Помост

Вопросы веры

Храм митрофания воронежского

evgenij_lawyer

Учрежден 1 сентября 1836 года Высочайшим соизволением как Кафедральный Митрофанов Благовещенский 1-го класса необщежительный мужской монастырь в годы святительства Антония (Смирницкого), архиепископа Воронежского и Борисоглебского ( годы архиерейства: 1826 -1846 гг) в связи с канонизацией святителя Митрофана. За 4 года до этого, 6 августа 1832 года мощи святителя Митрофана были торжественно открыты для всеобщего поклонения, а сам он причислен к лику святых Русской Православной Церкви.
Полтора месяца спустя, Воронеж посетил император Николай I с супругой, благоговейно почтивший явленную святыню. Были составлены житие, служба и акафист чудотворцу Митрофану, освящены в епархии храмы и приделы, ему посвященные.
император Николай I у мощей святителя Митрофана
Два года спустя архиепископ Антоний II обратился в Священный Синод с предложением об учреждении в Воронеже нового монастыря: «По открытию святых мощей новоявленного Воронежского святителя и чудотворца Митрофана, для вящего хранения сей святыни, по великому стечению богомольцев со всей России, и для ознаменования должного благоговения к угоднику Божию, согласно желанию благочестивых граждан Воронежских, весьма бы полезно устроить монастырь, где опочивают Св. мощи». Владыка предложил включить в состав монастыря Архангельский и Благовещенский соборы и подворье епископа со всеми строениями. Подобную же бумагу, со своей стороны, направил в Министерство внутренних дел губернатор Дмитрий Бегичев.
Святитель Митрофан и Император Петр I
Синод представил императору свои предложения, которые были высочайше одобрены I августа 1836 года. Один из пунктов императорского указа гласил: «Учредить при нынешнем Благовещенском соборе мужской монастырь. Монастырю сему быть первоклассным и именоваться кафедральным Митрофановым Благовещенским монастырем, а настоятеля иметь в особе епархиального архиерея». Штат утверждался в (количестве 33 человек, на их содержание отпускалось тысяча триста пятьдесят три рубля, вместе с церковными нуждами по смете — три тысячи триста двадцать восемь рублей.
Торжественное открытие монастыря состоялось 1 сентября 1836 года. Кафедра епископа переносилась в Троицкий Смоленский храм, а Благовещенский монастырский собор становится местом паломничества к святителю Митрофану.
В 1839 году в трапезной главного собора был устроен придел в память св. Митрофана. Здесь по вторникам после вечерни возглашался акафист святителю и проходили публичные катехизаторские чтения. В притворе храма находилась рака, в которой почивали мощи Митрофана до их открытия.
Благовещенский Собор
Годом ранее, в 1838 году, по указанию свт. Антония была сооружена Митрофановская трапезная церковь, . Одноэтажный каменный храм с деревянным куполом, обнесенным железной решеткой, примыкал к братской трапезной и соединялся с помещением пятью арками. Трапезный храм во имя свт. Митрофана В 1868 году начались работы по расширению Благовещенского собора; проект был выполнен архитектором Александром Антоновичем Кюи (1824-1909). Разобрали купола, арки и своды, всю западную стену храма и удлинили храм на одиннадцать сажен. Вместо крестообразной он получил продолговатую прямоугольную форму. Для поддержки сводов помимо прежних двух возвели еще шесть столбов. На кровле вокруг главного купола появились четыре деревянные главы. Новый трехъярусный иконостас был устроен из разноцветного итальянского мрамора, иконы были написаны петербургским художником Тюриным. Старые амосовские печи заменили центральным водяным отоплением. После окончания всех работ собор был освящен архиепископом Серафимом 28 сентября 1875 года. «Достопримечательностью монастыря в полном смысле слова являются три здания внутри его двора: дом конюшего двора, здание Архангельского собора и бывшей трапезной. Все эти три одноэтажные здания выдержаны в строго классическом стиле. Первое из них украшено портиком с дорическими колоннами, с выгнутым полукругом во фронтоне. Архангельский собор и трапезная украшены портиком с ионическими колоннами посередине, с пилястрами в средних частях здания и полуколоннами на боковых его частях. Особенно следует отметить, — подчеркивал Ю. И. Успенский, — колокольню Митрофанова монастыря. Легкое, стройное, уносящееся ввысь со своим шпицем, это сооружение является одним из достопримечательнейших не только в Воронеже, но и в России. В ней все выдержано, просто и изящно: и стройные. колонны портиков, и богатая орнаментировка над аркой третьего этажа. Высота колокольни 35 саж.» (74,5 м). На ней имелось четырнадцать колоколов, обладавших музыкальным звучанием. Самый большой весил 440 пудов (6 тонн). Со звонницы весь Воронеж и окрестности смотрелись как на ладони..

монастырская колокольня
В 1892 году собор вновь перестраивался, но в этот раз поводом послужили чрезвычайные обстоятельства. Вечером 17 января из-за неисправности отопления в храме вспыхнул пожар, уничтоживший кровлю и четыре деревянных купола. Пострадала и внутренняя отделка. При осмотре пожарища инженеры нашли, что своды не потеряли своей прочности и опасности обрушения нет. В скором времени повреждения были исправлены, кровля и стропила устроены новые, но главы в тот момент возводить не стали. Уже 24 марта, в канун престольного праздника Благовещения, владыка Анастасий освятил храм.
В 1902 году в связи с подготовкой к двухсотлетней годовщине со дня кончины святителя Митрофана начался капитальный ремонт всех построек монастыря под наблюдением городского архитектора Александра Михайловича Баранова. В соборе были восстановлены четыре сгоревшие главы, но вместо деревянных их изготовили бетонными и установили на прочных рельсах. 7 августа 1903 года собор в последний раз освятили. Под полом Благовещенского собора была устроена усыпальница для погребения архипастырей. Здесь покоился прах правящих архиереев: Арсения Костюрина (1712), Пахомия Шпаковского (1723), Иоакима Струкова (1742), Вениамина Сахновокого (1743), Феофилакта (1758), Иоанникия Павлуцкого (1763), Иннокентия Полянского (1794), Арсения Москвина (1810), Епифания Канивецкого (1825), Антония Смирницкого (1846), Парфения Черткова (1853), Серафима Аретинского (1886), Вениамина Смирнова (1890), Иосифа Богословского (1892), Анастасия Добрадина (1913), Тихона Никанорова (1920). Здесь же был погребен викарий Филарет, епископ Острогожский (1881). Останки семерых владык в 1956 году были перезахоронены на Коминтерновском кладбище. В 1993 году они были перенесены в Алексеевский Акатов монастырь.
Настоятелем Митрофановского монастыря считался правящий архиерей, но повседневной жизнью братии ведал наместник в сане игумена или архимандрита. За восьмидесятилетнюю историю монастыря до революции в нем пребывало восемь наместников. Архимандриты Амвросий II (Орлов) и Василий (Петров) вместе руководили обителью полвека, с 1857 по 1905 год. Наместники Амвросий I (1839) и Даниил (1855) были погребены на монастырском кладбище близ Благовещенского собора. Там же покоился и кафедральный протоиерей Платон Ставров.
Во время первой мировой войны стараниями архиепископа Тихона IV и архимандрита Александра (Кременецкого) велась подготовка к канонизации Антония II (Смирницкого, 1773-1846), в годы архиерейства которого были прославлены мощи святителя Митрофана. 26 октября 1914 года над гробом владыки была освящена часовня-усыпальница. В Воронеже работала Синодальная комиссия, которая осматривала останки владыки Антония; тело и облачение его найдены были нетленными. На Поместном соборе 1917-1918 годов обсуждалось предложение о канонизации Антония, но политические потрясения той поры приостановили окончательное решение вопроса.. По благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II 26 мая 2003 года митрополит Мефодий (Немцов) совершил причисление архиепископа Воронежского и Задонского святителя Антония (Смирницкого) к лику святых Воронежской и Борисоглебской епархии.. Память 2 января (н.ст)

святитель Антоний Воронежский
После революции изменившееся отношение к религии коснулось Митрофановского монастыря в первую очередь. Оставив в стороне эмоции, приведу в хронологическом порядке факты, касающиеся его судьбы в советскую эпоху. В декабре 1918 года в губсовнархоз представлена опись предметов, содержащих драгоценные металлы; ее подписали архимандрит Александр, казначей Илиодор, ризничий Никон, эконом Вассиан и благочинный Иоанн. В списке значилось девяносто шесть икон в дорогих окладах, серебряная рака весом 9 пудов 36 фунтов, серебряные сени над крышкой раки — 23 пуда 6 фунтов. Остальные предметы перечислены без указания веса: семнадцать напрестольных крестов, шесть ковчегов и дарохранительниц, сто две лампады, десять кадил, двенадцать панагий в серебряных окладах. Ясно, что власти в первую очередь обратили взор на это серебро, и в 1922 году среди «закончивших изъятие» ценностей первым назывался монастырь.
3 февраля 1919 года по требованию делегатов губернского съезда Советов была создана специальная комиссия во главе с представителем ЧК Бессмертным для вскрытия мощей святого Митрофана с целью «продемонстрировать трудящимся обман церковников». Присутствовать при этом кощунственном акте заставили архиепископа Тихона, игумена Владимира и иеромонаха Феону. После вскрытия мощи были оставлены в монастыре
В июле 1919 года в Митрофановском монастыре распоряжением ГубЧК был устроен концлагерь. Около 300 узников разместили в кельях, в других строениях, храмы пока еще не заселяли. В концлагерь в тот момент перевели заключенных местной тюрьмы. Дальнейшая их участь в связи с тем, что город был занят белыми, неизвестна.
Губернская «чрезвычайка» обращала свое внимание не только на мощи, но и на монастырскую братию. В глазах карательного ведомства это были едва ли не злейшие враги революции. В начале октября 1919 года, когда красные оставили город, были обнаружены тела восьми монахов со следами истязаний — отцов Нектария, Серафима, Спиридона и других. Они были погребены на монастырском кладбище, заупокойную службу совершал сам владыка Тихон. В эти дни из монастыря были выселены все посторонние лица, расположившиеся даже в покоях архиерея. Однако три недели октября оказались лишь короткой передышкой, вернуться к прежнему порядку жизни оказалось невозможным.
Как только красные вновь взяли Воронеж, концлагерь восстановили. Уже в начале декабря комендант Сенкевич предложил всем учреждениям рабочие руки заключенных. В лагере существовали сапожная, слесарная, портняжная и граверные мастерские. Все, кто мог, работали: надо было содержать себя, охрану и управление лагеря. В августе 1920 года суд приговорил к заключению в лагерь 17 артистов драматического театра за неявку на субботник… В голодном 1921 году заключенные лагеря решили отчислить по пять пайков каждый из двухмесячной нормы в пользу голодающих детей. Действовал концлагерь до 1923 года.
В начале 1920-х годов монастырь представлял собой странное сочетание религиозного центра с тюрьмой. Благовещенский и Архангельский соборы еще служили, здесь оставалась часть братии. Тут по-прежнему находилась резиденция главы епархии. 27 декабря 1919 года (по старому стилю) во время богослужения на третий день Рождества архиепископ Тихон IV (Василий Варсонофьевич Никаноров), не покинувший город вместе с отступающей Белой армией, был повешен красными на царских вратах в Благовещенском соборе. Отпевание было совершено его преемником, митрополитом Владимиром Шимкевичем 2 марта 1920 года.В списке храмов губернии, составленном в конце 1922 года, сообщается о том, что в монастыре закрыты Архангельская, крестовая (в доме епископа) и трапезная церкви. В марте 1925 года «пять корпусов в ограде быв. Митрофановского монастыря» были внесены в списки муниципализированных владений, о каких конкретно строениях идет речь — неясно.

После смерти митрополита Владимира (январь 1926 года) новый глава епархии, Петр Зверев, под давлением властей избрал местом своего пребывания не Митрофановский, а Алексеевский Акатов монастырь.
В августе 1929 года на поклонение мощам святителя Митрофана в Воронеж пришли многочисленные группы паломников, главным образом крестьян. Это обстоятельство побудило власти инспирировать среди рабочих и служащих кампанию с требованием ликвидировать мощи, а заодно и монастырь. «Собрания» рабочих прошли на заводах им. Коминтерна, им. Ленина, им. Дзержинского, на «Триере».
В антирелигиозной брошюре, изданной в это время областным советом Союза воинствующих безбожников ЦЧО, скрупулезно подсчитаны расходы паломников с учетом потерянных рабочих дней: триста двадцать тысяч рублей в год. В заключение следовал риторический вопрос: «Не пора ли отказаться от такого невыгодного расхода и прекратить ежегодное празднование обнесения „мощей“ Митрофана и Тихона?»
Власть отреагировала должным образом: 20 августа 1929 года президиум горсовета принял решение о закрытии церкви Митрофановского монастыря и об изъятии мощей. Как всегда в таких случаях, мотивировка была стандартной: требование 53 тысяч воронежцев, «использование мощей для обмана отсталого крестьянства…». Сама процедура изъятия останков Митрофана состоялась в первую неделю января 1930 года. Председатель облсовета безбожников Зарин продемонстрировал зевакам найденную в раке черепную коробку — такой фотоснимок появился в областной газете. Нетленные мощи святителя, к счастью, были переданы в музей и там уцелели, а впоследствии они были возвращены епархии и в настоящее время находятся в Благовещенском кафедральном соборе (построен не на месте бывшего собора).
Двадцати пятитысячный митинг, собравшийся поглазеть на извлечение мощей, «потребовал» снять колокола со всех церквей Воронежа и сдать их в металлолом. Горсовет немедленно принял такое постановление. 28 января 1930 года монастырская звонница лишилась всех колоколов, с большим трудом с огромной высоты свергли 440-пудовый бас — и в переплавку.
Такова хронологическая канва событий по документам и газетам, отражающим позицию большевистского государства. А вот взгляд на происходящее современника, человека верующего. Воспоминания были опубликованы после войны за границей. Опасаясь навредить родственникам в Воронеже, автор не раскрыл свою фамилию, а подписался: Виктор В-ч.»Гордостью г. Воронежа был монастырь святителя Митрофания. На крутом высоком берегу реки Воронеж величественно стоял храм монастыря и красавица-колокольня, к ее благополучию стоявшая отдельно от храма. За много километров она резко выделялась, и золоченый крест высоко возвышался над городом. В 1929 г. в Пасхальную заутреню этого монастыря начался разгул погромной деятельности „Союза безбожников“, возглавляемого неким Зориным (Зариным). Во время крестного хода вокруг храма появились комсомольцы с оркестрами, плясунами, ряжеными, пытаясь нарушить молитвенное настроение у молящихся. Колокольного звона уже не было, колокола уже были сняты. Но, слава Богу: Пасхальная заутреня была дослужена до конца, и она была последняя в монастыре. „Союз безбожников“ готовил новое нападение. Ежегодно, в день памяти св. Митрофания 7 августа, тысячи богомольцев стекались на поклонение мощам святителя, город переполнялся православным народом со всех мест русской земли. Так было и в 1929 году, причем власти не препятствовали наплыву богомольцев. „Союз безбожников“ уже заранее был подготовлен к кощунству над мощами святителя Митрофания. В самый день торжества неожиданно были запрещены всякие богослужения, был создан особый комитет из коммунистов, которые вскрыли мощи св. Митрофания, сели в автомобили и, вместе с останками, показали народу предметы, не относящиеся к мощам, конечно, ими же вложенные специально для антирелигиозной пропаганды. Руководители этой кощунственной церемонии — секретарь комитета коммунистической партии Варейкис и начальник области Рябинин.
Впоследствии оба они были расстреляны большевиками. Вскоре закрыт был и собор. Мне пришлось быть там вскоре после его разгрома властями. Печальное зрелище. На полу валялись священные книги: их было очень много. Золото, серебро и ризы были вывезены. Чудный иконостас из белого и голубого мрамора был весь скреплен маленькими винтиками, но никто не думал их вывинчивать: ломали кувалдами, разрушая священные ценности. Приставные иконы у стен были уничтожены. В самом здании собора сделали завод бетонных кирпичей для городского строительства». Далее мемуарист упоминает о судьбе звонницы: «Нашелся один маляр, который за тысячу рублей согласился срезать крест на колокольне: срезал и вскоре сошел с ума».
Традиционно считается, что монастырь был полностью разрушен в дни минувшей войны, в 1942-1943 годах. Это правда, но не вся. Во время боевых действий наиболее сильно пострадали оба собора и колокольня. Занятая немецким наблюдательным пунктом, она методично расстреливалась с левого берега советской артиллерией, пока не превратилась в руины. Что ж, война есть война… Но остальные здания лишь выгорели, кирпичные коробки могли быть восстановлены, как это и произошло со многими жилыми домами в центре города. В уцелевших монастырских зданиях в 1943 году поселилось множество жильцов.
Судьба монастыря решилась в начале 1950-х годов. Территория отводилась под строительство главного корпуса университета. Его проект выполнили архитекторы из Москвы Л. И. Суковнин, А. П. Станиславская и В. А. Павлов. Намечавшийся ансамбль осуществлен лишь частично. Все выразительные акценты — портик, колонны, арки — были отброшены. Строительство корпуса началось в 1956 году, левое крыло введено в эксплуатацию в 1962 году, полностью здание завершено в 1965 году. С архитектурной точки зрения здание совершенно невыразительное, с монастырским ансамблем оно не может идти ни в какое сравнение.
на месте монастыря — главный корпус университета и памятник Чупа-Чупсу
.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх