Помост

Вопросы веры

Лечение пролежней отзывы

средство от пролежней

Поолежни обычно появляются(по моим наблюдениям), когда человеку становится хуже, т.е теоретически мы все так же делаем с ним, моем, обрабатываем, переворачиваем, матрас работает противопролежневый, но вдруг они появляются откуда-то. Это значит сосуды стали нарушаться и возможно это просто, как новый виток основного заболевания(в нашем случае это был инсульт). Это просто мои такие выводы уже в последствии.Это не значит, что у вас так, но вы просто именно за общим состоянием следите, возможно можно добавить какой-то препарат. Ну а вообще во первых мытье, если моете водой, то нужно хорошо просушивать ткани и смазывать кремами, нашему папе подходил бальзам спасатель, он объяснял, что боль снимает, еще мы пользовались кремом Зорька(не буренка!).Если человек не двигается вообще, или вода вне досягаемости, как в стационаре, то вход идут влажные салфетки детские мы брали, которые потолще+пена специальная, её можно водой не смывать, она убирает запах мочи. Еще помогает противопролежневый матрас, если бабушка лежит уже год, то у нее по идее группа ивам должны выдавать пеленки, подгузники и матрас, коляску выдают позднее. Важно различать степени пролежней, в певой степени можно масажировать с троксевазином или спасателем это место, чтоб кровь разогнать(вообще массаж для лежачих очень важен, как для кровообращения, так и для отхаркивания), есть степень когда уже сильная боль, ну нам обезбаливал спасатель, если появилась мокнущая рана, то тут несколько решений, можно пользоваться гелем актовегин, мы тенториумом еще пользовались, когда что помогало, тут кожа человека и ощущения только. Конечно очень важно человеку постоянно менять положение, как можно чаще ворочать его.

Отзыв: Мазь Jelfa «Аргосульфан» — Не надо плакать от бессилья – спасение для близких есть (лечение пролежней).

Хочу сказать: «СПАСИБО» производителям, выпустившим мазь, обладающую такими сильными заживляющими свойствами.
Мне тяжело возвращаться к этой душещипательной истории, но, быть может, кому-то она окажется полезной.
Два с лишним года назад моя мама, диабетик II типа, и сердечница со стажем, попала в реанимацию в кардиологическое отделение, с подозрением на инфаркт, который оказался в последствии воспалением лёгких. Там она находилась 3 дня, после чего её вернули с обширным пролежнем, покрывающим крестец и часть ягодицы.
Заведующая терапевтическим отделением, куда нас перевели из реанимации, вызвала для консультации врача из хирургического отделения, который после осмотра рекомендовал смазывать пролежень «крутым» раствором марганцовки. И всё. И любезно поделился большой бутылью марганца, так как мне такой густой раствор приготовить не доверили. И параллельно делали капельницы с антибиотиками от воспаления лёгких.
В результате данных рекомендаций, заключавшихся в каждодневном сжигании тела моей мамы марганцовкой, над пролежнем образовалась тёмно-бордовая толстая корка, под которой, как оказалось потом, началось осложнение раны, то бишь, воспаление и нагноение. Сверху не было видно, что творится внутри. Всё это произошло в течение каких-то 5-ти дней. Больше никакую помощь не оказывали – ни бесплатно, ни за деньги, ни с просьбами, – никак.
Сказали ехать домой, вызывать врача, и дома срезать корку (в домашних условиях – нонсенс). А в клинической больнице с хирургическим отделением даже за деньги этого сделать было нельзя. И я забрала маму домой, с тяжёлым гнойным пролежнем IV степени.
Нам повезло. Медсестра, к которой я бегала за социальными рецептами маминых лекарств, согласилась сделать операцию дома. Да и потом долгое время помогала с перевязками, объясняя, в какой момент что и как делать, в зависимости от того, как пролежень себя «чувствует и ведёт».
Это я к чему так подробно описываю (хотя и стараюсь покороче) – наш опыт показал, что нужно профессионально знать состояние пролежня, чтобы дать ему возможность зажить. Потому что многие начинают мазать пролежни тем же Аргосульфаном, а результата нет.
В общем, после снятия (отрезания) корки промывала образовавшуюся полость в течение двух недель раствором хлоргексидина, осушала стерильными тампонами и засыпала флакон самого недорого антибиотика в порошке для наружного применения. Сверху приклеивала стерильную повязку. Регулярно, один-два раза в день.
Через две недели пролежень очистился, и медсестра сказала, что теперь – АРГОСУЛЬФАН. Именно так, с большой буквы. Эта мазь содержит в своём составе серебро – 2%. Есть и с меньшим процентным содержанием, но этот действенней.

И далее, в течение семи с половиной месяцев, каждый день сначала медсестра, а потом я сама делала перевязки с этой мазью. Порядок тот же – промывание хлоргексидином, осушение стерильным материалом, закладывание мази, по периметру легко проводили смоченной в зелёнке ушной палочкой тонкую полоску, и сверху накладывали толстенькую стерильную повязку. Закрепляли всё гиппоаллергенным пластырем, во избежание ожогов. Тканевым пластырем пользоваться нельзя.
Вся эта история тянулась так долго потому, что мама инсулинозависимый диабетик. Приходилось давать ещё и антибиотики внутрь, чтобы сбить державшуюся высокую, порядка сорока градусов, температуру. Да и сахар был очень высокий из-за температуры и воспаления. Мама маялась и страдала, а я никак не могла ей помочь.
В первый раз медсестра выдавила в рану целый тюбик мази Аргосульфан – такая она была глубокая. Но, увидев мои ошалевшие глаза, в последующие дни закладывала полтюбика мази. Кстати, и в инструкции указано, что единоразово можно закладывать мазь в максимальном количестве ½ тюбика.

После начала лечения аргосульфаном, через некоторое время по периметру раны стала образовываться тонкая, розовая, молодая полоска кожи, которую мы смазывали одним слоем зеленки, слегка касаясь один раз. «Видишь? Заживает.» – сказала медсестра.
Она, кстати, в отличие от меня, с самого начала была оптимистично настроена, и уверена в положительном результате. У неё был опыт военной медицинской сестры, вылечившей этой мазью – Аргосульфан, – мальчишку, у которого каким-то снарядом разорвало на куски живот. Она его вылечила, и поставила на ноги.
Я ей не верила, но монотонно, изо дня в день, делала перевязки, каждый час-полтора перекладывала маму с боку на бок, подпирала под спину подушками, чтобы пролежень был на весу и «дышал», готовила калорийную пищу и насильно кормила, и создавала хорошее настроение, чтобы она смеялась. Это всё было необходимо, чтобы победить пролежень. С работы пришлось уйти.
Я не представляла, как такая рана, глядя в которую хотелось упасть в обморок, может зажить. Но она стала затягиваться, очень медленно сокращаясь в диаметре, одновременно «поднималось» и дно, то есть глубина уменьшалась.
К слову сказать, я пару раз пыталась заменить аргосульфан другими мазями (чтобы не было привыкания), но толку не было. Во-первых, сразу рана начинала опять мокнуть, и заживление приостанавливалась. И, во-вторых, и самое главное, в инструкции указано, что в период лечения аргосульфаном другие средства ни в коем случае нельзя применять.

И вот через семь с половиной месяцев рана затянулась совсем. Невозможное случилось. Обладающая сильнейшими регенерирующими свойствами мазь Аргосульфан нам помогла, затянув гнойный пролежень, и оставив после себя длинненький волнистый шрам, который никому не мешает.
Прошло два года и три месяца. И хотя пролежни нас больше не беспокоили (тьфу-тьфу), у нас в холодильнике на всякий случай хранится маленький тюбик мази с серебром, польских производителей, успешно справляющейся не только с ожогами, рваными ранами, но и с гнойными пролежнями в самой последней стадии.

Любой порез, простуду, царапину, ожог мы мажем этой мазью.
Огромное Вам СПАСИБО, создатели и производители. Вы помогли и спасли не одного человека. Помогли там, где многие медики отказываются, и опускают руки. Я крайне благодарна Вам, и никогда об этом не забываю.
Р.S. Два года назад я покупала мазь в социальной аптеке, большие тюбики по 40 миллиграмм с 2х-процентным содержанием сульфатиазола серебра, стоимостью 315 рублей.
Советую обратить внимание.
Здоровья вам и вашим близким.

В Латвии, например, есть центр по лечению ран и пролежней, где пролежни успешно лечат оперативно с использованием микрохирургических лоскутов. При этом государство выделяет довольно большие деньги на финансирование реабилитационного лечения таких пациентов. В России такие центры при СССР вроде бы существовали. Сейчас в странах СНГ такие пациенты в лучшем случае лечатся консервативно в отделениях гнойной хирургии, а большей частью перевязываются сами дома. Некоторые пользуются дорогостоящими раневыми покрытиями, которые надо вообще-то подбирать индивидуально в зависимости от фазы раневого процесса. При глубоких пролежнях эфект от раневых покрытий сомнительный, при поверхностных пролежнях они эфективны, если конечно их правильно подобрать. Из оперативных методов наиболее оптимальными считаю пластику верхним ягодичным лоскутом, при пролежнях седалищных бугров лоскут нежной мышцы бедра, при пластиках пролежней большого вертела лоскут напрягателя широкой фасции бедра. Аутодермопластика очень часто даёт рецидивы. Перемещённый лоскут более эфективен чем аутодермопластика, но часто даёт свищи по краю лоскута, так как там как правило присутствует натяжение. К сожалению сейчас пациенты с пролежнями часто брошены на произвол судьбы и хирургическим лечением пролежней в России мало кто занимается, так как лечение требует больших затрат и главное определённыых навыков у доктора. Неплохо было бы если б в России вновь были реорганизованы центры по лечению пролежней, ведь таких пациентов на самом деле много и ими надо заниматься. У меня были пациенты с пролежнями, которые работали и содержали свою семью, я поражался их силой воли. А ведь с каждым из на может случится ДТП, спинальная травма, потом пролежни, и что конец, думаю нет, ведь надо продолжать жить и реабилитация таких пациентов должна быть не только в Европе, но и в России.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх