Помост

Вопросы веры

Историческая оценка Александра Невского

Александр Невский

XIII век по праву считается одним из наиболее сложных периодов в истории России: продолжаются княжеские усобицы, разрушившие единое политическое, экономическое, духовное и культурное пространство, а к восточным рубежам страны в 1223 году подходят грозные завоеватели из глубин Азии — монголо-татары.

В 1221 году на свет появляется еще один Рюрикович — Александр Ярославович. Его отец, переяславский князь Ярослав, скоро займет киевский престол, что предписывает ему поддерживать порядок во всей русской земле. Малолетнего князя Александра вместе со старшим братом Федором отец в 1228 году оставляет на княжение в Новгороде под опекой тиуна Якуна и воеводы Федора Даниловича. Несмотря на невнимательность Ярослава к Новгороду, новгородцы повторно призывают его в 1230 году, надеясь, что князь поступит как и прежде: оставит княжить своих отпрысков, а сам будет «пропадать в низовых землях». Расчет новгородцев прост — они хотят получить князя, уважающего их порядки и нравы. В 1233 году Федор Ярославович в возрасте 13 лет умирает, а 12-летний Александр под отцовским стягом первый раз участвует в военном походе на Дерпт (Юрьев). Поход не принес удачи, а разорение Батыем в 1237-1238 годах Северо-Восточной Руси стало причиной активизации деятельности Ливонского ордена и Швеции, направленной на захват территорий Новгородской республики.

В 1240 году шведы высадились в устье Невы для похода на Новгород, а рыцари Ливонского ордена осадили Псков. Шведский предводитель прислал Александру надменное послание: «Если можешь, сопротивляйся, знай, что я уже здесь и пленю землю твою». Александр решил не дожидаться активности шведов и с небольшой дружиной новгородцев и ладожан выдвинулся к Неве и, застав шведов врасплох, нанес им сокрушительное поражение. Полная победа Александра превратила его в героя. Особый ореол личности князя придало то, перед битвой ижорскому старосте Пельгусию было видение, будто по Неве плыла ладья с русскими воинами и святыми Борисом и Глебом, которые пришли помогать сроднику своему.

Однако новгородцам показалось, что князь возгордился этой победой, поэтому они «указали ему путь из города». Взятие ливонцами Пскова и продвижение их вплоть до самого Новгорода заставило новгородцев изменить свое мнение, и в 1241 году Александр вновь стал князем новгородским.

5 апреля 1242 года на Чудском озере новгородцы и суздальцы наголову разбили войско Ливонского ордена, уничтожив тем самым возможность дальнейшего продвижения западных соседей на Восток. В Ледовом побоище было пленено 50 рыцарей, чего никогда ранее не случалось.

В 1245 году литовский князь Мидовинг вторгся в русские пределы. Узнав об этом, Александр собрал дружину и выступил в поход. Литовцам стало известно о приближении князя и войско Мидовинга побежало, испугавшись одного его имени, но новгородцы нагнали его и нанесли сокрушительное поражение. За пять лет своей деятельности Александр сумел расширить новгородские владения, отвоевав у Ливонского Ордена часть Латгалии.

Теперь главным стратегическим направлением внешней политики Александра становятся отношения с Ордой. В 1246 году князь Ярослав был отравлен в Каракоруме, а в 1247 году князь Александр отправился на Волгу к Батыю, который тепло принял князя и даже стал его приемным отцом.

Александр Невский правил Русью вплоть до 1263 года. По пути домой после очередной поездки в Каракорум князь скончался. Возможно, он тоже был отравлен.

Российская историческая наука XIX — нач. XX вв. об Александре Невском

С 4 по 8 мая в рамках Межрегиональной программы «Александр Невский — имя России» прошла V Международная конференция сообщества «ДелоРус» и Александро-Невского Братства «Александр Невский — знамя наших побед», посвященная 770-летию победы в Невской битве 1240 года.

Отечественная досоветская историческая наука о святом благоверном великом князе Александре Невском уже становилась предметом рассмотрения ученых, которые выяснили в целом: кто и что писал по этой теме. Однако расставленные акценты, недостаточно выясненные методологические подходы порой затрудняют понимание исторического и историографического процесса. Мы попытаемся частично конкретизировать некоторые представления о достижениях историков ХIХ — нач. ХХ вв.

+ + +

К началу ХIХ в. российская историческая наука накопила определённое количество сведений об Александре Невском на основании источников («Жития», летописей и т.д.) и литературы (В.Н.Татищев, М.М.Щербатов и др.).

Детальнее по сравнению с предшественниками представил жизнь и деятельность вел. кн. Александра Н.М.Карамзин в четвертом томе «Истории Государства Российского» (Гл.2. «Великие князья Святослав Вселодович, Андрей Ярославич и Александр Невский»). Исследовал он и более широкий (чем его предшественники) круг источников (Лаврентьевскую и Троицкую летописи, иностранные свидетельства и др.). Это был шаг вперёд, с точки зрения большей полноты, последовательности, критического отношения к фактической стороне событий. Но, как и многие другие отечественные историки, Н.М.Карамзин зависел от западноевропейских воззрений на русский исторический процесс. Некоторые карамзинские оценки стали предметом последующей критики. Но и оппоненты не всегда были правы.

В частности, Н.А.Полевой в четвертом томе своей «Истории русского народа», само название которой указывало на иной подход к русской истории (обращение к истории народа, а не государства). Но вот что писал Н.А.Полевой о Невской битве: «Сия небольшая победа доставила Александру название Невского. Память народная сохраняет иногда по странному своеволию, воспоминание о делах самых ничтожных, (здесь и в дальнейшем курсив наш — А.К.) забывая большее» . А вот как Н.А.Полевой описал последние дни жизни благоверного князя: «Изнуренный страхом и скорбию, Александр осенью возвратился в Нижний Новгород, уже больной, и скончался 14 ноября, в Городце Волжском» .

Всего одну страницу посвящает Александру Невскому известный историк Н.Г.Устрялов в первой части четвертого издания «Русской истории» (СПб., 1849).

Таким образом, освещение деятельности Александра Невского в общих работах по истории России (за неимением возможности не рассматриваем сочинения Н.С.Арцыбашева, М.П.Погодина и нек. др.) оставляло желать лучшего. Требовалось специальное исследование.

Его автором выступил близкий к славянофилам неутомимый архивист (а впоследствии профессор Императорского Московского университета) И.Д.Беляев. В 1849 г. он публикует первую подлинно научную специальную работу «Великий князь Александр Ярославич Невский» . Источниковой базой для И.Д.Беляева стали в основном летописи, ссылается автор также на труды В.Н.Татищева, Н.М.Карамзина, Н.С.Арцыбашева, новгородские синодики, ливонские хроники.

Опираясь на свидетельства двенадцати летописей, И.Д.Беляев показывает неверность выводов В.Н.Татищева, который обвинял Александра в Неврюевом нашествии (1252 г.) . Автор обосновывает заслуги великого князя как замечательного полководца, опытного дипломата и благочестивого христианина. Едва ли не выше всех подвигов св. Александра Невского, И.Д. Беляев ставит его умение отстоять свободу для своего народа под игом татар: «не поднимая оружия», Русь получала права «державы почти самостоятельной» .

Да, «мудрый ратоборец за Русскую землю знал, чего добивался» и поэтому «вполне заслуживает благоговение и благодарность потомства, которое, зная уже последствия Александровых забот, может с большею правдивостию оценить его труды» .

Последнюю поездку в Орду И.Д.Беляев рассматривает чрезвычайно высоко: «…Александр и здесь опять явился обычным ходатаем и спасителем Русской земли, с упованием на помощь Божию и на правость своего дела… он шёл в Орду почти на верную смерть… об этом подвиге Александра нельзя вспоминать без благоговения к высокому характеру подвигоположника» . Более того: «… он шел как добровольно обреченная искупительная жертва за Русскую землю» .

По подсчётам И.Д. Беляева, князь Александр участвовал в более двадцати битвах и «четыре раза ездил в Орду к грозным ханам, где многие из князей — его современников сложили свои головы, под ножами убийц, но он, хранимый Богом, отовсюду выходил цел и невредим…» . Нельзя не отметить отличительную черту И.Д.Беляева: в своём исследовании он открыто выступает как православный учёный. В этом смысле его работа разительно отличается от воззрений С.М. Соловьёва, Н.И.Костомарова, В.О.Ключевского.

Несмотря на то, что в своей «Истории России с древнейших времен» С.М.Соловьев считал Александра Невского «самым видным лицом в нашей древней истории от Мономаха до Донского» , тем не менее, обвинял благоверного князя в использовании татарской помощи в борьбе за власть, отрицал заслугу Александра в избавлении православного духовенства от проводимой татарами на Руси переписи и т.д.

Неудивительно, что А.С.Хомяков сказал о соловьевской «Истории России…»: он «рассказывает не историю России, даже не историю государства Русского, а только историю государственности в России» , где нет «жизни нигде».

А раз нет жизни, то — «мертвенность». А.С.Хомяков как опытный врач (а он был успешно практикующим врачом. — А.К.) констатирует мертвенность всего взгляда, которая отомстила за себя автору «в крайней мертвенности самой истории», где «обойдены все живые вопросы в истории» .

Понять П.А.Безсонова можно, если учесть, что именно он издал в сборнике «Калики перехожие» духовные стихи об Александре Невском, записанные со слов крестьянина Орловской губернии (См. в приложении к тексту нашего выступления).

Достаточно скромно об Александре Невском (в двух местах на 3-4 страницах), писал К.Н.Бестужев-Рюмин в «Русской истории» .

Первый выпуск «Русской истории в жизнеописаниях ее виднейших деятелей» (1873) Н.И. Костомаровым из-за болезни глаз надиктовывался. Это было популярное изложение. Александру Невскому посвящалось специальная глава без ссылок на источники и литературу.

Н.И.Костомаров (будучи достаточно вольным в обращении с фактами) всю политику Александра Невского по отношению к Орде сводит к одной покорности: «Оставалось отдаться на великодушие победителей, кланяться им, признать себя их рабами и тем самым, как для себя, так и для своих потомков, усвоить рабские свойства» .

В.О.Ключевский специально изучал агиографические источники, в т.ч. «Житие Александра Невского» в своей магистерской диссертации «Древнерусские жития святых как исторический источник» (М., 1871). Однако не может вызвать вопросов его общий подход, излагаемый им и позднее: «Значит, по своему содержанию житие — церковно-историческое воспоминание, и только» .

В «Курсе русской истории» В.О.Ключевского об Александре Невском нет не только специального раздела, параграфа, страницы, но даже абзаца. Вернее сказать, у В.О.Ключевского благоверный князь Александр упоминается лишь несколько раз.

Вот самый крупный фрагмент (в сокращении): «Ордынские ханы не навязывали Руси каких-либо своих порядков, довольствуясь данью, даже плохо вникали в порядок, там действовавший. Да и трудно было вникнуть в него, потому что в отношениях между тамошними князьями нельзя было усмотреть никакого порядка… В опустошенном общественном сознании оставалось место только инстинктам самосохранения и захвата. Только образ Александра Невского несколько прикрывал ужас одичания и братского озлобления, слишком часто прорывавшегося в среде русских правителей… Если бы они были предоставлены вполне самим себе, они разнесли бы свою Русь на бессвязные, вечно враждующие между собою удельные лоскутья» .

А теперь второй (по объёму) фрагмент: «Племя Всеволода Большое гнездо вообще не блистало избытком выдающихся талантов, за исключением разве одного Александра Невского» . Все эти князья, для В.О.Ключевского «без всякого блеска, без признаков как героического, так и нравственного величия», «средние люди Древней Руси, как бы сказать, больше хронологические знаки, чем исторические лица»

Пожалуй, такую немногословность и афористичность можно отчасти понять, изучив рассуждения знаменитого историка о православии, самодержавии и народности. Упомянем лишь некоторые из множества подобных.

Дневниковая запись от 22 октября 1906 г.: «Русской церкви как христианского установления нет и быть не может; есть только рясофорное отделение временно-постоянной государственной охраны» .

В.О.Ключевский, 1900-е годы:

«Самодержавие — бессмысленное слово, смысл которого понятен только желудочному мышлению неврастеников-дегенератов» .

«С Ал III, с его детей вырождение нравственное сопровождается и физическим» .

Иначе подходил к этим понятиям и к оценке Александра Невского Д.И.Иловайский в «Истории России». Автор исходил из того, что «история по преимуществу имеет дело с лицами, стоящими во главе народа и вообще с теми деятелями, посредством которых он проявляет себя в разных сферах общественного развития» . Благоверный князь для него — «наш национальный герой», «блистательный представитель великорусского типа»: «Александр Ярославич принадлежит к тем историческим деятелям Северной Руси, в которых наиболее отразились основные черты великорусской народности: практический ум, твердость воли и гибкость характера или умение сообразоваться и обстоятельствами» .

Самым крупным не только светским, но и церковным специальным сочинением о вел. кн. Александре стала книга М.И.Хитрова (впоследствии протоиерея) . Он усвоил лучшие достижения церковной и светской историографии, как отечественной, так и иностранной. Одних ссылок с различными комментариями было сделано четыреста двадцать четыре. Причём широко использовались не только работы историков, но и богословов, филологов. Прежде всего, автор сделал акцент на религиозно-нравственном осмыслении духовного смысла жизни и деятельности благоверного князя. К книге были составлены обширные приложения: обозрение источников и пособий, примечания, хронологическая таблица (См. одно из приложений в конце текста данного выступления).

Постепенно (хотя и недостаточно, в контексте других вопросов) об Александре Невском в конце XIX — нач. XX в. начинают упоминать некоторые военные историки. Но лишь очень кратко по несколько слов, строк, фрагменту.

Светские историки нач. ХХ в. всё глубже начинают изучать специальные исторические дисциплины (агиография, иконография), которые в той или иной мере способствовали пониманию проблематики, связанной с именем Александра Невского . Однако революции 1917 г. положили конец этим плодотворным усилиям.

Таким образом, в отечественной исторической науке XIX — нач. XX вв. были достигнуты определенные успехи в изучении жизни и деятельности св. Александра Невского. Но это не был однозначно-положительный процесс достижений. Одной из отличительных черт является явная или скрытая полемичность, что ещё (или вовсе) не беда.

В то же время можно заметить некоторую конфронтационность историков к сочинениям друг друга (или игнорирование сильных сторон исследований) как внутри самой светской историографии, так и по отношению к историографии церковной. Это привело к тому, что не все авторы бережно обращались с лучшими достижениями предшественников и современников. Более того, некоторые наиболее известные специалисты в светской историографии порой допускали явную тенденциозность, вытекающую из их мировоззрения и методологических подходов.

Александр Дмитриевич Каплин, доктор исторических наук, профессор Харьковского национального университета им. В.Н.Каразина

Приложение

Св. Александр Невский в русской поэзии — народной и художественной

(из книги М.И. Хитрова )

Столь высокая личность, как св. Александр Невский, оставивший своей деятельностью глубокий след в жизни русского народа, не могла не оставить следов и в народном творчестве. В предлагаемом народном стихе, записанном со слов крестьянина Орловской губернии, св. Александр Невский является победителем «нечестивых татар». Св. Александр не побеждал татар на поле брани, тем не менее, историческая заслуга св. князя народным чутьем оценена верно: св. Александр превозмог варваров превосходством нравственной силы, подготовив своими самоотверженными подвигами будущее освобождение русского народа от тяжкого ига и дальнейшее торжество его над варварами.

Уж давно-то христианска вера

Во Россеюшку взошла,

Как и весь-то народ русский

Покрестился во нее;

Покрестился, возмолился

Богу Вышнему:

«Ты создай нам. Боже,

Житье мирное, любовное:

Отжени ты от нас

Врагов пагубных;

Ты посей на нашу Русь

Счастье многое!»

И слышал Бог молитвы

Своих новых христиан:

Наделял Он их

Счастьем многиим Своим.

Но забылся народ русский,

В счастии живя;

Он стал Бога забывать,

А себе-то гибель заготовлять.

И наслал Бог на них

Казни лютыя,

Казни лютыя, смертоносныя:

Он наслал-то на святую Русь

Нечестивых людей,

Нечестивых людей, татар крымскиих.

Как и двинулось погано племя

От севера на юг.

Как сжигали-разбивали

Грады многие,

Пустошили-полонили

Земли русския.

Добрались-то они до святаго места.

До славнаго Великаго Новагорода.

Но в этом-то граде

Жил христианский народ:

Он молил и просил

О защите Бога Вышняго.

И вышел на врагов

Славный новгородский князь,

Новгородский князь Александр Невский.

Он разбил и прогнал

Нечестивых татар;

Возвратившись со войны,

Во иноки он пошел;

Он за святость своей жизни

Угодником Бога стал.

И мы, грешнии народы,

Притекаем к нему:

«Ты, угодник Божий,

Благоверный Александр!

Умоляй за нас

Бога Вышняго,

Отгоняй от нас

Врагов пагубных!»

И мы тебя прославляем:

«Слава тебе,

Благоверный Александре,

Отныне и до века!»

(Калеки перехожие. П. Безсонова. Ч. 1. С. 669-671)

Литература

1. Полевой Н А. История русского народа. Т. 4. М., 1833.

3. Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. III. М., 1853.

4. Хомяков А.С. Полн. собр. соч. В 8-ми т. Т.3. М., 1900.

5. Русская беседа. 1857. Т.3.

6. Безсонов П. Калеки перехожие. Сборник стихов и изследование. Ч. 1. Вып. 1-3. М., 1861.

7. Бестужев-Рюмин К.Н. Русская история. Т. I. СПб.,1872.

9. Ключевский В.О. Сочинения в 9-ти тт. Т. II. М., 1988; т. VII. М., 1989; т. IX. М., 1990.

10. Иловайский Д.И. История России. Ч.1. М., 1876.

11. Иловайский Д.И. История России. Ч.2. Владимирский период. М., 1880.

12. Хитров М. И. Святой благоверный великий князь Александр Ярославич Невский. М., 1893, 1991.

13. Шляпкин И. А. Иконография святого и благоверного великого князя Александра Невского. Пг., 1915 и др.

Кто к нам с мечом придёт, от меча и погибнет.

Александр Ярославич (Феодорович) Невский — князь новгородский (c 1236), великий князь владимирский (с 1252).

Происхождение

Родился в семье князя Ярослава Всеволодовича и княгини Феодосии, дочери князя Мстислава Удатного (Удалого) . Внук Всеволода Большое Гнездо. Первые сведения об Александре относятся к 1228, когда Ярослав Всеволодович, княживший в Новгороде, вступил в конфликт с горожанами и вынужден был отъехать в Переяславль-Залесский, свой родовой удел. Несмотря на свой отъезд он оставил в Новгороде на попечении доверенных бояр двух своих малолетних сыновей Федора и Александра. После смерти Федора Александр становится старшим сыном Ярослава Всеволодовича. В 1236 он был посажен на новгородское княжение, а в 1239 женился на полоцкой княжне Александре Брячиславне.

В первые годы своего княжения ему пришлось заниматься укреплением Новгорода, поскольку с востока грозили монголы-татары. На реке Шелони Александр построил несколько крепостей.

Победа на Неве. Ледовое побоище

Невская битва. Поединок Александра Невского и Биргера. Фёдор Антонович Моллер. 1856.

Всеобщую славу молодому князю принесла победа, одержанная им на берегу Невы, в устье реки Ижоры 15 июля 1240 над шведским отрядом, которым, по легенде, командовал будущий правитель Швеции ярл Биргер (однако в шведской Хронике Эрика 14 в. о жизни Биргера этотпоход вообще не упоминается) . Александр лично участвовал в битве, “самому королю възложи печать на лице острымь своимь копиемь” . Считается, что именно за эту победу князя стали называть Невским, но впервые это прозвище встречается в источниках только с 14 в. Поскольку известно, что некоторые потомки князя также носили прозвище Невских, то, возможно, таким образом за ними закреплялись владения в этой местности. Традиционно полагают, что сражение

1240 предотвратило потерю Русью берегов Финского залива, остановило шведскую агрессию на новгородско-псковские земли. По возвращении с берегов Невы из-за очередного конфликта Александр был вынужден покинуть Новгород и уехать в Переяславль-Залесский. Тем временем над Новгородом нависла угроза с запада. Ливонский орден, собрав немецких крестоносцев Прибалтики, датских рыцарей из Ревеля, заручившись поддержкой папской курии и давних соперников новгородцев псковичей, вторгся в пределы новгородских земель.

Из Новгорода было отправлено посольство к Ярославу Всеволодовичу с просьбой о помощи. Тот направил в Новгород вооруженный отряд во главе со своим сыном Андреем Ярославичем, которого вскоре заменил Александр. Он освободил занятое рыцарями Копорье и Водьскую землю, а затем выбил из Пскова немецкий гарнизон. Вдохновленные успехами новгородцы вторглись на территорию Ливонского ордена и начали разорять поселения эстов, данников крестоносцев. Вышедшие из Риги рыцари, уничтожили передовой русский полк Домаша Твердиславича, вынудив Александра отвести свои отряды к границе Ливонского ордена, проходившей по Чудскому озеру. Обе стороны стали готовиться к решающему сражению. Оно произошло на льду Чудского озера, у Вороньего камня 5 апреля 1242 и вошло в историю как Ледовое побоище. Немецкие рыцари были разгромлены. Ливонский орден был поставлен перед необходимостью заключить мир, по которому крестоносцы отказывались от притязаний на русские земли, а также передавали часть Латгалии. Летом того же года Александр нанес поражение семи литовским отрядам, нападавшим на северо-западные русские земли, в 1245 отбил Торопец, захваченный Литвой, уничтожил литовский отряд у озера Жизца и, наконец, разгромил литовское ополчение под Усвятом. Именно после этого сражения он получил титул «Невский».

Александр и Орда

Г.И. Семирадский. Александр Невский в Орде. Картон для росписи храма Христа Спасителя в Москве. 1876 год.

Успешные военные действия Александра Невского надолго обеспечили безопасность западных границ Руси, но на востоке русским князьям пришлось склонить голову перед гораздо более сильным врагом — монголо-татарами. В 1243 хан Батый, правитель западной части монгольской державы — Золотой Орды, вручил ярлык великого князя владимирского на управление покоренными русскими землями отцу Александра — Ярославу Всеволодовичу. Великий хан монголов Гуюк призвал великого князя в свою столицу Каракорум, где 30 сентября 1246 Ярослав неожиданно скончался (по общепринятой версии, он был отравлен). Тогда в Коракорум были вызваны его сыновья — Александр и Андрей. Пока Ярославичи добирались до Монголии, сам хан Гуюк умер, и новая хозяйка Каракорума ханша Огуль-Гамиш решила назначить великим князем Андрея, Александр же получал в управление опустошенную южную Русь и Киев. Лишь в 1249 братья смогли вернуться на родину. Александр в свои новые владения не поехал, а вернулся в Новгород, где тяжело заболел. Приблизительно в это время, римский папа Иннокентий IV направил к Александру Невскому посольство с предложением принять католичество, якобы в обмен на свою помощь в совместной борьбе против монголов. Это предложение было отвергнуто Александром в самой категоричной форме. В 1252 в Каракоруме Огуль-Гамиш была свергнута новым великим ханом Мункэ (Менгке). Воспользовавшись этим обстоятельством и решив отстранить от великого княжения Андрея Ярославича, Батый вручил ярлык великого князя Александру Невскому, который был срочно вызван в столицу Золотой Орды Сарай. Но младший брат Александра, Андрей Ярославич, поддержанный братом Ярославом, тверским князем, и Даниилом Романовичем, галицким князем, отказался подчиниться решению Батыя. Для наказания непокорных князей Батый посылает монгольский отряд под командованием Неврюя (т. н. “Неврюеву рать” ), в результате чего Андрей и Ярослав бежали за пределы Северо-Восточной Руси. Позднее, в 1253 Ярослав Ярославович был приглашен на княжение во Псков, а в 1255 — в Новгород. Причем новгородцы “выгнаша вон” своего прежнего князя Василия — сына Александра Невского.

Ледовое побоище.

Но Александр, вновь посадив в Новгороде Василия, жестоко наказал дружинников, не сумевших защитить права его сына — они были ослеплены. Новый золотоордынский правитель хан Берке (с 1255) ввел на Руси общую для покоренных земель систему обложения данью. В 1257 в Новгород, как и другие русские города, были направлены “численники” для проведения подушной переписи населения. Это вызвало возмущение новгородцев, которых поддержал князь Василий. В Новгороде началось восстание, продолжавшееся около полутора лет, в течение которых новгородцы не подчинялись монголам. Александр лично навел порядок, казнив наиболее активных участников волнений. Василий Александрович был схвачен и заключен под стражу. Новгород был сломлен и подчинился приказу посылать дань в Золотую Орду. Новым новгородским наместником с 1259 стал князь Дмитрий Александрович. В 1262 вспыхнули волнения в суздальских городах, где были перебиты ханские баскаки и выгнаны татарские купцы. Чтобы умилостивить хана Берке, Александр Невский лично отправился с дарами в Орду. Хан удерживал князя подле себя всю зиму и лето; только осенью Александр получил возможность вернуться во Владимир, но по дороге занемог и 14 ноября 1263 в Городце скончался. Тело его было погребено во владимирском монастыре Рождества Богородицы.

Галерея

Добавить фото

«”Именем России” Александр Невский назван не напрасно»

18 апреля наместник Александро-Невской Лавры епископ Кронштадтский Назарий (Лавриненко) представил альбом-энциклопедию «Во имя святого князя», автором-составителем которой он является. Презентация, состоявшаяся в Святодуховском центре Александро-Невской Лавры, была приурочена к Дню воинской славы России: в этот день в 1242 году дружина князя Александра Невского одержала победу над немецкими рыцарями на Чудском озере.
Двухтомное иллюстрированное издание альбома-энциклопедии «Во имя святого князя» посвящено храмам, часовням, приделам во имя святого благоверного князя Александра Невского в России и за рубежом. Среди русских святых князь Александр Невский занимает особое место как небесный покровитель страны, принявший перед кончиной монашеский постриг, давший пример жертвенного служения своему народу. В 2013 году отмечалось 750-летие со дня его блаженной кончины. В 2021 году указом Президента Российской Федерации вся страна будет отмечать 800-летие со дня его рождения.
Епископ Назарий рассказал о том, как родилась идея этой книги, сколько труда и любви к небесному покровителю Лавры вложено в нее: «Когда в 2009 году при участии телевидения благоверный князь Александр Невский всенародно был избран “Именем России”, я задумался об истинности этого выбора. Большинство голосовавших за имя князя были молодые люди, но что знает новое поколение о его жизни и подвиге? Если почитание святого в народе живо, то строятся храмы в его честь. А сколько же таких храмов, посвященных Александру Невскому – заинтересовался я и стал собирать материалы о них. Можно сказать, что в этих книгах собраны четыре года моего свободного времени».
Владыка отметил, что в двух томах издания содержится более 900 цветных фотографий с кратким описанием 865 объектов, названных в честь святого князя. Из них: соборов – 30, храмов и церквей – 455, приделов 138, монастырей – 5, домовых храмов – 23, храмов-часовен – 28, часовен – 177, молитвенных домов – 3, походных храмов – 2, приходов – 4 (те приходы, храмы которых еще не построены).
«В результате работы над книгой я убедился, что «именем России» Александр Невский был назван не напрасно. Храмы в его честь занимают 5-6 место после любимых в народе святых: Пресвятой Богородицы, Николая Чудотворца, Архистратига Михаила, Сергия Радонежского. Имя благоверного князя всегда, независимо от того, что некоторые псевдоисторики хотят принизить его значение, будет сиять над Россией», — сказал епископ Назарий.
Первый том энциклопедии задумывался вместе с издательством Ивана Зимина, который разработал дизайн альбома. Том содержит информацию по митрополиям и епархиям Русской Православной Церкви Московского Патриархата.
Работа над вторым томом осуществлялась совместно с издательством «Арт дэко». Книга продолжает описание храмов и часовен в подчинении митрополий и епархий Московского Патриархата, а также зарубежных учреждений Московского Патриархата, ставропигиальных учреждений Белорусского Экзархата, самоуправляемых Церквей Московского Патриархата и Поместных Церквей.
Кроме того, в разработке находится третий том, посвященный исчезнувшим и разрушенным храмам в честь святого князя Александра Невского в России и по всему миру.
Владыка выразил особую благодарность людям, помогавшим ему в работе. Он признался, что никогда в жизни не потянул бы этого колоссального труда, если бы не помощь доброхотов: «Слава Богу, что люди, работавшие со мной, не имели видов обогатиться на этом издании. Я полностью доверял их расчетам, был избавлен от всяческих проверок, а это многого стоит. Каждый из объектов снят заново, и ни одна фотография без разрешения автора не использована. 150 человек участвовало в проекте как фотокорреспонденты. Имена каждого из них помещены отдельным списком в обеих книгах».
Часть фотоматериала епископ Назарий отснял сам, добираясь по бездорожью на джипе в самые труднодоступные районы, в том числе, до трагических майданных событий успел проехать по некоторым украинским епархиям.
Упомянул владыка и о материальной стороне издания, подчеркнув, что на него не было потрачено ни копейки из лаврских денег. Подготовка и выпуск двухтомника были осуществлены исключительно за счет средств, привлеченных епископом Назарием от лиц, пожелавших поучаствовать в увековечении имени небесного покровителя России.
Одной из целей создания альбома-энциклопедии «Во имя святого князя», по признанию владыки, было в преддверии празднования 800-летия Александра Невского обратить внимание предстоятелей епархий, в которых нет церквей, посвященных благоверному князю, позаботиться об устроении таковых. «Во всех епархиях Русской Православной Церкви должен быть хотя бы один храм в честь Александра Невского. Этот святой заслужил, чтобы его помнили всюду, по всей Руси великой, потому что его победы и его жизнь — пример нам, и мы должны быть ему благодарны за то, что мы существуем», — заключил наместник Александро-Невской Лавры.
Затем несколько слов о работе над альбомом сказала Наталья Петровна Феофанова, глава издательства «Арт дэко»: «С точки зрения книгоиздателя эти книги называются “иллюстрированный справочник”. Пройдут годы, и они станут незаменимыми для поколений, которые придут за нами». Наталья Петровна подарила владыке Назарию для лаврского Музея книгу Михаила Шкваровского «Церковь зовет к защите Родины».
В заключении встречи епископ Назарий с благодарностью вручил по экземпляру двухтомника двум фотографам, участвовавшим в создании альбома, и рассказал, что такие же подарки получили митрополит Санкт-Петербургский Варсонофий и члены Священного Синода. Владыка намерен предложить альбом-энциклопедию митрополиям и епархиям Русской Православной Церкви, а также областным и краевым библиотекам.

Анна Бархатова, корреспондент Русской народной линии

Оценки деятельности Александра Невского

В исторической науке нет единой оценки деятельности Александра Невского, взгляды историков на его личность разные, порой противоположные.

Каноническая оценка

Согласно «канонической» версии Александр Невский сыграл исключительную роль в русской истории. В XIII веке Русь подверглась ударам с трёх сторон — католического Запада, монголо-татар и Литвы. Александр Невский, за всю жизнь не проигравший ни одной битвы, проявил талант полководца и дипломата, заключив мир с наиболее сильным (но при этом более веротерпимым) врагом — Золотой Ордой — и отразив нападение немцев, одновременно защитив православие от католической экспансии. Эта трактовка официально поддерживалась властью как в дореволюционные, так и в советские времена, а также Русской православной церковью. Идеализация Александра достигла зенита перед Великой Отечественной войной, во время и в первые десятилетия после неё. В популярной культуре этот образ был запечатлён в фильме «Александр Невский» Сергея Эйзенштейна). Существует и более умеренная трактовка этой точки зрения. Так, по мнению современного историка Антона Горского, в действиях Невского «не следует искать какой-то осознанный судьбоносный выбор… Александр Ярославич был прагматиком… выбирал тот путь, который казался ему выгодней для укрепления его земли и для него лично… когда это был решительный бой, он давал бой, когда наиболее полезным казалось соглашение, он шёл на соглашение».

Евразийская оценка

Дружеские отношения Александра с Батыем, чьим уважением он пользовался, его сыном Сартаком и преемником — ханом Берке позволили заключить с Ордой возможно более мирные отношения, что способствовало синтезу восточноевропейской и монголо-татарской культур. В результате возникла русская цивилизация.

Критическая оценка

Третья группа историков, в целом соглашаясь с «прагматичным» характером действий Александра Невского, считает, что объективно он сыграл отрицательную роль в истории России. Этой позиции придерживаются, в частности, Игорь Данилевский, Джон Феннел. Согласно их трактовке, серьезной угрозы со стороны немецких рыцарей не было (причем Ледовое побоище не являлось крупной битвой), а пример Литвы (в которую перешел ряд русских князей со своими землями) показал, что успешная борьба с татарами была вполне возможна. Александр Невский сознательно пошел на союз с татарами, чтобы использовать их для укрепления личной власти. В долгосрочной перспективе его выбор предопределил формирование на Руси деспотической власти.

Ссылки

  • Академик Панченко А.М. (9 марта 1997 г.) о Евросоюзе, о НАТО, о Белоруссии, об Украине и о заветах Александра Невского., СПб TV 5 кон.
  • Профессор Кирпичников А.Н. (9 марта 1997 г.) О призыве Александра Невского жить в своих землях и не преступать чужих границ., СПб TV 5 кон.
  • Патриарх Московский и всея Руси Кирилл: «Образ святого благоверного князя Александра учит нас подлинному христианскому смирению», Нижегородская епархия, 13 сентября 2009 года

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх