Помост

Вопросы веры

История слова словарь

LiveInternetLiveInternet


Это издание нельзя путать с первым словарем, который появился значительно раньше. Со временем библиотека расширялась, начали появляться словари синонимов, антонимов и прочие слова одной части речи. Сегодня, чтобы посмотреть схожие термины, не нужна книга, поскольку подобрать синоним в считанные секунды можно в интернете. Такая услуга будет полезна для школьников и людей, которым поручили составить речь для выступления перед публикой.

Толковый словарь – это один из тех атрибутов, без которого не представляет своего существования любой человек, желающий получить образование. И так как любой образованный человек должен иметь понятие о создании столь обыденных вещей как словари, в этой статье мы обсудим их историю их появления и развития вкратце.

Рукописные словари велись еще со средневековья, количество слов в них насчитывалось до сотни, однако первая систематизация и так называемые азбуковники появились лишь в 16-17 веке. При этом каждый из словарей тех времен делился по назначению на издания учебного и энциклопедического характера.

Первый печатный словарь принадлежал руке знаменитого филолога Лаврентия Зизания (1596 год). В ранее невиданном словаре насчитывалось порядка тысячи слов, расположенных по алфавиту. За ним еще одно печатное издание опубликовал украинский филолог Памва Берында, в словаре которого было дано четкое и лаконичное объяснение более чем 6000 старославянских понятий.

Первый толковый словарь с переводом на латынь и греческий был написан в начале 18 века Ф.П. Поликарповым-Орловым. В новом словаре было описано и переведено порядка 700 слов.

Самым настоящим толковым словарем стало творение Российской академии, в котором содержалось немногим более 43000 слов. Данный словарь переиздавался дважды, расширяясь и уточняя значения уже более 50000 слов, расположенных в алфавитном порядке.

Самым значительным и до сих пор памятуемым событием стало возникновение толкового словаря Даля. Впервые изданный в 1833 годусловарь Даля «Живого великорусского языка» переиздавался десятки раз вплоть до настоящего времени. Более 200000 слов и 30000 пословиц книжной и диалектной речи по сей день считаются достоянием, олицетворяющим богатство русского языка.

После Даля работы над словарями вели великие русские филологи: Грот, Шахматов, Ушаков, труды которых были замечены и вознаграждены по праву, однако настоящим достоянием русской филологии, удостоившейся премии АН СССР им. А. С. Пушкина, считается толковый словарь Ожегова, который на сегодняшний день был переиздан порядка 26 раз.

Виктор Владимирович Виноградов

Виктор Владимирович Виноградов

Ви́ктор Влади́мирович Виногра́дов

Дата рождения:

31 декабря 1894 (12 января 1895)

Место рождения:

Российская империя, Зарайск

Дата смерти:

4 октября 1969

Место смерти:

Москва, РСФСР, СССР

Гражданство:

Российская империя, СССР

Научная сфера:

лингвистическая русистика, литературоведение

Место работы:

Филологический факультет МГУ, Институт русского языка АН СССР

Альма-матер:

Историко-филологический институт графа Зубова

Награды и премии


Ви́ктор Влади́мирович Виногра́дов (31 декабря 1894 (12 января 1895), Зарайск — 4 октября 1969, Москва) — русский литературовед и лингвист-русист, академик АН СССР (1946), доктор филологических наук, лауреат Сталинской премии (1951).

  • 1 Начало биографии
  • 2 Литературовед
  • 3 Лингвист
  • 4 Годы ссылок
  • 5 Начальник советской лингвистики
  • 6 Работы
  • 7 Примечания

Начало биографии

Из семьи священника (отец репрессирован в 1930 и вскоре умер в ссылке в Казахстане, как и поехавшая за ним мать). В. В. Виноградов окончил Петроградский Историко-филологический «Зубовский» институт (1917). В начале своей научной деятельности (1917) — историк церковного раскола.

Литературовед

Получил первую известность литературоведческими публикациями (о стиле писателей-классиков и современников: А. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского, Н. С. Лескова, А. А. Ахматовой и др.; выступал также с чисто историко-литературными работами, публикациями неизданных произведений и т. п.). Свой метод определял как историко-литературный (с обязательным исследованием широкого исторического контекста изучаемого «шедевра», в том числе «малых имён», «низовой литературы»), однако считал необходимым особое исследование языка и стиля писателя. При этом он скептически относился к господствующему в 1920-е годы классово-социологическому подходу. Всю жизнь не терял интереса к литературоведению, особенно к изучению индивидуального стиля писателей (руководил составлением «Словаря языка Пушкина» в 1950-е; см. также библиографию) и к сравнительным историко-литературным исследованиям.

Виноградова и его жену Надежду Матвеевну связывали многолетние приятельские отношения с Ахматовой; Виноградов участвовал в обсуждении нескольких её пушкинистских работ.

Лингвист

Достаточно рано Виноградов активно выступает и как лингвист; он стал одним из последних учеников А. А. Шахматова (работа о фонеме ять в северных говорах). До 1929 работал в Петербурге (Петрограде, Ленинграде), где учился у Л. В. Щербы, но затем переехал в Москву и создал собственную лингвистическую школу (т. н. виноградовскую школу русистики). В своих работах он продолжал традиции русского дореволюционного языкознания, скептически относясь к структурализму и другим влиятельным направлениям лингвистики XX века; для его работ характерно внимательное отношение к конкретному языковому материалу, прежде всего русского языка и в особенности русского языка классической художественной литературы (практически все его лингвистические работы посвящены именно русистике; значение Виноградова как лингвиста-теоретика сильно преувеличено его последователями, что не умаляет других его заслуг). Одна из самых интересных и оригинальных его работ — не вышедшая отдельным изданием при жизни «История слов» (1-е изд. 1994), посвящённая истории возникновения и развития семантики русских слов, со множеством редких примеров; в этой области до сих пор сделано не очень много. Виноградов был автором широко цитируемой книги «Русский язык. Грамматическое учение о слове» (написанной в основном в 1930-х гг. и в переработанном виде опубликованной в 1947), за которую ему и была присуждена Сталинская премия. Под его редакцией была подготовлена «Грамматика русского языка» (1952—1954), первая «академическая грамматика» русского языка, созданная в советский период. Ряд положений грамматической концепции Виноградова восходит к работам Ш. Балли.

Виноградов — автор ряда заметных работ по истории русского языкознания. Свой анализ русской синтаксической традиции В. В. Виноградов изложил в книге «Из истории изучения русского синтаксиса (от Ломоносова до Потебни и Фортунатова)» (1958) и в статьях, посвященных грамматическим взглядам М. В. Ломоносова, А. Х. Востокова, А. А. Потебни, А. В. Добиаша, А. А. Шахматова, А. М. Пешковского, Л. В. Щербы, И. И. Мещанинова, М. Н. Петерсона и других ученых (Эти статьи переизданы в кн.: Виноградов В. В. Избранные труды: Исследования по русской грамматике. М., 1975). В. В. Виноградов напечатал широкий обзор работ по русскому литературному языку — «Русская наука о русском литературном языке» (1946). Посмертно вышел также сборник избранных работ В. В. Виноградова по истории русских лингвистических учений, рекомендуемый в качестве учебного пособия по одноимённому курсу и выдержавший уже 2 издания: Виноградов В. В. История русских лингвистических учений. 2-е изд., испр. и доп. М.: Высшая школа, 2005.- 559 стр.

Годы ссылок

В 1934 арестован по «делу славистов». 17 апреля 1934 сослан в Вятку, где отбывал ссылку до 1 мая 1936. С мая 1936 Виноградов жил под «минусом» в Можайске, получив даже возможность преподавать в Москве (в конце 1938 преподавание было воспрещено). Прописку в Москве получил в марте 1939 (ранее жил в Москве у жены нелегально), на другой же день после письменного обращения к Сталину (лично Виноградов и Сталин никогда не общались).

Но после начала войны «как социально опасный элемент» выслан в Тобольск (7 августа 1941); находился в ссылке до 2 июня 1943.

В эти годы Виноградов в трудных бытовых условиях продолжал работать. Сохранилось много записей по истории отдельных слов на мелких листках: эти записи делались Виноградовым в ссылке.

Начальник советской лингвистики

После возвращения из ссылки заведующий кафедрой русского языка МГУ (1945), в следующем году избран в академики АН СССР, не будучи членом-корреспондентом, и стал деканом филологического факультета МГУ. Сохранял клеймо неблагонадёжности и подвергся проработке марристов в 1949 — начале 1950 (лишился поста декана филфака), однако, вновь по личному распоряжению Сталина, развенчавшего марризм, Виноградов был поставлен в 1950 фактически во главе советского языкознания:

  • директор института языкознания АН СССР (1950—1954).
  • академик-секретарь Отделения литературы и языка АН СССР (1950—1963).
  • редактор журнала «Вопросы языкознания» (с 1952).
  • сохранял пост завкафедрой русского языка МГУ (до конца жизни)

С 1958 Виноградов возглавлял Институт русского языка АН СССР, который теперь носит его имя; покинул пост директора за год до смерти.

В последние годы жизни Виноградова его идеи получали признание достаточно широкого круга лингвистов, и его школа сформировалась как крупнейшая (численно) в русистике. В то же время в представлении многих филологов (в том числе сторонников структурного метода, но и многих представителей традиционного языкознания, таких, как Р. И. Аванесов и С. Б. Бернштейн) складывалась неприятная репутация Виноградова-«советского начальника», препятствующего свежей инициативе в науке и неспособного эффективно ей руководить. Мемуаристами и историками науки (в том числе нейтрально или положительно относящимися к Виноградову) отмечалась слабость академика к различного рода званиям и почестям. Известно, впрочем, что Виноградов не злоупотреблял своими административными полномочиями, нередко помогая находившимся у властей на недобром счету старым коллегам (например, М. М. Бахтину, с которым они никогда не были особенно близки, напротив, скорее являлись многолетними оппонентами). Следует учитывать и нежелание бывшего ссыльного идти на конфронтацию с властями, которым он был благодарен за освобождение и неожиданное возвышение. Этим, вероятно, объясняется и согласие 70-летнего Виноградова участвовать в качестве эксперта со стороны обвинения в процессе Синявского и Даниэля и «научно» подтвердить «антисоветский» характер их произведений.

Работы

  • Работы В. В. Виноградова в сети

Примечания

  1. По словам жены В. В. Виноградова Н. М. Виноградовой; В. М. Алпатов. Бахтин, Волошинов и лингвистика. М., 2005
Предшественник:
Иван Иванович Мещанинов
(Институт языка и мышления им. Н. Я. Марра)
Директор Института языкознания АН СССР
1950-1954
Преемник:
Виктор Иванович Борковский
Предшественник:
институт восстановлен;
Сергей Петрович Обнорский (до 1950)
Директор Института русского языка АН СССР
1958-1968
Преемник:
Федот Петрович Филин

Виноградов Виктор Владимирович (31.12.1894/12.01.1895 — 4.10.1969) —языковед, литературовед-славист.

Родился в семье священника. Окончил Рязанскую духовную семинарию. В 1917 г. в Петрограде окончил Историко-филологический и Археологический институты. В языкознании, как ученик А.А. Шахматова, Л.В. Щербы и М.Н. Каринского, он продолжал традиции русского дореволюционного языкознания. Первую научную работу («Орфография и язык Жития Саввы Освященного по рукописи XIII века») он выполнил под руководством А.А. Шахматова в 1917 г., одновременно с этим Виноградов занимался вопросами исторической фонологии, историей церковного раскола. В 1920-е г. В.В. Виноградов опубликовал ряд выдающихся работ о языке и стиле таких писателей и поэтов, как Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, Н.С. Лесков, АА. Ахматова.

В 1920‒1929 гг. — профессор Петроградского-Ленинградского университета. С 1930 г. жил в Москве, являлся профессором Московского университета (1930‒1969).

В 1934 г. В.В. Виноградов был арестован по «делу славистов» и сослан в Вятку, где жил до мая 1936 г. После ссылки жил в Можайске, получив возможность преподавать в Москве. Но в начале войны (август 1941 г.) был выслан «как социально опасный элемент» в Тобольск, где находился до июня 1943 г., продолжая, тем не менее, научную и преподавательскую работу (реабилитирован в 1964 г.).

После возвращения в Москву, Виноградов заведовал кафедрой русского языка Московского университета (1945–1969), был деканом филологического факультета МГУ (до 1949). Преподавал также в МГПИ имени В.И. Ленина (ныне МПГУ) и других вузах столицы. В.В. Виноградов — основатель оригинальной школы в отечественном языкознании («виноградовская» школа русистики). За выдающиеся научные заслуги в 1946 г. был избран действительным членом Академии наук СССР, не будучи даже членом-корреспондентом АН СССР.

Портрет В.В. Виноградова работы худ. А Балагура. 1967. бумага, цв. карандаши

В.В. Виноградов вел активную научно-организационную деятельность. Директор Института языкознания АН СССР (1950‒1954), Института русского языка АН СССР (1958‒1968). Академик-секретарь Отделения литературы и языка АН СССР (1950‒1963). Организатор и главный редактор журнала «Вопросы языкознания» (с 1952). С 1968 г. заведовал (не покидая Москвы) сектором исторической поэтики и стилистики русской классической литературы в институте русской литературы АН СССР (Пушкинском доме). Был членом Главной редакции 2-го издания Большой советской энциклопедии. Организатор всесоюзных и международных конференций языковедов.

Мемориальный кабинет акад Виноградава в Пушкинском доме

В.В. Виноградов — автор исследований в области грамматики, лексикологии, фразеологии, стилистики, теории нормы, диалектологии, палеографии, истории русского литературного языка (предложил её новую периодизацию), поэтики. Работа «Русский язык. Грамматическое учение о слове» (1947) — первый полный курс русской грамматики — была удостоена Государственной премии СССР (1951); под его редакцией в 1952–1954 гг. была подготовлена «Грамматика русского языка».

Собственный научный метод Виноградов называл «историко-филологическим». Он ввёл новую систематизацию разделов русского языкознания. На базе отечественного языкознания, французских и чешских лингвистических традиций создал универсальную лингвистическую концепцию, центральными понятиями которой были слово и стиль языка в их системной, социальной и исторической обусловленности. В исследованиях В.В. Виноградова показана взаимосвязь словообразования, грамматики, лексикологии, при этом словообразование выделено как особая лингвистическая дисциплина. В.В. Виноградов также является создателем самостоятельных лингвистических дисциплин: истории русского литературного языка и науки о языке художественной литературы. Ему принадлежат монографические работы по истории русского литературного языка и стиля русских писателей XIX–XX вв. (А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, Ф.М. Достоевского и др.), о «натуральной школе». Его «Очерки по истории русской литературного языка XVII–XIX вв.» (1934, 2-е изд. 1938) — первый в славистике систематический курс истории литературного языка, отличающегося от исторической грамматики. Теоретическому анализу вопросов стилистики и поэтики на основе материала русской литературы посвящены книги «О художественной прозе» (1930), «О языке художественной литературы» (1959) и «Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика» (1963). Исследовал также историю филологических учений.

В.В. Виноградов участвовал в составлении «Толкового словаря русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова (Т. 1–4, 1935‒1940), в редактировании словарей русского языка, изданных АН СССР (Т. 1‒17, 1948‒1965; Т. 1‒4, 1957‒1961). Руководил работой по составлению «Словаря языка Пушкина» (Т. 1‒4, 1956‒1961). Ученый состоял членом многих иностранных академий, являлся председателем международного комитета славистов (с 1957), президентом Международной ассоциации преподавателей русского языка и литературы (МАПРЯЛ), действительным членом Государственного института истории искусств. Академик В.В. Виноградов избирался депутатом Верховного Совета РСФСР, депутатом Моссовета, был членом Советского комитета защиты мира.

В.В. Виноградов награждён орденом Ленина, двумя орденами Трудового Красного Знамени и медалями; он лауреат Ломоносовской премии и премии им. А.С. Пушкина (1971), награжден медалью К.Д. Ушинского, удостоен различных зарубежных наград.

Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. На доме в Москве, в Калашном переулке, 2/10, где с 1964 г. жил Виноградов, установлена мемориальная доска.

В 1995 г., в ознаменование 100-летия со дня рождения ученого, состоялась Международная научная сессия «Академик В.В. Виноградов и русская филология».

Библиография:

Литература:

Архивы:

Почему мы так говорим — из истории устойчивых выражений

В одном редакторском сообществе произошел спор: чем растекался по древу Боян из «Слова о полку Игореве», «мыслию» или «мысию» (белкой). Сошлись на мыси. Слово старое, непонятное, но по смыслу подходит.

То есть «растечься мыслию», скорее всего, более поздняя «устная опечатка». Как «скрипка-лиса».

Недавно я обнаружил изданную 60 лет назад книгу «Из жизни слов» (автор — Эдуард Вартаньян, редактор — Лев Успенский) и открыл для себя заново многие устойчивые выражения. Некоторые интересные объяснения публикую ниже. Вдруг и вы удивитесь, узнав начальные формы и значения привычных оборотов.

Вот где собака зарыта

Существует много разных объяснений этой странной поговорки. Одно из первых — рассказ историка Плутарха о верном псе, который будто бы, догоняя вплавь ушедшего на корабле своего хозяина Ксантиппа, погиб от утомления и был зарыт на острове Саламине, где его могилу показывали любопытным.

Более правдоподобным кажется другое предположение. Средневековые искатели кладов не любили вслух произносить слова «клад», «сокровище»: ведь, по их мнению, все клады были под охраной нечистой силы. Они предпочитали вместо этого говорить о скрытом под землей «черном псе», которого надлежит добыть. Значит, слова «вот где зарыта собака» для них имели значение «вот где зарыт клад».

В сорочке родиться

В «Легенде о Тиле Уленшпигеле» рассказывается, как у доброй голландской женщины Сооткин родился маленький Тильберт, Тиль Уленшпигель.

«…Кума Катлина завернула его в теплые пеленки, присмотрелась к его головке и показала на прикрытую пленкой макушку.
— В сорочке родился! — сказала она радостно».

У поэта Алексея Кольцова один из героев его стихов, напротив, жалуется:

Ох, в несчастный день,
В бесталанный час
Без сорочки я
Родился на свет…

Что за странности? Ведь слово «сорочка» значит «рубашка».

Значит, но не только это. Раньше «сорочками» называли и разные плёнки, перепонки — скажем, ту, которая находится под скорлупой яйца.

И вот, оказывается, изредка случается, что новорожденные являются на свет с головками, покрытыми тоненькой пленкой; она затем скоро спадает. Наши предки считали такую пленку счастливой приметой; французы и сейчас зовут ее «шапкой счастья».

Втирать очки

Вы задумывались: как так очки «втирают»? Во что и зачем? Очень нелепо выглядела бы такая картина.

Нелепость происходит потому, что, по вашему мнению, речь об очках для исправления слабого зрения. Но есть другое слово «очки»: оно означает красные и черные знаки на игральных картах.

С тех пор как существуют карты, были на свете и шулера. Умели они, между прочим, незаметно «втирать очки» — превращать семерку в шестерку или четверку в пятерку, на ходу, во время игры, замазывая или вклеивая «очко» особым порошком. Понятно, что «втирать очки» стало означать «обжуливать» и что затем отсюда родилось особое слово «очковтирательство», «очковтиратель» — ловкач, который умеет приукрасить свою работу, плохое выдать за очень хорошее.

Дело табак

Перед нами опять совсем простое, казалось бы, выражение, а происхождение его вызывает большие разноречия. Одни считают, будто оно произошло от бурлацкого «под табак», означавшего: «начинается опасная глубина». А это «под табак» родилось потому, что на глубине у шедших по разливу бурлаков вода доходила до привязанных к шее кисетов с табаком.

Вряд ли это верно. Во-первых, на Волге водомер кричит «Под табак» не на глубоком, а, наоборот, на опасно мелком месте. Во-вторых, там же есть и глагол «табачить» — идти не на веслах, а упираясь шестами в дно. Значит, дело не в глубине.

Наконец, самое главное: в некоторых иранских языках есть слово «tabah», которое означает «дно». Может быть, волжское «под табак» в родстве с этим восточным словом: его сюда было кому занести.

Но тогда «дело табак» не может быть связано с «под табак». Да вполне вероятно, что связи и нет. Языковеды указывают на иранское же слово «теббах», означающее «дрянь». Возможно, что через Каспийское море слово это, по путям торговли и судоходства, попало к волжским речникам и вошло в обычнейшие словосочетания типа «дело дрянь», «дело плохо».

Держи карман (шире)

Есть плясовая песня, где говорится:

Он принес мне три кармана:
Первый карман — с пирогами,
Второй карман — с орехами…

Что за ерунда? Как можно «принести карман»?

Загляните в старые словари и увидите: слово «карман» в XVIII—XIX веках означало всякий мешок или торбу, прицепленную к одежде снаружи. Такие карманы вешались и на седла, их можно было носить, а при необходимости «держать (раскрытыми) шире».

Подпишись на рассылку с кейсами

Жив Курилка

Постепенно слова «жив Курилка» стали применять к тем или другим деятелям и различным явлениям, которые должны были бы, по логике вещей, давно исчезнуть, но, вопреки всему, продолжали все же существовать.

Пушкин написал эпиграмму на критика Каченовского, начинавшуюся словами: «Как! Жив еще Курилка журналист?» — и заканчивающуюся советом:

«…Как загасить вонючую лучинку?
Как уморить Курилку моего?
Дай мне совет». — «Да… Плюнуть на него».

Знать на ять

Чехов писал: «Если б от меня зависело, я бы упразднил и ять, и фиту (дурацкая буква), и ижицу, и “i”. Эти буквы мешают школьному делу… и составляют совершенно излишнее украшение грамматики».

Но злополучный ять сохранился до 1918 года и школьникам приходилось с трудом механически изучать «правила на ять» («ять» и «е» произносились совершенно одинаково). Заметьте при этом, что «ошибки на ять» считались самыми страшными: за одну такую ошибку в старших классах ученика безжалостно проваливали на экзамене.

«Знать на ять» стало выражением наилучших познаний.

Со временем выражение трансформировалось в «знать на пять», а сейчас и вовсе неактуально.

Идти в гору

Казалось бы, что может быть яснее этого простого выражения: человек «растет», «поднимается в глазах общества на новую ступень»… Вот про него и говорят, что он «пошел в гору», то есть живет все лучше, прославляется.

Но ученые думают, что дело не так просто: выражение это, по словам академика Виноградова, вышло из мира картежников. В XVIII—XIX веках играли в особую игру — «горку». В этой игре «идти в гору» значило выигрывать.

Как кур во щи (попасть)

Начнем с «кура». Это слово раньше значило «петух». А «щей» в поговорке раньше никаких не было. Раньше она произносилась: «Попал как кур в ощип», то есть был ощипан, «не повезло».

Слово «ощип» забылось, и тогда выражение «в ощип» переделали «во щи».

Красной нитью проходит

Почему именно красной, а не белой или синей? Откуда взялся этот образ?

Оказывается, он вошел в речь нескольких народов из языка английских моряков конца XVIII века. С 1776 года, по приказу адмиралтейства, во все канаты английского военного флота на фабриках начали вплетать, во всю их длину, одну нить — красную. Вплетали ее так, что вытащить нитку можно было, только уничтожив весь канат. Таким образом, какой бы малый кусок от каната не был отрезан, всегда можно было узнать: он — флотский. Отсюда и пошло обыкновение говорить о красной нити, как о самой сути, о постоянной примете.

Мы пахали…

Так говорят о бездельниках, охотно принимающих чужие заслуги. Выражение это почерпнуто из басни поэта Ивана Дмитриева, старшего современника Пушкина:

Бык с плугом на покой тащился во трудах;
А Муха у него сидела на рогах,
И Муху же они дорогой повстречали.
«Откуда ты, сестра?» — от этой был вопрос.
А та, поднявши нос,
В ответ ей говорит:
«Откуда? — мы пахали!»

Как видите, фраза «мы пахали: я и трактор» появилась намного позже.

Не в своей тарелке

В комедии Грибоедова «Горе от ума» Фамусов говорит Чацкому: «Любезнейший, ты не в своей тарелке!». И Чацкий понимает: это значит — чем-то расстроен. Как он догадался?

Чацкий знал французскую поговорку. Она звучит: «Tu n’es pas dans ton assiette ordinaire». Фраза значит: «Ты не в своей обычной ассьетт», а «ассьетт» по-французски «тарелка».

Ясно? Почти. Но как французам пришло на мысль выдумать такую чепуху? Дело в том, что слово «ассьетт» во Франции имеет два смысла: «тарелка» и «положение».

То есть выражение означает: «Ты не в своем обычном положении».

Ни грана

В аптеках в прошлом лекарственные вещества взвешивали на «граны». Слово «гранум» по-латыни «зерно»; гран и равнялся весу среднего ячменного зерна — около 0,06 грамма. Мера эта казалась всем такой ничтожной, что сказать «ни грана» было то же, что «ничего».

О гранах давно забыло, а «ни грана правды», «ни грана чувства» живет.

В том же смысле употреблялось обозначение и другой мелкой меры: «скрупула». И, хотя «скрупул» (по-латыни — камешек) содержал в себе целых 20 гранов, именно от этого слова родилось прилагательное «скрупулёзный» — «точный до мелочей».

Под спудом

«Из-под спуда» — значит из тайника. Но откуда взялось это под спудом?

По-старославянски «спуд» — то же, что «сосуд». Держать под спудом — прятать под опрокинутым сосудом.

Под эгидой

В Древней Греции слово «эгис» означало козью шкуру, которой обтягивали ивовые щиты, потом и сам боевой щит. Щит Зевса, обтянутый шкурой козы Амалфеи, тоже именовался «эгидой». Поэтому «действовать под эгидой» означает: пользоваться чьим-либо покровительством, защитой.

Потерпеть фиаско

«Фиаска» по-итальянски означает большую двухлитровую бутыль. Как же могло появиться такое странное сочетание слов и как оно приобрело свой настоящий смысл?

Этому есть объяснение. Оно родилось из неудачной попытки известного итальянского комика Бианконелли разыграть перед публикой веселую пантомиму с большой бутылью в руке. После его провала слова «фиаска Бианконелли» получили значение актерской неудачи, а затем и слово «фиаско» стало означать провал.

Реветь белугой

В это словосочетание закралась «устная опечатка». Рыба белуга, самая крупная из осетровых, как и все другие рыбы, не ревет и не воет, а белуха — дельфин с белой кожей, и именно у него есть голос. Передвигаясь в стае, белухи испускают мычание, что-то вроде бычьего рева. Двух этих животных язык спутал.

Сбоку припёка

Выражение часто искажают, произнося «сбоку-припёку». На самом деле его можно было бы передать и словами: «боковая припёка».

Припёка или припёк у пекарей — пригоревшие кусочки текста, прилипающие снаружи к разным хлебным изделиям, то есть нечто ненужное, излишнее.

Уйти с носом

Вы, наверное, представляете себе человека, которому «наставили длинный нос». А нос здесь на самом деле ни при чем, как и в выражении «зарубить на носу».

Оказывается, выражение связано с взятками. То, что просители приносили с собой, спрятав где-нибудь под полой, называлось вежливо «приносом», или, короче, «носом». Если чиновник принимал «нос», можно было надеяться на благоприятное решение. А если отказывался — огорченный проситель уходил со своим носом обратно.

У черта на куличках

Кулички — испорченное финское слово «кулиги», «кулижки», давно ставшее частью языка. Так на севере называли лесные полянки, лужки, болотца.

Поселенцы севера вырубали в лесу «кулижки» — площадки для распашки и покоса. Часто приходилось отправляться на свою ниву в страшную глушь, на самые дальние «кулижки», где, по тогдашним представлениям, в болотах и буреломах водились и лешие, и черти, и всякая лесная нечисть.

Вместо выводов

Двум противоположным течениям: «взять всё новое» и «оставить как было» — столько же лет, сколько и в целом науке о языке. Впрочем, принимать ли кофе среднего рода, равно как и объяснять играющему в планшете школьнику значение фразы «знать на ять» — дело добровольное.

Бесспорно одно: «устные опечатки», ставшие причиной появления многих образных выражений, прекрасны, и есть подозрение, что в эру голосового поиска их будет всё больше и больше.

История слов

Предисловие

Из истории лексики русского литературного языка XVII – XIX вв.

Список основных источников и условные обозначения принятых сокращений

Часть I. Статьи

Антик • Ахинея • Безразличный, индифферентный • Бить по карману • Благим матом • Быт • Будущность • Бытность • Вдохновить • Вертеп • Вертопрах и щелкопёр • Веха • Вздор • Видоизменение • Витать • Вкус • Влопаться • Водомёт • Воззрение • Ворчун • Возникнуть • Воспитание • Впечатление • Втереть очки • Выглядеть • Выйти в тираж • Газетная утка • Гвоздь чего-нибудь • Гиль, изгаляться • Головокружение • Голословный • Гробокопатель • Двойник • Двуличный и двуличневый • Двурушник, двурушничество, двурушничать • Действительность, действительный • Декадент, декадентство • Делец • Дело – табак! • Дерзить, надерзить • Дешёвка • Должность • Доморощенный • Допотопный • Дотошный • Дружелюбие, дружелюбный • Ермолафия • Ерунда • Если • Женщина, мужчина • Животрепещущий • Жидомор • Жизнерадостный, жизнерадостность • Жупел • Завалящий • Заварить дело • Завзятый • Завиральный • Зависеть • Завсегдатай • Задор • Задуматься, задумчивый, задумчивость • Закал, закалить (закалённый) • Заложить за галстук и подшофе • Замечательный • Замкнутый • Заплата и задача… • Зарваться • Застенчивый • Застой • Злободневный • Злопыхательство • Знатный, винный • Значить, означать • Зодчий • И живота весьма лишить • Зря • И никаких • Игнорировать • Идти в гору • Интеллигенция • Изящный • Искание • Испариться, улетучиться • Исполнение • Истошный (голос) • Канючить • Квасной патриотизм • Кисейная барышня • Клеврет • Клянчить • Кололацы • Крамола, крамольник • Крепостник • Кругозор • Кулак • Кутить • Лев • Лить, отливать пули • Личность • Маковая росинка • Малая толика • Малина • Медовый месяц • Мерцать • Мозолить глаза • Мохры • Момент • Мракобесие, мракобес • Муху зашибить, муху задавить, муху раздавить, муху убить, с мухой, под мухой • Мурло • Мыслимый, немыслимый • Мыслитель • Набожный, набожность • Наглядный • Надлежать, принадлежать • Наклёвываться, наклюнуться, клёво • На мази • Напускной • Настроение • Начитанный, начитанность • Натяжка • На ять • Небосклон • Не в своей тарелке • Незабудка • Непосредственный • Неудачник • Никчёмный • Ни синь пороха • Новшество • Нудный • Нутро • Облапошить • Обобществить • Обрамить, обрамление • Обуять • Община • Общительный • Обязательство • Огнедышащий • Огнеупорный • Однокашник • Односторонний • Оказать • Оплот • Опрятный, опрятность • Опровергать • Осязательный • Относительный • Отпетый (человек, дурак) • Отпечаток • Отсебятина • Отчитать – отчитывать • Оттенок • Охрана • Отщепенец • Очерк • Очень • Очутиться • Пади! • Паллиатив • Пароход • Переворот • Переживание • Перелистывать – перелистать • Пехотинец • Перемывать косточки • Письменность • Письмоносец • Племянник • Плюгавый • Плюс • Подковырка • Подвиг • Поддерживать, поддержать • Подлый • Подличать • Подозреть – подзирать – подозревать • Подоплёка • Подписчик • Подразделение, подразделять • Поединок • Поехали андроны • Поклонник • Покрыт мраком неизвестности • Полномочный и правомочный • Помешательство, помешанный • Поплатиться • Поползновение • Поприще • Постепеновец • Пострел, прострел • Потребитель – потребительница • Потусторонний • Похерить • Почва • Пошлый • Право • Предмет • Предвзятый • Предпосылка • Предрассудок • Председатель • Представитель • Предумышленный • Предыдущий • Прекраснодушие • Преследовать • Пресловутый • Претить. Порождать • Привить, прививать • Пригвоздить • Призвание • Приличный • Припадок • Приспешник • Продёрнуть • Прозябать • Производить, произвести • Промышленность • Пронять • Простофиля • Проявить – проявлять • Пружина • Прямолинейный, прямолинейность • Пустяки, пустое, пустошь, звяки • Равнодушие • Развинтиться • Развивать, развитие • Ракалья • Распад и разложение • Рассеянный, рассеянность • Растеряться, растерянный, растерянность • Расцвечивание, расцветить • Рвёт и мечет • Решимость. Нерешимость • Родиться в сорочке • Роздых • Рубаха-парень, человек-рубаха • Руда • Ружьё • С пальцем девять, с огурцом – пятнадцать • Салопница • Саврас без узды • Самодеятельность • Самодур • Самость • Самочувствие • Самоуправление • Светотень • Светоч • Сдержанный, сдержанность • Свистопляска • Себялюбие • Сени. Сень. Осенить • Скиталец, скитаться • Скрадывать • Слой • Смета • Сморозить • Событие • Советчик • Содержанка • Содержательный, бессодержательный • Солдафон • Сосредоточить, сосредоточенный, сосредоточенность • Спеть, успеть, успех • Сплотить, сплоченный, сплочённость • Способ, пособие • Стачка • Стих нашёл • Стрелять – стрельнуть • Стрюцкий • Сходный • Суть • Танцовать от печки • Творчество • Точить балы • Тяготение • Транжирить • Тянуть лямку • Убедить, убеждение • Уединение • Улыбаться • Ум, любя простор, теснит • Ухажёр • Уничижать – уничтожать • Участие • Фактор • Факт • Финтить • Фитюлька • Фортель • Халатный, халатность • Характер • Хитрый • Хлыщ • Хоть святых вон выноси • Царедворец • Цаца • Чванный, чваниться • Чёрная сотня • Чёрт • Числитель • Чреватый • Шалопай • Чрезвычайный • Шаромыга • Шумиха и неразбериха • Шустрый • Щуплый

Часть II. Заметки, этюды, выписки

Балка • Безнаказанно, безнаказанный, безнаказанность • Белиберда • Богомолка • Брязги, дрязги • Бутор • Ведь, ведун • Ведомость • Верняк • Вешать собак • Влияние, влиять • Вода • Воображать, воображение, образ • Впрочем • В руку, сон в руку, лезть, идти в руку • Вспоможение, вспомоществование • Встряска, задать встряску • Выдворить • Втемяшить, втемяшиться • Вырождение • Вялый • Газ • Глушить водку • Горючий • Гражданин • Деятель • Джентльмен • Для • Дока • Дребедень • Дума • Ералаш • Жеманный, жеманство, жеманиться • Животное • Забор • Заглавие, заголовок • Заискивать • Зазноба • Западник, западничество • Земляное яблоко • Зубы положить на полку • Зубы заговаривать • И дёшево и сердито • Избитый • Изысканный, изысканность • Искросыпительный • Исправник • Каверза • Как рукой сняло • Каплюжник, каплюжный • Качество, в качестве • Кинью (пропадать кинью) • Клеиться, расклеиться, склеиться • Клубничка • Костюм • Крестьянин • Любитель, дилетант • Мановение, телодвижение • Мечта • Мымра • Мироощущение, миросозерцание, мировоззрение, миропонимание • На всякий случай • Набат, бить в набат • Нагишом • Наивный • Наказать • Накрахмаленный • Насекомое • Небоскрёб • Неважнецкий, неважней • Не в себе • Невыразимые • Негодяй • Несуразный • Неуклюжий, клюжий • Ничего • Ничтожество • Обдуть, надуть • Обои • Объедение • Обусловить • Объективный • Огорошить • Ориентироваться • Орудовать • Особливый • Отъявленный • Отвязаться • Охота • Очуметь • Партия, партийный, партионный • Паутина • Пикантный • По-видимому • Подметить • Подвергать, подвергнуть • Полу • Полусвет • Порыв, порывистый • Последовательность • Потворство • Прах • Предчувствие • Прение • Привередник • Примыкать, примкнуть • Притворяться • Публицистика, публицист • Пушнина • Раб • Ражий • Разводить – развести • Рамзайки • Раскассировать • Рехнуться • Себе на уме • Словно • Собственник, правитель • Сорвиголова, отрок • Совместимый, совместный • Специальный, специальность • Станица • Старина, старина • Старого леса кочерга • Стоустый • Страховать • Струна, в струне, в струнку, по струнке • Судоговорение. Законопроект • Сугубый • Сустав, состав • Суматоха, суматошиться • Сюртук • Существенность • Твердокаменный • Типун тебе на язык! • Толстый (голос) • Томный • Точка отправления • Трогать, трогательный • Трущоба • Тряпка, тряпичный • Удовольствие • Фат • Уступить • Фигурировать • Фря • Футляр. Человек в футляре • Хам • Химик • Хищник • Хлам • Человек • Чепуха • Чёткий • Член • Чопорный • Чуждый, чужой • Шарлатан • Чуха, чушиться • Шахер-махер • Ширинка • Шиворот-навыворот • Шкура • Шовинизм, шовинист

Часть III. Фрагменты, извлеченные из опубликованных трудов В. В. Виноградова

Аберрация, агломерат, акклиматизация и др. • Авось, только • Адонье (одонье) • Ажиотаж, банкрот, вклад и др. • Аквариум • Аз, добро, живете и др. • Акт, актёр, акция и др. • Алкати, вожделение, возвысити и др. • Аллегория • Аллегри • Аллегро • Аллилуйщик, аллилуйский • Алло, ату, ба и др. • Алмаз, алтын, ансырь и др. • Аль, виднеется, давным-давно и др. • Альни (ольни) • Аминь, аминь, рассыпься! • Аможе, внезапу, днесь и др. • Аморальный, мораль, негативный и др. • Апелляция, аффект • Аплике, гардины, куверты и др. • Аппетит, ботфорта, гальванизм и др. • Арестовать, ревизовать • Астрономия, врач; огнь и др. • Атака, баланс, банк и др. • Атаковать, бастовать, диктовать и др. • Атанде • Аше • Багаж • Багряница • Байбак, тюрюк • Барахло, кондовый, мельтешить и др. • Барин, благотворительность, господин и др. • Барчук • Батюшка, бачка, матушка и др. • Батрак, бороновать, ботва и др. • Бежевый, бордовый, кремовый и др. • Безвыходный • Бездарность, даровитость, знаменитость и др. • Безголовый • Бездыханная ночь • Бездушие, беззаконие, богословие и др. • Беззубый • Безлюдье, безрассветный, сгиб • Безотказный • Белены объелся • Белый арап • Белобрысый • Белоподкладочник, бессодержательный, бесформенный и др. • Белоручка, битка, выскочка и др. • Беременна, брюхата, в интересном положении • Благоглупости, вяленая вобла, глуповец и др. • Благоволить, благоговеть, благодарить и др. • Благой • Благой, блажить, древо и др. • Благообразный, благоухание, всесильный и др. • Блудный сын • Боевитость, визитка, киоскёр и др. • Более, больше • Болтать, лепетать, грустеть, грустить и др. • Бор, боров • Брань, бранный, поборник и др. • Бренный • Бронхит • Брюхо, живот, лезть и др. • Брюзга, взмилиться, живчик и др. • Будто, буде, бы • Будто, быть, как бы, чем бы и др. • Будущий • Бук • Буланый, вороной, гнедой и др. • Былие, быльё • Бутылочный, жаркий, кофейный и др. • Бюджет, ветрило, возмутительный и др. • Варганить, навалиться • Варяг, клеймо, кнут и др. • Ввалиться, впалый, впасть • Ведомо, без ведома, с ведома • Ввернуть (загвоздить) крепкое словцо • Великий дух, великий гений • Вещь • Ветреница, винопийца, возница и др. • Вещь, субъект, существо и др. • Виноватый • Внимать, внять, внимание • В ожидании жениха полунощного • Внушить, воня • Воздоить, доить, подойник, удой • Возговорить, водокрещи, гарцевать и др. • Воитель • Волочиться за кем-н., махаться с кем и др. • Вольнолюбивый, либерал, патриотический • Вонь, отрыгнуть, поносный и др. • Вопрос • Вот, приют, теплится и др. • Вприпрыжку, припрыжка • Врагиня, другиня • Врач, врачевание, лечение и др. • В ударе • Всесокрушающий, мероприятия, непререкаемый и др. • Выть, повытчик • Вукол • Гад, гадить, гадкий • Вякать • Гадательный, желательный • Галантереи романические, кавалеры заблудящие • Газета • Гардероб • Глагол • Гной, гнусный • Голос, голосовать • Гольтепа, культепа • Горница, прихожая, топлюшка • Грит, де, дескать и др. • Гроб, закон, отплаток • Гром небесный грянет • Гуслист, клубист, службист • Дары Вакха, дары Бахуса • Дача • Денница • Детина, парень • Для очистки совести • Для того что, для того, чтобы, зане и др. • Довлеть • Довольный, довольно, недовольный, недовольно • Долить • Дробный, жарынь, капель и др. • Дрянцо, дрянь • Дрянной, дрянность • Дым, дымка, дымок • Дутик, нытик • Дырявый • Единожды, однажды, раз навсегда • Жаль • Жила, выжилить • Загляденье, объяденье • Залпом • Замять, заминать, затаить • Заседать, засесть, успевать • Засмертие, предсмертие • За чистую монету (за чистые деньги, за чистую белку) выдать что-н. • Заступление, переведение, приуготовление и др. • • Зев, зевать, зиять • Злак, злачный • Злодей, злодейство, злодеяние • Злой, лихой • Зобница, пятенщик • Зрак • Идеал • Искони • Искусство, искус • Исподтишка, под тишком, тишком • Караул, стража, акция и др. • Кичиться, кычение • Кичка, кокошник, сарафан и др. • Клеть, клетка • Клуб • Когти • Кодекс • Коленка, коленко • Колея • Коленца делать, комедь ломать и др. • Концовка • Конкретный • Кривляние, кривляться • Кривотолк • Кристалл, хрусталь • Кромсать, кромшить • Крушец, крушцовый • Куликать, клюкать, наклюкаться и др. • Курс, в курсе • Лающий голос • Лапушка • Личина • Ловить • Лукнуть • Маз, мазать, примазать • Манериться • Махина, машина • Место • Метафизический, метафизик • Мизер, мизерный • Мироздание • Молва, молвити, мол • Мордас: по мордасам • Мышца • Мошка, мушка • Наглость • Наговорить • Надеяться • Наи- • На посуле как на стуле • Найти • Напрасно • Наречие • Народный, национальный • Насолить • Наука, наукообразный, научный • Нахрапом, храп • Невежа, невежда, невежество • Недостаточный • Негодование, негодовать • Недотрога • Нелюдим • Неоглядный. Подытоживать. Последыш и др. • Нижние люди. Скотник. Вершник. Поездной • Обдёрнуться • Обворожительный, обаятельный, очаровательный • Обезличка, рвач, уравниловка и др. • Облечь • Обнародовать • Общественник • Оглоушить, оглоуха • Одиночество, одинокий, одиначество, одинакий • Огромный • Окисление • Окладистый, покладистый • Олух • Освежать • Особь, особый • Осунуться • Отвести глаза • Отвращение • Отвратить • Охотный • Отделаться • Палаумный, полоумный • Пазори, северное сияние • Паморха • Пароксизм • Пасмуреть, пасмурить • Пауперизм, пантеизм, пиэтизм и др. • Пентюх • Передержка • Передовой, отсталый • Пехтура, пехондрасом, по образу пешего Хождения • Петух, тетеря, гусь • Письмо • Пиво, выну • Плутократия • Поборник, поборствовать, побороть, побарать • Поглотить • Погода, непогода • Подмога • Подобострастие, подобострастный • Подробный, подробность, подробно • Под рукою • Подстава, смена • Половник, уполовник • Позор • Положение хуже губернаторского • Попятный (на попятный двор) • Порхлица, чапоруха • Постигнуть • Почто • Пошиб • Правовой • Предприниматель, антрепренёр • Презирать • Преклонный • Прелестная звезда • Прелестный • Претворятся, превратиться • Преткновение, преуспеяние, споспешествовать • Привлачить • Прикосновенный, неприкосновенный • Приникать, приникнуть • Природа • Прислуга • Притоманный, доконный • Причина, причинять, вина • Пробудить пробудиться • Прогресс • Проныра, пронырство, пронырливый и др. • Простота • Путёвка в жизнь, подорожная в жизнь • Разница, розница • Развиться. Рой • Расточитель, расточительность, расточительный • Расхлябанность, расхлябанный • Ревновать • Речистый • Родина • Рубка • Русский Бог • Русь, русский • Сальность, сальный • Самобытность, простонародность • Семенить • Сём • Сирота • Скоропалительный • Скупердяй • След, исследовать, наследник и др. • Слыхать, видать • Смерть, страсть, страх, ужас • Снедать • Сокрыться, укрыться • Солидарность • Соображаяся, сообразуяся • С очей на очи • Сочеловек • Сочинитель • Среда • Статочный • Стимул • Стихоткач, рифмоткач • Сторонник, сторонщик, стороник • Стоять одной ногой в гробу • Страсть, знатный • Страх, страховой, перестраховка • Строить куры • Судачить • Суеверие, суеверный, суеслов и др. • Сухощавый, худощавый • Сущий • Табачница • Так как • Таковский • Там, там • Тарарах, тарарахнуть • Татьянка • Тёмный, плоский • Тонкий, утонченный • Точить • Трение, трения • Труп, трупие • Тундра • Убрать • Уйма • Ужасть • Указ • Утроить, усемерить • Ферт, фертик • Ухо • Хладнокровие • Хлюст • Цель • Хрипун, удавленник, фагот • Цыпочки • Чаяние • Чело, челышко • Человекоугодник, человекоугодие • Четверть, четверик, осмина • Чинопёр • Шикарный, шикозный • Чудесность • Юбилей • Шпиц • Язвить, уязвить, язвительный и др. • Ярый, яростный, ярость

Предисловие

Один из самых замечательных русских языковедов XX в. академик В. В. Виноградов (1895–1969) был ученым, продолжавшим и развивавшим традиции той русской филологической школы, последователи которой, обладая глубокой гуманитарной эрудицией, в своих исследованиях не проводили резкой грани между проблематикой, лежащей в сферах языкознания и литературоведения, стилистики и текстологии, теоретической лингвистики и практического применения ее результатов. Перу В. В. Виноградова принадлежит более 300 работ, посвященных самым разным вопросам русской филологии: это фундаментальные исследования по истории русского языка, по его грамматике, лексике, труды о языке и стиле писателей-классиков, текстологии, лексикографические и историографические работы. Во всех этих областях ученым было сказано новое слово; им создана школа учеников, которые продолжали и продолжают развивать его идеи.

В. В. Виноградов многие годы работал над монографией, посвященной истории слов и устойчивых выражений, задуманной им как исследование путей развития русской лексики и фразеологии в ее неразрывной связи с историей общественной мысли и культуры русского народа. Начиная с 20-х гг., в течение нескольких десятилетий он любовно и тщательно собирал материалы, касающиеся истории слов и выражений, принадлежащих литературному языку, русским народным говорам, народной разговорной речи, истории славянизмов, древних и новых заимствований, индивидуальных новообразований, профессионализмов, жаргонизмов. Был собран огромный и неоценимый материал, рассредоточенный по таким источникам, которые уже тогда были редки и малодоступны. Те свои разыскания, которые В. В. Виноградов считал относительно законченными, он публиковал в виде статей и заметок в русских и зарубежных журналах и сборниках, многие из этих изданий сейчас стали малодоступны или вообще недоступны для читателей, некоторые просто утрачены. Однако в таком виде опубликована была только часть большой работы: многое осталось в рукописях, в незаконченных этюдах и набросках, просто в виде снабженных заметками выписок из художественных произведений, словарей, из работ других авторов – историков, этнографов, фольклористов, литературоведов; сами эти наброски и выборки, замечания к ним представляют большой научный и познавательный интерес.

Акад. В. В. Виноградов принадлежал к числу тех лучших представителей русской интеллигенции, которых не миновала судьба, уготованная им коммунистическим режимом1. Дважды он был в далеких ссылках; уже вернувшись, после войны, он испытал гонения, которые обрушили на него сторонники марровского так называемого «нового учения о языке»; вопреки здравому смыслу его пытались даже обвинить в «космополитизме»; он был «виноват» в том, что знал и ценил работы зарубежных ученых и не считал себя вправе обходить их молчанием в своих исследованиях. Условия жизни, в которых В. В. Виноградов работал в 20-ых, 30-ых, 40-ых гг., были далеки от тех, которые способствовали бы творческому труду: ученый часто не имел даже бумаги и писал на клочках оберток, на обрывках школьных тетрадей.

После смерти В. В. Виноградова его жена Н. М. Малышева собрала, в числе других рукописей, оставшиеся во многих папках разрозненные материалы, касающиеся истории слов; ее горячим желанием было увидеть монографию опубликованной. Но с оставшимися материалами, даже просто для их расшифровки и прочтения, нужна была очень большая работа; некоторую ее часть в 70-ых гг. проделала Г. Ф. Благова: ею вместе с библиографом Л. М. Радкевич и при участии вдовы академика Н. М. Малышевой были предварительно обработаны около 130 статей (см. об этом в статье Г. Ф. Благовой «Архивные материалы акад. В. В. Виноградова по истории русских слов и выражений» // Филологические науки, 1977, № 5). В середине 80-ых гг. к систематизации материалов и к подготовке монографии приступила группа русистов-лексикологов, которые были учениками В. В. Виноградова или его ближайшими сотрудниками; в эту группу и вошли редакторы-составители предлагаемой читателю книги. В течение нескольких лет разбирались и систематизировались все сохранившиеся материалы: карточки с выписками, рукописи, оттиски статей и заметок, опубликованных в теперь уже далекие годы. Был проверен (к сожалению, не полностью – из-за малодоступности источников, а также часто из-за неточности, по памяти, цитации) библиографический аппарат и основной массив цитат.

В архиве В. В. Виноградова сохранились машинописные тезисы, позволяющие осмыслить ту концепцию и те планы, по которым он предполагал построить свою будущую книгу2. Эти тезисы (предположительно конца 40-х годов) под названием «Из истории лексики русского литературного языка XVIII – XIX вв.» воспроизводятся полностью вслед за предисловием.

В 1946 г. в «Научном бюллетене ЛГУ» (1946, № 6, с. 16–18) В. В. Виноградов опубликовал авторскую аннотацию монографии под названием «Материалы и исследования в области исторической лексикологии русского литературного языка». (В рукописном архиве название будущей книги, написанное на ветхом листке бумаги, звучит иначе: «Из истории русской мысли и русского слова. Очерки русской исторической лексикологии»). Здесь автор кратко изложил общую концепцию и план будущей книги, посвященной истории русской лексики. Предполагалось, что книга будет состоять из 9 следующих глав: глава первая «Задачи исторической лексикологии»; глава вторая «Проблема слова и значения как объект историко-лексикологического исследования»; глава третья «Лексический состав русского литературного языка с исторической точки зрения»; глава четвертая «Основные проблемы изучения народной лексики в составе русского литературного языка»; глава пятая «Описание наиболее типичных семантических процессов, характеризующих формы и способы воздействия народно-поэтической, народно-областной и жаргонно-профессиональной лексики на словарь русского литературного языка»; глава шестая «Основные проблемы изучения так называемых славянизмов в составе русского литературного языка»; глава седьмая «Основные семантические процессы, характеризующие историю старославянских, позднейших югославянских и славянорусских элементов лексики в структуре русского литературного языка»; глава восьмая «Основные задачи изучения заимствованных слов в составе русского литературного языка»; глава девятая «Главные семантические процессы, характеризующие историю заимствованных слов на почве развития русского литературного языка».

При подготовке настоящего издания составители пытались расположить материал в соответствии с этим планом. Но осуществить это оказалось практически невозможным: с одной стороны, в сохранившихся материалах отсутствовали какие-либо фрагменты, указывающие как на общую организацию книги, так и на связь ее будущих глав; с другой стороны, в большинстве главок и заметок оказались тесно переплетенными сюжеты, которые, согласно изложенному автором плану, должны были бы быть разнесены по разным разделам. Поэтому составителями книги была избрана такая композиция, в которой материал внутри ее трех основных частей располагается по алфавиту слов и выражений и таким образом предстает в виде исследовательских статей своеобразного историко-культурологического лексикона. Книга состоит из трех частей: в первую часть вошли относительно законченные статьи и заметки – как опубликованные, так и неопубликованные; вторая часть включает незаконченные этюды, наброски, выписки и сопровождающие их замечания. Все материалы, вошедшие в две первые части книги, сверены с рукописями; если рукопись оказывалась полнее опубликованного варианта, такие пополнения вносились в публикуемый здесь текст. Третья часть книги содержит материалы, специально выбранные из опубликованных трудов В. В. Виноградова и относящиеся к истории отдельных слов и фразеологизмов, а также к истории целых серий слов. Эти материалы неравноценны: с одной стороны, это относительно законченные фрагменты, свободно включаемые автором в контекст работ по словообразованию, грамматике, поэтике, языку писателей, с другой стороны – отдельные краткие заметки, попутно сделанные замечания. Естественно, что те сведения, которые получает здесь читатель, не могут считаться ни исчерпывающими, ни даже относительно полными; однако и они представляют большой интерес и, собранные вместе, проливают свет на те пути, по которым шло развитие русской лексической системы. Все материалы для третьей части книги извлечены из трудов В. В. Виноградова Л. Л. Агафоновой; те фрагменты, которые являются дополнительным материалом к словам, вошедшим в первую и вторую части книги, приводятся там в комментариях составителей. При обработке материалов для третьей части книги сведения, сообщаемые автором в подстрочных примечаниях, внесены в основной текст. В первых двух частях книги, в некоторых случаях также в третьей ее части публикации сопровождаются кратким комментарием редактора-составителя. В конце книги читатель найдет алфавитный указатель слов и выражений, упоминающихся во всем корпусе книги – как в заглавиях статей, так и в их тексте.

Книга открывается не публиковавшейся ранее и обнаруженной в архиве статьей В. В. Виноградова «Слово и значение как предмет историко-лексикологического исследования».

Составители надеются, что их труд не только найдет заинтересованных читателей среди лингвистов и широкого круга общественности, но и явится данью памяти ученому, вся жизнь которого была служением науке о языке и словесности, о творческом духе русского народа.

Н. Шведова

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх