Помост

Вопросы веры

Кто такой старец?

Кто такие старцы

Старцы – это те, которые сами себя никогда не считали старцами… Потому что никогда не думали о себе и по-детски не видели в себе какого-то совершенства, но весь внутренний взор их, всё сердце устремлены к Богу.

Представить своим слабым рассудком всю глубину внутренней жизни старца невозможно. Потому что это совсем иная сфера, не понятная для ума плотского и эгоистичного, каковой обычно у всех нас. «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия <…> и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может» (1 Кор. 2: 14 – 15).

Старцы – это те, рядом с которыми твой вопрос разрешается сам собой, потому что сам образ их, чистый от страстей лик, и благодать Христа, сияющая сквозь доброту глаз, разрешают все недоумения, всё расставляют внутри тебя по местам. И ты выходишь после общения со старцем внутренне обновленным.

Старчество измеряется не количеством прожитых лет, хотя зачастую Бог наделяет старцев весьма почтенным возрастом, – старчество измеряется мерой духовного возраста, зрелости, совершенства жизни во Христе.

Для меня отец Кирилл – живой образ преподобного Сергия Радонежского. Простая безыскусная жизнь, отсутствие малейших притязаний на что-либо, скромность во всем, непрестанная молитва и невыразимое словами смирение. Он не показывал никому своей духовной жизни, каких-то своих подвигов. Описать его аскетическое делание невозможно. Но как свидетельствовал митрополит Архангельский Даниил (Доровских), который долгое время был в Лавре благочинным и жил через тонкую стенку рядом с кельей батюшки, отец Кирилл часто молился всю ночь. После принятия многочисленных исповедей он становился на молитву в ночь.

Если бы любому из нас дать такую нагрузку, когда непрестанно идут вереницы людей с горем, бедой, унынием, выслушивать столько, сколько слышал батюшка на этих исповедях, то у нас просто надорвется нервная система. И только чистая от всего сердца любовь, любовь во Христе не даст внутренне выгореть. Владыка Даниил рассказывал, как однажды около полуночи, чтобы дать батюшке отдохнуть, вывел на улицу народ, сидевший в коридоре и дожидавшийся своей очереди к исповеди, а после этого отец Кирилл кротко сказал ему: «Они ушли, а у меня это всё на сердце, я спать не смогу».

Любовь, какую являл апостол Иоанн Богослов, она так явно чувствовалась в батюшке, что ты сам просто не мог уже оставаться прежним. Это и есть то главное, что отличало батюшку отца Кирилла – его какая-то удивительная способность вместить каждого в свое сердце. Рядом с ним ты просто погружался в атмосферу любви, любви неземной. Когда ты попадал к нему, то он весь вниманием обращен был только к тебе. Любовь, доброта, смирение – вот что исходило от батюшки, то, что невозможно сыграть, сымитировать, и это либо есть в тебе, либо нет. И ты каким-то внутренним чувством явно ощущал, что с батюшкой – Сам Господь, и пока ты сам с батюшкой, то и с тобой тоже рядом Господь.

Старец имеет обычные душевные чувства, свои огорчения и свои радости. Отец Кирилл огорчался, что многие люди идут к нему, заранее приняв решение, подходят к батюшке с одной единственной просьбой: «Благословите меня на это. Благословите». Отец Кирилл кротко спрашивал: «Ну ты хоть расскажи про себя». Пришедший продолжал настойчиво требовать своего, батюшка смиренно благословлял, и посетитель радостно уходил, считая, что получил гарантию будущего счастья, вытребовав благословение и не спросив простого совета. А отец Кирилл и в этом смирялся.

Благодатные дары старца проявляются тихо и скромно, не на показ. Рассказывал один лаврский монах, как увлекся он книгой оккультного содержания. Он полагал, что делает это с целью апологетики, чтобы знать, как опровергнуть ложное знание. Ночью его постигло страхование – сквозь сон он услышал, как дверь кельи открылась, кто-то страшный вошел и приблизился к нему. Монах прочитал молитву, перекрестился – устрашающее видение исчезло. Вечером на Всенощной он рассказал на исповеди отцу Кириллу про видение. Батюшка накрыл его голову епитрахилью, возложил руки, чтобы прочитать разрешительную молитву, но на минуту задержался, помолчал, а потом наклонился и ласково спросил: «А ты не читал книги оккультного содержания?» Монах признался, раскаялся, и после этого батюшка произнес разрешительную молитву. Подобных ночных страхований больше не повторялось.

Отец Кирилл никогда не искал сверхъестественных дарований. Целью всей его жизни было – жить со Христом. А будучи со Христом, он получал от Христа благодатные дарования, причем и сам не считал, что обладает этим, а только ради духовных нужд людей проявлялось это само собой, без вычурности, просто и безыскусно.

Люди идут к старцу, чтобы получить чудесное исцеление. Но смысл старчества не в том, чтобы снять с человека возложенный на него Богом крест, а чтобы вселить духовные силы к несению этого креста, помочь обрести радость и смысл там, где человек даже не мог помыслить.

Сколько людей переломало себе судьбу только лишь потому, что в критической ситуации приняло неправильное решение, обрушило ранее сделанное и ушло неизвестно куда. Слово старца способно вовремя отрезвить, остановить, уберечь от неправильного решения. Ведь самое главное – чтобы в решении не было влияния никакой страсти, чтобы решение исходило из спокойной и незамутненной души, и потому недостаточно нам опираться лишь на себя, важен опытный духовник, тот, кто сам не замутнен страстями.

В моей жизни был такой случай. Я поступал в Московскую духовную семинарию в августе 1993 года, конкурс составлял четыре человека на место, если не больше, и я был принят только кандидатом на место. Это означало, что учиться нельзя, но вроде как через год будет больше возможностей поступить (так нам, кандидатам, сказали). Можно было остаться трудиться, чтобы жить уже при семинарии. Поначалу я уехал, однако дома ясно почувствовал, что моя душа уже в Лавре, дома себя не нахожу, и, хотя мне предлагали поступить куда-нибудь в светский ВУЗ, я поехал в Лавру, в семинарию. Основное послушание дали на второй проходной, это хозяйственные ворота, через которые ездят машины на территорию академии. Нам запрещалось пропускать через ворота кого-либо из студентов, но так как эти ворота значительно сокращали путь от учебного корпуса семинарии к столовой, то нас, дежурных, частенько просили через ворота пропустить. Являя, как казалось, братскую любовь и понимание, я не уставал бегать с ключами от своей будки к воротам, пропуская довольных семинаристов. А потом меня вызвал проректор-архимандрит и твердым решительным голосом сказал: «У вас там на второй проходной постоянно ходит народ. Это ворота хозяйственные, через них машины ездят, и ходить кому-либо там не положено. Сколько раз мы уже говорили, и всё как об стенку горох. Так что хотите уезжайте, хотите оставайтесь, только в семинарию Вас мы уже не возьмем». На тот момент это звучало как смертный приговор, как диагноз врача, который сказал о неизлечимой болезни со скорым летальным исходом. Я пришел в страшное смятение, поначалу даже думал готовиться к отъезду, но затем поспешил к батюшке отцу Кириллу.

В келье батюшки, как всегда, было ощущение чего-то неотмирного, неземного, ты словно окунался в изобилие благодати, соприкасался с Раем, и уходили все страсти, тревоги, переживания. Батюшка говорил мирно, спокойно, он очень просто сказал, что уезжать никуда не нужно, всё будет хорошо. Не знаю, какие духовные законы включились, но после этого всё душевное смятение как рукой сняло. Всего несколько простых слов, но сказанные духовным человеком, и всё внутри поменялось. Я спокойно трудился дальше, твердо заявляя семинаристам, что не могу их пропускать. Молился и верил, что слово батюшки исполнится. Через месяц, в ноябре, меня зачислили в семинарию, и это было просто какое-то чудо, которое определило весь мой дальнейший жизненный путь.

Был еще такой случай. Через год меня вызвали в местный военкомат, по пути я смог зайти к батюшке. Каждый день перед братским обедом в келье батюшки вычитывалось монашеское молитвенное правило, на которое могли приходить и учащиеся семинарии. Мне удалось задать свой вопрос, и батюшка ласково и вместе решительно сказал, что ничего подписывать не надо и ни на что не соглашаться. Вот вышло так, что сам батюшка прошел Вторую мировую войну, имел ордена и медали, а мне не благословил идти в армию. В сергиевопосадском военкомате, надо сказать, на меня оказали немалое психологическое давление, одна сотрудница кричала так, что можно было уши закрывать, грозились выслать из города в 24 часа и т.д., но поскольку я попал к ним прямо от батюшки, то внутри у меня было абсолютное спокойствие, чего я сам от себя никак не ожидал. Я выполнил, как мне было сказано, ничего не подписал, у меня, правда, забрали приписное свидетельство, но последствий никаких не было. А через несколько месяцев началась война в Чечне.

Смирение старца не поддается описанию

Надо сказать, что батюшка не давал типовых благословений. Кому надо было идти в армию, того благословлял, кому не надо, тому давал другое благословение. Но тех, кто прошел через горячие точки, он всегда встречал с особой любовью. Так, Николай Кравченко, офицер-снайпер, участвовавший как разведчик в штурме Грозного в Первую чеченскую войну, с благословения батюшки стал священником. Отец Николай рассказывал о прозорливости батюшки, что часто сам старец тщательно прикрывал.

Смирение старца не поддается описанию. За всю мою жизнь мне не встретилось более смиренного человека, чем батюшка, отец Кирилл. Помню, как одна знакомая делилась, что пришла к батюшке и спрашивала: «Как мне поступить вот в такой ситуации?» А батюшка, ласково глядя на нее, смиренно ответил: «Не знаю». Она настаивала на своем: «Батюшка, как это так? Вы не можете не знать. Ну скажите, как мне поступить». А батюшка кротко улыбался и также смиренно отвечал: «Не знаю. Молись Богу».

Иногда Богу угодно, чтобы мы не знали быстрых и точных ответов, чтобы научились молиться, искать волю Божию, очищать себя и прислушиваться к голосу своей совести. Нам не всегда полезно быстро получать нужный ответ, потому что тогда разучимся и молиться.

Батюшка был невероятно смирен, но не считал себя смиренным, имел неизреченную любовь, но никогда не говорил об этом, а просто любил. Он просто жил смирением, кротостью, любовью, и потому к нему тянулись люди. Лаврские монахи говорят, что те, кто жил в обители вместе с батюшкой отцом Кириллом и окормлялись у него, те получили огромный духовный опыт, потому что видели наглядный пример. Те, кто пришли чуть позже, застали учеников старца, а самого батюшку в Переделкино и на одре болезни, они тоже получили многое, хотя и не в такой степени, а те, кто пришли после, уже не имели этого драгоценного опыта и не видели наглядно, кто же есть подлинный старец.

Старец не ранит своей прозорливостью приходящих людей, не повергнет их в прах и пепел своим «чудодействием». Старец не скажет молодоженам: «Тебе – в один монастырь, а тебе – в другой», – не даст непосильного благословения, не наступит на личную волю человека, он по примеру Самого Христа «трости надломленной не переломит, и льна курящегося не угасит» (Мф. 12: 20).

Когда мы говорим о старчестве и пытаемся это понять, то самое главное, наверное, заключается в том, что старец вмещает каждого пришедшего в свое сердце. И потому внутренне мертвые, угнетенные, задавленные люди выходили из кельи батюшки духовно воскресшими, напоенными неземной чистотой, свободой и радостью. Я видел это сам, да и со мной самим происходило это.

Один монах послан был на некоторое подворье, где жизнь с настоятелем складывалась крайне тяжело. Конфликты и общее нагнетание атмосферы измотало ему нервы, так что он готов был уже всё обрушить и просто уйти. Когда нести искушение казалось уже невозможным, перед тем, как всё обрушить, он позвонил в Лавру, и его соединили по телефону с кельей батюшки. Отец Кирилл стал мирно задавать самые простые житейские вопросы: какая на подворье погода, как там в целом идут дела и т.д. Но по мере самой простой и вроде бы бытовой беседы монах почувствовал, как в душе у него уходит накал страстей, отпадают переживания, и необдуманное решение рассеялось само собой. После беседы с батюшкой он вышел обновленным, и тут как раз навстречу ему шел настоятель. Встретившись глазами с монахом, настоятель испытующе посмотрел, как бы спрашивая: ну что, всё обрушишь и уйдёшь? Но увидев его мирные глаза, очистившийся от эмоций лик, настоятель словно сам преобразился, молча отошёл, и с этого момента конфликт был исчерпан.

Старчество – это не многоученая проповедь, не высокомудрое наставление, не психотерапия и даже не урок по аскетике, а старчество – это многолетний опыт жизни во Христе. Это навык жизни по воле Божией, так что старец уже не может иначе, не может не любить, не сострадать, не молиться. К нему тянутся так, как тянутся к свету солнца, потому что оно светит и согревает. То, что казалось скорбью или безвыходной ситуацией, перестает пугать и угнетать, потому что уходит отчаяние. Ты вдруг видишь, что случившиеся беды – это как некая временная пелена, туман, за которым есть продолжение жизни. Всеми твоими скорбями в конечном итоге руководит Сам Господь, воспитывая тебя и пытаясь образовать из тебя христианина.

Господь не дал мне той внешней близости к батюшке отцу Кириллу, которой я очень желал. И до сих пор помню, как дверь монастырской проходной захлопнулась перед носом, поскольку я, еще совсем юный тогда студент семинарии, вовремя не успел проскочить за вереницей следовавших за отцом Кириллом после службы людей. Монастырское руководство вынуждено было ограничивать бесконечный поток людей, так как физически всех принять было просто невозможно. Но Господь дал мне за редкие минуты близости к батюшке почувствовать тишину и мир его души, безмолвие страстей, радость во Христе, благодать, святость и неземную любовь, которую он нес в себе.

Когда батюшка отошел ко Господу, то на прощание с ним я приехал всей своей многодетной семьей. Приехали мы ночью. Возле Лавры, как на Пасху, шли люди в храм. Успенский собор весь был заполнен. Встретилось много близких священнослужителей и мирян, увидел тех, кого не видел уже лет двадцать, а может, и больше. Но самое главное, что чувствовалось в храме – внутренняя близость собравшихся и какое-то пасхальное чувство торжества Жизни над смертью. Нас объединила батюшкина любовь, его искреннее благочестие и жертвенное предстояние пред Богом на протяжении многих лет дарованной ему Господом жизни.

Кто такие старцы в православии?

К герою культового фильма «Остров» старцу Анатолию со всей страны приезжают страждующие за советами и исцелением. Этот образ – не фантазия кинематографистов, подобные подвижники были и есть в реальной жизни. Кто же они такие столь авторитетные и столь любимые народом старцы, память о которых передается из поколения в поколение? Как ими становятся и каким образом им удается достигать такого совершенства?

Духовные гении.

Вот одна история одного из старцев нашего времени. В детстве его звали Иваном. Воспитанный в религиозности, мальчик с детства мечтал стать монахом, но духовник благословил его создать семью. После того как дети выросли и стали самостоятельными, Иван и его жена Клавдия приняли монашеский постриг. В 1991 году отец Даниил поселился в московском Донском монастыре и стал архимандритом и главным духовником обители.

Прихожане как-то сразу полюбили отца Даниила и говорили о нем так: «От него, как от солнышка, светло, тепло, и радостно». За советами к батюшке приходили тысячи людей. По его молитвам воцарялся мир в неблагополучных семьях, рождались дети у бездетных супругов и происходили чудеса исцеления даже от неизлечимых болезней. Ушедшего в вечность два года назад старца Даниила (Сарычева) почитают как святого. Рано или поздно народное почитание наверняка подкрепится официальной канонизацией.

Старчество существует со времен раннего христианства. Старцами называли людей которые как будто видят человека насквозь, проникают к нему в душу. Подобных гениев рождаются единицы на миллионы. И чаше всего старцами становятся монахи. Ведь чтобы достичь подобного совершенства, нужен гигантский духовный труд. Монаху, свободного от мирской жизни легче приблизиться к этому идеалу.

Самые талантливые и несгибаемые монахи получают от Господа великий дар. С точки зрения Церкви, старцы посланы нам для того, чтобы открывать волю Божию, назидать и утешать, помогать духовно и физически исцеляться. Естественно, чаще всего к старцам обращаются именно с болезнями, поэтому здесь проще говорить о зримых результатах. И они поразительны! Молитва старца творит такие чудеса, о которых не слышала медицина.

По своей воле стать старцем невозможно. Духовная гениальность даруется Богом, и дар этот – очень тяжелая ноша. Старец не имеет права расслабиться и отдохнуть, его жизнь – непрерывная война со злом. Кто-то подобно отцу Анатолию из «Острова», обретает дар благодаря невероятно сильному покаянию после совершенного тяжкого греха. Еще чаще старцами становятся люди изначально праведные. Причем «звоночек» может прозвенеть еще в раннем детстве. Духовно одаренным детям не интересны игры и мирская суета, они много молятся и лучше всего чувствуют в храме, куда постоянно стремятся и тянут своих родителей.

Но на пути у старца есть очень серьезная опасность. Старец обречен пожизненно считать себя грешным и каяться даже за кажущиеся безобидными помыслы. Постоянно е покаяние и осознание себя ниже и хуже других – основной метод удержания души в рамках святости. Если старец хотя бы на миг подумает о себе, что он святой, — тяжкое падение ему гарантированно. К сожалению, такие случаи нередки.

Знаменитые святые.

Большинство старцев прошлого канонизированы в лике святых еще греческой православной церковью. Ими были преподобный Антоний Великий, святители Николай Чудотворец и Спиридон Тримифутский и многие другие.

А в нашей стране старчество расцвело после крещения Руси. Самые знаменитые старцы – преподобный Феодосий Печерский, Александр Свирский, Сергий Радонежский и Серафим Саровский, святители Алексий Московский, Тихон Задонский и Иосаф Белгородский, а также великие оптинские старцы.

Некоторые из них жили в обычном человеческом обществе, скрывая свои таланты. Например, казавшийся людям обычным, добрым, работящим чудаком святой Симеон Верхотурский был тайным монахом в миру. Федора Томского знали как бездомного странника. А Василий Блаженный и Ксения Петербуржская и вовсе притворялись душевнобольными неся тяжкий подвиг юродства во имя Христа.

В кровавом 20-м веке Россия держалась молитвами таких любимых народом святых, как Иоанн Кронштадский, Алексий Мечев, Серафим Вырицкий, Феодосий Кавказский.

Многие старцы прошли ужасы сталинских лагерей. Выжившие обрели еще большую духовную закалку. Таким был святитель Лука (Войно-Ясенецкий), сочетавший в себе таланты величайшего хирурга и духовника. Он был лауреатом Сталинской премии по медицине, по его книги «Очерки гнойной хирургии» поныне учатся студенты-медики. При этом его труды посвященные покаянию и духовному совершенствованию, заняли место в списках святоотеческой литературы. Всего лишь взглянув в глаза пациенту, старец Лука мог поставить точнейший диагноз. Однако исцелял он не только скальпелем, но и молитвой. Когда в 1996 году прикрытый темным полотнищем гроб с мощами канонизированного святителя переносили в храм, его сфотографировали. К удивлению, на фотоснимке отобразился высветившийся на темном фоне лик святого в облачение епископа.

Недавно почившие старцы уже почитаются в народе как святые, хотя они еще не канонизированы. Например, переживший революцию, Гражданскую и Вторую мировую войны, коллективизацию и репрессии подвижник с острова Залит отец Николай Гурьянов. К залитскому старцу приезжали не только со всей России, но и со всех концов земного шара. Побывавшие у него люди буквально начинали новую жизнь. На крыше дома батюшки всегда сидели нежно воркующие голуби. А на фотоснимках часто обнаруживались ангелы и светящиеся крестики. 24 августа 2002 года старей Николай завершил свою земную жизнь, но и сейчас помогает людям, молящим его о помощи.

Еще один знаменитый старец – духовник Рождество-Богородичного Санаксарского монастыря схиигумен Иероним (Вередянкин). От одного только общения с ним становилось светло на душе. Батюшка любил шутить и тем самым уже ободрял унывающих. О нем говорили, что он искренне любил всех на свете, даже врагов. Знавшие его лично вспоминают, что порой он читал их потаенные мысли и отвечал на них. В октябре 1997 года паломники и монахи видели в небе над монастырем загадочный огненный крест, который удалось сфотографировать.

После ухода отца Иеронима в Вечность в июне 2001 года у многих духовных детей старца замироточили его фотографии. Старец и сейчас является некоторым людям в видениях и во сне. Кстати, батюшка пророчествовал и в масштабах всей страны. Он видел трудности, с которыми столкнется Россия в начале 21-го века, однако предсказывал, что Отчизна выйдет из них с честью и станет, по его словам, «величайшей страной мира».

Недавно почил старец Иоанн (Крестьянкин), Великий молитвенник, автор замечательных книг по исповеди и духовному совершенствованию. Он тоже предсказывал России грядущее процветание и превращение ее в великую и богатую державу.

Почитаются в народе и женщины-старицы. Любой из нас слышал о святой матроне Московской, к мощам которой ежедневно приходят просить о помощи тысячи людей. Ее продолжательницей считается жившая в окрестностях Северной Столицы под Вырицей блаженная Любушка. К ней, как и к Матронушке ехали люди со всей страны. Даже опытные духовники обращались за советом. Ей были подвластны неизлечимые болезни. Видевшие старицу навсегда запомнили ее лучащиеся любовью небесно-голубые глаза и то, что при общении с ней весь мир казался ярким и очень добрым. Заранее предсказав свой уход в мир иной в сентябре 1997 года, она упокоилась с улыбкой на устах, и перед смертью лик ее сиял как солнце.

К кому обращаются сейчас.

Самый известный из ныне живущих российских старцев – архимандрит Кирилл (Павлов). Веру в Бога он обрел на войне. Участвуя в Сталинградской битве, на развалинах дома молодой боец нашел Евангелие. В 1946 году поступил в духовную семинарию, избрав путь монаха. Многие годы жил в Троице-Сергиевой Лавре, был самым почитаемым наставником московских духовных школ. За советом к нему приходили тысячи православных. Его духовным сыном был Патриарх всея Руси Пимен, а сегодня отец Кирилл – духовник Святейшего Патриарха Алексия II и многих других архиереев РПЦ. К сожалению, в последние годы 88-летний всероссийский батюшка никого не принимает по причине болезней и преклонных лет.

Одним из наиболее влиятельных духовников Церкви считается 81-летний архимандрит Наум (Байбородин). Как и отец Кирилл, он был ветераном Великой Отечественной Войны и после пострижения в монашество поселился в Троице-Сергиевой Лавре. Он покровительствует художникам и иконописцам. Благодаря отцу Науму Россия узнала нового старца – архимандрита Германа, на отчитку к которому отовсюду приезжают люди, одержимые нечистой силой.

Отец Герман (Чесноков) в молодости служил в особом отделе погранвойск Среднеазиатского округа, ловил шпионов и диверсантов. Обретя веру, окончил семинарию и встал перед дилеммой: жениться и стать мирским священником или идти в монахи? За советом он обратился к старцу Науму, и тот благословил его самостоятельно решить свою судьбу в течение ближайшего получаса. Запершись в келье, Александр молился и получил знак свыше. Отец Наум благословил его остаться в монастыре. Позже все узнали его как отца Германа, настоятеля храма Петра и Павла. Он проводит отчитки бесноватых, по его молитвам исцелились тысячи людей одержимых. После отчитки были случаи исцеления от рака и других болезней, а многие бесплодные супруги смогли родить детей.

В Пафнутиево-Боровском монастыре под Калугой служит известный на всю страну схиархимандрит Власий (Перегонцев). Чтобы попасть к нему, люди сутками стоят в очереди. Батюшка видит подлинное состояние души каждого человека. По его молитвам исцелялись от смертельных болезней, начинали трезвую жизнь алкоголики и наркоманы.

Прихожанин нашего храма Сергей однажды навещал отца Власия, и тот его неожиданно благословил:

— Хватит тебе уже одному жить, благословляю венчаться!

— Так у меня же нет невесты! – оторопел Сергей.

— Уже есть, — строго сказал старец. – Хорошая девушка, она как раз приехала в наш монастырь…

Так Сергей познакомился и вскоре обвенчался на красавице Галине. Супруги живут счастливо.

В Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре служит старец Адриан (Кирсанов). Уже несколько десятилетий он отчитывает бесноватых. Были случаи, когда на его отчитках приходили в себя и становились нормальными людьми даже душевнобольные пациенты.

А на Кубани, в Тимашевске, служит старец Георгий (Савва). Ставший послушником монастыря еще в 12-летнем возрасте. В тяжелые 90-е годы он сумел с нуля создать Свято-Духов монастырь, став его настоятелем и введя в нем суровый Афонский устав. Некоторых людей смущает его крайняя строгость и радикализм в воззрениях. Тем не менее о его даре лекаря, травника и прозорливца ходят легенды по всей России.

Волки в старческих шкурах.

Увы, есть и такие «подвижники», общаться с которыми опасно для психического здоровья, а порой и для жизни. Прежде всего это возомнившие себя старцами ущербные священники, причем не только молодые, но и убеленные сединами. Такие «младостарцы» создают вокруг себя группировки попечителей, слепо поклоняющихся непререкаемому авторитету. Вспомним недавно историю с пензенскими затворниками, закопавшимися под землю, и убедимся, что «угроза жизни» вовсе не преувеличение.

Деятельность подобных «старцев». Естественно, замешена на гордыне. Однажды обнаружив в себе какой-нибудь скромный талант, например дар убеждения, они начинают считать себя необычайными людьми, вознесясь над прочей «серостью». Собирают сторонников и суют свой нос даже в их семейный бюджет и интимную жизнь. Демонстрируют неадекватное поведение и отдают преступные приказы. Один из таких «младостарцев» отправил в монастырь молодую мать, которой пришлось для этого бросить мужа и новорожденную дочь. Другой заставил беременную женщину строго поститься, отчего она попала в больницу с угрозой выкидыша. А когда та ушла к другому, нормальному духовнику, он прилюдно проклял ее за «отступничество».

Когда власть «младостарца» находится под угрозой, он способен перейти к угрозам, например: «Пойдете против меня – помните, что молитва у меня сильная! Хотите заболеть или потерять ребенка?..» Или: «Да я тебя так «запечатаю», что ты рожать вообще не будешь!».

«Младостарца» могут запретить в служении, но помогает это не всегда. «Подвижник» часто создает свою «истинную» церковь, являющуюся, по сути, тоталитарной сектой. Наглядный пример – бывший игумен Киприян (Евгений Ц.). За грубые нарушения пастырской деятельности и развращения прихожанок в 2003 году Киприян был запрещен в священнослужении и изгнан из обители. В ответ он увлек за собой несколько десятков фанатиков, почитающих его как святого, и создал псевдоправославную секту. В 2004 году его отлучили от Церкви. Лжестарец сожительствует с юными почитательницами – под видом их «антибесовской закалки». Ц. манипулирует сознанием, применяет гипноз и техники подавления личности, выманивает деньги и квартиры. Некоторые его поклонники потеряли не только семьи, здоровье и честь, но и жизнь.

Косить под старцев побуждает и сегодняшняя мода на «духовных чудотворцев». Выступая от имени православной церкви, самозванцы в рясах принимают клиентов в домовых «храмах» и «обителях». Недавно я узнал об одном таком «старце» Василии. Мой бывший приятель Рома боготворит этого своего «духовника». При этом Рома считает себя православным, но почему-то не задумывается, а почему старец Василий дает столь странные благословения? Например, Роминой жене он разрешил танцевать стриптиз, а затем благословил самого Рому торговать пивом и табаком.

Клиентов у этого подмосковного «старца» хоть отбавляй – ежедневно к нему приезжают сотни страждующих, в очередь встают с ночи. Каждый посетитель покупает дорогие свечи и вносит немалое «пожертвование» (чтобы никто не забыл дать деньги, на двери висит записка с напоминанием). Василий «предсказывает судьбу» по фотографии, «снимает порчу» и «заряжает святую воду». В его устах молитвы чередуются с заговорами…

Я уточнил насчет этого «старца» у настоящих священников. Оказалось, что еще несколько лет назад один протоиерей пытался прикрыть лавочку самозванца, но после угроз вроде «Батюшка, а у тебя сколько детей? Ты что, хочешь кого-то недосчитаться?» — эти попытки прекратил. Так что лжестарец продолжает свою деятельность. И, по утверждению настоящих священников, «его в этом бизнесе явно поддерживает кто-то из влиятельных людей».

К сожалению, подобных волков в старческих шкурах – десятки! Они очень популярны у людей, ищущих мгновенного решения всех своих проблем.

При этом в России немало замечательных старцев и пастырей, узнать которых можно по излучаемой ими любви, умению великолепно исследовать, возвращать на путь истинный и божьему дару исцелять тела и души. А чтобы не попасться в сети лжестарца, стоит взять благословение у опытного духовника. И не забывать о том, что человеку не напрасно даны критический ум и духовная грамотность.

Значение слова старец

Примеры употребления слова старец в литературе.

Почему-то, слушая разговоры Мака, агара Хэмба и других знающих людей, странник представлял себе меднокожих жителей Конта Силангут подобными американским индейцам, но этот старец ничем особенным не отличался от смуглых сухощавых бхиотов.

Троицкий старец Курачов писал, что слышал от Артемия неприличные речи об Иисусове каноне и акафисте богородичном.

Море минийцы уже кораблем пагасейским браздили, Скудную старость свою влачащий в темени вечной, Встречен был ими Финей, и младые сыны Аквилона Птиц-полудев от лица злополучного старца прогнали.

Девица, лица которой за кучей съестных припасов я рассмотреть не мог, хотя ее запах и показался мне странно знакомым, не дойдя пару ступенек до старцев, уже жадно протянувших руки к еде, аккуратненько поставила ногу точно в пустоту, мимо верхней ступени.

И что же, над ними лежит камень Алатырь, змей огненный сидит в медном доме и бодрствуют старцы, не скованные и не связанные?

А вот о том, что он ничего не вызнал о Пэрсте-Капсуле, просто забыл спросить о нем у эксКолюни-Убогого, старца, не скованного и не связанного, одного из тех, кому, по легенде, доверено сторожить камень Алатырь, Шеврикука теперь досадовал.

Там, о, как часто мое благородное сердце алкает, Брачный союз совершив, с непорочной супругою милой 400 В жизнь насладиться стяжаний, старцем Пелеем стяжанных.

Генерал Аносов, тучный, высокий, серебряный старец, тяжело слезал с подножки, держась одной рукой за поручни козел, а другой — за задок экипажа.

Был даже выписан из скитов старец Анфим, который отчитывал Серафиму по какой-то старинной книге, но и это не помогло.

Михей Зотыч продолжал ворчать, а старец Анфим только встряхивал головой и вздыхал.

Старец Анфим внимательно осмотрел дымившуюся паром лошадь и только покачал головой.

Вернувшись на постоялый двор, старец Анфим заявил: — Ну, Михей Зотыч, поедем-ка мы назад в скиты.

Старец Анфим молчал всю дорогу, не желая поддаваться бесовскому смущению, а тут накинулся на Михея Зотыча: — Што это ты дребезжишь, как худой горшок?

Лишь только гарпии, преследуемые бореадами, улетели, как аргонавты приготовила новую трапезу Финею, и старец мог, наконец, утолить свой страшный голод.

Со вниманием слушали вещего старца аргонавты, стараясь запомнить все, что сказал он им.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Где располагается торец здания?

В русском языке слово «торец» имеет несколько значений. Так, у предметов и архитектурных сооружений прямоугольной формы торцем называется грань с наименьшей площадью. Также это название носит грань, расположенная перпендикулярно к продольной оси, у цилиндрических предметов. Торцем называют плитку, которая изготавливается из дерева и предназначается для мощения улиц.

Отличия торца и фасада

Слово «фасад» имеет французское происхождение и на русский язык переводится как «лицо». В архитектуре это слово принято употреблять для обозначения внешней стороны здания, расположенной под прямым углом. Существует две основных разновидности фасада:

  • центральный;
  • бокофой.

При этом торец тоже может называться боковым фасадом. Фасадом может быть не главная сторона здания. В некоторых источниках можно встретить выражение «лесной фасад», то есть фасад, обращенный к лесу. Фасадом называют ту часть здания, которая лучше остальных видна с центральной улицы расположения объекта.

Чаще торец встречается в многоквартирных современных домах. При этом он носит наименование «глухого торца» — не имеет дверей и оконных проемов. Эта стена чаще выполняет функцию защиты от распространения огня во время пожара. Глухие торцы часто становятся настоящими достопримечательностями, благодаря созданным на них арт-объектам.

Торец здания

Торец — это наиболее узкая сторона объекта, которая не выполняет функций центрального фасада. Однако существуют такие сооружения, в которых вход расположен именно с торца. Яркими примерами этого являются:

  1. Афинский акрополь.
  2. Большой театр.
  3. Манеж.

В этих случаях боковая часть здания имеет хорошую отделку. Для таких зданий не уместно применять распространенную фразу «вход с торца». Это выражение больше подходит для тех случаев, когда в жилых многоквартирных домах на первом этаже открывается какое-либо место для общественного посещения, например, парикмахерская, фитнес-клуб или кафе. Для того чтобы людям было проще ориентироваться, владельцы таких заведений в информацию об адресе добавляют фразу «вход с торца здания». Если архитектурное сооружение имеет квадратную форму, у него не будет торцев. Эта часть здания будет называться боковым фасадом.

Не любая узкая часть здания может называться торцем. Для того чтобы определить где именно находятся торцы того или иного архитектурного объекта необходимо посмотреть на общий вид здания. Если центральный вход расположен на узкой части, то эту сторону здания не рекомендуется называть торцем. На боковых сторонах чаще располагаются запасные или аварийные выходы.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх