Помост

Вопросы веры

Кто написал Библия

ss69100

«Он хорошо послужил нам, этот миф о Христе…»

Папа Лев X, XVI век.

«Всё будет хорошо!», – сказал бог и создал Землю. Затем творил он небо и всяких тварей по паре, про растительность тоже не забыл, чтобы тварям было чем питаться, ну и, конечно же, создал по своему образу и подобию человека, чтобы было над кем господствовать и потешаться над его ошибками и нарушениями заповедей господних…

Почти каждый из нас уверен, что так всё на самом деле и происходило. О чём уверяет якобы святая книга, которая так безхитростно и называется – «Книга», только по-гречески. Но на слуху прижилось именно её греческое название – «Библия», от которого в свою очередь пошло название хранилищ книг – БИБЛИОтеки.

Но даже здесь заложен обман, на который мало кто или вообще никто не обращает внимания. Верующим хорошо известно, что эта Книга состоит из 77 меньших книг и из двух частей Ветхого и Нового Заветов. А знает ли кто из нас, что сотни других маленьких книг не вошли в эту большую Книгу только потому, что церковные «боссы» – первосвященники – промежуточное звено, так называемые, посредники между людьми и богом, так решили между собой.
При этом неоднократно менялся не только состав книг, входящих в саму большую Книгу, но и содержимое этих самых малых книг.

Я не собираюсь анализировать в очередной раз Библию, её и до меня несколько раз с чувством, с толком и с расстановкой прочитали многие замечательные люди, которые задумались над написанным в «священном писании» и изложили увиденное в своих трудах, таких, как «Библейская правда» Дэвида Найдиса, «Забавная библия» и «Забавное Евангелие» Лео Тексиля, «Библейские картинки…» Дмитрия Байды и Елены Любимовой, «Крестовый поход» Игоря Мельника.
Прочитайте эти книги, и вы узнаете Библию с другой стороны. Да, и более, чем уверен, что верующие люди не читают Библию, так как, если бы они её прочитали, то невозможно было бы не заметить такого количества противоречий, нестыковок, подмены понятий, обмана и лжи, не говоря уже о призывах к истреблению всех народов Земли богоизбранным народцем.
Да и сам этот народец уничтожали несколько раз под корень в процессе селекции, пока их бог не отобрал группу совершенных зомби, которые очень хорошо усваивали все его заповеди и наставления, и, самое главное, строго их выполняли, за что и были милованы жизнью и продолжением рода своего, и… новой религией.

В данной работе я хочу обратить ваше внимание на то, что не вошло в вышеперечисленные канонические книги, или о чём говорят сотни других источников не менее интересных, чем «святое» писание. Итак, рассмотрим библейские факты и не только.

Первым скептиком, указавшим на невозможность назвать автором Пятикнижия Моисея (а именно в этом нас уверяют христианские и иудейские авторитеты), был некий персидский еврей Хиви Габалки, живший еще в IX веке. Он подметил, что в некоторых книгах Моисей рассказывает о себе в третьем лице. Мало того, порой Моисей позволяет себе крайне нескромные вещи: например, может сам себя охарактеризовать, как человека кротчайшего из всех людей на земле (книга Числа) или сказать: «…не было более у Израиля пророка такого, как Моисей» (Второзаконие).

Далее тему развил голландский философ-материалист Бенедикт Спиноза, который написал в XVII веке свой знаменитый «Богословско-политический трактат». Спиноза «нарыл» в Библии такое количество несоответствий и откровенных ляпов, – скажем, Моисей описывает собственные похороны, – что никакой инквизицией остановить растущие сомнения было уже нельзя.

В начале XVIII века, сначала немецкий лютеранский пастор Виттер, а затем французский врач Жан Астрюк сделали открытие, что Ветхий Завет состоит из двух текстов, имеющих разные первоисточники. То есть, о некоторых событиях в Библии рассказывается дважды, причём, в первом варианте имя бога звучит как Элохим, а во втором – Яхве. Оказалось, что фактически все так называемые книги Моисея были составлены в период вавилонского пленения евреев, т.е. гораздо позже, чем утверждают раввины и священники, и однозначно не могли быть написаны Моисеем.

Серия археологических экспедиций в Египет, в том числе, экспедиции Еврейского университета, не нашли никаких следов такого эпохального библейского события, как исход еврейского народа из этой страны в XIV веке до нашей эры. Ни в одном древнем источнике, будь то папирус или ассиро-вавилонская клинописная табличка, ни разу не упоминается о пребывании евреев в египетском плену в указанное время. Упоминания о более позднем Иисусе есть, а о Моисее – нет!

А профессор Зеэв Герцог в газете «Гаарец» подытожил многолетние научные изыскания по египетскому вопросу: «Возможно, кому-то будет неприятно услышать и трудно принять, но исследователям сегодня совершенно ясно, что еврейский народ не был в рабстве в Египте и не скитался в пустыне…» Зато еврейский народ был в рабстве в Вавилонии (современный Ирак) и перенял оттуда многие легенды и предания, включив их затем в переработанном виде в Ветхий Завет. Среди них была и легенда о всемирном потопе.

Иосиф Флавий Веспасиан, знаменитый еврейский историк и военачальник, живший якобы в I веке н.э., в своей книге «О древности иудейского народа», которая впервые была напечатана только лишь в 1544 году, к тому же, на греческом языке, устанавливает число книг так называемого Ветхого Завета в количестве 22 единиц и говорит, какие книги у евреев не оспариваются, ибо передаются издревле. Он говорит о них в следующих словах:

«У нас нет тысячи книг, между собой не согласных, одна другую не опровергающих; есть только двадцать две книги, охватывающие всё прошлое и по справедливости считающиеся Божественными. Из них пять принадлежит Моисею. В них содержатся законы и предания о поколениях людей, живших до его смерти – это промежуток в три тысячи лет без малого. События от кончины Моисея и до смерти Артаксеркса, царствовавшего в Персии после Ксеркса, описали в тринадцати книгах пророки, жившие после Моисея, современники происходившего. Остальные книги содержат гимны Богу и наставления людям, как жить. Всё случившееся от Артаксеркса и до нашего времени описано, но книги эти не заслуживают такой же веры, как вышеупомянутые, потому что авторы их не находились по отношению к пророкам в строгом преемстве. Как мы относимся к нашим книгам, это видно на деле: прошло уже столько веков, и никто не осмелился ничего ни прибавить к ним, ни отнять, не переставить; иудеям врожденна вера в это учение как Божественное: его следует крепко держаться, а если надо, то умирать за него с радостью…»

Библия, которую мы знаем, состоит из 77 книг, из которых 50 книг составляют Ветхий Завет и 27 – Новый. Но, как видите сами, ещё в средние века только 22 книги признавались входящими в состав, так называемого, Ветхого Завета. Только 22 книги! А в наши дни ветхая часть Библии раздулась почти в 2,5 раза. И раздулась она за счёт книг, содержащих вымышленное прошлое для иудеев, прошлое, которого у них не было; прошлое, украденное у других народов и присвоенное иудеями. Кстати сказать, название народа – иудеи – несёт в себе их суть и обозначает «иссекающих УД», что есть – обрезание. А УД – это древнее название мужского полового органа, которое также имеет смысл в таких словах, как удочка, удилище, удовлетворение.

Эволюция Библии, как единой книги, продолжалась несколько столетий, и это подтверждают сами церковники в своих внутренних книгах, написанных для священнослужителей, а не для паствы. И эта церковная борьба продолжается до сих пор, несмотря на то, что Иерусалимский Собор 1672 года вынес «Определение»:»Веруем, что это Божественное и Священное Писание сообщено Богом, и потому мы должны веровать ему без всякого рассуждения, не так, как кто захочет, а как его истолковала и передала Кафолическая Церковь».

В 85-м Апостольском правиле, 60-м правиле Лаодикийского Собора, 33-м (24) правиле Карфагенского Собора и в 39-м каноническом послании св. Афанасия, в канонах св. Григория Богослова и Амфилохия Иконийского приведены списки священных книг ветхого и нового завета. И эти перечни не вполне совпадают. Так, в 85-м Апостольском правиле, кроме канонических ветхозаветных книг, названы и неканонические: 3 книги Маккавеев, книга Иисуса сына Сирахова, а между новозаветными книгами – два послания Климента Римского и 8 книг Апостольских Постановлений, но, не упомянут Апокалипсис. Нет упоминания об Апокалипсисе и в 60-м правиле Лаодикийского Собора, в стихотворном каталоге Священных книг св. Григория Богослова.

Афанасий Великий так говорил об Апокалипсисе: «Откровение же Иоанново ныне причисляют к Священным книгам, а многие называют неподлинным». В перечне канонических ветхозаветных книг у св. Афанасия не упомянуто Есфири, которую он, наряду с Премудростью Соломона, Премудростью Иисуса сына Сирахова, Иудифью и книгой Товита, а также «Пастырем Ермой» и «Учением Апостольским», причисляет к книгам, «назначенным Отцами для чтения нововступающим и желающим огласиться словом благочестия».

В 33 (24)-м правиле Карфагенского Собора предлагается следующий список канонических библейских книг: «Каноническия же писания суть сии: Бытие, Исход, Левит, Числа, Второзаконие, Иисус Навин, Судии, Руфь, Царств четыре книги; Паралипоменон две, Иов, Псалтирь, Соломоновых книг четыре. Пророческих книг дванадесять, Исаия, Иеремия, Иезекииль, Даниил, Товия, Иудифь, Есфирь, Ездры две книги. Новаго Завета: четыре Евангелия, Деяний апостолов одна книга, Посланий Павла четыренадесять, Петра апостола два, Иоанна апостола три, Иакова апостола едина, Иуды апостола едина. Апокалипсис Иоанна книга едина».

Странным образом в английском переводе Библии 1568 года, так называемой «Bishops’ Bible», книг Царств упомянуто только две. Да и сама эта Библия состоит из 73книг вместо 77, как утверждено сейчас.

Только лишь в XIII веке библейские книги были разделены на главы, и только в XVI веке главы были разделены на стихи. Кроме того, прежде, чем сформировать библейский канон, церковники перебрали не одну кучу первоисточников – малых книг, подбирая «правильные» тексты, которые впоследствии сложили большую книгу – Библию. Это с их подачи мы можем судить о делах давно минувших дней, описанных в Ветхом и Новом заветах. Поэтому получается, что та Библия, которую многие может быть читали, была сформирована, как единая книга, только лишь в XVIII веке! А до нас дошло несколько только русских её переводов, самым известным из которых является синодальный перевод.

Из книги Валерия Ерчака «Слово и дело Ивана Грозного», нам стали известны первые упоминания о Библии на Руси, и это оказались всего лишь псалтыри: «На Руси признавались лишь списки книг Нового Завета и Псалтири (древнейший список – Галичское Евангелие, 1144 г.). Полный текст Библии был впервые переведён только в 1499 г. по инициативе Новгородского Архиепископа Геннадия Гонозова или Гонзова (1484-1504, Чудов монастырь Московского Кремля), который предпринял этот труд в связи с ересью жидовствующих. На Руси использовали различные служебные книги. Например, Евангелие-апракос существовало в двух разновидностях: в полный апракос входит весь евангельский текст, в краткий – входит лишь Евангелие от Иоанна, остальные Евангелия в объёме не более 30-40% текста. Евангелие от Иоанна читалось полностью. В современной Богослужебной практике Евангелие от Иоанна гл. 8, стих 44 о родословной жидовского рода не читается…»

Почему Библия называется синодальной и почему она самая популярная?

Всё просто. Оказывается, только синод РПЦ – собор высших церковных иерархов, имеет право по своему усмотрению ТОЛКОВАТЬ тексты Библии, править их, как им заблагорассудится, вводить или удалять из состава Библии любые книги, утверждать биографии якобы святых церковных мужей и многое другое.

Так кем писана эта якобы святая книга и что в ней святого?

Только в русском языке существуют следующие переводы библии: Геннадиевская Библия (XV век), Острожская Библия (XVI век), Елизаветинская Библия (XVIII век), перевод Библии архимандрита Макария, Синодальный перевод Библии (XIX век), и в 2011 году вышел последний вариант Библии – Библия в современном русском переводе. Тот текст русской Библии, который известен всем нам, и который называется синодальным, впервые вышел из печати только лишь в 1876 году. А произошло это почти три века спустя, после появления первоначальной церковно-славянской Библии. И это, напомню, только русские переводы Библии, и известных переводов среди них не менее 6 единиц.

А ведь Библия переводилась на все языки мира и в разные эпохи. И, благодаря этому, переводчики наследили, и почти одинаковые тексты Библии кое-какие моменты всё же отражают по-разному. А где забыли подтереть, к примеру, запрещённые упоминания местности или описание погоды, или имена, или названия достопримечательностей, там так и остались первоначальные тексты, которые и проливают свет истины на происходившее в те, не столь древние времена, в целом. И думающему человеку помогают сложить разрозненные кусочки мозаики в единую и целостную картинку, чтобы получить более-менее полное представление о нашем прошлом.

Недавно, мне попалась книга Эриха фон Дэникена «Пришельцы из космоса. Новые находки и открытия», которая состоит из отдельных статей разных авторов по теме космического происхождения человечества. Одна из статей этой книги называется «Первоначальные библейские тексты» автора Вальтер-Йорг Лангбайна. Некоторые факты, найденные им, хочу процитировать и вам, так как они многое открывают на так называемую истинность библейских текстов. Кроме того, данные выводы отлично согласуются с другими, приведёнными выше, фактами о Библии. Итак, Лангбайн писал про то, что библейские тексты переполнены ошибками, на которые почему-то верующие не обращают никакого внимания:

«Имеющиеся сегодня «первоначальные» библейские тексты переполнены тысячами и тысячами легко обнаруживаемых и общеизвестных ошибок. Самый знаменитый «первоначальный» текст, Codex Sinaiticus (Синайский кодекс), содержит не менее 16 000 исправлений, «авторство» которых принадлежит семи разным корректорам. Некоторые места были изменены трижды и заменены четвёртым «первоначальным» текстом. Теолог Фридрих Делицш, составитель древнееврейского словаря, нашёл в этом «первоначальном» тексте одних только ошибок переписчика около 3000…»

Самое важное я выделил. И эти факты просто впечатляют! Неудивительно, что они тщательно скрываются от всех, не только религиозных фанатиков, но даже и здравомыслящих людей, которые ищут правду и желают разобраться самостоятельно в вопросе создания Библии.

Профессор Роберт Кель из Цюриха о вопросе фальсификаций в древних библейских текстах писал: «Довольно часто бывало, что одно и то же место было одним корректором «исправлено» в одном смысле, а другим «переправлено» в противоположном, в зависимости от того, каких догматических воззрений придерживались в соответствующей школе…»

И дальше в этой же статье автор делает просто замечательнейший вывод:

«Все без исключения существующие сегодня «первоначальные» библейские тексты являются копиями копий, а те, предположительно, в свою очередь – копиями копий. Ни одна из копий не совпадает с какой-либо другой. Насчитывается свыше 80 000 (!) разночтений. От копии к копии стихии воспринимались сопереживающими переписчиками иначе и переделывались в духе времени. При такой массе фальсификаций и противоречий продолжать говорить о «слове Господа», каждый раз беря в руки Библию, – значит граничить с шизофренией…»

Не могу не согласиться с Лангбайном, и, имея множество других доказательств этому, абсолютно подтверждаю его выводы.

А вот привожу факт того, когда и где писали свои новые заветы известные евангелисты Матфей, Марк, Лука и Иоанн. Известный английский писатель Чарльз Диккенс написал в XIX веке книжку, которая называлась «Child’s History of England». На русский язык это переводится, как «История Англии для юных (детей)». Эта интересная книжка была издана в середине XIX века в Лондоне. А повествует она об английских правителях, которых юным англичанам надлежало хорошо знать. В этой книжке чёрным по белому написано, что во время коронации принцессы Елизаветы I, четыре евангелиста и некий святой Павел были узниками в Англии и получили свободу по амнистии.

В 2005 году эта книжка была издана в России. Приведу небольшой фрагмент из неё (глава XXXI): «…Коронация прошла великолепно, а на следующий день один из придворных, согласно обычаю, подал Елизавете прошение об освобождении нескольких узников и среди них четырёх евангелистов: Матфея, Марка, Луки и Иоанна, а также святого Павла, коих некоторое время вынуждали изъясняться на таком странном языке, что народ их совсем разучился понимать. Но королева ответила, что лучше сперва узнать у самих святых, хотят ли они на свободу, и тогда в Вестминстерском аббатстве было назначено грандиозное публичное обсуждение – своего рода религиозный турнир – с участием некоторых виднейших поборников той и другой веры (под другой верой имеется в виду, скорее всего, протестантство).

Как вы понимаете, все здравомыслящие люди быстро додумались до того, что повторять и читать стоит только понятные слова. В связи с этим было решено проводить церковную службу на доступном всем английском языке, а также были приняты другие законы и правила, возродившие важнейшее дело Реформации. Тем не менее, католических епископов и приверженцев римской церкви травить не стали, и королевские министры проявили благоразумие и милосердие…»

Письменное свидетельство Чарльза Диккенса (эту книгу он написал для своих детей, и обманывать которых явно не собирался), о том, что евангелисты жили в XVI веке, изданное около 150 лет назад в Англии, так просто уже не отбросить. Отсюда автоматически следует неопровержимый вывод о том, что Новый Завет Библии писался, самое раннее, в XVI веке! И сразу становится понятно, что эта так называемая христианская религия основана на большой лжи! Что «благие вести» – так переводится с греческого слово «евангелие» – это не более чем циничные выдумки, и ничего благого в них нет.

Но и это ещё не всё. Описание постройки стен Иерусалима, приведенное в книге Неемии, по всем параметрам совпадает с описанием постройки Московского Кремля (по расшифровке Носовского и Фоменко), которое производилось… тоже в XVI веке. Что же получается, что не только Новый Завет, но и Ветхий Завет, т.е. вся Библия, писалась ещё в недавние времена – в XVI веке!

Приведенных мною фактов наверняка будет достаточно для любого думающего человека, чтобы начать копать и искать подтверждения самому, складывать свою целостность понимания происходящего. Но лжескептикам и этого будет мало. Им, сколько ни давай информации, всё равно не переубедишь ни в чём! Ибо по уровню знаний они находятся на уровне детей малых, ведь бездумно верить – гораздо легче, чем знать! Поэтому с детьми нужно говорить на их детском языке.

А если кто из уважаемых читателей обладает большей информацией по данному вопросу, и у кого-то есть, чем дополнить и расширить собранные мною факты, буду благодарен, если вы поделитесь вашими знаниями! Эти материалы, пригодятся и для будущей книги, материалы из которой и были взяты для написания данной статьи. Мой электронный адрес: info@aleksandrnovak.com

Вся Правда

Александр Новак

Библия

См. раздел БИБЛИЯ

  • Текст Библии
  • Писание Священное Библейская энциклопедия
  • Что такое Библия? С. Головин
  • Что такое Библия? еп. Александр (Милеант)
  • Что такое Священное Писание? прот. Алексий Князев
  • О Библии и библейcком учении прот. Михаил Дронов
  • Есть ли в Библии ошибки?
  • Жестокость в Ветхом Завете
  • Я верю не святым или церкви, а только Слову Божьему – Библии
  • Таблицы, схемы, пособия о Библии
  • Библия
  • Библия

Би́блия (от греч. βιβλία – книги) или Священное Писание – собрание Книг (Ветхого и Нового Заветов), составленных по вдохновению Святого Духа (т.е. Бога) через избранных, освященных от Бога людей: пророков и апостолов. Собрание и возведение в единый канон книг совершено Церковью и для Церкви.

Слово «Библия» в самих священных книгах не встречается, и впервые было использовано применительно к собранию священных книг на востоке в IV веке св. Иоанном Златоустом и Епифанием Кипрским.

Православные христиане, говоря о Библии, часто употребляют термин «Писание» (пишется обязательно с заглавной буквы) или же «Священное Писание» (подразумевая, что оно является частью Священного Предания Церкви, понимаемого в широком смысле).

Состав Библии

Библия (Священное Писание) = Ветхий Завет + Новый Завет.
См. Все книги Библии.

Новый Завет = Евангелие (по Матфею, Марку, Луке и Иоанну) + Послания св. Апостолов + Апокалипсис.
См. Состав книг Нового Завета.

Книги Ветхого и Нового Завета условно можно подразделить на законоположительные, исторические, учительные и пророческие.
См. схемы: Ветхозаветные канонические книги и Новозаветные канонические книги.

Главная тема Библии

Библия – книга религиозная. Главной темой Библии является спасение человечества Мессией, воплотившимся Сыном Божиим Иисусом Христом. В Ветхом Завете говорится о спасении в виде прообразов и пророчеств о Мессии и о Царствии Божием. В Новом Завете излагается самое осуществление нашего спасения через воплощение, жизнь и учение Богочеловека, запечатленное Его крестной смертью и воскресением.

Богодухновенность Библии

Всё Писание богодухновенно и полезно для научения, для обличения, для исправления, для наставления в праведности. (2Тим.3:16)

Библию писали более 40 человек, жившие в разных странах: Вавилоне, Риме, Греции, Иерусалиме… Авторы Библии принадлежали к разным социальным слоям (от пастуха Амоса до царей Давида и Соломона), имели различный образовательный уровень (ап. Иоанн был простым рыбаком, ап. Павел закончил Иерусалимскую раввинскую академию).

Единство Библии наблюдается в ее целостности от первой страницы и до последней. В своем многообразии одни тексты подтверждаются, объясняются и дополняются другими. Во всех 77 книгах Библии существует какая-то неискусственная, внутренняя согласованность. Этому есть только одно объяснение. Писалась эта Книга по внушению Святого Духа избранными Им людьми. Дух Святой не надиктовывал Истину с Небес, а соучаствовал с автором в творческом процессе создания Священной книги, вот почему мы можем заметить индивидуальные психологические и литературные особенности её авторов.

Св. Писание — не исключительно Божественный продукт, но продукт Богочеловеческого со-творчества. Священное Писание было составлено в результате совместной деятельности Бога и людей. При этом человек не являлся пассивным орудием, обезличенным инструментом Бога, но был Его соработником, соучастником Его благого действия. Данное положение раскрывается в догматическом учении Церкви о Богодухновенности Писания.

Правильное понимание и толкование Библии

Никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым. (2Пет.1:20,21)

Веря в боговдохновенность книг Библии, важно при этом помнить то, что Библия есть книга Церкви. По плану Божию люди призваны спасаться не в одиночку, но в обществе, которым руководит и в котором обитает Господь. Это общество именуется Церковью. Церковь не только сохранила букву слова Божия, но обладает и правильным пониманием его. Это связано с тем, что Дух Святой, который говорил через пророков и апостолов, продолжает жить в Церкви и руководить ею. Поэтому Церковь дает нам верное руководство, как пользоваться ее письменным богатством: что в нем более важно и актуально, а что имеет только историческое значение и не применимо в новозаветное время.

Обратим внимание, даже апостолы, которые долгое время следовали за Христом и слушали Его наставления, не смогли сами, без Его помощи, христоцентрично уразуметь Св. Писание (Лук.24:44-45).

Святитель Иоанн Златоуст: «По-настоящему, нам не следовало бы иметь и нужды в помощи Писания, а надлежало бы вести жизнь столь чистую, чтобы вместо книг служила нашим душам благодать Духа, и чтобы, как те исписаны чернилами, так и наши сердца были исписаны Духом. Но так как мы отвергли такую благодать, то воспользуемся уж хотя бы вторым путем. А что первый путь был лучше, это Бог показал и словом, и делом». (Беседы на Евангелие от Матфея).

Как относится к тому, про что не сказано в Библии

Священное Писание — часть Священного Предания Церкви. Важнейшая, но всё же часть. В Предании Церкви есть и то, что не упоминается в Священном Писании. Об этом пишет святитель Василий Великий в послании «О Святом Духе» к Амфилохию:

«Если бы вздумали мы отвергать не изложенные в Писании обычаи, как не имеющие большой силы, то неприметным для себя образом исказили бы самое главное в Евангелии, лучше же сказать, обратили бы проповедь в пустое имя. Например, (напомню сначала о первом и самом общем), кто возложивших упование на имя Господа нашего Иисуса Христа письменно научил знаменовать себя крестным знамением? Какое Писание научило нас в молитве обращаться к востоку? Кто из святых оставил нам на письме слова призывания при показании Хлеба благодарения и Чаши благословения? Ибо мы не довольствуемся теми словами, о которых упомянули Апостол или Евангелие, но и прежде, и после них произносим другие, как имеющие великую силу к совершению Таинства, приняв их из не изложенного в Писании учения. Благословляем же и воду Крещения, и елей Помазания, и даже самого крещаемого по каким изложенным в Писании правилам? Не по соблюдаемому ли в молчании и таинственному преданию?» (гл. 27).

Итак, для истинных христиан аргумент «только то, что в Писании» (Sola Scriptura), очевидно, несостоятелен. Тем более и сами протестанты, выдвинувшие его, не смогли оправдать своих слов, подменив настоящее Церковное Предание множеством собственных «преданий».

Время написания

Библейские книги написаны в разное время на протяжении около 1,5 тысяч лет – до Рождества Христова и после Его Рождения. Первые называются книгами Ветхого Завета, а вторые – книгами Нового Завета.

Библия состоит из 77 книг; 50 содержится в Ветхом Завете и 27 – в Новом.
11 неканонических книг (Товита, Иудифи, Премудрости Соломона, Премудрости Иисуса сына Сирахова, Послание Иеремии, Варуха, 2 и 3 книги Ездры, 1, 2 и 3 Маккавейские книги) не являются богодухновенными и не входят в канон Священного Писания Ветхого Завета.

Язык написания Библии

Книги Ветхого Завета были написаны на древнееврейском языке (за исключением некоторых частей книг Даниила и Ездры, написанных на арамейском языке), Новый Завет – на александрийском диалекте древнегреческого языка – койнэ.

Первоначально библейские книги были написаны на пергаменте или на папирусе заостренной тростниковой палочкой и чернилами. Свиток имел вид длинной ленты и накручивался на древко.
Текст в древних свитках был написан большими заглавными буквами. Каждая буква писалась отдельно, но слова одно от другого не отделялись. Целая строчка была, как одно слово. Сам чтец должен был делить строчку на слова. Не было также в древних рукописях никаких знаков препинания, ни придыханий, ни ударений. А в древнееврейском языке также не писались гласные буквы, но только согласные.

Библейский канон

Состав книг Библии (Библейский Канон) складывался постепенно. Книги Ветхого Завета создавались на протяжении значительного промежутка времени: с XIII в. до н. э. до IV в. до н. э. Считается, что канонические (богодухновенные) книги Ветхого Завета были собраны воедино книжником Ездрой, жившим приблизительно за 450 лет до н. э.

Канон книг Ветхого Завета окончательно был утвержден на Лаодикийском Соборе 364г. и Карфагенском Соборе 397г., фактически же Церковь пользовалась ветхозаветным каноном в его настоящем виде с древнейших времен. Так, свт. Мелитон Сардийский в Письме к Анесимию, датируемом примерно 170г., уже приводит список книг Ветхого Завета, почти полностью совпадающий с утвержденным в IV столетии.

В общих чертах канон Нового Завета сложился уже к середине II века, об этом свидетельствует цитация новозаветных Писаний мужами апостольскими и апологетами II века, например, сщмч. Иринеем Лионским.

Оба Завета были впервые сведены в каноническую форму на поместных соборах в IV веке: Иппонском Соборе 393г. и Карфагенском Соборе 397 г.

История деления Библии на главы и стихи

Деление слов в Библии ввел в 5-м веке диакон Александрийской церкви Евлалий. Современное деление на главы ведет свое начало от кардинала Стефана Лангтона, разделившего латинский перевод Библии, Вульгату, в 1205 г. А в 1551 году женевский печатник Роберт Стефан ввел современное деление глав на стихи.

Классификация книг Библии

Библейские книги Ветхого и Нового Заветов условно подразделяются на Законодательные, Исторические, Учительные и Пророческие. Например, в Новом Завете Законодательными являются Евангелия, Исторической – Деяния Апостолов, Учительными – послания свв. Апостолов и Пророческой книгой – Откровение св. Иоанна Богослова.

Переводы Библии

Греческий перевод семидесяти толковников – Септуагинта – был начат по воле египетского царя Птоломея Филадельфа в 271 году до Рождества Христова. Православная Церковь с апостольского времени пользуется священными книгами по переводу 70-ти.

Латинский перевод — Вульгата — был обнародован в 384 году блаженным Иеронимом. С 382 г. блаженный Иероним Стридонский переводил Библию с греческого на латинский; в начале работы он пользовался греческой Септуагиптой, но вскоре перешел на использование непосредственно еврейского текста. Этот перевод стал известен как Вульгата – Editio Vulgata (vulgatus означает «широко распространённый, общеизвестный»). Тридентский собор в 1546 г. утвердил перевод св. Иеронима, и он вошёл во всеобщее употребление на Западе.

Славянский перевод Библии сделан по тексту Септуагинты святыми Солунскими братьями Кириллом и Мефодием, в середине 9-го века по Р. Х., во время их апостольских трудов в славянских землях.

Остромирово Евангелие – первая полностью сохранившаяся славянская рукописная книга (середина XI века).

Геннадиевская Библия – первая полная рукописная русская Библия. Составлена в 1499 году под руководством Новгородского архиеп. Геннадия (до того времени библейские тексты были разрозненны и существовали в различного рода сборниках).

Острожская Библия – первая полная печатная русская Библия. Её издал в 1580 г. по приказу князя Конс. Острожского, первопечатник Иван Федоров в Остроге (вотчине князя). Этой Библией до сих пор пользуются старообрядцы.

Елисаветинская Библия – церковнославянский перевод, использующийся в богослужебной практике церкви. В конце 1712 г. Пётр I издал указ о подготовке к изданию исправленной Библии, однако закончена эта работа была уже при Елизавете в 1751 г.

Синодальный перевод – первый полный русский текст Библии. Осуществлён по инициативе Александра I и под руководством свт. Филарета (Дроздова). Выходил частями с 1817 по 1876, когда вышел в свет полный русский текст Библии.
Елизаветинская Библия целиком вышла из Септуагинты. Синодальный же перевод Ветхого Завета сделан с масоретского текста, но с учётом Септуагинты (выделено в тексте в квадратных скобках).

Этапы формального изучения Св. Писания

Текстология – занимается исследованием лингвистических и стилистических особенностей библейского текста, стремится уточнить редакцию оригинального текста.

Исагогика (от греч. εἰσαγωγή «введение») — занимается историко-филологическим исследованием Библии, изучает состояние, степень сохранности текста, его язык, определяет авторство и время составления книг, их литературный жанр, обстоятельства их написания и общий исторический фон.

Экзегетика (от греч. ἐξήγησις, «истолкование, изложение») — занимается толкованием отдельных элементов библейского текста, обусловленных особенностями авторского языка, авторской терминологией, описываемыми в тексте историческими, политическими, культурными и бытовыми реалиями, наконец, психологической мотивацией и богословскими воззрениями авторов.

Герменевтика (от греч. ἡρμηνεύω — «толкую, перевожу») — выявляет богословское сущностное толкование текста, обобщает данные экзегетики, занимается выработкой методологии библейского толкования.

Некоторые факты

***

См. КАНОН БИБЛЕЙСКИЙ, БИБЛЕЙСКАЯ КРИТИКА, ТОЛКОВАНИЯ

Библия

БИБЛИЯ (от греческого τα βιβλ?α буквально — книги), собрание древних текстов различных эпох и авторов, принятое религиозной традицией иудаизма и христианства в качестве Священного Писания. Признаваемая иудаизмом и христианством, первая в хронологическом отношении часть Библии получила в христианской традиции название «Ветхий (то есть Старый) Завет»; вторая часть Библии, принимаемая только христианством, имеет наименование «Новый Завет». Согласно христианскому представлению, Завет (еврейский — ????, греческий — διαθ?κη, латинский — testamentum) — мистический договор или союз, заключённый Богом в древние времена только с избранным народом (евреями), — сменён в Иисусе Христе Новым Заветом, заключённым уже со всеми народами. Ислам, не принимая Библию, в принципе признаёт за ней известную святость. В Ветхом Завете (Пс. 39:8; Ис. 34:16; Дан. 9:2 и др.) для обозначения священного текста употребляется еврейское слово «книга» — ??? (множественное число — ?????). В Септуагинте (смотри раздел Переводы Библии) это слово передаётся в большинстве случаев как τ? βιβλ?α (существительное среднего рода, множественное число). Среди христиан западных провинций Римской империи греческое τ? βιβλ?α было воспринято без перевода. Латинская форма biblia (существительное женского рода, единственное число) перешла в европейские языки, включая славянские. В древнееврейском языке Библия имеет наименование «микра» (еврейский ????; дословно — «чтение»).

Реклама

На формирование различных библейских традиций христианских церквей определяющее влияние оказало существование 2 канонов, возникших ещё в рамках раннего дораввинистического иудаизма: канона палестинского, представленного еврейской Библией, и канона александрийского, представленного греческой Септуагинтой. Палестинский канон включает в себя 39 книг и делится на три больших цикла:

2) Невиим (еврейский ?????) — Пророки: Пророки начальные (старшие), включающие в себя книги Иисуса Навина, Судей, Самуила (1-я и 2-я книги Царств) и Царей (3-я и 4-я книги Царств), излагающие религиозную историю еврейского народа от 2-й половины 13 века до нашей эры до 597 года до нашей эры, и Пророки последние (младшие) — собственно пророческие книги, принадлежащие или приписываемые пророкам 8-5 веков до нашей эры — Исайе (труд его был продолжен безымянными последователями, которых условно обозначают как Девтероисайя и Тритоисайя, то есть Второисайя и Третьеисайя), Иеремии, Иезекиилю и 12 «малым пророкам» (Осии, Иоилю, Амосу, Авдию, Ионе, Михею, Науму, Аввакуму, Софонии, Аггею, Захарии, Малахии);

3) Кетувим (еврейский ??????), Агиографы (греческий ?γι?γραφα наименование, принятое в эллинистической традиции александрийских иудеев) — Писания; собрание текстов, относящихся к различным поэтическим и прозаическим жанрам (напрель: религиозная лирика — Псалмы Давида, сборник афоризмов — Книга притчей Соломоновых, размышления о смысле жизни — Книга Иова). В иудейской религиозной традиции Ветхий Завет (составные части палестинского канона) обозначается еврейской аббревиатурой Танах (еврейский ???) — по первым буквам слов Тора, Невиим, Кетувим. Александрийский канон представлен Септуагинтой, где, помимо книг палестинского канона, имеется ряд других; включает 49 библейских книг. Их порядок и группировка отличаются от принятых в еврейской Библии и основываются на содержании и литературной форме соответствующих книг:

2) учительные (Псалтирь, книги Притчей Соломоновых, Екклесиаста, Песни Песней Соломона, Иова, Премудрости Соломона, Книга Иисуса, сына Сирахова);

Христианство усвоило основной состав книг александрийского канона Септуагинты в качестве Священного Писания Ветхого Завета. Распределение книг отразило новое богословское понимание ветхозаветного канона. Объединение законодательных и исторических книг в христианской Библии было результатом смещения акцента с юридического авторитета законов Пятикнижия (которое начало трактоваться скорее как историческое повествование о начальном этапе домостроительства Спасения) на Новый Завет, повествующий о полноте благодати и Спасения во Христе. Выделение книг поздних Пророков в особый раздел и помещение их в конце корпуса мотивировано тем, что они содержат мессианские пророчества. Включение Книги пророка Даниила в число Пророков подчёркивает её значение для полноты понимания мессианского обетования.

Новый Завет состоит из памятников раннехристианской литературы 2-й половины 1- начала 2 веков нашей эры, написанных преимущественно по-гречески и дошедших только на этом языке. Это Евангелия (то есть «Благовестил» о земной жизни и учении Христа) от Матфея, от Марка, от Луки и от Иоанна (3 первых принято ввиду общности материала называть «синоптическими»); примыкающие к Евангелиям Деяния святых Апостолов; Соборные послания: Иакова; 1-е и 2-е Петра; 1-е, 2-е, 3-е Иоанна; Иуды (не Искариота); Послания апостола Павла — к Римлянам, 1-е и 2-е к Коринфянам, к Галатам, к Ефесянам, к Филиппийцам, к Колоссянам, 1-е и 2-е к Фессалоникийцам, 1-е и 2-е к Тимофею, к Титу, к Филимону, к Евреям; наконец, Откровение апостола Иоанна Богослова, или Апокалипсис. Датировка новозаветных текстов вызвала споры, в ходе которых высказывались крайние мнения. Для науки 19 — начала 20 веков было характерно занижение возраста новозаветных текстов, которое стало невозможным после публикации в 1935 году так называемого папируса Райлендса (содержит 7 стихов из 18 глав Евангелия от Иоанна; датируется 2-й четвертью 2 века нашей эры), позволившей доказать, что к 1-й трети 2 века нашей эры самое позднее из Евангелий уже получило распространение в Египте (вдали от зоны возникновения). С другой стороны, после экспериментов с обратным переводом евангельских афоризмов на арамейский язык (в целом плодотворных), начиная с 1930-х годов (Ч. Торри, К. Тремонтан), делаются попытки отнести все четыре Евангелия к середине 1 века нашей эры, что также не было поддержано большинством специалистов.

Несмотря на большие временные дистанции, контрасты исторических и культурных условий, Ветхий и Новый Заветы можно рассматривать как одно целое — прежде всего в силу внутреннего содержательного и смыслового единства Библии, основанного на преемственности идей, центральными среди которых являются идея монотеизма, историзм, переходящий в эсхатологию, и мессианство.

Библейские тексты документируют идейную историю поворота к монотеизму. В наиболее архаических текстах ещё отсутствует абстрактно-догматическая постановка вопроса: речь идёт не о том, что Бог един, то есть других богов нет, но о том, что для верующего дело благочестия, чести и одновременно благополучия — соблюдать нерушимую верность Богу своего народа, сражаться за Него в битве (тема «Песни Деворы», древнейшего текста Библии) и не променять Его ни на какого «чуждого» бога. Каждый новый этап истории древнееврейского народа, получивший отражение в библейских текстах, знаменовал дальнейшее углубление монотеистического принципа. Обнаруживая связь с древними традициями Египта и Месопотамии и в ещё большей степени — Ханаана и Финикии, Библия выявила новый тип религиозной системы, отличный от религиозно-мифологических систем сопредельных народов и в некоторых отношениях им противоположный.

Необходимое дополнение монотеизма — мистический историзм: мифология священного космоса, имеющего меру, сменилась верой в Священную историю, имеющую цель. Идея конечной цели исторического развития выступает как центральная лишь в поздних текстах Библии (в Откровении апостола Иоанна Богослова), но принцип телеологического осмысления всех событий с самого начала определяет и регулирует повествовательные части Библии, где едва ли не каждый отдельный эпизод оказывается поставленным в многозначительную связь с замыслом Бога об «избранном народе» в целом (Быт. 37-50; Руф. 4:18— 22). Это приводит к переосмыслению древней ближневосточной формы всемирной хроники, а в конечном счёте — к таким сдвигам в понимании места человека в мире, которые выходят за пределы собственно религиозного мировоззрения.

Библия пронизана идеей поступательного целесообразного движения; именно эта идея и соединяет разрозненные повествования различных книг библейского канона в эпическое единство совершенно особого рода. В Библии господствует длящийся ритм исторического движения, которое не может замкнуться и каждый отдельный отрывок которого получает свой окончательный смысл лишь в связи со всеми остальными. По мере развития древнееврейской литературы этот мистический историзм становился всё отчётливее; своей кульминации он достигает в «пророческих» книгах (с 8 века до нашей эры) и особенно в апокалиптической Книге Даниила (2 век до нашей эры), к которой в новозаветном каноне близок Апокалипсис. По этой кульминации видно, насколько оптимистическая вера в смысл истории, присущая Библии, не только не исключала, но и прямо предполагала дух вызова, «обличения», суровой непримиримости, видящей повсюду самые резкие контрасты добра и зла. Участники пророческого движения 8-6 веков до нашей эры — народные проповедники, решительно укоряющие богатых и властных, грозящие бедой господству неправды; они чают в будущем всечеловеческого примирения («… и перекуют мечи свои на орала, и копья свои — на серпы; не поднимет народ на народ меча, и не будут более учиться воевать» — Ис. 2:4), и тем более страшными предстают в их речах картины войн и насилий. В Книге Даниила мировая история представлена как борьба за власть 4 зверей (то есть 4 мировых держав — вавилонской, индийской, персидской и македонской); на исходе истории приговор Бога кладёт конец звериному владычеству и утверждает царство Сына Человеческого — «владычество вечное, которое не кончится» (Дан. 7:14). Эта линия продолжена в новозаветном Апокалипсисе, рисующем конечные судьбы мира как непримиримое столкновение добра и зла. Царство Зверя на время предстаёт неодолимым; Рим, «великий город, царствующий над земными царями» (Откр. 17:18), оказывается Блудницей Вавилонской, «яростным вином блудодеяния своего напоившей народы» (Откр. 18:2). Затем преступное величие, построенное на крови «святых», гибнет в мировой катастрофе, и обновлённое мироздание, очистившись от скверны, вступает в новое бытие. Контрасты света и мрака, а также картина великого бедствия как единственного пути к всеобщему благу — очень важные компоненты идейного мира Библии. Отсюда чрезвычайно важный для новозаветной идеологии пафос мученичества, впервые выраженный с полной отчётливостью во 2-й Книге Маккавеев, а также в легендах (внебиблейских) о ветхозаветных пророках. «Те, которых весь мир не был достоин, скитались по пустыням и горам, по пещерам и ущельям земли», — говорит Новый Завет о персонажах Ветхого Завета (Евр. 11:38). Характерно, что такой важный идейный аспект монотеизма, как тезис о сотворении мира Богом из ничего, впервые чётко сформулирован в связи с ситуацией мученичества (2 Макк. 7:28) — как обоснование веры в то, что Бог снова выведет страдальца к бытию из небытия по ту сторону смерти. В Апокалипсисе фоном мировых событий служит вопрос мучеников к Богу: «…доколе… не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?» (Откр. 6:10). Именно необходимость возместить муки невинных жертв и развязать все узлы истории за пределами её самой даёт жизненную основу библейской эсхатологии как снятию и одновременно завершению мистического историзма Библии.

Третья центральная идея Библии, заданная Ветхим Заветом и служащая фундаментом для Нового Завета, — идея Мессии — кажется стоящей в противоречии с присущим Библии пафосом монотеизма, не допускающего никаких «спасителей» рядом с трансцендентным Богом. Исходя из этого, в указанной идее пришлось бы увидеть реминисцентное заимствование из какого-то чуждого Библии круга идей, типологическую параллель языческим фигурам героев-спасителей; но тогда непонятно, почему учение о Мессии не только заняло со временем весьма важное место в религиозной системе иудаизма и оказалось смысловым центром всех христианских представлений, но и нашло буквальные соответствия в строго монотеистическом исламе (образ Махди, а также «скрытого имама» шиитов). Есть основания утверждать, что внутренняя неизбежность представления о Мессии заложена в самом мировоззрении, в самой идейной системе Библии, в том, что Бог требует от Своих людей особой «святости», недостижимой без вождя и проводника, который сам обладал бы высшей святостью. Древневосточная традиция обожествления царской власти закономерно трансформируется в контексте Библии в мессианскую идеологию (не царь как Бог, но Бог как царь): именно потому, что вся власть, вся её полнота, принадлежит Богу, полномочия царя действительны в меру того, насколько его власть есть власть Бога, и оба они — как бы одно (Ин. 10:30). Образ этого владыки имеет политико-патриотический характер, но уже в текстах пророков ставится вне его. В христианских представлениях образ Мессии (Христа) переосмыслен, предельно обобщены намеченные со времён Исайи универсалистские возможности: на место «избавителя» народа от его врагов Новый Завет ставит «искупителя» человечества от его грехов.

Библия — важнейший документ истории идей, ценнейший источник по истории Древнего Востока, долгое время остававшийся практически единственным, но и в настоящее время сохраняющий своё значение в ряду других источников. Исторические условия функционирования Библии в качестве канона, используемого и переосмысляемого в актуальной идейной борьбе в различные эпохи, предопределили исключительную в своём роде роль библейской лексики и образности в языке европейской культуры, в литературе, изобразительном искусстве, публицистике — вплоть до фольклора и бытовой идиоматики.

Библейская критика. Один из самых ранних опытов библейской критики имел место на исходе античности, в эпоху конфликта между неоплатонизмом и христианством: это аргументация Порфирия в пользу датировки Книги пророка Даниила 2 века до нашей эры. Средневековый учёный Ибн Эзра мог позволить себе лишь осторожные намёки на то, что Пятикнижие не принадлежит Моисею (экспликация его доводов была осуществлена только в 17 веке Б. Спинозой). В эпоху Возрождения и Реформации распространяется критическое отношение к принятому католической церковью латинскому переводу Библии (так называемый Вульгате), зарождается практика филологического и стилистического анализа греческого подлинника Нового Завета (деятельность Эразма Роттердамского), а затем и еврейского подлинника Ветхого Завета. М. Лютер оспаривал аутентичность Послания апостола Иакова (продолжая, впрочем, контроверзу эпохи патристики). В целом же протестантизм дал новый импульс преклонению перед Библией и первоначально не благоприятствовал библейской критике, которая развивалась в идейном контексте Просвещения, в конфликте с религиозными доктринами иудаизма и всех направлений христианства. Уже Т. Гоббс в «Левиафане» потребовал применения к Библии рационалистических приёмов анализа. Это было осуществлено на практике, прежде всего в «Богословско-политическом трактате» Б. Спинозы, где производится систематический пересмотр традиционных атрибуций библейских книг, а источниковедческие, гебраистические рассуждения подчинены практической цели — лишить библейские тексты мистического характера и редуцировать зафиксированные ими нормы к самому общему моральному идеалу. Инициатива Спинозы встретила не только резкие нападки, но и широкие отклики; тщательность его аргументов произвела впечатление даже на конфессиональных учёных («Критическая история Ветхого Завета» монаха-ораторианца Р. Симона, 1678 год) и привлекла к нему многих последователей. В 1753 году Ж. Астрюк опубликовал свои «Предположения о первоначальных преданиях, которыми, по всей вероятности, пользовался Моисей при написании Книги Бытия», где впервые предложил важную для позднейшей библеистики гипотезу о двух источниках библейского повествования — «Иегова» и «Элохим», то есть вычленил две различные традиции, взяв за основу употребление двух имён Бога — Иегова и Элохим. Библейская критика французского Просвещения 18 века представляет собой в основном популяризацию, красочное литературное обыгрывание и полемическое заострение добытых ранее результатов, их публицистическое использование. Новый уровень библейской критики подготавливается в Германии после работ И. Землера («Рассуждение о свободном исследовании Канона», 1771-75 годы; «Пособие к свободному истолкованию Нового Завета», 1773 год). Прежняя библейская критика была чужда принципу историзма; И. Г. Гердер впервые подошёл к библейским текстам как к памятникам древнейшего народнопоэтического творчества, и в этом характерном для предромантизма открытии эстетический интерес шёл рука об руку с вниманием к характерности неповторимого момента пути человечества. В начале 19 века В. М. Л. де Ветте поставил вопрос об историческом развитии религиозных идей, представленных в Ветхом Завете, а в связи с этим — о реконструкции временного соотношения отдельных частей ветхозаветного канона. Начиная с В. Фатке (1835 год) в библейскую критику проникает влияние идей Г. В. Ф. Гегеля, особенно ощутимое в работах Д. Ф. Штрауса («Жизнь Иисуса, критически переработанная», тома 1-2, 1835-36 годы) и Б. Бауэра («Критика Евангелия от Иоанна», 1840 год; «Критика евангельской истории синоптиков», тома 1-3, 1841 год).

В позитивистской библеистике 19 века господствовал эволюционистский историзм. В начале 20 века было заметно участие в новозаветной критике философа А. Древса, беллетриста А. Немоевского, выдвигавших эффектные, но фантастические гипотезы. Между тем историко-критический анализ в его различных формах утвердился как общепринятая норма научной библеистики, обязательная и для конфессионально ориентированных специалистов; первыми её приняли представители так называемого либерального протестантизма и католического модернизма (например, А. Луази), затем более консервативные протестантские учёные (например, Э. Зеллин; «Введение в Ветхий Завет», 1910 год), позже других — католики, уполномоченные на это энцикликой папы Римского Пия XII «Divino afflante Spiritu» (1943 год).

Переводы Библии. Перевод Ветхого Завета на греческий язык был осуществлён еврейскими книжниками в Александрии в 3-1 веках до нашей эры . В греческой православной церкви он до сих пор остаётся канонической версией Ветхого Завета. Однако для иудаизма он был тем самым дискредитирован, и в иудейской среде его пытались заменить (во 2 веке нашей эры) древнегреческими переводами (Аквилы, Феодотиона, Симмаха), позднее утраченными. Наряду с этим возникали так называемые таргумы (толкования) книг Ветхого Завета, исполненные на арамейском языке; следует отметить также самаритянскую версию Пятикнижия на западно-арамейском диалекте. Древнейшие христианские переводы Библии — Пешитта (Ветхий Завет) и Диатессарон (Новый Завет) — сирийские (восходят к 2-3 веках нашей эры); для Нового Завета можно предположить прямое использование близкого в языковом отношении арамейского материала в обход греческого текста. Позднее появляются латинские переводы, известные по цитатам у раннехристианских авторов конца 2 — начала 3 веков нашей эры; в 4 веке нашей эры был выполнен перевод Иеронима, канонизированный католической традицией . Старше других коптский (3 век нашей эры), армянский и грузинский (5 век нашей эры) переводы. Традиция славянских переводов Библии начата Кириллом и Мефодием во 2-й половине 9 века; выделяется русская редакция 14 века, связываемая с именем митрополита Алексия. Реформация дала толчок для новой волны христианских переводов Библии, среди которых — переводы М. Лютера (1520-30-е годы) и английский перевод, так называемый Библией короля Иакова I (1611 год). Отражение подхода Просвещения к Библии — немецкий перевод Ветхого Завета, осуществлённый М. Мендельсоном и его сотрудниками. Русский перевод (так называемый Синодальный) был выполнен к 1876 году. За время, истекшее с его появления, Синодальный перевод подвергался осторожному лексическому и пунктуационному поновлению. Перевод Нового Завета, осуществлённый К. П. Победоносцевым (Новый Завет. Опыт к усовершенствованию перевода на русский язык, 1906 год), ориентирован прежде всего на традицию славянских переводов. В 1950-е годы силами русской эмиграции, возглавляемой епископом Кассианом (Безобразовым), была начата работа над новым переводом Нового Завета, впервые изданным полностью в 1970 году; этот перевод отмечен стремлением не отходить ни от стиля Синодального перевода, ни от частностей греческого текста (вплоть до порядка слов). В советское время в составе тома «Поэзия и проза Древнего Востока» (1973 год) были изданы литературные переводы некоторых книг Ветхого Завета, выполненные И. М. Дьяконовым, С. К. Аптом, И. С. Брагинским и С. С. Аверинцевым. В 2004 году в составе Собрания сочинений Аверинцева опубликованы переводы трёх синоптических Евангелий, Книги Иова и псалмов. Переводческие работы над Библией ныне сосредоточены в основном в России вокруг Российского библейского общества (смотри Библейские общества).

В результате новейших исследований выявились расхождения текстовых вариантов, отразившиеся в различиях между традиционным европейским текстом Ветхого Завета (так называемым масоретским) и старейшими домасоретскими переводами. Вместе с тем кумранские находки середины 20 века, давшие науке древнейшие рукописи Библии, позволили установить относительную стабильность корпуса библейского текста и отказаться от многих исправлений, предложенных ранее библейской текстологической критикой. Смотри также Герменевтика библейская, Исагогика, Экзегетика.

С. С. Аверинцев.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх