Помост

Вопросы веры

Кириллово белозерский монастырь

Кириллов. Кирилло-Белозерский монастырь. Церковь Сергия Радонежского.

Церковь Сергия Радонежского с трапезной палатой была построена на территории Ивановского Малого или Горнего монастыря, входившего в состав Кирилло-Белозерского монастырского ансамбля. Ивановский монастырь по отношению к Успенскому изначально занимал подчиненное положение и лишь во втор. пол. ХVI века приобретает некоторую самостоятельность. Ряд исследователей считает, что церковь возведена на вклад Ивана Грозного и его сыновей. Впервые она упоминается в монастырской описи 1601 года, где сказано, что «… в том же горнем монастыре церковь каменна о двух верхах во имя преподобного Сергия Радонежского теплая с трапезою».

1560 год — общепринятая дата постройки церкви, возникла на основании года освящения престола Дионисия Глушицкого, которому посвящен придел (антиминс хранится в фондах Кирилловского музея.) К 1594 году относится повторное освящение престолов церкви и придела, связанное с надстройкой объемом храма яруса звона, который завершался рядом кокошников: восточному и западному фасадам — по четыре, а по южному и северному — по три кокошника. Церковь была увенчана двумя главами (над храмом и приделом).

В 1621-1бЗ5 гг. в связи с ухудшением технического состояния памятника, особенно стен храма, были заложены арки звона, а звонница перенесена на пристроенную к трапезной северную паперть, а под восточную стену. В 1997 году, в год празднования 600-летия монастыря, часть монастырской территории была передана Вологодскому Епархиальному управлению. В 1998 году зарегистрирована Православная религиозная организация Кирилло-Белозерский мужской епархиальный монастырь.

В настоящее время храмы Иоанна Предтечи и Сергия Радонежского переданы действующему монастырю. В церкви Сергия Радонежского богослужения проходят летом.

Кирилло-Белозерский мужской монастырь

Россия Вологодская область Кириллов

Идёт загрузка карты…

Кири́лло-Белозе́рский монастырь (также Кириллов монастырь) — мужской монастырь Вологодской епархии Русской православной церкви, расположенный на берегу Сиверского озера в черте города Кириллов Вологодской области, который вырос из слободы при монастыре. В XV—XVII веках — один из крупнейших и богатейших монастырей России, центр духовной жизни Русского Севера. С 1924 года — историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.

История

Монастырь основан в 1397 году прп. Кириллом Белозерским.

В 1447 году монастырь посетил великий князь Василий Васильевич, находившийся до того в ссылке в Вологде. Кирилловский игумен Трифон освободил его от крестного целования не претендовать вновь на московский престол. Обитель рано стала одним из важнейших книжных центров России. К концу XV в. здесь хранилось 210 рукописей.

Кирилло-Белозерский монастырь со стороны Сиверского озера. Фото С.М. Прокудина-Горского 1909 г.

Белозерские земли первоначально относились к Ростовской епархии. Первой каменной постройкой монастыря был возведенный в 1497 г. артелью ростовских мастеров Успенский собор. В XVI веке рядом с большим Успенский монастырём появился малый Ивановский монастырь.

Многие из сохранившихся храмов были отстроены в камне на исходе правления Василия III. В 1528 году этот правитель приехал в Кирилловский монастырь с княгиней Еленой Глинской молиться о даровании наследника. Последовавшее за этим рождение сына — будущего царя Ивана Грозного — в глазах современников связывалось с заступничеством преподобного Кирилла Белозерского. Иван Васильевич на протяжении всей своей жизни питал к Кириллову монастырю особое пристрастие, считая себя обязанным ему своим рождением. Перед смертью, принимая схиму, первый русский царь, как и его отец, стал пострижником Кирилло-Белозерского монастыря.

В 1600 году была построена первая крепостная каменная ограда с 8 башнями. Внутри стен стояло 9 каменных церквей, колокольня. Кельи и прочие некультовые постройки были деревянными. В 1604 г. священник вологодского Софийского собора Анисим Самсонов написал 20 образов Божией Матери и 20 образов прп. Кирилла Белозерского для Кириллова Белозерского монастыря.

В Смутное время монастырь выдержал в 1612—13 гг. осаду и отбил (до 1616) несколько нападений войск польских и литовских интервентов. Во время штурма был убит командовавший осаждавшими польский полковник Песоцкий.

После этих событий русское правительство осознало важное фортификационное значение обители. В 1654—80 были построены новые каменные стены монастыря, дошедшие до нашего времени, и монастырь стал одной из самых больших и могучих крепостей в России.

Патриарх Никон был сослан сюда в 1676 г. после смерти царя Алексея Михайловича и провел здесь последние 5 лет своей жизни. Он умер по дороге из монастыря в Москву.

В сентябре 1918 года большевиками был расстрелян настоятель монастыря Варсонофий (Лебедев), епископ Кирилловский.

В 1998г. в обители возобновилась монашеская жизнь.

Современное состояние

Монастырь ныне сосуществует с музеем, из храмов действуют Сергиевский (только летом) и Кирилловский (круглый год). Места для приема и размещения большого количества паломников в монастыре пока нет. Одной из новых традиций обители стал ежегодный крестный ход 15 сентября к месту расстрела в 1918 году епископа Варсонофия Кирилловского и игумении Серафимы Ферапонтовской, где сейчас установлен памятный крест и заложена часовня.

При монастыре работает воскресная школа для детей. Занятия проводятся по воскресеньям в 12 часов в отдельном помещении.

Храмы

Успенский собор

Успенский собор является выдающимся памятником художественной культуры Древней Руси, вернее, целым комплексом памятников, сложившимся в течение веков. В истории архитектуры Успенский собор занимает видное место, входя вместе с соборами Спасо-Каменного и Ферапонтова монастырей в группу первых каменных построек Белозерского края, положивших начало монументальному строительству на русском Севере.

Храм преподобного Кирилла Белозерского

По летописным данным кирпичный храм над гробницей основателя монастыря впервые построен в 1585-1587 гг. Сопоставление сведений монастырских описей XVI-XVIII вв. c материалами, полученными при натурном обследовании Успенского собора, позволяет с известной полнотой представить древний облик несохранившейся постройки.

Часовня и крест преподобного Кирилла

Часовня и крест преподобного Кирилла – место, откуда начал своё бытие Кирилло-Белозерский монастырь. Согласно Житию преподобного Кирилла, составленному Пахомием Сербом (Логофетом) со слов «самовидцев», основатель, придя на холм на берегу Сиверского озера, первым делом «водрузил крест» на месте, указанном Пречистой Богородицей.

Церковь преподобного Сергия Радонежского с трапезной палатой

Церковь преподобного Сергия Радонежского с трапезной палатой была построена на территории Ивановского Малого или Горнего монастыря, входившего в состав Кирилло-Белозерского монастырского ансамбля. Ряд исследователей считает, что церковь возведена на вклад Ивана Грозного и его сыновей.1560 год — общепринятая дата постройки церкви.

Церковь Ризоположения

Церковь Преображения Господня с водяными вратами

Церковь Ризоположения была перевезена из села Бородава в 1957 году на территорию Кирилло–Белозерского монастыря. Это самый старый точно датированный сохранившийся памятник русского деревянного зодчества.

Церковь Преображения Господня с водяными вратами

Водяные врата с надвратной церковью Преображения Господня являются одним из самых запоминающихся архитектурных памятников при посещении Кирилло–Белозерского монастыря. П.И. Челищев в своем «Путешествии по северу России» (1791 год) пишет о церкви «Преображенская на воротах: настоящий престол Преображению Господню, придельные – Николаю Чудотворцу и мученицы Ирины».

Церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи с приделом преподобного Кирилла Белозерского

Церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи с приделом прп. Кирилла Белозерского — соборный храм будущего, возникшего позднее Ивановского «меньшого» или «горнего» монастыря — был построен в 1531-1534 годах на вклад великого князя Василия III.

Церковь преподобного Иоанна Лествичника

Церковь прп. Иоанна Лествичника над Святыми вратами сооружена в 1569-1572 годах на вклад царевичей Ивана и Федора – сыновей Ивана Грозного царевичей. Поэтому ее главный престол и придел были освящены во имя тезоименитых царевичам святых прп. Иоанна Лествичника и вмч. Феодора Стратилата.

Церковь преподобного Евфимия Великого

Больничная церковь преподобного Евфимия Великого была построена в 1653 году. Это одна из ранних больничных церквей, появляющихся в русских православных монастырях только с середины XVII века.

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы с трапезной палатой

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы с трапезной палатой была возведена в 1519 году на месте деревянной монастырской трапезной, возникшей у юго-западного угла Успенского собора. Одностолпная трапезная палата, перекрытая сводом с распалубками, с примыкающим с запада объемом келарской, являлась одной из крупнейших для своего времени.

Церковь Архангела Гавриила

Церковь Архангела Гавриила была построена в 1531-1534 гг. по велению и на вклад великого князя Василия III, по случаю рождения у него наследника Ивана IV. По мнению исследователя памятника С.С. Подъяпольского, здание было построено артелью, возглавлявшейся, вероятно, ростовским мастером.

Святые

Преподобный Кирилл Белоезерский

  • Прп. Кирилл Белоезерский
  • Прп. Фавст Вологодский, пустынник
  • Прп. Кассиан Каменский
  • Прп. Филипп Ирапский
  • Прп. Нил Сорский
  • Прп. Корнилий Комельский
  • Прп. Иродион Илоезерский
  • Прп. Игнатий Белоезерский, Молчальник
  • Прп. Досифей Белоезерский
  • Прп. Герман Дивный, Белоезерский
  • Прп. Иаков Кирилловский (Поспелов)
  • Прп. Макарий Высокоезерский
  • Новомученики кирилловские
  • Прп. Ферапонт Белоезерский
  • Прп. Мартиниан Белоезерский
  • Прп. Кирилл Новоезерский
  • Прп. Иннокентий Комельский
  • Прп. Зосима Ворбозомский
  • Прп. Даниил Шужгорский
  • Прп. Галактион Белоезерский

Святыни

В храме преподобного Кирилла под спудом почивают мощи преподобного основателя обители.

На месте первого поселения преподобного поставлены каменные сени, в которых находится деревянная часовня, рубленая, по преданию, самим преподобным Кириллом и крест, водруженный им при поселении.

Возле алтаря Успенского собора погребён выдающийся настоятель обители XIX века – преподобный Иаков Кирилловский. На месте захоронения установлен мраморный памятник.

В 6 км от монастыря, на горе Мауре, где преподобный Кирилл узнал место для поселения, указанное в видении Богородицей, поставлен поклонный крест.

В 20-ти минутах ходьбы от монастыря, по адресу: ул. Строителей, д. 56 а на г. Золотуха находится часовня Новомучеников Кирилловских, сооружённая на месте их расстрела.

Престольные праздники

Кирилла Белозерского — Июнь 22 (день преставления)

Успение Пресвятой Богородицы – 28 августа

День мученической кончины в 1918 году священномученика Варсонофия, епископа Кирилловского, преподобномученицы Серафимы, и мучеников Николая Бурлакова, Анатолия Барашкова, Михаила Трубникова и Филиппа Марышева — 15 сентября. В этот день из обители совершается Крестный ход на г. Золотуху.

Как добраться

Адрес: 161100 Вологодская обл., г. Кириллов, Кирилло-Белозерский монастырь.

Телефон: +7(81757) 3-16-37.

Проезд: Добраться до Кириллова можно либо через Вологду, либо через Череповец.

Для получения полной информации о рейсах из Вологды до Кириллова звоните на автовокзал Вологды по телефону +7(8172) 75-04-52, 75-92-13; о рейсах из Череповца до Кириллова на автовокзал Череповца по телефону +7(8202) 55-51-33, 67-26-24.

Расстояние от Вологды до Кириллова 127 км, от Череповца до Кириллова — 92 км.

Паломнику

Для паломников возможно размещение групп до 6 человек в странноприимном доме. Также можно заказать экскурсию по территории малого Иоанновского монастыря.

Расписание богослужений:

Литургия служится в субботы, воскресенья и праздничные дни. В среднем за неделю служится 3-4 Литургии. Вечером богослужение начинается всегда в 17 ч. 00 мин. Утром, если накануне было Всенощное бдение, Литургия начинается в 9 ч. 00 мин, в другие дни Литургия начинается в 8 ч. 00 мин.

Фото

  • Церковь прп. Евфимия. Фото С.М. Прокудина-Горского 1909 г.

  • Новый город. Стены и Белозерская башня. Фото 1960-х гг.

  • Успенский собор

  • Храм преподобного Кирилла Белозерского

  • Церковь преподобного Сергия Радонежского с трапезной палатой

  • Часовня и крест преподобного Кирилла

  • Церковь Ризоположения

  • Церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи с приделом преподобного Кирилла Белозерского

  • Церковь преподобного Иоанна Лествичника

  • Церковь преподобного Евфимия Великого

  • Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы с трапезной палатой

  • Церковь Архангела Гавриила

Видео

Кирилло Белозерский монастырь

Кирилло-Белозерский монастырь

Кирилло Белозерский монастырь

Кирилло Белозерский монастырь

Кирилло Белозерский монастырь

Кирилло Белозерский монастырь

Сюжет «Кирилло — Белозерский мужской монастырь»

Кирилло-Белозерский монастырь. Северная Лавра

Ссылки

Сайт обители

Кирилло-Белозерский монастырь

Кирилло-Белозерский монастырь

Адрес: Россия, Вологодская область, город Кириллов
Дата основания: 1397 год
Основные достопримечательности: собор Успения Пресвятой Богородицы, церковь Евфимия Великого, церковь Иоанна Лествичника, церковь Иоанна Предтечи, церковь Кирилла Белозерского, церковь Спаса Преображения
Координаты: 59°51’26.8″N 38°22’02.9″E
Объект культурного наследия Российской Федерации

Краткая история

Достопримечательности Кирилло-Белозерского монастыря

Стены и башни – защитники монастырского подворья

Кириллов монастырь: значимость для современных верующих

Кирилло-Белозерский монастырь на карте

Краткая история

Как видно из названия, основателем данного архитектурного сокровища является старец Кирилл. На тот момент мужчине было уже около 60 лет. Достаточно почтенный возраст, особенно для Руси XIV века. Ферапонт, преподобный из Симонова монастыря, из того самого, откуда пришел и сам Кирилл, был опорой и поддержкой для старца во всех его раздумьях, мыслях и начинаниях.

Кирилло-Белозерский монастырь с высоты птичьего полёта

Место, где сейчас располагается монастырь, в годы основания было совершенно не обустроенным и пустым, да и вообще леса, густые и не проходимые, окружали Вологду на много километров.

Постепенно это превратилось в почитаемое и любимое место для монахов, которые пытались найти уединение в пустынном месте, ведь это исторически сложившаяся традиция. Она берет свои истоки от святых отцов, которые проводили свое бытие в пустынях, вдалеке от людей и греха.

Вид на Кирилло-Белозерский монастырь

Происходило это все в тот момент, когда монашество только начало зарождаться. Но местность была привораживающей и ослепляющей своей красотой: берег Сиверского озера, тишина и спокойствие. Из многих источников стало известно, что именно это место видел старец с горы в своем видении, где к нему якобы пришла Богородица.

Жизнь духовного центра Северной части Руси была очень насыщенной на события. Но ничего не смогло сломить мощи и силы прекрасного сооружения. Да, были и нашествия, и попытки захвата врагами – поляками и литовцами, но это не помешало просуществовать величественному святому объекту целых 700 лет!

Вид на монастырь с противоположного берега Сиверского озера

Многие цари, князья, различные правители лично посещали Кирилло- Белозерский монастырь с разнообразными побуждениями: раскаяние, просьба о появлении здоровых наследников, победа в войне и так далее. Здесь побывали Петр I, Александр I, Иоанн Васильевич Грозный. Безусловно, все это оставило отпечаток на развитии святыни. Денежные средства на ее становление выделялись в немалом объеме, благодаря чему появлялись новые соборы. Многие церкви сохранились и до нашего времени.

Достопримечательности Кирилло-Белозерского монастыря

Кирилло- Белозерский монастырь – это настоящее сокровище России. Он является самым большим по площади не только в нашей стране, но и по всей Европе. Практически все постройки святыни по отдельности являются памятниками архитектуры и художественного дела, даже стены, которые окружают этот мужской монастырь.

Вид на Кузнечную башню

Фундаментальным основанием подворья является Успенский собор – самая первая постройка, которая была возведена из дерева еще при жизни старца Кирилла. Но, к великому сожалению, церковь исчезла в результате пожара 1497 года. Здесь же был воздвигнут собор в честь Успения Пресвятой Богородицы из камня.

Прохор Ростовский – важное лицо в истории возведения построек монастыря. Именно ему во многом принадлежит заслуга возведения прекрасного Успенского собора. Под его началом трудились 20 человек, не жалея сил и времени. Успенский Собор открыл череду каменных построек, он был в этом плане одним из первых в северной части Руси. За основное направление возведения церкви архитекторами были взяты московские традиции знаменитых по всей стране памятников и зданий. Внутреннему содержимому церкви была присуща ступенчатость, которая очень выразительно была подчеркнута зодчими снаружи.

Монастырские стены, Глухая (Котельная) башня, Свиточная башня

В XVII в. на монастырском подворье появилась деревянная церковь, чествующая Казанскую икону Божией Матери. Новенькая деревянная постройка предназначалась только для сбора пожертвований от всех желающих. Первые отклики о данном сооружении специалисты обнаружили в документах 1668 года как о составляющей части монастыря.

Альтернативой старого деревянного здания стала каменная церковь, воздвигнутая в 1700 году. Историки считают, что с этого момента данный храм вошел в общину монахов в качестве первого приходского собора. Однако в 1776 году церковь перешла в собственность недавно появившегося города Кириллов.

Ферапонтовская (Московская) башня

В середине XIX века данное здание было преобразовано и расширено, ведь оно играло чрезвычайно значимую роль в жизни населения: тут проводились различные обряды, недоступные для выполнения в условиях храма. Кроме того, здесь же находилась и главная площадь города, на которой устраивались ярмарки. Даже в XX веке, после разрушения части церкви, тут все так же шумели базары, оживленно проходила торговля.

Трапезная палата монастыря была сооружена в 1519 году. Это огромное помещение квадратной формы с большим общим столом. Здесь же обосновалась церковь в честь Введения в храм Пресвятой Богородицы. Позднее обеим постройкам пришлось пережить многочисленные преобразования и реконструкции.

Казанская башня со Святыми воротами

В середине XVI века подворье монастыря украсила церковь во имя архангела Гавриила – полная противоположность Успенского собора в плане архитектурного оформления. Непривычный итальянский стиль был присущ новому зданию.

Церковь святого равноапостольного князя Владимира также была построена в середине XVI столетия. Расположилась она к северу от Успенского собора. Многие обращали внимание, что церковь князя Владимира внешне очень походит на соседний упомянутый собор, но намного меньше размером. Церковь была обустроена в качестве придела над могилой Владимира Ивановича Воротынского. С годами она превратилась в усыпальницу всех поколений князя.

Внутренний двор монастыря

Стены и башни – защитники монастырского подворья

Общая длина всех стен, которые окружают мужской монастырь, составляет 2 километра. Стены монастыря долгое время не поддавался атакам, которых, кстати говоря, за все время существования святыни было совсем не мало. Крепость духовного комплекса была одной из самых мощных не только на севере, но и по всей стране.

Первоначально стены, окружающие святыню, были сделаны из дерева. Но пожар привел к уничтожению ограждения. В середине XVI века началось строительство Святых ворот. Это и положило начало сооружению каменной крепости, которая прекрасно защищала пустынь на протяжении нескольких столетий.

Церковь Евфимия Великого

Завершение строительства ограждений закончилось уже в XVII веке. Но столь немалые временные затраты оправдались. Для того времени стены монастыря были сделаны очень качественно, достигали 5 метров в высоту и прослужили долгое время. По углам стены были сооружены 4 башни. Только одна из них сохранилась до наших дней благодаря колоссальным стараниям специалистов.

Новый город начали возводить в середине XVII века. Основной целью построения этой составляющей монастыря стала возможность соединения всех сооружений, окружающих подворье, в единое целое.

Церковь Спаса Преображения

Архитекторами были применены самые новейшие методы и технологии в строительстве. Благодаря этому новая крепость Кирилловского монастыря стала одной из самых мощных в России. Толщина стен нового ограждения достигла 7 метров, высота – 11. Не удивительно, что крепость Нового города была высокопрочной и крепкой, с такими-то параметрами и с 6 башнями. Стена, которая окружала комплекс соборов и церквей со стороны озера, не была подвергнута изменениям. Архитекторы просто присоединили ее к новым ограждениям. Испытать новую крепость в бою необходимости не было.

Кириллов монастырь: значимость для современных верующих

Великий мужской монастырь – ценный музей и исторический памятник, находится в Вологодской области. Несколько столетий данный объект был центром духовной и культурной стороны Руси, но затем он пришел в упадок. И лишь в 1924 году властями было по-настоящему обращено внимание на такую важную составляющую жизни русского человека.

Слева направо: Церковь Кирилла Белозерского, собор Успения Пресвятой Богородицы, церковь Владимира равноапостольного, церковь святого Епифания Кипрского

В конце XX века «Северная Лавра» была включена в Государственный перечень особо ценных объектов культурного наследия народов нашей родины. В тот же период было принято решение о передаче части этого замечательного мужского монастыря Вологодскому епархиальному управлению (в честь юбилея основания святыни).

Современный Кириллов – небольшой провинциальный городок, в котором жизнь идет своим чередом, тихо и спокойно. Пустынь на берегу Сиверского озера отлично вписывается в природную обстановку. Здесь царит удовлетворение и спокойствие. Конечно, в наше время пустынь функционирует практически исключительно как музей. Принимают посетителей только Сергиевский и Кирилловский монастыри.

Церковь Иоанна Лествичника

Каждый год здесь проходит крестный ход. Случается это осенью, 15 сентября. Только для того, чтобы полностью обойти стены, которые окружают «Северную Лавру», паломникам необходимо не менее часа времени. Можно представить, как широко раскинулась эта мужская обитель – вдалеке от города, шума, проблем и духоты. Наверное, отдаленность от мирских сует и привлекает многочисленное количество желающих посетить этот замечательный музей, хотя состояние дорог и количество гостиниц в небольшом городке оставляют желать лучшего. Особенно остро трудности с устройством на проживание чувствуются в теплый период года, ведь очень много людей хотят увидеть красивые сооружения, помолиться, побыть наедине с собой и своими мыслями. Именно это придает некоторую особенность и романтику поездкам на святую землю.

Келарский корпус

Стоит отметить, что на территории Вологды практически каждый год проходит определенное количество мероприятий, связанных с духовной жизнью страны. К примеру, с 15 июня 2002 года ежегодно открывается научно-практическая конференция «Святитель Игнатий (Брянчанинов): духовное наследие и современность».

Рейтинг достопримечательности

LiveInternetLiveInternet

Бывший Кириллов-Новоезерский монастырь расположен в Белозерском районе в 40 километрах от районного центра, на Огненном острове посреди Нового озера.

Остров Огненный. Бывший Кирилло-Новозерский монастырь

Основан монастырь в 1517 г. Преподобным Кириллом.

Кирилл был пострижен в монашество в возрасте 15 лет в Комельской обители самим настоятелем Корнилием. Пробыв в монастыре около семи лет, Кирилл с благословения преподобного ушел дальше на север, чтобы создать свою обитель. Инок Кирилл долго странствовал по всем пределам Руси, прежде чем достиг Белоозера и остановился неподалеку от него на Новозере.

Получив в дар от крестьян деревни Шиднем Дия, Григория и Давида Красный остров, он основал обитель в честь Воскресения Христова, в 1517 году. Место это было предназначено ему свыше явлением Богородицы в Успенском Тихвинском монастыре, где Кирилл проживал некоторое время.

Житие Кирилла сообщает о том, что впервые он увидел место, указанное ему Богородицей, с Кобылиной горы, где позднее была возведена церковь, во имя Тихвинской Богоматери и куда два раза в год совершался крестный ход из монастыря — зимой по льду озера, а летом на лодках.

Начало образования монастыря было довольно традиционным: хижина из неокоренных стволов деревьев, ветвей и коры. В 1518 году были срублены две небольшие церкви: Воскресения Христова и Богородицы Одигитрии и две деревянные келий — для себя и собравшейся братии. Постепенно уединенный скит наполнился пришедшими к Кириллу иноками и организовался как монастырь.

Кирилл, избранный настоятелем, прожил в своей обители около двадцати лет. Ещё при жизни игумена монастырь обзавелся своими землями и крестьянами. С 1517 года по год своей смерти Кирилл оставался игуменом обители, получившей позднее его имя, был похоронен на территории основанного им монастыря, признан святым и канонизирован после обретения мощей.

Московские князья изначально поддерживали северные обители вкладными и охранными грамотами, При этом монастыри, обладавшие крупными вотчинами, были обязаны нести за них государственные повинности. По данным 1620 года, северные монастыри поставляли стрелецкие деньги и стрелецкий хлеб на содержание стрельцов, ямские деньги на содержание почт в государстве, полоняничные деньги на выкуп пленных, деньги и хлеб на жалование ратным людям и содержание их в военное время, даточных людей с полным обмундированием на ратную службу. Подать с монастырей взималась и за рыбную ловлю, которая была одним из важных источников их дохода.

Наиболее значительными были вклады светских лиц. Новоезерская обитель пользовалась вниманием великих князей, начиная с Василия II. Особо богатые дары пожаловал монастырю Иван IV Грозный после чуда, явленного преподобным Кириллом (явившись, царю во сне, старец дал ему совет не входить в палату до третьего часу дня, когда в ней рухнули своды и погребли под собой многих князей и бояр). Особенно прославилась обитель как местонахождение мощей преподобного Кирилла во второй половине XVII века. В 1721 году островной монастырь посетили Петр I с императрицей Екатериной, также оставившие богатые денежные вклады и пожаловавшие чугунные плиты для пола в соборе.

Поддержка великих князей и царей привела к тому, что монастырь, основанный на глухой северной окраине, к середине XVII века стал одним из видных центров экономической и культурной жизни края.

Нового строительства в Новоезерском монастыре не было до опустошительного пожара 1605 года. После него, по храмозданной грамоте митрополита Ростовского и Ярославского Кирилла (в чьей митрополии состояла обитель), данной иеромонаху Леониду, начали строить деревянную церковь Богородицы Одигитрии.

Позднее, в 1644 году, по второй храмозданной грамоте митрополита Ростовского и Ярославского Варлаама возведение Одигитриевской церкви закончили. По непонятным причинам ее освятили лишь в 1649 году. Таким образом, полностью деревянной и небогатой Кириллова обитель и оставалась до этого года.

Уже в 1649-1652 г.г по обету и на средства боярина Бориса Ивановича Морозова на острове был возведен в камне Воскресенский собор, при сооружении которого были обретены мощи основателя монастыря Кирилла Новоезерского.

В 1685 году на средства царевны Софьи была построена теплая церковь во имя Смоленской Богоматери и трапезная палата. Оживленное каменное строительство продолжалось и в XVII веке, когда была возведена надвратная церковь Петра и Павла. Почти одновременно с ней строилась церковь Захарии и Елизаветы с братскими кельями и колокольней, имевшей два яруса звона с двенадцатью колоколами.

Планировка монастыря, задуманная в XVII веке, свидетельствовала о цельности композиционного замысла. Обитель делали неприступной высокие каменные стены на сваях и гранитном фундаменте и массивные угловые башни с мощной надвратной башней. От монастыря к другому небольшому, так называемому «Сладкому» острову вел деревянный мост длиною с полверсты. Торжественный въезд осуществлялся через стоящие в воде ворота, к которым примыкала небольшая площадь, замкнутая с одной стороны зданиями трапезной и настоятельских покоев, а с другой — главным зданием всего комплекса — пятиглавым Воскресенским собором с приделами.

Церковная реформа 1764 года, отнесшая монастырь к III классу, и большие средства, расходуемые на каменное строительство, привели к тому, что обитель пришла в запустение. В 1793 году на острове жило всего 10 монахов. Однако в XIX веке слава новозерского чудотворца Кирилла и деятельность нового игумена (затем первого архимандрита) Феофана Соколова, переведенного из Николо-Моденского монастыря, Устюженского уезда, привлекли внимание царствующего дома Романовых. В 1795 году императрица Екатерина II пожаловала монастырю покров из золотого чешуйчатого глазета на раку преподобного Кирилла. Император Павел Петрович в 1796 году преподнес обители 1000 золотых рублей, священнослужебные сосуды, напрестольное евангелие и серебряный крест с финифтью, а также ризы и священнические облачения из драгоценных тканей. В 1819 году Александр I пожаловал архимандриту Феофану митру и наперсный крест, осыпанный драгоценными камнями. Много помогали обители и московские купцы Афанасий Долгов и Семен Васильев, иждивением которых были сооружены иконостас Воскресенского собора и серебряная с чернью рака преподобного Кирилла.

Значительные вклады позволили монастырю вернуть его былое благосостояние, и к 1838 году в нём жило уже 80 монахов. В монастырской ризнице хранилось множество икон, книг, риз из драгоценных тканей, золотой и серебряной утвари. О значении Кирилло-Новозерского монастыря в жизни Новгородской епархии свидетельствовал тот факт, что с 1799 года исправление должности благочинного монастырей Кирилловского уезда было поручено настоятелю обители архимандриту Феофану. В его ведении находились Кирилло-Белозерский, Горицкий, Моденский монастыри и Филиппо-Ирапская пустынь.

В 1906 году монастырь сильно пострадал от пожара, возникшего в Алексеевской церкви от искры, вылетевшей из алтарной печи. Воскресенский собор с приделами, храм Захарии и Елизаветы, трапезная палата и колокольня были полуразрушены. Уцелели лишь угловая Петропавловская церковь и монастырская ризница. По свидетельству очевидцев, монастырь представлял собой «нечто вроде руин средневекового замка». Восстановительные работы, развернутые после пожара, продолжались в обители более 5 лет.

К 1917 году в монастыре было три храма: соборный храм во честь Воскресения Христова, построенный на средства боярина Морозова, в честь Смоленской иконы Божей Матери и надвратный храм во имя Петра и Павла. В соборном храме покоились мощи основателя монастыря Преподобного Кирилла.

Закрытый и разоренный монастырь в 20-х годах стал местом заключения Белозерского священства и монашества.

Каменный собор Успения Пресвятой Богородицы — в основанном в 1397 году Кирилло-Белозерском монастыре – был выстроен за один сезон (пять месяцев) и освящён 8 сентября 1497 года. В том же 1497 году для собора были написаны шестьдесят икон – 24 “праздника”, 21 икона деисусного чина, 9 икон пророческого и 6 икон местного рядов.

Богатейший древний кирилловский иконостас почти полностью сохранился до наших дней – потеряв лишь две иконы (одну из пророческого ряда и одно изображение столпника Алимпия), да утратив общую целостность комплектации, поскольку отдельные его иконы до революции периодически заменялись новыми, с перемещением прежних, древних, в монастырские хранилища, откуда их благополучно извлекали, уже в советское время, учёные-искусствоведы, по своему усмотрению распределявшие драгоценные находки по четырём отечественным музеям.
Предки наши особого пиетета к историко-художественному наследию не испытывали. Потемневшие старые изображения в лучшем случае просто вынимали из рам и киотов и уносили с глаз долой на склад,
а на их опустевшее место ставился другой образ, пахнущий свежей краской, яркий, радующий глаз и душу как очередного настоятеля, так и любого благочестивого русского человека. В худшем же случае старые иконы записывалсь, подчас по нескольку раз за свою долгую жизнь – в таком виде возвращаясь в иконостасы и на стены храмов.

В Успенском соборе Кирилло-Белозерского монастыря процесс обновления иконописного собрания происходил с XVII века. Был на 100% заменён пророческий ряд – вместо древних полуфигур теперь здесь оказались изображения в полный рост. Помимо того, из деисусного ряда было удалено 6 икон, из праздничного – 8. Старые образа отправились в рухлядную, до лучших времён.
Атрибуция икон Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря в полной мере была осуществлена лишь в послевоенное время. В дореволюционных источниках встречаются ошибочные сведения о принадлежности некоторых из них кисти Андрея Рублёва. В частности, ему приписывалась местная икона “Успения Богородицы” (она на первом фото этой статьи), расчищенная Павлом Ивановичем Юкиным в 1918 году – об этой реставрации подробнее будет сказано ниже. Той же версии придерживался в 1926 году И. Э. Грабарь в своем очерке “Андрей Рублёв”, ссылаясь на запись Расходной книги Кирилловского монастыря за 1612 год, гласящую: “С иконы Успения, письма Рублёва, сняты яхонты и жемчуги на икону Преподобного , писанную учеником его Дионисием Глушицким”, а также на опись собора 1621 года, в коей упоминается “образ местный Успения Пресвятой Богородицы Рублева письма”.
В ходе новейших исследований было установлено, что упомянутая икона “Успения” была написана одновременно с остальными иконами собора – в 1497 году, к тому времени Андрея Рублева уже не было в живых (в 1430 г. похоронен в Спасо-Андрониковом монастыре).

Кстати, истинных имён иконописцев, как и страну их происхождения, установить до сих пор не удалось. Ни подписей, ни каких-либо архивных документов, позволяющих решить сию загадку, не сохранилось.
С точки зрения исследователей древнерусской живописи, к началу XX века Кирилло-Белозерский монастырь фактически являл собой хранилище бесценных художественных сокровищ — недоступных для изучения, поскольку администрация монастыря оставалась глуха к просьбам заинтересованных представителей научного сообщества.

Возможно, это стало результатом предшествующих неприятных эксцессов, связанных с монастырским иконописным собранием. О первом из них рассказывает заметка в газете “Свет” №309 за 1896 год: ”Лет 20 назад в главном Успенском соборе похищены древние иконы греческого письма, расположенные над местными образами. Кража обнаружена случайно и виновником её оказался здешний пономарь, который, будто, продал их раскольникам и заменил другими, меньшего размера”. Речь, в частности, об иконе “Снятие с креста”, в конце концов найденной и в 1965 г оказавшейся в Музее Рублёва:

Вторым случаем стало изъятие в 1911 году одной из икон, находящихся в хранилищах монастыря, для проходящей в Новгороде Великом, в рамках XV Всероссийского Археологического съезда, выставки предметов церковной старины, после завершения которой было решено икону в монастырь не возвращать.
Так что, в какой-то мере, можно понять нежелание настоятелей монастыря давать свободный допуск к собранию иконописи – пусть даже и учёным, но всё-ж-таки посторонним людям. Как говорится, береженого Бог бережет.
Радикальным образом ситуация изменилась практически сразу после переворота 1917 года.

10 июня 1918 года, по инициативе И. Э. Грабаря, в Москве, в рамках Реставрационного отдела Коллегии по делам музеев и охране памятников искусства и старины при Наркомате просвещения РСФСР, была создана Комиссия по охране памятников древнерусской живописи, в состав которой вошли искусствоведы и художники-реставраторы, еще до революции работавшие на историко-художественных объектах Новгорода, Москвы, Костромы, Белозерья, в частности, П. И. Юкин, Г. О. Чириков, Н. И. Брягин, Л. А. Мацулевич, П. П. Муратов, В. Т. Георгиевский и другие. Руководителями Комиссии стали Игорь Эммануилович Грабарь и Александр Иванович Анисимов.
Шесть лет спустя, в 1924 году, Комиссия была преобразована в Центральные государственные реставрационные мастерские, с 1960 г носит имя своего основателя, И. Э. Грабаря, а с 1974 г становится Всероссийским художественным научно-реставрационным центром.

На заре своего существования, в заполошном 1918 году, целями деятельности Комиссии по охране памятников древнерусской живописи были: розыск и выявление, охрана, изучение и научное исследование, расчистка и, по возможности, реставрация памятников отечественного художественного наследия, интерес к которому, несмотря на политические потрясения тех лет, не только не угасал, но и, в связи с появившейся возможностью получения доступа к закрытым до революции хранилищам старинных храмов и монастырей, привлекал к их изучению всё большее количество как специалистов, так и случайных людей, в кромешной сумятице тех лет норовящих погреть руки над благословенным очагом культуры.
После Декретов о Земле и Об отделении церкви от государства, фактически запретивших РПЦ владение каким-либо имуществом, без должной охраны осталось неисчислимое количество культовых предметов (значительная часть которых была из серебра и золота, а оклады, нередко, содержали драгоценные камни) в самих храмах, их ризницах, хранилищах, библиотеках, хозяйственных корпусах монастырей.
Вернее сказать, охранялось всё это, конечно, неусыпно – причем как самими священнослужителями, так и местными жителями, честными и неравнодушными прихожанами тех же церквей, порой с оружием в руках, рискуя жизнью, защищавшими их от непрошенных “товарищей”, нагрянувших под видом очередной ревизии. Но на стороне “товарищей” отныне стояло советское государство, по законам которого ни единой свечи, ни единого лишнего пуда муки у храмов быть не могло. Что уж говорить о вещах более весомых…

Кроме того, надо понимать, что в условиях анархии, хаоса и беззакония по стране, сродни броуновскому движению, перемещалось множество безработных, беспризорных, маргинальных личностей и солдатни, зачастую имевших при себе какое-либо оружие, промышлявших мародёрством в благоприятных условиях попустительства к тому местных властей, под лозунгами типа “долой зажравшихся попов и буржуазию”. Бога эта публика уже давно не боялась. А дьявол – не иначе как был одной с ними крови…
Одним словом, памятникам древнерусской живописи опасность угрожала нешуточная – хотя не подлежит сомнению, что десяток учёных, какими бы профи они ни были, и какими бы охранными свидетельствами ни размахивали, хоть от самого Ильича — против голодной толпы дремучего мужичья и откровенных бандитов они были бы абсолютно бессильны…
Но вернёмся к предмету нашего рассказа. К иконостасу Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. Для пробных расчисток которого в сентябре 1918 года в Кириллов приехали трое представителей Комиссии по охране памятников древнерусской живописи: искусствовед, большой знаток средневековой живописи Александр Иванович Анисимов, работавший с ним вместе реставратор Павел Иванович Юкин и фотограф Александр Владимирович Лядов. Ниже приведен любопытнейший документ – переписка находящегося в Кириллове А. И. Анисимова с И. Э. Грабарем.
“07 сентября 1918 г. …Ехали мы 5 суток …По Волге ходит один-единственный пароход, поэтому давка была дикая…Стоимость проезда ужасная, носильщики и извозчики безжалостны…Продовольственный вопрос стоит здесь очень и очень остро. Нам хлеба выдают по ½ фунта…Кирилловские дни не могут идти ни в какое сравнение с владимирскими в отношении благ питания. Не идут они в сравнение и в отношении благ погоды. Почти целыми днями лупит дождь, дует холодный ветер, а под ногами — ужасающая грязь.
В довершение прелести на днях на берегу озера “публично” расстрелян бывший исправник, о чём население было оповещено листочком, настуканным на ремингтоне. Просто, коротко и ясно.
Местный викарий, епископ Варсонофий, отнёсся к нам вполне любезно и разумно. На другой день по нашем приезде “Успение” Рублева было вынуто из иконостаса и перенесено в Архиерейский дом и освобождено от оклада. А на третьи сутки начались работы по расчистке и проклейке. Икона, по моей классификации, хорошей сохранности, но в различных местах прописана неоднократно и потому потребует времени. В силу этого я был бы не против второго мастера, скажем – Горохова, если бы Вы сочли нужным его прислать.
Вчера и сегодня, пока расчищенные квадраты фотографируются, Павел Иванович работает над известным “портретом” Кирилла Белозерского кисти Дионисия Глушицкого. И надо сознаться, что вещь эта, хотя и маленькая, но интереса совершенно исключительного. Если я не увлекаюсь, она носит на себе черты чего-то на самом деле наблюденного в действительности, удивительна по живописи и глубоко характерна по своей подлинной древности.
Что касается фотографирования, то теперь фиксируется каждый шаг. “Успение” фотографируется детально, по квадратам, до расчистки, после расчистки, до выборки и после выборки.
С епископом мы очень ладим. Кормить он нас не кормит и у себя не укладывает, но все наши начинания приветствует и не только приветствует, но добавляет еще и своими. Я предложил ему отобрать из вещей, вышедших из употребления, все достойные охраны и устроить специальное древлехранилище, отдав под это половину своего большого и хорошего дома. И он отозвался очень сочувственно, и кое-что мы уже начали приводить в исполнение, тем более что дому его, в противном случае, грозит захват под реальное училище.
Дела здесь хватило бы не на месяц и не на два, а на год, для целой артели работников: так много здесь чудеснейших икон.”
“20 сентября 1918 г. Милый Игорь Эммануилович,
я только что послал Вам телеграмму с просьбой о немедленной высылке сюда двух мастеров получше и некоторого количества политуры (также прошу острозубцы). Расчистка “Успения” идет крайне медленно, причиной чего не только состояние иконы в общем довольно хорошее, но неблагоприятное для расчистки. Причины шире и глубже.
В эту субботу был арестован епископ Варсонофий в момент возвращения со мною в экипаже из Гориц .
На рассвете следующего дня он был выведен с игуменьей Серафимой Ферапонтова монастыря, двумя горожанами и двумя крестьянами в поле и расстрелян. Расстрел произвели присланные из Череповца красноармейцы. Стреляли в спину. Передают, что епископ был убит только седьмым залпом и в ожидании смерти всё время молился с поднятыми к небу руками и призывал к миру.
Это убийство было неожиданным не только для населения, но и для местного совдепа, члены коего говорят, что невиновны в этой смерти и что последняя легла на них тяжестью.
За те две недели, что я здесь, я не замечал со стороны Варсонофия какого-либо вмешательства в политику: он был занят только церковными делами, хозяйством монастыря и был всегда прост, ровен и внимателен к запросам и требованиям местного совдепа. Уже две ночи подряд последний даёт разрешение на вырытие тела епископа, игумении и остальных убитых из ямы, куда они были брошены, и две ночи подряд являются череповецкие красноармейцы и, отменяя разрешение совдепа своими силами, заставляют вновь закапывать трупы.
Оба великих монастыря являются сейчас лишенными какой-либо власти и руководящего заведывания, что не может не тревожить меня в крайней степени.
Я не стану распространяться об остальном. Жизнь здесь, и раньше невеселая, превратилась в какой-то кошмар: чувствуешь себя запертым в тесный зловонный зверинец, где принуждён испытывать все ужасы соседства с существами, коим нет имени. Но закончить работу необходимо.
Ваш Ал-др Анисимов.
P.S. Кирилл Дионисия Глушицкого, уже совершенно законченный, оказался подлинным портретом. В истории русской живописи это – открытие первостепенной важности.”
“24 сентября 1918 г. Необходимо, чтобы Коллегия или прислала сейчас же сюда особое лицо с особыми полномочиями для охраны зданий и имущества таких монастырей как Кирилло-Белозерский, Ферапонтовский и Горицкий, а то и всех церквей этого края, или чтобы она вручила такие полномочия мне (до окончания моих работ), известив об этом по телеграфу в особой форме.
Жить здесь сейчас – подлинная пытка.
Павел Иванович нервничает и даже звал уехать, так как при создавшихся условиях нет сил хорошо работать. Лядов крепится.
Я же не считаю возможным оставить такие великие памятники в такую тревожную и тяжкую минуту без просвещенного заступничества. Быть здесь, несмотря на присутствие Рублева и двух Дионисиев не радость, а тяжёлый крест”
В ноябре 1918 г работы в Кириллове пришлось-таки свернуть – в виду отсутствия условий для нормальной реставрационной деятельности в холодный сезон. С собой в Москву реставраторы забрали 6 реквизированных праздничных икон и одну икону пророческого ряда – А. И. Анисимов поместил их у себя дома в личной коллекции.
Весной 1919 г работы в Кириллове возобновились – была предпринята попытка расчистки иконы “Одигитрии” из местного ряда иконостаса Успенского собора.
В том же 1919 году, под предлогом продолжения реставрации, в Москву были вывезены еще три иконы – “Успение Богоматери”, “Одигитрия” и портретная икона Кирилла Белозерского.
Из десяти вывезенных за 1918-1919 гг икон обратно в монастырь не вернулась ни одна.
Стоит вспомнить, что с 1918 года в помещениях монастыря уже начали размещаться гражданские учреждения – в частности, учебные классы и общежития детского дома. Столь беспокойное соседство не могло не тревожить Александра Ивановича Анисимова, высказавшегося по этому поводу следующим образом:
“В 1918 г в Кирилловском монастыре производилась проклейка икон, собранных в Архиерейском корпусе. Отдел Народного образования потребовал здание под приют, по поводу чего, как известно, возникла большая переписка.
Иконы были снесены в большую залу и поставлены неправильны образом на ребро. Между тем, уезжая, я дал инструкцию не трогать памятники. Дурные условия хранения быстро сказались весною 1919 г., иконы все вспучились и начали осыпаться. Я предписал положить их плашмя, но это оказалось невозможным, так как по зале бегали дети. Пришлось перенести в единственное мало-мальски пригодное место — бывший Арсенал, где большая сырость. Следует перевезти все памятники в Москву, укрепить и наблюдать за ними, так как состояние их очень дурное.”
К тем же выводам в 1921 году пришла инспекция комиссии I Всероссийской конференции по вопросам реставрации и ремонту при Главнауке под председательством Н, В. Бакланова, которая обследовала оставшиеся живописные памятники, и по ее рекомендации часть икон в 1922-1925 была отправлена на реставрацию в Москву и Петроград, и обратно в Кириллов уже не вернулась.
На сегодняшний день из икон, написанных в 1497 году для иконостаса Успенского собора, за пределами Кирилло-Белозерского монастыря находятся: в Русском музее Санкт-Петербурга 15 икон; в Москве в Музее Андрея Рублёва – 5 икон; в Третьяковской галерее – 3 иконы. Остальные (за исключением двух утерянных) — благополучно пребывают в Кириллове.
Работы по исследованию и реставрации иконописи под пристальным контролем А. И. Анисимова, почти ежегодно приезжавшим в Кириллов, продолжались вплоть до его ареста в 1930 году.
Не принявший сторону новых властей, Александр Иванович принципиально не скрывал своего отношения как к происходящим в стране процессам, так и к лицам, занимавшим руководящие должности в государственных учреждениях.
Сфера его интересов лежала в области, на которую фактически и повсеместно был наложен запрет – ни о каких иконах и фресках в стране строителей коммунизма не могло быть и речи.
Постепенно в принудительном порядке ликвидировались организации, сотрудником которых он являлся – закрылся Отдел религиозного быта Исторического музея в Москве, расформированы Центральные государственные реставрационные мастерские.
С марта 1929 года в советской печати начинается его травля, завершившаяся арестом 6 октября 1930 года.
Одним из главных пунктов обвинения стала публикация Анисимовым в Праге в 1928 году монографии об иконе “Владимирской Богоматери” греческого письма, раскрытой Григорием Осиповичем Чириковым.
7 октября 1930 года, на следующий день после ареста, Анисимов заявил следователю: “Причину гонения на себя и постепенного лишения работы и заработка я, по своему разумению, вижу в следующем. По своим общественно-политическим взглядам я не являюсь социалистом. Своими родителями я был воспитан демократически. По своему идеалистическому миросозерцанию я не являюсь сторонником советской власти как основанной на материалистическом понимании вещей”.
Осужденный на 10 лет лагерей, Александр Иванович отбывал срок сначала на Соловках, затем был переведен на строительство Беломорканала в местечко Кузема.
Из последнего следственного дела Анисимова, заведённого уже в лагере летом 1937 года: “Настроен резко антисоветски. В разговорах открыто выражает своё недовольство политикой советской власти. Пользуется громадным авторитетом среди окружающих его заключённых”…
Тройка НКВД Карельской АССР постановила: Анисимова Александра Ивановича расстрелять.
2 сентября 1937 года в 23 часа 30 минут приговор был приведён в исполнение…
…Светлая память и низкий человеческий поклон…
… Реставрационные работы на иконостасе Успенского собора были возобновлены после долгого перерыва лишь в 1967-1968 годах: силами специалистов отдела темперной живописи Всесоюзной центральной научно-исследовательской лаборатории консервации и реставрации, под руководством О. В. Лелековой.
Итоги их плодотворной деятельности были показаны на выставке «Успенский иконостас XV в.», развернутой в Москве в дни Олимпиады-80.
Позднее, уже в наше время, в 2012 году, в Успенской звоннице Московского Кремля была организована повторная выставка, на которой демонстрировался полный кирилловский иконостас 1497 года, для чего сюда были перемещены иконы, хранящиеся в нескольких российских музеях. Остаётся надеяться, что подобное мероприятие окажется не последним – увидеть вместе разрозненные части когда-то единого художественного ансамбля было бы большим счастьем.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх