Помост

Вопросы веры

Исповедь алкоголика как протекает запой

История первая. Алена

Алкоголизм, одна из старейших проблем человечества, — тема трудная и деликатная, о ней не принято говорить открыто. Поэтому и сами больные, и их близкие не всегда знают, куда и к кому можно обратиться за помощью. Пьющие люди лишаются порой поддержки родных и друзей, теряют нити связи с окружающей реальностью, все глубже проваливаются в трясину зависимости от спиртного. А вместе с тем привлекать внимание общественности к этой проблеме обязательно нужно, поскольку статистика потребления алкоголя в России остается стабильно высокой: около 15 литров в год на человека. Причем от этой зависимости не застрахованы ни представители творческой элиты, ни преуспевающие бизнесмены, ни обычные граждане.

В последнее время, осознав глубину проблемы алкоголизации населения России и воистину национальный масштаб бедствия, российские законодатели приняли дополнительные ограничения, направленные на борьбу с алкоголизмом. Но, увы, даже такие решительные действия не способны искоренить проблему, запретами в нашей стране добьешься немногого.

А что делать тем, кто уже болен, не знает, как остановиться, стремительно опускается на «дно» жизни, теряет самое дорогое – семью, работу, друзей?.. Или тем, кто уже испробовал разные медицинские методики, безуспешно кодировался, ходил к целителям, но так и не достиг выздоровления? Главное – не отчаиваться, выход есть всегда, необходимо помнить об этом, принять твердое решение победить болезнь и вовремя обратиться за помощью к тем, кто прошел похожий путь и сумел вернуться к трезвости.

В разных странах мира на протяжении многих лет действует общественное содружество единомышленников под названием «Анонимные алкоголики» (АА). Под эгидой движения объединяются люди, которые ищут помощи и поддержки, мечтают остановить падение в пропасть, вновь обрести доверие и уважение окружающих. Не реже присоединяются и те, кто сомневается в успехе излечения, прошел все круги ада на земле, но крошечный огонек надежды не дает окончательно успокоиться и сдаться. Единственное условие для того, чтобы войти в ряды АА, — сознательное желание бросить пить.

Неформальное содружество охватывает более 150 стран мира и десятки тысяч человек. Я познакомилась с деятельностью АА в Америке, на Кубе, а недавно оказалась в гостях у «анонимных алкоголиков» на севере России – в Петрозаводске.В просторном уютном помещении меня встретили доброжелательные открытые люди, напоили чаем и рассказали свои истории, главный смысл которых заключается в их личной победе: ценой неимоверных усилий они сумели остановить болезнь и вернуть радость жизни.

Как рассказал мне Владимир, один из членов АА, примерно половина тех, кто обращается за помощью, остается и с первого шага начинает серьезно работать над собой. Остальные знакомятся, изредка приходят на занятия, но меняться не хотят, напрягаться не считают нужным, поэтому результатов не достигают. Особенно это характерно для молодых девушек и парней, которые еще только попадают в зависимость, но не осознают возможной пагубности и продолжительности последствий страшного недуга. Зачастую они выходят на новый круг болезни, попадают в плен коварной алкогольной иллюзии. Радует, что около 20% из этой группы рано или поздно возвращаются для того, чтобы работать всерьез, понимая, что дальше падать уже просто некуда.

Отдельная проблема во всем мире – женский алкоголизм. Трагедия в том, что представительницы слабого пола привыкают к выпивке намного быстрее, а излечиваются гораздо труднее. К тому же к мужской зависимости от спиртного многие в обществе привыкли, а вот женский алкоголизм – тема чрезвычайно трудная для осмысления и принятия, она вызывает особенно негативную реакцию окружающих, зачастую – отторжение, желание удалиться от болезненной ситуации. Пьющие женщины вынуждены скрывать недуг, страдая и не имея возможности довериться близким.

В АА двери открыты для всех, поэтому здесь добровольно исцеляются и работают без оглядки на половую принадлежность. Иногда сюда даже приходят семьями… Примеры тех, кто смог справиться с недугом, заново начать жизнь, обрести веру в себя, восстановить положение в обществе, любовь в семье, вернуться к работе, могут помочь тем, кто сегодня находится на грани отчаяния.

— Для меня «дном» стало третье попадание в наркологию. Страшный тяжелый опыт. Это случилось восемнадцать лет назад, мне тогда исполнилось тридцать три года. Я поняла, что абсолютно не контролирую свою жизнь, могу выйти из дома и пропасть на неделю. Просыпаюсь – и даже не знаю, где мой ребенок. В моменты просветления грызла совесть. Но как только видела спиртное, ничего не могла с собой поделать, напивалась.

Дело в том, что я выросла в пьющей семье, сама употреблять зелье начала довольно рано. Примеров трезвости у меня перед глазами не было, они существовали где-то в другой реальности. По молодости я еще успевала учиться, нашла работу, вышла замуж, родила ребенка. Говорила: «Пью, как все». В моем мире люди поголовно употребляли спиртное, и это казалось нормой. Потом появилась сильная зависимость, а в какой-то момент пришло осознание, что я умираю. В наркологии поставили диагноз: алкоголизм второй степени. К этому моменту я уже растеряла всех друзей, знакомых, меня списали со счетов – и родственники, и коллеги. Называли конченым человеком. Теперь АА – образ моей жизни. Я знаю, чтобы оставаться трезвой, необходима постоянная работа над собой и помощь другим.

История вторая. Анна

— Алкогольная зависимость начиналась у меня очень красиво: накрытый стол, рюмочки. Потом появились стаканы, окурки в еде, пьяные выходки. В 1996 году впервые попала в наркологию. К этому моменту я уже слышала о том, что в Карелии работают «Анонимные алкоголики», но не обращалась к ним. Пьянствовала еще четырнадцать лет. Моим «дном» стало состояние, в котором я не могла уже пить и не пить тоже не могла. В наркологию не принимали, я туда попадала дважды в месяц, врачи на мне поставили крест.

При этом образовались огромные долги, я не платила за квартиру, в ней отключили свет и воду, впереди маячил суд. Физическое и моральное состояния были ужасными, одолевало жуткое чувство вины. Впрочем, оно хорошо известно многим зависимым: в моменты просветления я искренне переживала, каялась, старалась загладить вину перед близкими, словно откупалась от них за пьяные годы. А дальше – все по новой, даже еще хуже. Я ночью ползла в комнату дочери достать деньги из ее сумочки, бесшумно вылезала на улицу через балкон, бежала в магазин купить выпивку. Дома повсюду прятала бутылки. Нравоучения и взывания к совести не помогали. Не нужны оказались ни книги, ни семья, ни прогулки — все заменил алкоголь.

Однажды я побывала на занятиях в АА. Мне просто понадобилась справка для замены автомобильных прав. Пришла по рекомендации подруги только ради этого, менять в жизни ничего не собиралась, о будущем всерьез не задумывалась. После получения документа уехала на дачу и продолжала пить. Готовности к работе над собой, желания трезвости не было, мышление оставалось алкогольным.

Сигналом для размышлений стало то, что однажды дочь на мои обычные причитания о смерти (так я попрошайничала на водку) ответила, что она устала и в случае чего меня похоронит. И положила трубку… Я привыкла к тому, что родные всегда помогали, вызывали врачей, отвозили в наркологию, давали опохмелиться, подкармливали, а тут такое! Меня все бросили.

Никакой надежды не осталось, я осознала, что мне надо умирать или выкарабкиваться. Я взмолилась, упала на колени, уснула крепким сном. Утром встала с четким решением лечиться, вспомнила вдруг, что мне когда-то говорили на встречах «анонимные алкоголики». Поняла, что одна не справлюсь, пропаду, вновь пришла в АА, уже по своей воле, с единственным желанием – выжить и преодолеть недуг. Мне разъяснили, что никаких компромиссов быть не может: единственное условие излечения – полный осознанный отказ от алкоголя. И не пить для меня – навсегда. Стоит взять первую рюмку – кошмар вернется.

Собственно, такой срыв у меня в жизни уже происходил прежде после года попыток трезвого образа жизни. Стоило попробовать шампанское в Новый год – и ушла в запой до мая. Потом приехали дети и отвезли в наркологию. В день рождения навестили с цветами и подарками. Я ощутила их любовь и поддержку. Наконец пришло понимание, что трезвость нужна не врачу, не родственникам, не соседям, а только мне. Со всеми проблемами надо справляться на трезвую голову. Прошла курс лечения в Республиканском наркологическом реабилитационном центре в Пиндушах. А потом вернулась домой, а там нерешенные проблемы, долги, единственный выход – стакан… Начался новый круг, из которого я выходила очень тяжело. Допилась до того, что собиралась умирать, ложилась на диван, не могла есть и пить, исхудала, ждала смерти. Только внука боялась напугать…

В таком состоянии и обратилась второй раз в АА. Уже не из-за справки, чтобы спастись. Поначалу многим историям выздоровления не верила, особенно тем алкоголикам, кто рассказывал, что бросил пить после многих лет зависимости. Я не понимала ни радости жизни, ни творчества, рыдала, страдала. Самое трудное – сутки оставаться трезвой, я справилась и даже получила медаль «24 часа» за первый день без спиртного. Каждое утро с тех пор я обращаюсь к Богу, прошу, чтобы я не выпила, а вечером благодарю за то, что осталась трезвой сегодня. Постепенно я пришла в себя, рассчиталась с долгами, восстановила отношения с родственниками, соседями, хожу спокойно, ни от кого не скрываясь. Четыре года не пью. Чувствую себя прекрасно, очень рада, что вернулась в АА. Здесь я обрела вторую жизнь! Сожалею только, что пришла сюда поздно (мне пятьдесят восемь лет, я пенсионерка), поэтому до слез радуюсь, когда вижу на встречах молодых людей, у которых все впереди.

История третья. Артем

— Однажды из уст члена АА я услышал фразу, которая запала в душу: «Когда я пью, я пьяница и забулдыга, когда я трезвею – я алкоголик». Именно так происходило со мной, я не мог смотреть на жизнь трезвыми глазами, все вокруг казались плохими: Президент, начальники, жена. Все, кроме меня. Именно это подводило меня к стакану. Когда я пришел в АА, у меня было сильное желание бросить пить. Я пьянствовал много лет, не раз попадал в наркологию, прекрасно знал, что алкоголик, выпивал даже, бывало, в шутку за здоровье членов АА. Плевал на себя и других. Даже экзамены в университете сдавал пьяный. Меня не интересовало ничего, кроме бутылки, стояла одна задача – опохмелиться и напиться. В 2000 году я развелся, упал в глубину, во все тяжкие. А потом вдруг приключилась белая горячка.

Я пришел в АА, уже на первых занятиях мне показалось, будто я все это слышал – как будто Библию переписали. Дело в том, что прежде я много ездил по монастырям, встречался с мудрыми людьми. Однажды провидец, старец Николай (Гурьянов), что служил в храме деревни Остров Залит в Псковской области, подошел ко мне, ударил по щеке, сказал, что мозги у меня на месте, но если не перестану пить – сдохну под забором, как собака. Тогда я не поверил, у меня все было хорошо, я неплохо зарабатывал, жил в семье. Подумал, перепутал что-то провидец. А скатился-то я потом как раз до того, что мог умереть не по-человечески.

Придя в АА, я понял, помимо всего остального, что давно перестал учиться у людей. Здесь, обдумывая чужой опыт и делясь своим, я сделал много неожиданных открытий. Раньше вспоминал Господа только, когда было плохо. Потом понял, что спускаю жизнь в сортир, взмолился, и Он дал мне новый путь. Жить стало интересно, я по-новому взглянул на самые обычные вещи! После первого года трезвости я сорвался. Решил отойти немного от АА, заняться материальным состоянием. Думал, если пьяный деньги делал, то трезвому вообще проблем не будет. Я сделал упор на зарабатывании денег, «выключил себя» — и напился. После этого стал снова плотно заниматься собой, понял, что все проблемы – только во мне, а не в окружающем мире. Менять себя – самый тяжелый труд. Зато сейчас стакан мне просто не нужен.

А вот мои братья продолжают пить, пока не хотят работать над собой. Хотя я их тоже приводил на встречи АА, дал им информацию. Надеюсь, что когда-то воспользуются.

История четвертая. Леонид

— Когда мне стукнуло сорок, я понял, что у меня серьезная проблема. Оглянулся назад – и десять лет показались пустыми, никаких значимых событий, воспоминаний, кроме эпизодов пьянок. Мне порекомендовали обратиться в АА. С первого дня осознал, что появились люди, готовые меня слушать. Они избавили от острого душевного одиночества, которое мучило в семье и среди собутыльников. Но чувство собственной значимости, «уникальности» не давало мне до конца поверить программе. Я оставлял для себя лазейку, думал, что сейчас соберу чужой опыт, обмозгую его и справлюсь сам – смогу «культурно употреблять», как большинство людей. С такой иллюзией я прожил еще семь лет, не погружаясь глубоко в работу над собой. Экспериментировал. Например, перешел на слабоалкогольные коктейли, которые сначала показались спасением. Я мог нормально разговаривать, работать, но через два года ежедневного их употребления я стал выпивать столько, что не мог даже есть – по шесть-восемь банок в сутки. Чувствовал себя раздавленным, приобрел еще одну зависимость – игроманию. Полностью утратил доверие людей.

Выбора у меня вскоре не осталось, кругом образовалась пустота. В конце концов двое суток просидел в темном сарае наедине с петлей. Понял, что дальше падать некуда. Это была отправная точка моего выздоровления. Все в мире стало изменяться вместе со мной. Я начал на духовных принципах заново строить жизнь. Ушло вранье, улучшились отношения с людьми, все наладилось на работе и в обществе. Появилась ответственность за свои поступки, даже в мелочах. Радуюсь каждому новому дню, впечатлениям. На всех смотрю прямо и открыто, все больше позитива нахожу вокруг, чувствую, что самое прекрасное – еще впереди.

История пятая. Кристина

— Алкоголизмом страдает мой муж. Признать наличие болезни – уже нужны сила, мужество. Юра долго отнекивался, не понимал зависимости. Сначала в нашей семье выпивать начала я, причем могла употребить немало, но с ног не падала, безумств не совершала. Мне не нравилось, что после хорошего ужина с алкоголем не хочется ничего делать, как будто уходит энергия. Смогла остановиться вовремя, отказалась от спиртного, но болезнь поразила супруга. Он не попадал в наркологию, продолжал работать, пользовался уважением коллег, но пил тайно. А я довольно долго пыталась определить, алкоголик он или нет.

Начала его контролировать, наблюдать, сколько он «принял на грудь». Даже когда я находилась дома, он умудрялся выпить. Постоянно находила заначки по всей квартире. Муж от всего отказывался, не признавал зависимость, стал хитрым и изворотливым. Зачастую родственники сами усугубляют положение больного, пытаясь его переделать, давить на совесть, запугивать, умолять или пытаться вызвать жалость. Бесполезно!

Лет семь назад я со всей очевидностью осознала, что я жена алкоголика. Жила в постоянном страхе и напряжении, приглашала для бесед родителей, объясняли мужу все кошмары, которые ждут его в будущем. Ужаснее всего, когда он лежал в «отключке», а я постоянно подходила проверить, есть ли пульс… Полная безвыходность: не знаешь, куда бросаться, вызывать ли «скорую», что делать. Я измучила себя, родственников, друзей, обращалась к врачам, психологам. На руках больной муж. Ощущение беспросветного одиночества среди людей. После попытки суицида Юра оказался в больнице в бессознательном состоянии, причем сам он этого не помнит. Испугался, говорил, что прекратит пить, но через два дня все повторилось.

В семье важно осознать, что болезнь поражает одного, но вовлечены в ситуацию и остальные. Я оказалась в созависимости от алкоголизма супруга. Мне казалось, я обязана его спасти, без меня он умрет. На одном из сеансов психотерапии я поняла, что и со мной — он погибает. Мне в руки попал буклет «Ал-Анона», общества родственников больных алкоголизмом. Существовало предубеждение, страшно было прийти в первый раз, боялась увидеть теток, которые будут учить жить. На первой встрече впечатлили рассказы людей, оказалось, что среди них есть такие, как мой муж – богатые, успешные. Тогда я все еще думала, что помощь нужна прежде всего ему, а не мне… Я хотела спасти Юру, не понимая, что должны быть его желание и его готовность. Мне порекомендовали принять участие в работе группы родственников и друзей алкоголиков, а супругу просто дать информацию.

У меня появилась идея привести его в АА хотя бы однажды, чтобы в будущем он знал, куда идти искать спасение. Одновременно осознала, что мне самой нужна помощь, решила, что останусь для работы в программе. Училась с любовью отстраняться от проблемы и не мешать Юре, старалась перестать быть «костылем», изменить свое отношение к ситуации, прекратить контролировать супруга. Теперь я больше знаю о проблемах людей с зависимостью, реагирую спокойнее на поведение и различные состояния мужа. Стала говорить правду его коллегам по работе. Поняла, что могу поменять только себя, а не другого человека. Начала заниматься собой, больше внимания уделять внутренней работе, развитию – появилось свободное время, изменились отношения с мужем, ослабло напряжение, стало появляться понимание. Юра решил, что раз в неделю будет ходить на занятия в АА, не обещая ничего ни себе, ни мне. В праздниках участвуем вместе, здесь я чувствую себя в безопасности, зная, что будет весело и без спиртного. Надежда меня не покидает, мечтаю, чтобы Юра принял программу и выздоровел.

Наталья Лайдинен

Телефон Карельского совета обслуживания АА – 8 911 413 44 73,

В чужом живут похмелье: как не сойти с ума в квартире с алкоголиком

В Ставропольском крае произошло бытовое на первый взгляд преступление — сын убил пьяного отца на кухне. Особенность ситуации в мотиве — выяснение отношений началось из-за претензий предполагаемого убийцы к погибшему по поводу его аморального образа жизни и пьянства. Подобные сведения счетов между родственниками не редкость в стране. Жить с маргиналом годами в одной квартире — тяжкое испытание. Что происходит с психикой родных дебоширов и как законным способом избавиться от соседства с пьяной угрозой — разбирались «Известия».

За этим типичным, что не отменяет всего ужаса происходящего, сценарием расправы внутри семьи стоит страшная социальная проблема — невыносимая жизнь с алкоголиком. Отнюдь не все любители спиртного — тихие выпивохи. Алкоголики рано или поздно начинают вторгаться в пространство своих близких. Начинают приводить домой компании, вынуждая своих близких так или иначе разделять свой образ жизни. Одни против воли начинают пить за компанию, принимают правила тирана. Другие, напротив, начинают борьбу, которая, как в случае на Ставрополье, может окончиться трагедией.

Фото: /belchonock

Преступление было совершено в хуторе Демино Шпаковского района Ставропольского края в ночь на 15 февраля. 28-летний сын начал высказывать претензии по поводу вечных запоев своему 57-летнему отцу. Дошло до драки, в которой молодой человек одолел своего родственника. От причиненных побоев глава семейства скончался.

Такие преступления, увы, не редкость. Похожая как две капли воды трагедия разыгралась в Омске пять лет назад. Как сообщал «5 канал», побывавший тогда на месте происшествия и следивший за процессом 37-летний мужчина вырос с отцом-алкоголиком, но образ его жизни никогда не разделял. Издевательства он терпел на пару с матерью. Все в подъезде знали о семейной беде и молча сочувствовали матери и сыну — дебоши покойный учинял и днем и ночью. Сын, повзрослев, пытался повлиять на отца, но тщетно. Не выдержав очередной выходки отца, сын в порыве ярости здорово его избил.

«Думала, что всё обойдется. Моя ошибка, что я не вызвала скорую помощь. Он хрипел, но дышал. Думала, что это храп во сне», — рассказала жена погибшего. Она рассказала следствию, что муж ежедневно провоцировал сына своим поведением. И тем не менее закон предписывает суровое наказание за причинение тяжких увечий, повлекших смерть.

Конфликт с алкоголиком глазами психолога

Личность человека, страдающего алкогольной зависимостью, меняется по принципу «чем дальше, тем хуже», считает криминальный психолог Виктор Лютых.

«Психиатры отмечают, что в начале заболевания заостряются характерологические особенности человека, он становится как бы шаржем на самого себя. Например, если человека было легко задеть, то с развитием болезни он начинает вспыхивать по поводу и без. Если отличался демонстративностью, то болезнь делает его истериком, совершающим кричащие поступки на публику, и так далее. Позже с развитием болезни происходит деградация личности: человек утрачивает критику к себе, его интеллектуальные возможности существенно снижаются, он перестает соблюдать моральные нормы», — обрисовывает портрет семейного тирана-алкоголика специалист.

Возмущение окружающих действиями алкоголика понятно: человек внешне здоровый, с головой, руками и ногами, а ведет себя неадекватно, на слова не реагирует. Однако те, кто пытается исправить его уговорами, не всегда понимают, что развивающаяся болезнь со временем лишает его способности критично оценить свое состояние и изменить поведение, говорит собеседник «Известий». Поэтому уговоры-угрозы, эффективные для нормальных людей, в отношении страдающих зависимостью зачастую бесполезны.

Фото: Global Look Press/Olga Kravets

Жизнь людей под одной крышей с алкоголиком тяжела и опасна.

«Это постоянный стресс, который истощает физически и психически. У окружающих формируются психологические защиты, успешные и не очень (например, тоже начинают пить). Может возникать стойкое ощущение безысходности, беспомощности. Возможно развитие эмоциональной неустойчивости, повышенной раздражительности, импульсивности и других расстройств. Родные и близкие зачастую испытывают противоречивые чувства: с одной стороны, любовь и жалость, с другой — отвращение и ненависть. Со временем последние начинают преобладать. Кто-то из близких продолжает попытки спасти, кто-то перестает бороться. А кто-то совершает действия подобные тем, которые произошли на Ставрополье», — говорит Лютых.

Бывает так, что алкоголик длительно и систематически избивает, оскорбляет близкого человека, а после очередного оскорбления жертва не выдерживает и нападает на обидчика. Если это будет доказано в ходе следствия, то обвиняемый вправе рассчитывать на снисхождение суда.

«Иногда такие действия жертвы могут быть квалифицированы как акт насилия (убийство или вред здоровью), совершенный в состоянии аффекта, и повлечь существенное смягчение наказания. Для так называемого кумулятивного (накопившегося) аффекта, в частности, характерно: длительное накопление эмоциональной напряженности, субъективная внезапность «аффективного взрыва» в ответ на очередную выходку, сужение сознания и невозможность контролировать свои действия (во время «взрыва»), а также физическое и психическое истощение (после «взрыва»)», — поясняет эксперт.

Алкоголизм — болезнь семейная

Статистика ущерба от алкоголизма в стране, увы, ведется не так основательно, как хотелось бы. Есть лишь абстрактная цифра, говорящая о количестве потребляемого спиртного в России, объеме продаж, и данные о лицах, официально состоящих на учете в наркологических диспансерах. И хотя и эти значения заставляют задуматься о проблеме, реальная картина куда более пугающая.

Часть правдивых данных о беде скрывается за разрозненными цифрами — в сводках о многочисленных ДТП с пострадавшими и погибшими на дорогах, когда виновник был нетрезв; за тысячами пожаров, возникших из-за алкоголика, уснувшего с сигаретой; за немотивированными убийствами по пьяной лавочке и многими другими фактами. В том числе за многими и многими самоубийствами. Причем кончают с собой как алкоголики, так и их родственники, которые не могут в какой-то момент найти в себе силы жить дальше в страхе.

Фото: /Ondrooo

Человек сам выбирает свой путь, но это не дает ему права калечить жизнь ближнего. Так-то оно так, но страдания от употребления человеком спиртного в первую очередь испытывают нормальные люди из его окружения. В эту игру, по подсчетам психологов, вовлекается в среднем до 16 человек (!). Одни прикрывают алкоголика на работе, другие каждый раз спасают из передряг, третьи воспитывают, четвертые кормят, оплачивают его долги и т.д.

Не безразличным к судьбе алкоголика людям с этой карусели сойти очень сложно, особенно самым близким для пациента. В этом убедилась Александра — дочь и жена алкоголиков, согласившаяся рассказать свою историю «Известиям». Ей, по собственному признанию, удалось спастись от глубочайшей депрессии, наполнить свою семейную жизнь смыслом — в сообществе для родственников алкоголиков «Ал-Анон».

«С самого детства я жила в страхе перед возвращением папы с работы. Страх этот был на физическом уровне. Отца чаще всего привозили домой на машине, от него пахло алкоголем вперемешку с машинным маслом. У меня даже выработался рвотный безотчетный рефлекс на этот «букет». Мало того что он плохо пах, всегда начинался их скандал с матерью», — рассказывает о своем детстве Александра.

Она на собственном примере выявила ряд особенностей семьи алкоголика.

«Алкоголизм — это когда все молчат. Никто не понимает, что это болезнь, что виноватых по сути нет. Всегда ищется кто-то крайний, кто-то виноватый. Всегда на ком-то вымещается обида за сложившийся конфликт. Близким алкоголика всегда одиноко. Мне не с кем было поговорить. Лишний раз обращать на себя внимание было чревато. В голове была иллюзия, что я могу что-то исправить. Я выслуживалась хорошими оценками в школе, чтобы не привлекать к себе негативного внимания. Казалось, что тогда будет более спокойная обстановка дома», — говорит Александра. Все эти представления оказались заблуждениями. Алкоголизм — это болезнь изоляции, говорит девушка.

«Очень быстро в нашем доме исчезли гости. Мама постоянно была в тревоге из-за отца, и в какой-то момент она запретила приводить знакомых в квартиру. Ко мне не могли прийти одноклассники. Иногда подруги заходили, но их нужно было бегом выпроваживать перед приходом отца домой», — говорит собеседница «Известий». Эти действия были продиктованы нежеланием выносить сор из избы.

Фото: Global Look Press/imagebroker/Michaela Begsteiger

Такая практика губительна, считает Александра, так как отгораживает людей от помощи.

«Даже выговориться о том, что накипело, а это 2–3 скандала каждую неделю, было некому. Действовало семейное табу», — говорит она.

Она вспоминает о том, как вылила бутылку водки, найденную у отца, в раковину, считая, что враг — внутри.

«Скандал был жуткий, досталось маме. Я пыталась заступиться, но меня никто не слышал в запале. Это был для меня урок на всю жизнь — бороться со следствием, отнимать у зависимого алкоголь бессмысленно», — вспоминает Александра.

Бессмысленными оказались и попытки, которые предпринимала ее мать, чтобы отвадить отца от употребления, — увещевания, обещания, скандалы и слезы — всё это оказалось пустой тратой времени и сил. Мужчина продолжал пить. Мама Александры от отчаяния даже добавляла какие-то препараты в пищу, алкоголь, окончила курсы экстрасенсов, чтобы повлиять на главу семьи. Всё впустую. Не помогло даже помещение мужчины (с его согласия) в реабилитацию — выписался оттуда через две недели.

Чтобы сбежать из домашнего ада, Александра быстро вышла замуж.

«Я давала себе зароки, что никогда не допущу ошибки матери. Но… вполне закономерно, я оказалась женой алкоголика», — продолжает девушка.

Постоянная жалость к себе, закрытость для друзей — так было на протяжении нескольких лет семейной жизни. Вдобавок ко всему муж начал поднимать руку на Александру, чего не позволял даже ее отец.

«Я всё так же пребывала в иллюзии, что своими призывами и действиями я помогу ему. Водила его за руку устраиваться на работу, расхлебывала финансовые проблемы. В какой-то момент у меня появилась мысль, что проблема именно во мне, в моем отношении к происходящему», — говорит девушка.

В тот момент, признается собеседница, жить ей не хотелось, наступила глубочайшая депрессии. «Думала, если меня не станет, то с кем останется ребенок? Это и придало тогда сил идти вперед», — говорит она.

Известный психиатр-нарколог, ведущий специалист в области семейной психологии Валентина Москаленко, к которой обратилась девушка, посоветовала в ее конкретном случае походить в группы самопомощи.

Фото: /belchonock

«Я не сразу последовала ее совету, признаюсь. Поворотным моментом стал разговор с человеком, который не видел меня три года. Знакомая в лицо сказала: «Во что ты превратилась? Ты же вся в страхах». Она была права, не хотелось даже элементарных женских радостей — платьице купить, например. Только бесконечное чувство страха», — говорит она. Александра часами изводила себя мыслями о том, что, например, мужа убили, рисовала вероятные последствия того, что еще не случилось. После решающего разговора со своей знакомой Саша пришла в сообщество самопомощи для родственников алкоголиков. Там ее тепло встретили те, кто понимал ее целиком и полностью.

«Ни лучшая подруга, ни даже мама не понимали меня так, как люди там. Когда они рассказывали о себе, о своих переживаниях, казалось, что они говорят обо мне. Они сказали мне в конце, если хочешь, приходи к нам еще. И ничего взамен не попросили. Так я продолжила ходить на эти группы», — рассказывает девушка.

Одна из главных рекомендаций, которую Александра получила, посещая собрания, заключалась в том, чтобы вернуть алкоголику его ответственность за поступки. «Близкие выполняют роль костылей для больного человека. Но иногда нужно дать ему упасть, совершить ошибку и самому столкнуться с ее последствиями», — объясняет суть подхода девушка. Александра следовала рекомендациям других членов сообщества, и ситуация в ее семье стала меняться. Нет, ее супруг не перестал употреблять алкоголь, увы. И тем не менее стал более ответственным.

«В какой-то момент я нашла в себе силы и поставила ему ряд условий. И, как ни странно, он согласился на них. Уже 2,5 года наша квартира — территория трезвости. Ни я, ни сын не видели всё это время его пьяным. Если он хочет употреблять, он уезжает к друзьям, за город, куда угодно. Он сблизился с сыном, с которым раньше вообще не общался — оказывается ему можно доверить ребенка с уверенностью, что он не напьется. Как мне кажется, он увидел, что я начала меняться сама, и потянулся за мной», — говорит Александра.

Личное дело каждого

Проблема болезненного пристрастия конкретного человека к алкоголю намного сложнее с точки зрения ее решения, чем та же наркотическая зависимость. Потому что стоит на стыке личных свобод человека и прав других граждан на спокойную жизнь.

«Закон не запрещает человеку сегодня пить спиртное в неумеренных количествах. Хотя именно в связи с этим нам часто жалуются люди. Но, по сути, мы безоружны в отношении пьяниц. Понятное дело, если он появляется на улице в состоянии опьянения или распивает алкоголь, есть возможность его привлечь к административной ответственности. А в квартире — нельзя. Но даже если бы это было можно, проблему всё равно протоколами не решить», — поделился опытом с «Известиям» столичный участковый с многолетним стажем работы.

Фото: Global Look Press/CHROMORANGE/Bilderbox

«Раньше довольно эффективным инструментом был институт лечебно-трудовых профилакториев. Еще наставник рассказывал о том, что направить туда семейного пьяницу не составляло большого труда. Сегодня такое невозможно. Равно как и принудительное лечение от алкоголизма. Несколько лет назад началась подобная практика в отношении наркозависимых — по решению суда их, вместо срока в колонии, обязывают пройти курс реабилитации. Сложно судить об эффективности такой меры. Но это хоть что-то. С алкоголем ситуация в этом плане патовая», — говорит полицейский. По его словам, отсутствие правовых инструментов толкает участкового, который искренне хочет помочь людям, находящимся в плену у пьяных безумцев, на использование не вполне правомерных приемов.

«Часто обращаются жены, находящиеся в финансовой зависимости от алкоголика-мужа. Несколько раз удавалось воздействовать на таких агрессоров угрозами, что об их поведении в быту будет сообщено по месту работы. Хотя такая мера уже давно не предусмотрена законом. Сложнее, когда жалуются пожилые люди на своих уже немолодых детей. Инструмент один — профилактическая беседа. Кто-то может испугаться только одной формы полицейского, а кому-то всё до лампочки. Заставить таких людей встать на путь исправления в 40–45 лет почти невозможно. Хорошо если родители начинают бить тревогу и откровенно общаться с участковым, когда человек только начинает увлекаться выпивкой — в подростковом возрасте. В этом случае можно побороться за человека, исправить ситуацию. Но, разумеется, каждый случай индивидуален», — говорит полицейский.

Изолировать от общества буяна, по его словам, можно лишь за совершение серьезного преступления.

Сегодня прочитал на одном из сайтов интересную статью и решил поделиться ею с вами, дорогие читатели, полностью скопировав с сайта. Прочитайте, может быть это даст вам еще один повод не пить алкоголь.

В статье идет упоминание об известных людях, которые рассказывают о своей жизни до и после употребления алкоголя, а так же о том как они пришли к абсолютной трезвости.

Они приходят к единому мнению, что без алкоголя их реальность стала ярче и намного интереснее — это главная причина полной утраты интереса к алкоголю.

Александр Грицюк Источник: На пути к здоровому образу жизни

«Все пьяницы бросают пить, но у некоторых это получается ещё при жизни». Печальная шутка. Алкогольная зависимость это очень серьёзно, и действительно далеко не всем кто её приобрёл, удаётся остановиться. Единожды став алкоголиком, затем уже невозможно перестать им быть, можно только перейти в разряд завязавших алкоголиков, если очень постараться.

Один мой знакомый, как-то высказался о том, что человек бросает пить, когда доходить до края. Вот только это понятие у всех разное. Для кого-то это – если его из генералов в полковники разжаловали, а кому-то и под забором валяться ещё не край. Сам он время от времени уходил в запои, а в промежутках между ними активно пропагандировал трезвость. В конце концов, жена выгнала его из дома. Дошёл ли он до своего края, и жив ли вообще, не знаю. Иногда сигнал бывает очёнь чёткий и однозначный. Александр Розенбаум, к примеру, считал себя человеком на выпивку крепким, полагал, что может выпить много без вреда для здоровья, и даже утверждал, что нет такой болезни, как хронический алкоголизм. Пить он бросил после того, как у него остановилось сердце в процессе опохмеления, и только своевременный приезд скорой помощи, сохранил певцу жизнь.

Однако не всегда угроза жизни останавливает употребление алкоголя. Григория Лепса пьянство привело к тяжелейшей язве желудка. Однажды, во время очередного приступа, врачи буквально вытащили его с того света. Это произвело на артиста сильное впечатление, и в течение продолжительного времени он воздерживался от выпивки, но затем вновь стал позволять себе употреблять алкоголь.

Порой, совсем не страх за свою жизнь, а стыд, осознание, как низко пал, помогает человеку прекратить пьянство. В молодости Раймонд Паулс был пианистом в оркестре, который часто выступал в ресторанах и на танцах, где без алкоголя не обходилось. Жизнь постепенно превратилась в одну сплошную пьянку. Дошло до того, что друзья отвезли Паулса в специальную клинику. Вид опустившихся алкоголиков собранных вместе, и понимание того, что сам стал таким, привели музыканта в шоковое состояние. По его словам он бросил пить: «сразу, в секунду и тотально — ничуть и никогда».

А вот известный актёр Алексей Нилов (капитан Ларин в «Ментах»), ложился в больницу не один раз, с целью остановить пьянство. Но выдерживал не больше чем 2-3 дня, и снова «принимал на грудь», находя собутыльников среди пациентов этой же больницы, а порой и среди врачей. Алексей считает, что закодировать его нельзя, но при большом желании он сам может отказаться от алкоголя на какое-то время. В качестве примера он приводит историю, когда он, отправился на кодировку, но не закодировался, никому об этом не сказав. И, тем не менее, год после этого не пил, а все думали, что помогло кодирование.

В обществе до сих пор нет единого мнения о том, что же такое алкоголизм: кто-то считает пьяниц безответственными эгоистами, которых нужно наказывать, кто-то больными, которых нужно лечить.

По словам Ларисы Гузеевой: «Алкоголизм – это ужасная болезнь, по типу гриппа или желтухи, алкоголиков надо лечить, а не ругать». Сама Лариса начала пить назло мужу-наркоману, пытаясь как-то на него повлиять. Кончилось это лечением, и не только от алкоголизма, но и от хронических заболеваний, вызванных пьянством. Теперь всё это в прошлом. Пьянство, как бы помещает человека в другую реальность, весьма ограниченную и искаженную, но дающую возможность все возникшие проблемы решать очередной дозой алкоголя.

В результате весь смысл жизни сводиться к возможности принять эту самую дозу, и только тогда появляется интерес к другим сторонам жизни. И чем дальше, тем труднее из этого выбраться.

По свидетельствам разных людей, сумевших избавиться от тяги к алкоголю, нет универсального решения для всех. Кто-то действительно может бросить пить самостоятельно, отыскав для этого серьёзную причину. Такую, например, как своё здоровье или благополучие близких. Кому-то это не под силу, и такому человеку нужна помощь, поддержка и лечение.

Однако в чём все бывшие выпивохи приходят к единому мнению, так это в том, что без алкоголя их реальность стало намного ярче, интереснее и многограннее. И по их словам, это главная причина полной утраты интереса к алкоголю, в нынешней жизни.

Узнать об тех актерах, кто не смог преодолеть алкогольную зависимость и ушел в мир иной можно из этой статьи.

Бросайте пить. Доброй Вам трезвости!

Это не совсем исповедь, здесь описан запой моего друга по форуму. Последний запой, который все же поставил точку в его алкобиографии. Тоже много объясняющая картина. Интересующимся механизмом работы зависимости будет интересно прочесть…
Всем доброго времени суток! У меня сегодня годовщина начала последнего срыва. Хочу коротко рассказать о нём. К 12 мая 13 г. не пил уже 8 месяцев. Для сохранения, поддержания трезвости не делал ничего, тупо не пил и всё. Даже силу воли не включал, потому что тяги не было. Помнил свои тяжёлые запои, заезды в наркологию (6 или 7 раз с 2005) Знал, что алкоголь для меня цианистый калий+серная кислота в одном флаконе, что он меня уже убивал и убьёт совсем, если буду его пить.
Но пришёл обычный день 12 мая, ничем не отличный от других и я передумал. Изменил само мнение своё об алкоголизме. Подумал, раз я могу не пить по восемь месяцев, курить бросил легко, стоило мне захотеть — то что такому супермену будет с 1 бутылки водки на двоих с хорошим приятелем? Сегодня вот немного выпью и опять не буду пить до конца жизни. Вот дебильная, парадоксальная мысль!!! Но она казалась мне вполне логичной и осуществимой. А на все знания об смертельном психическом заболевании — АЛКОГОЛЬНОЙ ЗАВИСИМОСТИ, на памяти о запоях и тяжелейших последствиях, ночи в обезьянниках, сутки в спецприемниках, вязки в психушке, слёзы жены и дочери- на всё это в моем мозгу встала невидимая блокировка.
Итак, вечером 12 мая прошлого года я пришел с работы, и купаясь в душе, ВНЕЗАПНО решил выпить. Выскочил, почти не вытираясь, штаны одевая на ходу, прыгая на одной ноге. Боялся передумать, осознать, ЧТО я творю… Достать пузырь на режимном обьекте дело пяти минут, были бы деньги. А мне, имеющему репутацию человека, возвращающего долги всегда и в оговореный срок, и без денег. Три минуты и я вхожу в комнату с бутылкой водки. » Будешь со мной?»- спросил у Серёги. » Ты что, ох%ел, ты же не пьёшь, Паша!» — удивился Серёга. «Сегодня немножко выпьем с тобой, я решил.» «Ну, смотри….» Пили мы весь вечер. Культурно, грамм по 50. Не спеша, с чувством, толком, расстановкой. Выходили курить (я и закурил в этот вечер до кучи) беседовали за жизнь. С семи до 11 вечера мы пили вдвоем эту несчастную бутылку водки… Спать лег довольный и почти трезвый. Утром проснулся свежим и бодрым. Никаких последствий употребления. ЭТО МЕНЯ И СГУБИЛО!
Ещё через день мы с Сергеем уже взяли литр и пили дринками грамм по 120. (А хрен ли, я же не алкоголек, что мне?) Литр закончился, я пошел за добавкой. Не помню, как допивали , как разошлись и вырубился. Зато помню, что никакого кайфа, эйфории не было. Было отупение, одурение с каждым стаканом. С каждым глотком я глупел, плоско шутил, бахвалился своей «крутизной» и невье&енностью. Может, вам знакомо это состояние? Потом потух… На следующее утро проснулся с жуткого, дикого бодуна. Внутренности тряслись крупной дрожью, тошнило, мутило. И так муторно, скверно было на душе. Тут же по быстрому откуда-то появилось похмелиться, ещё до работы мы поправились, стало лучше. Да настолько лучше, что захотелось ещё улучшить самочувствие, сгонял за литрушкой, на старые дрожжи быстро осоловел, дорабатывал последний день вахты вдрабадан пьяным, буквально на автопилоте… Не помню, как собирал вещи, мылся, переодевался. Зато помню, что в дорогу (а я уезжал на автобусе, арендованном заводом до дома почти) заказал «дилерам» литр водки. Заказ был выполнен, пил с друзьями перед посадкой в автобус и в самом автобусе, причем водка была у всех, водка лилась рекой…
Итак, 15 мая вечером закончилась вахта, пьяный вдрызг я со всеми сел в арендованый автобус. Тронулись с территории завода. С собой была водка, не помню откуда, а в городе подсел гонец, специально откомандированный заранее за водкой (а то вдруг не хватит) Дорогу помню смутно, так как несмотря на сильное опьянение, пил ещё и ещё, много. Словно навёрстывал восемь трезвых месяцев. Сквозь туман слышал, как в конце салона назревала драка, в середине орали песни, а возле водителя один агрессивный от выпитого вахтовик требовал остановить автобус, чтобы сходить в туалет и покурить. Иначе, грозился, он сделает это прямо на ходу в салоне. Кого-то рвало на колени соседу. Вообще, автобус с пьяными вахтовиками — это такое скотство. Удручающее зрелище. Я перестал им ездить, потому что трезвому там вообще жесть. Автобус не шёл до моего городка, предстояло ещё дотопать от развилки до ж/д вокзала соседнего райцентра, а оттуда на электричке уже домой. Выйдя из автобуса, похмелились возле какого-то кафе, было безлюдно, 5 часов утра. Снова провал в памяти. Вокзал и посадку в электричку не помню. В электричке ещё решил накатить стакан (ну куда уже, зачем??) Логика запоя овладела мной полностью- лей в себя, пока не вырубит. Подошли охранники с контролёрами. Не помню, что они мне говорили и что я им отвечал, но дома на вокзале меня встретил наряд полиции. И самое страшное было ещё впереди.
Полицейские привели меня в отделение линейной полиции на ж/д вокзале. Смутно помню процесс заполнения протокола об распитиии спиртного в электричке. Наконец, отпустили. Сил добираться домой пешком или общественым транспортом не было, взял такси, хотя пешком идти минут 15. Приехал….

16 — 19 мая ничего не помню. Смутно только помню то злое, то заплаканное лицо жены, деньги, карточки она убрала и я вынужден был клянчить на дозу у неё каждый раз, когда из небытия возвращался в жуткую реальность. Потом жена исчезла. Я проснулся ночью один в пустой квартире. Денег нет. Мне невыносимо плохо. Время за полночь. Можно пойти в круглосуточную аптеку и взять спиртовую настойку. И вот я сделал то, отчего мне невыносимо стыдно до сей минуты — стал клянчить деньги! У незнакомых людей, их было так мало в это время суток. Двое молодых парней хотели меня избить. Сказали, стыдно такому бугаю просить, надо зарабатывать. Не стал им ничего объяснять, поспешил унести ноги. Наконец, сердобольная пожилая женщина с парнем, вероятно, сыном отсыпала мне горстку мелочи, видя моё состояние. Побрёл в аптеку. Обросший, вонючий, без носков и кое как одет, волосы торчком — я был чудовищем в человеческом обличье. но дойти до аптеки с первой попытки не удалось — за квартал меня догнал милицейский уазик и попросили в машину. Метров через 200 УАЗ остановился и подобрал ещё одного бедолагу — мою копию, разве чуть моложе… Нас свозили на медосвидетельствование в наркологию — оттуда в обезьянник. Снова протокол, подержали то ли 15 минут, то ли 3 часа, в этом состоянии время идёт по другому. Отпустили, и мы побрели через полгорода вдвоём к вожделенной круглосуточной аптеке, рискуя нарваться на другой наряд полиции.
Дошли, взяли 2 пузырька настойки перца и зашли к напарнику домой. Не помню ни лица, ни имени его. Выпили и я ушёл домой. Откуда-то появилась жена. Мне ничуть не стало лучше от выпитого, поэтому стал просить денег и сделал ещё один рейс в круглосуточную, на этот раз без приключений. Два пузырька по 100 грамм 75% спирта меня успококоили до рассвета…
С рассветом передо мной встала та же проблема — накатить и вырубиться. Выпросил на 2 пузырька, сходил. Первый не принял измученный организм, травануло. Второй прижился, но толку — ноль. Жена закрыла меня на замок и куда-то ушла. Полез в окно, благо второй этаж, как-то спустился. Не знаю, откуда, но остались деньги ещё на 200 грамм спирта. Сходил опять, пришёл, супруга дома и в курсе, что я в окно ушёл. (Пришла, открыла — меня нет, окно настежь) ВЫЖРАЛ ДВА ФЛАКОНА И СНОВА НЕ ОТПУСТИЛО!!! Плиать! Всё… Приехал. Дала феназепама — стало ещё хуже. Пришла страшная неусидчивость, меня гоняло с угла в угол, швыряло с дивана в кресло, выходил курить, прикуривал и выбрасывал сигарету. И стонал, стонал. Я не могу передать словами это состояние, скажу только, что это хуже зубной боли, почечных колик и приступа аппендицита одновременно! Жена вызвала скорую.
Наркология, оформление, время остановилось. Зачем -то она сказала, что я в окно вылазил со 2 этажа за пойлом, по этому меня определили в шестую палату, раздели догола, одели памперс и привязали намертво к кровати. Я кричал несколько часов. Бился в истерике. несколько раз подходил медбрат и обещал поколотить. Медсестры укололи снотворное — бесполезно. Снова кричу: «Дайте людям свободу, сволочи! отвяжите меня! Ну, отвяжите меня!» Я не давал спать 35 человекам в отделении.
Медбрат подошёл и ударил меня в печень. Потом в пах. Безрезультатно, я не чувствую боли, только бы убежать от реальности. Снова подошли медсестра с санитаркой, слышу разговор: «Этой дозой можно было свалить слона — что с ним делать?» Ещё укололи чем то сильнодействующим, как я понял. Но меня не вырубает. Они стали закрывать мне лицо подушками, чтоб отключить как-то. ВОТ ЭТО БЫЛ АД. Под утро провалился в небытие…
На второй день поставили капельницу, прокапали гемодез с глюкозой. Отвязали, перевели в первую палату. Немного начало отпускать. Лежал и думал, думал…Всё! Я ничего не могу сделать своей волей. Как бы я ни хотел максимально долго оставаться трезвым — болезнь швыряет меня в этот ад снова и снова.Это гораздо сильнее меня, я банкрот, нужна помощь, любая, хоть какая, я созрел и готов на всё.

Помню, как злился на А. И., который пообещал собрать нас у себя в кабинете а сам занят и не зовёт, змей этакий, когда я тут умираю от алкоголизма. Ещё помню, вечером первый раз идти на группу АА (я попросился, собрание в соседнем здании), время полтретьего, и ещё ждать три с половиной часа — чокнуться можно! Я настолько был тогда готов к действию, что если бы А. И. сказал: «Ты должен 40 раз отжаться от пола, а после ужина 20 раз прокукарекать на всё отделение — я бы и отжимался, и кукарекал, лишь бы быстрей начать выздоравливать.

И вот я на группе, слушаю, как благополучный, успешный мужчина спокойно говорит:» Здравствуйте! Меня зовут Саша, я алкоголик, пил запоями 12 лет, был на грани смерти, сегодня я трезв, трезвый уже 3 года 8 месяцев» — у меня появилась надежда. Смогли другие — смогу и я. И начал путь наверх.
Как перед рассветом становится особенно темно, так и последний запой. Он мне был ОЧЕНЬ НУЖЕН, как я теперь понял.

Исповедь винной алкоголички

Активные темы

  • Ну кто бы сомневался! Министр энергетики Александр Новак выс… (73)

    Prohojy События 18:49

  • Редкие кадры и архивные снимки 22.04.2020 (101)

    Ogre55 Инкубатор 18:49

  • В Ярославской области сломался пополам мост, который пять лет на… (120)

    Treker80 События 18:49

  • Маскировка 80 лвл (5)

    BroFimm Инкубатор 18:49

  • «Во все тяжкие» по-киевски (9)

    Andrew34 Инкубатор 18:49

  • подскажите по покупке и доставке из Мск (45)

    matroskin73 Инкубатор 18:49

  • Почему в американских боевиках дерущиеся легко проламывают стены (300)

    webpoint Видео 18:49

  • Нефть и рубль ускорили падение после решения Техаса не сокращать… (474)

    ViktorZ События 18:49

  • Зеленский предложил Саакашвили должность вице-премьера (97)

    Sergei999 Инкубатор 18:49

  • ⚡️ Замглавы департамента культуры Москвы Леонид Ошарин найден ме… (79)

    Берг Инкубатор 18:49

  • Детский сад и поДделки (1)

    Кanaliya Инкубатор 18:49

  • Ублюдок мотохруст (34)

    elmarich Видео 18:49

  • Цены на нефть взлетели на фоне решения Трампа топить Иранские ко… (20)

    boroda1111 Инкубатор 18:49

  • Собянин предложил распространить систему пропусков на все регион… (135)

    Вованавован События 18:49

  • Кто дает деньги Русскому Арнольду Курицыну на его кинофильмы? И … (19)

    Пилотов Инкубатор 18:49

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх