Помост

Вопросы веры

Фильмы Сергея баранова

Тропой земной к высокой тишине

«Отец Сергий не знает нот и поет, как хочет. Так же и кино снимает —как Бог на душу положит». Так начинается описание нового диска «Тропой земной к высокой тишине» — полной фильмографии протоиерея Сергия Баранова, бережно собранной и изданной аудиостудией Свято-Елисаветинского монастыря. Сразу девять фильмов на одном диске. По словам создателей сборника, работы отца Сергия впечатляют именно простотой, которая, однако, сочетает в себе и глубину, и высоту, и поэтичность, и стиль, и пронзительную откровенность.

Протоиерей Сергий Баранов — секретарь Орской епархии, руководитель епархиального отдела по церковной архитектуре и иконописи, духовник Иверского женского монастыря в г. Орске. Расписывает храмы и пишет иконы; занимается помощью бездомным; более 20 лет посещает тюрьмы, Гайский детский дом-интернат (Оренбургская область). Автор нескольких книг. За свои киноработы награжден премиями на международных кинофестивалях. Воспитывает шестерых детей.

В одном из интервью отец Сергий сказал: «В молчании создается внутренняя тишина, и в этой тишине слышится Бог. Ум, который желает видеть Бога, должен на какое-то время замолчать, остановиться, найти не внешнюю тишину, а внутреннюю». Мы встретились с Еленой Наследышевой — редактором монастырской аудиостудии, журналистом и поэтессой, чтобы обсудить, почему киноработы отца Сергия помогают обрести ту самую внутреннюю тишину.

— О тюрьмах, детских приютах, Афоне и литургии снято немало фильмов. Как и почему было принято решение собрать на один диск именно картины отца Сергия Баранова? Они звучат как-то по-особенному?

— То-то и оно, что звучат его картины действительно по-особенному. Как журналист, работающий в православных СМИ уже более 20 лет, я встречала разные материалы, видела разные фильмы, сама создавала радио- и телепрограммы. Но то, как в картинах отца Сергия подано христианское мироощущение, осмыслена церковная жизнь и социальная деятельность, трогает по-новому.

Все-таки как велика значимость личности! Отец Сергий благодаря своему таланту, своим творческим способностям, выраженным с помощью киноискусства, выводит человека церковного и, казалось бы, искушенного в вопросах духовной жизни на другой уровень восприятия. Простым, доступным языком он говорит об очень глубоких вещах. Люди, которые давно в храме, думаю, будут смотреть эти фильмы с большим интересом.

— Какие первые фильмы отца Сергия Вы увидели?

— «Страна Пиросмани», «Философия покаяния» и «Письмо с Афона».

— Говоря о личности отца Сергия, я вспоминаю свое первое впечатление от встречи с ним. Внешне батюшка показался мне очень строгим, эдаким духовным богатырем, мужественным, собранным, даже суровым. Но когда к нему начали подходить люди, он моментально изменился: улыбался, подходящих крепко обнимал, целовал в лоб… Как папа… А как режиссер — какие качества он в себе сочетает?

— Каждый его фильм — это проповедь и исповедь одновременно, монолог и доверительная речь, где все слова и кадры пронизаны любовью, состраданием и молитвой за всех увечных, преступивших законы добра, измученных бедами. Его фильмы, по сути, импровизация без академического образования; дарование, которое вырвалось наружу. К слову, руководитель студии Константин Карманов, посмотрев картины отца Сергия, резюмировал: «Я нашел близкого по духу человека. Издаем!»

При просмотре его фильмов я пришла в такое эмоциональное состояние, что уже не могла остановиться. Первые три картины отсмотрела практически без перерыва. «Страна Пиросмани», например, поразила задором. Это рассказ про Грузию, сначала печальный, с философскими вставками — и вдруг неожиданно прерванный танцем отца Сергия! Представляете? Батюшка в подряснике танцует по-грузински!

Его документальный фильм «Не забывай меня», снятый в Гайском детском доме-интернате, где содержатся дети и подростки с серьезными психофизическими нарушениями, — синтез эмоционального и интеллектуального воздействия, пища для ума и сердца одновременно. Без слез, конечно, смотреть невозможно.

— А что именно Вы говорили Константину, чтобы убедить его выпустить диск?

— Собственно, всё то, что и сейчас говорю. Я сказала, что это не коммерческий продукт, а кино для тех, кто ищет в Православии новой глубины, более глубинного понимания того же богословия. Вот «Письмо с Афона» — это богословское размышление о вере, о диалоге души человеческой с Богом. Но это не академическое, не отстраненное богословие, а оригинальный, своеобразный взгляд на многие привычные для церковного человека вещи. Взгляд, в котором отражены живые, искренние чувства, мысли, религиозный опыт автора. Отец Сергий с самого начала захватывает внимание зрителя целиком. Надо сказать, ему помогает замечательный оператор. Я рекомендую всем, кто любит читать богословскую литературу, посмотреть эти фильмы.

Важно отметить, что отец Сергий затрагивает разные проблемы. «Литургия» — вовсе не рассказ о богослужении как таковом. В фабулу фильма органично вплетены истории разных людей, судьбы которых довелось наблюдать отцу Сергию как священнику (и впоследствии сделать очень интересные выводы). Например, история бизнесмена, попавшего во власть денег, а затем принявшего монашеский постриг. Или рассказ о семье, на которую одна за другой наваливаются многочисленные житейские проблемы… В целом это зарисовки, понятные абсолютно каждому.

— Можно несколько слов о новых работах 2018 года, опубликованных на диске «Тропой земной к высокой тишине»?

— Самый свежий фильм — «Параллельные». Вот такое фантастическое название. «Параллельные», как мне кажется, будет интересен и церковным людям, и вообще всем ищущим ответа на вопрос «есть ли Бог?». Он построен в форме диалога с атеистом, который задает очень неудобные, провокационные вопросы. При этом в картине неоднократно упоминается великий ученый-физик Альберт Эйнштейн, цитируются его высказывания. В итоге отец Сергий подводит зрителя к изумительно неожиданному восприятию веры как таковой. Он не говорит о вере лозунгами, какими-то аксиомами, но через свои аргументы дает возможность человеку современному, как никогда прежде доверяющему науке, самому сделать выводы.

Второй фильм 2018 года — «Я расскажу вам о русской Европе» — повествует о том, как жили и живут русские эмигранты, как они хранили и хранят православную веру после вынужденной эмиграции из-за революции 1917 года и последовавших репрессий.

— Елена, нередко можно услышать резонный вопрос: «Зачем покупать диски, если можно чуть-чуть подождать и все найти в Интернете?» Мне кажется, для аудиостудии это один из наиболее актуальных вопросов. Как Вы на него отвечаете?

— В каждое такое произведение вложена масса трудов. И разве автор не заслуживает вознаграждения за них — и морального, и материального? Ведь Сам Христос говорил, что «трудящийся достоин пропитания». Это замечательно, когда есть возможность даром раздавать материалы — заниматься благотворительностью. Но этот мир ставит нас в определенные условия. И человек верующий, стремящийся к Небесному, вольно или невольно оказывается зависимым от неких прагматичных условий нашего земного бытия и должен их учитывать.

Приобретение диска — это способ материально поддержать студию. Ведь это огромный труд — отобрать, оформить и предложить человеку высокохудожественное и интересное произведение. Занимаясь отбором материалов, я часто вижу весьма сомнительные тексты, аудио- и видеопрограммы, фильмы, способные навредить душе. Мы же предлагаем проверенные произведения, дающие пример, можно так сказать, здоровой духовности, и тем самым освобождаем от необходимости поиска нашу аудиторию, у которой сегодня катастрофически не хватает времени.

— Елена, позвольте задать немного бунтарский вопрос. В одном из мастер-классов по журналистике я прочла следующее: когда журналист берется за материал, необходимо поставить себя на место своей аудитории и ответить на вопрос: «У меня мало времени, почему я должен это читать?» Со своей стороны спрашиваю Вас: почему стоит смотреть эти фильмы?

— Как-то одна сотрудница православного издательства сказала удивительную фразу: «Лучше быть с Богом, чем писать о Нем». Если вы хотите быть с Богом, посмотрите эти фильмы — и вы почувствуете, что Христос посреди нас.

Диск «Тропой земной к высокой тишине» спрашивайте в церковных лавках Свято-Елисаветинского монастыря, на духовно-просветительских выставках, а также по тел.: +375 44 776 73 11 (Алексей), +375 17 289 03 03, e-mail: minsksound1@gmail.com. По адресу giveaudio@mail.ru можно заказать пересылку любого аудиоматериала в формате MP3 через Интернет с помощью уникальной ссылки, а также QR-кода.

LiveInternetLiveInternet


Мой Афон Протоиерей Сергий Баранов г.Орск.
Путешествуя по Афону, мои спутники, восхищаясь живописными видами Афонской природы, любуясь прекрасными монастырями, повторяли: «Это рай земной, это рай!». Я подумал тогда: «Рай – это не то, что мы видим, а как мы видим».
И если это как будет духовным, то безжизненная пустыня и темная келия для нас может стать раем. Не что, а как.
I
Однажды, беседуя со своим духовным другом иеромонахом о книгах архимандрита Софрония Сахарова, я услышал от него критику на некоторые выражения отца Софрония и, в частности, мой товарищ смущался названием книги «Видеть Бога как Он есть». Монашеская осторожность обращала его внимание на смелость выражения автора. И он тогда сказал: «Разве позволительно так смело говорить, разве можно видеть Бога как Он есть? Возможно, тут кроется гордость и дьявольский обман». Я тогда не стал сильно возражать, потому что не совсем уверен, но мне показалось, что я понимаю, о чем говорил о. Софроний.

Случилось, что по любви к близкой мне пожилой монахине, я уступил ее просьбе дать совет в занятии Иисусовой молитвой. Сам, имея мало опыта в этом святом деле, я уступил ее просьбе только потому, что ей не у кого было спросить. Но предупредил, что точно сказать не могу, а лишь как я думаю. Она тогда расстраивалась, что трудно справляется с рассеянностью и поэтому держит в уме образ Спасителя с иконы, которая ей очень нравится и так говорит молитву.
– Матушка, этот образ нравится вам, это вы выбрали его, и это вам так представляется Господь, это ваши переживания и чувства. И в этом переживании Господа участвует ваше творчество. Это не Господь открывает вам Себя, а вы Его творите сами себе. Пусть в вашей Иисусовой молитве не будет ни образа, ни чувства, ни переживания. Пусть будет только ум в словах молитвы «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго» и все. Остановите свое творчество, ограничите его только этим, чтобы дать место творчеству в вас Бога. Чтобы Он открывал Себя вам, а не вы открывали Его себе. Вот эту ситуацию, я думаю, можно назвать видеть Бога как Он есть, а не как мы Его себе творим.
Мой Афон. В этом может присутствовать и субъективный взгляд бедного грешника в силу своей духовной испорченности видящего так, как видится и что-то большее, что открылось ищущему сердцу, от любящего Бога туне. Дай Бог, чтобы второго было больше.
II
Мое первое восхождение на вершину Афона свершилось во вторую паломническую поездку на Святую Гору.
Я был с духовным другом, священником, который очень хотел подняться на вершину. Искреннее желание имел и я. Но было небольшое смущение ввиду того, что всего 2 месяца назад я перенес операцию на легкое по удалению онкологической опухоли. Я был еще слаб. А к моей слабости прибавилась еще наша неопытность, т.е. мы очень неграмотно спланировали свое восхождение. Ночь перед подъемом на гору мы отстояли на службе в монастыре Симонопетра, и сразу после службы еще в сумерках, чтобы успеть на корабль, который бы отвез нас к пристани скита Святой Анны у подножия Афона, мы отправились пешком в Дафни. Ночная служба и двухчасовое путешествие к кораблю нас настолько утомили, что, уже приплыв в Святую Анну и стоя на пристани у моря перед 2000-метровой громадиной Афона, товарищ меня спросил:
– Как ты себя чувствуешь?
– Как покойник, – только и ответил я. И мы пошли.
Знакомый русский монах сказал нам, что на пути, там, наверху, будут источники воды и, чтобы не утяжелять и без того объемные рюкзаки, мы взяли минимум воды, которую быстро выпили. Говорят, есть монахи, которые могут за один день подняться и вернуться назад. Для меня это было за границами понимания. Потому что, одолев, наверное, всего полпути до вершины, я так устал, что постоянно думал: я больше не могу ступить ни шагу, просто сейчас упаду и умру оттого, что сердце мое разорвется. И если сначала у меня была мысль вернуться, это выше моих сил, и я шел только из-за того, что мой друг очень хотел попасть туда, это было его мечтой и мне нельзя было его подвести, то потом, дальше, падая на землю, я стал понимать, что и спуститься я уже не смогу. Несколько раз я падал и на 20–30 минут, засыпал как убитый прямо на земле. И все же нужно вставать и как-то идти, если со стороны мое передвижение можно было назвать ИДТИ.

Очень хотелось пить, но воды не было. Я утолял жажду плодами красного шиповника, которые уже тронул мороз, и они были приятно кисленькими. И вот впереди показалась Панагия – церковь в честь Божией Матери, куда по преданию поднялась сама Богородица. Это расстояние в сотню метров я одолел с трудом, равным, наверное, всему остальному подъему. В этой церкви никто не живет, хотя в ней, кроме самой церкви, есть помещения для отдыха и каменный очаг. Здесь останавливаются для отдыха все, кто совершает восхождение на вершину Афона, которая отсюда уже видна по прямой. Многие остаются на ночь, чтобы подниматься с утра. Так поступили и мы.
Был конец ноября. Ночи наверху в горах были уже холодными, и нужно было собрать хворост для очага. Леса здесь уже не было, он остался внизу, стояли лишь отдельные искривленные кедры и кустарники. Метров на двадцать ниже Панагии, на склоне, лежал большой кедровый пень. Мы решили поднатужиться и перетащить его наверх из последних сил, чтобы запихнуть его в очаг целиком в надежде, что он будет гореть всю ночь.
И вот мы вдвоем делаем неимоверные усилия – тащим этот пень наверх. В это время снизу поднимаются три паломника – два француза и итальянец. Останавливаются, наблюдая, что делают русские. Мы начинаем им кричать:
– Камрад, друзья, помогите, мы этот пень с Агиа Анны с собой тащим, устали, помогите.
Это была немая сцена. Они судорожно пытались понять, что сказал русский священник – Агиа Анна находится на 1500 метров ниже того места, где они нас застали. Два русских священника, огромный пень и полтора километра? Они то улыбались, то хмурились. Они недоумевали.
Русские непобедимы!!!
Наконец иностранцы по нашим улыбкам поняли – мы шутим. Они поспешили к нам на помощь. Все вместе пень мы одолели и сразу стали ближе друг другу.
Ночь была беспокойной. Не дав поспать и часа, нас разбудили какие-то звери. В полной темноте они, казалось, скакали и по полу и по потолку, рылись в наших рюкзаках, смачно чавкали продуктам и запивали из ведра водой (в Панагии под полом оказался колодец, в который через трубу с крыши собиралась дождевая вода). Не имея фонарика и спички под рукой, мы просто лежали и молились.
Еще в темноте мы встали, вычитали со свечой канон и акафист Божией Матери и так встретили рассвет. Наши французы еще спали, когда мы направились на вершину.
В одной духовной книге, я помню, прочитал, как послушница спрашивала своего старца, почему он так нагружает ее физической работой? На что он ответил – чтобы смирить твою чрезмерную веселость. Уже стоя там, наверху, на вершине Афона я был рад, но чрезмерных восторгов не было, состояние было ровное и мирное. Ненужную восторженность убила усталость. Слава Богу, так и надо.
На вершине в маленькой каменной церкви Преображения Господня мы отслужили молебен, прочли врученные нам прихожанами записочки. В храме было студёно и мы, разгоряченные подъемом, сильно застыли. Нужно было спускаться. На аналое в углу лежала печать со штемпельной подушкой – все, кто поднимаются на вершину, могут поставить себе на память о восхождении печать, на которой изображен крест на вершине и написано «АТОС 2033 м». Я раскрыл паспорт и на первой странице, на обложке, поставил печать.
– Ты испортил паспорт, нас не выпустят на таможне – переживал друг. Я не думал об этом, у меня теперь Афонская прописка и паспорт об этом свидетельствует. Надеюсь, что моя связь с Афоном будет долгой.
Мы еще некоторое время постояли на вершине у церкви Преображения. Афонский полуостров был где-то далеко внизу, над нами было темное синее небо. Тишина звенела.
На сердце было тихо и мирно. Спустившись всего метров на пятьдесят ниже, я увидел у тропинки кусок мрамора – необычно выветренный, он напоминал вершину Афона. Приценившись к весу (килограмма два), я бросил его – не донесу, и так еле несу рюкзак. Но, пройдя шагов десять, вернулся и взял его. Сила Божия в немощи совершается. Я действительно не донесу, но если Господь укрепит, все возможно. И мое вчерашнее восхождение яркий пример тому. Это не я вчера победил, это Бог победил во мне.
ДАЛЕЕ з д е с ь : http://www.stihi.ru/2013/04/10/144

https://www.youtube.com/watch?v=nHkbH76XA3o СТРАНА ПИРОСМАНИ

Фильм отца Сергия Баранова. Фильм «Письмо с Афона» — это небольшое рассуждение о вере, о Христе, как о живой личности, и общении с Ним, посредством молитвы. Фильм снят на горе Афон, в Греции. Красивые южные пейзажи, таинственная гора, быт монахов и интересный монолог автора — все это погружает нас в состояние размышления о самом главном, о смысле нашей жизни.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх