Помост

Вопросы веры

Какие есть соборы в России

16 век в Российской архитектуре богат на события. В это столетие продолжается активное градостроительство, что явилось следствием активной внешней и внутренней политики государства в период правления как Василия Третьего, так и Ивана Грозного. Этот период ознаменовался не только строительством новых городов, возведением и укреплением фортификационных сооружений, но и активным разрастанием Москвы, продолжением строительных работ в Московском Кремле, появлением новых монастырей, соборов и храмов.
В 16 веке растет могущество Русского государства, растет и значение Москвы, как центра. В столицу со всей Руси свозят лучших мастеров, которые работают вместе с итальянскими архитекторами и зодчими. С их помощью в России начинается строительство сложных архитектурных объектов из камня, пришедшим на смену традиционному русскому деревянному зодчеству.
В начале века продолжались работы по перестройке Московского кремля, начатые Иваном Третьим еще в конце 15 века. Кремль теперь представлял собой сооружение из кирпича, торжественное и величавое, с более высокими стенами, чем прежде. Самой высокой постройкой кремля стала дозорная башня – колокольня Ивана Великого. Строительство ее было начато в начале века, в 1505-1508 годах, а закончилось лишь в начале следующего столетия. По сей день здание считается одним из шедевров русской архитектуры того периода.


В этот же период, в 1505-1508 годах, по приказу Василия Третьего в Московском Кремле итальянским архитектором Алевизом Новым строится знаменитый Архангельский собор. Впоследствии это место стало усыпальницей практически всех московских правителей, князей и царей.
Начало века продолжаются частые набеги татар. Поэтому Туле по его приказу, по образу Московского кремля ускоренно возводится сначала деревянный, а затем и каменный Тульский Кремль. Идут работы по строительству фортификационных сооружений или укрепляются уже построенные крепости и в других городах.
Москва продолжала активно отстраиваться и во времена детства Ивана Грозного в период формального правления его матери Елены Глинской. В 1535 году был возведен каменный Китай-город. В этот период укреплялись такие города, как Тверь, Ярославль, Владимир, Кострома, Вологда. На южных и восточных границах государства начинали строиться новые города.
В 16 веке в России появляется принципиальной новый тип сооружений – шатровые храмы, не использующие в своей конструкции подпорок, как традиционные древнерусские крестово-купольные храмы. Остроконечные храмы, с виду похожие на величественные ели, стали приметой того времени. Внутри такой храм представлял собой единое пространство, увенчанное шатром. Впоследствии шатровые кровли, своды, навесы, выполненные из древесины, стали появляться на Руси повсюду – над воротами, над крестьянскими избами, над боярскими хоромами и над колодцами, над часовнями и даже над деревянными могильными крестами.
Как было отмечено, этот же отрезок времени характеризуется началом постепенного перехода от деревянной архитектуры к каменной. Так как возведение шатровых сооружений, особенно в камне, требовало высокой точности инженерных расчетов, можно с уверенностью сказать, что к тому времени русские зодчие уже научились справляться и со столь трудными задачами.
Еще одним технологическим новшеством, свойственным этому периоду, стало использование наравне с белым камнем и красного кирпича. При строительстве объектов вместо деревянных начинают использовать металлические крепления, работы осуществляют с помощью подъемных механизмов.
Самыми яркими примерами шатровых храмов являются дошедшие до нас уникальные и неповторимые памятники русского зодчества 16 века — церковь Вознесенья в Коломенском, построенная в начале века в честь рождения Ивана Четвертого (будущего Грозного), и уникальное сооружение, настоящее чудо света – Храм Покрова на рву, более известный, как Храм Василия Блаженного, построенный на Красной площади в середине 16 века в честь взятия Казани. Согласно легенде, Иван Грозный приказал ослепить русских зодчих, трудившихся над его созданием, чтобы они не смогли вновь воспроизвести такую красоту.


Здание Храма Василия Блаженного возводилось из кирпича, нового в ту пору материала. Фундамент и цоколь храма, как и некоторые декоративные элементы, выполнили из более традиционного материала — белого камня. Особенно интересно внешнее декоративное оформление собора. Храм и в наше время привлекает внимание сложностью конструкции и разноцветными затейливыми маковками. В оформление храма зодчие вложили всю свою фантазию, и результат превзошел самые смелые ожидания. Желая подчеркнуть красоту основного материала строения, кирпича, зодчие еще и расписали его «под кирпич».
Параллельно со строительством шатровых храмов и в Москве, и в провинции продолжается активное строительство пятиглавых крестово-купольных. Среди них можно особенно выделить строительство Смоленского собора Новодевичьего монастыря в Москве, а также Успенский собор Троице-Сергиевой лавры.
Стоит отметить, что период правления Ивана Грозного особо отмечен появлением множества новых храмов и монастырей. Ведь с падением Византии и Римской империи, именно Россия, согласно дальновидному замыслу правителей, стала новым оплотом христианства для всего православного мира.
В середине 16 века в Москве уже активно развивается каменное гражданское строительство. И в самой Москве, и в ее ближних и отдаленных окрестностях было построено множество каменных зданий. Среди них можно выделить знаменитую Алксандровскую слободу и другие царские резиденции, а также грандиозный Опричный двор.
Из крупных российских городов только в Новгороде и Пскове в 16 веке еще остаются заметными характерные местные особенности. Новгород в эти годы был оплотом государства на северо-западе, поэтому здесь были заняты военно-оборонительным строительством. Новгородский кремль, перестроенный в кирпиче, имеет в своей архитектуре элементы Московского кремля. К концу века и гражданские сооружения Новгорода стали претерпевать изменения в архитектурном облике, приобретая черты московского зодчества.
Другая ситуация сложилась в Пскове. Архитектурное развитие города продолжало идти своим путем, причем именно в 16 веке здесь расцветает собственная псковская школа зодчества. Так как город являлся опорой государства на западе, в 16 веке его укрепления были кардинально перестроены, От каменных сооружений той эпохи до наших дней дошла Покровская башня. Позднее, конечно же, и здесь стало ощущаться влияние московского зодчества, проявившееся в появлении пятиглавых храмов с подклетами и прочих архитектурных приемов, не свойственных ранее данной местности.


Слава о псковских зодчих еще в 15 веке распространилась далеко за пределами их города, в итоге их стали специально приглашать на строительство объектов в другие города. В начале века они уже работали в Москве. Позднее в 1560 году под Казанью в Свияжске был возведен собор Успенского монастыря, работы псковских мастеров, в котором откровенно просматриваются характерные особенности псковского зодчества.

Церковь Вознесения в селе Коломенском

Архитектура 2/пол. 15 в. стала ярким прологом к архитектуре 16 в., самым оригинальным явлением которой стал шатровый храм. Именно в нём наиболее убедительно раскрылись художественные идеалы русского народа, его понимание прекрасного. Генезис каменных шатровых церквей пока не совсем ясен, однако архитекторы, их сооружавшие, несомненно, использовали предшествующий опыт — шатровые завершения с давних пор имели башни крепостей, и, вероятно, деревянные церкви.
Первым каменным шатровым храмом является церковь Вознесения в селе Коломенском под Москвой. Она была построена в 1530-1532 по приказу царя Василия 3 в честь рождения наследника — Ивана 4 (Грозного) и поэтому имеет мемориальный характер. Поставленная на высоком берегу Москва-реки церковь хорошо обозрима с дальнего расстояния,
выделяется чёткостью своих форм, устремлённостью ввысь и торжественной монументальностью. Она состоит из 3 частей: подклет, стоящий на нём восьмерик и шатёр. Здание выстроено из кирпича, в том числе и шатёр, но архитектурные детали были сделаны из белого камня. Вследствие толстых стен (занимающие 2/3 площади постройки), внутренний объём храма невелик. Особенностью плана является отсутствие в нём алтарных апсид и строгая центричность. Зато квадратный план усложнён 4 притворами, выступающими из основного объёма. Притворы украшены широкими пилястрами с килевидными кокошниками, которые в виде лёгких стрел подчёркивают движение вверх. Шатёр храма, словно нитью покрыт белокаменным узором. Силуэт церкви отличается ясностью и простотой, в ритме чередующихся объёмов ощущается упругость. Архитектура церкви Вознесения оказала огромное влияние на дальнейшее развитие русского зодчества. Тип стройной высотной доминанты в композиции ансамбля стал с этого времени характерным для городской, сельской и монастырской архитектуры.

План храма Василия Блаженного

Наиболее полно архитектурные идеи 16 в. раскрылись в соборе Покрова «на рву» или храме Василия Блаженного, возведённого архитекторами Бармой и Постником в 1555-1560 гг. Собор был сооружён в честь взятия войсками Ивана 4 Грозного столицы Казанского ханства и стал символом окончательной победы русского народа над татарами. Расположение храма вне стен Кремля, на центральной площади города, свидетельствует о его особом назначении — это храм не великого князя или митрополита, а городской собор обращенный ко всему населению столицы.

Храм Василия Блаженного

Разрез

Здание выстроено из кирпича, фундамент, цоколь и некоторые архитектурные детали — из белого камня. По заданию, архитекторы должны были построить 8 церквей, посвященных святым и праздникам, дни почитания которых совпали с датами основных боёв за Казань, и дополнительно архитекторы добавили девятую церковь-башню. Поэтому храм представляет собой сложное в плане сооружение, состоящее из девяти столпообразных церквей, где центральной церкви подчёркнутой высоким шатром подчинены восемь остальных, расположенные вокруг и разные по высоте. Приделы, ориентированные на 3, В, С, Ю, значительно выше угловых. Нижняя часть храма окружена обходом, куда в западной части ведут лестницы. Композиция собора очень симметрична. Пирамидальность, характерная для древнерусских церквей, выражена в соборе ясно и отчётливо, что сообщает ему устойчивость. В то же время собору свойственна живописность благодаря разнообразию применяемых объёмов и форм. Архитекторы применяют в самых различных сочетаниях кокошники, стрелы, аркатурные пояса, круглые окна. Особенно разнообразны по форме кокошники, которые как бы являются лейтмотивом декоративного убранства собора.
С течением времени внешний облик храма менялся — в 1588 г. к нему был пристроен придел Василия Блаженного (по которому весь храм получил своё название), в 1670-х гг. — колокольня, парадные лестница и крыльца.
Единство в многообразии — такова формула собора Василия Блаженного. Декор каждого придела отличается неповторимым своеобразием, но в то же время они неотделимы друг от друга, создавая вместе радостный, торжественный, пышный и величественный архитектурный образ.
Деревянный шатровый тип храма был издревле распространён в сельской архитектуре, где высокие церкви служили своеобразным ориентиром. Во 2/пол. 16 в. каменные шатровые храмы можно было уже не редко встретить в посадском и усадебном строительстве. Каменные шатровые храмы 16 в. послужили прообразом для создания нового типа высотного сооружения — шатровой колокольни. В конце 16 в. становится характерным создание церкви и колокольни в едином архитектурном объёме.
С 17 в. шатровые сооружения теряют былую монолитность, монументальность и конструктивное единство, они дополняются боковыми шатрами меньшей высоты и приобретают подчёркнуто нарядный, декоративный характер. Шатёр уже не составляет единого пространства с интерьером, но поставленный на своды становиться декоративным украшением в наружном облике здания. Т.о. заимствованная из народной архитектуры композиция шатрового храма вырождается и превращается в разновидность архитектурной декорации.

МОСКОВСКИЙ СОБОР 1666-1667

Большой Московский собор 1666 — 1667 годов, собор Русской Православной Церкви, самый представительный Собор по числу участников за всю предшествующую историю Русской Церкви.

Собор проходил в два этапа:

  • с 29 апреля по сентябрь 1666 года состоялись заседания, на которых присутствовало только русское духовенство;
  • с 28 ноября 1666 по февраль 1667 года в заседаниях собора участвовало как русские, так и греческие духовные лица.

Причины созыва Собора

Необходимость созыва церковного Собора была вызвана углублением старообрядческого раскола, возникновение которого было связано с богослужебными реформами, начатыми патриархом Никоном и преследовавшими цель сближения русской церковной обрядности с греческой. Одной из причин непринятия старообрядцами реформ являлось широко распространенное в русском обществе представление об искажении Православия у греков под гнетом турецкого султана и под давлением католической пропаганды (см., напр., высказывания Никиты Пустосвята о греках: «Глаголя их неимущих быти святого крещения и увещает российский народ с ними ни в чем соединятися»). Русская Церковь, стремившаяся через «никоновскую справу» обрести обрядовое единство с греческими Церквами, по мнению старообрядцев, сама отпала от истинной веры. Из Юго-Западной Руси старообрядцами была заимствована теория «трех отступлений», согласно которой Рим, Константинополь (на Ферраро-Флорентийском Соборе) и Киев (после принятия Брестской унии) подчинились антихристу, — идею третьего отступления старообрядцы перенесли на Москву. К середине 1660-х годов старообрядцы открыто называли царя антихристом, «пастырей всех церковных в архиерейском сане нарицая отступников», отказывались принимать у священников-«никониан» Причастие, посещать храмы.

Другой не менее важной и насущной задачей являлась необходимость вынести церковный суд действиям патриарха Никона, в июле 1658 года из-за личного конфликта с царем оставившего патриаршую кафедру, и избрать нового всероссийского патриарха. После отъезда Никона из Москвы местоблюстителем патриаршего престола по воле царя стал Новгородский митр. Питирим, однако Никон, живший в Новоиерусалимском Воскресенском монастыре, не считал возможным уступить кому-либо управление Русской Церковью. В 1659 году Никон анафематствовал митр. Питирима, совершившего в Вербное воскресенье «шествие на осляти», что, по мнению Никона, было прерогативой патриарха (хотя сам он совершал этот обряд будучи Новгородским митрополитом). Последовала короткая сердитая переписка между патриархом и царем, в результате которой Никону было запрещено вступаться в архиерейские дела. После этого события впервые было принято решение о созыве Собора для избрания нового патриарха.

Собор 1660 года и его последствия

Собор открылся 16 февраля 1660 года. До 27 февраля составляли выписки из канонических правил, которые могли послужить обоснованием для лишения Никона патриаршего сана. Отцы Собора предложили считать его чуждым архиерейства, чести и священства. Соборный акт поручили написать Епифанию (Славинецкому), но он заявил, что не согласен с решением Собора, поскольку российские архиереи, как стоящие ниже патриарха, судить его не могут. Единственное, что они вправе сделать,- это выбрать нового патриарха при условии добровольного ухода Никона с престола. Никон же посчитал неканоничным как сам факт созыва Собора, так и его постановления. Он основывался на том мнении, что патриарх не подлежит суду своих епископов, а сами епископы, собравшись по приказу царя, нарушили данную ими при поставлении присягу ничего не совершать без согласия патриарха. Решительная позиция Никона, аргументы в его пользу, изложенные Епифанием, колебания части епископов и самого царя заставили отложить принятие соборного решения. Началось изучение вопроса, и 14 августа 1660 года было принято сложно сформулированное постановление о необходимости избрания нового патриарха.

Мнение патриарха Никона и Епифания о неподсудности патриарха Собору подчиненных ему епископов противоречит канонам православной Церкви, в соответствии с которыми судебной инстанцией, призванной рассматривать канонические и догматические отступления в деятельности патриархов, является Архиерейский Собор Поместной Церкви . Представление об особой «благодати» патриаршего сана, по-видимому, было свойственно русскому обществу в целом и основывалось на обычае повторения архиерейской хиротонии при возведении на патриарший престол, прекратившемся после Никона . Безусловно обоснованной и соответствующей канонам и условиям церковной жизни своего времени представляется позиция царя Алексея Михайловича, предпринимавшего усилия для упорядочения расстроенного высшего церковного управления. В толковании Вальсамона на 12-е правило Антиохийского Собора об участии царя в церковных делах сказано, что «Патриарх может быть судим царем как блюстителем Церкви» . Однако отсутствие переводов соответствующих толкований на церковнославянский язык, а также прецедентов в русской церковной жизни делало создавшуюся ситуацию трудноразрешимой.

После оставления патриаршего престола Никон обсуждал условия своего ухода с патриаршества, требовал льгот и привилегий, приводил в подтверждение своей правоты посещавшие его видения. Особой остроты конфликт достиг в 1662 году, когда Никон отвечал на вопросы боярина С. Л. Стрешнева: патриарх обрушился на Уложение 1649 года, несмотря на то что в свое время, будучи Новгородским митрополитом, подписал этот документ. Особо патриарх критиковал созданный в соответствии с Уложением Монастырский приказ, в ведении которого, в частности, находился суд над духовенством по всем делам. С течением времени патриарх Никон все более резко выступал против вмешательства светской власти в дела Церкви, во многом, действительно, нарушавшего церковные каноны. В декабре 1665 года, предчувствуя возможность суда, Никон отправил письма восточным патриархам с изложением своей позиции. Письма были перехвачены царскими чиновниками и в 1667 году прочитаны на Соборе. Известно содержание одного послания — к Константинопольскому патриарху Дионисию. Никон писал о вмешательстве царя в церковный суд, с осуждением высказался о создании Монастырского приказа, где духовных лиц судят миряне, обвинял Алексея Михайловича в том, что он назначает архиереев на кафедры, церковные владения облагает тяжелым налогом. Царь на Соборе отклонял эти обвинения. В свою очередь умножались и обвинения в адрес Никона со стороны представителей царя: патриарха обвиняли в гордыне, клевете на царя и царскую власть.

В этой ситуации царь принял решение вести переговоры с восточными патриархами об их участии в суде над Никоном и поставлении нового Московского патриарха. Однако для большинства греческих иерархов Никон был иерархом, который согласовал российскую обрядность с греческой, поднял авторитет греческой Церкви в России, а потому патриархи с неохотой отзывались на призывы осудить Никона; в 1664 году Иерусалимский патриарх Нектарий в письме Алексею Михайловичу советовал звать Никона обратно на престол. В 1665 году, наконец, царским послам удалось договориться с восточными патриархами об участии в Соборе, на котором должен был состояться суд над Никоном. Поначалу согласившись, Иерусалимский патриарх Нектарий вскоре изменил свое решение, ссылаясь на трудности пути. Из Иерусалимской и Константинопольской Патриархий в Москву должны были приехать представители.

Первый этап Собора

В феврале 1666 года по грамотам государя в Москву съехались все русские архиереи и видные представители духовенства. В работе первого этапа Собора участвовали: митрополиты Питирим Новгородский, Лаврентий II Казанский, Иона (Сысоевич) Ростовский, Павел III Сарский, Феодосий, митр. при московском Архангельском соборе, ранее епископ Сербской Церкви; архиепископы Симон Вологодский, Филарет Смоленский, Иларион Рязанский, Иоасаф Тверской, Арсений Псковский, а также епископы, архимандриты, игумены крупнейших монастырей, другие духовные лица.

В отсутствие представителей греческих Церквей участники Собора не занимались разбором «дела Никона», но главное внимание уделили разработке мер по прекращению раскола. Для того чтобы заручиться поддержкой участников Собора, царь предложил всем архиереям письменно дать ответы на три вопроса:

  1. являются ли греческие патриархи (Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский) православными;
  2. достоверны ли используемые в греческих Церквах рукописные и печатные богослужебные книги;
  3. является ли правильным Московский Собор, бывший в 1654 году в царских палатах при патриархе Никоне.

К концу февраля царь получил подписанные всеми русскими архиереями ответы, в которых говорилось, что греческие патриархи, греческие книги и церковные чины являются православными и священными, Московский Собор 1654 года, объявивший о реформе,- законный, следовательно, его постановления обязательны для всех православных русских людей.

К началу Собора в Москву были привезены из ссылки старообрядцы, наиболее активно выступавшие против реформы: протопоп Аввакум, диак. Федор Иванов, свящ. Лазарь, Спиридон Потёмкин (старец Ефрем), Григорий (Неронов) (в миру Иван), несколько соловецких старцев, среди них Герасим (Фирсов), бывший архим. Саввино-Сторожевского монастыря Никанор и другие, всего 18 чел. Царь поставил задачу не осудить, а переубедить противников, склонить их к принятию реформ. Предварительными беседами-увещеваниями со старообрядцами руководили Крутицкий митр. Павел и чудовский архим. Иоаким. Иногда разговоры проходили мирно, «с ласканиями» (по словам диак. Федора), иногда переходили в открытый конфликт и даже потасовку (с Аввакумом, Авраамием).

Первое заседание Собора, состоявшееся в царской столовой палате, открыл царь Алексей Михайлович, ответную речь произнес Новгородский митр. Питирим. Последующие заседания шли в Патриаршей крестовой палате, царь на них не присутствовал. Отдельное заседание Собора было посвящено Вятскому еп. Александру, единственному архиерею, усомнившемуся в правильности реформ. Александр принес покаяние, и решение о снятии с него сана было отменено. Большинство старообрядцев в ходе Собора согласились признать реформы, почти все они были отправлены «под начал» в различные монастыри. По-видимому, раскаяние многих из них на Соборе было притворным, в частности Никанор после возвращения в Соловецкий монастырь немедленно отказался от своего отречения от старообрядчества, произнесенного на Соборе. Только четыре человека (протопоп Аввакум, диак. Федор, свящ. Лазарь и патриарший иподиак. Федор) отказались подчиниться соборному суду, признать правомерность реформ, авторитетность судей и чистоту греч. Православия. Они подверглись соборному осуждению: священнослужители были лишены сана, затем все анафематствованы. Собор утвердил реформы, начатые патриархом Никоном, но не высказал осуждения в адрес старых книг и обрядов, утвержденных Стоглавым Собором 1551 года и другими постановлениями Русской Церкви. Официальная позиция состояла в том, что осуждают за упорство в непослушании Собору и архиереям Русской Церкви.

В заключение отцы Собора приняли обращенное ко всему духовенству «Наставление духовное», в котором выразили свое общее определение относительно раскола. «Наставление» начинается с перечисления «вин» старообрядцев, далее следует повеление совершать богослужения только по новоисправленным книгам, говорится о необходимости причащаться и исповедоваться (против вождей старообрядчества, учивших о том, что нельзя принимать таинства от «никонианских» попов). В «Наставлении» содержатся «указ о совершении литургии», предписания о совершении брака, отпевании, ряд дисциплинарных повелений. В конце сказано о том, что все священнослужители должны иметь «Наставление» и действовать в соответствии с ним, иначе будут подвергнуты суровым наказаниям. Собор принял ряд постановлений о благочинии: против пьянства священнослужителей, о поддержании порядка в храмах, о непричащении недостойных, против перехода монахов без особого разрешения из монастыря в монастырь другой и прочее.

Второй этап Собора

2 ноября 1666 года в Москве торжественно встречали Александрийского и Антиохийского патриархов. По всему городу звонили колокола, были организованы три встречи: у Покровских ворот, на Лобном месте на Красной площади, у кремлевского Успенского собора. 4 ноября состоялся парадный прием у царя, на следующий день Алексей Михайлович в течение четырех часов наедине беседовал с патриархами. 7 ноября в присутствии русского духовенства и высших гос. чиновников Алексей Михайлович обратился к патриархам с торжественной речью и передал для ознакомления документы, подготовленные к Собору. На прочтение было отведено 20 дней, переводчиком был Паисий Лигарид.

В работе этого этапа Собора приняли участие 12 зарубежных архиереев: патриархи Паисий Александрийский и Макарий Антиохийский; представители Константинопольского патриарха — митрополиты Григорий Никейский, Косма Амасийский, Афанасий Иконийский, Филофей Трапезундский, Даниил Варнский и архиеп. Даниил Погонианский; из Иерусалимского Патриархата и Палестины — архиеп. Синайской горы Анания и Паисий Лигарид; из Грузии — митр. Епифаний; из Сербии — еп. Иоаким (Дьякович); из Малороссии — Черниговский еп. Лазарь (Баранович) и Мстиславский еп. Мефодий (местоблюститель Киевской митрополии).

Русские участники Собора: митрополиты Питирим Новгородский, Лаврентий II Казанский, Иона (Сысоевич) Ростовский, Павел III Крутицкий, Феодосий, митр. при московском Архангельском соборе; архиепископы Симон Вологодский, Филарет Смоленский, Иларион Рязанский, Иоасаф Тверской, Арсений Псковский, позднее к ним присоединился новопоставленный Коломенский еп. Мисаил. К концу заседаний Собора был избран новый патриарх Московский и всея Руси Иоасаф II. Т. о., под документами Собора поставили подписи 17 русских архиереев. Также в Соборе участвовало большое число российских и иноземных архимандритов, игуменов, иноков и священников.

Собор был открыт 28 ноября в государевой столовой палате. Первым на рассмотрение был поставлен вопрос о судьбе патриарха Никона и российского патриаршего престола. Вызванный на Собор, Никон 29 ноября заявил, что его ставили на патриарший престол не эти патриархи и сами они не живут в своих престольных городах, так что судить его не могут. Ранее Никон особо настаивал на том, что только Константинопольский патриарх может судить его, т. к. именно он ставил его (в действительности поставление Никона в патриарха совершилось русскими архиереями). Тем не менее суд уже начался. Митр. Макарий (Булгаков) насчитывает восемь заседаний, посвященных «делу Никона»: три предварительных (7, 18 и 28 ноября), четыре судебных (30 ноября, 1, 3 и 5 декабря) и заключительное 12 декабря в Чудовом монастыре, когда был объявлен приговор.

На Соборе Никону были предъявлены обвинения:

  1. в клевете на царя, который, по утверждению патриарха, нарушал церковные каноны и вмешивался в дела Церкви, а также в клевете на др. лиц;
  2. в своевольном и незаконном оставлении патриаршего престола и паствы;
  3. в незаконнном извержении из сана Коломенского еп. Павла;
  4. в следовании католическому обычаю, что выражалось в повелении Никона носить перед собой крест;
  5. в незаконном устроении монастырей за пределами Патриаршей области на землях, отнятых у монастырей других епархий.

По решению Собора Никон был лишен патриаршего и священного сана и сослан в Ферапонтов монастырь. Основанные им монастыри перешли под управление епархиальных архиереев.

14 января 1667 года участники Собора должны были подписать подготовленный греками соборный акт о низложении Никона. Крутицкий митр. Павел и архиеп. Иларион Рязанский отказались подписать соборный приговор, не согласившись с содержавшимся в нем положением о приоритете светской власти над церковной. В ходе развернувшегося спора Павел и Иларион получили поддержку многих русских иерархов, представивших выписки из сочинений отцов Церкви о превосходстве священства над царством и оспаривавших аргументы противной стороны, которые выдвигал Паисий Лигарид. После длительных споров была выработана формула, выражающая принцип симфонии священства и царства: «Царь имеет преимущество в делах гражданских, а патриарх — в церковных, дабы таким образом сохранилась целою и непоколебимою вовек стройность церковного учреждения». Это положение было включено в приговор, который подписали все члены Собора. Неподчинение русских иерархов восточным патриархам вызвало у последних крайнее раздражение. 24 января было принято решение о наложении епитимьи на Павла и Илариона, при этом отмечалось: если четыре вселенских патриарха принимают общее решение, оно не подлежит пересмотру.

Несмотря на наказание митр. Павла и архиеп. Илариона, именно с проявившейся в ходе этого спора позицией русского епископата следует связывать ту часть решений Собора, которая трактует вопрос о церковном суде. Собор принял решение об упразднении Монастырского приказа и отмене подсудности духовенства светским чиновникам. Была установлена исключительная подсудность духовных лиц по всем делам духовным судьям; в случае совершения тяжких преступлений (напр. участия в разбое) духовное лицо должно было караться строгим церковным наказанием и после извержения из сана подвергалось светскому суду. Ранее существовавшая в России практика светского суда над духовными лицами по делам собственно церковного характера противоречила нормам канонического права. Борьба за ее отмену началась на Стоглавом Соборе, решения Собора 1667 года в этой части являлись восстановлением и развитием постановлений Собора 1551 года. В 1668 году для организации такого суда в Патриаршей области был создан Патриарший Духовный приказ, соответствующие органы появились и в других епархиях. В целом, однако, после Большого Собора были сделаны лишь первые шаги, для окончательного утверждения принятых норм и проведения их в жизнь потребовался созыв Собора в 1675 году.

Последующие заседания Собора проходили в Патриаршей крестовой палате без участия царя. Состоялось избрание нового всероссийского патриарха. 31 января отцы Собора подали царю имена трех кандидатов: Иоасафа, архим. Троице-Сергиева монастыря, Филарета, архим. Владимирского монастыря, Саввы, келаря Чудова монастыря. Царь отдал предпочтение Иоасафу, который, был «уже тогда в глубочайшей старости и недузех повседневных». Такой выбор свидетельствовал о том, что Алексей Михайлович не хотел видеть во главе Русской Церкви деятельного и независимого человека.

Важнейшим вопросом, обсуждавшимся на Большом Соборе, была проблема, связанная с деятельностью противников реформы. На Собор вновь были приведены непокаявшиеся вожди старообрядчества (Аввакум, Лазарь и два Федора), которые вновь отказались подчиниться Собору. Постановления о старообрядцах были составлены на основании текстов, предложенных Дионисием Греком, который считал особенности русской церковной жизни следствием непросвещенности и невежества. Собор повелел всем чадам Русской Церкви придерживаться исправленных книг и обрядов, старые русские обряды были названы неправославными, об отцах Стоглавого Собора, кодифицировавшего самобытную русскую литургическую традицию, в постановлении Большого Собора было записано, что они «мудрствоваша невежеством своим безрассудно, якоже восхотеша сами собою». Всех, не повинующихся соборному повелению (имелись в виду старообрядцы), отцы Собора предали «анафеме и проклятию… яко еретиков и непокорников». (Анафема по отношению к старообрядцам была отменена на Соборе в 1971 году) Несмотря на чрезвычайно жесткий характер постановления 1667 года, оно по своей сути и направленности явилось продолжением деяний первого («русского») этапа Собора. «Наставление духовное», принятое в 1666 году русскими иерархами в отсутствие восточных, хотя и не содержало критики старых обрядов, тем не менее предусматривало суровые «казни» в отношении противников реформ. Это неудивительно, поскольку на всех этапах своей работы Собор видел одну из своих важнейших задач в борьбе с расколом.

Помимо утверждения правильности богослужебной реформы, начатой Никоном, Большой Собор принял ряд постановлений, направленных на дальнейшее сближение русской церковной жизни с греческой. Даже допуская в ряде случаев отклонения от обрядов, принятых в восточных православных Церквах, патриархи не скрывали, что именно греческие порядки должны служить образцом для подражания. В этом плане очень характерен текст, в котором предлагается отлучать от Церкви тех, кто станет укорять носящих греческую одежду. В соответствии с этим отменялись решения русских церковных Соборов, выходившие за рамки греческой традиции. Так, были отменены решения Собора 1503 года, запрещавшие служить вдовым священникам и диаконам (решением Большого Собора вдовых священников и диаконов можно было запретить в служении только в том случае, если они вели недостойную жизнь), решения Собора 1620 года о перекрещивании католиков при присоединении их к православной Церкви (в соответствии с постановлением Константинопольского Собора 1484 года Большой Собор установил чин присоединения католиков к Православию через Миропомазание), ряд постановлений Стоглавого Собора, подверглась осуждению «Повесть о белом клобуке». Бесспорно, некоторые из такого рода решений восстановили нарушенные на русской почве нормы канонического права, но делалось это в резкой, зачастую оскорбительной для русских форме.

В деяниях Собора неоднократно подчеркивалось, что раскол есть следствие невежества как мирских людей, так и приходского духовенства. Поэтому Собор разработал ряд мер для борьбы с этим злом. Священнослужители должны были учить своих детей грамоте, чтобы те, когда будут принимать священный сан, не были бы «сельскими невежами». Священники должны были руководствоваться в своей деятельности «Наставлением духовным», составленным в 1666 году, и рядом подробных указаний в деяниях Собора 1667 года. На Рождество 1668 года в кремлевском Успенском соборе от имени патриархов было зачитано слово «О взыскании премудрости Божественныя», содержавшее в себе предложения о создании на Руси училищ, в которых изучался бы греческий язык. Царь и русские архиереи поддержали этот проект. Для опровержения мнений старообрядцев Симеон Полоцкий по поручению Собора написал обширный труд «Жезл правления», сразу же опубликованный и рекомендованный Собором для чтения и просвещения христиан. Однако несколькими годами позже книга была осуждена за содержащиеся в ней католической доктрины («хлебопоклонную ересь», учение о непорочном зачатии Девы Марии). Старообрядцы сразу же резко отрицательно отнеслись к этому сочинению, назвав его «Жезлом кривления».

Большой Собор предписал каждому из архиереев дважды в год созывать епархиальные соборы духовенства — в деяниях говорилось, что отсутствие практики регулярного созыва таких соборов привело к утрате архиереями пастырского попечения о своей пастве и породило раскол. Было принято постановление об увеличении числа архиерейских кафедр. В 1666 году Русская Церковь состояла из 14 весьма обширных и потому трудноуправляемых епархий, архиереи не имели возможности лично следить за духовным состоянием паствы. Собор потребовал открыть не менее 10 новых епархий и указал, что в дальнейшем потребуется последовательное увеличение их числа. При Алексее Михайловиче это постановление не было реализовано в полном объеме, Большой Собор принял решение о создании только двух епархий: была восстановлена закрытая Никоном Коломенская кафедра и создана Белгородская. Активная работа по реформированию церковного устройства Руси началась лишь при царе Феодоре Алексеевиче, но шла с большим трудом, в частности потому, что умножение числа кафедр предполагало потерю части доходов «старыми» архиереями. В деяниях Собора говорилось также о разделении территории Русской Церкви на ряд митрополичьих округов по греческому образцу, однако этот проект не был осуществлен. Большой Собор принял определение о необходимости собирать два или, в крайнем случае, один раз в год Собор в Москве для обсуждения и решения текущих церковных дел. Однако из-за удаленности многих епархий от центра и плохих дорог осуществить это было практически невозможно. В последующие годы сложилась практика пребывания в Москве по полгода, иногда по году «чередных» архиереев, участвовавших в Соборах.

Большой Собор принял ряд определений о благочинии: предписал поддерживать порядок в храмах, запретил переход монахов из одного монастыря в другой и самовольную жизнь в миру, установил достаточно длинный период послушничества, после которого разрешался постриг, осудил бесчинства во время свадеб и т. п. Важные решения были приняты в отношении иконописания: Собор запретил изображать Господа Саваофа, т. к. Бог Отец невидим и не имеет определенного телесного облика. Св. Духа в образе голубя дозволялось писать только при изображении Крещения. В целом отмечалось, что можно изображать на иконах Бога только «в явлениях», описанных в Священном и церковном предании. Собор вновь рассмотрел активно дискутировавшийся в 1618-1625 годах вопрос об «огне просветительном» — погружении зажженных свечей в воду в чинопоследовании освящения воды. Было повторено повеление Соборов начала XVII века: свечи в воду не погружать ни в чине Крещения, ни в чине богоявленского водосвятия.

В отдельных решениях Большого Собора отразилось укрепление системы крепостного права. Собор повелел лишать сана и монашества и возвращать владельцам тех крепостных, которые приняли рукоположение или монашеский постриг без разрешения хозяина (беглых холопов и крестьян). Крепостной крестьянин, рукоположенный в сан с разрешения хозяина, становился свободным, но должен был служить в поместье своего владельца; его дети, рожденные до рукоположения, оставались крепостными. Отдельно оговаривалось, что лица, которые постригли в монашество крепостных людей, не имевших отпускной грамоты, могут быть извержены из сана.

Большой Московский Собор был важной вехой развития Русской Церкви. С одной стороны, кодификация богослужебных реформ и заявленная на всех этапах Собора решимость продолжать борьбу со старообрядчеством сделали проблему существования раскола одной из наиболее болезненных как для Церкви, так и для русского правительства на несколько веков вперед. С другой стороны, выявленная в связи с расколом недостаточность существовавшего в России духовного образования побудила церковные и светские власти через некоторое время принять меры по созданию системы духовного и высшего светского образования; многие определения Собора, восстановив канонические нормы, действенно послужили к исправлению изъянов русской церковной жизни.

Сохранился сложный комплекс документов, отражающих период подготовки Собора, его проведение и сопутствующие события. Официальной обработкой материалов Собора является Книга соборных деяний, заверенная подписями греческих и русских участников и опубликованная сразу же после окончания соборных заседаний . Этот документ был создан в ходе Собора или сразу по его завершении, однако его нельзя считать протоколом заседаний. В Книгу деяний входят сгруппированные отчасти по темам, отчасти по хронологии решения Собора (они представлены как отдельные заседания, но это едва ли точное воспроизведение реальной хронологии), вопросы восточным патриархам и их ответы, некоторые дополнительные тексты, напр. соч. Афанасия Пателлария о чине литургии. В Книге деяний отсутствует изложение заседаний, посвященных суду над патриархом Никоном, и описание избрания патриарха Иоасафа II, не упоминается вызвавший острые дискуссии на Соборе вопрос о соотношении царской и первосвятительской власти и т. п.

Не ранее сентября 1667 года Симеон Полоцкий создал литературную обработку деяний Большого Московского Собора — «Сказание о святом Соборе», которое также содержит далеко не полную и, кроме того, не во всем достоверную информацию. Симеон Полоцкий заменил речь царя Алексея Михайловича к Собору собственным риторическим сочинением, вместо ответа царю Новгородского митр. Питирима на открытии Собора 29 апреля сделал пометку: речь митрополита написать «или вместо ея сей ответ». Автор «Сказания» изменил хронологию событий, зачастую объединяя несколько заседаний в одно; он указал, что последнее заседание состоялось 2 июля, однако в тексте упоминаются заседания, проходившие 12, 17 июля, а также в августе и в конце сентября. Симеон Полоцкий ничего не сообщает о большинстве допросов и решений по поводу Соловецкого монастыря, в частности о покаянии архим. Никанора и др. соловецких иноков (кроме Герасима (Фирсова)), о посылке на Соловки ярославского архим. Сергия с увещеванием и т. п., — эти события известны по другим источникам. В ряде статей оставлены пробелы для числа и месяца.

Свидетельства названных источников должны быть дополнены сведениями из документов о суде над старообрядцами, описанием деяний Собора в соч. Газского митр. Паисия Лигарида, документами по делу патриарха Никона, Житием Никона, написанным Иоанном Шушериным. Современное научное издание всех материалов, относящихся к Большому Московскому Собору, отсутствует.

Литература

Использованные материалы

  • О. В. Чумичева. «Большой Московский собор 1666 — 1667 гг.» // Православная энциклопедия, т. 5, с. 679-684

Никодим , еп. Правила. С. 335

ПЭ. Т. РПЦ. С. 239

Правила святых Поместных Соборов с толкованиями. М., 2000. С. 175

ГИМ. Син. № 314

Служебник. М., 1668

История церкви 16 век

В 15 – 16 веках в истории русской церкви происходят важнейшие изменения, изменившие ход всей последующей истории.
Все началось с флорентийского Собора православия и католицизма 1439 года. Собор подписал унию двух крупнейших церквей: христианской и католической. Церковному расколу положен конец, длившийся с 1054 года. В результате подписания ряда документов было постановлено, что греки сохранили свой церковный обряд, но признавалось верховенство папы и католических догматов.
Император Византии и патриарх Константинополя пошли на соглашение, преследуя главную цель – споры и войны христиан должны прекратиться, а силы должны быть направлены на борьбу с турками – османами – главной угрозой Византии.
Во время подготовки к Собору константинопольский патриарх митрополитом Руси назначил Исидора. Исидор на Соборе выступил с объединяющей речью, призывавшей прийти к общему мнению католиков и христиан. Вернувшись в Москву, митрополит прочитал содержание соглашения Собора. Но московская знать не приняла этого соглашения. Митрополита взяли под стражу.
В 1448 году митрополита переизбрали рязанского епископа Иону без разрешения константинопольского патриарха. С этого времени московская метрополия становится автокефальной, то есть самостоятельной.
В конце 15 – начале 16 веков церковные догматы подрывали богословские споры или ереси. Почему так вышло? Ответ простой. На тот момент церковь в Русском государстве занимала главенствующую роль. В церковь в те времена стекались немалые богатства. В том числе в ее владении были огромные земельные территории. Многих это раздражало и настораживало. Вот по этой причине стали возникать ереси, направленные против официального религиозного течения. Мыслей много было всяких, основные течения:
1. Нестяжатели. Основоположник Нил Сорский. Они выступали противниками накопления церковью богатств, то есть были против стяжания. Они проповедовали заботу о душе, строгие правила, аскетизм. А церковники должны отойти от дел мирских, и быть скромными в своих запросах.
2. Иосифляне. Сподвижником был Иосиф Волоцкий. Он утверждал, что если церковь приумножит свои богатства, то она будет сильной. Церковная власть должна быть превыше светской. Но власть царя не отрицали.
3. Жидовствующие. Это течение возглавлял Федор Курицин. Они отрицали церковь с ее иерархией, иконы.
Между тремя этими группами с переменным успехом на протяжении многих лет шла борьба. Вплоть до 1504 года проходили казни еретиков.
Огромную роль в дальнейшем укреплении единого русского государства сыграл Стоглавый собор. Церковный собор собрался в 1551году. Основные решения были объединены в сборник, состоящий из ста глав. Руководство над ним взял митрополит Макарий. Принимал участие в работе Собора Иван Грозный. Многие церковные вопросы были решены:
• Для всей Русской православной церкви было установлено единообразие обрядов.
• Решено было следовать канонам иконописи.
• Земли, находившиеся во владении церкви до Стоглавого Собора, остались в собственности церквей.
• А земельные наделы, отданные в дар духовенству, должны получить одобрение государя. То есть в это время произошла секуляризация земельных наделов церкви в пользу государства.
• Духовенство не должно распивать крепкие напитки.
• Вышестоящее духовенство должно следить за поведением рядовых священнослужителей.
• Запрещалось людям читать еретические книги.
• Церковь могла вмешаться в быт людей: запрещалось брить бороды, играть в настольные игры, под запретом были скоморохи, нельзя было даже разговаривать с иностранцами.
Такие меры, по мнению духовенства, должны поднять престиж церкви, навести порядок в быту людей, среди низшего духовенства, искоренить учения еретиков.
В этот период истории на Руси появляются юродивые или «уродливые». Они вели нищенский, бродячий образ жизни. В память об Иисусе Христе они носили лохмотья и цепи.
Народ прислушивался к их причитаниям, улавливая тайный смысл, принимали все слова за пророчество. Вера в их слова была очень велика.
Во время правления Ивана Грозного церковь на Руси приобрела признаки упорядоченности. Церковь была на стороне царя и государства, но высказывалась против насилия и произвола.
Новой вехой в истории Русской церкви принято считать установление патриаршества. В 1589 году главой Русской церкви стал Патриарх Московский и всея Руси Иова. Введение патриаршества обозначало полную самостоятельность Русской церкви. Константинопольский патриарх формально перестал быть главой Русской церкви. Русская церковь стала равной в правах с другими православными церквями: Иерусалимской, Константинопольской, Александрийской.
На протяжении 15 – 16 века монастыри Руси также переживают свой расцвет. Новые обители продолжают появляться. На окраинах монахи вели в основном аскетический образ жизни, вели натуральное хозяйство. Щедрых пожертвований от князей великих им ждать не приходилось. На основании труда и аскезы монахов появляются многочисленные «Жизнеописания и жития святых». В таких «Житиях» подробно описывалось уединение, молитвы и труды монахов.
Но вместе с тем стоит отметить, что небольшие обители образовывались на пересечении торговых путей. Со временем такие маленькие скиты потом перерождались в великие монастыри, игравшие значительную роль в церковной жизни. Такими примерами служат Кирилло – Белозерский и Иосифо – Волоцкий монастыри. А крестьяне, искавшие поддержки у монастырей, уходили от своих хозяев, селились рядом. Так монастыри обрастали новыми селами, а их территория расширялась.
Правители этих территорий, где располагались монастыри, также искали поддержки церковнослужителей. Поэтому князья предоставляли монастырям судебные привилегии и налоговые льготы. А монастыри развивались и привлекали на свою сторону крестьян.
Свой вклад в обогащение церкви вносили богомольцы, богатые землевладельцы, одаривая за отмаливание своих грехов, монастыри ценными дарами и земельными наделами.
В 15 – 16 веках в истории русской церкви происходят важнейшие изменения, изменившие ход всей последующей истории.

В XVI в. проходил ряд церковно-земских соборов, на которых обсуждались вопросы, со оры одинаково важные как для Церкви, так и для государства (Соборы 1551, 1581, 1584 гг.). На Соборе 1551г. рассматривались вопросы о Судебнике для светских судов, наделения землей служилых людей, выкуп пленных и др.

На том же Соборе был принят документ, получивший название Стоглава. Основное содержание сборника составляли вопросы, относившиеся к церковному праву и внутрицерковным отношениям (о дисциплине, церковном суде, литургии, иконах и книгах и т.п.). Значительное место отводилось также вопросу о епископских и монастырских вотчинах: было постановлено церковные земли не продавать, не отдавать, но «крепко хранить», вместе с тем — новых земель у царя не просить. Часть положений Стоглава была отменена Собором 1666-1667 гг., но часть продолжала действовать до 1700 г.

На соборах 1581 и 1584 гг. была сделана попытка разрешить вопрос о церковных имуществах. В приговорах этих соборов подчеркивалась обязанность духовенства помочь государству и служилым людям в борьбе с врагами (служилые люди в этот период весьма нуждались в землях, шел быстрый рост поместного землевладения, а церковь была одним из самых крупных землевладельцев).

Решения, принятые соборами, включали следующие положения: провозглашалась неотчуждаемость церковных и монастырских вотчин; церквям и монастырям запрещалось приобретать новые земли. За Церковью закреплялись все принадлежавшие ей (митрополии, епископствам, монастырям) земли, даже если на них не было документального свидетельства о собственности. Все споры о церковных землях запрещались. Переданные монастырям по завещаниям родовые вотчины не могли выкупаться родственниками завещателя (не действовало право родового выкупа).

Вместе с тем завещанные монастырям земли не поступали в их реальное распоряжение: государство выплачивало им денежную компенсацию, а земли забирало себе для раздачи служилым людям.

Церковное правоВ Стоглаве регламентировались: порядок богослужения, дисциплина духовенства, монашества и мирян по отношению к церковным обрядам, литургии и церковной жизни, статус монастырских вотчин, юрисдикция церковного суда. Надзор за благочинием возлагался на поповских старост и десятинников, соборных священников, архимандритов, игуменов и протопопов.

Собор 1551г. передал в подсудность епископам все монастыри и приходские приняты, запретив светским судам судить духовных лиц.

Гражданское правоВ области гражданского права статьи Стоглава регламентировали статус монастырских вотчин, управление которыми было возложено на государственных чиновников совместно с монастырскими властями. Государству не удалось провести секуляризацию монастырских имуществ, но некоторые меры контроля и управления ими были введены в действие. Собор постановил вести строгую отчетность относительно имущественных (земельных) вкладов в монастыри. Следовало строго следить за тем, чтобы имущества, пожертвованные в монастырь без права отчуждения и выкупа, не продавались, не закладывались и не отчуждались иным способом.

Монастыри лишались также права образовывать в городах на льготных условиях особые слободы — поселения («белые» слободы).

Стоглав запрещал духовным лицам давать деньги и хлеб «в рост». Займы могли осуществляться ими только при наличии поручителей и без процентов.

Уголовное правоНекоторые нормы Стоглава были посвящены уголовному праву, касаясь вопросов о чародействе, языческих обрядах, лжеприсяге. (Например, лжеприсяга трактуется исключительно с религиозной точки зрения, безотносительно к ее судебно-процессуальной значимости.)

Некоторые исследователи (В.Н. Латкин) полагают, что Стоглав, как и Русская Правда, был не официальным законодательным памятником, а только частным сборником соборных постановлений, получающих силу действующего права лишь в случае их санкционирования государственной властью и издания в форме собственных узаконений (наказов, грамот и т.п.).

Постановления церковных соборовГлавным церковным законодательным органом оставались поместные Соборы. Их постановления носили обязательный характер и для широкого круга недуховных лиц.

Собор 1572г. издал грамоту о разрешении в виде исключения четвертого брака Ивану Грозному. Однако при этом подтвердил недопустимость четвертого брака и наложил на царя епитимью.

Постановление Собора 1580г. запрещало архиерейским домам и монастырям приобретать новые земельные владения. Лишь бедные монастыри могли получать новые вотчины через царское пожалование.

Собор 1621г. принял постановление о перекрещивании католиков, лютеран и реформатов, присоединяемых к Православной Церкви (последующими Соборами 1656 и 1667гг. это решение было отменено).

Собор 1667г. осуществил суд над Патриархом Никоном и отменил некоторые постановления Стоглава, способствующие старообрядческому расколу. Светским судам было вновь запрещено судить клириков за церковные преступления. Было подтверждено положение о том, что еретики наказываются не только церковными, но и государственными уголовно-правовыми санкциями.

Собор 1667г. подчеркнул факт, что царь имеет преимущество в политических делах, а Патриарх — в церковных.

На Соборе 1675г. священникам было запрещено передавать свои места в приданое дочерям, с тем чтобы эти места переходили к зятьям.

Собор 1682г. рассмотрел вопросы о церковном благочинии, о безместных священниках, обсудил проект царя Федора Алексеевича о разделении Церкви на 12 митрополичьих округов и открытии 33 епархий и не согласился с этим проектом. Были рассмотрены также вопросы борьбы с раскольниками.

Одним из важнейших правовых актов, принятых на совместном заседании Боярской думы, Освященного Собора и выборных от населения, стало Соборное Уложение 1649г.

Семейное и наследственное правоСемейное право в XV-XVI вв. в значительной мере основывалось на нормах обычного и наследственное права и подвергалось сильному воздействию канонического (церковного) права. Юридические последствия мог иметь только церковный брак. Для его заключения требовалось согласие родителей, а для крепостных — согласие их хозяев. Стоглав определял брачный возраст: 15 лет для мужчин, 12 — для женщин. «Домострой» (свод этических правил и обычаев) и Стоглав закрепляли власть мужа над женой и отца над детьми. Устанавливалась общность имущества супругов, но закон запрещал мужу распоряжаться приданым жены без ее согласия.

Влияние обычая сказывалось на такой особенности имущественных отношений супругов, как семейная общность имущества. Общее право супругов распространялось на имущество, предназначенное на общие цели семьи, а также на совместно приобретенное супругами в браке.

Независимо от источника (принесенное супругами в семью или совместно нажитое в браке) семейное имущество подлежало сохранению и последующей передаче детям-наследникам. Имущество, ранее принадлежавшее одному из супругов, будучи включенным в комплекс семейного имущества, меняло свой характер и становилось общим.

В интересах общего семейного бюджета, чтобы гарантировать сохранность приданого, принесенного женой, муж вносил своеобразный залог — «вено», обеспечивая его третьей частью своего имущества. После смерти мужа вдова владела веновым имуществом до тех пор, пока наследники мужа не выплачивали ей стоимость приданого.

После XV в. актом, обеспечивающим сохранность приданого, стало завещание, которое составлялось мужем сразу же после заключения брака. Имущество, записанное в завещании, переходило к пережившей супруге, чем и компенсировалась принесенная ею сумма приданого. В случае смерти жены к ее родственникам переходило право на восстановление приданого. При отсутствии завещания переживший супруг пожизненно или вплоть до вступления во второй брак пользовался недвижимостью, принадлежавшей покойному супругу.

Приданое оставалось в общем распоряжении супругов, пока они состояли в браке. Общность имущества подтверждал также установленный порядок распоряжения им, при котором все заключавшиеся с этим имуществом сделки подписывались одновременно обоими супругами.

Религиозные преступления.Преступления против Церкви до середины XVII в. составляли сферу церковной юрисдикции. Наиболее тяжкие религиозные преступления подвергались двойной каре: со стороны государственных и церковных инстанций. Еретиков стегали по постановлению церковных органов, но силами государственной исполнительной власти (Разбойный, Сыскной приказы).

С середины XVI в. церковные органы своими предписаниями запретили светские развлечения, скоморошество, азартные игры, волхование, чернокнижие и т.п. Церковное право предусматривало собственную систему наказаний: отлучение от Церкви, наложение покаяния (епитимья), заточение в монастырь и др.

Внутрицерковная деятельность регулировалась собственными правилами и нормами, круг субъектов, им подчиненных, был достаточно широким. Идея о «двух властях» (духовной и светской) делала церковную организацию сильным конкурентом для государственных органов: в церковном расколе особенно очевидно проявилось стремление Церкви встать над государством.

Литература:

I Основная литература

1. Беляев И.Д. История русского законодательства. – СПб. Изд. СПб. Университета МВД РФ, 1999.

2. Вернандский Г.В. История права. – СПб. Изд-во СПб университета МВД РФ, — 2000.

3. Исаев И.А. История государства и права России. Учебник. Изд. – 3-е. – М.: Юрист. – 1996; М., 2005.

4. История государства и права России. /Под ред. Ю.П. Титова. – М.: Былина, 1996; — М.: Проспект, 2004.

5. История государства и права России. /Под ред. В.К. Цечоев, В.И. Власов, — Ростов н/Д: Феникс, 2004.

6. История отечественного государства и права. – Ч.1 /Под ред. О.И. Чистякова. – М.: Бек. – 1996; — М., 2000. Ч.2. – М. 1997; — М., 2001.

7. История государства и права России. /Под ред. Р.И. Юшкова, — Ростов н/Д: Феникс, 2005.

8. Кузнецов И.Н. История государства и права России. Курс лекций. – Минск: Амалфея. – 2001.

9. Отечественное законодательство XI – XX веков. Ч.I – II, — М. 2003.

10. Рогов В.А. История государства и права России IX – начало XX веков. – М. 1999.

11. Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период. /Под ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. – М., 2005

II Дополнительная литература

1. Альшиц Д.Н. Начало самодержавия в России. – Л. 1989.

2. Багрянородный К. Об управлении империей. – М. 1989.

3. Болтенкова Л.Ф. Интернационализм в действии. – М. 1988.

4. Введение христианства на Руси. – М. 1987.

5. Вернандский Г.В. История России. Древняя Русь. – М. 2002.

6. Гордиенко Н.С. «Крещение Руси» факты против легенд и мифов. – Л. 1986.

7. Давлетшин Г.М. Волжская Булгария: духовная культура. – Казань, 1990.

8. Кандыба В.М. История русского народа до XII в. н.э. – М. 1995.

9. Ключевский В.О. Русская история. Полный курс лекций в 3 кн., — М.: Мысль, 1993.

10. Ловмяньский Х. Русь и норманы. – М. 1993.

11. Мавродина Р.М. Киевская Русь и кочевники (печенеги, горки, половцы). – Л., 1983.

12. Падалка Л.П. Происхождение и значение имени «Русь». – Полтава, 1913.

13. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории. – СПб., 1993.

14. Пресняков А.Е. Княжеское право в Древней Руси. – М. 2004.

15. Рогов В.А. История государства и права России XI – начала XX веков. – М.: Зерцало, 1999.

16. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества (XII – XIII вв.). – М. 1982.

17. Сахаров А.Н. Дипломатия Святослава. – М. 1993.

18. Свердлов М.В. Генезис и структура феодального общества в Древней Руси. – Л. 1998.

Устрялов Н.Г. Русская история до 1855 года в 2 частях. – Петрозаводск

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх