Помост

Вопросы веры

Хроники нарнии о чем

Клайв Льюис

«Покоритель Зари», или Плавание на край света

Посвящается Джеффри

Глава первая

Картина в детской

Жил-был мальчик по имени Юстэс Кларенс, а по фамилии – Вред. И, надо сказать, он её почти заслужил. Родители звали его Юстэсом, учителя – Вредом. Не могу сказать вам, как звали его друзья, их у него не было. Сам он называл родителей не «папа» и «мама», а Гарольд и Альберта, поскольку они считали себя очень современными и передовыми. Они не ели ничего тяжёлого, не пили, не курили и не носили синтетического белья. Мебели у них почти не было, спали они без подушек, окна держали открытыми в любую погоду.

Юстэс Кларенс любил животных, точнее – насекомых, но только в мёртвом и засушенном виде. Любил он и книги, но лишь такие, где много таблиц и на картинках изображены машины или толстоватые дети, занимающиеся гимнастикой.

Не любил же он двоюродных братьев и сестёр – Питера, Сьюзен, Эдмунда и Люси Пэвэнси. Однако он обрадовался, узнав, что двое младших приедут погостить, так как хотел кого-нибудь помучить. Сам он был хилым, не одолел бы даже Люси, не говоря об Эдмунде, но знал немало способов поддеть и обидеть человека, особенно если он у тебя гостит.

Эдмунд и Люси вовсе не хотели ехать к тёте Альберте, но ничего поделать не могли. Их отца пригласили в Америку читать лекции, маму он взял с собой, потому что она десять лет не отдыхала, а Питер готовился к вступительным экзаменам у старого профессора Кёрка, в чьём доме все четверо детей пережили увлекательнейшие приключения. Если бы профессор жил всё там же, они бы тоже туда поехали, но он сильно обеднел и переселился и крохотный однокомнатный коттедж. Взять с собой четверых – слишком дорого, и в путешествие отправилась только одна Сьюзен. Родители считали её красавицей, училась она неважно (хотя в остальном была очень умна), и мама решила, что она «почерпнёт больше, чем маленькие». Эдмунд и Люси старались ей не завидовать, но страдали сильно, особенно Эдмунд. «Тебе что, – говорил он, – а мне с ним жить в одной комнате!..»

Повесть наша началась под вечер, когда брату и сестре удалось побыть немного одним. Говорили они, естественно, о Нарнии, своей заповедной и любимой стране. Почти у всех есть такая страна, но чаще всего – в воображении. Эдмунду и Люси повезло больше, чем нам, – их страна существовала на самом деле. Они побывали там дважды – не в игре, не во сне, а наяву. Конечно, попали туда они чудом, иначе в Нарнию не попадёшь, и надеялись снова там очутиться (собственно, им это было обещано или почти обещано). Сами понимаете, они говорили о ней, когда только могли.

Сидели они у Люси, на кровати, и смотрели на картину, которая висела прямо напротив них. Только она одна и нравилась им из всех здешних картин. Тёте Альберте она, напротив, не нравилась (поэтому её и повесили в комнате наверху), но выбросить её не решались, ибо это был свадебный подарок от кого-то, с кем не хотелось ссориться.

На картине был корабль, и казалось, что он летит прямо на тебя. На носу у него сверкал позолотой дракон с открытой пастью, мачта была одна, и парус один, квадратный и малиновый. За золотой головой дракона виднелся зелёный борт, а высокая волна, на которую корабль взлетел, сияла синевой. Чем дольше ты смотрел, тем ближе всё это было, и казалось, что тебя вот-вот обрызгает пеной. Ветер, как видно, был хороший, и корабль нёсся легко, чуть накренясь вправо (замечу, кстати, что это называется правый галс). Солнце светило тоже справа, и с этой стороны вода отливала зеленью и пурпуром. Слева же (от зрителя – справа) она была потемней.

– Знаешь, – сказал Эдмунд, – очень тяжело смотреть на такой корабль, если не можешь попасть в Нарнию.

– Нет, всё легче, когда хоть посмотришь, – сказала Люси. – А правда, он совсем как там!

– Играть не надоело, а? – спросил Юстэс Кларенс, который подслушивал за дверью, а сейчас вошёл, ухмыляясь как можно гнуснее. Прошлым летом он жил у Пэвэнси, много слышал про Нарнию и любил поддразнивать ею своих нынешних гостей. Конечно, он считал, что они её выдумали; поскольку же ему самому не хватало ума на выдумки, Нарния чрезвычайно его раздражала.

– Чего тебе надо? – грубо спросил Эдмунд.

– А я стишок сочинил, – сказал Юстэс. – Вот такой:

Тот, кто в Нарнию играет,
Идиотом скоро станет.

– Во-первых, «играет» и «станет» – не рифма, – сказала Люси.

– Это ассонанс, – важно ответил Юстэс.

– Не спрашивай, что это такое! – сказал Эдмунд. – Он только и ждёт, чтобы его спросили. Сиди и молчи, может, он тогда уйдёт.

Любой мальчик, встретив такой приём, или ушёл бы, или хотя бы обиделся. Но Юстэс был не таков. Усмехаясь, как прежде, он заговорил снова.

– Что, картинкой любуетесь? – спросил он. – Неужели нравится?

– Ради бога, не отвечай, а то он начнёт спорить об искусстве! – поспешил вставить Эдмунд, но правдивая Люси уже ответила:

– Да, очень.

– Вот уж мерзость, так мерзость, – заявил Юстэс.

– А ты не смотри, – предложил Эдмунд.

– Нет, а почему она тебе нравится? – пристал Юстэс к Люси.

– Наверное, вот почему, – ответила Люси. – Мне кажется, что корабль плывёт на самом деле. И вода совсем как настоящая. А волны как будто поднимаются и опускаются.

Конечно, у Юстэса было что на это ответить, но он промолчал: взглянув на картину, он увидел, что волны и в самом деле поднимаются и опускаются. Он всего один раз в жизни плавал на корабле (да и то на остров Уайт) и не выносил качки. Теперь, когда он взглянул на волны, ему снова стало плохо. Он позеленел, отвернулся, а потом попытался взглянуть ещё раз. И тут все трое оцепенели от изумления.

Вам, наверное, будет трудно поверить в то, что они увидели, но и они не поверили своим глазам. На картине всё двигалось, причём не как в кино – всё было слишком живым, лёгким, объёмным. Нос корабля опускался вниз – и большой фонтан брызг взлетал вверх. Потом волна прокатывалась под кораблём, на минуту становились видны корма и днище, и снова опускалась, и появлялась снова. Учебник, лежавший на кровати возле Эдмунда, зашелестел страницами и полетел к той стене, на которой висела картина, а Люси почувствовала, что волосы хлещут её по щекам, как бывало в ветреную погоду. Погода и впрямь стала ветреной, только ветер дул из картины. Вместе с ветром до них долетали звуки: вздохи волн, плеск воды о борт корабля, скрип снастей, свист ветра и рокот моря. Но только запах, острый и горьковатый, убедил Люси, что это не сон.

– Прекратите! – пискливо и злобно заорал Юстэс. – Что за дурацкие шутки! Хватит, а то я Альберте скажу! Ой!

Покоритель зари, или плавание на край света — Клайв Стейплз Льюис

Глава 1.КАРТИНА В ДЕТСКОЙ

Жил-был мальчик по имени Юстэс Кларенс, а по фами­лии – Вред. И, надо сказать, он ее почти заслужил. Родите­ли звали его Юстэсом, учителя – Вредом. Не могу сказать вам, как звали его друзья, их у него не было. Сам он назы­вал родителей не «папа» и «мама», а Гарольд и Альберта, поскольку они считали себя очень современными и передо­выми. Они не ели ничего тяжелого, не пили, не курили и не носили синтетического белья. Мебели у них почти не бы­ло, спали они без подушек, окна держали открытыми в лю­бую погоду.

Юстэс Кларенс любил животных, точнее – насекомых, но только в мертвом и засушенном виде. Любил он и книги, но лишь такие, где много таблиц и на картинках изображены машины или толстоватые дети, занимающиеся гимнастикой.

Не любил же он двоюродных братьев и сестер Питера, Сьюзен, Эдмунда и Люси Пэвэнси. Однако он обрадовался, узнав, что двое младших приедут погостить, так как хотел кого-нибудь помучить. Сам он был хилым, не одолел бы да­же Люси, не говоря об Эдмунде, но знал немало способов поддеть и обидеть человека, особенно если он у тебя гостит.

Эдмунд и Люси вовсе не хотели ехать к тете Альберте, но ничего поделать не могли. Их отца пригласили в Америку читать лекции, маму он взял с собой, потому что она десять лет не отдыхала, а Питер готовился к вступительным экза­менам у старого профессора Керка, в чьем доме все четверо детей пережили увлекательнейшие приключения. Если бы профессор жил все там же, они бы тоже туда поехали, но он сильно обеднел и переселился в крохотный однокомнатный коттедж. Взять с собой четверых – слишком дорого, и в пу­тешествие отправилась только одна Сьюзен. Родители счи­тали ее красавицей, училась она неважно, (хотя в осталь­ном была очень умна) и мама решила, что она «почерпнет больше, чем маленькие». Эдмунд и Люси старались ей не завидовать, но страдали сильно, особенно Эдмунд. «Тебе что, – говорил он, – а мне с ним жить в одной комнате!..»

Повесть наша началась под вечер, когда брату и сестре удалось побыть немного одним. Говорили они, естественно, о Нарнии, своей заповедной и любимой стране. Почти у всех есть такая страна, но чаще всего – в воображении. Эдмунду и Люси повезло больше, чем нам – их страна суще­ствовала на самом деле. Они побывали там дважды – не в игре, не во сне, а наяву. Конечно, попали они туда чудом, иначе в Нарнию не попадешь, и надеялись снова там очу­титься (собственно, им это было обещано или почти обеща­но). Сами понимаете, они говорили о ней, когда только мог­ли.

Сидели они у Люси, на кровати, и смотрели на картину, которая висела прямо напротив них. Только она одна и нра­вилась им из всех здешних картин. Тете Альберте она, на­против, не нравилась (поэтому ее и повесили в комнате на­верху), но выбросить ее не решались, ибо это был свадеб­ный подарок от кого-то, с кем не хотелось ссориться.

На картине был корабль, и казалось, что он летит прямо на тебя. На носу у него сверкал позолотой дракон с откры­той пастью, мачта была одна, и парус один, квадратный и малиновый. За золотой головой дракона виднелся зеленый борт, а высокая волна, на которую корабль взлетел, сияла синевой. Чем дольше ты смотрел, тем ближе все это было, и казалось, что тебя вот-вот обрызгает пеной. Ветер, как видно, был хороший, и корабль несся легко, чуть накренясь вправо (замечу, кстати, что это называется «правый галс»). Солнце светило тоже справа, и с этой стороны вода отлива­ла зеленью и пурпуром. Слева же (от зрителя – справа) она была потемней.

– Знаешь, – сказал Эдмунд, – очень тяжело смотреть на такой корабль, если не можешь попасть в Нарнию.

– Нет, все легче, когда хоть посмотришь, – сказала Люси. – А правда, он совсем, как там!

– Играть не надоело, а? – спросил Юстэс Кларенс, кото­рый подслушивал за дверью, а сейчас вошел, ухмыляясь как можно гнуснее. Прошлым летом он жил у Пэвэнси, много слышал про Нарнию и любил поддразнивать ею своих нынешних гостей. Конечно, он считал, что они ее выдума­ли; поскольку же ему самому не хватало ума на выдумки, Нарния чрезвычайно его раздражала.

– Чего тебе надо? – грубо спросил Эдмунд.

– А я стишок сочинил, – сказал Юстэс. – Вот такой:

Тот, кто в Нарнию играет,

Идиотом скоро станет.

– Во-первых, «играет» и «станет» – не рифма, – сказала Люси.

– Это ассонанс, – важно ответил Юстэс.

– Не спрашивай, что это такое! – сказал Эдмунд. – Он только и ждет, чтобы его спросили. Сиди и молчи, может, он тогда уйдет.

Любой мальчик, встретив такой прием, или ушел бы, или хотя бы обиделся. Но Юстэс был не таков. Усмехаясь, как прежде, он заговорил снова.

– Что, картинкой любуетесь? – спросил он. – Неужели нравится?

– Ради Бога, не отвечай, а то он начнет спорить об искус­стве! – поспешил вставить Эдмунд, но правдивая Люси уже ответила:

– Да, очень.

– Вот уж мерзость, так мерзость, – заявил Юстэс.

– А ты не смотри, – предложил Эдмунд.

– Нет, а почему она тебе нравится? – пристал Юстэс к Люси.

– Наверное, вот почему, – ответила Люси. – Мне кажется, что корабль плывет на самом деле. И вода совсем, как на­стоящая. А волны как будто поднимаются и опускаются.

Конечно, у Юстэса было что на это ответить, но он про­молчал: взглянув на картину, он увидел, что волны и в са­мом деле поднимаются и опускаются. Он всего один раз в жизни плавал на корабле (да и то на остров Уайт) и не вы­носил качки. Теперь, когда он взглянул на волны, ему сно­ва стало плохо. Он позеленел, отвернулся, а потом попы­тался взглянуть еще раз. И тут все трое оцепенели от изум­ления.

Вам, наверное, будет трудно поверить в то, что они уви­дели, но и они не поверили своим глазам. На картине все двигалось, причем не как в кино – все было слишком жи­вым, легким, объемным. Нос корабля опускался вниз – и большой фонтан брызг взлетал вверх. Потом волна прока­тывалась под кораблем, на минуту становились видны кор­ма и днище, и снова опускалась, и появлялась снова. Учеб­ник, лежавший на кровати возле Эдмунда, зашелестел стра­ницами и полетел к той стене, на которой висела картина, а Люси почувствовала, что волосы хлещут ее по щекам, как бывало в ветреную погоду. Погода и впрямь стала ветреной, только ветер дул из картины. Вместе с ветром до них доле­тали звуки: вздохи волн, плеск воды о борт корабля, скрип снастей, свист ветра и рокот моря. Но только запах, острый и горьковатый, убедил Люси, что это не сон.

– Прекратите! – пискливо и злобно заорал Юстэс. – Что за дурацкие шутки! Хватит, а то я Альберте скажу! Ой!

Хроники Нарнии все части

Все начинается с того, что четверо детей отправляются в деревню из Лондона, а едут они к другу семьи. Внутри дома оказался странный шкаф, благодаря которому детишки попадают в какую-то сказку под названием страна Нарния. А как оказалось, там обитают странные существа, неимоверные люди и животные.
Спустя некоторый период главные герои понимают, что попали они в сказочную страну, которая полностью во владениях Колдуньи. Именно благодаря ей в этой стране царит вечная зима. Чтобы победить злую Колдунью, детям нужно объединится с царем Асланом. Только вместе они смогут помочь жителям Нарнии.
Хроники Нарнии: Принц Каспиан
Вот уже во второй раз дети отправляются в Нарнию. Не смотря на то, что в реальном мире прошло лишь немного времени, в Нарнии минули века. Но в этот раз страна страдает от рук страшного короля по имени Мираз. Но остается ещё одна надежа – принц Каспиан. Чтобы помочь юному принцу сесть на свое законное место, дети собрали целую команду, во главе которой Аслан.
Хроники Нарнии: Покоритель Зари
На этот раз Люси, Эдмунда, Юстаса и Каспиана ожидает путешествие на корабле под названием «Покоритель Зари». Их главная цель, это найти всех друзей отца Каспана. Это семь лордов, зовут которых Берн, Ревелиан, Мавроморн, Агроз, Руп, Рестимар и Октезиан. Эти семеро были изгнаны в период когда правил Мираз.
Хроники Нарнии: Серебряное кресло
Четверо из предыдущих серий уже совсем взрослые и настало время отправится в Нарнию Юстэсу Вреду, который впервые появился в части «Покоритель Зари», но есть ещё и одноклассница по имени Джил Поул. Ребята решают убежать со школы и убегают через потайную калитку. Стоило только войти туда, как дети тут же оказываются в какой-то стране в горах. Так и состоялась первая встреча главных героев с Асланом. Он им и поведал какой будет их миссия. Нужно вернуть домой принца Нарнии, который пропал.
Хроники Нарнии: Племянник чародея
Как-то падали капли дождя ранним утром, а в это время мальчик по имени Дигори, вместе с подругой Полли решили посмотреть что же там, на чердаке. И попали они в кабинет дяди Эндрю, который любил поколдовать. Теперь Полли оказывается в Ином Мире, а Дигори же бросается вдогонку за девочкой, чтобы она не попала в беду.

Значение слова Нарния

Естественно, была замечена «Нарния» Льюиса, и третье имя с триумфом было дополнительно занесено в список.

Конечно, он считал, что они ее выдума­ли; поскольку же ему самому не хватало ума на выдумки, Нарния чрезвычайно его раздражала.

Тень быка Центр «Нарния» М. 2005 5-901975-20-0 Maia Wojciechowska Shadow of a Bull 1964 Майя ВОЙЦЕХОВСКАЯ

Великолепная Гилли Хопкинс Центр «Нарния» М. 2003 5-901975-02-2 Katherine Paterson The Great Gilly Hopkins 1978 Кэтрин Патерсон

Они открыли дверцу волшебного шкафа и оказались в другом мире, совсем не похожем на наш, и в этом непохожем мире стали королями и королевами страны, которая звалась Нарния.

Конечно, он считал, что они её выдумали; поскольку же ему самому не хватало ума на выдумки, Нарния чрезвычайно его раздражала.

Если в цикле о королевстве Нарния битва между добром и злом происходит в вымышленной стране, то в «Космической трилогии» поле сражения — вся Солнечная система.

А дальше, за всем этим, простирался мир, неведомый и далекий, как Нарния или страна Оз, — мир, который никогда не станет моим.

Неоценимую помощь в подготовке издания оказали сотрудники Центра «Нарния» облегчившие нашей книге нелёгкий путь к свету.

Она верила, что отвратительный пейзаж над ее кроватью, написанный какой-то давно умершей теткой Меривезера, возможно, принадлежит кисти Рембрандта, а за покосившимся платяным шкафом скрывается вход в волшебную страну Нарния.

География

Думаю мне следует уточнить, что при создание этой страницы я пользовалась официальным сайтом Narnia.com, книгой «A Guide Through Narnia» Марты К. Сэммонс, ну и, конечно, самими «Хрониками».

Нарния (Narnia)

Нарния — это небольшое королевство, с севера граничащая с Дикими землями и страной великанов Этинсмур («Серебрянное кресло»). В полную противоположность Нарнии, ландшафт Этинсмура отличается в основном пустынными каменистыми равнинами или холодными горами и руинами давно забытых каменных строений. Столица и главный замок Нарнии — Каэр-Паравел.

Города и замки:

Кэр-Паравел — главный замок и столица Нарнии (подробнее читайте ниже)
Беруна — город у Великой реки, название означает «уютный; с красными крышами»

Кэр-Паравел Курган Аслана

На самом берегу Великого Восточного океана cтоит прекрасный замок — столица Нарнии — Каэр-Паравел. Когда четверо Певенси впервые попадают в Нарнию в книге «Лев, Колдунья и Платяной шкаф», они находят холодный, покрытый снегом мир, которым правила Белая Колдунья. Почти все говорящие животные прятались, но Мистер и Миссис Бобр сохранили присутствие духа, потому как помнили древнее стихотворение:

Когда начнет людское племя
В Каэр Паравеле править всеми,
Счастливое наступит время.
(When Adam`s flesh and Adam`s bone
Sits at Cair Paravel in throne
The evil time will be over and done.)

Когда дети спросили, что это значит, Мистер Бобр объяснил:

«Там в Каэр Паравеле — это замок на берегу моря у самого устья реки, который был бы столицей Нарнии, если бы все шло так, как надо, — там, в Каэр Паравеле, стоят четыре трона, а у нас с незапамятных времен существует поверье, что, когда на эти троны сядут две дочери и два сына Адама и Евы, наступит конец не только царствованию Белой Колдуньи. но и самой ее жизни…»

Впервые Аслан показывает замок Питеру на рассвете («Питеру казалось, что он видит огромную звезду, покоющуюся на морском берегу…»). Позже Аслан отдал замок детям, где венчал их на царство:

«Над ними возвышались башни Каэр Паравела, стоящего на небольшом холме, перед ними были дюны, кое-где среди песков виднелись скалы, лужицы соленой воды и водоросли. Пахло морем, на берег накатывали одна за другой бесконечные волны…»

«В этот день в Большом зале Каэр Паравела — этом удивительном зале с потолком из слоновой кости, с дверью в восточной стене, выходящей прямо на море и украшенной перьями западной стеной — в присутствие всех их друзей Аслан венчал ребят на царство. Под оглушительные крики: «Да здравствует Король Питер! Да здравствует Королева Сьюзен! Да здравствует Король Эдмунд! Да здравствует Королева Люси! — он подвел их к четырем тронам».

Тархистан (Calormen)

Тархистан — это самая восточная страна в мире Нарнии, за горами Орландии и Великой пустыней. В нашем мире его можно было бы сравнить с какой-нибудь арабской страной. Столица — Ташбаан. Тархистан был основан в 204 году нарнийского летоисчисления, когда несколько преступников сбежали из Орландии и преодолев Великую пустыню основали свое государство.

В Тархистане придерживаются строгой иерархии. Они поклоняются Таш, уродливому и страшному птицеподобному существу с орлиной или ястребиной головой и четырьмя руками. Во главе же страны стоит Тисрок, ведущий свою династию, как все считают, от самой Таш. На следующей ступени — тарханы (лорды) и тархины (леди), такие как Аравита или Лазерелина в книге «Конь и его мальчик». Стиль жизни Лазарелины во многом похож на жизнь какой-нибудь турецкой принцессы, например по городу она передвигается в закрытом покрывалами паланкине, который несут ее слуги.

Ташбаан Гробницы

Нажмите на ярлычок с названием места, чтобы узнать о ней более подробную информацию и посмотреть на рисунок…

Орландия (Archenland)

Орландия — страна-союзник Нарнии, их разделяют горы. Столица Орландии — замок-город Анвард.

Анвард Дом отшельника

Нажмите на ярлычок с названием места, чтобы узнать о ней более подробную информацию и посмотреть на рисунок…

Тельмар (Telmar)

За самыми Западнами горами Нарнии лежит земля Тельмар, в 300 году (нарнийского летоисчисления) она была колонизирована тархистанцами. После они покинули эти земли. Тем временем в нашем мире и 160 лет спустя в Нарнии несколько пиратов попали в шторм и очутились на острове где-то в Тихом океане. Вот, что рассказал об этом Аслан:

«…Много лет тому назад в том мире, в глубоком Южном море, шторм вынес на остров пиратский корабль. Там они сделали то, что обычно делают пираты: убили туземцев и взяли туземных женщин в жены, делали пальмовое вино, и пили, и напивлись, и валялись в тени пальмовых деревьев, и ссорились, а иногда и убивали друг друга. В одном из таких столкновений шестеро спаслись бегством, и убежав со своими женщинами в глубь острова, поднялись на гору и, чтобы спрятаться, забрались, как они думали в пещеру. Но это было одно из магических мест того мира, одна из дыр между тем миром и этим. В старые времена было много дыр между мирами, теперь они встречаются реже. Это была одна из последних: я не сказал последняя. Итак они упали, или поднялись, или споткнулись, или бросились прямо туда, и оказались в этом мире, в стране Тельмар, которая была необитаема. Почему она была необитаема — длинная история: я не буду рассказывать ее сейчас. И в Тельмаре их потомки жили и становились свирепыми и надменными людьми, а через несколько поколений они начали голодать в Тельмаре и вторглись в Нарнию, которая была тогда в некотором беспорядке (это тоже слишком длинная история), завоевали ее и воцарились в ней…»

В 1998 году королем Нарнии становится Каспиан I. С этого момента тельмаринцы начиняют менять прежние порядок жизни в Нарнии. Теперь говорящие животные и волшебные существа должны были жить в лесах, которые разрослись вокруг Кэр-Паравела и отделяли Нарнию от Океана, внушающего страх тельмаринцам. Затем, из-за ненависти к деревьям, они стали рассказывать истории о том, что в Черных лесах водятся приведения. Так что ко времени рождения принца Каспиана большая часть тельмаринцев и старых нарнийцев позабыли о прежней Нарнии и считали рассказы о ней байками и сказками.

Как известно, во время правления Каспиана в Нарнии был восстановлен старый порядок, а дыра между двумя мирами была закрыта навсегда.

Подземье и Бисм (Underland and Bism)

В книге «Серебрянное кресло» мы узнаем, что мир Нарнии имеет несколько слоев или уровней. Мир Зеленой Колдуньи — Подземье — расположен под руинами древнего северного города. Детям (героям книги «Серебряное кресло») пришлось пройти через множество пещер, душных туннелей, каждый раз спускаясь все ниже и ниже. Там не было ни дуновения ветра и ни единой птицы, лишь зеленоватые похожие на летучих мышей животные и город полный послушных и несчастных подземцев.

Но мир Зеленой Колдуньи, расположенный под Нарнией был не единственным. Кроме него существовал другой , более глубокий и прекрасный мир — им была «Земля Теней» — Бисм. Он на 1000 саженей глубже Подземья. Бисм был когда-то родным домом гномоподобных подземцев ныне живущих выше.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх