Помост

Вопросы веры

Как поддержать онкобольного

Управление болью при онкологии: виды местного и общего обезболивания

Обезболивающая терапия при онкологических заболеваниях — один из ведущих методов паллиативной помощи. При правильном обезболивании на любых стадиях развития рака пациент получает реальную возможность сохранять приемлемое качество жизни. Но как должны назначаться обезболивающие препараты, чтобы не произошло необратимого разрушения личности наркотическими средствами, и какие альтернативы опиоидам предлагает современная медицина? Обо всем этом в нашей статье.

Боль как неизменный спутник рака

Боль при онкологии чаще возникает на поздних стадиях заболевания, вначале доставляя пациенту существенный дискомфорт, а впоследствии делая жизнь невыносимой. Около 87% раковых больных испытывают боли той или иной степени выраженности и нуждаются в постоянном обезболивании.

Онкологические боли могут быть вызваны:

  • самой опухолью с поражением внутренних органов, мягких тканей, костей;
  • осложнениями опухолевого процесса (некрозы, воспаления, тромбозы, инфицирование органов и тканей);
  • астенизацией (запоры, трофические язвы, пролежни);
  • паранеопластическим синдромом (миопатия, нейропатия и артропатия);
  • противоопухолевой терапией (осложнение после хирургических операций, химиотерапии и лучевой терапии).

Онкологическая боль также может быть острой и хронической. Возникновение острой боли нередко свидетельствует о возникновении рецидива или распространении опухолевого процесса. Она, как правило, имеет ярко выраженное начало и требует короткого по времени лечения препаратами, дающими быстрый эффект. Хроническая боль при онкологии обычно необратима, имеет тенденцию к усилению и поэтому требует длительной терапии.

По интенсивности боль при раке может быть слабой, умеренной и сильной.

Онкологические боли также могут подразделяться на ноцицептивные и невропатические. Ноцицептивная боль вызывается повреждением тканей, мышц и костей. Невропатическая боль обусловлена поражением или раздражением центральной и/или периферической нервной системы.

Невропатические боли возникают спонтанно, без видимых причин и усиливаются при психоэмоциональных переживаниях. Во время сна они, как правило, ослабевают, тогда как ноцицептивная боль не изменяет своего характера.

Медицина позволяет достаточно эффективно управлять большинством видов боли. Одним из лучших способов контроля боли является современный комплексный подход, сочетающий медикаментозные и немедикаментозные методы обезболивания при раке. Роль обезболивания в терапии онкологических заболеваний является исключительно важной, поскольку боль у раковых больных не является защитным механизмом и не носит временного характера, причиняя человеку постоянные страдания. Обезболивающие препараты и методики применяют для того, чтобы предотвратить негативное воздействие боли на пациента и по возможности сохранить его социальную активность, создать приближенные к комфортным условия существования.

Выбор метода обезболивания при раке: рекомендации ВОЗ

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) разработала трехступенчатую схему обезболивания онкологических больных, в основе которой лежит принцип последовательности применения препаратов в зависимости от интенсивности боли. Очень важным является немедленное начало фармакотерапии при первых признаках появления боли, чтобы предупредить ее трансформацию в хроническую. Переход со ступени на ступень необходимо производить только в тех случаях, когда лекарственный препарат неэффективен даже в своей максимальной дозировке.

  1. Первая ступень — слабая боль. На этом этапе больному назначают нестероидные противовоспалительные средства (НПВС). К ним относятся всем известные анальгин, аспирин, парацетамол, ибупрофен и многие другие более сильные препараты. Режим приема подбирают исходя из особенностей заболевания и индивидуальной непереносимости тех или иных средств. Если препарат этой группы не дает нужного эффекта, не следует сразу переходить к наркотическим обезболивающим. Рекомендуется выбирать анальгетик следующей ступени по градации ВОЗ:
  • парацетамол — 4 раза в сутки по 500–1000 мг;
  • ибупрофен — 4 раза в сутки по 400–600 мг;
  • кетопрофен — 4 раза в сутки по 50–100 мг;
  • напроксен — до 3 раз в сутки по 250–500 мг.

При назначении НПВС следует учитывать, что они способны вызывать кровотечения в желудочно-кишечном тракте, поэтому обезболивание путем сильного увеличения дозы недопустимо.

  1. Вторая ступень — умеренная боль. На этом этапе, чтобы снять боль при раке, к препаратам НПВС добавляют слабые опиаты, такие как кодеин, трамадол (трамал). Эта комбинация помогает существенно повысить эффект каждого лекарственного средства. Особенно действенной является комбинация неопиоидных анальгетиков с трамадолом. Трамадол может применяться как в виде таблеток, так и в инъекциях. Инъекции рекомендуют тем пациентам, у которых трамадол в таблетках вызывает тошноту. Возможно применение трамадола с димедролом в одном шприце и трамадола с реланиумом в разных шприцах. При обезболивании этими препаратами обязательно нужно контролировать артериальное давление.
    Применение слабых опиатов совместно с НПВС помогает достичь обезболивания путем использования меньшего количества наркотических средств, поскольку они воздействуют на центральную нервную систему, а НПВС — на периферическую.
  2. Третья ступень — сильная и нестерпимая боль. Назначают «полноценные» наркотические анальгетики, поскольку препараты первых двух ступеней необходимого действия не оказывают. Решение о назначении наркотических анальгетиков принимает консилиум. Обычно в качестве лекарственного средства используется морфин. В некоторых случаях назначение этого препарата является оправданным, но следует помнить, что морфин — сильный наркотик, вызывающий привыкание. Кроме того, после его использования более слабые анальгетики необходимого эффекта уже не дадут, и дозу морфина придется наращивать. Поэтому до назначения морфина следует проводить обезболивание менее сильными наркотическими анальгетиками, такими как промедол, бупронал, фентонил. Прием наркотических препаратов при обезболивании следует производить строго по часам, а не по требованию больного, поскольку в противном случае пациент за короткий промежуток времени может дойти до максимальной дозы. Препарат применяется перорально, внутривенно, подкожно или трансдермально. В последнем случае используется обезболивающий пластырь, пропитанный анальгетиком и наклеиваемый на кожу.

Внутримышечные инъекции наркотических анальгетиков очень болезненны и не обеспечивают равномерного всасывания препарата, поэтому этого способа следует избегать.

Для достижения максимального эффекта следует вместе с анальгезирующими средствами использовать и адъювантные, такие как кортикостероиды, нейролептики и антиконвульсанты. Они усиливают эффект обезболивания в том случае, если боль вызвана поражениями нервов и нейропатией. При этом доза обезболивающих может быть существенно уменьшена.

Чтобы выбрать правильный метод обезболивания следует, прежде всего, оценить боль и уточнить ее причину. Боль оценивается путем вербального опроса пациента или по зрительной аналоговой шкале (ЗАШ). Эта шкала представляет собой 10-сантиметровую линию, на которой больной отмечает уровень испытываемой боли от показателя «нет боли» до «самая сильная боль».

В оценке болевого синдрома врач также должен ориентироваться на следующие показатели состояния пациента:

  • особенности роста опухоли и их связь с болевым синдромом;
  • функционирование органов, влияющих на активность человека и качество его жизни;
  • психическое состояние — тревожность, настроение, болевой порог, коммуникабельность;
  • социальные факторы.

Кроме того, врач обязательно должен собрать анамнез и провести физикальное обследование, включающее:

  • этиологию боли (рост опухоли, обострение сопутствующих заболеваний, осложнения в результате лечения);
  • локализацию очагов боли и их количество;
  • время появления боли и ее характер;
  • иррадиацию;
  • методы лечения боли в анамнезе;
  • наличие депрессии и психологических расстройств.

При назначении обезболивания врачами иногда допускаются ошибки в выборе схемы, причина которых кроется в неправильном установлении источника боли и ее интенсивности. В некоторых случаях это происходит по вине пациента, который не хочет или не может правильно описать свои болевые ощущения. Среди типичных ошибок можно выделить:

  • назначение опиоидных анальгетиков в тех случаях, когда можно обойтись менее сильными препаратами;
  • неоправданное увеличение дозы;
  • неправильный режим приема обезболивающих средств.

При грамотно выбранной схеме обезболивания не происходит разрушения личности пациента, при этом его общее состояние значительно улучшается.

Виды местного и общего обезболивания при онкологии

Общее обезболивание (аналгезия) — это состояние, характеризующееся временным выключением болевой чувствительности всего организма, вызванное воздействием наркотических веществ на центральную нервную систему. Больной находится в сознании, но поверхностная болевая чувствительность отсутствует. Общее обезболивание устраняет осознанное восприятие боли, но не обеспечивает блокады ноцицептивных импульсов. Для общего обезболивания в онкологии применяются в основном фармакологические препараты, принимаемые перорально или путем инъекций.

Местное (регионарное) обезболивание основывается на блокировании болевой чувствительности на определенном участке тела пациента. Применяется для лечения болевых синдромов и в комплексной терапии травматического шока. Один из видов регионарной анестезии — блокада нервов местными анестетиками, при которой препарат вводится в область крупных нервных стволов и сплетений. При этом устраняется болевая чувствительность в области блокируемого нерва. Основные препараты — ксикаин, дикаин, новокаин, лидокаин.

Спинальное обезболивание — один из видов местной анестезии, при котором раствор препарата вводят в позвоночный канал. Анестетик действует на нервные корешки, в результате чего происходит анестезия части тела, находящейся ниже места прокола. В том случае, если относительная плотность введенного раствора меньше плотности спинномозговой жидкости, то возможно обезболивание и выше места пункции. Вводить препарат рекомендуется до позвонка Т12, поскольку в противном случае может произойти нарушение дыхания и деятельности сосудодвигательного центра. Точным показателем попадания обезболивающего препарата в позвоночный канал является вытекание жидкости из иглы шприца.

Эпидуральные методики — вид местного обезболивания, при котором анестезирующие средства вводятся в эпидуральное — узкое пространство, находящееся снаружи позвоночного канала. Обезболивание обуславливается блокадой спинномозговых корешков, спинальных нервов и непосредственным воздействием обезболивающих средств. При этом не оказывается воздействия ни на головной, ни на спинной мозг. Обезболивание захватывает большую зону, поскольку препарат опускается и поднимается по эпидуральному пространству на весьма значительное расстояние. Такой вид обезболивания может проводиться однократно через иглу шприца или многократно через установленный катетер. При подобном методе с использованием морфина требуется доза во много раз меньше дозы, применяемой при общем обезболивании.

Нейролизис. В тех случаях, когда больному показана постоянная блокада, проводится процедура нейролизиса нервов, основанная на денатурации белков. При помощи этилового спирта или фенола разрушаются тонкие чувствительные нервные волокна и другие виды нервов. Эндоскопический нейролизис показан при хроническом болевом синдроме. В результате процедуры возможно повреждение окружающих тканей и сосудов, поэтому он назначается только тем больным, у которых исчерпаны все другие возможности обезболивания и с предполагаемым сроком жизни не более полугода.

Введение препаратов в миофасциальные триггерные пункты. Триггерными пунктами называют небольшие уплотнения в мышечных тканях, возникающие в результате различных заболеваний. Боль возникает в мышцах и фасциях (тканевой оболочке) сухожилий и мышц. Для обезболивания применяют медикаментозные блокады с применением прокаина, лидокаина и гормональных средств (гидрокортизон, дексаметазон).

Вегетативные блокады являются одним из эффективных местных методов обезболивания при онкологии. Как правило, они используются при купировании ноцицептивной боли и могут применяться для любого отдела вегетативной нервной системы. Для проведения блокад используются лидокаин (эффект 2–3 часа), ропивакаин (до 2 часов), бупивакаин (6–8 часов). Вегетативные медикаментозные блокады также могут быть однократными или курсовыми в зависимости от тяжести болевого синдрома.

Нейрохирургические подходы применяются в качестве метода местного обезболивания при онкологии в том случае, когда паллиативные средства не справляются с болью. Обычно такое вмешательство применяется для разрушения путей, по которым болевые ощущения передаются от пораженного органа к головному мозгу. Этот метод назначается довольно редко, поскольку может вызвать серьезные осложнения, выражающиеся в нарушении двигательной активности или чувствительности определенных участков тела.

Анальгезия, контролируемая пациентом. По сути, к анальгезии такого типа можно отнести любой метод обезболивания, при котором больной сам контролирует потребление анальгетиков. Самая распространенная ее форма — это применение в домашних условиях ненаркотических препаратов типа парацетамола, ибупрофена и других. Возможность самостоятельно принимать решение об увеличении количества препарата или его замене в случае отсутствия результата дает пациенту ощущение владения ситуацией и снижает тревогу. В стационарных условиях под контролируемой анальгезией понимают установку инфузионного насоса, который подает больному дозу внутривенного или эпидурального обезболивающего каждый раз, когда тот нажимает кнопку. Количество подач лекарства в сутки ограничено электроникой, особенно это важно для обезболивания при помощи опиатов.

Обезболивание при онкологии — одна из важнейших проблем здравоохранения во всем мире. Эффективная борьба с болью является первоочередной задачей, сформулированной ВОЗ, наряду с первичной профилактикой, ранним выявлением и лечением заболевания. Назначение вида противоболевой терапии проводится только лечащим врачом, самостоятельный выбор препаратов и их дозировки недопустим.

Если друг оказался вдруг … в больнице — 13 идей подарков больному

Выбрать подарок человеку, который лежит в больничной палате, дело ответственное и важное. Презент должен в себе совмещать 2 задачи: оказать больному моральную поддержку и обрадовать его. Ведь когда люди болеют, то их моральный дух сильно ослабевает. Особенно угнетает обстановка вокруг, а подарок может хоть на ненадолго приблизить одариваемого к уютной домашней обстановке. Возможно, развеселить, рассмешить его, почувствовать себя нужным

1. Веселые шары

Если вы не знаете, как поднять настроение болеющему человеку, то купите дюжину разноцветный воздушных шаров и разрисуйте их. Пусть это будут всякие смешные рожицы, «кривляки», веселые юмористические надписи и прочее.

Друг очень обрадуется такому милому презенту, да и настроение его существенно улучшится. А ведь не секрет, что хорошее настроение помогает быстрее справиться с болезнью.

2. Книга с секретом

Если ваш друг любит читать (книги, журналы), то подарите ему произведение любимого писателя или же новенький журнал. Но пусть ваш подарок будет не банальным — включите креативное мышление, чтобы он не превратился в простое дарение, не вызывающее положительных эмоций.

Вложите в книгу листики разноцветной бумаги, на которых каждый товарищ больного пускай напишет свои пожелания о скорейшем выздоровлении. Поверьте, такой презент обрадует больного.

3. Головоломки, кроссворды

Еще одна хорошая идея для презента человеку, находящемуся на лечении в больнице — головоломка в подарок. Это может быть «пятнашка» (помните из детства?), кубик-рубик, кроссворды и какие-то другие предметы.

Можете не сомневаться, что ваш друг обрадуется подарку, ведь в больнице практически нет развлечений, а такой презент придется кстати.

4. Корзинка с полезными вкусностями

Больному всегда нужно кушать как можно больше витаминов — это слагающая успешного выздоровления. Поэтому поинтересуйтесь у лечащего врача, что можно их фруктов или продуктов вашему другу, и подарите ему целую корзинку «радости».

Обязательно красиво ее украсьте — цветной яркой бумагой, ленточками, красивым полотенечком. Все это мило и порадует больного.

5. Hand-made в подарок болеющему другу

Нет ничего лучше, чем презент, изготовленный своими руками. Не забывайте о том, что развлечений у вашего друга в больнице мало — их практически нет. Поэтому будет великолепно, если он сможет чем-либо занять себя во время пребывания в этом не слишком приятном заведении.

Если это девушка, то ей можно подарить набор для вышивания, вязальные спицы с нитками, наборы для плетения макраме и т.д. Парню же понравится что-то, что связано со сбором маленьких машинок, какой-то оригинальный конструктор.

6. Музыка помогает выздороветь

Хорошим подарком тому, кто лежит в больнице, будет музыкальный плеер или же диск с его любимой музыкой (если у больного есть на чем его слушать, возможно, ноутбук или нетбук).

Проявите фантазию, когда будете закачивать музыку. И не забывайте о том, что другу сейчас важны позитивные слова. Поэтому в перерывах между песнями вы можете записать свои коротенькие аудио обращения к нему, со словами поддержки и пожеланиями скорейшего выздоровления.

7. Говорящий хомяк

Чем порадовать больного друга, который тоскует на больничной койке уж не первый день? Конечно же, веселым, заводным подарком. Мы предлагаем вам презентовать ему удивительную игрушку — говорящего хомячка.

Поверьте, такого задористого смеха вы никогда не слышали от своего товарища — хомячок будет поднимать ему настроение каждый день. Этот «повторюшка» поможет выздороветь даже тяжелобольному человеку, ведь смех лечит и продлевает жизнь.

8. Привет от друзей — плакат радости

Не все товарищи могут навестить больного друга в больнице, да и это заведение не подразумевает, что можно ходить толпой и веселить кого-то. Поэтому мы предлагаем вам оригинальную идею подарка, который поднимет настроение однозначно.

Презентуйте болеющему другу большой плакат, на котором будут размещены фото всех его товарищей. Возможно, кто-то просто скорчит рожицу, а кто-то «нарисует мысли» в виде облачка со словами пожеланий. Во всяком случае, настроение у больного существенно улучшится.

9. Веселая подушка

Больничные условия не всегда отождествляют уют и комфорт, чаще всего — наоборот. Поэтому внесите нотку радости и веселья в эту унылую обстановку — подарите другу веселую подушку.

Пусть она будет пошита в виде смешного мультяшного героя или просто на ней будут нарисованы красивые картинки. Кстати, на подушке можно написать пожелания от всей вашей дружной компании.

10. Теплые носки и шарфик

Если друг оказался в больнице зимой, то самым подходящим подарком будут вязаные носки и шарфик. Но не простые, а с какими-то смешными элементами. Например, носки могут быть связаны в виде «слоников», с длинным хоботком, а шарфик может иметь прикольные помпоны.

Если у вас есть навыки вязания, то изготовьте подарок своими руками — свяжите сами какую-либо теплую вещь. Будет ли носить ее больной или нет — не известно, но вот настроение его улучшится однозначно.

11. Витаминки счастья

Еще одна идея, которая порадует больного друга и поднимет ему настроение — витаминки счастья. Обычную коробочку с витаминами можно украсить прикольными наклейками, например, с надписью «Био добавка к жизни» и т.п. И непременно вложите в коробочку инструкцию к этому «улыбазолу».

12. Шкатулка для пилюль

Зачастую все таблетки и лекарства разбросаны на прикроватной тумбочке больного, либо же лежат в пакетике. И когда нужно принимать лекарство, начинается настоящее шоу — попробуй-ка отыщи в пакете малюсенькую таблеточку.

Подарите другу шкатулку со смешной надписью, в которую он сможет поместить все препараты, разложить их по отделам.

13. Необычная кружка-поилка

Если вашему товарищу лечащий врач прописал постельный режим, то ему никак не обойтись без кружки-поилки. Она имеет специальный носик, поэтому друг не прольет на себя чай или воду, когда будет пить.

А для того, чтобы удобство сочеталось с хорошим настроением в этом подарке, сделайте на кружке индивидуальную надпись — в любой сувенирной лавке это сделают в считанные минуты.

Болеть всегда плохо: самочувствие ужасное, настроение на нуле, хочется внимания и заботы. Положительные эмоции, веселье, смех помогают прогнать болезнь прочь. Так подарите же своему другу (подруге) минутки радости. Он и сам не заметит, как выздоровеет.

Умирающие от рака – 10 советов близким людям

Терминальная стадия рака – это приговор. Момент, когда врачи разводят руками и признают свое поражение становится для близких самым страшным. И здесь возникает дилемма – сообщать ли самому больному о том, что надежды не осталось? Как себя вести? Где найти силы для поддержки? И как помочь самому больному прожить оставшееся время?

  • Самое первое, о чем стоит вспомнить – это свобода выбора. Когда мы пытаемся решить, даже за очень близкого и любимого человека, как он отреагирует на то или иное событие, мы берем на себя ответственность большую, чем можем себе позволить. Каждый проживает свою жизнь. Поэтому если вы спрашиваете себя стоит ли сообщать о том, сколько осталось времени – лучше сообщить. Человек должен сам решить, как он проведет это время. Возможно, у него есть планы и дела, которые он откладывал на последний момент. Не забывайте, что человек и сам знает, что он страдает от болезни, которая может быть смертельной. Значит он уже рассматривал вариант того, что может умереть.
  • Второе – будьте искренни в своих эмоциях. Нет ничего более пугающего для умирающего человека, чем трусость близких. Если вы понимаете, что не можете справиться с эмоциями – подключите психотерапевта. Присутствие не включенной эмоционально фигуры помогает сохранить равновесие всем.
  • Третье – не избегайте разговоров о смерти. Если Ваш близкий человек хочет поговорить – будьте рядом, говорите с ним об этом. Смерть пугает всех. Для человека, понимающего, что ему осталось жить ограниченное количество времени, мысль о смерти не дает покоя. Попытки близких отвлечь приводят лишь к тому, что умирающий замыкается в себе и погружается в свой страх в одиночестве. Проговаривая из раза в раз свои мысли и чувства, он делает попытки принять неизбежное.
  • Четвертое – помогите ему сохранить достоинство. Если он не хочет никого видеть, то не настаивайте. Смерть редко бывает красивой. Смерть от рака еще и болезненна. Если Ваш близкий просит оградить его от контактов – позвольте ему это, позаботьтесь о нем.
  • Пятое – заботьтесь о себе. Если умирает Ваш любимый человек, Вы не обязаны сидеть рядом с ним круглосуточно. Это трудно понять и осмыслить. Эта фраза может вызвать гнев, но находясь постоянно рядом, Вы лишаете себя сил для его поддержки. Вы “падаете” в жалость к себе и к нему. Периодически отлучаясь, разрешая себе продолжать жить, Вы избавляете себя и больного от чувства жалости к себе, чувства вины.
  • Шестое – если Ваш близкий человек готов, предложите ему обсудить его похороны и его распоряжения относительно имущества. Выслушайте все пожелания. Дайте ему возможность почувствовать, что он может что-то еще контролировать и чем-то управлять. Церемония похорон – это символ. Символ перехода к другому существованию, символ прощания. Попрощайтесь с ним так, как это нравится ему.
  • Седьмое – предложите Вашему близкому человеку написать письма тем, с кем он хотел бы попрощаться. Не просто письма, а напутствия, которые могут остаться и после смерти. Которые сохранят его в памяти людей.
  • Восьмое – если позволяет физическое состояние больного, попробуйте исполнить его заветное желание.
  • Девятое – если Вы – люди верующие, то позвольте Вашему близкому исповедаться и принять причастие. Общение с духовником может помочь справиться со страхом смерти и обрести надежду на бессмертие души.
  • Десятое – составьте для себя четкий план действий на время похорон и обязательно после. Время после похорон – самое тяжелое. Когда у вас есть четкий план действий, то первое время Вы можете просто придерживаться его пунктов. Это создает ощущение контроля и безопасности. Смерть близкого человека неизбежно сталкивает нас с мыслью о собственной уязвимости и смертности.

“Не бойтесь говорить о смерти”: психолог о том, как быть близким онкопациента

— Мне звонит женщина и говорит: «Врачи поставили диагноз — у мамы рак. Как мне ей об этом сказать?! Она ничего не знает», — рассказывает о случае из своей практики психолог, онкопациентка, основатель группы помощи людям с раковыми заболеваниями «Жить» Инна Малаш.

Инна Малаш. Фото из архива героини публикации.

— Я спрашиваю: «Что вы сами чувствуете, как переживаете это событие?». В ответ — плачет. После паузы: «Я не думала, что столько чувствую. Главным было поддержать маму».

Но только после того как прикоснешься к своим переживаниям, появится ответ на вопрос: как и когда говорить с мамой.

Переживания родственников и онкопациентов одинаковые: страх, боль, отчаяние, бессилие… Они могут сменяться надеждой и решительностью, а потом возвращаться вновь. Но родные часто отказывают себе в праве на чувства: «Это моему близкому плохо — он болен, ему труднее, чем мне». Кажется, что свои эмоции проще контролировать и игнорировать. Ведь так трудно быть рядом, когда плачет близкий, родной и любимый человек. Когда он испуган и говорит о смерти. Хочется остановить его, успокоить, уверить, что все будет хорошо. И именно в этой точке начинается либо близость, либо отстранение.

Чего на самом деле ждут онкобольные от близких и как родным не разрушить свою жизнь в попытке спасти чужую — в нашем разговоре.

Самое правильное — быть собой

— Шок, отрицание, гнев, торги, депрессия — близкие и онкопациентка проходят одни и те же стадии принятия диагноза. Но периоды проживания стадий у онкопациентки и ее близких могут не совпадать. И тогда чувства входят в диссонанс. В этот момент, когда ресурсов для поддержки совсем нет или их очень мало, трудно понять и согласиться с желаниями другого.

Тогда родственники ищут информацию, как «правильно» говорить с человеком, у которого онкология. Это «правильно» необходимо близким как опора — хочется защитить родного человека, уберечь от болезненных переживаний, не столкнуться с собственным бессилием. Но парадокс в том, что «правильного» нет. Каждому придется искать в диалоге свой, уникальный путь понимания. И это непросто, потому что у онкопациентов появляется особая чувствительность, особое восприятие слов. Самое правильное — быть собой. Вероятно, это труднее всего.

«Я точно знаю: тебе надо изменить схему лечения/питание/отношение к жизни — и ты поправишься»

Для чего близкие любят давать такие советы? Ответ очевиден — чтобы сделать как лучше — удержать ситуацию под контролем, исправить ее. На самом деле: родные и близкие, которые столкнулись со страхом смерти и собственной уязвимостью, с помощью этих советов хотят проконтролировать завтрашний и все последующие дни. Это помогает справиться с собственной тревогой и бессилием.

Раздавая советы по лечению, образу жизни, питанию, родные подразумевают: «Я люблю тебя. Я боюсь тебя потерять. Я очень хочу тебе помочь, я ищу варианты и хочу, чтобы ты попробовал все, чтобы тебе стало легче». А онкопациентка слышит: «Я точно знаю, как надо тебе!». И тогда женщина чувствует, что ее желания никто не учитывает, все лучше знают, как ей быть… Как будто она неживой объект. В результате онкопациентка замыкается и отстраняется от близких.

«Крепись!»

Что мы подразумеваем, когда говорим онкобольной «держись!» или «крепись!»? Другими словами мы хотим ей сказать: «Мне хочется, чтобы ты жила и победила болезнь!». А она слышит эту фразу иначе: «Ты в этой борьбе одна. Ты не имеешь права бояться, быть слабой!». В этот момент она чувствует изоляцию, одиночество — ее переживания не принимают.

Фото: blog.donga.com

«Успокойся»

С раннего детства нас учат контролировать свои чувства: «Не радуйся слишком сильно, как бы плакать не пришлось», «Не бойся, ты уже большая». Но не учат быть рядом с тем, кто испытывает сильные переживания: плачет или гневается, говорит о своих страхах, особенно о страхе смерти.

И в этот момент обычно звучит: «Не плачь! Успокойся! Не говори ерунды! Чего ты себе в голову набрала?».

Мы хотим уклониться от лавины горя, а онкопациентка слышит: «Так нельзя себя вести, я тебя не принимаю такой, ты одинока». Она чувствует вину и стыд — зачем делиться этим, если близкие не принимают ее чувств.

«Хорошо выглядишь!»

«Хорошо выглядишь!», или «По тебе и не скажешь, что ты болеешь» — кажется естественным поддержать комплиментом женщину, которая проходит через испытание болезнью. Мы хотим сказать: «Ты отлично держишься, ты осталась собой! Я хочу тебя приободрить». А женщина, которая проходит химиотерапию, порой чувствует себя после этих слов как симулянтка, которой нужно доказывать свое плохое самочувствие. Было бы здорово говорить комплименты и при этом спрашивать о том, как она себя чувствует на самом деле.

«Все будет хорошо»

В этой фразе человеку, который болеет, легко почувствовать, что другому неинтересно, как дела на самом деле. Ведь у онкопациента другая реальность, его сегодня — неизвестность, непростое лечение, восстановительный период. Родным кажется, что нужны позитивные установки. Но они повторяют их из собственного страха и беспокойства. «Все будет хорошо» онкопациентка воспринимает с глубокой грустью, и ей не хочется делиться тем, что у нее на душе.

Говорите о своих страхах

Как говорил котенок по имени Гав: «Давай вместе бояться!». Быть откровенным очень трудно: «Да, мне тоже очень страшно. Но я рядом», «Я также чувствую боль и хочу разделить ее с тобой», «Я не знаю, как будет, но я надеюсь на наше будущее». Если это подруга: «Мне очень жаль, что так случилось. Скажи, будет ли тебе поддержкой, если я буду тебе звонить или писать? Мне можно поныть, пожаловаться».

Целительными могут быть не только слова, но и молчание. Вы только представьте, как это много: когда рядом есть тот, кто принимает всю вашу боль, сомнения, печали и все отчаяние, которое у вас есть. Не говорит «успокойся», не обещает, что «все будет хорошо», и не рассказывает, как оно у других. Он просто рядом, он держит за руку, и ты чувствуешь его искренность.

Фото: vesti.dp.ua

Говорить о смерти так же трудно, как говорить о любви

Да, очень страшно услышать от близкого человека фразу: «Я боюсь умереть». Первая реакция — возразить: «Ну что ты!». Или остановить: «Даже не говори об этом!». Или игнорировать: «Пойдем лучше дышать воздухом, есть здоровую еду и восстанавливать лейкоциты».

Но онкопациентка от этого не перестанет думать о смерти. Она просто будет переживать это в одиночестве, наедине с собой.

Естественнее спросить: «Что ты думаешь о смерти? Как ты это переживаешь? Чего тебе хочется и как ты это видишь?». Ведь мысли о смерти — это мысли о жизни, о времени, которое хочется потратить на самое ценное и важное.

В нашей культуре смерть и все, что с ней связано — похороны, подготовка к ним, — табуированная тема. Недавно одна из онкопациенток сказала: «Я, наверное, ненормальная, но мне хочется поговорить с мужем про то, какие я хочу похороны». Почему ненормальная? Я вижу в этом заботу о близких — живых. Ведь та самая «последняя воля» живым нужнее всего. В этом столько невысказанной любви — говорить о ней так же трудно, как о смерти.

И если близкий, у которого онкология, хочет поговорить с вами про смерть — сделайте это. Конечно, это невероятно трудно: в этот момент и ваш страх смерти очень силен — именно поэтому хочется уйти от такого разговора. Но все чувства, в том числе и страх, боль, отчаяние, имеют свой объем. И они заканчиваются, если проговорить их. Совместное проживание таких непростых чувств делает нашу жизнь подлинной.

Фото: pitstophealth.com

Рак и дети

Многим кажется, что дети ничего не понимают, когда близкие болеют. Понимают они действительно не все. Но зато все чувствуют, улавливают малейшие перемены в семье и очень нуждаются в пояснениях. А если объяснений нет, они начинают проявлять свое беспокойство: фобии, ночные кошмары, агрессия, снижение успеваемости в школе, уход в компьютерные игры. Часто это единственный способ для ребенка донести, что он тоже переживает. Но взрослые зачастую понимают это не сразу, потому что жизнь сильно изменилась — много забот, много эмоций. И тогда они начинают стыдить: «Да как ты себя ведешь, маме и так плохо, а ты…». Или винить: «Из-за того, что ты так поступил, маме стало еще хуже».

Взрослые могут отвлечься, поддержать себя своим хобби, походом в театр, встречей с друзьями. А дети этой возможности лишены в силу своего маленького жизненного опыта. Хорошо, если они хоть как-то отыгрывают свои страхи и одиночество: рисуют ужастики, могилы и кресты, играют в похороны… Но ведь и в этом случае как реагируют взрослые? Они напуганы, растеряны и не знают, что сказать ребенку.

«Мама просто уехала»

Знаю случай, когда ребенку-дошкольнику не объяснили, что происходит с мамой. Мама болела, и болезнь прогрессировала. Родители решили не травмировать ребенка, сняли квартиру — и ребенок стал жить с бабушкой. Объяснили ему просто — мама уехала. Пока мама была жива, она ему звонила, а потом, когда умерла, папа вернулся. Мальчик не был на похоронах, но он видит: бабушка плачет, папа не в состоянии с ним разговаривать, периодически все куда-то уезжают, о чем-то молчат, они переехали и сменили детский сад. Что он чувствует? Несмотря на все уверения в маминой любви — предательство с ее стороны, очень много злости. Сильную обиду, что его бросили. Потерю контакта со своими близкими — он чувствует: они от него что-то утаивают, и он им уже не доверяет. Изоляцию — не с кем поговорить о своих чувствах, потому что все погружены в свои переживания и никто не объясняет, что случилось. Я не знаю, как сложилась судьба этого мальчика, но мне так и не удалось убедить отца поговорить с ребенком о маме. Не удалось донести, что дети очень переживают и часто винят себя, когда в семье происходят непонятные перемены. Я знаю, что для маленького ребенка это очень тяжелая утрата. Но горе утихает, когда оно разделено. У него такой возможности не было.

Фото: gursesintour.com

«Нельзя веселиться — мама болеет»

Оттого, что взрослые не спрашивают у детей о том, что они чувствуют, не объясняют перемены дома, дети начинают искать причину в себе. Один мальчик, младший школьник, слышит только, что мама болеет — нужно вести себя тихо и ничем ее не расстраивать.

И вот этот мальчик рассказывает мне: «Я сегодня играл с друзьями в школе, было весело. А потом вспомнил — мама болеет, мне же нельзя веселиться!».

Что в этой ситуации стоит сказать ребенку? «Да, мама болеет — и это очень печально, но здорово, что у тебя есть друзья! Здорово, что тебе было весело и ты сможешь рассказать маме что-то хорошее, когда вернешься домой».

Мы говорили с ним, 10-летним, не только про радость, но про зависть, про злость к другим, когда они не понимают, что с ним и как дела у него дома. Про то, как ему бывает грустно и одиноко. Я чувствовала, что со мной не маленький мальчик, а мудрый взрослый.

Позитивные эмоции, полученные из внешнего мира — ресурс, который может очень поддержать онкопациентку. Но и взрослые, и дети отказывают себе в удовольствиях и радостях, когда болеет близкий. Но лишая себя эмоционального ресурса, вы не сможете поделиться энергией с родным человеком, который в ней нуждается.

«Как ты себя ведешь?!»

Помню мальчика-подростка, который где-то услышал, что рак передается воздушно-капельным путем. Никто из взрослых не поговорил с ним об этом, не сказал, что это не так. И когда мама захотела его обнять, он отшатнулся и сказал: «Не обнимай меня, я не хочу потом умереть».

И взрослые очень его осуждали: «Как ты себя ведешь! Какой ты малодушный! Это твоя мама!».

Мальчик остался один со всеми своими переживаниями. Сколько боли, вины перед мамой и невыраженной любви у него осталось.

Я объясняла родным: его реакция естественна. Он не ребенок, но еще не взрослый! Несмотря на мужской голос и усы! Очень трудно самостоятельно прожить такую большую утрату. Спрашиваю отца: «А что вы думаете о смерти?». И понимаю, что он сам боится даже произнести слово смерть. Что проще отрицать, чем признать ее существование, своё бессилие перед ней. В этом столько боли, столько страха, печали и отчаяния, что он хочет безмолвно опереться на сына. На испуганного подростка опереться невозможно — и поэтому вылетели такие слова. Я очень верю, что им удалось поговорить друг с другом и найти взаимную опору в их горе.

Рак и родители

Пожилые родители часто живут в своем информационном поле, где слово «рак» равносильно смерти. Они начинают оплакивать своего ребенка сразу после того, как узнают его диагноз — приходят, молчат и плачут.

Это вызывает сильную злость у заболевшей женщины — ведь она живая и нацелена на борьбу. Но чувствует, что мама не верит в ее выздоровление. Помню, одна из моих онкопациенток так и сказала матери: «Мама, уйди. Я не умерла. Ты меня оплакиваешь, как мертвую, а я живая».

Вторая крайность: если наступает ремиссия, родители уверены — рака не было. «Знаю, у Люси рак был — так сразу на тот свет, а ты тьфу-тьфу-тьфу, пять лет уже живешь — точно врачи ошиблись!». Это вызывает огромную обиду: мою борьбу обесценили. Я прошла трудный путь, а мама не может его оценить и принять это.

Рак и мужчины

Мальчиков с детства воспитывают сильными: не плакать, не жаловаться, быть опорой. Мужчины чувствуют себя бойцами на передовой: даже среди друзей им трудно говорить о том, что какие чувства они испытывают из-за болезни жены. Им хочется убежать — например, из палаты любимой женщины — потому что их собственный контейнер эмоций переполнен. Встретиться еще и с ее эмоциями — гнев, слезы, бессилие — им трудно.

Они пытаются контролировать свое состояние дистанцированием, уходом в работу, иногда — алкоголем. Женщина воспринимает это как равнодушие и предательство. Зачастую бывает, что это совсем не так. Глаза этих внешне спокойных мужчин выдают всю боль, которую они не могут выразить.

Мужчины проявляют любовь и заботу по-своему: они берут на себя все дела. Убрать дом, сделать с ребенком уроки, принести любимой продукты, съездить в другую страну за лекарством. Но просто сесть рядом, взять за руку и увидеть ее слезы, даже если это слезы благодарности — невыносимо трудно. У них как будто не хватает на это запаса прочности. Женщины так нуждаются в тепле и присутствии, что начинают их упрекать в черствости, говорить, что они отдалились, требовать внимания. И мужчина отдаляется еще больше.

Мужья онкопациенток приходят к психологу крайне редко. Зачастую просто спросить, как вести себя с женой в такой непростой ситуации. Иногда, прежде чем рассказать о болезни жены, могут говорить про что угодно — работу, детей, друзей. Чтобы начать рассказ о том, что действительно глубоко волнует, им нужно время. Я очень благодарна им за смелость: нет большего мужества, чем признаться в печали и бессилии.

Поступки мужей онкопациенток, которые хотели поддержать своих жен, вызывали у меня восхищение. Например, чтобы поддержать свою жену во время химиотерапии, мужья тоже стриглись наголо или сбривали усы, которые ценили больше, чем шевелюру, потому что не расставались с ними с 18 лет.

Фото: kinopoisk.ru, кадр из фильма «Ма Ма»

Вы не можете отвечать за чувства и жизнь других

Почему мы боимся эмоций онкопациентки? На самом деле мы боимся столкнуться со своими переживаниями, которые возникнут, когда близкий человек начнет говорить о боли, страдании, страхе. Каждый отзывается своей болью, а не болью чужого. Действительно, когда любимому и дорогому человеку больно, вы можете испытывать бессилие и отчаяние, стыд и вину. Но они ваши! И ваша ответственность, как с ними обращаться — подавить, игнорировать или прожить. Испытывать чувства — это способность быть живым. Другой не виноват, в том, что вы это чувствуете. И наоборот. Вы не можете отвечать за чувства других людей и за их жизнь.

Почему она молчит о диагнозе

Имеет ли право онкопациентка не говорить родным о своей болезни? Да. Это ее личное решение в настоящий момент. Потом она может и передумать, но сейчас это так. На это могут быть свои причины.

Забота и любовь. Страх ранить. Она не хочет причинять боль вам, дорогим и близким.

Чувство вины и стыда. Зачастую онкопациентки чувствуют вину за то, что заболели, за то, что все переживают, да мало ли еще за что!.. И еще чувствуют огромное чувство стыда: она оказалась «не такой, как надо, не такой, как другие — здоровые», и ей нужно время для проживания этих очень непростых чувств.

Страх, что не услышат и будут настаивать на своем. Конечно, можно было бы сказать честно: «Я болею, я очень переживаю и хочу сейчас побыть одна, но я ценю и люблю тебя». Но эта искренность для многих труднее, чем молчание, потому что зачастую есть негативный опыт.

Фото: i2.wp.com

Почему она отказывается от лечения

Смерть большой спаситель, когда мы не принимаем свою жизнь такой, какая она есть. Этот страх жизни может быть осознанным и неосознанным. И, возможно, это одна из причин, по которой женщины отказываются от лечения, когда шансы на ремиссию велики.

У одной знакомой мне женщины была 1 стадия рака молочной железы — и она отказалась от лечения. Смерть для нее была более предпочтительной, чем операция, шрамы, химия и потеря волос. Только так можно было решить непростые отношения с родителями и с близким мужчиной.

Иногда от лечения отказываются, потому что боятся трудностей и боли — начинают верить колдунам и шарлатанам, которые обещают гарантированный и более легкий способ прийти к ремиссии.

Понимаю, как невыносимо трудно в этом случае близким, но всё, что мы можем — это выражать свое несогласие, говорить о том, как нам печально и больно. Но при этом помнить: жизнь другого нам не принадлежит.

Почему страх не уходит, когда наступает ремиссия

Страх — это естественное чувство. И не в человеческих силах избавиться от него полностью, особенно если это касается страха смерти. Из страха смерти рождается и страх рецидива, когда вроде бы все в порядке — человек находится в ремиссии.

Но принимая смерть в расчет, начинаешь жить в согласии со своими желаниями. Найти свою собственную дозировку счастья — думаю, это один из способов лечения онкологии — в помощь официальной медицине. Вполне возможно, мы зря боимся смерти, потому что она обогащает нашу жизнь чем-то действительно стоящим — подлинной жизнью. Ведь жизнь — это то, что происходит прямой сейчас, в настоящем. В прошлом — воспоминания, в будущем — мечты.

Понимая собственную конечность, мы делаем выбор в пользу своей жизни, где мы называем вещи своими именами, не пытаемся изменить то, что изменить невозможно, и ничего не откладываем на потом. Не бойтесь того, что ваша жизнь окончится, бойтесь того, что она так и не начнется.

Общение с онкобольным

4 февраля — Всемирный день борьбы против рака. Несмотря на то что противоопухолевая терапия становится все совершеннее, диагностика — все более точной, а лекарства — все более эффективными, люди продолжают болеть.

Заболевание обнаруживают и у детей, и у взрослых, у людей всех возрастов, рас и национальностей. Постановка онкологического диагноза — непростое испытание для больного и его семьи. Перед родными и близкими пациента возникают сразу несколько сложных задач — не только найти подходящего врача и медучреждение, но и оказать своему родному человеку именно ту поддержку, которая ему необходима.

Люди часто не знают: нужно ли менять привычное общение, не навредит ли сочувствие и, может, вообще лучше сделать вид, что ничего необычного не произошло? Психологи считают, что стоит быть более внимательным к словам — привычные фразы могут задеть того, кто заболел, а реплики, с помощью которых хотелось бы подбодрить, окажутся совершенно неуместными. Вот несколько фраз, которых стоит избегать.


Ранняя диагностика рака

«Как дела?»

В ответ на этот простой вопрос вы можете услышать простой ответ. Заболевший, скорее всего, ответит «Нормально», «Как обычно» или «Хорошо», после чего выяснение новых подробностей о здоровье станет неуместным. Лучше заранее выяснить, настроен ли человек вообще говорить о болезни и своем лечении. Если вы чувствуете, что он не намерен поднимать эту тему, то поговорите о чем-то другом — погоде, спорте или работе. А если, наоборот, вы чувствуете, что человеку хочется выговориться, задавайте ему более конкретные наводящие вопросы.

«Не ной, ты справишься! Борись!»

Эти, как может показаться, слова поддержки вовсе не являются таковыми. Многие люди, перенесшие рак, поясняют, что такие реплики немного подбадривали их на первых порах вскоре после постановки диагноза, однако в том случае, если болезнь начинала прогрессировать, эти фразы скорее раздражали, чем помогали. Пациенты отмечали, что даже испытывали чувство вины за то, что не оправдывали ожиданий близких и болезнь брала над ними верх.

«Наконец-то тебе удалось избавиться от ненавистных килограммов!»

Прогрессирование заболевания или прием препаратов нередко приводят к серьезным изменениям во внешности пациента. Он может сильно похудеть, набрать вес или облысеть. Даже если человек всегда был склонен к полноте, а теперь ему велика одежда из отдела для подростков, не стоит делать сомнительные комплименты. Восхищения «изящной фигурой» или «короткой стрижкой» могут быть восприняты не так, как вы ожидаете. Онкологические больные подвержены депрессии сильнее, чем многие другие, — такие «комплименты» способны спровоцировать ее начало. Хотите отметить положительные изменения во внешнем виде — похвалите новую футболку, веселые носки или маникюр — все то, что никак с болезнью не связано.

«Ты ж куришь со школы, немудрено, что у тебя рак!»

Худшее, что можно сделать, — обвинить пациента в том, что он сам виноват в своей болезни. Помните, что заболевшему и так нелегко, а подобные умозаключения могут только усилить чувство вины.

Несмотря на то что о природе рака известно немало, в некоторых случаях врачи не в силах установить, с чем связано возникновение опухоли. Рак — заболевание, вызываемое действием сразу нескольких факторов. Так, иногда рак легкого не развивается у тех, кто курит всю жизнь, а в других случаях возникает у людей, которые сигарет в руки не брали.

«Ой, ну это не опухоль, а пустяки — у знакомого был похожий случай»

Не стоит сравнивать разные опухоли у разных пациентов, а тем более — говорить о «везении» или «удаче». Любой подобный диагноз — серьезное испытание, с которым придется справляться, а хороших и плохих злокачественных образований просто не бывает. Подобные разговоры, правда, вполне допустимы, если их заводит сам пациент, беседуя с кем-то с похожим диагнозом.

«Скажи, если нужна помощь»

Просить о помощи нелегко. Это не всегда просто сделать, даже если с вашим здоровьем все в порядке, а тем, кто из-за болезни чувствует себя менее уверенным, чем обычно, это сделать еще сложнее.

Более полезным будет проявить инициативу — приехать в гости с продуктами или приготовленной едой, сделать дома уборку или еще как-то помочь по хозяйству. Домашние дела можно делать и вместе — так человек почувствует себя полезным, несмотря на серьезность диагноза.

Общайтесь как ни в чем не бывало

Худшее, что вы можете сделать в такой ситуации, — прекратить общение или же общаться, вовсе не затрагивая тему рака. Это не решит проблему и будет воспринято как обесценивание проблемы и желание бросить в беде.

Если вы не знаете, как и о чем говорить, лучшим будет честно признать это. Фраза «не знаю, что и сказать» может оказаться началом долгого разговора. Вполне вероятно, что вам придется не говорить, а просто выслушать все те переживания, которые накопились.

В общем, самое лучшее, что можно сделать, если у вашего близкого человека обнаружили рак, — это быть рядом, быть готовым выслушать и помочь именно в тот момент, когда это окажется необходимо.

Ксения Скрыпник

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх