Помост

Вопросы веры

Хмелево отец Серафим

Наместник Спасо-Преображенского монастыря :

игумен Серафим (Петручик В.И.).

Православная церковь имеет немало священников, чьим советам доверяют особенно, в том числе в Брестской епархии, которую возглавляет епископ Иоанн (Хома). В силу своего опыта и, наверное, связи с небесами они могут понять духовное состояние человека и выписать точный духовный “рецепт”. Одним из них является игумен Серафим (Петручик), наместник хмелевского монастыря, расположенного в 15 км от Жабинки и 20 км от Бреста. Кстати, игумен Серафим уроженец Жабинки, так что в буквальном смысле где родился, там и пригодился.

Его службы — очень красивые, духовно наполненные, а проповеди построены таким образом, что почти каждый из стоящих в храме уверен: это слово скаазано лично для него. Когда же отца Серафима спрашивают, как у него это получается, то он отвечает одно: по вере приходящих Господь посылает сказать им нужное слово.

На месте монастыря раньше стояла лишь древняя церквушка, которая никогда не закрывалась и не осквернялась. В наше время ее украшает табличка, что это памятник архитектуры XVIII века (1725 год) и он охраняется государством. Внутри намоленных деревянных стен Спасо-Преображенской церкви — множество святынь. Кроме списка чудотворной иконы Ченстоховской Божией Матери, также еще очень редкая икона Николая Чудотворца, на которой он изображен в белой ризе, и Покровская икона Божией Матери, обновившаяся в праздник Покрова Пресвятой Богородицы. А недавно храму подарили частичку Животворящего Креста Господнего из Иерусалима.
Обитель здесь возникла в конце девяностых, и удивительно, как за такой короткий срок она стала одним из ведущих духовных центров Беларуси. Наравне с Жировицким и Полоцким монастырями, деревней Корма Добрушского района, местом погребения Валентины Минской в Дзержинском районе. Люди едут сюда и едут, больше всего — по воскресеньям, когда читается акафист Ченстоховской иконе, и каждую вторую субботу, когда игумен проводит молебен о недужных.

Возле храмовой Ченстоховской иконы — атмосфера особого благоговения… “Она — чудотворная, она — живая, она меня слышит”, — верит почти каждый приехавший сюда человек…
Отец Серафим, конечно, видит, что сюда редко приезжают в радости, он сострадает нам в наших болезнях и скорбях, но больше акцентирует внимание на любви. Любите Бога, любите своих близких, постоянно напоминает он, любите даже врагов, без этого не может быть истинной любви Христовой. Любовь к врагам и жертвенность любви — особенность именно православной веры. Тема проповеди номер два — о воспитании детей. Мол, никакая школа не испортит вашего ребенка, если вы хорошо его воспитали. А начинаются проблемы — значит, это прежде всего ваше упущение, а не школы, улицы или чего-то еще. После таких вразумлений многие возвращаются домой другими. Евангельские истины, авторитет священника, переосмысление поступков, умиротворяющие песнопения, золото икон, гармония каждого церковного предмета, остановившееся время — все вместе это терапия для души. Плюс невидимое действие того, что называется Божией благодатью. Сколько пропавших людей вернулись домой после обращения их родственников в Хмелево! Сколько тяжелобольных получили исцеление от серьезнейших болезней! Скольких людей здесь научили правильно молиться!

Несмотря на большой поток паломников, обитель в Хмелево непрерывно строится, причем собственными силами. Хотя в братии всего 15 человек, они смогли возвести второй храм, три корпуса для проживания и корпус трапезной, гаражи, хозпостройки. Приобрели вагончики для размещения приезжих, каждый год заготавливают огромное количество дров, поскольку во всех зданиях печное отопление, обрабатывают 22 гектара земли, занимаясь полеводством, садоводством, пчеловодством. Излишки продовольствия отдают неимущим людям, школам и детсаду.

Как и положено испокон веков, образ жизни монаха — труд и молитва. В обители нет телевизора, компьютера, игумен принципиально обходится без мобильника. Зато у них есть главное, для чего и создают монастыри, — молитва за весь мир и каждого из нас.

Статья с сайта г.Жабинка, раздел «Знаменитости»

Фильм о жизни Игумена Серафима настоятеля Спасо-Преображенского мужского монастыря с. Хмелево и его монашеской братии был сня в 2003 году, режиссер Н.Князев. Обьем -450 Мб, продолжительность 55 минут

По этим ссылкам вероятно сможете найти одноименный фильм

http://pravtor.ru/profile.php?mode=register

Видение св.Серафимом в Храме.

Явление Богородицы Св.Серафиму

Изгнание бесов

Рисунки Черепанова Юрия о житии св.Серафима Соровского

Вверх

Марчук Нина Григорьевна

Иеромонах-целитель в единственной в Беларуси Пустыни

По решению синода белорусской православной церкви в начале юбилейного года, 2000-летия Рождества Христова, недалеко от деревни Хмелево Жабинковского района из Спасо-Преображенского прихода образовалась единственная в Беларуси Хмелевская Пустынь.

Пустынь – это небольшой монастырь (религиозная община монахов, принявших единые аскетические правила жизни, церковь и жилые помещения) в удаленном и богатом историей месте.

На сегодняшний день в нашей республике действуют 5 мужских и 8 женских монастырей. Не закрывался за всю историю своего существования только Жировичский Свято-Успенский мужской монастырь. Хмелево, что в пяти километрах от Жабинки, люди называют святым место»! В один из выходных дней я специально посетила эти места.

Действительно, что-то там есть! В уединенном, отдаленном от деревни месте, на красивом небольшом холме, в окружении соснового леса стоит голубая Спасо-Преображенская церковь. Крестообразная в плане, с пятигранной апсидой (алтарный выступ) и двумя ризницами. Церковь построена в 1725 году, заложена в праздник Преображения (Второй Спас). В 19 веке частично перестроена, тогда же рядом с храмом построили деревянную звонницу.

Интересна история рождения этого храма. Почти триста лет тому назад эти земли принадлежали гетману Великого княжества Литовского. И в тех местах в имении местного помещика случился пожар. Сгорела часовня (небольшая культовая христианская постройка). Но в пепле нетленной оказалась икона Божьей матери Ченстоховской (хотя писана она на холсте), которую и нашел сам помещик после того, как во сне к нему явилась с наказом сама Матерь Божья. С образом в руках искал помещик место для строительства новой церкви… Но более живописного места в окрестностях там нет, чем место, где возведен храм. Возвышенность, вроде, и небольшая, но окрест там далеко видно. Хотя и в гору, но идти легко (сами ноги несут). Рядом с церковью большое ухоженное кладбище, действующее и поныне.

Настоятель Спасо-Преображенской церкви – иеромонах отец Серафим (в миру Василий Иванович Петручик), местный, из Жабинки.

Шестой год служит здесь отец Серафим. И после того, как его молитвы стали помогать людям, у батюшки появилась идея создать на этом месте мужской монастырь со статусом Пустыни. Место понравилось владыке Брестскому, архиепископу Константину (ныне покойному), и он благословил отца Серафима на устройство монастыря. После благословения владыки за истекшие полгода построены братский корпус и трапезная. Заложен фундамент еще одного корпуса. В перспективе – кладбищенская часовня и домик для настоятеля. В деревне Хмелево куплен и обустраивается дом под гостиницу для помощников. Все строительство ведется на пожервования. Вроде, церковь и не маленькая, но всех желающих не вмещает, поэтому на ступеньках храма установлены динамики. На церковном дворе много скамеек, и можно службу слушать на улице.

Почти день я провела среди прихожан и паломников. Во время маленького перерыва я все же сумела подойти к иконе Божьей Матери Ченстоховской. Большая, под стеклом, в красивом золотом окладе, икона находится на иконостасе слева. На иконе Матерь Божья с ребенком на руках. На головах у обоих короны, вокруг голов – сияние – символ святости.
Некоторые исцелившиеся в знак благодарности оставляют на иконе золотые цепочки, кольца, крестики. Много. Я спрашивала об исцелениях у помощников и прихожан. У кого горе, тот не особо словоохотлив. Но, взглянув на номерные знаки стоящих у ворот обители машин, я поняла, что за помощью едут издалека.

Об исцеленных ходят легенды. О них мне рассказали местные прихожанки. Вот несколько историй исцеления. Рассказывают о мужчине, которому врачи вынесли страшный приговор – рак. Но после посещения: Хмелевской Пустыни больной пошел на поправку.

Рассказывают о мальчике, больном эпилепсией. После молитвы отца Серафима мальчик выздоровел. Особо помнят о десятилетней девочке, у которой отказали ножки. Батюшка отслужил над ней молебен, а уже через неделю девочка сама пришла в церковь.

В тот день, когда была я, шло богослужение. Отец о восьми главных страстях: чревоугодничестве, прелюбодеянии, сребролюбии, гневе, печали, унынии, тщеславии и грубости. И вдруг какой-то даме стало плохо: она начала кричать, корчиться, плакать… Отец Серафим подошел к ней, помолился – и она стала успокаиваться.

А настоятель церкви отец Серафим продолжал: «Кто низложил первые три из главных страстей, тот низложил вместе и пять последних, но кто не радит о низложении первых, тот ни одной не победит. Грехи наши – причина несчастий, бед и страданий, а за прихоти человек получает возмездие через болезни…».

О своем даре отец Серафим не любит говорить. А его послушники мне сказали так: «Это Господь исцеляет, а отец Серафим всего лишь проситель. А раз человек пришел в храм, то хочет помочь себе сам, а настоятель ему чуточку поможет».

И вправду так!

А еще заступницей и целительницей в Хмелевской Пустыни является икона Божьей Матери Ченстоховской. Не так давно в церкви случилась кража. Украли и икону Божьей Матери. Но воров поймали. А когда отца Серафима пригласили опознать украденные вещи, он, не глядя, взял сверток. Там и была икона Божьей Матери Ченстоховской.

А теперь о самом иеромонахе, отце Серафиме. Ему 36 лет. Высокий, с правильными и красивыми чертами лица, с черными, как смоль, бородой и волосами, смуглый. Мне запомнилась его карие пронзительные глаза. От его взгляда пронимает дрожь. Хотя, с кем я ни говорила, все отмечают природную его доброту. В Кобринском художественном училище, где он когда-то учился (сегодня у училища статус высшего), его помнят и мастер, и преподаватели. Они тоже отметили эту доброту.

После училища мирянин Василий Петручик отправился в Жировичский мужской монастырь. Пять лет был послушником, затем принял постриг и имя Серафим, в переводе – пламенный. Может, это и созвучно его идее создания монашеского скита?!

И не только молитвами заняты послушники. Во владении монастыря уже 30 гектаров земли, надо достраивать двор. И только в свободное время можно писать иконы, делать свечи и переплетать книги.

«Газета для Вас», 2003 год

Из церкви – без костылей

Чудотворная икона Божией Матери Ченстоховской, хранящаяся в Спасо-Преображенской церкви близ агрогородка Хмелево Жабинковского района, помогла исцелиться и поверить в себя многим людям

В выходные и праздничные дни здесь всегда многолюдно. Причем народ едет отовсюду — из близких и отдаленных белорусских деревень и городов, из России, Украины, Польши, Германии, Франции, США и других стран. Все они хотят побывать в уникальном месте, исцелиться духовно, окрепнуть физически. Говорят, многим это удается. Жительница Барановичского района Мария Никонюк уже неоднократно приезжала сюда вместе с больным сыном. Она рассказала мне, что ее Ванечке после посещения Хмелево становится лучше. И такие отзывы можно услышать от многих людей.

В Спасо-Преображенском мужском монастыре хранится множество уникальных икон, среди которых особое место занимают хмелевский спис чудотворной иконы Божией Матери Ченстоховской и старинная икона Николая Чудотворца. О них ходит множество легенд. К примеру, Ченстоховская относится к числу семидесяти икон, которые были написаны апостолом Лукой.

Отец Даниил охотно согласился побыть в роли экскурсовода и много интересного рассказал о списе чудотворной иконы Божией Матери Ченстоховской. После того как Иерусалим был разгромлен римлянами, спасающиеся бегством христиане смогли уберечь свою святыню. Позже икона попала в Византию, а в русские земли была привезена основателем Львова — князем галицко-волынским Львом Даниловичем. Затем образ перешел к польским магнатам. Он не раз помогал людям выживать во время войн и прочих напастей. А так как икона творила чудеса, с нее было сделано множество копий для православных и католических храмов. Одна из них теперь находится в Хмелевском монастыре.

С иконой связано множество легенд. По одной из них, икону купил один помещик и хранил в часовне, расположенной на территории его имения. Однажды в ней случился пожар. Деревянная постройка сгорела, а икона каким-то чудом уцелела. Она, правда, сильно потемнела. После этого случая помещику было во сне откровение, и он передал Ченстоховскую икону в возведенную стараниями сельчан Спасо-Преображенскую церковь.

Храму пришлось пережить немало трудностей. В годы лихолетья люди как могли отстаивали свой храм. Многие из них считали, что именно чудотворная икона Божией Матери Ченстоховской помогла старинной церкви выжить.

— Молясь у этой иконы, исцеление от болезней получили многие люди, — говорит наш собеседник. — Нередко женщины и мужчины избавлялись от бесплодия, других серьезных заболеваний. Не случайно к нам, в Хмелево, едут за тысячи километров. Мы рады за каждого, кто находит путь к храму, путь к вере, путь к исцелению.

Местные жители рассказывают, что в конце 90-х годов прошлого века к иконе Божией Матери Ченстоховской подвели больную десятилетнюю девочку. Она не могла без посторонней поддержки ни стоять, ни сидеть, а через неделю после того, как впервые побывала в церкви, сама вошла под ее своды. Многие люди были свидетелями этого чуда и свято уверовали в чудотворную силу старинной святыни.

А жительница Жабинки Елена (фамилию она просила не называть) никак не могла избавиться от язв на ногах. Несколько недель пролежала в районной больнице. Недуг вроде бы начал отступать, но через месяц вновь напомнил о себе. Знакомая посоветовала Елене съездить в Хмелево, к чудотворной Ченстоховской иконе и настоятелю монастыря отцу Серафиму, который молится за больных. Женщина рассказывает, что отправилась туда без особой надежды на исцеление. Но когда язвы начали заживать без применения мазей, а потом от них не осталось и следа, Елена убедилась в чудодейственной силе иконы.

Некоторые инвалиды навсегда оставляют костыли после посещения монастыря в Хмелево. Алкоголики бросают пить. У бесплодных появляются дети. Говорят, даже раковые заболевания отступали после того, как люди молились об исцелении перед иконой Божией Матери Ченстоховской.

Игумен Серафим объясняет: есть универсальный «рецепт» для всех — не надеяться на чудо и на заказанный молебен за здравие, а трудиться над своей душой. Раз в месяц исповедоваться и причащаться, читать в день хотя бы по одной главе Евангелия, делать добрые дела. Тогда Всевышний услышит наши молитвы.

Монашеская обитель в Хмелево возникла в конце 90 годов прошлого столетия. За относительно небольшой период она стала одним из самых известных и посещаемых духовных центров Беларуси. Здесь особенно многолюдно по воскресеньям, когда читается акафист Ченстоховской иконе, а также каждую вторую субботу, когда игумен Серафим, наместник Хмелевского монастыря, проводит молебен о недужных. Его проповеди не оставляют безучастным никого. Игумен видит, что в Хмелевскую пустынь редко приезжают в радости. Он сострадает людям в болезнях, скорбях, заостряя их внимание на любви к Богу, к близким, и даже к недругам.

Побывав на его службах — духовных, возвышенных, — многие из тех, кто приезжает в Хмелево, покидают эти места совсем другими. Кто-то уезжает с надеждой на выздоровление, а позже с радостью сообщает, что болезнь отступила. Кто-то молится о том, чтобы установить местонахождение пропавшего родственника. Проходит некоторое время, и он находится. Благодарные люди приезжают или пишут в Хмелево, чтобы поделиться своим счастьем. Если, приезжая сюда, люди обретают веру, значит, это действительно чудесное место.

Александр КУРЕЦ, «БН»

Служба подходила к концу. На монастырском дворе было немноголюдно. Молодой мужчина на скамейке грустно смотрел куда-то вдаль. Я присела рядом.

— У вас тоже что-то случилось? — первым вступил в разговор мужчина.

— Нет, я журналистка, двенадцать лет назад приезжала к отцу Серафиму, делала с ним интервью. Тогда еще не было этого монастыря. Была Хмелевская пустынь. А сейчас приехала посмотреть на монастырь, поговорить, если получится.

— Без веры сюда не едут, — заметил мой собеседник.

Я задумалась: мне было радостно и спокойно. Но разве радость и спокойствие на душе — признак неверия? Другое дело, что к отцу Серафиму люди действительно едут чаще не радостью поделиться, а бедой. В Спасо-Преображенский монастырь в Хмелево, деревня в 5 километрах от Жабинки, в 20-ти — от Бреста, народ стекается отовсюду, по номерам машин на стоянке легко определить — вот это паломники из России, эти — из Украины, а вот несколько машин с европейскими номерами. Едут из Москвы, Симферополя, Вологды, Мордовии, Забайкалья, Польши, Украины, Франции, Канады и Америки. Слава об игумене Серафиме (Петручике) столь же велика, как сила его молитвы, исцеляющей от страшных недугов — от беснования, раковых болезней, пьянства, наркомании. Ничего удивительного, что в день, когда игумен проводит молебен о недужных — чин изгнания бесов (люди называют это просто — отчитка), в монастырском дворе яблоку негде упасть, сюда стекаются по четыреста — пятьсот человек. Прежде отчитки проходили каждую субботу, сейчас — раз в месяц.

— Тяжело это очень, нет уже того здоровья, что было прежде, — объясняет отец Серафим.

Старинный деревянный храм, куда многие едут за исцелением

«В церковь ходить — не значит верить»

Поговорить с настоятелем подробно в эту встречу не удалось.

— А что ж вы, барышня, без крестика? — с улыбкой посмотрел на меня старец. — Крестик надо носить. А интервью не буду давать. Смотрите, слушайте, пишите, что видите…

Вообще-то, он со всеми строг и краток. Желающих получить «рецепт» исцеления от отца Серафима много, и большинство стремится улучить минутку, чтобы лично подойти к старцу.

— Батюшка, у меня такое горе, — вытирает слезу женщина. — Дочка не хочет работать врачом.

— И не заставляйте. Она будет плохим врачом. Пусть учится на того, на кого сама хочет.

— Так она уже отучилась. Такое горе… Уехала в Лондон. Там работает, но не нравится ей.

— Все хорошо с вашей дочкой, нет у вас никакого горя, — определяет старец. — Найдет она свой путь.

— Не складывается у нее там. Она и в церковь ходит, молится, и все равно не складывается.

— В церковь ходить — не значит верить. Без веры молитва не поможет, — заключает отец Серафим и дает понять: разговор окончен.

Молодая пара что-то шепчет старцу на ухо. Он пристально всматривается в лица парня и девушки и успокаивает:

— Все у вас будет хорошо.

Молодые девчонки подхватываются со скамейки:

— Батюшка, благословите на учебу в институте.

Отец Серафим, кажется, на глазах молодеет. С улыбкой благословляет.

— Батюшка, я к вам за советом. С мамой плохо совсем, в больнице она, — скороговоркой выдает женщина. — Может, к вам ее привезти?

Отец Серафим не расспрашивает подробно, что за болезнь, но пристально всматривается в женщину. «Я слышала, он может, даже не видя человека, определить, поможет он ему или нет», — шепчет мне на ухо кто-то.

— Не надо привозить, пусть все принимает, что врачи приписывают. А вы закажите молебен за здравие, я буду за нее молиться.

«Я только молюсь, а исцеляет Господь»

Рассказы о том, как и кому помог старец, в Хмелево передают из уст в уста.

— У нас в больнице в Жабинке одна медсестра никак не могла от язв на ногах избавиться. Чем только не лечила! Посоветовали ей сюда, в Хмелево, съездить. Она не особо верила, но поехала. Всего один раз съездила на отчитку — на следующий день все язвы позаживали. Ей-богу, сама видела! — крестится для пущей убедительности женщина.

— А я видела, как девочку в припадке мама на руках принесла, а отец Серафим положил ей руку на голову, и девочка успокоилась, — охотно поддерживают разговор прихожане.

— Люди тут и костыли оставляют. Алкоголики пить бросают. Даже от рака, бывали случаи, исцелялись.

— А бесплодные после молитвы отца беременеют…

— А как из людей бесы выходят — так это страшно смотреть. Люди и корчатся, и воют, как волки. Отец Серафим после отчитки сам сильно болеет. Исцеляя других, «сжигает» себя.

В том, что исцеления при посещении монастыря бывают, сомневаться не приходится. Но настоятель монастыря не устает напоминать, что это не чудеса, сотворенные его руками, а Божья благодать. «Я только молюсь, а исцеляет Господь», — не устает напоминать он. И терпеливо после каждого молебна о недужных объясняет: причина наших бед — грехи, а скорби и телесные болезни — это уже следствие. Так что есть универсальный «рецепт» для всех: не надеяться на чудо и на заказанный молебен за здравие, а трудиться над своей душой. Раз в месяц исповедываться и причащаться, читать каждый день хотя бы по одной главе Евангелия, делать добрые дела.

Людей отец Серафим видит, кажется, насквозь.

— Бывает, что пара подходит, просит благословить, а он уже видит, что им не судьба жить вместе. И не благословляет, — рассказывают прихожане.

Сидеть на скамеечке у церкви и слушать все эти истории, кажется, можно бесконечно, но женщин ждут обычные мирские дела, и мы прощаемся. А я замечаю, что к отцу Серафиму дождался своей очереди мой самый первый собеседник, грустный молодой мужчина. Явно смущаясь, он что-то шепчет батюшке на ухо.

— А ты брось пить, найди работу, докажи ей, что ты можешь быть хорошим мужем. И тогда она к тебе вернется, — громогласно вразумляет старец.

Такой простой рецепт счастья… Уверена — мужчина сто раз слышал эти же слова от своих друзей и родных, но УСЛЫШАЛ он только отца Серафима. Чудеса, да и только…

КСТАТИ

От болезней исцеляет чудотворная икона

Хмелевская Спасо-Преображенская церковь, построенная в 1725 году, за триста лет ни разу не осквернялась, не закрывалась и не горела, хоть и деревянная. Пробуешь вбить в стену гвоздь — он нагревается, но не идет, словно это не дерево, а камень. Внутри намоленных деревянных стен — множество святынь: очень редкая икона Николая Чудотворца, на которой он изображен в белой ризе, Покровская икона Божией Матери, обновившаяся в праздник Покрова Пресвятой Богородицы, частичка Животворящего Креста Господнего из Иерусалима. Но главная святыня — Ченстоховская икона Божьей Матери, точнее, очень древний список с той иконы, оригинал которой написан евангелистом Лукой и хранится в польском городе Ченстохове.

Именно с этой иконой связана легенда. Когда-то святой лик хранился в часовне у местного помещика. Однажды часовня сгорела, а икона осталось целой и невредимой, только сильно потемнела. А помещику было откровение: построить для иконы новый храм. Он построил Спасо-Преображенскую церковь, которая стоит и сегодня.

В ХХ веке икону неоднократно пытались украсть, но всякий раз она снова возвращалась на место. А в конце 90-х с иконой случилось еще одно чудо. К отцу Серафиму привезли 10-летнюю девочку, которая не могла ни стоять, ни сидеть. Через неделю после молебна она сама вошла в церковь. В тот самый день Ченстоховская икона Божьей Матери обновилась, на ней проявились лики и венцы. После этого люди свято уверовали в ее чудотворную силу и стали получать у святого лика исцеления от болезней.

Дорогие читатели!

В случае беды мы все ищем помощи не только у врачей. Мы готовы верить в чудеса, и они действительно происходят. Если это случилось с вами или с вашими родными и знакомыми, напишите нам. Возможно, кому-то из наших читателей именно сейчас нужна помощь, и ваш рассказ о чудесном исцелении станет спасительной соломинкой.

Пишите на адрес: 2200005 Минск, а/я 192, или по электронной почте на ящик: natka@belkp.by с пометкой «Чудесные исцеления».

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх