Помост

Вопросы веры

Избрание иллариона митрополитом

святитель Иларион Киевский

Дни памяти: 27 февраля (12 марта) , 28 сентября (11 октября) (Собор преподобных отцов Киево-Печерских)

Митрополит Иларион (прозвище Русин) первый русский по происхождению митрополит в Киеве.

Сведения о жизни скудны и не всегда могут быть совершенно достоверно отнесены к митрополиту Илариону; летописи содержат ряд упоминаний имени Ларион, которые по историческому контексту идентифицируют с ним. Так, под 1051 годом «Повесть временных лет» излагает зарождение Киево-Печерского монастыря: «Боголюбивому бо князю Ярославу, любящю Берестовое и церковь ту сущую святых апостол и попы многы набдящю, в них же бе презвутер именемь Ларион — муж благ, книжен и постник»; он первый «ископа печерку малу двусажену» там, «кде ныне ветхый манастырь Печерьскый». Согласно записи в начале летописной статьи 1051 года в ПВЛ («лето 6559»), его («Лариона») «постави Ярослав митрополитом … собрав епископы».

В начале Устава князя Ярослава о церковных судах говорится: «Се яз князь великий Ярослав сын Володимерь, по данию отца своего съгадал есмь с митрополитом с Ларионом, сложил есмь греческий номоканун; аже не подобаеть сих тяжь судити князю, ни боляром — дал есмь митрополиту и епископом».

Дальнейших сведений нет; но под 1055 годом Летопись Новгородская II упоминает имя другого митрополита — Ефрема, из чего предполагают, что сразу по смерти Ярослава 20 февраля 1054 года он был смещён. Его противоканоническое поставление (Киевская митрополия находилась в составе Константинопольского Патриархата и Киевские митрополиты поставлялись решением Вселенского Патриарха и императора) могло быть обусловлено тем, что по смерти митрополита Феопемпта Русь находилась в состоянии войны с Византией.

Избран первый митрополит из русского духовенства Иларион, автор «Слова о Законе и Благодати»

1051 (10.02). – Избран первый митрополит из русского духовенства Иларион, автор «Слова о Законе и Благодати»

«Слово о законе и благодати»

Русская Церковь была в то время митрополией, входящей в состав Константинопольского патриархата. Первыми митрополитами на Руси были греки, поставление их совершалось в Царьграде. Через 63 года после крещения Руси св. Князем Владимiром, в 1051 г. происходит событие чрезвычайной важности, как доносит до нас «Повесть временных лет»: «Поставил Ярослав Лариона митрополитом, русина, в святой Софии, собрав епископов». Помимо утверждения возросшей самостоятельности Руси, избрание Илариона означало и признание его заслуг как выдающегося церковного деятеля, законодателя, философа и проповедника.

Иларион († 1054), киевский митрополит (1051–1054), в летописях характеризуется как человек исключительной учености, близкий ко двору Великого Князя Ярослава Мудрого. До 1051 г. – священник церкви Святых апостолов в селе Берестове – загородной резиденции Ярослава.

Его знаменитое «Слово о Законе и Благодати» – пасхальная проповедь, произнесенная им еще в сане священника между 1037 и 1050 гг., возможно, в присутствии Великого Князя Ярослава в Киевском соборе св. Софии, росписи которой представляют собой иллюстрации к сказанному в «Слове» (Д.С.Лихачев). Основная мысль этой проповеди – превосходство христианства над иудаизмом и язычеством, Благодати над Законом и «идольской лестью», победа и распространение учения «Нового Завета» среди «новых» народов, прежде всего – в народе русском.

А «ветхое», то есть «старое» иудейство русским было известно не понаслышке. Еще живы были воспоминания об ужасах хазарского ига. С господством иудеев-хазар, с тяжкой данью и разорительными для Руси набегами было покончено вскоре после Крещения Руси: «и Закона озеро пересохло, евангельский же источник наводнился». «Вот уж и мы со всеми христианами славим Святую Троицу. А Иудея молчит. Христа славят, а иудеев клянут. Народы приведены, а иудеи отринуты».

Иларион отмечает, что превосходство христианства над иудаизмом состоит также в утверждении христианством равенства народов перед Богом. Закон был дан одному народу, Благодать и Истина – спасение всему мiру, ибо «благо и щедро простирается на все края земные». И человечество, приняв Христа, уже не теснится в Законе, «а в Благодати свободно ходит».

Иларион излагает христианскую концепцию всемiрной истории, в то же время предвидя великую историческую миссию Русской земли: «Ибо вера благодатная по всей земле распространилась и до нашего народа русского дошла». Крестителя Руси св. Князя Владиміра Иларион сравнивает с Императором Константином Великим, и вообще русские князья, «которые во времена своего владычества мужеством и храбростью прослыли в странах многих и ныне победами и силою поминаются и прославляются. Ибо не в худой и неведомой земле владычество ваше, но в Русской, о которой знают и слышат во всех четырех концах земли».

Митрополит Иларион положил начало традиции «печерского монашества» на Руси (жизни и молитвы в пещерах). Еще простым священником в великокняжеском селе Берестове он для уединения уходил в лес близ Киева. Здесь для молитвы в уединении он выкопал себе небольшую, двухсаженную пещерку на берегу Днепра. «Движимый промыслом Божиим», эту пещерку найдет потом афонский монах Антоний, который на этом месте основывает Киево-Печерский монастырь и становится его первым игуменом. С этой пещерки Илариона и начинается знаменитая обитель.

В «Истории Русской церкви» (том 2) митрополита Макария написано: «Как потом он управлял Русскою Церковию в сане митрополита, летописи совершенно молчат. Знаем только, что он освятил храм святого Георгия, построенный в Киеве великим князем Ярославом. Кажется, что и время управления Иларионова Церковию было очень непродолжительное: под 1054 г., описывая погребение великого князя Ярослава в Софийском соборе, летописи говорят только о попах и ни одна – о митрополите, а под 1055 г. новгородские летописцы упоминают уже о митрополите Киевском Ефреме, который производил суд над Новгородским епископом Лукою Жидятою: память об этом событии, непосредственно касавшемся Новгорода, могла верно сохраниться в местных сказаниях и записях. Догадка, что под именем Ефрема скрывается митрополит Иларион, только в схиме, есть одна догадка, и мы не знаем, чтобы митрополиты наши принимали на себя схиму и переменяли свои имена до удаления своего на покой. В Степенной книге и некоторых рукописях митрополит Иларион называется святым, но ниоткуда не видно, чтобы он причтен был к лику святых самою Церковию».

Однако в календаре официального сайта издательства Московской патриархии приведены иные сведения: «Святитель Иларион был погребен в Киевских пещерах. В надписаниях его творений, в рукописных святцах и каталогах святителей, святитель Иларион неизменно именуется святым и предивным чудотворцем. Устойчивое литургическое почитание его как святого засвидетельствовано в службах Киево-Печерским преподобным. Как в службе Собору отцов Ближних пещер (28 сентября) так и в службе всем Киево-Печерским святым (2-я Неделя Великого поста) он перечисляется наравне с другими святыми иерархами Русской Православной Церкви».

К сожалению, биографических сведений о митрополите Илларионе мало. Даже год его кончины летопись не отметила. И только исходя из того, что на погребении князя Ярослава Мудрого († 20 февраля 1054 г.) святителя уже не было, а в 1055 г. в Киев прибыл новый митрополит, считается, что свт. Иларион преставился в 1053/54 г.

+ + +

Отрывки из «Слова о Законе и Благодати»

О Законе, через Моисея данном, и о Благодати и Истине через Иисуса Христа явленной, и как Закон отошел, (а) Благодать и Истина всю землю наполнили, и вера на все народы распространилась, и до нашего народа русского (дошла). И похвала князю нашему Владимiру, которым мы крещены были. И молитва к Богу от всей земли нашей.

…И изгнаны были иудеи и рассеяны по странам, и чада благодатные, христиане, стали наследниками Бога и Отца. Ибо отошел свет луны, когда солнце воссияло, – так и Закон (отошел), когда явилась Благодать; и стужа ночная сгинула, когда солнечное тепло землю согрело. И уже не теснится в Законе человечество, но в Благодати свободно ходит. Ведь иудеи при свече Закона делали свое оправдание, христиане же при благодатном солнце свое спасение созидают.

Так, иудеи тенью и Законом оправдывались, но не спасались, христиане же Истиною и Благодатью не оправдываются, а спасаются. Ибо у иудеев – оправдание, у христиан же – спасение. И поскольку оправдание – в этом мiре, а спасение – в Будущем Веке, иудеи земному радуются, христиане же – сущему на Небесах.

И к тому же, оправдание иудейское скупо было, из-за ревности, не распространялось на другие народы, но только в Иудее одной было. Христианское же спасение благо и щедро простирается во все края земные. Сбылось благословение, ибо старшинство Манассии левой рукою Иаковлевой благословлено было, Ефремово же младшинство – десницей. Хотя и старше Манассия Ефрема, но благословением Иаковлевым меньшим стал. Так и иудейство: хотя и раньше (оно) явилось, но чрез Благодать христианство большим стало. Когда Иосиф сказал Иакову: «На этого, отец, возложи десницу свою, ибо он старше», – Иаков отвечал: «Знаю, чадо, знаю; и он вознесется меж людьми, но брат его меньший больше его станет, и племя его будет во многих народах». Так и произошло. Закон раньше был, и вознесся в малом, и отошел; вера же христианская, явившись после, больше первого стала и распространилась среди многих народов.

И Христова Благодать всю землю объяла и, как вода морская, покрыла ее. И все, отложив старое, обветшавшее в ревности иудейской, нового держатся, по пророчеству Исаии: «ветхое миновало – новое вам возвещаю. Пойте Богу песнь новую и славьте Имя Его от концов земли: и ходящие в море, и плавающие по нему, и острова все». И еще: «работающие на Меня нарекутся именем новым, которое благословится на земле, ибо благословят (они) Бога истинного».

Ведь прежде в одном Иерусалиме (Богу) поклонялись, ныне же – по всей земле. Как сказал Гедеон Богу: если рукой моей спасаешь Израиля – да будет роса на руне только, по всей же земле – сушь. И стало так. Ибо по всей земле сушь была прежде: идольской ложью народы одержимы; и потому росы благодатной не приемлют; только в Иудее знаем был Бог, и во Исраили велие Имя Его, и в Иерусалиме одном прославляем был Бог. Еще же сказал Гедеон Богу: «Да будет сушь на руне только, по всей же земле – роса». И стало так.

Ибо кончилось иудейство, и Закон отошел. Жертвы не приняты, ковчег и скрижали, и очистилище отнято. По всей же земле роса, по всей же земле вера распространилась, дождь благодатный оросил купель пакирождения, (чтобы) сынов своих в нетление облачить…

Поистине, Кто Бог так великий как Бог . Он есть Бог, творящий чудеса! Содеял спасение посреди земли крестом и мукою на месте Лобном, вкусив уксуса и желчи, – да отсечется вкушением горечи преступление и грех сладостного вкушения Адамова от древа! Сотворившие же с Ним сие преткнулись о Него, как о камень, и сокрушились, как и говорил Господь: Упавший на камень сей сокрушится, а на него упадет – его сокрушит. Ибо пришел к ним, во исполнение пророчеств, изреченных о Нем, как и говорил: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. И еще: не нарушить пришел Я , но исполнить. И Хананеянке, иноплеменнице, просящей об исцелении дочери своей, говорил: Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам. Они же называли Его лжецом, и от блуда рожденным, и (силою) веельзевула бесов изгоняющим. Христос слепых у них сделал зрячими, прокаженных очистил, согбенных выпрямил, бесноватых исцелил, расслабленных укрепил, мертвых воскресил. Они же, как злодея, мучили (Его), пригвоздив ко Кресту. И потому пришел на них гнев Божий, смертельный.

Ибо сами они поспешествовали своей погибели. Когда рассказал Спаситель притчу о винограднике и делателях: Что сделает Он с этими виноградарями? – отвечали: злодеев сих предаст злой смерти, а виноградник отдаст другим виноградарям, которые будут отдавать ему плоды во времена свои.

И сами были пророками своей погибели, ибо Он пришел на землю посетить их, и не приняли Его. Поскольку дела их темны были – не возлюбили света: не явились бы дела их, ибо (они) темны. И вот потому-то, подходя к Иерусалиму и увидев град, прослезился Иисус, говоря о нем: «Если бы разумел ты в сей день свой, что к миру твоему! Ныне же сокрыто от очей твоих, что придет срок твой, и возведут враги твои частокол вокруг тебя, и обидят тебя, и окружат тебя отовсюду, и разобьют тебя и чад твоих в тебе за то, что не разумел времени посещения твоего!. И еще: Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и Вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст, – как и произошло, ибо пришли римляне, пленили Иерусалим и разбили его до основания. Погибло с тех пор иудейство, и закон с ним, как вечерняя заря, угас, и рассеяны были иудеи по странам – да не пребудет злое совокупно!

Ведь пришел Спаситель, и не принят был Израилем. И, по евангельскому слову, пришел к своим, и свои Его не приняли. Язычниками же принят был, как сказал Иаков: и Он – чаяние языков, ибо и по рождении Его прежде поклонились Ему волхвы из язычников, а иудеи убить Его искали, из-за Него и (совершилось) избиение младенцев. И сбылось слово Спасителя, что многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом, Исааком и Иаковом в Царстве Небесном; а сыны Царства извержены будут во тьму внешнюю. И еще, что отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его, ибо к ним послал учеников Своих, говоря: идите по всему мiру и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет. Идите, научите все народы, крестя их во Имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать всё, что Я повелел вам.

И подобало Благодати и Истине над новыми народами воссиять. Ибо не вливают, по словам Господним, вина учения нового, благодатного в мехи ветхие, обветшавшие в иудействе: прорываются мехи, и вино вытекает. Не сумевшие удержать тени Закона, столько раз поклонявшиеся идолам, как удержат учение истинной Благодати! Но новое учение – в новые мехи, новые народы: и сберегается то и другое. Так и есть. Ибо вера благодатная по всей земле распространилась и до нашего народа русского дошла. И законническое озеро высохло, евангельский же источник наполнился вод и всю землю покрыл, и до нас разлился. Ведь вот уже и мы со всеми христианами славим Святую Троицу, а Иудея молчит. Христос прославляется, а иудеи проклинаются, язычники приведены, а иудеи отринуты, как сказал (Господь через) пророка Малахию: «Нет Мне нужды в сынах Израилевых, и жертвы от рук их не приму, ибо от востока и запада Имя Мое славится в странах, и на всяком месте фимиам Имени Моему приносится, ибо Имя Мое велико между народами». И Давид: Вся земля да поклонится Тебе и поет Тебе; и: Господи, Господь наш, чудно Имя Твое по всей земле! И уже не идолослужителями зовемся, но христианами; не лишенными надежды, но уповающими на Жизнь Вечную…

И так, будучи чуждыми, мы людьми Божиими нарекались и, бывшие врагами, мы сынами Его прозывались. И не хулим по-иудейски, но по-христиански благословляем, и не собираем совет, чтобы распять (Его), но чтобы Распятому поклониться. Не распинаем Спасителя, но руки к Нему воздеваем. Не прободаем ребр, но от них пьем источник нетления. Не тридцать сребреников наживаем на Нем, но друг друга и весь живот наш Ему предаем. Не таим Воскресения, но во всех домах своих возглашаем: Христос воскресе из мертвых! Не говорим, что (Он) был украден, но (что) вознесся туда, где и был. Не неверуем, но, как Петр, говорим Ему: Ты – Христос, Сын Бога Живаго, и с Фомою: «Ты есть Господь наш и Бог», и с разбойником: «Помяни нас. Господи, во Царствии Твоем!»…

Хвалит же хвалебным гласом римская страна Петра и Павла, от них уверовавшая в Иисуса Христа, Сына Божия, Асия и Эфес, и Патмос – Иоанна Богослова. Индия – Фому, Египет – Марка. Все страны, и города, и народы чтут и славят каждый своего учителя, научившего их православной вере. Похвалим же и мы, по силе нашей, малыми похвалами, великое и дивное сотворившего, нашего учителя и наставника, великого князя земли нашей Владимiра, внука старого Игоря, сына же славного Святослава, которые во времена своего владычества мужеством и храбростью прослыли в странах многих и ныне победами и силою поминаются и прославляются. Ибо не в худой и неведомой земле владычество ваше, но в Русской, о которой знают и слышат во всех четырех концах земли…»

Еще о св. Великом Князе Владиміре:

«Подобный Великому Константину, равный ему умом, равно христолюбивый, равно чтущий служителей Его! Он со святыми отцами Никейского Собора положил Закон людям (всем), ты же с новыми нашими отцами, епископами, собираясь часто, с большим смирением совещался, как среди народа этого, новопознавшего Господа, Закон уставить. Он царство эллинов и римлян Богу покорил, ты же – Русь. Теперь не только у них, но и у нас Христос Царем зовется. Он с матерью своей Еленой Крест от Иерусалима принес (и), по всему мiру своему разослав, веру утвердил. Ты же с бабкой своей Ольгой принес Крест из Нового Иерусалима, Константинова града и, но всей земле своей поставив, утвердил веру. Ибо ты подобен ему».

Полный текст в переводе А. Белицкой:

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25021001

МИТРОПОЛИТ ИЛАРИОН КИЕВСКИЙ

Первый русский митрополит

В сане иеромонаха служил в церкви святых Апостолов в с. Берестово, в котором находилась резиденция киевских князей. По всей видимости, был духовником и соратником Ярослава Мудрого. Порой отлучался из церкви для молитвы в небольшой пещере, близ нее позднее поселился Антоний Печерский, основавший Киево-Печерский монастырь. В 1048 г. сопровождал дочь Ярослава во время визита к французскому королевскому дому. В 1051/1052 г. собор русских епископов возвел его в сан митрополита, что получило противоречивую оценку среди историков. 28 ноября Иларион участвовал в чине освящения церкви святого Георгия, возведенную Ярославым Мудрым в честь своего покровителя. Принимал участие в создании церковного устава князя Ярослава, давшему церкви широкие полномочия. По всей видимости, Иларион скончался еще до смерти великого киевского князя, т.к. его имя не встречается, а в 1055/1056 новым митрополитом стал грек Ефрем.

Автор «Слова о законе и благодати»

Наиболее известным произведением Илариона стало «Слово о законе и благодати», относящееся к 40-м гг. XI в. (сохранилось более 50 списков XV-XVI вв.). Центральное место в послании занимает фигура крестителя Руси, князя Владимира. Именно это позволяет ряду историков высказать гипотезу о произнесении проповеди в день смерти князя Владимира Святославовича в Десятинной церкви, где он был похоронен. Более того, многие выделяют из «Слова о законе и благодати», т.н. «Похвалу кн. Владимиру», как независимое и отдельное произведение. После проповеди, по всей видимости, была прочтена «Молитва святого Илариона», сохранившаяся в ряде рукописей отдельно от «Слова…». В любом случае «Слово…» признается исследователями старейшим оригинальным русским литературным и богословским произведением. Также сохранилось ряд других произведений (например: «Сказания о распространении христианства на Руси»), авторство которых приписывается митрополиту. Художественность его послания, богословское содержание позволяет предполагать получение им образования в Византии (Афоне или Константинополе). Отсутствие в летописях упоминаний о его кончине вызвало предположение в историографии об устранении Илариона с митрополичьей кафедры после смерти покровительствовавшему ему Ярослава Мудрого и удалении в Киево-Печерский монастырь.

Митрополит Иларион Киевский

Святой Илларион. Автор неизвестен

Митрополит Иларион (прозвище Русин) — митрополит Киевский и всея Руси времён Ярослава Мудрого, святитель, древнерусский писатель, мыслитель, церковно-политический деятель.

Русская Церковь была в то время митрополией, входящей в состав Константинопольского патриархата. Первыми митрополитами на Руси были греки, поставление их совершалось в Царьграде.

Великий князь Ярослав Мудрый, собрав епископов, впервые поставил в митрополиты «русина» независимо от Константинополя. Под 1051 г. «Повесть временных лет» сообщает об избрании Илариона общерусским митрополитом (это был первый митрополит Киевский из русского духовенства), до поставления Иларион был священником церкви Святых Апостолов в княжеской пригородной резиденции Берестово.

Иларион был «мужъ благь, книженъ и постникъ», уже известный как автор «Слова о законе и благодати» — замечательного памятника древнерусского торжественного красноречия, содержащего мысли о праве Руси на равенство среди христианских народов и ее месте во всемирной истории.

«Это, — по словам Д С. Лихачева, — совершеннейшее произведение и по глубине своего содержания, и по той блестящей форме, в которую оно облечено: последовательность, логичность, легкость переходов от темы к теме, ритмическая организация речи, разнообразие образов, художественный лаконизм делают «Слово» Илариона одним из лучших произведений мирового ораторского искусства».

Написано оно было между 1037 и 1050 гг. Иларион стал фактическим основателем Киево-Печерского монастыря. Он участвовал вместе с Ярославом Мудрым в создании первой рус. библиотеки при Софийском соборе; был причастен к становлению древнерусской правовой системы; поддерживал Ярослава Мудрого в борьбе за независимость от Византии.

Его перу принадлежат также «Молитва», «Исповедание веры» и «Слово на обновление Десятинной церкви». Иларион прослеживает вселенский ход истории, судьбы христианизируемой Руси и дает объяснение причин и движущих сил эпохальных событий.

Иларион убежден, что мировая история вершится по определенному Богом плану, а само движение ее воплощается в приобщении все новых и новых народов к «благодати» (христианству). Славянам, как и другим народам, уготовано пройти две стадии, два состояния.

Внеприродный источник благодати с неизбежностью ведет древних славян из несовершенного прошлого (язычества) в совершенное будущее (обращение в христианство).

В сочинении едва ли не впервые в христианской литературе звучит идея равенства всех народов. Исключение составляют только нуден, возвеличившие свое превосходство н застывшие в рабском состоянии законности.

Русский монах-летописец. Иллюстрация из кн. История государства Российского

Исходя из идеи равенства всех народов утверждается право молодого славянского народа «быть новыми мехами для старого вина», осуждаются претензии Византии на монопольное обладание «благодатью» и кичливость греков перед «молодыми народами» как лишенными собственной истории варварами.

Иларион высказывает мысль о великом предназначении Руси, ее способности творить великие свершения. С одной стороны, русская история — это часть мировой, а с другой — богатое и славное событиями прошлое, в котором прославляются даже великие деяния языческих князей.

Главным прозрением Илариона стало его утверждение о духовной природе той силы, которая соединила разрозненные славянские племена в единый народ. Митрополит говорит о русском народе как о целостности, объединенной под властью Божией вокруг религиозного христианского начала, идеал которого воплощен в Православной Церкви.

Само “Слово” является едва ли не единственным памятником XI в., в котором употреблено словосочетание “русский народ”, а не обычное для того времени понятие “Русская земля”.

Иларион был давно известен киевлянам как пресвитер княжеской церкви Святых Апостолов в местечке Берестове под Киевом. Там, возможно, и написал он свое знаменитое “Слово о законе и благодати”, ставшее одной из первых попыток христианского осмысления русской истории.

Рождество Христово. Новгородская школа. Первая половина XV в.

Митрополит говорит о Богом определенной роли именно для русского народа, “спотыкавшегося” ранее “на путях погибели”, а ныне “во всех домах своих” восклицающего: “Христос воскресе из мертвых!” Эти-то, славящие Христа, и молят Бога “еще и еще потрудиться и направить нас на путь, заповеданный Им”, то есть открыть, для чего новообращенным дано ощутить и осознать свою общность, для чего определено им быть единым народом, каковы в качестве такового их обязанности.

Иларион недолго занимал митрополичий престол, так как самостоятельное поставление русского митрополита являлось очевидным нарушением обычных правил. Это ли или что другое сыграло свою роль, мы не знаем, однако после смерти Ярослава Мудрого Иларион оставил кафедру, которую с 1055 занимает новый митрополит — грек Ефим.

Иларион же, поселившись в Киево-Печерском монастыре, принял схиму. Душа его давно тяготилась миром и стремилась к созерцанию и безмолвию. Будучи еще пресвитером в Берестове, он, по свидетельству “Повести временных лет”, “ископа печерку малу двусажену” на берегу Днепра на месте, где “бе… лес велик”, и в ней, “приходя с Берестова отпеваше часы и молящеся ту Богу в тайне”.

В обители он переписывал книги в келье преподобного Феодосия, пребывая у него в послушании и спрашивая советов, когда случались затруднения и искушения. Память прп. Илариона, схимника Печерского, Русская Православная Церковь празднует 21 октября.

Русская древняя рукопись. Иллюстрация из кн. История государства Российского стр.8

Настолование митрополита Иллариона (миниатюра Радзивиловской летописи)

ИЛАРИОН

Важнейшие произведения И.- «Слово о законе и благодати» (далее: СЗБ), Молитва, Исповедание веры — входят в сборник посл. трети XV в. ГИМ. Син. № 591 (л. 168-203; тексты имеют общее заглавие: «О законе, Моисеом даннем ему, и о благодати и истине, Исус Христос бывшим. И како закон отъиде, благодать же и истина всю землю исполни, и вера в вся языкы простреся и до нашего языка русскаго. И похвала кагану нашему Владимиру, от негоже крещени быхом. И молитва к Богу от всеа земля нашеа»). Подборка текстов, предположительно восходящая к И., завершается кратким автобиографическим послесловием.

СЗБ датируется большинством исследователей 40-ми гг. XI в. (во всяком случае не ранее 1037, когда была построена упоминаемая в памятнике киевская ц. Благовещения на Золотых воротах, и не позднее 1050, когда скончалась киевская кнг. Ирина, о к-рой говорится как о живой). Помимо первоначальной редакции, сохранившейся в единственном списке ГИМ. Син. № 591, выделяют сокращенную редакцию, в к-рой опущены Похвала кн. Владимиру и текст, связанный с Ярославом Мудрым (по-видимому, составлена в XII-XIII вв., сохр. более чем в 30 списках), а также сокращенно-интерполированную редакцию, в которой при сокращенной исторической части усилено богословское содержание (известна не менее чем в 10 списках XV-XVII вв.). По мнению Н. Н. Розова и Мюллера, СЗБ могло быть пасхальной проповедью. Др. исследователи (напр., Д. С. Лихачёв) полагают, что СЗБ, будучи сказано в киевском соборе Св. Софии, завершалось Молитвой. Мюллер, выделяющий из СЗБ Похвалу кн. Владимиру, полагал, что СЗБ могло быть произнесено в день смерти равноап. кн. Владимира (Василия) Святославича (15 июля) в 1049 или 1050 г. у гробницы крестителя Руси в Десятинной ц.

СЗБ — древнейшее известное оригинальное рус. лит. произведение. В нем в художественно совершенном и богословски обоснованном виде нашла выражение апология новопросвещенной страны и ее крестителя равноап. кн. Владимира. СЗБ начинается с обзора библейской истории человечества: от ветхозаветных событий, отразивших господство в Израиле закона, к новозаветной истории, когда благодать (христ. учение) распространилась по всей земле. Через идею христ. благодати, открытой для всех народов, в сочинении проводится мысль о равенстве новообращенной Руси с др. христ. странами, в первую очередь с Византией.

В Похвале кн. Владимиру, содержащейся в 1-й редакции СЗБ, автор сравнивает св. князя с апостолами. Русская земля восхваляет своего «учителя и наставника» так же, как др. страны — апостолов Петра и Павла, Иоанна Богослова, Фому, Марка. Рус. князь по значению своих деяний в Похвале сближается с равноап. имп. Константином I Великим. И. уподобляет частые совещания Владимира с епископами о том, «како в человецех сих, новопознавшиих Господа, закон уставити», Никейскому Собору, созванному имп. Константином (БЛДР. Т. 1. С. 48). И. указывает 2 обстоятельства, подвигшие св. князя принять крещение: следование примеру Византии («слышано ему бе всегда о благоверьнии земле Гречьске… како единого Бога в Троици чтуть и кланяются» — Там же. С. 44), а также личное благочестие (не живя во время Христа и апостолов, не видя совершаемых ими чудес, Владимир «без всих сих притече к Христу, токмо от благааго съмысла и остроумиа разумев, яко есть Бог един Творець невидимыим и видимыим» — Там же. С. 46). Говоря о Крещении Руси, И. замечает, что одни крестились по убеждению, а другие по приказу — «страхом повелевшааго крещаахуся, понеже бе благоверие его с властию съпряжено». Среди христ. добродетелей Владимира И. выделяет щедрость в милостыне: «Кто исповесть многыя твоа нощныа милостыня и дневныа щедроты… Просящим подаваа, нагыа одевая, жадныа и алчныа насыщая, болящиим всяко оутешение посылаа, должныа искупая, работныим свободу дая» (Там же. С. 48). Похвала завершается рассказом о кн. Ярославе как о продолжателе дел Владимира: «Добр же зело и верен послух сын твои Георгии… иже недоконьчаная твоя наконьча, акы Соломон Давыдова… Виждь же и град, величьством сиающь, виждь церкви цветущи, виждь христианство растуще, виждь град, иконами святыих освещаем и блистающеся, и тимианом обухаем, и хвалами Божесьтвенами и пении святыими оглашаем» (Там же. С. 50). Похвала кн. Владимиру оказала заметное воздействие на жанр похвалы правителю в слав. лит-рах XIII в. Она использована в летописном некрологе владимиро-волынскому кн. Владимиру (Иоанну) Васильковичу в Галицко-Волынской летописи и в Житии св. Симеона Мироточивого (в миру серб. вел. жупан Стефан Неманя), написанном в 1264 г. хиландарским мон. Доментианом.

Начиная с работы И. Н. Жданова 1904 г., СЗБ часто рассматривалось как антивизант. произведение и связывалось с идеологической подготовкой русско-визант. войны 1043-1046 гг. (эта т. зр. получила широкое распространение в историографии советского периода). Некоторые авторы усматривали в СЗБ противопоставление суровому аскетизму Византии менее строгого рус. Православия киевского периода (Присёлков. 1913) и даже отражение симпатий русских к язычеству (Мильков В. В. Иларион и древнерусская мысль // Идейно-филос. наследие Илариона Киевского. К., 1986. Ч. 2. С. 8-40). Данные положения были аргументированно опровергнуты Мюллером (Мюллер. 2000. С. 100-114), к-рому принадлежит наиболее глубокий анализ произведений И. Исследователь показал, что «принадлежность к православной Церкви для Илариона, несомненно, первая, самая высшая ценность, а причастность к народу и государству Руси — вторая… Внутренняя связь Илариона с его землей, народом и государством не приводит его к неприятию других, чужеземных народов и уж ни в коем случае к враждебному отношению к другим христианским народам». Византия названа в СЗБ «благоверной страной Греческой», а К-поль — Новым Иерусалимом. Довольно важным представляется отсутствие в СЗБ антилат. полемики, хотя его составление приходится на время, близкое к разделению Церквей в 1054 г. «Римъскаа страна», к-рая «хвалит же похвальными гласы… Петра и Павла», названа в общем ряду христианских стран. Несмотря на наличие резких антииудейских пассажей, И. высоко оценивает ВЗ и цитирует его книги столь же часто, как и книги НЗ. По мнению Мюллера, СЗБ «могло служить собранием материалов для какого-то антииудейского полемического документа, но само по себе таковым не являлось» (Там же. С. 123), поскольку И. считал, что ушедший в прошлое иудаизм неактуален («иудейство бо преста, и закон отъиде», «Июдея млъчит»). Лишь язычество, традиции к-рого на Руси были сильны, получает у И. полностью негативную оценку — как беззаконие, служение бесам и тьма неведения. В общих выражениях осуждаются «учениа еретическаа» и следование «лжууму коему пророку» (под лжепророком, по-видимому, подразумевается основатель ислама).

Молитва, нередко встречающаяся в рукописях отдельно от СЗБ, посвящена новообращенной Русской земле. Автор благодарит Бога за то, что Он ее «исторг из пагубы идолослужения» (БЛДР. Т. 1. С. 52), и просит и в дальнейшем проявлять Свою милость и покровительство. Исповедание веры, составленное И., очевидно, при его поставлении в митрополиты (это следует из слов И. в конце: «И молите обо мне, честнеи учителе и владыкы Рускы земля» — Там же. С. 60), имеется только в сборнике ГИМ. Син. № 591. Исповедание представляет собой вариант Никео-Цареградского Символа веры, дополненный краткими рассуждениями И. на догматические темы с упоминания определений III-VII Вселенских Соборов, касающихся двух природ Христа и почитания икон.

Есть основания считать И. автором не входящего в сборник ГИМ. Син. № 591 послания «К старейшему ми брату-столпнику» (и выписанного из него «Поучения к отрекшимся мира»), в заглавии к-рого указана принадлежность Илариону. Древнейшие списки «Послания…» (3-я четв. XIV в.- 10-е гг. XV в.) с надписанием: «Илариона, митрополита Киевского» — содержатся в ряде рукописей серб. извода: БАН. Текущие поступления. № 13, 3-я четв. XIV в. (ранее был известен как «Сборник К. Д. Петковича», «Сборник М. П. Петровского», 3-я четв. XIV в.; см.: Сергеев А. Г. Атрибуция некоторых серб. рукописей XIV в. из собрания БАН // Палеография и кодикология: 300 лет после Монфокона: (Мат-лы междунар. науч. конф.). М., 2008. С. 167-168); Белград. НБС. Рс 26, 3-я четв. XIV в.; Афон. Хиландар. № 455, посл. треть XIV в.; Черногория, б-ка мон-ря Савина, № 22, ок. 1418 г. По крайней мере 2 списка (с.-петербургский и хиландарский) происходят из б-ки серб. монастыря Хиландар на Афоне, с момента основания связанного с Русским великомученика Пантелеимона монастырем. Широко представлены в южнославянской традиции XIV-XVIII вв. списки памятника, в заглавии к-рых автор (Иларион) не назван Киевским митрополитом. В восточнослав. традиции памятник известен с более позднего времени, древнейшие списки (пергаменные) датируются нач.- 1-й четв. XV в. (РГБ. Беляев. № 1; РГАДА. Ф. 201. № 16 и др.). В полных рус. списках памятника определение автора как митрополита Киевского неизвестно, однако оно встречается в рукописях XV-XVI вв. при выписке (именуемой «От иного слова») из «Наказания к отрекшимся мира» прп. Илариона Великого (РГАДА. Ф. 196. Оп. 1. № 640; см.: Каталог слав.-рус. рукописных книг XV в., хранящихся в РГАДА. М., 2000. С. 218, 227. № 81). Послание «К старейшему ми брату-столпнику» посвящено различным вопросам монашеской жизни, и в первую очередь взаимоотношению монахов и «мира». Автор убежден, что иноческое житие есть наиболее совершенное проявление христ. веры. Поэтому, апеллируя к авторитету Свящ. Писания и святоотеческих творений, он призывает иноков отрешиться от «мира» — не участвовать в мирских трапезах, не стремиться к достижению монастырских должностей и церковных отличий, не искать милости от светских властей, питаться прежде всего делом рук своих, а не рассчитывать на милостыню от сильных мира сего и богомольцев.

Атрибуция «Послания…» И. отвергалась Н. К. Никольским (Никольский. 1906. С. 92-93) и вслед за ним позднейшими авторами. При этом датировка сочинения домонг. временем ни у кого не вызывала сомнений, т. к. следы его использования находят в памятниках не позднее XII-XIII вв. Предполагалось, что «Послание…» было переведено в Др. Руси с греческого, но греч. оригинал памятника не найден. Против предположения о переводном характере «Послания…» в последнее время был выдвинут ряд веских возражений. Исследуя средневек. авторскую топику, Д. М. Буланин пришел к выводу, что примененная в «Послании…» формула: «Не бо взрастохом в Афинех, ни философии учихомся» — нехарактерна для визант. лит-ры, но широко распространена в древнерус. книжности (Буланин Д. М. Античные традиции в древнерус. лит-ре XI-XVI вв. Мюнхен, 1991. С. 242-243). Кроме того, в средневек. слав. книжности неизвестны случаи атрибуции текстов, написанных греч. почитаемыми авторами, слав. авторам, развитие псевдоэпиграфов шло в противоположном направлении. Важно также, что недавно обнаруженные древнейшие списки «Послания…» с надписанием: «Илариона, митрополита Киевского» — невосточнослав. происхождения: в Болгарии и Сербии в XIV-XV вв. не было стимулов приписывать текст неизвестному и неканонизированному лицу. Во 2-й пол. XVI в. «Послание…» послужило одним из источников Послания царя Иоанна Грозного игумену и братии Кирилло-Белозерского мон-ря.

Ряд произведений аскетического содержания приписывался И. без достаточных оснований исходя из их заглавий, где автором назван «отец наш» «святой» «мних» Иларион (см.: Никольский. 1906. С. 90-122, 511-517; Подскальски. 1996. С. 150-152). По Лихачёву, опиравшемуся на стилистическое и идейное сходство СЗБ с ранним летописанием, И. является наиболее вероятным автором «Сказания о распространении христианства на Руси», которое, по гипотезе исследователя (разделяемой не всеми учеными), было одним из важнейших источников Начальной летописи (см.: Лихачёв Д. С. Рус. летописи и их культурно-историческое значение. М.; Л., 1947. С. 66-70). Возможно (хотя этому нет прямых подтверждений), И. участвовал в переводческой работе, организованной при киевском Софийском соборе кн. Ярославом Мудрым.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх