Помост

Вопросы веры

Кто такой феофан прокопович?

архиепископ Феофан (Прокопович)

Архиепископ Феофа́н (в миру Елисей, по другим сведениям Елеазар Прокопо́вич) – епископ Православной Российской Церкви, русский церковный и государственный деятель, богослов. Родился в Киеве. Учился в Киево-Могилянской академии и в Католическом университете в Риме. В 1707–1709 прочитал в Киевской духовной академии курс по философии. В 1718 стал епископом, а в 1721 – вице-президентом Синода. С 1724 – архиепископ Новгородский. Выступал как последовательный сторонник петровских преобразований.

Прокопович сыграл важную роль в теоретическом обосновании и практическом осуществлении церковной реформы, в упразднении патриаршества и учреждении Синода. Разработал Духовный регламент – своего рода объяснение и оправдание политики государства в отношении церкви. В Регламенте и в трактате «Правда воли Монаршей» обосновывал священный, абсолютный характер царской власти.

Его оппоненты (в первую очередь, Стефан Яворский) считали, что, постоянно критикуя в своих сочинениях католицизм («папизм») за претензии на политическую власть («папоцезаризм»), он в то же время сам впадал в противоположную крайность, наделяя государство и монарха всеми возможными атрибутами сакральности (цезарепапизм) и по существу лишая церковь права на реальный авторитет в религиозно-нравственных вопросах.

Прокопович испытал определенное влияние протестантизма. Г.В.Флоровский писал по этому поводу в Путях русского богословия: «Не будь в феофановых трактатах имени русского епископа, их автора всего естественнее было бы угадывать в среде профессоров какого-нибудь протестантского богословского факультета. Все здесь пронизано западным духом, воздухом Реформации».

Умер Феофан Прокопович в Петербурге 8 (19) сентября 1736.

Феофан (Прокопович) (1681 — 1736), архиепископ Новгородский и Великолуцкий.

В миру Прокопович Елеазар, родился 8 июня 1681 года в Киеве в купеческой семье. Оставшись сиротой, мальчиком взят на воспитание дядей, ректором Киевской духовной академии и наместником Киево-Братского монастыря.

С помощью дяди поступил в Киевскую духовную академию, где начал обучаться русскому и латинскому языкам. В 1692 году после смерти дяди один киевский благодетель дал ему возможность продолжать образование в академии, где он и учился до 1698 года.

Принятие униатства и заграничная учеба

По обычаю того времени после окончания академии отправился за границу для завершения своего образования в польских училищах. В Польше принял униатство и пострижен в монашество от униатов с именем Елисея. Принятие униатства составляло тогда неизбежное условие заграничного образования для православных.

Обратив на себя внимание униатского духовенства, Прокопович был определен во Владимир Волынский учителем поэзии и красноречия.

Через некоторое время послан в Рим, где поступил в коллегию св. Афанасия, учрежденную папой Григорием XIII. Научные занятия здесь настолько захватили его, что он иногда даже забывал о пище. Внимательно присматриваясь к порядкам католической церкви, он хорошо познакомился с католической организацией, и в нем зародилось резко отрицательное отношение к папизму. Отцы иезуиты усиленно склоняли Прокоповича остаться в Италии и вступить в их ряды, но он отклонил их предложения.

Возвращение на Родину и принятие Православия

В 1702 году вернулся в Малороссию, отрекся от униатства, принял Православие и пострижен в монашество с именем Самуил (в 1705 году переменил свое имя, назвавшись в честь своего дяди Феофаном).

С 1704 года началась его педагогическая деятельность в Киевской духовной академии в качестве преподавателя пиитики.

В 1706 году перешел на класс риторики. Один случай выдвинул его из среды своих сотоварищей. 4 июля 1706 года Петр I прибыл в Киев для основания Печерской крепости, посетил Софийский собор, где приветственное слово ему сказал Феофан. Блестящая проповедь была замечена государем, и для Феофана открылась заря его высокого будущего. В 1708 году он был назначен префектом академии и учителем философии.

В 1709 году фаворит Петра князь Меньшиков посетил Киево-Братский училищный монастырь, слышал себе похвальное слово, сказанное Феофаном, и это выступление не осталось безрезультатно. Меньшиков рекомендовал киевского проповедника митрополиту Новгородскому Иову в архимандриты Юрьевского монастыря, как «учительного человека».

В 1711 году Феофан был вызван в царский лагерь во время турецкого похода, а по возвращении оттуда сделан игуменом Братского монастыря, ректором академии и профессором богословия. С этого времени начался рассвет его академической деятельности. Он отверг господствующую в то время в киевских школах систему схоластического богословского преподавания и выдвинул учено-исторический и критический метод, выработанный протестантской богословской наукой. В силу нового духа или блестящих талантов проф. Феофана лекции его по богословию пользовались в академии большим успехом. Но новаторский дух Феофана начал вызывать против него неудовольствие, и его стали обвинять в неправославии, в частности такие видные сослуживцы как Феофилакт (Лопатинский) и Гедеон (Вишневский).

В 1715 году Феофан получил приглашение Петра I приехать в Петербург. Здесь он сначала выступил в качестве проповедника-публициста, разъясняя действия правительства и доказывая необходимость преобразований, а также осмеивая и сатирически обличая их противников. Из этих проповедей особенно замечательны слово о царском путешествии за границу и «Слово о власти и чести царской» (1718), посвященное доказательству необходимости для России неограниченного самодержавия, причем проповедник особенно вооружался на «богословов», полагавших, что власть духовная выше светской.

Архиерей Псковский

7 февраля 1718 года был назначен епископом Псковским и Нарвским. Его критики приложили усилия для предотвращения хиротонии – так, вызванный в Петербург для посвящения Феофана во епископы митрополит Стефан (Яворский) не приехал, а отправил донос с обвинением Феофана в неправославии, но Феофан смог отвести от себя обвинения. Его хиротония состоялась 2 июня 1718 года.

Получив сан епископа, Феофан не поехал в Псков на епархию, а остался в Петербурге в качестве ближайшего сотрудника Петра в церковных делах. Через его руки проходят, им составляются или, по крайней мере, редактируются все важнейшие законодательные акты по делам церкви; он пишет, по поручению царя, предисловия и толкования к переводам иностранных книг, учебники, богословские и политические трактаты и т.д. Феофану было поручено Петром составление законодательного акта о ликвидации русского патриаршества и устроении высшего церковного коллегиального управления. Над этим «Духовным регламентом» Феофан трудился в 1719-1720 годах.

Когда была учреждена Духовная коллегия, Феофан назначен в ней вторым вице-президентом, а 25 января 1721 года, после её преобразования в Святейший Синод, Феофан стал его первым вице-президентом и в полном смысле правой рукою Петра-преобразователя в его церковных реформах.

В 1720 году возведен в сан архиепископа.

Петр Великий нередко делал Феофану подарки. Лично сам подарил ему несколько деревень, дарил значительные денежные суммы. У Феофана в Петербурге образовалось свое хозяйство. Псковскую епархию он посетил только на другой год после назначения и вернулся в Петербург.

В 1721 году Феофан прилагал усилия к открытию в Петербурге семинарии с высшим курсом, своего рода академии, но дело это подвигалось медленно, и он завел школу на своем Петербургском подворье на Карповке.

После смерти императора Петра I 27 января 1725 года Феофан примкнул к партии императрицы Екатерины и немало посодействовал её воцарению.

Общая перемена настроения в правление Екатерины в сторону допетровского уклада неблагоприятно сказалась на Феофане. Прежде всего у него возник антагонизм с Синодальным вице-президентом архиепископом Феодосием (Яновским), который написал в Синод донос на Феофана, где указал, что в Печерском Псковском монастыре лежат на полу 70 икон со снятыми ободранными окладами и драгоценными украшениями. Это набрасывало на Феофана тень и давало повод вести подкоп под его положение. Феофан понял это и постарался тем же орудием оградить себя от тайного удара. После одной очередной грубости Феодосия в отношении к государыне Феофан донес ей о допущенных им оскорблениях по отношению к ней. Феодосий был сослан в дальний монастырь, а Феофан достиг первенства в Синоде и наследовал его кафедру.

Архиепископ Новгородский

25 июня 1725 года он был назначен архиепископом Новгородским. Феофан настойчиво отказывался от этого лестного назначения и покорился только указу государыни.

С 15 июля 1726 года он первый член Святейшего Синода.

В конце царствования Петра I Феофан чуть ли не открыто стал разделять убеждения кальвинистов и своим поведением возмущал большинство духовенства. «Камень веры» митрополита Стефана (Яворского), обличающий протестантские заблуждения, не был пропущен цензурой Петра как противоречащий личным убеждениям Феофана. То же было и при Екатерине I. Из церковных деятелей Феофан дружественно сносился с расколоучителями, вел переписку со знаменитым Выговским настоятелем Андреем Денисовым, приглашал его к себе на собеседование, был сильным его покровителем. По словам самих раскольников, Феофан был для них «возлюбленный о Христе брат».

Однако, по вступлении на престол Петра II и по свержении князя Меньшикова религиозное направление изменилось, Феофан оказался в немилости, а «Камень веры» был напечатан.

Вступление на престол императрицы Анны позволило Феофану вновь возвысится став во главе партии поддержавшей восстановление самодержавния подачей известной челобитной 1730 года. Благодаря своему деятельному участию в этом событии он вновь приобрел прочное положение при дворе и в Синоде — и обрушился на своих старых врагов, полемику с которыми на этот раз повел уже не столько в литературе, сколько в застенках тайной канцелярии.

После Феофана Прокоповича, которого так любил и возвышал Петр, киевские ученые не выдвинули из своей среды ни одного такого же ревнителя государственных интересов и пособников светской власти.

Феофан был плодовитым писателем, причем не только церковным, но и светским. Он много трудился на пользу государства в области церковного законодательства, принимал деятельное участие в составлении актов государственно-законодательных или вообще правительственно-официальных.

Не было почти рода писательства, к которому не был бы причастен Феофан. Богослов, проповедник, канонист, юрист, историк, поэт совмещались в нем с разною степенью дарования, но, во всяком случае, в необыкновенном сочетании. Феофан также может быть назван первым русским сатириком, первым представителем того направления, к которому впоследствии примкнули многие русские писатели. Он оказал большое влияние на таких деятелей как А.Д. Кантемир, сатиры которого нередко являются только перифразом проповедей Феофана, и В. Н. Татищев, взгляды которого на русскую историю и современность вырабатывались можно сказать в школе Феофана.

Таких разносторонних и плодовитых талантов мало можно встретить среди наших деятелей XVIII века. Взятая в целом личность Феофана Прокоповича всегда останется одной из центральных фигур русской истории XVIII столетия.

Скончался 8 сентября 1736 года на Карповском подворье на Аптекарском острове.

Феофан Прокопович был человек жестокий, он немало погубил невинных людей. Так, он доносил императрице на епископа Льва (Юрлова), участвовал в обвинении архиепископа Гедеона (Дашкова). Однако в свое времени Феофан почитался светилом, «оком и рукой царской».

Труды

«Приветственное слово», сказанное государю в Киеве 5 июля 1706 г.

«Похвальное слово», произнесенное по случаю Полтавской победы в присутствии Петра.

Проповедь, произнесенная 24/XI-1717 г. в день именин императрицы, на текст: «Крепка, яко смерть, любы».

«Слово в неделю цветную о власти и чести царской, яко от самого Бога в мире учинена есть и како почитати царей и оным повиноватися людие долженствует ; кто же суть и коликий имеют грех противляющиеся им». 6 апреля 1718 г.

Слово в день памяти Александра Невского, произнесенное в 1718 году, на текст: «Учителю Благий, что сотворив, живот вечный наследую?»

Слово похвальное о флоте российском и о победе галерами российскими над кораблями шведскими. (Произнесено 8/IX-1720 г.)

Слово во время торжеств по случаю Ништадтского мира. (Произнесено в Москве 28 января 1722 г.)

Две проповеди на смерть Петра Великого (1 марта 1725 года — в день погребения и в том же году в день Петра и Павла).

Надгробное слово Екатерине I, произнесенное 16 мая 1727 г.

Речь в день коронации имп. Анны Иоанновны 28 апреля 1730 г.

Слово в день коронации, произнесенное в 1732 году, на текст: «Воздадите Кесарева Кесареви».

Слово в день коронации в 1734 году, сказанное в пользу монархии вообще.

Шесть монашеских (или аскетических) проповедей.

«Поучения и речи» в 3-х частях (собрание проповедей). СПб., 1760, 1761, 1765.

«Правила риторические» (учебник), составлен в 1706 г., полностью не издан.

Духовный регламент.

Вещи и дела, о которых духовный учитель народу христианскому проповедовать должен. М., 1784.

Владимир, славянороссийских стран князь и повелитель, от неверия тьмы в свет Евангельский приведенный Духом Святым (трагикомедия в рукописи сборника имп. публ. библ.).

Торжественная песнь на Полтавскую победу (латинские стихи).

Ода на путешествие Петра II в Москву на коронацию (напеч. в «???»).

Описание Киева (латинские элегические стихи).

Увещательная элегия (латинская).

Монашеская элегия (латинская) — эти три элегии помещены в сборнике»???».

Родословная роспись великих князей и царей российских до гос. Петра I, с кратким описанием знатнейших дел их и гравированным каждого портретом. СПб., 1717.

История имп. Петра Великого от рождения его до Полтавской баталии, изд. Щербатова. СПб., 1783; М., 1788 (есть мнение, что к этому труду Феофан делал лишь замечания и поправки).

Краткая повесть о смерти Петра. СПб., 1726.

Надгробное слово под названием: «???».

Сказание о кончине Петра II и о вступлении на престол Анны Иоанновны. СПб., 1737.

Правда воли монаршей во определении наследника державы своей. Напеч. в авг. 1722 г.

Манифест о коронации.

Церемониал встречи государя в Новгороде в 1728 году. (напеч. в IX ч. «Древней Российской Вивлиофики», 2-е изд.).

Рассуждение о нетлении мощей св. угодников Божиих в Киевских пещерах нетленно почивающих. Киев, 1890.

Семь богословских трактатов, составляющих неоконченную систему Богословия.

Христовы о блаженствах проповеди. // Русский архив. 1916. кн. 1.

Диалогизм или беседа о догматах Православной Церкви.

Истинные основания и должности христианской веры, или наставления язычникам, обращающимся в христианскую веру.

Феофан Прокопович

Феофан Прокопович (в миру Елеазар), родился в июне 1681 г. в семье киевского купца. Поскольку он рано лишился родителей, его воспитанием руководил дядя — ректор Киевской коллегии, известный и уважаемый в городе человек, славившийся образованностью и красноречием. Четыре года, проведенных в его обществе, чрезвычайно много дали живому и восприимчивому мальчику. К несчастью, дядя тоже вскоре скончался. Перед смертью он слезно просил киевского митрополита Варлаама не оставить своей заботой племянника. Митрополит пообещал следить за ним и определил мальчика в Киевскую духовную коллегию. В ту пору это было лучшее учебное заведение во всей Восточной Европе. При обучении упор здесь делался на изучение языков, прежде всего латинского. Елеазар, отличавшийся великолепными способностями и необычайным трудолюбием, вскоре стал первым учеником.
Летом 1697 г., окончив философское отделение коллегии, Елеазар испросил у митрополита Варлаама разрешение продолжить учебу за границей. Миновав польскую границу, он перешел в униатство и принял в Битевском базилианском монастыре монашеский постриг, после чего получил имя Самуила. В сентябре 1698 г. юноша прибыл в Рим. Здесь он поступил в иезуитскую коллегию св. Афанасия, готовившую католических миссионеров для работы в православных странах. Это учебное заведение пользовалось громкой и заслуженной славой. Состав ее преподавателей был очень сильным. При коллегии имелась богатая библиотека, позволявшая получить много дополнительных знаний. Самуил вполне воспользовался открывшимися перед ним возможностями и приобрел громадную начитанность в сочинениях богословских философов, а также в древней классической литературе. В октябре 1701 г. состоялась защита его диссертации, на которой присутствовал сам папа Климент XI. Самуил проявил такие блестящие познания, что, минуя степень магистра, ученый совет сразу присвоил ему степень доктора богословия. Вскоре после этого он покинул Рим и отправился на родину.
В Киеве Прокопович вернулся в православие и, вновь приняв пострижение, получил имя Феофана. В 1704 г. он сделался лектором Киевской Духовной Академии (так с 1701 г. стала именоваться прежняя коллегия). В 1706-1707 гг. Феофан преподавал здесь поэтику и риторику, в 1707-1711 — философию и, наконец, в 1711-1715 гг. – богословие. Эта эпоха его жизни была отмечена напряженной научной и образовательной деятельностью. По всем преподаваемым им предметам он составил руководства, замечательные для своего времени легкостью изложения и отсутствием схоластических приемов. Кроме того Феофан задумал выпустить полное изложение всей системы православного богословия в четырнадцати трактатах, однако успел закончить из них только семь.
Виной тому стала резкая перемена в судьбе Феофана, открывшая перед ним широкие горизонты политической карьеры. Впервые он привлек к себе внимание Петра I в июне 1706 г., когда ему выпала честь обратиться к царю с приветственной речью по случаю посещения им Киевского Софийского собора. Три года спустя, 10 июля 1709 г., когда царь проезжал через Киев после Полтавской победы, Феофан снова держал перед ним хвалебную речь, и сумел блеснуть не только красотой слога, но и замечательным политическим глубокомыслием. Он прекрасно понял насколько важна была для Петра победа под Полтавой и какое значение она могла иметь для будущего. Царь не забыл понравившегося ему проповедника. В 1711 г. он вызвал Феофана к себе в лагерь в Яссах, где тот выступил с панегириком в очередную годовщину Полтавской виктории. Эта поездка стала первым шагом на пути возвышения Феофана. В 1711 г. Петр назначил его ректором Киевской Академии и игуменом Киево-Братского монастыря. В 1716 г. он вызвал Прокоповича в Петербург. На первых порах тот стал чем-то вроде статс-секретаря и ученого советника при Петре, редактируя проекты законов и государственных актов. По ночам он занимался переводами присланных царем книг. Каждую неделю в главных соборах столицы звучали горячие, умные проповеди Феофана с разъяснениями государственной политики, а во время частых приемов при дворе ему отводилась роль собеседника для важных иностранных персон. Любое поручение царя Феофан выполнял скоро и блестяще. Из всех современных Петру служителей церкви он, без сомнения, являлся самым подходящим сотрудником в деле преобразования России, поскольку безусловно разделял все воззрения государя и был твердо убежден в том, что старомосковская Русь отжила свое.
Петр очень ценил Феофана. В июне 1718 г. тот был поставлен епископом во Псков. Однако, и после этого он продолжал жить в Петербурге. Вскоре Прокопович сделался правой рукой царя во всех церковных реформах. Именно ему было поручено разработать план реорганизации церковного управления. Суть его заключалось в двух моментах: 1) единоличное правление патриарха должно было смениться коллегиальным; 2) независимая прежде от светских властей церковь должна была войти в состав единого государственного механизма. Идея эта окончательно сформировалась у царя в 1718-1720 гг., когда он произвел кардинальную перестройку центральных органов управления и создал систему подотчетных Сенату коллегий. Церкви суждено было расстаться со своим автономным существованием и сделаться такой же частью государственной машины, как армия, флот или органы финансов. Надо отметить, что подобного рода утилитарный подход был совершенно чужд духу древнего русского православия, но зато полностью соответствовал протестантскому учению о главенстве светской власти над церковной.
Феофан всецело разделял взгляды Петра. Он был глубоко убежден, что отношения между церковью и государством могли мыслиться только как подчинение и служение церкви государству. Поэтому он с большой готовностью взялся за порученную ему царем работу — написать «Духовный регламент» — своего рода устав будущей коллегии по делам религии. Работа над этим важным документом, определившим судьбу и положение Русской Православной Церкви в следующие два столетия, была завершена к началу 1720 г. По своему духу «Регламент» был менее всего похож на законодательный акт. Скорее, это публицистическая статья, объясняющая замыслы церковной реформы и подводящая под нее теоретическую базу. В частности, здесь впервые была определена разграничительная линия между государством и церковью. Подразумевалось, что если в теократическом государстве конечной целью является приведение христианского народа в царство Божие, и потому монарх является слугой этого идеала, то целью светского государства служит устроение жизни на земле, и государь, в качестве носителя этой цели, требует для себя всей полноты власти, включая церковную.
«Регламент» состоял из трех частей. В первой из них Феофан откровенно объяснял причины замены патриаршества Духовной коллегией: «Дабы у простого народа не возникло соблазна видеть в патриархе некое второе лицо в государстве, почти равное первому, ибо нет царства, которое не разорилось бы, будучи в обладании попов». Церковь не может быть государством в государстве, а должна жить по единому с прочим народом закону. Во второй части «Регламента» перечислялись дела, надлежащие ведению Духовной коллегии. Причем упор делался на борьбу с суевериями, ханжами, ложными чудесами. Одной из наиглавнейших задач церкви объявлялась забота о народном просвещении. Третья часть «Духовного регламента» определяла состав и порядок работы Духовной коллегии. Во главе нее должен был стоять президент из митрополитов и два вице-президента из архиепископов. Другими членами коллегии были советник президента из архимандритов и четыре асессора из протопопов. Учреждалась также должность обер-прокурора из светских лиц.
В феврале 1720 г. «Регламент» был зачитан в Сенате и подписан царем, а в феврале 1721 г. последовало торжественное открытие Духовной коллегии, вскоре переименованной в Святейший Правительствующий Синод. (Новое название предложил сам Феофан). Первый Синод состоял из президента Стефана Яворского, двоих вице-президентов (одним из которых был Феофан), четырех советников и четырех асессоров — представителей монашества и белого духовенства. В 1723 г. Синод был утвержден восточными патриархами, которые признали за ним все патриаршие права и именовали его в грамоте «своим во Христе братом».
После кончины Стефана должность президента была упразднена, и главным деятелем в Синоде сделался Феофан (в 1720 г. он был поставлен архиепископом в Новгород), сохранявший это положение вплоть до своей смерти. Благодаря близости к императору он вскоре добился того, чего Яворский не сумел сделать в течение 20 лет – вернул церкви ее вотчины. Управление церковным имуществом вновь перешло от Монастырского приказа в руки Синода. Но вместе с тем, в соответствии с идеями своего «Духовного регламента», Прокопович постарался положить конец духовной и политической автономии церкви. Религия сделалась казенным делом, а исполнение религиозных обязанностей – гражданским долгом. Вера, которая прежде ценилась как путь к спасению, стала рассматриваться как проявление благонадежности. Синодские указы Феофана предписывали населению посещать церковь и регулярно исповедоваться под угрозой штрафов. Исполнение церковных обязанностей стало отныне контролироваться и документироваться. В мае 1722 г. Синод принял указ, обязывающий священников нарушать тайну исповеди, в том случае, если ему открывались злонамеренные замыслы, таящие угрозу государству и обществу. Все это были меры, направленные к тому, чтобы обратить Россию в полицейское государство.
Однако, вместе с тем, Прокопович сделал много полезного для развития народного просвещения. Он заботился об основании новых школ и училищ и сам написал много учебников. Особо следует отметить его букварь («Первое учение отрокам»), увидевший свет в 1720 г. Книга включала в себя азбуку вместе с простым объяснением десяти заповедей, молитвы «Отче наш», символа веры и девяти блаженств. Книга вышла огромным тиражом и с тех пор многократно переиздавалась. По ней учились грамоте как крестьянские дети, так и будущий император Петр II. Перу Феофана принадлежало также несколько других интересных и нужных книг. (Он, к примеру, был первым историком славных дел Петра, автором «Истории императора Петра Великого от рождения до Полтавской баталии»).
После кончины в начале 1725 г. Петра I, Феофан продолжал играть видную роль в политике. Он был на стороне Меншикова, который возвел на престол Екатерину I. Только после ее смерти, когда при юном Петре II к власти пришли противники петровских преобразований, положение Феофана пошатнулось. Временами оно делалось прямо угрожающим, но благодаря исключительной ловкости он сумел избежать полной опалы и падения. Выждав удобный момент, Прокопович в конце концов одержал верх над своими могущественными врагами. Во многом благодаря ему были расстроены замыслы верховников, попытавшихся в 1730 г. (после скоропостижной смерти Петра II) ограничить самодержавие и ввести в России аристократическое правление. Императрица Анна I знала и ценила заслуги Феофана. При ней звезда Прокоповича снова поднялась. На всех приемах он находился рядом с императрицей и как мог старался придать ее двору видимость образованной утонченности. Он даже взял на себя роль придворного поэта и творца хвалебных од, в которых, правда, было больше холодной напыщенности, чем подлинного чувства. Но как бы то ни было, влияние ловкого малоросса на государыню до самой его кончины оставалось столь значительным, что даже Бирон и Остерман вынуждены были иногда прибегать к его помощи. Умер Прокопович в сентябре 1736 г.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх