Помост

Вопросы веры

Кто главный в монастыре

Документ утвержден на заседании Священного Синода от 28 декабря 2018 года (журнал № 129).

В соответствии с утвержденным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 2017 года «Положением о монастырях и монашествующих» в женских монастырях «Исповедь совершается духовником или священниками, назначаемыми епархиальным архиереем, предпочтительно из числа белого духовенства». При этом современная практика знает немало случаев, когда указанные обязанности возлагаются на монашествующих пресвитеров. Настоящий документ призван ответить на некоторые вопросы, возникающие при назначении монашествующего клирика для служения в женском монастыре.

Канонические и святоотеческие основания

Канонические постановления Соборов и святых отцов, относящиеся к служению и пребыванию иеромонахов в женских обителях, направлены на то, чтобы оградить жизнь монашествующих от смущения и соблазна.

Так 20 правило VII Вселенского Собора гласит: «Да не живут во едином монастыре монахи и монахини, потому что соводворение дает посредство к прелюбодеянию. Да не имеет дерзновения монах с монахинею или монахиня с монахом беседовати наедине. Да не спит монах в женском монастыре, и да не яст монахиня вместе с монахом наедине».

47 правило Трулльского Собора повелевает «не спать — ни женщине в мужском монастыре, ни мужчине в женском: ибо верные, а особенно монахи, должны быть выше всякого соблазна и преткновения, и устроять и управлять жизнь свою сообразно с благоприличием и благоприступанием к Господу».

Помимо канонических правил некоторые указания даются и в авторитетных святоотеческих памятниках.

Так, святитель Никифор Исповедник, Патриарх Константинопольский, сурово осуждает молодого иеромонаха, дерзнувшего совершать богослужения в женском монастыре: «Монахини не должны причащаться у молодого монаха-пресвитера, когда таковый служит и причащает».

Святитель Василий в «Правилах, кратко изложенных в вопросах и ответах» рассуждает о соотношении полномочий игумении и пресвитера. Она указывает на то, что клирики не вправе давать какие-либо указания сестрам без ведома игумении: «Если пресвитер прикажет что-нибудь сестрам без ведома старицы ; то в праве ли негодовать на сие старица ? Ответ. И очень» (111 краткое правило).

Некоторые правила святителя Василия определяют принципы, призванные оградить монашествующих от соблазна и смущения. Так, в 110 кратком правиле святителя Василия сказано: «Когда сестра исповедуется пресвитеру; надобно ли быть при сем и старице ? Ответ. Гораздо благоприличнее и безопаснее такая исповедь, которая бывает при старице пред пресвитером, способным предложить благоразумный способ покаяния и исправления». Это правило, а также краткое правило 108, в котором говорится о том, что беседы клирика с сестрами должны проходить в присутствии настоятельницы, призваны исключить ситуацию, когда бы клирик оставался с одной из сестер наедине. Это указание сохраняет свою актуальность. При этом, в соответствии с церковными установлениями, сама исповедь сестры должна быть выслушиваема только исповедающим пресвитером.

Исторические прецеденты

В истории Церкви известны как практика служения монашествующих пресвитеров в женских обителях, так и практика, служения в таковых обителях только белого духовенства. Церковно-правовые установления также фиксируют обе практики.

Так в России законодательно служение монахов и их духовничество в женских монастырях было запрещено Собором 1503 года, что подтверждено постановлением Стоглавого собора 1551 года.

Но позднее, в XIX веке, такие жесткие правила уже не действовали. К примеру, в «Правилах для Борисо-Глебского Аносина общежития», составленных святителем Филаретом, митрополитом Московским, предписывалось: «Духовник общежития избирается из монашествующего или из белого духовенства, зрелых лет, назидательного поведения и сведущий в деле духовного руководства» . В женский Троице-Параскевиевский Топловский монастырь в 1864 году был прислан указ Святейшего Синода, которым предписывалось при монастырской церкви иметь одного священнослужителя из заштатных священников или престарелых иеромонахов .

I Всероссийский съезд монашествующих 1909 года относительно женских монастырей постановил: «Если есть в епархии строгие и опытные старцы из иноков, то назначать духовниками их, а не священников из белого духовенства, мало сведущих в монашеской жизни» .

На Поместном Соборе Православной Российской Церкви 1917-1918 годов было принято определение «О монастырях и монашествующих», в котором сказано: «В женских монастырях для манатейных монахинь духовник назначается из монашествующих епархиальным архиереем».

Юбилейный Архиерейский Собор 2000 года, наоборот, указывает, чтобы духовниками женских обителей «были семейные священнослужители, исключения же могут делаться только для пастырей, имеющих богатый духовный опыт и находящихся в преклонных годах».

Наконец, как было уже упомянуто, Архиерейский Собор 2017 года определил в «Положении о монастырях и монашествующих», что в женских обителях «Исповедь совершается духовником или священниками, назначаемыми епархиальным архиереем, предпочтительно из числа белого духовенства».

Выводы и рекомендации

1. Учитывая исторические прецеденты, назначение клириков из числа монашествующих в женские обители допустимо в тех случаях, когда не представляется возможным следовать процитированной выше рекомендации «Положения о монастырях и монашествующих» и назначать священников из числа белого духовенства. В то же время, с учетом канонических указаний и ради ограждения от соблазнов как клирика, так и сестер обители не следует допускать назначения на служение в женские монастыри молодых иеромонахов, не имеющих богатого опыта духовной жизни.

2. Совершение таинства Покаяния над насельницами женского монастыря требует от монашествующего пресвитера рассудительности и правильного понимания своей роли в душепопечении. Поскольку, согласно святоотеческой традиции, духовное окормление сестер принадлежит игумении, именно за ней остается право назидать их, давать им советы относительно молитвенного правила и чтения, устанавливать меру поста и иных подвигов. Как подчеркивается в «Положении о монастырях и монашествующих»: «Священник, взаимодействуя с игуменией, сохраняет при этом самостоятельность в решении пастырских вопросов, возникающих в связи с исповедью сестер. Вместе с тем пастырская практика священника в отношении сестер не должна наносить ущерба целостности монашеской общины или вступать в противоречие с уставом монастыря, а также духовным руководством, осуществляемым игуменией. При этом, в соответствии с церковными установлениями, священник не вправе раскрывать содержания исповеди сестер игумении или другим лицам в монастыре».

3. Главное дело, которое поручено Церковью священнослужителю, — это предстояние перед престолом Божиим на богослужениях, совершение церковной молитвы и принесение Бескровной Жертвы. Как показывает практика Церкви, служащий в женском монастыре иеромонах может выполнять и другие обязанности в обители. Так, духовник или служащий иеромонах могут по благословению правящего архиерея совершать в женском монастыре постриги насельниц в рясофор, мантию и великую схиму. На них также возлагается обязанность проповеди в монастырских храмах и исповеди мирян.

4. По канонам, духовник или служащий священник из монашествующих должны иметь келью вне ограды монастыря или в удалении от келий сестер. На это указывают 47 правило Трулльского Cобора и 20 правило VII Вселенского Cобора. Также желательно, чтобы они не принимали участия в общей сестринской трапезе, но вкушали пищу отдельно.

— Женская Оптина. Материалы к летописи Борисо-Глебского женского Аносина монастыря. М., Паломник, 2005. С. 73.

— Горчакова Е., кн. Троице-Параскевиевский Топловский женский монастырь в Крыму. М., 1894. С. 13.

— Первый Всероссийский съезд монашествующих 1909 года. Воспоминания участника. М., 1999. С. 207.

«Служба в монастыре – главное, а остальное – поделье»

Игумения Сергия (Щербакова)

Так говаривала игумения Никона (Перетягина), которая в начале 90-х годов прошлого века, приняв на себя настоятельский крест, неустанно – шаг за шагом, год за годом – возрождала вместе с сестрами Шамординскую Казанскую пустынь, основанную некогда преподобным Амвросием Оптинским. Слова «поделье» в толковых словарях не сыщешь, но его смысл вполне понятен русскому человеку. Еще в начале 90-х наместник Оптиной пустыни архимандрит Евлогий (ныне митрополит Владимирский и Суздальский) ввел в Шамординской обители строгий богослужебный устав монастыря, включающий ночные полунощницу и утреню, и, благодаря ревности к службе игумении обители и бессменного монастырского духовника архимандрита Поликарпа (Ничипорука), полный суточный круг богослужений сохраняется все это время. А чтобы обитель могла жить плодами своих трудов, ее насельницы несут послушание на скотном дворе и курятнике, огороде и пасеке, а также в саду, обычно богатом на урожай яблок. Есть в обители разные мастерские – иконописная, витражная, пошива церковных облачений, швейная, чеканно-басменная. В керамической мастерской умелицы изготавливают сувениры, что тоже является достойным занятием для монастырского поделья (и, разумеется, в какой-то мере подпиткой для монастырской казны).

Горячо любимой сестрами игумении, что на протяжении двадцати двух лет была настоящей духовной матерью для все возрастающей монашеской семьи в Шамордине, не стало в мае 2012 года. А в мае нынешнего года Священный Синод Русской Православной Церкви назначил игуменией Казанской Амвросиевской ставропигиальной женской пустыни монахиню Сергию (Щербакову). По признанию новой настоятельницы, матушка Никона не учила ее чему-то конкретно, как, допустим, в школе обучают учеников. Она ее полностью воспитала! Это она, дорогая матушка, привила любовь к богослужениям. Она же помогла понять, что очищать сердце покаянием нужно для того, чтобы человек мог беспрепятственно разговаривать с Богом.

С монахиней Сергией (Щербаковой) мы встретились и побеседовали вскоре после ее назначения.

– Матушка Сергия, думается, что многим людям, в том числе и читателям нашего сайта, среди которых есть наместники, настоятели и настоятельницы обителей, будет интересно узнать о Вашем пути к монашеству. Недавно Председатель Отдела внешних церковных связей Русской Православной Церкви митрополит Волоколамский Иларион (Алфеев) в своей авторской телепередаче «Церковь и мир» подчеркнул, что в монастырь следует идти не под давлением каких-то тяжелых обстоятельств – жизненных невзгод или разочарований, а только в том случае, если человек почувствовал призвание к монашеству. Вы в обитель пришли по призванию?

– По призванию, и почувствовала я его в Оптиной пустыни, куда мы поехали в 1990 году со школьной подругой – инициатором того памятного паломничества. Это был мой первый отпуск после того, как я, окончив институт, год проработала в банке по специальности. В Оптиной мы пообщались с батюшками – нас благословили съездить в Шамордино, посмотреть женский монастырь. Приехали, и как-то сразу все понравилось, хоть и разруха была – одни развалины вокруг. Только церковь в честь иконы Божией Матери «Утоли моя печали» матушка Никона с сестрами успела за рекордно короткий срок подготовить к освящению.

У меня в скиту Оптиной пустыни, в благодатной тишине, прерываемой, правда, разговорами тогда еще не выселенных оттуда мирских людей, живших там семьями, появилось желание уйти из мира в монастырь. А в Шамордине оно окрепло. Если говорить о внешней стороне дела, то очень понравился здесь бесконечный простор – природа сразу расположила к себе. А глубинное внутреннее состояние… Считаю, что то был Промысл Божий, который словами не объяснить, – просто надо быть готовым его почувствовать. Живя в Москве, я время от времени посещала храмы, но только здесь, благодаря матушке Никоне, смогла постичь всю красоту и глубину богослужений. Хотя, признаться, на первых порах ходила на них больше из чувства долга, понимая, что так положено. И вот в какой-то момент случился переворот в душе: я всей душой полюбила службы в храме как духовную трапезу, которая дарит наслаждение и радостную возможность молиться за себя, за своих ближних и за весь мир.

Мне было 22 года, когда я стала послушницей женской пустыни в Шамордине. Сколько же вопросов возникало у нас, новоначальных (особенно у приехавших из городов и мало что знавших о правилах монастырской жизни), и со всеми проблемами, со своими горестями и трудностями мы шли и шли к матушке-настоятельнице! В миру человек часто приобретает греховные навыки, а в монастырь приходит для покаяния, для исправления, борьбы со своими страстями. Поэтому приходилось спрашивать, как в какой ситуации поступить. Матушка, выросшая в церковной семье, окормлявшейся у одного из известнейших и почитаемых старцев Троице-Сергиевой лавры архимандрита Наума, и к тому же будучи по своей природе человеком мудрым и милостивым, давала советы, которые я старалась исполнять. Старалась брать с нее пример. И спустя какое-то время почувствовала, что мы хорошо понимаем друг друга, что называется, с полуслова. С матушкой было легко. Так же легко и светло становится при чтении ее книги воспоминаний о жизненном пути, начиная с ранних детских лет, – «На Тя, Господи, уповах…»

– Теперь Вам предстоит стать духовной матерью для большой сестринской семьи в Шамордине. После кончины матушки Вы в течение двух лет исполняли обязанности настоятельницы обители. Приходили к Вам сестры с вопросами и своими проблемами?

– Приходили и приходят. За советами, для индивидуальных бесед. Говорят со мной искренне, с желанием разобраться в сложных духовных вопросах, чтобы распознать козни врага рода человеческого и не попасть в дьявольские сети. А опыт тесного общения с сестрами у меня имеется, так как я несла послушание благочинной.

– Что из начинаний Вашей предшественницы Вы хотите продолжить, а что, может быть, ввести новое, свое?

– Став во главе Шамординской Казанской Свято-Амвросиевской пустыни в мае 1990 года, игумения Никона организовала здесь крепкий монастырский уклад, который нам надлежит с ревностью и усердием поддерживать. Будем сохранять полный круг богослужений со всеми правилами, с молебном в 3 часа утра основателю пустыни преподобному Амвросию Оптинскому. Будем и дальше стараться развивать свое подсобное хозяйство, что кормит сестер, трудниц и паломников. Не все храмы в обители еще восстановлены: например, Троицкий, полностью разрушенный после закрытия монастыря (именно в нем отпевали почившего в Бозе старца Амвросия), мы, можно сказать, возвели заново и сейчас его расписываем, готовим к освящению.

С Божией помощью в последний год земной жизни матушки Никоны нам удалось вернуть в обитель деревянный домик, в котором жил отец Амвросий, когда он сюда приезжал и где принимал сестер и многочисленных посетителей, стекавшихся к нему за советом и помощью. Здесь же батюшке суждено было встретить час своей кончины… Сестры нашли в архивах документы, свидетельствующие, что во время закрытия и разграбления монастыря какие-то благочестивые люди, желая сохранить батюшкин домик, написали письмо властям с просьбой перенести его в Шамордино. Что и было сделано. Дом-келию раскатали по бревнышку, бревна пронумеровали, перевезли в деревню и собрали.

Жильцами там были разные люди, но, судя по всему, тоже благочестивые. Ничего не перестраивали, не меняли. А последние хозяева – Екатерина, Иван и их трое деток – приезжали в этот домик только на лето. Затем, видимо, по совету их духовного отца, они безвозмездно отдали дом обители, попросив молиться за них. Мы тоже раскатали его по бревнышку, пронумеровали и привезли к себе. Зиму бревна пролежали под навесом, затем дорогой нам всем домик был собран. Матушку-настоятельницу уже на колясочке возили смотреть, когда только был сделан фундамент… А теперь нам предстоит внутри обустроить все так, чтобы многое напоминало о той эпохе, о самом батюшке. Чтобы люди, входя туда, чувствовали сильное действие благодати, как это чувствовали те, кто при жизни общался с великим оптинским старцем. (Кстати, раба Божия Александра из деревни Шамордино передала духовнику обители – отцу Поликарпу – много лет тайно хранившийся у нее келейный крест преподобного Амвросия).

Еще матушка Никона успела возродить монастырскую больницу и богадельню, которые были здесь прежде, так что нам остается продолжать ее праведные труды. И постараться поднять на новую ступеньку духовное образование сестер, которые изучают Ветхий и Новый Завет. Два раза в неделю занятия по Ветхому Завету и истории Церкви по благословению матушки Никоны проводит наша монахиня – мать Нектария (Мареева). А в этом учебном году в обитель стал приезжать преподаватель из Москвы Александр Анатольевич Ткаченко, заведующий редакцией богослужения и литургики ЦНЦ «Православная Энциклопедия», член Синодальной библейско-богословской комиссии, научный сотрудник ИВИ РАН (сектор специальных исторических дисциплин). Он читал лекции по Новому Завету, затем сестры из числа тех, кто в состоянии учиться (а это оказалось около 50 человек) сдавали ему зачет. И, надо сказать, сдали успешно. Дополнительное образование для монашествующих очень своевременно и важно.

– Известно, что основатель Шамординской пустыни старец Амвросий принимал сюда женщин любого звания, состояния и здоровья, хотя в те времена для поступления в другие монастыри нужно было внести хоть какой-то вклад – деньгами или имуществом. Случалось даже, что кто-то приводил корову, кто-то доставлял телегу со скирдами сена. А батюшка брал и бедных вдов, и девиц-сирот без всякого вклада. Неудивительно, что в начале XX века число насельниц тут доходило до 800. Сколько сейчас сестер подвизается в обители? Приходят ли новые сестры?

– Сегодня у нас насчитывается 120 насельниц, и, слава Богу, новые сестры по молитвам преподобного Амвросия Оптинского продолжают приходить. Это, конечно, милость Божия, что Господь и Божия Матерь приводят их в это благодатное место. Приводят и благодетелей, которые любят обитель и помогают решать многие насущные вопросы. Так, например, один из благодетелей вложил свои средства в восстановление Троицкой церкви, где центральный придел – в честь Святой Троицы, другой небольшой придел – в честь иконы Божией Матери «Живоносный источник». Также, благодаря этому человеку, у нас появилась удобная деревянная лестница, по которой, несмотря на крутизну спуска, можно спокойно спуститься к святому источнику.

Другой благодетель – столичный адвокат (а с ним мы знакомы с 1993 года) – на протяжении всех этих лет дает нам ценные консультации в юридическом плане. Особенно важны и актуальны они были, когда никак не могла разрешиться острая ситуация: на территории обители жили целые семьи, не желавшие выселяться отсюда. Даже после того, как оказалась реализована программа, согласно которой администрация Калужской области выделила средства и для этих людей были построены хорошие новые дома в другом месте, они неохотно расставались с жильем здесь. Было немало тяжб, и наш друг-адвокат очень помог нам.

Также мы благодарны одной семейной паре за создание официального сайта нашего монастыря. Создать сайт – дело недешевое. А эти люди сказали, что все сделают бесплатно, во славу Божию. Сайт нам был крайне необходим, потому что имелись какие-то сайты, посвященные Шамордину, но в публикациях, там помещенных, встречались разного рода неточности, да и акценты зачастую были неправильно расставлены. Конечно, нас это не устраивало и, что тут говорить, нередко расстраивало. Когда же появился свой сайт, официальный, вздохнули с облегчением: здесь мы полностью за все отвечаем – за каждую фразу, каждое слово. Что касается оформления, то создавшая сайт семейная пара так и продолжает нам помогать: подсказывать, советовать – за что им низкий поклон!

– Матушка, и еще один вопрос, который, можно сказать, стал традиционным в наших беседах с монашествующими. При монашеском постриге Вас нарекли Сергией в честь преподобного Сергия Радонежского. Что Вы при этом испытали?

– Признаться, для меня это было неожиданно. В женских монастырях монахинь часто нарекают в честь преподобных жен или святых мучениц и великомучениц, а тут – в честь нашего великого святого! У матушки-настоятельницы небесным покровителем был преподобный Никон Радонежский, ученик преподобного Сергия Радонежского. В тот момент я почувствовала, что наше духовное родство с матушкой еще более укрепилось. Еще мне подумалось, что для тех, кто горячо любит Россию и стремится сохранить ее главную ценность – православную веру, имя игумена земли Русской особенно дорого, близко, любимо. Дорого оно и мне. Как раз в тот день совершался самый первый постриг тех сестер, что пришли сюда в начале 90-х и здесь духовно выросли. Постригали троих. Двух нарекли в честь основателей русского монашества – преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских, а меня – в честь покровителя Руси и русского народа во все времена. Это и величайшая радость, и огромная внутренняя ответственность.

– Кто Вас поздравил с недавним высоким назначением игуменией Казанской Свято-Амвросиевской ставропигиальной женской пустыни?

– Первыми поздравили Заместитель Председателя Синодального отдела по монастырям и монашеству, настоятельница Зачатьевского ставропигиального женского монастыря в Москве игумения Иулиания (Каледа) и настоятельница Покровского Хотькова ставропигиального женского монастыря игумения Олимпиада (Баранова). Вот только что почтальон принесла поздравительную телеграмму от родной сестры матушки Никоны (Перетягиной) игумении Митрофании, настоятельницы Троицкого женского монастыря в Пензе. И, конечно, меня поздравили мои родители, которым когда-то непросто было принять выбор двадцатидвухлетней дочери, но с годами они меня поняли, и монастырь в Шамордине стал им особенно дорог.

Беседовала Нина СТАВИЦКАЯ

Фотограф: Владимир ХОДАКОВ
(а также снимки из архива монастыря).

Фото

игумен

монастырский настоятель

Альтернативные описания

• настоятель монастыря

• настоятель мужского православного монастыря

• сан монаха

• «аббат» в православном монастыре

• название город Червень в Белоруссии до 1924 года

• настоятель православного монастыря

• настоятель лавры

• начальник монастыря

• главный в лавре

• монах

• старшой в лавре

• православный аналог аббата

• русский аналог французского аббата

• начальник лавры

• православный аббат

• начальник над монахами

• настоятель в лавре

• «администратор» монастыря

• глава монахов

• русский собрат французского аббата

• наставник в лавре

• главный монах в монастыре

• глава лавры

• аббат у православных

• босс монастырских иноков

• начальник монахов в лавре

• возглавляет братию

• монастырский глава

• русский коллега аббата

• аббат на православный лад

• наставник иноков

• «лавровый» настоятель

• русский аналог аббата

• Настоятель православного монастыря

• Название г. Червень в Белоруссии до 1924 г.

• «Аббат» в православном монастыре

• «Администратор» монастыря

• «лавровый» настоятель

• глава в лавре

• м. игуменья ж. настоятель, -ница монастыря. Игумен саном ниже архимандрита. Игумен м. сиб. небольшая птица из рода куликов, короваек. Не всем чернецам (или не всякому старцу) в игуменах быть. Знает про то игумен, который звонок бубен. Ты дочь попова, да я и сам игумнов сын, меня не надуешь. Это игумен, вокруг гумен. Такой игумен, что ходит по гумнам. Попадья умрет, поп в игумны; а поп умрет попадья по гумнам. За что игумен, за то и братья. Каков игумен, таковы и братья. Игумен за чарку, братья (чернецы) за ковши. Игуменья за чарочку, сестры за ковши. Игуменов или игумнов; игуменьин, им принадлежащ. Игуменский, им свойственный, к ним относимый. Игуменство ср. сан, званье, должность игумена и игуменьи. Он сидит на игуменстве десятый год. Игуменить, игуменствовать, быть игуменом или игуменьей, править должность эту

• настоятель православн. монастыря

• русский аналог франц. аббата

лавра

мужской монастырь

Альтернативные описания

• в Киеве она Печерская

• крупный, важнейший православный монастырь

• мужской православный монастырь

• название некоторых крупных православных мужских монастырей

• наиболее крупный и прославленный святынями монастырь

• религиозно — исторический монастырь в России.

• киево-Печерский монастырь

• троице-Сергиева

• женское имя

• киево-Печерская обитель

• киевоПечерская …

• монастырь не для женщин

• православный монастырь

• монастырь не для слабого пола

• обитель монахов

• большой православный мужской монастырь

• монастырь для иноков

• монастырь только для мужского пола

• киевско-Печорский монастырь

• монастырь с полным отсутствием монахинь

• монастырь

• монастырь без монахинь

• монастырь не для дам-с

• не женский монастырь

• крупный мужской монастырь

• Александро-Невская …

• обитель иноков

• крутая обитель

• Крупный православный мужской монастырь

• Крупный монастырь

• Мужской православный монастырь

• Большой православный мужской монастырь

• Азвание некоторыхкрупных православных мужских монастырей

• александроНевская …

• ж. почетное звание знаменитого, многолюдного монастыря, большой или славной монашеской обители; первоклассный монастырь. Высший разбор кубовой краски. Лаврский, к лавре относящ

• православный мужской монастырь

• религиозно — исторический монастырь в России

• троице-Сергиева …

• мешанина из букв слова «аврал»

• киево-Печерская …

• монастырь без баб-с

• монастырь при отсутств. монахинь

• анаграмма к слову «аврал»

Игумен как духовный руководитель монастыря. Контекст литургической жизни

Игумения Феоксения, настоятельница монастыря Иконы Богородицы «Живоносный Источник» (Хрисопиги, о. Крит)

Со времен раннего христианства на пути монашеской жизни особое значение имеет личность предстоятеля общежития, выполняющего роль основного наставника. Согласно законоположнику монашества святителю Василию Великому личность игумена или игумении служит предметом всеобщего доверия и приятия и мерилом для всей братии 1.

Настоятель одним своим присутствием отодвигает на второй план частные желания и сохраняет единодушие. По слову святителя Григория Нисского, «настоятель является соединением единомыслия и светом в водительстве душ» 2.

Авва Геронт, старец, или амма Геронтисса, старица, обладают безграничной любовью ко всем, даром рассуждения, снисхождения, терпимости и учительства; нравом церковным, духовной образованностью и зрелостью. Он/она учит монашеское братство/сестричество собственным жизненным примером, словом и отношением, подвизаясь, чтобы быть примером и правилом жизни.

В сформировавшемся общежитии, где подвизаются и живут согласно с Евангельским законом, православным преданием и священными канонами, решения настоятеля не могут быть ничем иным, как выражением совести всех братий. Согласно святителю Василию Великому, в монастыре вместе живут люди, происходящие из разных мест, но все они настолько притираются и приобретают одни и те же свойства, как если бы одна душа пребывала во многих телах и имела бы единое мнение 3. Братия, как подчёркивает святитель, в равной мере становятся друг для друга и рабами, и господами 4.

В самом деле, в общежительном монастыре обеты нестяжания и отречения от привязанности к материальным благам взаимосвязаны с единением и совместным жительством членов братства и исполняются через добровольное отречение собственной воли. Это предполагает принятие на себя духовной ответственности каждым в отдельности и всеми вместе взятыми, чтобы стать «хранителями благочестия друг друга»5, по слову святителя Василия Великого. Для достижения этой первостепенной для общежительного монастыря цели каждый монах нуждается в постоянной поддержке со стороны настоятеля. Только при мудром духовном водительстве игумена члены братства могут соединиться тесными братскими узами, подвизаясь все вместе и вместе следуя одним путём к Царствию Небесному.

Служение настоятеля состоит в том, чтобы навести и построить мосты общения между братиями, чтобы изглаживались причины отдаления душ и возделывались те духовные силы, которые приводят к взаимопониманию, единству и гармонии во Христе. Там, где существует подобное единодушие, монашеская жизнь достигает полноты.

Основатель общежительного монашества преподобный Пахомий Великий наставлял начальствующих, чтобы они несли свой крест с большим усердием, чем все остальные, и досконально соблюдали принятый в братстве устав, чтобы и все остальные стремились к тому же 6.

В ктиторском уставе нашего монастыря, действовавшего с XVI века как мужской, особо подчёркивается, что настоятель обязан иметь «взор неусыпный, зря деяния и житие братий» 7. Это правило, действующее для всякого монастыря, потому что настоятель или настоятельница должны брать на себя неусыпную заботу о каждом брате или сестре с момента отречения от мирской жизни, что является первым шагом к монашеской жизни и принятию в монастырь, и вплоть до ухода в вечность. Делание настоятеля начинается с момента знакомства с кандидатом к монашескому постригу и приведения его к тому, чтобы оставить тщетность мира и сопричтись к монастырской общине. В житии преподобного Пахомия Великого сообщается, что после повеления от Ангела преподобный «начал принимать приходящих к нему и так после достойного испытания преподавал им монашеский образ» 8. Святитель Василий Великий, обращаясь к избравшим отречение от мира и монашеское житие, пишет: «Ты же, возлюбивший небесное жительство и ведущий жительство ангельское и святых Христовых учеников споборник, возжелай же и побуждай себя к твёрдости в принятии скорбей и мужественно войди в сообщество монахов» 9. Вновь прибывший предает свою волю в руки игумена и всей братии и по их молитвам достигается его отречение от мира. Святые отцы особо подчёркивают непрерывность монашеского исповедания и обязанность монаха соблюсти до конца жизни свои монашеские обеты.

В уставах монастырей с первых веков содержатся поучения в форме оглашений, в которых общих житий начальствующие обращаются к послушникам и новоначальным монахам. В «Оглашении» преподобного Илариона, современника и ученика преподобного Антония Великого, мы читаем, что тот, кто стремится умом к тому, от чего отрёкся, приходит к лишению себя жизни вечной. И в «Оглашении» аввы Пинуфия старец, обращаясь к послушнику, которого он приводит к монашеству, подчёркивает его обязанность до конца соблюсти обет смирения, который он дал Богу, равно как и послушания, которое он выказал в начале, и научает его лествице добродетелей, житию в общежитии и монашескому совершенству 10.

Настоятель лично берёт на себя укрепление в скорбях, испытаниях и духовных поисках каждого члена братства, включая и кандидатов к принятию монашества, живут ли они в монастыре как послушники или только взыскуют этого. С помощью Божией он находит способы преодолеть трудности и исцелить духовные немощи. Для достижения этого он призван возлюбить своих духовных чад отеческой любовью, вразумлять их с любовью и снисходить к их немощам, ибо Сам Господь терпел наши прегрешения. Но и, по обстоятельствам, необходимо налагать взыскания и призывать к ответу. Строгость и надзор могут быть иногда заменены снисхождением и икономией, но не доводя до того, чтобы они вышли за рамки взаимного уважения и приличия.

Положение настоятеля или настоятельницы и бремя ответственности старших братий не отменяют непосредственности личного общения с каждым из братьев или сестер и не умаляют ласкового и заботливого обхождения, отеческой и материнской заботы.

Святитель Василий Великий подчёркивает, что настоятель несёт ответственность и даст ответ перед Богом за все недопустимые проступки в братстве 11, и считает исцеление немощей и служение братии поводом не к высокомерию, но, напротив, к смирению и подвижничеству 12.

Обхождение настоятелей с каждым членом братства требует большого рассуждения. Их исцеляющее вхождение в мир души каждого есть дар, действующий силою Божией и по молитвам святого основателя монастыря, его преемников, но и всех членов братства, если сопровождается постоянным личным подвигом со смирением и самоукорением самих настоятелей.

Воодушевляя и радуя

Настоятель призван первым шествовать путём крестоношения и мученичества, к которому он призывает и всё братство, безропотно приняв на себя первым Крест Спасителя. Монашеская жизнь есть постоянное несение Креста. Она подобна выходу в море во время сильного шторма, но её гавань и прибежище – в постоянном присутствии Духа. Благодатное утешение подаётся ежедневно, когда монах на пути к спасению испытывает скорби, испытания, падения и многие искушения. Без внутреннего мученичества духовная жизнь не может достичь своей глубины.

Делание настоятеля в том, чтобы сообщить братству дух вечности и ревность в испытании своей совести. В том, чтобы вдохнуть в каждого члена братства, что ежедневное предвкушение будущего Царствия может быть прочувствовано через сопереживание, совместное прохождение одного пути и духовную близость всех членов братства, в котором общей и неразрывной связью они имеют любовь к Жениху Христу.

Это стремление к взысканию общения с Богом настоятели призваны обновлять, ежедневно понуждая братию к подвигу и молитве и воодушевляя их и радуя на пути к вечности.

Этот жизненный опыт придает смысл и эсхатологическое измерение богослужению, которое является центром монашеской жизни и исключает возможность превращения круга богослужений в рутинную обязанность. Духовное исследование Священных Писаний может стать неисчерпаемым источником благодати, радования и божественного вдохновения 13.

Это призвание общее и для мужчин, и для женщин. Как подчёркивает святитель Василий Великий в своих основополагающих для монашества «Словах Подвижнических», «монашество существует не только для мужчин, но и для женщин» 14, он пишет о настоятельнице как о личности, пользующейся всеобщим доверием, полагая её «истинной матерью истинных детей» 15.

Святитель Нектарий (был основателем и руководителем женского монастыря Святой Троицы на острове Эгина) подчёркивает: «Начальница монастыря не живёт для себя самой, но ради сестёр и, живя ради сестёр, живёт для Бога. И Господь принимает как благоугодную жертву такую жизнь, которая предполагает отречение себя и умерщвление всякой личной воли» 16.

Он называет игумению Ксению «духовной матерью монастырей» 17, ответственной за благочиние в общежитии, и побуждает монахинь исповедовать ей Святитель Василий Великий свои прегрешения и помыслы, даже если они хульные и исполненные уныния. Игумению же он призывает принимать их с любовью, дабы были побеждены искушения 18. Святитель Нектарий учит монахиню, в душу которой прокрались помыслы неприязни к настоятельнице, что в это состояние она впала под влиянием беса, вложившего ненависть в её душу, чтобы изничтожить признательность сестры к настоятельнице, которая трудится ради её спасения.

Самой же настоятельнице даётся совет в следующих словах: «Ты должна знать, что, когда ты здорова, здоровы и сестры, даже если они страждут. Когда же ты страждешь, то страждут и здоровые. Знай, что твоей радостью освещаются и лица сестёр и монастырь становится раем, и от тебя зависит радость сестёр, и ты обязана сохранять эту радость в их сердцах. Твори же это, даже через многое понуждение себя» 19.

Настоятель или настоятельница через служение братии, подвизаясь в терпении, разумении, всепрощении и в постоянной борьбе со страстями, достигают преодоление и собственных трудностей и немощей, поэтому и преподобный Феодор Студит призывает: «Научайся и научай; просвещайся и просвещай; наставляйся и наставляй; обращайся к Богу и обращай… С душой, исполненной любви, сохраняй единение братии, стоя на страже всего, что приводит к Богу» 20.

Настоятель должен параллельно с постоянным бодрствованием ради единства братии и ради спасения душ, которые принял, укреплять братию на твёрдых основах православной веры и в утверждении, что истина освобождает, в то время как крайность, своеволие и самочиние отторгают и удаляют от спасения, поскольку отсекают нас от Церкви. Единство в Церкви – это путь общения с Богом, истинная жизнь, единство со святыми, дорога к вечному блаженству. Монашеская община может следовать этим путём к вечности постольку, поскольку она приобретает полное отождествление себя с церковным сознанием и разделяет ощущение и опыт того, что в Церкви все мы одно, как говорил преподобный старец Порфирий 21. Таким образом, освящение монашеского братства может способствовать следованию всего Тела Церкви по преображённому во Христе пути.

Без давления и угроз

Залог успеха в вышесказанном состоит в приближении и в прикосновении к душам – в существовании духовной связи настоятеля с братией, такой связи, которая, если она глубока, существенна и угодна Богу, продолжается и в будущей жизни. Это весьма красноречиво описывается в одном из текстов раннехристианской кельтской традиции словами «настоятель – друг души». Сообщается, что преподобный Коломб (521–597), ирландский святой, настоятель общежительного монастыря и духовный наставник многих монахов, плакал вместе с раскаивавшимся братом 22.

Согласно святым отцам, пастырское и воспитательное общение зиждется на кротости, предупредительности, мягкости, на индивидуальном подходе и, конечно, уважительности. Старец никогда не прибегает к психологическому и эмоциональному давлению и угрозам. Настоятели, действуя в истинно отеческом и материнском духе, ни в коем случае не отождествляют послушание с дисциплиной. Монастырь, просто подчиняющийся указаниям настоятеля, представляет собой вулкан, который вскоре взорвётся, уничтожая братство. Цель состоит в том, чтобы в монастыре сложился климат взаимной любви и все члены чувствовали, что между ними и настоятелем существует личная связь и духовное общение.

Святитель Василий Великий подчёркивает: «Настоятель, как отец, преклонится к нуждам каждого, и предложит, по мере сил, надлежащее лекарство и исправление, и поддержит действительно болящего члена с любовью и отеческим благоволением как телесно, так и душевно» 23.

Тот же дух различим и в тексте «Лествицы» преподобного Иоанна Синаита, который пишет, что настоятель должен будет учить и исцелять кроткими и мягкими словами и с предельным снисхождением 24. Преподобный Феодор Студит призывает игумению Евфросинию руководить сёстрами с терпением и любовью: «Итак, заботься о том, чтобы пасти вверенных тебе сестёр. Руководи ими во Христе со многим долготерпением, состраданием, добиваясь исполнения ими своих обязанностей без излишнего давления. Но как мать окружает заботой своих детей, так и ты с материнской любовью преподавай им всё то, в чём они имеют нужду, полагай даже собственную душу ради них… Делись своей любовью со всеми сёстрами, не оказывая предпочтения той или иной. Одну – утешай, другую – побуждай, третью – укрепляй и в целом подавай каждой то, в чём она имеет нужду» 25.

Старец Паисий Величковский в своём письме к игумении Марфе пишет: «Учи сестёр путям спасения, с Божией помощью подавая им примеры всякого доброго дела с прилежным соблюдением евангельских заповедей, с любовью к Богу и ближнему, с кротостью и смирением, с самым глубоким миром Христовым в отношении ко всем людям, с истинно материнским милосердием» 26.

В монастыре материнское милосердие приобретает глубокий смысл и духовную широту, поскольку обращено к чадам, которые не произошли из естественной материнской утробы, а рождены через духовное усыновление. И поэтому оно может объять всех, даже немощных и строптивых братьев, и уж конечно, нестойких и искушаемых, жаждущих духовной поддержки.

Путь к любви, а не бегство от проблем

Известный в России прозорливый и благодатный старец Порфирий Кавсокаливит (умер в 1991 году) имел духовное общение и руководствовал многие братства не только в Греции, но и в других странах.

О настоятеле он говорил: «Старец (настоятель) играет очень важную роль в нашей жизни. Старец – наш духовный водитель. Он не просто образованный человек, ставший старцем, поскольку он грамотен и силен в богословии. Давайте разберёмся, что же такое старец. Он может быть и неграмотным, может многого не знать, может не владеть даром слова, может, не прочел много книг, но он может быть и выше образованного, если жил в послушании и стяжал Благодать Божию. Такой старец может принести много пользы своим послушникам, если они будут у него в послушании» 27.

Старец подчёркивает, что для руководства братством необходимо рассуждение. Первостепенной вещью для нахождения подхода к душам он считал доверие, чтобы каждый брат или сестра уверенно и без опаски открывали бы свои помыслы и прегрешения, не опасаясь быть отвергнутыми. Поэтому-то он и подчёркивал, что настоятель или настоятельница должны быть снисходительны, понимать душевное состояние каждого монаха и молиться. Требуются, как он говорил, мягкие способы: чтобы принимать других и руководить ими, чтобы выслушивать помыслы, он должен сам быть святым и выказывать отзывчивость, кротость, любовь 28.

Он утверждал, что, когда старец испытывает истинное сострадание и боль за трудности в борьбе за каждую душу, происходит малоприметная работа, через которую, по милости Божией, человек может духовно возродиться и обрести новые перспективы. Он говорил, что старец призван духовно возлюбить братию, невзирая на их прегрешения, и привести их к свету и красоте Райского сада. Он считал очень важной тайную молитву старца о каждом брате и говорил, что это движение молитвы соединяет и исполняет благодатью всю братию. Настоятелей, скорбящих о прегрешениях своих послушников, он призывал не жаловаться во время трудностей и искушений, а вместо этого призывать души к новым усилиям.

Приснопамятный старец Порфирий был весьма сдержан, когда дело касалось строгости: «В монастыре может быть порядок и черёд, но самой монашеской жизни не быть» 29. Он считал ошибочным стричь всех под одну гребёнку с излишней строгостью, не допускающей индивидуального подхода сообразно особенностям личности, темпераменту и особому душевному строю каждого члена братства.

Старец Порфирий считал необходимым для игумена или игумении, чтобы они сами подвизались в послушании. Он особо отмечал, что каждый сам должен был пройти через послушание, чтобы почувствовать себя на месте того, кого призывает к послушанию.

В каждом случае старец Порфирий подчёркивал, что радость и свобода придают душе силы для продвижения в монашеской жизни: «Чтобы преуспеть в монастыре, нужно подвизаться без понуждения, с радостью и охотно, а не по необходимости. Не думай об аде. Монашество не должно быть бегством от негатива, но путём к божественной любви. Монашеская жизнь радостна. Монах должен познать сладость молитвы, взыскать божественной любви. Он не может утвердиться в монашестве, не познав сладости молитвы. Если этого не случится – конец, он не сможет оставаться в монастыре. Но то, что удерживает его в монастыре вместе с молитвой, – это труд и рукоделие. Труд и молитва – это не разные вещи. Работа не мешает молитве, напротив, она усиливает и улучшает её. Это вопрос любви. Работа – это то, как если бы кто-то молился или клал поклоны» 30.

Как говорит приснопамятный старец Порфирий, труд, послушание и рукоделие имеют большое значение. Очень важно, чтобы каждый в монастыре трудился по мере своих сил. В равной степени важно, чтобы братство осознало, что работы в монастыре и добывание средств к существованию совершаются с трудом и с жертвами, потому что сама жизнь по заветам отцов может продолжаться через эти простые ежедневные жизненные проявления.

Поэтому настоятель, который призван поддерживать каждого брата в борьбе со страстями, так должен его укреплять в ежедневном несении послушания, чтобы давать ему возможность заниматься осмысленным трудом. Он не должен идти при этом на поводу желаний и требований братии, но относиться к назначению и распределению послушаний рассудительно и подавая личный пример. Он призван вдохновлять и объединять усилия с тем, чтобы служение отвечало нуждам общежития и в то же время становилось объединяющим началом для братии, приводя её к святости.

В первую очередь послушания, связанные с работой на земле, соединяют членов братии между собой и с местом, где они живут. Когда продукты, предлагаемые для общей трапезы, оказываются плодом труда братии, усердно трудившихся, чтобы вырастить их, и особенно когда это происходит традиционным способом, то есть без использования химикатов, тогда появляется возможность для членов братства, в первую очередь для молодых, которые жили в современном обществе, осознать, что монастырь следует многовековым традициям.

В современную эпоху монахи и монахини, приходящие в монастыри, в большинстве своем – люди, обременённые значительным социальным и образовательным багажом и выросшие по правилам, диктуемым современным обществом. Некоторые из них происходят из мультикультурной среды, другие же побывали во многих странах и изучали различные науки. Они избирают монашескую жизнь, поскольку взыскуют Христа как Жениха, прекрасно зная, что общество их за это осудит. Чтобы эти молодые люди могли последовательно пережить трезвление и крестный путь монашеской жизни, который вот уже две тысячи лет проживает Церковь, они нуждаются в атмосфере постоянного духовного окормления, присмотра и ежедневного размышления над смыслом жизни. Духовный наставник призван постоянно утверждать братию в том, чтобы они сохраняли ревность и не подменяли трудный путь лёгким, тяжёлую работу – комфортом, жертвенное служение – требованием особых прав. Потому что всегда сохраняется опасность, что в наших монастырях поселятся секулярное мышление и проявления, отменяющие нашу монашескую сущность, которая подлинная только тогда и только потому, что остаётся «обетованием креста и смерти» 31.

Жизнь в общежительном монастыре сохраняет до сего дня единство, какое было у первых христиан, и ревность о совместном существовании душ. В монастырской жизни мы призваны следовать святоотеческой традиции. Однако слово «традиция» само по себе означает «передачу» чего-то, что было преподано и пережито и не ограничивается простым сохранением. Монастырские правила, которые регламентируют жизнь в наших обителях, имеют смысл только в том случае, если мы и сегодня проникаемся и руководствуемся ими на пути к спасению души. А настоятель верен слову, истине, опыту и продолжению дела своего святого предшественника, когда не просто требует соблюдения заповедей и уставов, но когда руководствует членов братства в восприятии духовных заветов, в единстве, в единодушном общении и в непрестанном исследовании воли Божией.

25.02.2018 Источник: Журнал «Монастырский вестник» (№ 1 2018 г.)

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх