Помост

Вопросы веры

Кто такой Дмитрий донской

Прославление великого благоверного князя Московского Дмитрия Донского в лике святых стала возможной благодаря его огромным заслугам перед Отечеством и Церковью. Своим личным благочестивым примером Димитрий Донской показал, как во благо и спасение ближних, приносится жертва во имя Христа. И как сам Господь помогает в богоугодных делах.

Димитрий Донской был воспитанником святителя Алексия Московского, уже в юном возрасте проявил себя талантливым государственным правителем. Ратовал за единство русских территорий, потому звали его собирателем русских земель. Святой Димитрий был освободителем Руси от монгольского ига. На свою решающую историческую Куликовскую битву благоверный князь Димитрий получил благословение у великого святого Сергия Радонежского. Преподобный Сергий дал благоверному воину Димитрию в помощники своих монахов-схимников Алексея и Александра. Куликовская битва была доблестно выиграна великим князем Димитрием. История русского воинства ещё не знала такой победы. Рядом с Куликовым полем течёт река Дон, поэтому и победителя битвы Димитрия стали называть Димитрий Донской.

Значение иконы «Благоверный князь Димитрий Донской»

На иконе Дмитрия Донского часто изображают на фоне храмов и держащим на руке храм. Значение этого фона говорит о том, что святой князь Димитрий прилагал значительные усилия для получения свободы от Константинополя для Русской Православной Церкви. При его правлении было построено множество храмов и монастырей. Они являются действенной духовной защитой границ Отечества от внешних врагов и в настоящее время.

По просьбе великого князя Димитрия в храмах постоянно служились панихиды в память о погибших воинах. Благоверный князь Димитрий стал учредителем новых традиций в истории церковного устава. Это поминальная Димитриевская суббота и ещё одно чудо — событие, связанное с обретением мощей прославленного святого воина Александра Невского.

Мощи Александра Невского хранятся в Успенском Владимирском соборе, и в ночь перед битвой князя Димитрия с монголами, служители храма увидели, как из алтаря вышли два старца, одетые в облачения митрополитов. Они подошли к гробнице Александра Невского и сказали: «Восстань Александре, будь скор на помощь правнуку своему, великому князю Димитрию, одолеваему сущу от иноплеменников». Князь Александр Невский восстал и видение исчезло.

В чём помогает икона Дмитрия Донского

Историки отмечают высокоморальные качества великого князя Димитрия, его почитание Бога и сила духа стали непоколебимой стеной для внешних врагов.

Данный образ помогает проявить силу воли и бесстрашие

Молитвенное обращение к иконе святого Дмитрия Донского помогает:

  • разрешить и устранить проблемы, связанные с политическими вопросами;
  • решить дела государственного устроения;
  • в урегулировании военных конфликтов.

Икона святого Дмитрия будет полезна для людей, занимающих посты управления самого высокого государственного значения, дипломатов, политиков. В жизни князь Димитрий, несмотря на статус полководца и суровое военное время, проявлял великодушие, милосердие и хорошее отношение к подчинённым.

Перед иконой Дмитрия Донского молятся не только о масштабных глобальных вопросах. Его просят о помощи в создании крепкой христианской семьи. Личная супружеская жизнь святого Димитрия была примером для подражания. Своим детям он завещал глубокое почитание их матери. Ещё икона Дмитрия Донского помогает в наше неспокойное время в защите дома от нежелательного вторжения.

День почитания святого благоверного князя Димитрия Донского отмечается 1 июня

Молитва иконе

О, святый угодниче Божий, праведне Димитрие! Подвигом добрым подвизався на земли, восприял еси на Небесех венец правды, егоже уготовал есть Господь всем любящим Его. Темже взирающе на святый твой образ, радуемся о преславнем скончании жительства твоего и чтем святую память твою. Ты же, предстоя Престолу Божию, приими моления наша и ко Всемилостивому Богу принеси, о еже простити нам всякое прегрешение и помощи нам стати противу кознем диавольским, да избавльшеся от скорбей, болезней, бед и напастей и всякаго зла, благочестно и праведно поживем в нынешнем веце и сподобимся предстательством твоим, аще и недостойни есмы, видети благая на земли живых, славяще Единаго во святых Своих славимаго Бога, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и во веки веков. Аминь.

Дмитрий Донской

Дмитрий Донской Дмитрий Донской

Дми́трий Иванович (12 октября 1350, Москва — 19 мая 1389), прозванный Дмитрий Донско́й за победу в Куликовской битве — великий князь московский (с 1359) и владимирский (с 1363). Сын князя Ивана II Красного и его второй жены княгини Александры Ивановны. В правление Дмитрия были одержаны значительные военные победы над Золотой Ордой, продолжилась централизация русских земель вокруг Москвы и построен белокаменный московский Кремль.

Детство Дмитрия. Борьба за великое княжение Владимирское

Московские князья (1276—1598)

Даниил Александрович

Юрий III Даниилович

Иван I Калита

Симеон Гордый

Иван II Красный

Дмитрий Донской

Василий I

Василий II Тёмный

Иван III

Василий III, жена Елена Глинская

Иван IV Грозный

Фёдор I Иоаннович

Юрий Звенигородский

Василий Косой

Дмитрий Шемяка

После смерти отца (1359 г.) опекуном девятилетнего князя и фактическим верховным правителем Московского княжества стал митрополит Алексий, человек недюжинного политического ума и такта, обладавший сильным характером и большим авторитетом. Дмитрий советовался с ним, продолжая политику отца и деда по собиранию русских земель вокруг Москвы. Для этого ему пришлось вести длительную борьбу с князьями-соперниками (суздальско-нижегородским, и тверским) за право на ярлык.

К середине XIV века Северо-Восточная Русь состояла из отдельных сильных княжеств: Московского,Тверского, Суздальского. Старейшим князем считался тот, кто носил титул великого князя Владимирского, ярлык на великое княжение в котором выдавался в Орде.

В 1361 году хан Наврус, захвативший ордынский престол, убив своего предшественника, отдал великое княжение Владимирское суздальскому князю Дмитрию Константиновичу, принадлежавшему к ветви суздальско-нижегородских князей, потомку младшего брата Александра Невского Андрея. 22 июня 1360 года Дмитрий Константинович приехал во Владимир, но Москва не думала уступать. Московское боярство было заинтересовано в закреплении великого княжения за московской династией и сделало всё возможное, чтобы вернуть своему князю достоинство великого князя владимирского. Одиннадцатилетний Дмитрий отправился в Орду.

В Орде в это время ханы меняются с великой быстротой: за два десятилетия сменилось более 20 ханов. Наконец хан Наврус был убит, а Орда разделилась между двумя ханами: Абдулом и Мюридом. Москвичам показалось сначала, что партия Мюрида сильнее, и они выхлопотали у него ярлык для Дмитрия, но в следующем 1362 году они увидели, что партия Мамая берёт верх, и получили для Дмитрия ярлык на великое княжение от имени Абдула. В начале января 1363 Дмитрий «сел» во Владимире. Однако, Дмитрий Суздальский получил ярлык от Мюрида и снова занял Владимир, но смог «просидеть» там только 12 дней, потому что Дмитрий Иванович опять пошёл на него с войском и выгнал из Владимира.

Положение Дмитрия Суздальского осложнялось ссорой среди самих суздальско-нижегородских князей. Один из них, младший брат Дмитрия Константиновича, Борис, неожиданно захватил Нижний Новгород, по праву ему не принадлежавший. Дмитрий Константинович, остро нуждавшийся в военной помощи и политической поддержке, вынужден был обратиться в Москву. Москва вернула ему Нижний Новгород, захваченный Борисом, но в качестве платы за услугу бывший великий князь в 1365 году подписал договор, по которому отказывался от своих претензий. Преемник Мюрида — Азис — думал низвергнуть Дмитрия Ивановича, и Дмитрий Константинович снова получил ханскую грамоту. Но, видя свою слабость, он предпочёл дружбу Дмитрия Московского милости Азиса и отказался от великокняжеского титула. Наконец, 17 января 1366 года в Коломне союз князей был скреплён женитьбой Дмитрия Ивановича на суздальской княжне Евдокии Дмитриевне. От брака с ней у Дмитрия родились пятеро сыновей, в том числе будущий великий князь Василий I.

В 1363 году Дмитрий «взял свою волю» и над князем Константином Ростовским, а князей Ивана Фёдоровича Стародубского и Дмитрия Галицкого выгнал из их княжеств.

Начало самостоятельного правления. Конфликт с Тверью

Во второй половине 60-х годов князь Дмитрий Иванович осуществил ряд мероприятий, направленных на централизацию государственного управления и военного дела. В 1365 году в Москве случился великий пожар Всесвятский, названный так, потому что начался в церкви Всех Святых. За 2 часа огонь уничтожил Кремль, Посад, Загородье и Заречье. Всесвятский пожар привёл к волне каменного строительства в столице княжества. В 1367 году Дмитрий Иванович начал строительство нового кремля — белокаменного. Теперь Москва была надёжно защищена от враждебных набегов.

В 1368 году тверские князья погрязли в междоусобицах. Василий Михайлович Кашинский враждовал с племянником, Михаилом Александровичем, из-за области умершего Семёна Константиновича. Для решения этого спора они обратились за помощью к Великому Князю. Дмитрий поддержал Василия Михайловича. Михаил уехал в Литву к своему зятю князю литовскому Ольгерду. Пользуясь его отсутствием, Василий с московской ратью опустошили область Михаила. Но Михаил с помощью Ольгерда взял Тверь и изгнал дядю. Советники Дмитрия, боясь замыслов Михаила, который назвался Великим князем Тверским и хотел восстановить независимость своей области, хитростью пригласили его в Москву для решения спора между тверскими князьями. Там его взяли под стражу. Только приезд ханского вельможи Карачи заставил Дмитрия Ивановича освободить Михаила Тверского. Возмущённый Михаил призвал на помощь Ольгерда, который с большим войском двинулся на Москву.

21 ноября 1368 года в кровопролитной битве на реке Тростна близ Москвы литовцами был разгромлен сторожевой полк москвичей. Лишь благодаря каменным стенам кремля Москва выдержала литовскую осаду. Разорив за три дня всю московскую округу, войско Ольгерда отошло назад в Литву. Как сообщается в летописи «…такого зла, как от литовцев, и от татар не было».

Ответом на это нашествие стал московский поход на Тверь в августе 1370 года. Тверская земля была предана мечу и пожару. Не надеясь на свои силы, тверской князь обратился к Ольгерду, но помощи не получил, так как Литва была занята борьбой с немцами. Михаил решил свергнуть Дмитрия с престола посредством татар.

В начале 1371 года Михаил отправился в Орду, где у хана Магомет-султана выпросил великокняжеский ярлык. На Русь князь вернулся с ордынским послом Сарыхожей. Московские политики без особого труда зазвали Сарыхожу в Москву и так его задарили, что когда в июне 1371 года Дмитрий поехал в Орду, ему даже выдали находившегося в заложниках в Орде сына Михаила Тверского, Ивана, который потом был выкуплен из московского плена за 10 000 рублей.

В Союзе с Ордой Дмитрию не страшна была новая попытка Михаила поднять на него Ольгерда. В июле 1373 года в битве при Любутске (литовская крепость на реке Оке близ Тулы) московская рать разгромила войско Ольгерда, который едва спасся бегством. Дмитрий заключил перемирие и с Ольгердом, и с Михаилом Тверским. Дочь Ольгерда — Елена стала женой Владимира Андреевича Серпуховского.

В 1374—1375 гг. у Дмитрия произошло размирье с Мамаем, которым не преминула воспользоваться Тверь. Нашлись недовольные и в самой Москве: сын только что умершего тысяцкого московского Василия Вельяминова Иван, недовольный уничтожением сана, на который рассчитывал, отъехал от Димитрия с приверженцами в Тверь и начал хлопотать в Орде о великом княжении для Михаила. В 1375 году ярлык на великое княжение был доставлен в Тверь, и Михаил открыл военные действия. Вокруг Дмитрия собралось небывалое количество союзников: князья суздальско-нижегородский, серпуховской, городецкий, ростовские, ярославские, белозёрский, кашинский, стародубский, тарусский, новосильский, оболенский, смоленский, брянский и новгородцы, постоянные враги Твери. Ни ордынская, ни литовская помощь не поспели, месячная осада окончательно подорвала силы Михаила и он просил мира. Договор был заключён 3 сентября и Михаил навсегда отказался от притязаний на Москву, великое княжение Владимирское и Новгород, обязался помогать Дмитрию против татар и Литвы и открыть свободный пропуск товаров новгородских по своей земле.

Борьба с Мамаем и его коалицией. Куликовская битва

Памятник Дмитрию Донскому перед Маринкиной башней Коломенского Кремля

В 1376 году Московское княжество утвердило своё влияние в Волжско-Камской Болгарии, начало переговоры с Великим Новгородом об урегулировании торговой деятельности. В результате их, Москва открыла свободный пропуск новгородских товаров в своей земле, заручившись согласием новгородцев в случае нового конфликта с Тверью стоять на стороне Москвы. В 1378 году в спорах о границах Московского и Рязанского княжеств Дмитрий вновь вышел победителем, разгромив под Скорнищевом рязанского князя Олега Ивановича. Активно вмешивался в церковную политику, в частности, отказался принимать митрополита Киприана (его люди ограбили митрополита и не пустили его в Москву), за что в 1378 году был предан им анафеме.

Мамай был сильно обеспокоен возрастающим могуществом московского князя. В 1377 году ордынцы напали на Нижний Новгород. В битве при реке Пьяна русское войско потерпело тяжёлое поражение от ордынского царевича Арапши. Дмитрий Константинович, оставшийся без войск, бежал в Суздаль, нижегородцы — в соседний Городец, а Нижний Новгород был сожжён.

В следующем году Мамай послал войско мурзы Бегича разграбить и сжечь «чрезмерно усилившуюся» Москву. Но Дмитрий Иванович встретил ордынцев на Рязанской земле у реки Вожа, где 11 августа 1378 года русские войска впервые за полутора вековую историю татаро-монгольского ига обратили ордынцев в позорное бегство. Бегич был убит.

Более года Мамай готовился к новому «великому походу на Русь». К ордынскому войску он присоединил отряды наёмников: генуэзцев, черкесов, аланов и ясов. Союзником Мамая выступил и литовский князь Ягайло.

Куликовская битва

Основная статья: Куликовская битваКуликовская битва

Летом 1380 года Мамай двинулся на Русь. Дружины многих русских земель сошлись в Коломне, где находилась ставка Дмитрия Ивановича. С обеих сторон насчитывалось, вероятно, 100—120 тысяч воинов. 8 сентября 1380 года на Куликовом поле, в месте, где река Непрядва впадает в Дон, русское и ордынское войска сошлись для решительной битвы. Русских воинов на эту битву благословил преподобный Сергий Радонежский, основатель и игумен Троицко-Сергиевского монастыря. Он послал к Дмитрию Ивановичу двух своих витязей — иноков, Ослябю и Пересвета. Сражение началось с поединка Пересвета и татарского богатыря Челубея. Богатыри на полном скаку ударили друг другу копьями. Челубей был выбит из седла. Пересвет смог удержаться на коне и вернуться к русскому ратному стану. Оба богатыря умерли от полученных ран. Сразу после этого поединка началась жесточайшая битва, закончившаяся бегством Мамая с поля боя и полным разгромом татаро-монгольского войска.

Ранение Дмитрия Донского

Дмитрия Ивановича нашли на поле битвы тяжело раненым. Ягайло, шедший на соединение с Мамаем, узнал о поражении ордынцев и повернул назад (по другим сведениям, встал лагерем в 20 вёрстах от Куликова поля и в битву так и не вступил). Олег Иванович Рязанский бежал в Литву, но вскоре вернулся и заключил с Дмитрием мирный договор. За победу на Куликовом поле Дмитрия Ивановича с тех пор стали прозывать «Донским».

Нашествие Тохтамыша и разгром Москвы

Осада Москвы Тохтамышем 1382

Остатки войска Мамая были разгромлены чингисидом Тохтамышем пришедшим к власти при помощи Тимура, и овладевшим престолом Золотой Орды. Мамай бежал в Крым, где и был убит своими союзниками из Генуи. В 1381 Тохтамыш отправил в Москву посла звать Дмитрия в Орду, посол выехал с небольшим отрядом, А Дмитрий отказался платить и выезжать в Орду. Тогда Тохтамыш, собрав войско, в 1382 двинулся на Русь. Олег Иванович, надеясь спасти своё княжество от разгрома, указал Тохтамышу броды на Оке. Дмитрий Донской оказался застигнутым врасплох. Он бежал из Москвы в Кострому. Москва была полностью сожжена, жители перебиты или уведены в плен.

С. М. Соловьев говорит, что при осаде Тохтамышем Москвы, москвичи защищались пушками, которые впервые упоминаются в летописи.

«24 числа, подошёл к кремлю сам Тохтамыш, и началась осада. Татары пускали стрелы как дождь, стреляли без промаха, и много падало осаждённых в городе и на стенных забралах; неприятель поделал уже лестницы и лез на стены; но граждане лили на него из котлов горячую воду, кидали камнями, стреляли из самострелов, пороков, тюфяков (ружей) и пушек, которые здесь в первый раз упоминаются.

но силой не удалось взять Москву, они обманом его взяли»

Последние годы. Вопрос о престолонаследии

Воспользовавшись ослаблением Москвы, тверской князь Михаил, «забыв» клятву, отправился в Орду за ярлыком на великое княжение. Но Дмитрий Донской, опередил его «покаянным посольством» к хану. В Орде он отдал в заложники своего старшего сына Василия, поклявшись исправно платить дань. Ярлык на великое княжение остался за Москвой.

Рязанский князь воспользовался ослаблением Москвы и в 1385 году захватил Коломну. Лишь заступничество Сергия Радонежского, примирившего Дмитрия и Олега, спасло Русь от очередной междоусобной войны. Союз князей был скреплён родственными узами — дочь Дмитрия Донского — Софья была выдана замуж за сына Олега Рязанского — Фёдора.

Столкнулся (1388) Димитрий и с недовольством двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского, которого силой нужно было приводить «в свою волю», заставить признать политическое старшинство старшего сына Димитрия, Василия. Димитрий успел помириться на этом с Владимиром за два месяца до смерти: он умер 19 мая 1389 году.

Семья

Единственной женой Дмитрия была Евдокия, дочь великого князя Суздальско-Нижегородского Дмитрия Константиновича. У Дмитрия и Евдокии было двенадцать детей:

Итоги правления. Оценка

За своё 30-летнее правление Дмитрий сумел стать признанным главой антиордынской политики в русских землях, собирателем русских земель («всех князей русских привожаше под свою волю»). Представление о политическом единстве Руси стало при нём совпадать с идеей сильной великокняжеской московской власти. Великое княжество Владимирское окончательно перешло под власть Москвы, тем самым сделав процесс московского возвышения необратимым. Территория Московского княжества расширилась при Дмитрии за счёт территорий Галича, Белоозера, Углича, Дмитрова, части Мещеры, а также костромских, чухломских, стародубских и северных коми-зырянских (где была основана пермская епископия) земель. Поддерживая дружеские связи с православной Византией, Дмитрий добивался признания независимости русской православной церкви от Константинополя.

В самой Москве, кроме белокаменного Кремля, были возведены монастыри-крепости (Симонов, Андроников), прикрывавшие подступы к центру города. Взамен старого, «служилого» принципа комплектации войска Дмитрий впервые в русской военной истории ввёл новый (территориальный) принцип его формирования. Он оправдал себя в Куликовской битве и оправдал себя, когда на Руси появилась артиллерия (конец XIV в.). При Дмитрии в Москве была введена чеканка серебряной монеты — раньше, чем в других русских княжествах и землях. Культурную жизнь княжества времён Донского характеризует создание произведений, связанных с победой русского оружия (ставших позже основой «Сказания о Мамаевом побоище» и «Задонщины», прославлявших успехи русского оружия на Куликовом поле).

У Дмитрия Донского было 12 детей (8 сыновей, 4 дочери). В своей «Духовной» (завещании) он передал великое княжение старшему сыну Василию — без санкции Золотой Орды, уже как «свою отчину». Всем детям, в том числе сыновьям (Василию, Юрию, Андрею, Петру, Ивану и Константину) он завещал слушать во всём после его смерти мать, Евдокию Дмитриевну. Не менее ново было распоряжение Димитрия, чтобы мелкие князья Московской земли жили в Москве при дворе великого князя, а не по своим вотчинам.

Великий князь владимирский и московский Дмитрий Иванович Донской умер 19 мая 1389, погребён в Москве в Архангельском соборе Кремля. Причислен к лику святых на Поместном соборе 1988 г. День памяти — 19 мая (1 июня нового стиля). Имя Дмитрия Донского за несколько столетий стало символом русской воинской славы. В 2002 учреждён Орден «За Служение Отечеству» в память святого великого князя Дмитрия Донского и преподобного игумена Сергия Радонежского.

Литература

  • Рапов О. М. Дмитрий Иванович Донской
  • Толстой Н.И. «Деньги великого князя Дмитрия Ивановича Донского»
  • Сапунов Б. В. Герой Отечества — Великий князь Московский Дмитрий Иванович Донской
  • Александр Меленберг. Непрядва и неправда:Сергий Радонежский не благословлял Дмитрия Донского на битву с Мамаем — Политический журнал. Архив № 30 (81) / 19 сентября 2005.
  • Юрий Лощиц Дмитрий Донской (ЖЗЛ)

См. также

  • Задонщина
  • Дмитрий Донской — памятные монеты Банка России
  • Дмитрий Донской (бронепоезд)

Ссылки

  • Духовная грамота Дмитрия Донского
  • С.М. Соловьев. «История России с древнейших времен» Глава 7
  • Русский биографический словарь
  • Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей
  • Учебное пособие по «Истории России» для студентов СГГА
  • «Русская цивилизация»
  • Дмитрий Донской (6 частей)
  • Антон Прошенков. Русский лад, или ноу-хау мобилизации и тактики XIV века
  • Карышковский, Пётр Осипович Куликовская битва. М., 1955.

Примечания

  1. Послание митрополита Киприана игуменам Сергию и Феодору
  2. Века А.В. «История России» Харвест 2005, стр.210.
Предшественник:
Иван II Иванович Красный
Великий князь московский
1359–1389
Преемник:
Василий I Дмитриевич
Предшественник:
Дмитрий Константинович
Великий князь владимирский
1363–1389
Преемник:
Василий I Дмитриевич

Митрополит Алексий. Дмитрий Донской.

Возвышение Москвы как центра национального объединения русских княжеств объяснялось в русской историографии ещё с начала XIV в. особым географическим положением Москвы (она защищена была лесом от врагов, река Москва соединяла её с другими землями, являясь водным путём, и т. д.). Это считалось главным фактором объединения. Так считали Н. М. Карамзин, С. М. Соловьёв, В. О. Ключевский, да и почти все русские и советские историки. Но было и другое мнение, а в последнее время оно всё более уверенно утверждается: возвышение Москвы произошло, в первую очередь, благодаря политическим обстоятельствам. Москве нужно было устранить своих соперников в процессе собирания русских земель. Таким соперником для Москвы было Тверское княжество. Но самое глав-Roe — это то, что для всей Руси было необходимо обвести независимость от Золотой Орды, а также освободить южные и западные русские земли из-под власти княжества Литовского. Таковы были важнейшие политические задачи. Военная сила играла не последнюю роль в создании централизованного государства. Москва её накапливала. Это позволило историку-белоэмигранту П. Н. Милюкову даже назвать Московскую Русь военно-национальным государством.

Создание единого централизованного Российского государства отличалось от процесса централизации в Западной Европе. Там рост городов, процветание торговли стали экономической предпосылкой для преодоления раздробленности и возникновения централизованных государств. Стихия экономического развития не была подавляющей в системе предпосылок становления единой и неделимой России. Хотя изменения в характере экономики и культуры в XIV-XV вв. на Русской земле заметили историки и досоветского времени, и наши недавние современники — начала, середины XX в. (например, С. Б. Веселовский, Л. В. Черепнин, А. А. Зимин и многие другие).

Русская православная церковь стремилась к единению русских земель и сделала немало для создания Русской державы. Она готовилась к великой миссии защиты христианства, и это становилось путеводной звездой в её деятельности. Важное значение имела идея перенесения православного царства на территорию Руси. Если в XIII в. русская церковь представляла Русь как союзницу уже не такой сильной к тому времени Византии, то к концу XIV в. она уже стремилась превратить её в преемницу этого центра православия.

Пока князь Дмитрий Иванович был ребёнком, московское боярство во главе с митрополитом Алексием отстаивало интересы московской династии от претендентов на великое княжение. А это было дело нелёгкое. На какое-то время один из суздальско-нижегородских князей, Дмитрий Константинович, завладел ярлыком, и возвращение его московскому князю было осуществлено во многом благодаря усилиям митрополита Алексия.

Митрополит Алексий был сыном черниговского боярина, который когда-то перешёл на службу к Даниилу Александровичу. Сам Иван Калита был крестным отцом будущего митрополита Алексия. Так что, добиваясь ярлыка на великое княжение для двенадцатилетнего князя Дмитрия Ивановича, он это делал ещё и для внука своего крестного отца. Но в первую очередь он, конечно, защищал интересы Руси как преемницы православной Византии. Алексий пользовался уважением и поддержкой хана Золотой Орды. Когда-то он исцелил ослепшую жену хана Чанибека, и это сыграло немалую роль в улучшении отношений Москвы с Золотой Ордой. Алексий был одним из активных сторонников идеи возвышения именно Москвы как центра объединения русских княжеств, делал всё возможное для предотвращения вторжения татаро-монгольских завоевателей в пределы русских земель. Много сил отдал митрополит Алексий борьбе с притязаниями литовских князей на создание отдельной церковной митрополии в Киеве. Он отстоял единство русской Церкви и поднял её авторитет на небывалую до того времени высоту.

Итак, в 1336 г. великокняжеский стол достаётся московскому князю Дмитрию Ивановичу, который с детства воспитывался как князь-воин. Он, в противовес своему «кроткому» отцу, отличался отважным характером, и ещё в молодости участвовал в сражениях с Тверью, Рязанью, Литвой. Московско-тверская война закончилась договором, по которому владимирский стол был признан наследственным владением московских князей. А Михаил Тверской признал себя «младшим братом» Дмитрия Московского. Статус великого князя Тверского теперь был равен статусу московского удельного князя. Князь Дмитрий Суздальский, когда-то претендовавший на великое княжение, помирился с Москвой и выдал свою дочь замуж за великого князя Московского Дмитрия Ивановича.

Судьба владимирского стола решалась уже на Руси, а не в Орде, в которой с 50-60-х гг. XIV в. всё более усиливалась внутренняя борьба ханов за власть. В 1374 г. на съезде русских князей и бояр было решено вступить в борьбу с Ордой, многочисленные мурзы и «царевичи» которой возглавляли набеги на русские земли. В это время власть в Орде захватил опытный и сильный военачальник Мамай.

Одна из первых встреч объединённых сил москвичей, нижегородцев, владимирцев, муромцев, ярославцев и воинов из других русских княжеств с ордынцами состоялась в 1377 г. на берегу реки Пьяны (у Нижнего Новгорода). Русские потерпели поражение. Но на следующий год на реке Воже русское войско во главе с князем Дмитрием Ивановичем разбило ордынскую рать. Мамай решил отомстить и начал собирать многочисленное войско. Приближалось главное в XIV в. событие на Руси — битва на Куликовом поле, которое находилось далеко от Москвы, в верховьях Дона. Она состоялась 8 сентября 1380 г.

Несмотря на многочисленные древние источники (а они были главным образом художественного, легендарного характера — летописи, жития, сказания, былины), историки пока ещё не знают некоторых подробностей этого события. Например, лишь предположительны данные о численности войск Мамая (от 100 до 250 тысяч). Но точно известно, что в их составе были не только ордынцы, но и полки подчинённых Орде Поволжья, Северного Кавказа, были даже наёмники из Генуи. Древние источники указывают и на конкретных союзников Мамая. Это литовский князь Ягайло и рязанский князь Олег. Но именно от Олега пришло сообщение в Москву о намерениях Мамая. Он даже указал, каким путём движется ордынское войско. И вообще сведения о «союзничестве» Олега с Мамаем требуют ещё уточнения. Рязанское княжество было самым восточным княжеством Руси. И оно первым подвергалось нападению со стороны татар. Когда-то во время похода Батыя на Русь от старой Рязани ничего не осталось. Рязань как центр княжества была заново построена на новом месте. И неоднократно Рязанское княжество будет ещё подвергаться опустошениям со стороны Орды. Вполне возможно, что ко времени Куликовской битвы у Олега не было достаточных сил, чтобы помочь московскому князю Дмитрию в его великом деле. Ягайло также оказался ненадёжным союзником Мамая, хотя и опасался усиления Москвы, —- он не явился на Куликово поле.

Точно известно, что в составе войск князя Дмитрия Ивановича на Куликовом поле рядом с москвичами были владимирцы, ростовчане, ярославцы, муромцы, представители северских земель. Были, по некоторым сведениям, и «литовские паны». Привели свои полки брат Ягайло Андрей Полоцкий, княживший в Пскове, Дмитрий Трубецкой, княживший в Брянске, удельный князь Холмский из Тверской земли. По утверждению Л. Н. Гумилёва, воины татарского происхождения, принявшие христианство, составляли «ядро» московской рати. В источниках позднего происхождения говорилось н о новгородцах как составной части войска Дмитрия, которое объединило не только воинов-профессионалов (дружинников), но и народное ополчение. Не было среди них суздальско-нижегородских войнов: их полк был значительно ослаблен поражением на Пьяне.

Собираясь на бой с Мамаем, князь Дмитрий Иванович просил благословения у Сергия Радонежского, основателя Троицкого монастыря. Этот монах имел огромный авторитет на территории русских земель. Его деятельность сыграла не последнюю роль в объединении полков со всей Руси, которые и возглавил московский князь. Литературный памятник «Сказание о Мамаевом побоище» содержит информацию о том, что 18 августа 1380 г. Сергий благословил в своём монастыре князя Дмитрия на «брань» (битву) с татарами и отправил с ним двух богатырей-монахов: Александра Пересвета и Андрея Ослябю. «Сказание» отводит Сергию важную роль вдохновителя судьбоносного в русской истории сражения. Войска князя Дмитрия двинулись навстречу Мамаю, чтобы принять бой подальше от центра русских земель.

8 сентября 1380 г. состоялась битва между объединёнными силами русских княжеств и татарами на поле Куликовом, что находилось на берегу реки Непрядвы — одного из притоков Дона. Пересвет и Ослябя, отправленные Сергием Радонежским, символизировали участие самого Сергия в побоище. Ведь инок-воин{103} — уникальное явление, тем более что один из них, Пересвет, участвовал в поединке с богатырём со стороны татар — Челубеем. Они нанесли друг другу смертельные удары — то было начало. На поединки обычно выходили предводители войска. В качестве примера можно привести Александра Невского, Тимура, Ричарда Львиное Сердце. А здесь — инок-воин, разве это не символично? Подробности событий на Куликовом поле описаны в многочисленных и разнообразных источниках. В этой битве ярко отразилось не только бесстрашие князя Дмитрия и возглавляемого им войска, но опытность и военный талант этого князя, который проявился с самого начала сборов в поход. Отправляясь в него, Дмитрий взял с собой из Москвы десять человек «сурожан гостей» —так называли в то время купцов, торговавших на азовских и черноморских рынках. Сурожанами их называли (по предположению В. О. Ключевского) по имени Сурожа (Судака) — торгового города в Крыму. Эти люди и дорогу хорошо знали, и обычаи тех земель. При подготовке к бою Дмитрий умело использовал природные особенности места битвы: и пространство поля, и заросли вдоль берегов реки, и даже утренний туман. Князь Дмитрий распределил свои силы таким образом, что у него, помимо наступательных полков, были ещё и сторожевые. Сильная рать, находившаяся в засаде, также сыграла не последнюю роль в окончательном разгроме врага. Сняв богатые княжеские одежды, Дмитрий в доспехах простого воина участвовал в битве.

Сохранились имена некоторых отважных участников сражения на поле Куликовом. Это были упомянутые выше воины-монахи Пересвет и Ослябя, воевода Боброк Волынский, князь Владимир Андреевич Серпуховской, некий Юрка-сапожник, разбойник Фома Кацибей — в общем, представители разных слоев общества бились за Отчизну. Русские войска одержали победу дорогой ценой: большая часть воинов пала на поле боя.

Победа на Куликовом поле стала событием огромного исторического значения. Это поняли и её современники. Московский князь Дмитрий будет называться после зтого Дмитрием Донским. И хотя через два года хан Тохтамыш сжёг и разграбил Москву, тем не менее победа на Куликовом поле дала возможность населению Руси поверить, что, объединившись, врага можно одолеть.

Победе на Куликовом поле посвящены литературные произведения нескольких поколений русских людей. 8 сентября 1380 г. стало памятным, священным днём. Это событие завершает первый этап создания единого централизованного русского государства. Как верно отметил Л. Н. Гумилёв, «на Куликово поле вышли жители разных княжеств, а вернулись они оттуда жителями единого Московского государства».

Советский историк М. Н. Тихомиров отмечал, что после Куликовской битвы «ханские ярлыки на великое княжение… сделались почти фикцией, а дань, уплачиваемая в Орду, получила характер откупа от грабительских нападений». То, что ярлыки на великое княжение не имели никакого значения, утверждал и Л. Н. Гумилёв, правда, не называя точного времени, когда это случилось.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Куликовская битва — Хитрость Донского

В 1380 году князь Дмитрий Донской разбил монгольскую армию под предводительством хана Мамая на Куликовом поле. В некоторых исторических трудах можно прочитать, что Дмитрий Донской не руководил битвой, что он вообще отказался от командования и ушел в передние ряды, чтобы сражаться, как простой воин. Другие в описании битвы делают основной акцент на героизм русского войска, благодаря ему, дескать и выиграли. При этом упускается из виду, что ход битвы во многом предопределили стратегические ходы московского князя.

Те, кто делают акцент на героизме, упускают из вида, что героизм одних – часто следствие глупости других. Так в 1237 году рязанский князь со своей дружиной вышел в чистое поле встречать Батыя, там, по сути, и битвы то не было, просто избиение героического рязанского воинства. А битва на Калке, когда почти 90 тысячная русская армия встретила 30 тысячное татарское войско, половина русской армии была перебита, а толку ноль. Так что в истории с Дмитрием Донским большую роль сыграли не его личный героизм и не храбрость русского воинства, а, прежде всего, гениальность и стратегический талант Дмитрия, который выиграл битву еще до ее начала.
Стратегический обман
На протяжении всей истории любая армия, особенно обороняющаяся, пыталась встать на высотах. Обороняться с возвышенности, особенно против конных войск, всегда удобнее. Князь первым вышел на Куликовское поле, но высоту не занял, оставил ее Мамаю. Мамай принял эту «жертву» и уже тогда проиграл сражение. Даже странно, что такой опытный полководец не подумал, для чего ему подарили господствующую высоту. Дмитрий сделал это для того, чтобы Мамай смотрел и был уверен, что видит. И он не увидел главных вещей: оврагов перед русским правым флангом, засадного полка, укрытого лесом, не понял асимметрии и слабости флангов русской рати.
Эффект передового полка
Первый раз в истории перед головным полком Дмитрий Донской поставил чуть впереди передовой полк, весьма сомнительную на первый взгляд защиту в 3-5 тыс. человек. Какую роль он должен был выполнить? Не стоило ли его присоединить к головному?
Для того чтобы понять это, можно обратиться к цирковому номеру. Суть его в следующем: богатырь бьет молотом по камню, тот трескается или раскалывается под ударом. Дале на стол кладут человека и прикрывают тонкой каменной плитой, тот же самый молотобоец теперь бьет по плите, она разлетается на куски, а человек встает из-под нее невредимым. В момент удара плита равномерно распределяет силу удара по всей своей площади. Вместо мощнейшего удара, на человека передается лишь некоторое равномерное давление.
Как Дмитрий додумался превратить стремительный удар монгольской конницы в обычное ослабленное давление на центр русского войска, без нарушения его структуры, мы не знаем. Но стоит признать, применил он это прием очень умело.
Мамай – союзник Дмитрия?
Мамай думал, что с холма он видит все. И он ясно видел, что самый слабый фланг русского войска – правый. Тот был немногочисленным и растянутым на довольно большое расстояние. В центре же напротив стояла основная масса русского войска: передовой, головной и запасной полки.
План битвы рождался сам собой: пробить правый фланг и выйти в тыл главным силам русских, окружить их, внести панику в ряды и уничтожить. И Мамай первоначально послал свою конницу на полк правой руки. И тут столкнулся с первым «подарком», который ему подготовил Дмитрий. Перед позициями русских войск оказалось два ряда оврагов, которые просто не было видно с холма. Более того, даже сами конники заметили овраги, лишь оказавшись перед ними вплотную.
Многотысячная масса конницы широким фронтом на приличной скорости влетает в овраг. Задние конники напирают на передних, уйти в сторону нельзя – наступление идет широким фронтом. Уже до столкновения с русскими татары несут потери. Вместо стремительного налета конница медленно продвигается до… второго ряда оврагов.
И это уже маленькая победа. Конники сначала спускаются в овраг, затем медленно по одному поднимаются из него и натыкаются на строй княжеских дружин, который спокойно по одному, методично избивает этих появляющихся всадников. Войско Мамая несет большие потери, гибнут лучшие его батыры, теряется темп атаки. После 1-2 часов такого избиения Мамай принимает второй пункт плана Дмитрия Донского «завязнуть» в критической массе в центре русского войска.
Хитрость князя
После ни один из историков, толком не смог объяснить, для чего князь перед битвой облачился в кольчугу простого война, а свой плащ и знамя отдал боярину Михаилу Бренку. Но это был один из моментов, который впоследствии привел к первому перелому в ходе битвы: уравновешиванию сил в центре и потере здесь татарами наступательного порыва.
Князь неплохо знал ордынское войско, способы ведения битвы и полководцев противника. Он был уверен, что тактический наступательный порыв, каждого отдельного командира будет направлен на него, русского полководца, на его знамя. Именно так и вышло, татары, не считаясь с потерями, прорубались к знамени, и остановить их порыв оказалось невозможно, боярина изрубили, а знамя сбили.
Исторически потеря командующего и знамени, гибель или бегство приводили к психологическому перелому, после которого следовал разгром армии. Здесь получилось иначе, парализованными оказались татары. Думая, что убили командующего они издали победные кличи, многие даже рубиться перестали, напор их стал угасать. Но русские и не думали прекращать сражение, они знали, что татары ошиблись!
Оснащение войска
Вернемся к передовому полку. Он принял на себя самый первый и самый страшный удар монгольской конницы, но это не означало, что все его воины были обречены на гибель. Пешие воины могут противостоять коннице. Например, можно поставить «стену» из копий. Несколько рядов дружинников, вооруженные копьями разной длины (у передних они короче, у задних – длиннее) которые оканчиваются на одинаковом расстоянии перед строем. В таком случае наступающий конник встречает не одно копье, которое он может отклонить щитом или перерубить, а натыкается сразу на 3-4 и одно из них может достичь своей цели.Хорошо были защищены и тела ратников. Так называемая «голубая броня» дружины из Великого Устюга не уступала по своим качествам латам генуэзских рыцарей, которые сражались на стороне Орды.
Сам князь во время битвы даже не был ранен, хотя и бился в первых рядах войска. И дело тут не только в искусности и силе Дмитрия Донского. Враг просто не мог поразить его, когда доставал мечом или копьем. Кольчуга его была выкована из лучших сортов металла. Поверх кольчуги были надеты латы из металлических пластин, а поверх всего этого кольчуга простого воина для маскировки. Его рубили, кололи, били, но никто так и не смог прорубить все три слоя его доспехов.

Но любые удары – это удары. Шлем князя был помят в нескольких местах, к концу битвы Дмитрий был в состоянии глубокой контузии, возможно, она и стала причиной его ранней смерти в возрасте 39 лет. Но при этом не один русский воин не видел, чтобы князь истекал кровью, такого психологического проигрыша он татарам не подарил.
Мамай попадает в ловушку
Битва идет уже 4-5 часов. Мамай видит, что в центре – тупик, между живыми образуется стена из мертвых, сработала критическая масса, Мамай видит это с холма и отдает приказ перенести удар на левый фланг. И даже не смотря на фактор усталости, татары ведут наступление уже несколько часов, устали и люди, и кони, напор их по-прежнему силен. Сказывается численное преимущество, и полк левой руки начинает отходить назад, прогибаться под натиском татар, отходить к дубовой роще. Численное преимущество на стороне наступающих, так кажется Мамаю с холма, он не видит Засадного полка за дубовой рощей.
Но именно сверху заметно, как отходят все дальше назад русские полки, как появляется брешь, в которую можно бросить войска и обойти русских слева, ударить им в тыл. И Мамай допускает последнюю свою ошибку. Направляет в прорыв все имеющиеся у него под рукой резервы. Полк левой руки отброшен, татары рвутся вперед, накапливаются и разворачиваются для удара во фланг и тыл центральных полков, оставляя открытым тыл для Засадного полка. План князя полностью удался, татары поворачиваются тылом к основной ударной силе русских войск. Удар свежей конницы засадного полка оказался для татар смертельным. Войско Мамая обращается в неконтролируемое бегство.

Святой Димитрий Донской: держатель русской земли

Источник: Благовестник

В год 1000-летия крещения Руси наша Церковь прославила девять новых святых. И первого среди них – благоверного великого князя Димитрия Донского.

Что же послужило основанием для этой канонизации, и почему она состоялась только через 600 лет после кончины святого?

ЗАЩИТНИК ВЕРЫ И ОТЕЧЕСТВА

Первое основание для прославления князя указано нам в тропаре святому:

Велика обрете в бедах тя поборника земля Русская, языки побеждающа. Якоже на Доне Мамаеву низложил еси гордыню, на подвиг сей прияв благословение преподобного Сергия, тако, княже Димитрие, Христу Богу молися, даровати нам велию милость.

Как защитника отечества прославляем мы Димитрия, воспевая его победы над татарами: поход 1376 г. на Волжскую Булгарию, битвы на реке Воже в 1378 г. и особенно на поле Куликовом в 1380-м. Это были первые победы над врагом, около полутора столетий терзавшим Русь и казавшимся несокрушимым.

Битва на Воже показала, что времена Батыя прошли безвозвратно, что татар можно и нужно побеждать. Народ понял, что появился вождь, способный начать борьбу с Ордой.

Куликовская битва решила судьбу России. Ведь в случае поражения, наша страна могла бы исчезнуть с карты Европы. В подтверждение приведем слова Мамая, раскрывающие цель его похода на Русь: «Аз тако же хочу сотворити, аки Батый!» А что сотворил Батый – мы знаем. От второго такого удара Русь уже не смогла бы оправиться. Победа на Куликовом поле хотя и не привела к ликвидации монголо-татарского ига, но по господству Золотой Орды был нанесен такой удар, что это ускорило ее распад, а затем освобождение Руси и других народов.

Но вот на что хотелось обратить внимание. Однажды на заседании общественного совета при обсуждении проекта памятника Дмитрию Донскому в Коломне разгорелся такой спор. Люди, далекие пока от Православия, стали утверждать, что это должен быть памятник только полководцу. А то, что князь святой – мол, частное дело Церкви и не нужно учитывать это при создании монумента. Православные участники обсуждения никак не могли согласиться с таким подходом.

Да, полководец, да, выдающийся стратег, выигравший небывалое в истории Руси сражение, да, герой, бесстрашно шедший во главе русской рати. Но полководец глубоко религиозный. Посмотрите, как он готовился к сражениям, как истово молился перед ними, как оплакивал и поминал павших своих братьев! Не только Отечество свое и народ защищал святой Димитрий. В ратном подвиге им руководила готовность сразиться за веру и пострадать за Христа.

Куликовская и Вожская битвы – это не только противостояние войск и оружия, это противостояние вер и мировоззрений. Именно так понимали и ощущали это наши русские предки, да и их враги тоже.

Вот что говорил Мамай перед вторжением на Русь: «Прииму землю Русскую, и разорю церкви христианские, и веру их на свою переложу, и велю кланятися своему Махметю; идеже церкви были, ту ропати (т.е. мечети) поставлю, а баскаки посажу по всем градом русским, а князи русьскыя избию».

Слышав же это, по рассказу летописца, князь Димитрий вздохнул из глубины сердца своего и рек: «О, Пресвятая Госпоже Дево Богородице! Моли Сына своего за мя грешнаго, да достоин буду главу и живот положити за Имя Сына Твоего и за Твое, иной помощницы не имам разве Тебе, Госпоже; да не порадуются враждующие ми без правды, не рекут поганые: где есть бог их, на него же уповаша?.. постави ми, Госпоже, столп крепости от лица вражия, возвеличи имя христианское над погаными агаряны и всегда посрами их».

Отправляясь с войском из Москвы против татар, Димитрий Иванович говорил князьям и воеводам: «Лепо есть нам, братие, положити главы своя за правоверную веру христианскую, да не прияти будут грады наши погаными, не запустеют святии Божии церкви, и не рассеяни будем по лицу всея земли, да не поведены будут жены наша и дети в полон, да не томимы будем погаными по вся дни, аще за нас умолит Сына своего Пресвятая Богородица». А те ему отвечали: «Господине русский царю! Рекли есьмя тебе живот свой положити, служа тебе; а ныне тебе ради кровь свою пролием и своею кровию второе крещение приимем».

«ДЕРЖАТЕЛЬ РУССКОЙ ЗЕМЛИ»

Историческая победа в Куликовской битве и роль в ней великого князя – очень важное основание для его канонизации. Но далеко не единственное.

В сознание потомков Димитрий вошел прежде всего как великий полководец. При этом его государственная деятельность собирателя русской земли («держателя» – у летописца) как бы отошла на второй план. А между тем, не решив эту задачу, он не смог бы вывести на Куликово поле общерусское войско, оказавшееся способным разгромить орды Мамая.

С самого начала своего правления Димитрий Иванович объявил решительную войну не только отдельным, как теперь говорят «суверенным» удельным князьям – противникам единения, но и всей удельной системе. Презрев ханский ярлык на великое княжение, выданный Дмитрию Константиновичу, он прогнал его из Владимира и посадил своим присяжным в Суздале. Выслал князей Стародубского и Галицкого из их наследственных городов, обязал Константина Ростовского быть в полной зависимости от Москвы. Заключил в 1364 г. договор со своим двоюродным братом Владимиром Серпуховским, поставив его в подчиненное положение. В 1367 г. усмирил князя Нижегородского. В этом последовательном укреплении единодержавия великий князь опирался на поддержку святителя Алексия Московского и преподобного Сергия Радонежского.

Особенно тяжело далось подчинение Рязани и Твери. Михаил Александрович Тверской (не путать с его дедом, святым Михаилом Тверским, пострадавшим в Орде) объявил настоящую войну Димитрию, объединялся против Москвы то с Литвой, то с Ордой и столько зла принес нашей земле, столько крови пролил!

В последствии благодаря мудрой политике святого Димитрия и помощи его духовных наставников и тверичи, и рязанцы признали старшинство Москвы.

Если посмотреть эти договорные грамоты, то невольно приходят на ум аналогичные случаи сепаратизма в наши дни. История повторяется, но мы не всегда извлекаем из нее уроки.

И, наконец, бесценная заслуга Димитрия Донского – учреждение нового порядка престолонаследия, когда после смерти московского князя власть переходила к его старшему сыну, а не к самому старшему в роду князю, как было прежде. Сколько кровопролития и разрушительной удельной борьбы это предотвратило – и представить трудно!

После Куликовской битвы стало очевидно: народ поддержал политику Московского князя на централизацию власти и борьбу с удельным сепаратизмом. Кровь русских воинов, обильно пролитая на поле Куликовом, укрепила в сознании уроженцев всех земель и княжеств идею русского единства, способствовала формированию великорусской нации.

Всю свою жизнь Димитрий Донской провел с оружием в руках, отдал все свои силы, принес себя в жертву ради Отчества.

ВЕРНЫЙ СЫН ЦЕРКВИ

Великий князь явил нам личный пример благочестивой жизни в миру.

«Воспитан же был он в благочестии и славе, с наставлениями душеполезными, – говорится в замечательном литературном памятнике «Слове о житии и преставлении великого князя Димитрия Ивановича», – и с младенческих лет возлюбил Бога». Далее «Слово о житии…» дает такую характеристику Димитрию-отроку: «Еще юн был он годами, но духовным предавался делам, праздных бесед не вел и непристойных слов не любил, и злонравных людей избегал, а с добродетельными всегда беседовал, Божественное писание всегда со умилением слушал и о церквах Божиих имел большое попечение». И это неудивительно, ведь воспитателем и попечителем осиротевшего в 9 лет князя был святой митрополит Алексий. С самого начала жизни он был приобщен к среде русского подвижничества, пребывал в духовной атмосфере, созданной преподобным Сергием Радонежским и его учениками.

Всю жизнь князь стремился быть достойным имени своего небесного покровителя великомученика Димитрия Солунского, очень почитаемого на Руси. И это ему вполне удалось. Неслучайно и тропарь Донскому был составлен по подобию тропаря тезоименитого ему святого.

На все свои дела – ратные, политические и гражданские – великий князь всегда брал благословение Церкви.

В качестве основной личной черты Донского древний книжник выделяет необыкновенную любовь к Богу: «С Богом все творящий и за Него борющийся… Царским саном облеченный, жил он по-ангельски, постился и снова вставал на молитву и в такой благости всегда пребывал. Тленное тело имея, жил он жизнью безплотных…» Летописец отмечает, что святой Димитрий ежедневно посещал храм, строго постился, под княжескими одеждами носил власяницу, приобщался Святых Таин каждое воскресенье и заключает: «С чистейшей душой пред Богом хотел он предстать; поистине земной явился ангел и небесный человек».

Не так часто русские князья были учредителями новой церковной традиции. Димитрию Донскому мы обязаны появлением в церковном календаре двух особых дат: дня обретения мощей благоверного князя Александра Невского и Димитриевской родительской субботы. Последняя была установлена в память воинов, положивших души за други своя на поле Куликовом. Открытию же мощей послужило чудо. В ночь перед выступлением великого князя из Москвы против татар во владимирском Успенском соборе пономари увидели, как у гробницы святого Александра Невского вдруг сама собой зажглась свеча, а из алтаря вышли два старца (может быть, святые митрополиты Петр и Алексий) и, подойдя к раке, сказали: «Восстани Александре, ускори на помочь правнуку своему, великому князю Димитрию, одолеваему сущу от иноплеменников». И тотчас же, как живой, восстал из гроба преславный князь Александр, после чего все трое стали невидимы.

Многие современники отмечали христианское великодушие князя, большую любовь к своему народу, благотворительность, милосердие к нуждающимся, доброе отношение к подчиненным. Деятельность его отличалась мудрой мерой и высокой моралью: он избегал обращаться к тем бесчестным и грубым приемам, которые были присущи его времени. Княжение Донского за редким исключением не знало случаев ухода от него служилых людей; на его духовном завещании стоит самое большое число боярских подписей.

В русскую историю великий князь вошел и как активный храмоздатель. Многие соборы и монастыри, основанные им, – памятники боевых подвигов нашего народа и высоты его духа.

Венцом земной жизни стала достойная христианская кончина князя. Почувствовав приближение смерти, Димитрий Иванович послал за святым Сергием. Преподобный, наблюдавший все течение жизни князя, не только был главным свидетелем при составлении духовного завещания, но и преподал ему все необходимые Таинства: исповедал, причастил и соборовал.

В день и час кончины святого преподобный Димитрий Прилуцкий, находившийся далеко от него, вдруг встал и сказал братии: «Мы, братия, строим земные, тленные дела, а благоверный великий князь Димитрий уже не печется о суетной жизни…».

Димитрий Иванович перешел в жизнь вечную в 39 лет. По словам современников, он был величав и красив; имел «замечательное дородство»; волосы на голове были черные, густые, глаза светлые, огненные…

ПОКРОВИТЕЛЬ ХРИСТИАНСКОГО БРАКА

Среди примеров личного благочестия святого Димитрия один нуждается в том, чтобы его выделить особо. Его брак с княжной Евдокией – образец святой христианской семьи на все времена.

Этот пример оказался особенно важен для Руси, где долгое время не было своего идеала христианской семьи и единственным образцом благочестия считалось монашество. (Первая русская святая чета – Петр и Феврония Муромские – были канонизированы только в середине XVI века).

Автор «Слова о житии…» особо подчеркивает, что Димитрий сохранил себя в чистоте до брака и в семейной жизни был верен супруге и целомудрен. Он находит удивительные слова для описания совместной жизни великокняжеской четы: «Еще и мудрый сказал, что любящего душа в теле любимого. И я не стыжусь говорить, что двое таких носят в двух телах единую душу и одна у обоих добродетельная жизнь, на будущую славу взирают, возводя очи к небу. Так же и Димитрий имел жену, и жили они в целомудрии. Как и железо в огне раскаляется и водой закаляется, чтобы было острым, так и они огнем Божественного Духа распалялись и слезами покаяния очищались».

Замечательно, что из 12 детей (8 сыновей и 4 дочери) восприемником у двух сыновей Димитрия был преподобный Сергий, у остальных наследников – другой русский святой – Димитрий Прилуцкий.

В последнее время супругу Димитрия Ивановича все чаще именуют монашеским именем Евфросиния. И хотя имеют право на употребление оба имени, мне думается, лучше называть ее Евдокиею, ибо иноческий постриг святая княгиня приняла менее чем за два месяца до своей блаженной кончины. (Александра Невского мы же не именуем Алексием, так нареченным в монашестве.)

А ведь родилась эта праведная семья у нас в Коломне. Ведь венчание состоялось в 1366 году в церкви Воскрения Словущего.

ПОЧИТАНИЕ

Особым знаком воли Господней стало почитание князя Димитрия как избранника Божия. По свидетельству многочисленных памятников древности, сначала в Москве, а потом повсеместно по России началось прославление князя. Уже вскоре после его кончины были написаны «Похвальное слово», текст которого вошел в состав русских летописей, и «Слово о житии и преставлении…». Последний памятник специалисты признают одним из самых вдохновенных и поэтичных в XIV-XV веках.

Автор «Слова о житии…» не сомневается в святости Димитрия Донского, он многократно обращается с молитвой к нему, как небесному предстателю пред Господом за весь народ и Отечество.

Вскоре после кончины стали появляться образцы иконографии великого князя.

Память о нем жива всегда и особенно усиливается в годы войн и опасностей.

Вспомним, что окончательно татаро-монгольское иго Русь сбросила при Иване III через столетие после Куликовской битвы. Тогда в наше Отечество вторгся хан Ахмат с великой ратью. Иван III был в сильном смятении. И убедили его действовать решительно и выйти навстречу врагу (стояние на Угре) иерархи Церкви. В знаменитом послании Ивану III архиепископ Ростовский Вассиан обратился к образу Димитрия Ивановича, вспомнив триумфальный 1380 год. О Димитрии владыка Вассиан рассказывает как о человеке, желавшем «не только до крови, но и до смерти» пострадать за веру, святые церкви и за врученное от Бога стадо христовых овец, как истинный пастырь и вождь своего народа, уподобясь прежде бывшим мученикам.

А в ХХ веке, в Великую Отечественную войну, имя Димитрия Донского наряду с именем Александра Невского призывалось в патриотических посланиях патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия, в обращении к народу И.В. Сталина. Именем князя была названа танковая колонна, созданная на средства верующих.

ПРОСЛАВЛЕНИЕ

Почему же 600 лет не был прославлен Димитрий Донской, ведь «Слово о житии…» было составлено сразу после его кончины и для многих современников святость защитника и собирателя Руси не вызывала сомнений?

На то есть ряд объективных и субъективных причин.

После смерти Донского Русскую Церковь возглавил митрополит Киприан, с которым у них были очень сложные отношения. Ведь Киприан был прислан на Русь из Греции при живом митрополите Алексии – воспитателе и непререкаемом духовном авторитете для Димитрия. Поначалу этот грек (или серб) участвовал в интригах литовского князя Ольгерда против святого Алексия. В первой половине своего святительства Киприан плохо еще понимал ситуацию в стране и интересы нашего народа. И держался ближе к Твери, чем к Москве, которая получила благословение на собирание русских земель и от святителя Петра, и от святителя Алексия. Но вторая половина правления Киприана прошла совсем по-другому: он встал на сторону Москвы, воцарился мир в Церкви, много заботился о просвещении народа, совершилось прославление митрополита Петра.

У кого-то, может быть, вызывает смущение, что святой князь приблизил к себе и хотел поставить митрополитом коломенского священника Михаила (Митяя). Но, по мнению ряда историков, например, Е. Голубинского, «существующие в нашей церковной истории обыкновенные представления о Михаиле как о весьма недоброкачественном выскочке совершенно неосновательны. Напротив, это был человек замечательнейший, помышлявший было о коренном исправлении нашего духовенства, о чем, сколько знаем, помышляли из митрополитов только двое – Феодосий и Макарий. Михаила очернил перед потомством митрополит Киприан, у которого он восхитил было кафедру митрополии и которому, должно быть, усвояемо хулительное сказание о нем, читаемое в Никоновской летописи. После отказа (от кафедры – ред.) преподобного Сергия святой Алексий дал Михаилу свое благословение, как это известно документальным образом».

Как показали недавние исследования историков В.Н. Рудакова, М.А. Салминой в XV веке на Руси один из книжников негативно отнесся к тому, что в 1382 г. при нашествии Тохтамыша князь Димитрий оставил Москву и ушел в Переславль, а затем в Кострому. Но все остальные летописцы с пониманием отнеслись к этому факту и, наоборот, старались оправдать Димитрия, объясняя, что князь не смог собрать в Москве рать для отпора врагу. К тому же у собранных тогда Димитрием думу думати князей не было такого единства, как в 1380 году («неединачество и неимоверство» было, по словам летописца).

Смею предположить, что проезжая в Переславль, князь никак не мог миновать преподобного Сергия, тем более, это по той же дороге. И на такой свой поступок имел благословение святого.

Учитывая историческую обстановку в России впервые вопрос о канонизации Димитрия мог быть поставлен при Иване Грозном на известных соборах 1547 и 1549 годов. Но нельзя забывать, что тогда очень широко было распространено в нашей Церкви обрядоверие. А Димитрий Донской с точки зрения обрядоверия нарушил «святую» традицию: не принял предлагавшийся ему пред смертью монашеский постриг. Он справедливо заметил, что не имел призвания к монашеству и добавил: не спасут человека ризы монашеские, если в миру он жил неправедно.

Необходимо также заметить, что есть множество примеров в истории Церкви, когда подвижники канонизировались спустя многие столетия: равноапостольный князь Владимир, преподобный Андрей Рублев – современник, кстати, Димитрия, преподобный Максим Грек, святитель Макарий Московский и многие другие.

Церковь прославляет святых и призывает их в молитвах тогда, когда их помощь особенно нужна народу Божию. В конце ХХ века, видимо, настало такое время. Распад нашей страны, постоянные приступы сепаратизма в разных ее частях заставляют вспомнить времена шестивековой давности.

Сегодня, как никогда мы нуждаемся в помощи святого Димитрия Донского. Чтобы укрепить страну нашу, чтобы отстоять ее целостность и единство, чтобы отразить все угрозы террористов и сепаратистов, чтобы умножить веру и благочестие нашего народа, чтобы укрепить семьи – защитить нас от вымирания телесного и смерти духовной.

И есть уже примеры востребованности заступничества святого Димитрия: по всей стране строятся храмы во имя его, создаются его иконы и памятники. В нашей Коломне с 1991 г. действует православное братство святого благоверного князя, цели которого – христианское просвещение, воспитание молодежи и благотворительность.

* * *

И все же мы в долгу перед святым князем: редко вспоминаем его в молитвах, нет пока акафиста святому (а молиться сугубо хотят и должны и воины, и супруги, и молодые люди, стремящиеся создать крепкую семью – малую Церковь), требуется новая редакция жития, нет в Коломне его престола, не увековечена пока здесь память его даже в монументе, хотя есть набережная Дмитрия Донского. У нас нет мощей святого князя, они под спудом в Архангельском соборе Кремля. Но в Оружейной палате хранится часть доспехов святого – панцирь и эту святыню можно было бы сделать доступной для поклонения.

И никто не мешает нам хранить молитвенную память о Димитрии в своем сердце, тем более, что есть у нас молитва, составленная его современником и ей хотелось бы завершить это слово: «Похваляет бо земля Римская Петра и Павла, а Асийская Иоанна Богослова, Индийская апостола Фому, а Ерусалимская брата Господня Иякова, и Андрея Первозванного все Поморие, царя Коньстянтина Гречьская земля, Володимера Киевская со окрестными грады; тебе же, великый князь Димитрей Иванович, вся Руськая земля…

Умоли убо, святе, о роде своем и за вся люди, сущия во области царства твоего, ту бо предстоиши, идеже духовных овец пастбища и вечное насыщение… Да с теми убо святыми нам лепо есть жити и с теми радости насладитися, благодатию и человеколюбием Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь»

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх