Помост

Вопросы веры

Икона Иоанна Кронштадтского фото

Храм-усыпальница св. прав. Иоанна Кронштадтского

Усыпальница святого праведного отца Иоанна Кронштадтского открыта ежедневно по окончании Божественной Литургии и до начала вечернего богослужения (до 17-00).

По окончании Божественной Литургии у гробницы святого праведного отца Иоанна Кронштадтского служится молебен, а в верхнем храме — Соборе 12 апостолов совершаются панихиды.

Загодя, в 1904 г., о. Иоанн получил разрешение быть похороненным в Иоанновской обители. По желанию о. Иоанна в крипте был устроен храм во имя пророка Илии и царицы Феодоры, небесных покровителей родителей Всероссийского пастыря. Он почил в Боге 20 декабря / 2 января 1908 г. и был через три дня погребен в крипте-усыпальнице. Отпевали о. Иоанна митрополит Антоний в сослужении трех епископов, 60 священников и 20 диаконов. Его похороны были самыми многочисленными в те годы.

Подземная церковь-усыпальница, освященная 21 декабря митрополитом Антонием, отличалась богатством отделки в русско-византийском стиле, средства на которую пожертвовала послушница Анна Яковлевна Лежоева, впоследствии казначея монахиня Иоанна (1869-1939). Иконостас, стены и пол были облицованы плитами белого мрамора. Мощи св. прав. Иоанна покоились клиросом под массивной мраморной плитой. На ней был изображен крест, лежало Святое Евангелие. У гробницы находился образ прп. Иоанна Рыльского (академик живописи Н. П. Шаховской, 1911 г., утрачен) с неугасимой лампадой в виде митры. Бывший мраморный одноярусный иконостас теперь восстановлен в дереве.




В 1990 году был канонизирован и причислен к святым Иоанн Кронштадтский. Мощи святого Иоанна Кронштадтского находятся в Иоанновском монастыре, который основал святой. Под крестом над окошечком находится усыпальница.

Иоанн Кронштадтский

Родился мальчик в селе Сура Архангельской области, ему дали имя Иван. Мать была неграмотной, набожной и твердой по характеру русской женщиной, отец псаломщиком в местной церкви. Он был очень слабым ребенком и родители не надеялись, что он выживет. Поэтому скоро после рождения в семье появился второй ребенок, имя которому дали тоже Иван, однако он жил недолго и умер.

Когда сын достиг девятилетнего возраста, отец отдал его в церковноприходское училище Архангельска. После окончания заведения он поступил в духовную академию города Санкт-Петербурга и успешно окончил. В 1955 году его определили в Андреевский храм в Кронштадте, где он прослужил больше пятидесяти лет.

В те времена Кронштадт был местом ссылки нищих, бродяг, провинившихся людей, проституток и моряков, их называли посадскими. Они жили в лачугах и землянках. Темная и озлобленная беднота относилась с недоверием и не восприняла святого отца. Сначала он приласкал детей. Летом он вел беседы с ними на травке, затем потянулись взрослые. Он лично приносил обеды, продукты, лекарства больным людям.

Он взял обязательство после службы:

  • ходить на молебны,
  • служить по домам,
  • находил заблудшие души по подвалам и чердакам.

Выходя на улицу, он имел монеты, чтобы раздавать нищим и в конце Андреевской улицы выстраивалась целая очередь.

Он понимал, что проблему так не решить и возникла новая идея дать человеку дать возможность реализоваться. Он не пожалел средств, чтобы построить «Дом трудолюбия». Первый дом был открыт в Кронштадте, затем в России их можно было насчитать больше ста. Он помог в открытии приюта для детей-сирот, учебного заведения для девочек и мальчиков, дома для бездомных.

Иоанн Кронштадтский апостол России девятнадцатого и начала двадцатого века. Он обратил слои русского народа к вере. Однако его можно назвать юродивым, потому что совершал необычные поступки, уходил в шубе и сапогах, а возвращался голым, раздавал все что, имел. Он исполнил обед послушания церкви, но жил с женой как брат и сестра.

Отец Иоанн поднимался по лестнице на купол Никольского собора в 79 лет и стоял по часу у Христа, как ангел молился за всю Россию. Никольский собор в Кронштадте был построен в 1908 и Иоанн присутствовал при закладке, но освятить в 1913 году не смог. Храм продолжает стоять, и его называют морским, только на стенах происходят удивительные явления, проявляются кресты.

История мощей Иоанна Кронштадтского

Иоанн получил согласие быть похороненным в Иоанновском монастыре. После похорон в 1908 году на его могиле положили массивную мраморную плиту с изображением Креста.

В 1919 году согласно секретному документу дано распоряжение закрыть обитель, с местом захоронения Святого решения не было принято. В течение нескольких лет двадцатых годов прошлого столетия следовали обращение о перезахоронении останков Святого, но родственники возражали. К тому же новая власть не хотела давать лишний повод к проявлению православной веры. Мощи так и остались на одном месте.

Где находятся

В настоящее время многие исторические данные подтверждают, что останки святого Иоанна Кронштадтского были скрыты под полом усыпальницы и забетонированы.
Адрес и где находятся мощи Иоанна Кронштадтского: Санкт-Петербург, наб. Карповки, 45.

Как добраться к мощам Иоанна Кронштадтского в Петербурге:

  • метро «Петроградская»;
  • автобус: 1,10,45;
  • троллейбус: 34;
  • трамвай: 17,40.

Смотрите еще видео рассказ о Свято-Иоанновском монастыре, где находятся останки святителя:

ХЕРУВИМСКАЯ ПЕСНЬ Что означают её странные слова? Иже Херувимы тайно образующе, и Животворящей Троице Трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. Яко да Царя всех подымем, Ангельскими невидимо дориносима чинми. Аллилуиа. «Иже Херувимы тай… Read more 9 святых отцов рассказывают о своих видениях во время ЛИТУРГИИ Почему Литургию иногда называют ангельским служением? Потому что ангелы всегда присутствуют за Евхаристией и помогают священнослужителям ее совершать. 1. Валаамскому схимнику Кириаку во время литургии было виденÐ… Read more Как молиться в церкви во время литургии Чтобы легче и нерассеяннее стоять литургию, старайся так молиться: во время чтения часов поминай усопших и живых. Это поминовение вознесется с поминовением свяшеннослужителя к небу и даст великую отраду душам поминае… Read more

Спасибо за любовь! В тот день отец Евгений отпевал двенадцатилетнюю Любу. На вид ей можно было дать лет восемь, не больше. Личика маленькой и хрупкой девочки почти не было видно среди моря ромашек – она их очень любила при жизни. А рядом с Ð… Read more «Не бомж я» Вышла в подъезд. Кто-то спер наш коврик… Оказалось бомж. Лежит себе такой между этажами и сладко спит на нашем коврике. Проснулся. Начали разговор. Спрашиваю, зачем коврик спер? Отвечает, что холодно лежать на полу. Со злÐ… Read more

Мощи Иоанна Кронштадтского: где находятся, как добраться

ГЛАВНАЯ МОЛИТВА ВЕЛИКОГО ПОСТА

Великим постом каждый день (с вечера воскресенья по пятницу) читается молитва св. Ефрема Сирина: Господи и Владыко живота моего, Дух …
Читать «Далее»

«ЩАС Я МАМКИНОЙ ИКОНЕ ГЛАЗА ВЫКОЛЮ!»

Потрясающая эта история произошла в далёкие уже семидесятые годы двадцатого века в одном из сёл Донбасса. Жила семья: муж, жена …
Читать «Далее»

Про шапочку

Есть хороший анекдот про то, как мужчина спас тонущего мальчика, рискуя жизнью. И мама мальчика нашла героя. И требовательно спросила, …
Читать «Далее»

Вселенская родительская поминальная суббота (Мясопустная)

А значит, наши почившие сродники ждут, что мы придем в Храм с хлебом и прочими приношениями, напишем записки, помолимся. Говорят …
Читать «Далее»

Невыдуманная история

У одной Православной москвички случилось большое горе. Пропал ее взрослый сын — пошел отнести что-то другу, да так и не …
Читать «Далее»

КРИК ДУШИ

В моду вошла традиция на все праздники слать друг другу электронные открытки – и напрягать ум не надо, подбирая нужные …
Читать «Далее»

15 февраля – СРЕТЕНИЕ ГОСПОДНЕ. Один из главных православных праздников.

Сретение произошло через 40 дней после Рождества Христова. У иудеев того времени было две традиции, связанных с рождением в семье …
Читать «Далее»

Скажите: «Люблю», пока дверь ещё не закрылась (история, которая произошла в сентябре 2018 года с автором этой статьи — Еленой Кучеренко, православным публицистом и мамой 5 дочек)

В тот день мы опять поссорились с мужем из-за этих дурацких обоев. Как сейчас помню, было двадцать первое сентября, Рождество …
Читать «Далее»

МАМОЧКА, ТЫ ПОЛЕЖИШЬ СО МНОЙ? О самом главном

Задумывались ли вы о том, почему наши дети не хотят проводить время с нами? Может потому, что когда-то, когда они …
Читать «Далее»

Без нас прекрасно обойдутся.

Даже если вы прекрасный специалист и отличный человек — все равно обойдутся. Погрустят, повспоминают и найдут, кем заменить. Миллиарды людей …
Читать «Далее» Метки:Иоанн Кронштадтский молитва

15.02.2019

Святой праведный Иоанн Кронштадтский и всея России чудотворец родился в селе Сура Пинежского уезда Архангельской губернии в семье бедного сельского причетника (дьячка) Илии Михайловича Сергиева и его жены Феодоры 19 октября 1829 года, в день памяти великого болгарского святого преп. Иоанна Рыльского, в честь которого и был наречен. Дед отца Иоанна был священником, так же, как и большинство предков по отцовской линии на протяжении, по крайней мере, 350 лет.

«У меня точно завеса спала с глаз…»

Родители отца Иоанна были людьми простыми и глубоко верующими. С самого раннего детства они приучили сына к молитве и церковному благочестию. За советами к матери, прожившей долгую жизнь, отец Иоанн обращался и тогда, когда стал знаменитым пастырем.

Отрок Иоанн не раз удостаивался чудесных явлений. Однажды ночью он увидел в комнате необычный свет, и среди света – Ангела в небесной славе, который назвался его Ангелом Хранителем.

С 6-летнего возраста Иоанн начал учиться грамоте, а в 10 лет был отвезен отцом в Архангельское приходское училище. Однако учение, несмотря на усердные занятия, первое время никак не давалось мальчику.

«Ночью, – вспоминал впоследствии Батюшка, – я любил вставать на молитву. Все спят, тихо. Не страшно молиться, и молился я чаще всего о том, чтобы Бог дал мне свет разума на утешение родителям.

И вот, как сейчас помню, однажды, был уже вечер, все улеглись спать. Не спалось только мне, я по-прежнему ничего не мог уразуметь из пройденного, по-прежнему плохо читал, не понимал и не запоминал ничего из рассказанного. Такая тоска на меня напала, я упал на колени и принялся горячо молиться.

Не знаю, долго ли пробыл я в таком положении, но вдруг что-то точно потрясло меня всего. У меня точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове, и мне ясно представился учитель того дня, его урок. Я вспомнил даже, о чем и что он говорил. И легко, радостно так стало на душе.

Никогда не спал я так покойно, как в ту ночь. Тут засветало, я вскочил с постели, схватил книги, и – о счастье! – читать стало гораздо легче, понимаю все, а то, что прочитал, не только все помнил, но хоть сейчас и рассказать могу…

В короткое время я продвинулся настолько, что перестал уже быть последним учеником. Чем дальше, тем лучше успевал я в науках, и к концу курса одним из первых был переведен в Семинарию».

Место служения, назначенное Богом

В 1851 году, с отличием окончив семинарский курс, Иоанн Сергиев был направлен в Петербургскую Духовную Академию за казенный счет. В том же году скончался его отец. Обучаясь в Академии, Иоанн исполнял должность письмоводителя, и свое небольшое жалование отсылал осиротевшим матери и сестрам.

Столичный город и Академия не изменили Иоанна: он оставался так же религиозен, сосредоточен на внутренней жизни. С детства кроткий и тихий, он проводил все свободное время за чтением книг, сторонясь всяких развлечений.

Заканчивался курс Академии, отец Иоанн намеревался принять монашество и ехать миссионером в Китай, Северную Сибирь или в Америку. Но он видел, что и в столице и ее окрестностях очень много работы истинному пастырю стада Христова. Он молился, чтобы Господь разрешил его сомнения, и увидел себя во сне священником, служившим в каком-то неизвестном соборе. Приняв этот сон за откровение от Бога и указание пути, он отказался от преподавательской деятельности в стенах Академии, которую окончил в 1855 году со степенью кандидата богословия.

Вскоре Иоанну Сергиеву предложили должность священника Андреевского собора в Кронштадте. Когда Иоанн впервые вошел в Андреевский собор, то был поражен тем, что именно этот храм с необыкновенной ясностью он видел во сне. Тогда он понял, что Сам Бог назначил ему священствовать в этой церкви. Иоанн вступил в брак с дочерью протоиерея К.П.Несвицкого из Кронштадта, Елизаветой Константиновной, и 12 декабря 1855 года епископом Ревельским Христофором был рукоположен в священники. Здесь, в Кронштадте, в течение 53 лет и протекала вся последующая жизнь отца Иоанна.

«Сознаю высоту моего сана…»

За первой Литургией отец Иоанн обратился к своей пастве с такими словами: «Сознаю высоту моего сана и соединенных с ним обязанностей, чувствую свою немощь и недостоинство, но уповаю на благодать и милость Божию… Знаю, что может сделать меня более или менее достойным этого сана… Это – любовь ко Христу и к вам, возлюбленные братия и сестры мои…».

Отец Иоанн считал, что если Церковь «наилучшая, нежнейшая духовная мать наша», то «священник должен быть носителем и выразителем духа материнской любви ее к мирянам».

При первом же знакомстве со своей паствой он увидел, что здесь перед ним открывается не меньшее поле для плодотворной пастырской деятельности, чем в далеких языческих странах. Кронштадт в то время был местом высылки из столицы убийц, воров и прочих уголовных преступников. Кроме того, там было много чернорабочих, работавших главным образом в порту. Все они ютились, в основном, в жалких лачугах и землянках, попрошайничали, пьянствовали. «Темнота, грязь, грех, — писал современник, — здесь даже семилетний становился развратником и грабителем». Среди таких людей и начал дивный подвиг самоотверженного пастырского делания отец Иоанн. «Нельзя смешивать человека — этот образ Божий — со злом, которое в нем, — учил он, — потому что Божий образ в нем все-таки сохраняется». Эта среда, которая для обыкновенного работника стала бы бесплодной каменистой пустыней, для отца Иоанна оказалась плодоноснейшим виноградником. Он приходил в землянки и подвалы не на 5-10 минут, чтобы исполнить какую-либо требу и уйти, он шел к живой бесценной душе, к братьям и сестрам, он оставался там часами, беседовал, увещевал, утешал, плакал и радовался вместе с ними.

С первых же шагов он заботился и о материальных нуждах бедноты: сам отправлялся в лавочку за провизией, в аптеку за лекарством, за доктором. Уходил он из этих жилищ всегда радостный, умиленный, с твердой верой в милосердие Божие и надеждой, что Господь пошлет средства для дальнейших благодеяний. Кронштадтские жители видели, как он возвращается иногда домой босой и без рясы. Не раз прихожане приносили матушке обувь, говоря ей: «Твой отдал свою кому-то, придет босым».

Раздавая все до последней копейки, он обрекал на крайнюю нужду и себя, и жену. По согласию с супругой он всю жизнь оставался девственником, живя с ней как с сестрой. «Я священник, я принадлежу другим, а не себе. Счастливых семей и без нас, Лиза, достаточно, а мы должны посвятить себя на служение Богу» — сказал он ей после свадьбы. С помощью Божией, матушка Елизавета разделила с отцом Иоанном этот нелегкий и редкий подвиг девства на всю жизнь. Отец Иоанн нежно любил свою супругу, и она всем, чем могла, помогала ему нести крест пастырского служения, делила с ним радости и горе.

Тяжесть этого креста отец Иоанн познал с первых дней своего служения. «Рукоположенный во священника и пастыря, — писал он, — я вскоре на опыте познал, с кем вступаю в борьбу на моем духовном поприще, именно: с сильным, хитрым, недремлющим и дышащим злобой, и погибелью, и адским огнем геенны князем мира сего, и с «духами злобы поднебесными». (Еф. 6, 12). Начались искушения, обнаружились пакости вражий, немощные уязвления, преткновения. Враги, как разбойники, стали преследовать меня в духовном шествии моем и служении Богу моему… В этой невидимой жестокой борьбе я учился искренней вере, упованию, терпению, молитве, правоте духа, чистоте сердца, непрестанному призыванию имени Незримого, державного Победителя ада и Пастыреначальника Иисуса Христа, и Его именем и силой побеждал врагов и свои душетленные страсти… Эта борьба с сильным и хитрым невидимым врагом воочию показала мне, как много во мне немощей, слабости и греховных страстей… Как псалмопевец царь-пророк Давид, я постоянно возводил сердечные очи горе на небо, откуда приходила явная скорая, державная помощь (Пс. 120,1), и враги мои сильные обращались в бегство, а я получал свободу и мир душевный».

В 1857 году отцу Иоанну представилась возможность быть законоучителем в Кронштадтском городском училище. Для ревностного пастыря трудиться на ниве молодых сердец и сеять в них семена слова Божия было огромной радостью. В 1862 он с радостью принял предложение преподавать закон Божий и в открывшейся классической гимназии. Обращаясь впоследствии к учителю, наставляющему юные души в истинах веры и благочестия, отец Иоанн говорил, исходя из личного опыта: «Ты преподаешь детям закон Божий!.. Больше всего берегись делать из Евангелия учебную книгу: это грех. Это значит, в ребенке обесценивать для человека книгу, которая должна быть для него сокровищем и руководством целой жизни»; «При образовании чрезвычайно вредно развивать только рассудок и ум, оставляя без внимания сердце; на сердце больше всего нужно обращать внимание: сердце жизнь, но жизнь, испорченная грехом; нужно очистить этот источник жизни, нужно зажечь в ней чистый пламень жизни так, чтобы он горел и не угасал и давал направление всем мыслям, желаниям и стремлениям человека, всей его жизни.

Общество растленно именно от недостатка христианского воспитания». На уроках у отца Иоанна не было «неспособных». Его беседы усваивались навсегда как сильными, так и слабыми учениками. Внимание отца Иоанна направлялось на то, чтобы наполнить детские души теми святыми образами, какими была полна его душа.

Раздавая бедным все свои средства, отец Иоанн скоро убедился, что такая благотворительность недостаточна, чтобы удовлетворить всех нуждающихся. Поэтому в 1874 году он основал при Андреевской церкви православное христианское братство «Попечительство святого Апостола Андрея Первозванного». В 1872 году в «Кронштадтском вестнике» были напечатаны два воззвания к жителям Кронштадта, в которых отец Иоанн просил помочь бесприютным беднякам: «Подкрепим их нравственно и материально; не откажемся от солидарности с ними как с людьми и нашими братьями и докажем, что человеколюбие еще живо в нас и эгоизм еще нас не погубил. Как было бы хорошо, если бы ради всех этих причин мы создали Дом трудолюбия. Тогда многие из бедных могли бы обращаться в этот дом с просьбой дать им определенную работу за вознаграждение, которое давало бы им средства для пропитания.»

Эти воззвания нашли в сердцах людей деятельный отклик. В 1882 году открылся Дом трудолюбия в 4 этажа, прекрасно оборудованный, с домовой церковью во имя святого Александра Невского. Здесь были устроены рабочие мастерские, в которых работали в течение года до 25 тыс. человек, женские мастерские, вечерние курсы ручного труда, школа на 300 детей, детский сад, сиротский приют, народная столовая с небольшой платой, библиотека, бесплатная лечебница, воскресная школа и многое другое. В 1888 году заботами и трудами отца Иоанна был построен ночлежный дом, в 1891 году — странноприимный дом. Помощь оказывалась всем нуждающимся, независимо от их социальной и религиозной принадлежности.

Зная о благотворительной деятельности отца Иоанна, многие жертвовали ему очень крупные суммы, в том числе почтовыми переводами. В один день на его адрес приходило более тысячи писем и денежных переводов. Эти суммы отсылались по адресам нуждающимся. Благотворительная деятельность отца Иоанна исчислялась миллионами рублей. Он говорил: «У меня своих денег нет. Мне жертвуют, и я жертвую. Я даже часто не знаю, кто и откуда прислал мне то или другое пожертвование. Потому и я жертвую туда, где есть нужда и где эти деньги могут принести пользу». Говорили, что «каждый день отец Иоанн ложился без копейки в кармане, несмотря на то, что на другой день только для поддержания благотворительных учреждений ему нужно было более 1 тыс. рублей. И не было случая, чтобы этот другой день обманывал его».

Средоточием христианской жизни отец Иоанн считал молитву. Он, по завету Спасителя, воспринимал храм Господень прежде всего как дом молитвы и призывал людей молиться искренно, сердечно, глубоко, с верой в чудодейственную силу молитвы: «Всегда твердо верь и помни, что каждая мысль твоя и каждое слово твое могут несомненно быть делом».

Отец Иоанн стремился как можно чаще совершать Божественную литургию в Андреевском соборе, где был штатным священником. В последние 35 лет своей жизни он служил ежедневно, кроме тех дней, когда утро заставало его в пути или когда тяжело болел. Объяснял он это так: «Если бы мир не имел Пречистого Тела и Крови Господа, он не имел бы главного блага, блага истинной жизни — «живота не имате в себе» (Ин. 6, 53), имел бы лишь призрак жизни». Поэтому «Христос Спаситель и установил Таинство Причащения, чтобы изварить (т.е. очистить) нас огнем Своего Божества, и искоренить грех, и сообщить нам Свою святость и правду, сделать нас достойными райских селений и радости неизреченной. Какая безмерная благость и премудрость, какое милосердие и снисхождение к падшему верующему человеку, какое примирение грешника со Всесвятым! Какое очищение нечистых самой Пречистой и Всеочищающей Кровью Божией!». Отец Иоанн призывал тех, кто редко приступает к приобщению Святых Христовых Таин, делать это как можно чаще «со страхом за свое недостоинство, но с верой в благодать, с сердечным алканием и жаждой любви к Сладчайшему Иисусу, Которого Плоть и Кровь есть истинный хлеб». На иконах Кронштадтский пастырь изображен с причастной Чашей в руках.

О живительном действии Святых Таин отец Иоанн свидетельствует: «Дивлюсь величию и животворности Божественных Таин: старушка, харкавшая кровию и обессилевшая совершенно, ничего не евшая, от причастия Святых Таин, мною преподанных, в тот же день начала поправляться. Девушка, совсем умиравшая, после причастия Святых Таин в тот же день начала поправляться, кушать, пить и говорить, между там как она была почти в беспамятстве, металась сильно и ничего не ела, не пила. Слава животворящим и страшным Твоим Тайнам, Господи!»

Своей святой жизнью, смирением и непрестанной молитвой отец Иоанн снискал дар исцеления и прозорливости. По его молитве совершалось множество дивных чудес. Сам Батюшка так рассказывал своим сопастырям-священникам о первом чуде: «Просили моей молитвенной помощи. У меня и тогда уже была такая привычка: никому в просьбе не отказывать. Я стал молиться, предавая болящего в руки Божий, прося у Господа исполнения над болящим Его святой воли. Но неожиданно приходит ко мне одна старушка, которую я давно знал. Она была богобоязненная, глубоко верующая женщина, проведшая свою жизнь по-христиански и в страхе Божием кончившая свое земное странствование. Приходит она ко мне и настойчиво требует от меня, чтобы я молился о болящем не иначе, как о его выздоровлении. Помню, тогда я почти испугался: как я могу — думал я — иметь такое дерзновение? Однако эта старушка твердо верила в силу моей молитвы и стояла на своем. Тогда я исповедал пред Господом свое ничтожество и свою греховность, увидел волю Божию во всем этом деле и стал просить для болящаго исцеления. И Господь послал ему милость Свою — он выздоровел. Я же благодарил Господа за эту милость. В другой раз по моей молитве исцеление повторилось. Я тогда в этих двух случаях прямо уже усмотрел волю Божию, новое себе послушание от Бога — молиться за тех, кто будет этого просить.»

Молитвой и возложением рук св. Иоанна излечивались самые тяжелые болезни, когда медицина была бессильной. Исцелялись бесноватые, прозревали слепые, были засвидетельствованы случаи воскрешения умерших. Так, у одной женщины, Елизаветы, во время беременности умер в утробе плод. Началось заражение крови, и сама она была уже при смерти. Врачи настаивали на необходимости срочной операции, но она не соглашалась на нее, а просила приехать отца Иоанна. Прибывший на другой день Батюшка полчаса, при закрытых дверях, молился над умиравшей. Неожиданно он распахнул двери и громко сказал: «Господу Богу было угодно сотворить чудо и воскресить умерший плод. Лиза родит мальчика». После отъезда отца Иоанна врачи не могли поверить своим глазам: плод ожил, температура стала нормальной. В ту же ночь Елизавета разрешилась здоровым мальчиком.

Удивительны заочные исцеления по письмам и телеграммам, которые сотнями приходили в Кронштадт. Однажды в городе Вознесенске Херсонской губернии восьмилетняя девочка умирала от дифтерита. Она была из немецкой семьи, исповедующей лютеранство. По совету православных знакомых послали вечером телеграмму отцу Иоанну. Девочка, проснувшись утром, рассказала, что к ней приходил некий священник и описала его наружность. Вскоре она совершенно выздоровела. Когда ей показали портрет отца Иоанна, она воскликнула: «Вот этот самый приходил ко мне, подошел к моей кровати и сказал: «Будешь здорова!». Сотни подобных случаев помощи Батюшки Иоанна опубликованы в посвященных ему книгах.

Духом Святым отец Иоанн прозревал то, что происходило за много сотен километров; ему часто было открыто прошлое, настоящее и будущее людей, которых он видел впервые. Однажды, служа литургию в церкви московского военного учреждения, отец Иоанн неожиданно подошел к одному офицеру и, не сказав ни слова, поцеловал его руку. Молодой офицер, и не помышлявший тогда о священстве, впоследствии стал святым подвижником, Оптинским старцем Варсонофием.

Продолжение читайте .

Светильник русского священства, достойный пример для подражания, великий молитвенник и целитель. Такими словами можно назвать этого святого. По его молитвам творились чудеса, он явил на себе пример истинной жизни христианина и священника. Любовь его к людям была безгранична, поэтому народ до сих пор любит его и обращается к нему в своих молитвах.

Детство и юность Иоанна

Иоанн Ильич Сергиев появился на свет в бедной семье в семье Сура Архангельской губернии в 1829 году. Его отец и дед служили всю жизнь дьячками в местной церкви. Кроме Вани в семье потом родилось еще пятеро детей, трое из которых умерли. Ваня тоже был слаб от рождения, родители боялись, что он долго не проживет, поэтому и окрестили его сразу.

Его святым стал Иоанн Рыльский. Мальчик рос послушным, умным, кротким. С детства любил молиться и читать духовные книги. В десять лет он поступил в духовное училище в Архангельске, где был лучшим учеником. Затем духовную семинарию там же. За успехи его перевели в духовную академию в Питере. Потом Иван защитил диссертацию и стал кандидатом богословия.

Священство

Еще во время обучения Иван увидел сон, что служит священником в Кронштадте. Он раньше мечтал стать монахом и миссионером, чтобы проповедовать за рубежом. Но позже выяснилось, что жители Питера знают о Христе меньше, чем иностранцы, поэтому решил принять священство – чтобы просвещать русских людей.

Молодому выпускнику предложили жениться на дочери настоятеля собора в Кронштадте, и он согласился. По сведениям, брак этот был фиктивный, супруги никогда не вступали в интимные отношения, поэтому детей у них не было. Говорят, что Елизавета, жена пастыря, долго не могла смириться с отношениями, писала, жаловалась архиерею. Но, в конце концов, смирилась и стала помощницей великому святому.

В возрасте 26 лет Иван был рукоположен во диакона, а через день в священника. Его поставили служить в Андреевском соборе города Кронштадта, где он и прослужил всю жизнь. Кроме того, он преподавал в гимназии Закон Божий.

Современники замечали особо ревностное отношение молодого священника к служению. Он всегда плакал на проповеди, чем вызывал некоторое удивление своих коллег. Через двадцать лет он стал протоиереем. Еще спустя двадцать лет настоятелем собора. Через пять лет о.Иоанн стал митрофорным протоиереем.

Чудо исцеления Иоанном Кронштадтским

В 1867 году было замечено первое чудо исцеления больного мальчика по молитвам о.Иоанна. Потом такие случаи бывали все чаще. О.Иоанн получил благодаря своему дару исцеления больных широкую известность. К нему ехали и писали письма с просьбой помолиться.

Служение литургии

О. Иоанн особо ревностно относился к служению литургии. Служил ее каждый день, будучи настоятелем. Перед каждой службой он приходил в алтарь, вставал на колени перед Престолом и долго молился, плакал. Когда чувствовал прощение и Благодать, вставал и приступал к служению.

На его службы стекалось множество людей, так что огромный собор с трудом вмещал всех. По причине того, что батюшка не мог лично поисповедовать каждого, исповедь была публичной. Каждый вслух говорил свои грехи, так чтобы все их слышали. Потом о. Иоанн читал общую разрешительную молитву и причащал. Он видел каждого насквозь, иногда подошедшему к Чаше, он говорил: «ты недостоин причастия, иди еще кайся!» и не допускал некоторых ко Причастию.

Коллеги завидовали его популярности и нередко творили ему мелкие козни. Кроме церковного служения батюшка широко занимался благотворительностью. Он организовал детские приюты, дома для бедных. Каждый день после службы он не шел домой, а обходил дома бедных прихожан. Он беседовал с жителями, рассказывал им о Боге, нянчил детей, помогал по хозяйству крестьянам. Батюшку очень любили простые люди. Часто он раздавал им всю свою зарплату, одежду, обувь, возвращался домой босиком.

Жена много роптала по причине этой расточительности. По её прошению зарплата мужа стала выдаваться ей на руки, а не ему. Но батюшка был неисправим и находил способы подавать бедным. Чем больше он раздавал, тем больше ему подавали денег.

Дома мало кто его понимал, жена и постояльцы не соблюдали постов, не молились. В комнатах, соседних с ним, устраивали шумные балы, танцевали и затихали далеко за полночь. Поэтому батюшка ложился спать очень поздно, но вставал каждый день в пять утра и шел на службу.

О.Иоанн часто совершал поездки по всей России, занимался благотворительностью, проповедовал. На деньги благодетелей он приобрел пароход, на котором путешествовал. В родной деревне, где он родился, батюшка построил новый храм.

Последние годы жизни

О.Иоанна позвали к одру умирающего императора Александра Третьего. Он исповедовал, причастил царя и был с ним до самой его кончины.

В 1901 году о.Иоанн основал женский монастырь в Питере на реке Карповке. Он назван Иоанновским в честь своего святого Иоанна Рыльского. Один из храмов по желанию батюшки был освящен в честь святых его родителей.

В 1904 году батюшку позвали помолиться к больному. Он предчувствовал, чем это закончится. Как он вошел в дом, двери за ним заперли, послышалась возня и стоны батюшки. Когда двери удалось взломать, о.Иоанн был сильно ранен, весь в крови. Ему нанесли множество ран ножом в паховую область. Батюшка не велел наказывать обидчиков, никому не говорил, кто это был.

Три последних года своей жизни о.Иоанн сильно страдал от болезни. Но продолжал служить, последний раз он отслужил в декабре 1908 года. После этого батюшка слег и уже не вставал. Каждый день священники ходили причащать его.

Через две недели о.Иоанн скончался. Его тело было положено в Иоанновском монастыре в храме в честь святых его родителей. К его могиле ходили люди, где получали исполнение просимого. В годы советской власти мощи были замурованы в подвал, но верующие нарисовали на этом месте крест и продолжали ходить на поклонение.

В 1990 году о.Иоанн был канонизирован в лике святых праведных.

Дни памяти святого Иоанна Кронштадтского:

2 января — день памяти святого праведного Иоанна Кронштадтского

Сегодня, 2 января, Благотворительный фонд святого праведного Иоанна Кронштадтского отмечает день памяти небесного покровителя. С 2011 года Благотворительный фонд, созданный Синодальным отделом по благотворительности, развивает систему церковной реабилитации и помогает наркозависимым.

Святой Иоанн Кронштадтский: пастырь погибших

«Прихожу раз не очень пьяный. Вижу, какой-то молодой батюшка сидит, на руках сынишку моего держит. Я было ругаться хотел, да глаза батюшки, ласковые и серьезные, меня остановили…»

Замкнутый, но сострадательный

Святой праведный отец Иоанн, Кронштадтский чудотворец, родился 19 октября 1829 года в селе Сура Архангельской губернии — на далеком севере России — в семье бедного сельского дьячка Илии Сергиева и жены его Феодоры. Новорожденный казался таким слабым, что родители поспешили сразу же крестить его. Вскоре после крещения младенец Иоанн стал поправляться.

Родители, приписав поправку сына действию таинства крещения, стали с особым вниманием следить, чтобы ребенок и дальше рос под покровом Божиим. Отец с раннего детства брал сына в церковь.

Внутренний вид избы, в которой родился св. прав. Иоанн Кронштадтский. Фото 1900-х гг.

В условиях крайней нужды Иван рано узнал, каковы на деле бедность, горе и страдание. Это сделало его сосредоточенным, вдумчивым и замкнутым в себе, но воспитало и глубокое сочувствие к людям.

Сура – родина св. прав. Иоанна Кронштадтского. Фото конца XIX в.

На шестом году отец стал учить Ваню грамоте. Но грамота вначале не давалась. Тогда Ваня начинал молиться: ему и самому хотелось научиться читать, и хотелось обрадовать отца, который мечтал, что сын станет священником.

Но когда отец, собрав последние средства, отвез Ваню в Архангельское приходское училище, мальчик особенно остро почувствовал одиночество и беспомощность. Утешение приходило лишь в молитве, к которой Ваня привык с детства.

Однажды, после одной из горячих ночных молитв, случилось необычное: «точно завеса спала с глаз, как будто раскрылся ум в голове», «легко и радостно так стало на душе», — как вспоминал потом сам святой Иоанн Кронштадский. А едва рассвело, Ваня вскочил с постели, схватил книги, и — о, счастье! — стал читать гораздо лучше, стал хорошо понимать и запоминать прочитанное.

С той поры Иван стал отлично учиться: одним из первых окончил училище, первым окончил Архангельскую дyxoвнyю семинарию и был принят на казенный счет в Санкт-Петербургскую духовную академию.

Еще учась в семинарии, Иван лишился нежно любимого им отца. Иван хотел прямо из семинарии искать себе место диакона или псаломщика, чтобы содержать оставшуюся без средств мать. Но она не пожелала, чтобы сын из-за нее лишился высшего духовного образования и настояла на его поступлении в Академию.

В Академии студент не оставил свою мать без помощи: он выхлопотал себе в правлении канцелярскую работу и весь заработок отсылал матери.

Учась в Академии, Иван хотел стать миссионером: просвещать язычников Сибири и Северной Америки.

Однажды, размышляя о предстоящем ему служении, Иван заснул и во сне увидел себя священником, служащим в Кронштадтском Андреевском соборе, в котором никогда не бывал.

Скоро сон сбылся с буквальной точностью. В 1885 году, когда Иван Сергиев окончил курс Академии со степенью кандидата богословия, ему предложено было вступить в брак с дочерью протоиерея Кронштадтского Андреевского собора К. Несвитского Елизаветой и принять сан священства для служения в том же соборе.

Вспомнив свой сон, Иван принимает предложение. 12 декабря 1855 года совершилось его рукоположение во священники. Войдя впервые в Кронштадтский Андреевский собор, о. Иоанн остановился почти в ужасе на его пороге: это был именно тот храм, который задолго до того представлялся ему в его детских видениях.

Кронштадт. Андреевский собор. Фото начала XX в.

Вся остальная жизнь о. Иоанна проходит в Кронштадте, поэтому многие, забывая его фамилию «Сергиев» называли его «Кронштадтский», да и сам он нередко так подписывался.

«Полюбите нас черненькими»

В браке со своей супругой о. Иоанн жил, как брат с сестрой, оставаясь девственником. По его представлениям, это казалось необходимым для служителя Божиего, стремящегося посвятить себя всецело Церкви и людям.

«Счастливых семей, Лиза, и без нас много. А мы с тобой, давай, посвятим себя на служение Богу», — так сказал он жене в первый день брачной жизни.

Тщательно скрывая от людей свой аскетизм, о. Иоанн был величайшим подвижником. Его поразительно искренний дневник «Моя жизнь во Христе» — честное свидетельство борьбы с греховными помыслами, ошибок и их переживаний и самого горячего самоосуждения.

В основе всей аскетики «мирского батюшки» о. Иоанна была, во-первых, безоглядная и преданнейшая вера и любовь к Богу. На этой вере и любви основывалась любовь и сострадание к людям, жаление их и молитва за них.

Строгого поста, как душевного, так и телесного, требовало от о. Иоанна и ежедневное совершение Божественной литургии, которое он поставил себе за правило.

При первом же знакомстве со своей паствой о. Иоанн увидел, что здесь ему предстоит не меньше трудов для миссионерства, чем в далеких языческих странах. В Кронштадте — месте административной высылки из столичного Санкт-Петербурга порочных людей — царили безверие, иноверие и сектантство.

Проживало там и много чернорабочих, работавших главным образом в порту. Все они ютились, по большей части, в жалких лачугах, землянках, попрошайничали и пьянствовали. Городские жители немало терпели от этих опустившихся людей, получивших название «посадских». Ночью не всегда безопасно было пройти по улицам, — случались нападения.

Вот на этих «погибших» людей, презираемых всеми, и обратил свое главное внимание о. Иоанн. Он не ограничивается проповедью с амвона и пылкими призывами «жить правильно». Он идет к «погибшим» в дома, разговаривает, утешает, ухаживает за больными, помогает материально, раздавая все, что имеет, подчас возвращаясь домой раздетым и разутым.

И именно эти кронштадтские «босяки», «подонки общества», которых первой коснулась любовь доброго пастыря, первыми и «открыли» святость о. Иоанна. А потом «открытие» очень быстро подтвердила вся верующая Россия.

Кронштадт. Дом Трудолюбия, основанный св. прав. Иоанном Кронштадтским.

Необыкновенно трогательно рассказывал об одном из таких случаев духовного возрождения благодаря о. Иоанну один ремесленник: «Мне было тогда годов 22-23. Теперь я старик, а помню хорошо, как видел первый раз батюшку.

У меня была семья, двое детишек. Я работал и пьянствовал. Семья голодала. Жена потихоньку по миру собирала. Жили в дрянной конурке. Прихожу раз не очень пьяный. Вижу, какой-то молодой батюшка сидит, на руках сынишку держит и что-то ему говорит ласково. Ребенок серьезно слушает. Кажется, батюшка был как Христос на картине «Благословение детей».

Я было ругаться хотел: вот, мол, шляются… да глаза батюшки, ласковые и серьезные, меня остановили: стыдно стало. Опустил я глаза, а он смотрит — прямо в душу смотрит. Начал говорить. Не смею передать все, что он говорил.

Говорил про то, что у меня в каморке рай, потому что где дети, там всегда и тепло, и хорошо, и о том, что не нужно этот рай менять на чад кабацкий. Не винил он меня, нет, все оправдывал, только мне было не до оправдания. Ушел он, а я сижу и молчу… Не плачу, хотя на душе так, как перед слезами. Жена смотрит… И вот с тех пор я человеком стал…».

Чудесный дар чудесных исцелений

Такой необычный пастырский подвиг совсем молодого священника стал вызывать нарекания и даже нападки со всех сторон. Многие и в церковной среде долго не признавали искренности его настроения, глумились над ним, клеветали устно и печатно, называли юродивым.

Одно время епархиальное начальство воспретило даже выдавать о. Иоанну на руки жалование, так как он, получив его, все до последней копейки раздавал нищим, и вызывало для объяснений.

Все эти испытания и глумления о. Иоанн мужественно и терпеливо переносил, понимая, как человек опытный в духовной жизни, откуда они берутся. За обижателей молился по заповеди Христовой: молитесь за обижающих и гонящих вас. И ни в чем не изменял принятого образа жизни.

Прошло время, и те, кто в первые годы пастырства над праведником смеялись, поносили, клеветали и преследовали, — стали прославлять, потому что стало ясно: это не «обновленец какой», а настоящий пастырь, полагающий душу свою за овцы своя.

«Нужно любить всякого человека и в грехе его, и в позоре его, — говорил о. Иоанн, — не нужно смешивать человека — этот образ Божий — со злом, которое в нем».

С таким сознанием он и шел к людям, всех побеждая и возрождая силой сострадательной любви.

Скоро открылся в о. Иоанне и дар чудотворения, который прославил его на всю Россию и далеко за пределами ее.

Неверующая часть общества, среди которой было много интеллигенции, вообще по трагическому непониманию не расположенной к о. Иоанну, в печати намеренно замалчивала чудесные случаи проявления милости Божией по молитвам праведного священника. Но все же очень много чудес оказалось записано.

Сохранилась точная запись рассказа самого о. Иоанна о первом таком чуде. «Кто-то в Кронштадте заболел. Просили моей молитвенной помощи. У меня и тогда уже была такая привычка: никому в просьбе не отказывать. Я стал молиться, предавая болящего в руки Божии, прося у Господа исполнения над ним Его святой воли.

Но неожиданно вдруг вижу, как будто бы приходит ко мне одна старушка, которую я давно знал. Она была глубоко верующая, проведшая жизнь по-христиански и в страхе Божием кончившая свое земное странствование. Приходит она ко мне и настойчиво требует, чтобы я молился именно о выздоровлении болящего.

Помню, тогда я почти испугался: «Как я могу, — думал я, — иметь такое дерзновение?» Однако эта старушка твердо верила в силу моей молитвы и стояла на своем. Тогда я исповедал пред Господом свое ничтожество и свою греховность, увидев волю Божию в этом деле, и стал просить для болящего исцеления.

И Господь послал ему милость Свою — он выздоровел. Я же благодарил Господа за эту милость. В другой раз по моей молитве исцеление повторилось. Я тогда в этих двух случаях уже прямо усмотрел волю Божию, новое себе послушание от Бога — молиться за тех, кто будет этого просить».

И по молитве о. Иоанна действительно совершалось — и теперь по его блаженной кончине — продолжает совершаться множество чудес. Излечивались молитвою и возложением рук о. Иоанна самые тяжкие болезни, когда медицина терялась в своей беспомощности.

Исцеления совершались как наедине, так и при большом стечении народа, а весьма часто и заочно. Достаточно было написать письмо о. Иоанну или послать телеграмму, чтобы он помолился, и чудо исцеления совершалось.

Особенно замечательно происшедшее на глазах у всех чудо в селе Кончанском (Суворовском), описанное случайно находившейся там Суворовской комиссией профессоров Военной академии (в 1901 г.): много лет страдавшая беснованием и приведенная к о. Иоанну в бесчувственном состоянии женщина, через несколько мгновений была им исцелена и приведена в состояние вполне здорового человека.

По молитве о. Иоанна прозревали слепые. Художником Животовским описано чудесное пролитие дождя в местности, страдавшей от засухи и лесных пожаров, после того, как о. Иоанн вознес там свою молитву.

О. Иоанн исцелял молитвою своею не только русских православных людей, но и мусульман, и евреев, и обращавшихся к нему из-за границы иностранцев.

Этот великий дар был наградой о. Иоанну за его подвиги — молитвенные труды, пост и самоотверженные дела любви к Богу и ближним.

Благотворительность в особо крупных размерах

Скоро вся верующая Россия потекла к великому чудотворцу. Наступил второй период его жизни. Вначале о. Иоанн сам шел к народу, а теперь вся Россия шла к нему. Тысячи людей ежедневно приезжали в Кронштадт, желая видеть о. Иоанна и получить от него помощь. Еще большее число писем и телеграмм получал он:

кронштадтская почта для переписки о. Иоанна должна была открыть особое отделение.

Вместе с письмами и телеграммами приходили к о. Иоанну и огромные суммы денег на благотворительность. О размерах их можно судить только приблизительно, потому что, получая деньги, о. Иоанн тотчас все раздавал.

По самому минимальному подсчету через его руки проходило в год не менее одного миллиона рублей (сумма по тому времени громадная)!

На эти деньги о. Иоанн ежедневно кормил тысячу нищих, устроил в Кронштадте «Дом Трудолюбия» со школой, церковью, мастерскими и приютом, основал в родном селе женский монастырь и воздвиг большой каменный храм, а в Санкт-Петербурге построил женский монастырь на Карповке, в котором и был по кончине своей погребен.

Достигнув высокой степени бесстрастия о. Иоанн спокойно принимал богатые одежды, преподносимые ему почитателями, и облачался в них. Это ему нужно было для скрытия своих подвигов.

Полученные же пожертвования раздавал все, до последней копейки.

Так, получив однажды при громадном стечении народа пакет из рук купца, о. Иоанн тотчас же передал его в протянутую руку бедняка, не вскрывая пакета. Купец взволновался: «Батюшка, да там тысяча рублей!» «Его счастье», — спокойно ответил о. Иоанн.

Иногда, однако, он отказывался принимать от некоторых лиц пожертвование. Известен случай, когда он не принял от одной богатой дамы 30 тыс. рублей. В этом случае проявилась прозорливость о. Иоанна, ибо эта дама получила деньги не чистым путем, в чем и покаялась.

К общему сожалению жителей Кронштадта, во второй период своей жизни о. Иоанн должен был оставить преподавание Закона Божия в Кронштадтском городском училище и в Кронштадтской классической гимназии, где он преподавал свыше 25 лет.

Преподавателем о. Иоанн был также чудесным: никогда не прибегал ни к чрезмерной строгости, ни к нравственному принижению неспособных.

У о. Иоанна мерами поощрения служили не отметки, мерами устрашения — не наказания. Успехи рождало теплое, доброе отношение его как к самому делу преподавания, так и к ученикам. Поэтому у о.Иоанна не было «неспособных». На его уроках все без исключения вслушивались в каждое его слово. Урока его ждали. Это была живая беседа, захватывающий внимание рассказ.

Нередко бывали случаи, когда о. Иоанн, заступившись за какого-нибудь ленивого ученика, приговоренного к исключению, сам принимался за его исправление. Проходило несколько лет, и из ребенка, не подававшего, казалось, никаких надежд, вырастал добрый человек. Особенное значение о. Иоанн придавал чтению житий святых — реальных, живых свидетельств веры и подвига.

Кронштадт. Мужская гимназия, где 25 лет законоучительствовал св. прав. Иоанн Кронштадтский.

И этот труд учительства о. Иоанн должен был оставить для всероссийского душепопечения.

Режим дня праведника

К человеку, востребованному обществом, всегда появляется вопрос: как все успеть? Как выстроить день, чтобы успеть хотя бы самое главное? Рабочий день прав. Иоанна Кронштадтского начинался с молитвы. Сначала — личной, потом — церковной.

Вставал о. Иоанн в три часа ночи и готовился к служению Божественной литургии. Около четырех часов он отправлялся в собор к заутрени. Здесь его уже встречали толпы паломников, жаждавших благословения. Тут же было и множество нищих, которым о. Иоанн раздавал милостыню.

Перед началом литургии была исповедь. Из-за громадного числа людей, желавших исповедаться у о. Иоанна, им была введена, по необходимости, общая исповедь.

Производила эта исповедь на всех участников и очевидцев потрясающее впечатление: многие каялись вслух, громко выкрикивая, не стыдясь и не стесняясь, свои грехи.

Андреевский собор, вмещавший до пяти тысяч человек, ежедневно был полон, очень долго шло причащение, и литургия раньше 12 часов дня не оканчивалась. Служба о. Иоанна представляла собой непрерывный, горячий молитвенный порыв к Богу.

Во время службы о. Иоанн был посредником между Богом и людьми, ходатаем за грехи их, живым звеном, соединявшим Церковь земную, за которую он предстательствовал, и Церковь Небесную, с членами которой он молитвенно общался духом.

Чтение о. Иоанна на клиросе также было живой беседой с Богом и с Его святыми: читал он громко, отчетливо, проникновенно. За Божественной литургией слезы лились из его глаз, но он не замечал их: вся история спасения человека, страдания Бога за грехи человека, страдания самого человека переживались им непосредственно.

Такое служение необычайно действовало на всех присутствующих. Не все шли к о. Иоанну с твердой верой: некоторые — с сомнением, недоверием, другие — из любопытства. Но, побывав хоть раз на служении о. Иоанном литургии, неверующие совершенно преображались, сомневающиеся — укреплялись. Причащающихся после общей исповеди бывало всегда так много, что на святом престоле стояло иногда несколько больших Чаш, из которых священники приобщали верующих одновременно. И такое причащение продолжалось нередко более двух часов.

Во время службы письма и телеграммы приносились о. Иоанну прямо в алтарь, и он тут же прочитывал их и молился о тех, кого просили помянуть.

После службы, сопровождаемый тысячами верующих, о. Иоанн выходил из собора и отправлялся в Петербург по бесчисленным вызовам к больным. И редко когда возвращался домой ранее полуночи. Учитывая, что в три часа утра о. Иоанн уже был на ногах, очевидно, многие ночи он и вовсе не спал.

Конечно, так жить и служить можно было только при наличии благодатной помощи Божией, подаваемой в молитве.

Земная слава

Но слава «от человек» для о. Иоанна порой становилась тяжкой. Всюду, где бы он ни показался, около него мгновенно вырастала толпа жаждавших хотя бы прикоснуться к чудотворцу. Почитатели бросались даже за быстро мчавшейся каретой, не боясь быть изувеченными.

По просьбам верующих о. Иоанну приходилось предпринимать поездки в разные города России. Во время проезда о. Иоанна на пароходе толпы народа бежали по берегу, многие при приближении парохода становились на колени.

В имении Рыжовка, около Харькова, где остановился о. Иоанн во время пребывания в Малороссии, многотысячной толпой были уничтожены трава, цветы, клумбы усадьбы: тысячи народа проводили дни и ночи лагерем около этого имения.

Харьковский собор во время служения о. Иоанна 15 июля 1890 года не мог вместить всех молящихся. Не только собор, но и площадь около собора не вместила народа, который заполнил даже все прилегающие улицы. В самом соборе певчие вынуждены были поместиться в алтаре. Железные решетки оказались всюду сломанными.

20 июля о. Иоанн совершал молебен на Соборной площади — народу было более 60 тысяч. И точно такие же сцены происходили в поволжских городах: в Самаре, Саратове, Казани, Нижнем Новгороде.

Молитва с государем

В октябре 1894 года отец Иоанн был вызван в царский дворец в Ливадию, где умирал Император Александр III. О. Иоанна позвали помолиться о здравии тяжело больного Императора.

Государь встретил о. Иоанна словами: «Я не смел пригласить вас сам. Благодарю, что вы прибыли. Прошу молиться за меня, недомогаю».

После совместной коленопреклоненной молитвы Государя наедине с о. Иоанном последовало значительное улучшение здоровья больного, и появились надежды на полное выздоровление. Так продолжалось пять дней; 17 октября началось снова ухудшение, и в этот день Государь сподобился вторично приобщиться Святых Тайн из рук отца Иоанна Кронштадтского.

«Я не считал своей миссии выполненной, — говорил о. Иоанн, — доколе сам не причащу высокого больного. Я крайне нуждаюсь сам в ежедневном причащении Святых Тайн и почитаю за великое лишение, если не причащусь; так же больной человек нуждается в этом все оживотворяющем таинстве, если не всякий день, то через некоторый промежуток, и я, отслужив 17 октября литургию в присутствии Высочайших особ, отправился с Чашею Жизни вместе с протодиаконом в карете во дворец к болящему.

Вошедши со Святой Чашей в помещение его, я вслух произнес слова из церковной песни: «Се входит Царь славы, се жертва тайная совершенно дориносится, верою и любовию приступим, да причастницы жизни вечныя будем». Государь получил большое утешение благодатью Христовой.

В последние часы своей жизни Государь говорил о. Иоанну: «Вы — святой человек. Вы — праведник. Вот почему вас любит русский народ.

«Да, — отвечал о. Иоанн, — ваш народ любит меня». «Любит, — ответил Государь, — потому что знает, кто вы и что вы» (подлинные его слова).

Умирая, Государь просил о. Иоанна возложить свои руки на его голову, говоря ему: «Когда вы держите руки свои на моей голове, я чувствую большое облегчение, а когда отнимаете, очень страдаю — не отнимайте их».

Отец Иоанн так и продолжал держать свои руки на голове умирающего царя, пока царь не предал душу свою Богу.

Духовный дневник

Был о. Иоанн замечательным проповедником, причем говорил он весьма просто и чаще всего без особой подготовки. Он не искал красивых слов и оригинальных выражений, но проповеди его отличались силой и глубиной мысли, и вместе с тем богословской насыщенностью, при всей своей доступности для понимания простыми людьми. В каждом слове его чувствовалась какая-то особенная сила, отражение силы его собственного духа.

Несмотря на занятость, о. Иоанн находил время вести духовный дневник, записывая ежедневно свои мысли, приходившие ему во время молитвы и созерцания — в результате «благодатного озарения души, которого удостаивался от все просвещающего Духа Божия».

Эти мысли составили собой замечательную книгу, изданную под заглавием «Моя жизнь во Христе». Это дневник, в котором отражена духовная жизнь автора. Книга эта — лучший свидетель того, как жил великий праведник и как нужно жить тем, кто хочет не только называться, но и в действительности быть христианином.

Книга «Моя жизнь во Христе» вскоре после выхода в свет была переведена на несколько иностранных языков, а у англиканских священников сделалась настольной.

Основная мысль всех письменных творений о. Иоанна — необходимость горячей веры в Бога и жизни по вере, в непрерывной борьбе со страстями и грехами без уныния и отчаяния, с верой в Божию помощь и любовь.

Пророк в своем отечестве

В России в предреволюционные годы о. Иоанн был истинным, но неуслышанным пророком. Кротко и неосудительно относясь к каждому человеку, о. Иоанн нелицеприятно выступал против «социалистических» идей и революционных порывов, предрекая, что народ, отступивший от Бога, Бог оставит ходить «своими путями», пока этот народ сам не захочет вернуться к Богу.

«Научись, Россия, веровать в правящего судьбами мира Бога Вседержителя и учись у твоих святых предков вере, мудрости и мужеству. Господь вверил нам, русским, спасительный талант православной веры. Восстань же, русский человек! Кто вас научил непокорности и мятежам бессмысленным, коих не было прежде в России?.. Перестаньте безумствовать! Довольно! Довольно пить горькую, полную яда чашу — и вам, и России».

Святой Иоанн Кронштадтский предрекал: «Царство Русское колеблется, шатается, близко к падению. Если в России так пойдут дела и безбожники, и анархисты-безумцы не будут подвержены праведной каре закона, и если Россия не очистится от множества плевел, то она опустеет, как древние царства и города, стертые правосудием Божиим с лица земли за свое безбожие и за свои беззакония».

Последующие события кровавой русской революции показали, насколько был прав был святой в своих предостережениях.

В последние годы жизни о.Иоанна мучил личный недуг — болезнь, которую он кротко и терпеливо переносил, никому никогда не жалуясь.

Решительно отверг он предписание врачей поддерживать свои силы скоромной пищей. Вот его слова:

«Благодарю Господа моего за ниспосланные мне страдания для предочищения моей грешной души. Оживляет — святое причастие».

И он приобщался по-прежнему каждый день.

10 декабря 1908 года, собрав остаток своих сил, о. Иоанн в последний раз сам совершил Божественную литургию в Кронштадтском Андреевском соборе. А в 7 часов 40 минут утра 20 декабря 1908 года праведный Иоанн мирно отошел ко Господу, заранее предсказав день своей кончины.

В погребении о. Иоанна участвовали и присутствовали десятки тысяч людей, а у гробницы его и тогда, и в последующее время совершалось немало чудес.

Прикладывающиеся к руке покойного люди свидетельствовали, что рука о. Иоанна не была холодной, окоченевшей. В самом отпевании не было ничего скорбного и чем дольше шла служба, тем больше увеличивалось торжественно-праздничное настроение молящихся. Чувствовалось, что от гроба исходит благодатная сила и многие свидетели ощущали особую радость.

Похоронили о. Иоанна в церкви-усыпальнице, специально устроенной для него в подвальном этаже сооруженного им монастыря на Карповке.

На Поместном Соборе Русской Православной Церкви 1990 года св. прав. Иоанн Кронштадтский был канонизирован. Дни памяти — 2 января и 14 июня (прославление).

Источник:Милосердие.ру

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх