пути, ему может показаться, что он уже неуязвим для сетей гордыни, хотя это далеко не так. Ведь эгоизм является верным спутником всей земной жизни, его проявления атакуют именно в тот момент, когда дух успокаивается, и бдительность ослабевает.

Как Священное Писание учит смирению (на примере библейских историй)

Священное Писание содержит множество примеров смирения Господа Иисуса Христа, святых апостолов и старцев. Их жизнь, наполненная постоянными противостояниями искушениям дьявола, является эталоном этой добродетели.

Самым ярким уроком от Спасителя было омовение ног апостолов. Омывая им ноги, Он выражал несоизмеримую любовь к человечеству тем, что хотел донести до людей всю важность смирения для достижения Царствия Божьего. Этим действием, несмотря на то, что Бог Отец отдал Ему всю Власть, Он на собственном примере показал, каким смирение должно быть. Омывать ноги считалось обязанностью слуги.

Проделывая это, Он не отвернулся даже от Иуды, зная о его предательстве. Он хотел довести его до раскаяния и тем самым спасти его. Подтверждая этим Свои наставления любить врагов своих и творить благо ненавидящим.

Каждый человек, не имеющий смирения в сердце, считает свое положение в обществе выше других. Он всегда будет искать почетное и удобное место поближе к имеющим власть.

Однажды Иисус, будучи приглашенным на пир и увидев, что все стараются занять самое почетное место, сказал, что не стоит занимать почетное место. Ведь хозяин может пригласить более почетного гостя, и когда он укажет тебе место пониже, чтобы уступить лучшее этому гостю, то занявшему не свое место станет неловко. И наоборот, если занять худшее место, то хозяин, посчитав тебя более достойным гостем, укажет место почетнее, оказав честь в присутствии всех.

Следующее поучение Иисуса обращено к тем, кто всегда хвалит себя, а других презирает. Эта притча — о мытаре и фарисее.

Фарисей в молитве благодарил Бога, что он лучше других — не вор, не мошенник, не как стоящий рядом сборщик налогов. Вспоминал, что он исполняет все предписания и заповеди. В то время мытарь стоял вдалеке, бил себя в грудь и молил Бога о милости к себе, грешнику. Иисус в конце сказал, что мытарь получил прощение, а не фарисей.

Смирение требует огромных духовных сил от человека. Вершин этого таинства могут достигнуть только гиганты духа.

Видео

В этом видеоролике рассказывается, как гордость раздувает самомнение, что в конечном итоге делает гордого посмешищем в разных ситуациях.

Есть смирение показное, а есть — сердечное; в чем разница, можно узнать из этого видеоролика.

ХРИСТИАНСКОЕ СМИРЕНИЕ

Христианское смирение есть чувство реального понимания себя, видение себя, которое является дальнейшим стимулом к ревностному исполнению заповедей Божиих.

Осипов Алексей Ильич

Епископ Александр (Милеант)

Христианское смирение полно упования на Божие милосердие

Господь Иисус Христос пришел в мир, чтобы исцелить человека. Он зовет всех обратиться к Богу, войти в Его Царство вечной радости. Для человека зов Христа звучит как голос любящего Отца, зовущего своего потерянного сына вернуться в родной дом. И когда возвращается человек к Богу, он не идет с багажом добродетелей или с богатством приобретенных талантов, но идет как нищий блудный сын, расточивший отцовское имущество.

Первая заповедь блаженства призывает человека понять свою духовную болезнь и обратиться к Богу за помощью. Труден этот первый шаг! Нелегко «блудному сыну» придти в себя, признать свою вину и несостоятельность, начать обратный путь. Поэтому за одно его волевое усилие, за одно доброе начало человеку уже обещается великая награда: «Блаженны нищие духом, потому что их есть Царствие Божие». Замечательно, что как падение человека началось горделивым желанием сравняться с Богом («Будете, как боги» – обещал обольститель нашим прародителям, Быт. 3:5), так и восстановление человека начинается смиренным признанием своей беспомощности.

Нищета духовная – это не материальная бедность или душевная бездарность. Напротив, «нищий духом» может быть при этом очень богатым или очень одаренным человеком. Нищета духовная – это смиренный образ мыслей, который вытекает из честного признания своего несовершенства. При этом христианское смирение не есть отчаяние или пессимизм. Напротив, оно полно упования на Божие милосердие, на реальную возможность стать лучше. Оно проникнуто радостной надеждой на то, что с Его помощью мы станем добродетельными и угодными Ему детьми.

Осипов Алексей Ильич

Доктор богословия. Профессор МДА

Что же такое христианское смирение?

Святые отцы, основываясь на долговременном опыте подвижничества, предлагают в своих творениях своего рода лествицу духовной жизни, предупреждая при этом о пагубных последствиях уклонения от нее. Исследование ее законов является главнейшей религиозной задачей, и, в конечном счете, все прочие знания богословского характера сводятся к пониманию духовной жизни, без чего они полностью утрачивают свое значение. Эта тема очень обширна, поэтому здесь остановимся лишь на двух главнейших ее вопросах.

Смирение является первым из них. По единогласному учению Отцов, на смирении зиждется все здание христианского совершенства, без нее невозможны ни правильная духовная жизнь, ни приобретение каких-либо даров Духа Святого. Что же такое христианское смирение? По Евангелию, это, прежде всего, нищета духа (Мф. 5:3) – состояние души, проистекающее из видения своей греховности и неспособности освободиться от давления страстей своими силами, без помощи Божией. «По непреложному закону подвижничества, – пишет свт. Игнатий (Брянчанинов), – обильное сознание и ощущение своей греховности, даруемое Божественной благодатью, предшествует всем прочим благодатным дарам». Св. Петр Дамаскин называет это видение «началом просвещения души». Он пишет, что при правильном подвиге «ум начинает видеть свои согрешения – как песок морской, и это есть начало просвещения души и знак ее здоровья. И просто: душа делается сокрушенною и сердце смиренным и считает себя поистине ниже всех и начинает познавать благодеяния Божии… и собственные недостатки». Это состояние всегда сопряжено с особенно глубоким и искренним покаянием, значение которого невозможно переоценить в духовной жизни. Свт. Игнатий восклицает: «Зрение греха своего и рожденное им покаяние суть делания, не имеющие окончания на земле». Высказывания святых отцов и учителей Церкви о первостепенной важности видения своей греховности, о нескончаемости покаяния на земле и рожденного ими нового свойства – смирения, бесчисленны.

Что основное в них?

Смирение является единственной добродетелью, которая дает возможность человеку пребывать, в так называемом, непадательном состоянии. В этом особенно убеждает история первозданного человека, обладавшего всеми дарами Божиими (Быт. 1:31), но не имевшего опытного познания своей не самобытности, своей ничтойности без Бога, то есть не имевшего опытного смирения и потому столь легко возомнившего о себе. Опытное же смирение проистекает у человека при условии понуждения себя к исполнению заповедей Евангелия и покаянию. Как говорит преп. Симеон Новый Богослов: «Тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека его немощи». Познание своего бессилия стать духовно и нравственно здравым, святым без помощи Божией, создает твердую психологическую базу для непоколебимого принятия Бога как источника жизни и всякого блага. Опытное смирение исключает возможность нового горделивого мечтания стать «как Бог» (Быт. 3:5) и нового падения.

По существу, подлинное возрождение христианина и начинается лишь тогда, когда он в борьбе с грехом увидит всю глубину поврежденности своей природы, принципиальную неспособность без Бога исцелиться от страстей и достичь искомой святости. Такое самопознание открывает человеку Того, Кто хочет и может спасти его из состояния погибели, открывает ему Христа. Именно этим объясняется столь исключительное значение, придаваемое смирению всеми святыми.

Преп. Макарий Египетский говорит: «Великая высота есть смирение. И почесть, и достоинство есть смиренномудрие». Свт. Иоанн Златоуст называет смирение главной из добродетелей, а преп. Варсануфий Великий учит, что «смирение имеет первенство среди добродетелей». Преп. Симеон Новый Богослов утверждает: «Хотя много есть видов воздействий Его, много знамений силы Его, первейшее всего другого и необходимейшее есть смирение, так как оно есть начало и основание». Смирение, приобретаемое правильной христианской жизнью, является, фактически, новым свойством, неизвестным первозданному Адаму, и оно – единственное твердое основание непадательного состояния человека, его истинной святости.

В чем разница между комплексом неполноценности и христианским смирением?

Комплекс неполноценности заключается в том, что человек постоянно ощущает себя неспособным сделать что-то так, как это следует. И не только ощущает, но и боится: за что бы он ни принялся, все сделает не так, как надо. И поэтому, естественно, он очень часто допускает различные ошибки. Смирение христианское проистекает от другого начала. Христианское смирение рождается из следующего: тот, кто хочет быть христианином, должен, встав утром (ежедневно), сказать себе: «Сегодня я постараюсь жить так, как этого требует Евангелие, т.е. никого не обманывать, не осуждать, не злиться, не завидовать и т.д.» Удивительное явление! Оказывается, что только решительное понуждение себя к исполнению Евангелия открывает мне самого себя. Я думал, что я такой хороший человек, что лучше меня нет, и не может быть, а как только я сопоставил себя с Евангелием, то на каждом шагу со мной приключения. Я вновь понуждаю себя, и вновь нарушаю Евангелие. Делаю добро ради Бога, ради Евангелия — появляется тщеславие. Вот это открывающееся видение дает мне реальное, здоровое понимание того, кто я есть на самом деле. Оказывается, даже при искреннем желании жить по Евангелию, из меня, что называется, прет не то, что надо. Вот здесь рождается чувство понимания, что, даже стараясь, я то и дело спотыкаюсь. Один из великих святых говорит: «Тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека его немощи», открывает мне, что я и нищ, и наг, и убог, а открывая это, не убивает желания жить по-христиански, но, напротив, понуждает к еще большей ревности в исполнении Евангелия, и порождает то самое чувство смирения, т.е. видения того, кто я есть на самом деле, а не тот, кто я был в своих мечтаниях, фантазиях и тщеславных парениях. Видение себя, чувство из этого видения проистекающее и есть смирение.

Христианское смирение есть чувство реального понимания себя, видение себя…

Это совсем не комплекс неполноценности. Это смирение понуждает всегда к еще большему следованию заповедям, потому что человек из состояния смирения начинает молиться не языком, а сердцем. Начинает каяться не языком, а сердцем. Не отчеты предлагать батюшке, а искренне раскаиваться. Вот это понуждение себя к следованию Евангелию, рождающееся отсюда видение поврежденности своей природы, рождает во мне еще большую ревность к обращению к Богу. Я начинаю понимать действие молитвы, я вижу помощь Божию: обратился в смирении от всей души к Богу, и Господь мне помогает! Чем больше видение себя, тем больше искренности в обращении к Богу, тем большее происходит единение человека с Богом. Ибо Бог есть не просто любовь, но и величайшее смирение, до Креста. И поэтому здесь — во глубине смирения мы и соединяемся с Богом. Таким образом, христианское смирение есть чувство реального понимания себя, видение себя, которое является дальнейшим стимулом к ревностному исполнению заповедей Божиих.

Христианское смирение исполняет благожелательством ко всем людям

Мне как-то показали плакаты по поводу ИНН — я просто в ужас пришел: сколько там фанатизма, ожесточения, противления церковной власти, неприязни, ненависти к мыслящим иначе. Откуда это может быть? — Только из сознания: “Мы — непогрешимые носители истины. Все, кто не с нами, — враги Церкви, которые достойны ненависти”. Но христианское смирение не знает таких чувств. Оно исполняет истинного христианина искренним благожелательством ко всем людям. Св. Исаак Сирин говорит, что таковой христианин к самим врагам истины воспламеняется любовью. Преподобный Симеон Новый Богослов сообщает о великом духовном законе: “Тщательное исполнение заповедей Христовых научает человека его немощи”, то есть смирению. Смирение и любовь к людям и являются наиболее точным критерием в познании того, где есть действительно христианство, а где его языческая подделка.

Христианином становится только тот, кто смирится…

Если же мы забудем об этом, то бесплодно проживем свою жизнь, бесплодны будут все наши церковные дела, вся наша борьба за истину. “Безумен тот, — говорит авва Дорофей, — кто строит дом другому, разоряя свой собственный”. Без собственной духовной жизни мы ничего доброго, спасительного людям не принесем. Это важно помнить. Все должно делать так, чтобы быть христианином. А христианином становится только тот, кто смирится и увидит, что ему нужен Христос-Спаситель.

Смиренность (смирение) как качество личности – способность перебороть в себе любые проявления эгоизма и гордыни, проявлять равнодушие к почестям.

Скромность, как отсутствие стремления к почестям, – родная сестра смиренности. Она понимает, что смиренность – мать всех добродетелей, главное качество святой личности – и, поэтому, скромно находится в ее тени. У скромности прекрасные изначальные возможности, но ее можно разгневать, раздразнить, вывести из себя. Смиренный человек – победитель гнева. Его разгневать не удастся никому, он всегда побеждает в себе гнев, не давая ложному Эго воспламениться никаких шансов. Когда смиренному человеку что-то кричат в гневе, он не обижается, а внимательно слушает и старается понять, есть ли в этом доля правды. Отыскав эту долю правды, он даже благодарен гневающемуся человеку. Не смиренные люди ничего не улавливают в словах другого, кроме самого гнева и его квадратных глаз.

Смиренность проявляется в действии. Как ни старайся, человек в действиях высвечивает свою гордыню и тем самым говорит о своей не смиренности. Склонность проявлять гордыню – это отсутствие смиренности. Смиренный человек считает себя не выше, а ниже других. Если он, по своему мнению, ведет себя неправильно, то тут же просит прощения.

Может сложиться впечатление, что смиренность себя не уважает. Это заблуждение. Она уважает других людей больше, чем себя. Но чтобы уважать другого человека, надо знать за что. Смиренность уважает свою духовную природу, она видит, в отличие от эгоистов, в других людях то, за что их можно уважать и не придает значения тому, за что их нельзя уважать. Смиренность по своей природе не может думать о человеке в негативном ключе, ее тут же загрызет совесть. Она будет думать: «Раз я плохо о нем думаю, значит, считаю себя лучше. Если я плохо думаю о людях, стало быть, я уже плохая. Как я могу считать себя хорошей, если вижу в людях недостатки?» Смиренность фокусируется на достоинствах личности, потому что уважает в себе духовную природу, то есть стремление жить не для себя, а ради других людей. Когда человек осознает, что он не тело, а душа, его невозможно вывести из состояния равновесия тем, что к нему относятся неуважительно.

Огромная положительная роль смиренности проявляется в умении слушать. Эта ее способность позволяет личности прогрессировать всегда и во всем. Человек, не обладающий смиренностью, не способен слушать и не способен разумом воспринять и принять входящую информацию, так необходимую ему для дальнейшего роста. Смиренный человек будет внимательно слушать, пока не поймет, что в этой информации отсутствует новое знание. Не смиренный – отказывается слушать заранее, он даже не хочет начать слушать, поэтому не в состоянии понять, есть там новые идеи и мысли или нет. Он проявляет глупость, невежество и не смиренность.

Если хочешь чему-то научиться, проявляй смиренность. Ученик – это послушник, то есть тот, кто способен слушать. Не способный стать в приобретении знаний послушником, так и останется невеждой. Глупец отличается от умного, прежде всего, своим нежеланием никого слушать. В детстве он непослушный, а в мире взрослых – глупец. Непослушный ребенок пропитан эгоизмом, отсюда и все напасти. Умный человек с детства послушный, в нем мало или вообще отсутствует эгоизм, поэтому он и проявляет разумность.

Смиренность, живя для других, становится приятной и желанной для окружающих. Когда человек живет ради других, какие у него могут быть проблемы? Проблемы возникают у тех, кто живет только для себя. Он тянет одеяло на себя, а внешнему миру это не нравится, он начинает сопротивляться. У эгоиста возникают проблемы в семье, его стараются поставить на место, переделать, переломать, а он изо всех сил борется с окружающими. А когда жена или муж уважают друг друга, живут друг для друга, как можно от них отказаться? Кто будет отказываться от счастья? Поэтому несчастливы те семьи, где отсутствует смиренность.

Многие, желая почестей, славы и известности, играют в смиренность, но окружающие не испытывают от их ложных поз никакого счастья. Истинное смирение не желает почестей, оно не требует от своих детей уважения исступленными криками: «Как ты можешь так разговаривать со своей матерью?» Смиренность, сама добросовестно выполняя материнские обязанности, просто хочет, чтобы и дети выполняли свои обязанности. Будучи учителем, она не хочет от учеников уважения к нему, как к учителю, а желает сделать их них умных и порядочных людей. Не требовать к себе уважения и почестей – это и есть смиренность.

Уважение дорогого стоит, оно приходит, когда другой человек увидит в тебе смиренность. Например, муж с женой спорят по какому-то житейскому вопросу. На самом деле спорят два ложных Эго, которые уважают только себя. Допустим, муж уступает и говорит: «Я согласен с тобой, дорогая. Ты во всем права, наверное, я ошибся». В этот момент происходит удивительная вещь – у жены сразу же возникает ощущение уважения, доверия и симпатии к мужу. Проявив смиренность, человек получает жирный плюс уважения от детей, мужа, жены, учеников, коллег по работе.

Смиренность не имеет ничего общего с малодушием, которое уступает другим людям под давлением. Например, малодушный учитель говорит ученикам: «Делайте что хотите, только присутствуйте на уроках». Чем позиция смиренности отличается от малодушия? Смиренность добросовестно выполняет свои обязанности, уважает окружающих и не требует от них к себе уважения, похвал и почестей. В отличие от малодушия, ученикам она скажет: «Я вас уважаю, но не могу позволить безделье и лень. Мое служение людям состоит в том, чтобы сделать вас специалистами по моему предмету». Такого учителя будут по-настоящему уважать.

В смиренности нет эгоизма, который мешает передавать ученикам истинное знание. Как неумелый повар либо пересолит и переперчит суп, либо недосолит и забудет про перец, эгоист всегда разбавит полученное им знание своим эгоизмом, добавит, как сплетник, что-то от себя, и знание, испорченное его эгоистичными потугами, станет ложным. Во всех высших учебных заведениях и школах знания, особенно по гуманитарным дисциплинам, должны передавать только смиренные люди, иначе они учат детей и студентов не тому, что надо.

По мнению доктора О. Г. Торсунова, «истинное знание можно получить только по цепи ученической преемственности». Человеку может открыться новое знание через сердце, он может многое узнать без посторонней помощи, но передавать знания другим людям он имеет право, если полученное знание подтверждается цепью ученической преемственности. Искаженное эгоизмом знание не приносит счастья.

Смиренность, зачастую, спасает человека в самых экстремальных ситуациях. Преступнику тоже надо как-то оправдаться перед собой. Поэтому он провоцирует у жертвы проявление к нему ненависти, страха, злобы или презрения. Смиренный человек не дает повода себя убить, ведь он уважает преступника, в нем нет гнева, осуждения, презрения, обвинения и пренебрежения. Какой интерес убивать человека, который тебя уважает, видит в тебе только достоинства и не боится тебя? Бандит, пытаясь вырвать у него осуждающие слова или уловить страх в глазах, кричит: «Прощайся с жизнью!» В жизни очень важно научиться смиряться с ситуациями, которые не можешь изменить. «Переноси с достоинством то, что изменить не можешь», – говорил Сенека. Смиренный человек говорит в ответ: «Судьбе угодно – умереть мне или остаться живым, главное, я должен в момент смерти пожелать всем людям счастья и подумать о Боге».

Смиренность верит в судьбу и поэтому понимает, что если ее убьют, она ничего не теряет. Если согласно судьбе жизнь его закончилась, значит, у него ее нет. Потерять можно только то, что имеешь. А если судьба уготовала ему жизнь, веди себя как обычно смиренно. Смиренный человек, подобно доблестному воину, не испытывает ненависти и презрения к нападавшему. В спокойном состоянии ума, из чувства долга он активно защищается, может даже поколотить преступника, испытывая при этом сострадание к нему. У бандита при противоборстве с духовной силой свои силы стремительно тают.

Доблестный человек «блестит» добром, смиренный – миром. Но пусть не заблуждается тот, кто думает, что смиренный человек – безропотное, трусливое, малодушное существо, скрывающееся от жизненных проблем и регулярно подставляющее, то одну, то другую щеку для удара. Смиренный воин – прекрасный дисциплинированный солдат, хладнокровно расправляющийся с врагом. Эмоции ненависти, злобы, мести на самом деле мешают воину спокойно и расчетливо вести бой, проявлять расчетливость и смекалку. Смиренный боец уважает врага и поэтому не проявляет самонадеянных и опрометчивых действий, заканчивающихся большой кровью. Смиренные солдаты часто становятся героями.

Смиренность непобедима, ее невозможно побороть. Ф.М. Достоевский писал: «Смирись, гордый человек… Победишь себя, и усмиришь себя, и начнешь великое дело, и других свободными сделаешь, и узришь счастье, ибо наполнится жизнь твоя».

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх