Помост

Вопросы веры

Лис и лев

«Лев и Лисица» И. Крылов

Лиса, не видя сроду льва, С ним встретясь, со страстей осталась чуть жива. Вот, несколько спустя, опять ей Лев попался, Но уж не так ей страшен показался. А третий раз потом Лиса и в разговор пустилася со Львом. _______ Иного так же мы боимся, Поколь к нему не приглядимся.

Анализ, мораль басни Крылова «Лев и Лисица»

Басни И. А. Крылова — настоящие драгоценные камни, нашитые на полотно русской словесности. Любая из них либо бичует определенный человеческий порок, либо мягко указывает на него, но неизменно заставляет читателя задуматься и при этом развлекает его. Басня «Лев и Лисица» относится к числу последних. Она была опубликована в 1818 году, в пору расцвета литературной известности и активной творческой деятельности русского академика, и явилась довольно увлекательным, точным и удачным переводом басни Эзопа.

Басня «Лев и Лисица» не содержит острой безжалостной сатиры и пространных скучных нравоучений – ее текст краток и очень пластичен. Но надо понимать, что эта краткость – результат огромной работы над словом, а спокойное изложение многократно усиливает дидактическую ценность, доступную даже детскому уму.

Персонажи не случайно придан вид зверей. Образ Льва традиционно символизирует грозную мощь, решимость и мужественность. Образ Лисицы – изворотливость, дипломатичность, предельную осторожность, способность приспосабливаться, действовать по обстоятельствам. Безусловно, образы животных презентуют манеру поведения определенной категории людей. Это точно очерченные типажи.

Автор, верный традициям русского фольклора, предлагает читателю три эпизода встречи Лисицы с опасностью, которую представляет для нее встреча со Львом, и три исхода этой встречи, иллюстрирующих перемены в отношении.

Поэт намеренно вводит народные обороты, стремясь сделать текст максимально доступным, определенным, донести его смысл до простых людей, не склонных к сложным умозаключениям. В тексте есть просторечное слово «со страстей», в контексте басни означающего «со страха, от ужаса», устаревшая форма возвратного глагола «пустилася» — «начала» («пустилася в разговор» — «отважилась на разговор»), устаревшее наречие «поколь» – «пока, покуда», деепричастие «не видя» использовано в значении «не видев», Местоимение «иной» употребляется в значении неопределенного именования «некоторый», а глагол «попался» — в значении «повстречался, случайно встретился».

Повествовательный характер басни обуславливается преобладанием действия, поэтому в тексте нет ни эпитетов, ни ярких метафор, характерных для творческой манеры Ивана Андреевича. Средства художественной выразительности, которые уместились в миниатюрной басне: фразеологизм – «чуть жива»; инверсия – «не так ей страшен показался» и эллипсис – «несколько (времени) спустя», «иного (человека, события, явления) так же мы боимся».

Великий баснописец напоминает читателям об известной истине – человека пугает неизвестность, в заключительных строках произведения ясно изложена краткая мораль. Она перекликается по смыслу с емкой формулой «У страха глаза велики».

Басня»Лев и Лисица», как и множество других произведений поэта, помогает разрешить проблему «быть или казаться». Умудренный человек преподает нам жизненные уроки. Автор призывает к наблюдательности и трезвому отношению к существующим угрозам.

Человеческое воображение порой играет с людьми злую шутку — они склонны преувеличивать значение и силу того, кто в чем-нибудь их превосходит. Немотивированный страх парализует волю и препятствует хладнокровному анализу ситуации.

Басня призывает к трезвому восприятию действительности, призывает всегда и во всем полагаться на собственный опыт, избегать ложных авторитетов. Она необычайно актуальна в современной общественно-политической обстановке и в силу особенностей человеческой натуры будет актуальна всегда.

Крылов Иван — Лев и лисица

Лев и Лисица
Лиса, не видя сроду Льва,
С ним встретясь, со страстей осталась чуть жива.
Вот, несколько спустя, опять ей Лев попался,
Но уж не так ей страшен показался.
А третий раз потом
Лиса и в разговор пустилася со Львом.
Иного так же мы боимся,
Поколь к нему не приглядимся.
читает А.Папанов
Анато́лий Дми́триевич Папа́нов (30 октября 1922, Вязьма — 5 августа 1987, Москва) — советский актёр театра и кино]. Народный артист СССР (1973). Лауреат Государственной премии СССР (1987 — посмертно).
Ива́н Андре́евич Крыло́в (2 февраля 1769, Москва — 9 ] ноября 1844, Санкт-Петербург) — русский поэт, баснописец, переводчик, сотрудник Императорской Публичной библиотеки, Статский Советник, Действительный член Императорской Российской академии (1811), ординарный академик Императорской Академии наук по Отделению Русского языка и словесности (1841).
В молодости Крылов был известен прежде всего как писатель-сатирик, издатель сатирического журнала «Почта духов» и ходившей в списках пародийной трагикомедии «Трумф», высмеивавшей Павла I. Крылов является автором более 200 басен с 1809 по 1843 год, они вышли в свет в девяти частях и переиздавались очень большими по тем временам тиражами. В 1842 году его произведения вышли в немецком переводе. Сюжеты многих басен восходят к произведениям Эзопа и Лафонтена, хотя немало и оригинальных сюжетов.
Многие выражения из басен Крылова стали крылатыми.
Басни И. А. Крылова положены на музыку, например, А. Г. Рубинштейном — басни «Кукушка и Орёл», «Осёл и Соловей», «Стрекоза и Муравей», «Квартет».

Басни Эзопа в иллюстрациях Эрнста Гризета

Басни Эзопа в иллюстрациях Эрнста Гризета

Маленькие короткие притчи-басни раба Эзопа, жившего в VI веке до н.э. во Фригии (Малая Азия), до сих пор являются образцом философии и человеческой мудрости. «Эзопов язык» — язык, с помощью которого в скрытой форме можно выразить свой протест, неудовольствие, свои воззрения на мир. Персонажи Эзопа — животные, рыбы, птицы и очень редко человек. Сюжеты басен Эзопа стали основой для произведений многих писателей: так в России для И.А. Крылова и И. И. Хемницера, в Германии — для Лессинга, во Франции — для Лафонтена…


Лев и змея
Однако человеку мало просто слова, человеку нужен еще и зрительный образ. Потому вместе с появлением книгопечатания появляются и иллюстрации к басням Эзопа. Большую серию таких иллюстраций в XIX веке исполнил французский художник Эрнст Гризет (Griset Ernest), опубликовав их в книге «Басни Эзопа» в 1875 году.

Волк и Журавль

Подавился волк костью и не мог выперхнуть. Он подозвал журавля и сказал:
«Ну-ка, ты, журавль, у тебя шея длинная, засунь ты мне в глотку голову и вытащи кость: я тебя награжу».
Журавль засунул голову, вытащил кость и говорит: «Давай же награду».
Волк заскрипел зубами, да и говорит:
«Или тебе мало награды, что я тебе голову не откусил, когда она у меня в зубах была?»

Эзоп и петух

Лиса и журавль

Договорились жить между собой в дружбе
Лиса и журавель, ливийских стран житель.
И вот лиса, налив на плоское блюдо
Похлебки жирной, поднесла ее гостю
И попросила отобедать с ней вместе.
Смешно ей было видеть, как стучит птица
По блюду каменному без толку клювом
И жидкую не может ухватить пищу.
Журавль задумал отплатить лисе тем же.
И сам плутовке угощение ставит —
Большой кувшин, наполненный мукой крупной
Туда просунул клюв он и поел вволю,
Смеясь над тем, как разевала пасть гостья,
Не в силах в узкое протиснуться горло.
«Что ты со мною, то и я с тобой сделал».

Краткая биографическая справка

Эрнест Гризет родился в Болонье, во Франции, 24 августа 1843 года. После революции во Франции в 1848 году вынужден был эмигрировать с родителями в Англию. Первые уроки рисования брал у бельгийского художника Луи Галле. Так получилось, что дом Гризета в северной части Лондона располагался рядом с зоопарком, что и стало причиной того, что главными персонажами его рисунков и иллюстраций на всю жизнь стали животные. Тараканы, муравьи, комические животные — все это можно было встретить на страницах журналов и сатирических изданий, с которыми сотрудничал Гризет. Книга «Басни Эзопа» стала одной из немногих, которая в настоящее время пользуется большой популярностью у коллекционеров. Сам же художник, увы, почти полностью забыт…

Собака и ее отражение

Собака с кухни унесла кусок мяса,
Но по пути, в бегущую взглянув речку,
Решила, что кусок, который там виден,
Куда крупней, и бросилась за ним в воду;
Но, потеряв и то, что у нее было,
Голодная вернулась от реки к дому.
Кто ненасытен, тем отрады нет в жизни: они, гонясь за призраком, добро тратят.

Лисица и Виноград

Голодная Лисица заметила свесившуюся с лозы гроздь винограда и хотела было достать ее, но не могла.
Ушла она и говорит: «Он еще не дозрел».
Иной не может сделать что-либо из-за недостатка сил, а винит в этом случай

Лев, Медведь и Лисица

Лев и медведь добыли мяса и стали за него драться.
Медведь не хотел уступить, и лев не уступал.
Они так долго бились, что ослабели оба и легли.
Лиса увидала промеж них мясо, подхватила его и убежала

Дог и псы

Осел и Погонщик

Погонщик гнал по дороге осла; но тот прошел немного, свернул в сторону и помчался к обрыву.
Он должен был вот-вот свалиться, и погонщик стал его оттаскивать за хвост,
но осел упрямо упирался. Тогда погонщик отпустил его и сказал: «Будь по-твоему: тебе же хуже!»

Соловей и Ястреб

Соловей сидел на высоком дубе и, по своему обычаю, распевал.
Увидел это ястреб, которому нечего было есть, налетел и схватил его.
Соловей почувствовал, что пришел ему конец, и просил ястреба отпустить его: ведь он слишком мал, чтобы наполнить ястребу желудок, и если ястребу нечего есть, пусть уж он нападает на птиц покрупней.
Но ястреб на это возразил: «Совсем бы я ума решился, если бы бросил добычу, которая в когтях,
и погнался за добычей, которой и не видать».
Басня показывает, что нет глупее тех людей, которые в надежде на большее бросают то, что имеют.

Волк и Ягненок

Волк увидел ягненка, который пил воду из речки, и захотелось ему под благовидным предлогом ягненка сожрать.
Встал он выше по течению и начал попрекать ягненка, что тот мутит ему воду и не дает пить.
Ответил ягненок, что воды он едва губами касается, да и не может мутить ему воду, потому что стоит ниже по течению.
Видя, что не удалось обвинение, сказал волк: «Но в прошлом году ты бранными словами поносил моего отца!»
Ответил ягненок, что его тогда еще и на свете не было.
Сказал на это волк: «Хоть ты и ловок оправдываться, а все-таки я тебя съем!»
Городская и полевая крысы

Собаки и крокодилы

Советующий дурное осторожному, потратит время зря и будет высмеян.
Псы пьют из Нила, бегая вдоль берега,
Чтоб не попасться в зубы крокодиловы.
И вот, одной собаке, в бег пускавшейся,
Сказал крокодил: «Тебе бояться нечего, попей спокойно».
А она: «И рада бы, да знаю, как ты охоч до мяса нашего».
Спор кошек

Лев и Мышь

Лев спал. Мышь пробежала ему по телу. Он проснулся и поймал её.
Мышь стала просить, чтобы он пустил её; она сказала:
– Если ты меня пустишь, и я тебе добро сделаю.
Лев засмеялся, что мышь обещает ему добро сделать, и пустил её.
Потом охотники поймали льва и привязали верёвкой к дереву.
Мышь услыхала львиный рёв, прибежала, перегрызла верёвку и сказала:
– Помнишь, ты смеялся, не думал, чтобы я могла тебе добро сделать, а теперь видишь, — бывает и от мыши добро.

Лисица

Попалась лиса в капкан, оторвала хвост и ушла.
И стала она придумывать, как бы ей свой стыд прикрыть.
Созвала она лисиц и стала их уговаривать, чтобы отрубили хвосты.
«Хвост, — говорит, — совсем не кстати, только напрасно лишнюю тягость за собой таскаем».
Одна лисица и говорит: «Ох, не говорила бы ты этого, кабы не была куцая!»
Куцая лисица смолчала и ушла.

Старик и Смерть

Старик нарубил однажды дров и потащил их на себе.
Дорога была дальняя, устал он идти, сбросил ношу и стал молить о кончине.
Явилась Смерть и спросила, зачем он ее звал.
«Чтобы ты подняла мне эту ношу», — ответил старик
Дог и гуси
Кавалерист и лошадь
Лев и эхо

Лисица и Лев

Лисица никогда в жизни не видела льва.
И вот, встретясь с ним нечаянно и увидав его в первый раз, она так перепугалась, что еле осталась жива;
во второй раз встретясь, опять испугалась, но уже не так сильно, как впервые;
а в третий раз увидав его, она расхрабрилась до того, что подошла и с ним заговорила.
Басня показывает, что и к страшному можно привыкнуть

Лягушки, просящие царя

Лягушки страдали оттого, что не было у них крепкой власти, и отправили они к Зевсу послов с просьбой дать им царя. Увидел Зевс, какие они неразумные, и бросил им в болото деревянный чурбан. Сперва лягушки испугались шума и попрятались в самую глубь болота; но чурбан был неподвижен, и вот понемногу они осмелели настолько, что и вскакивали на него, и сидели на нем. Рассудив тогда, что ниже их достоинства иметь такого царя, они опять обратились к Зевсу и попросили переменить им правителя, потому что этот слишком уж ленив. Рассердился на них Зевс и послал им цаплю, которая стала их хватать и пожирать.

Басня показывает, что правителей лучше иметь ленивых, чем беспокойных.
Лисица и петух
Медведь и пчелы

Ворон и Лисица

Ворон унес кусок мяса и уселся на дереве.
Лисица увидела, и захотелось ей получить это мясо.
Стала она перед вороном и принялась его расхваливать:
уж и велик он, и красив, и мог бы получше других стать царем над птицами,
да и стал бы, конечно, будь у него еще и голос.
Ворону и захотелось показать ей, что есть у него голос;
выпустил он мясо и закаркал громким голосом.
А лисица подбежала, ухватила мясо и говорит:
«Эх, ворон, кабы у тебя еще и ум был в голове,
— ничего бы тебе больше не требовалось, чтоб царствовать».
Басня уместна против человека неразумного

Больной лев

Лев, изнуренный годами, притворился больным, и обманутые этим другие звери приходили навещать его, а лев пожирал их одного за другим.
Пришла и лиса, но встала перед пещерой и оттуда приветствовала льва; и на вопрос, почему она не входит, сказала:
«Потому что следы тех, кто входил, я вижу, а тех, кто выходил, не вижу».
Урок, полученный другими, должен нас предостеречь, ибо в дом человека важного войти легко, а выйти не просто.

Верблюд, Слон и Обезьяна

Животные держали совет, кого избрать царем, и слон с верблюдом выступили и спорили друг с другом,
думая, что всех превосходят и ростом и силою. Однако обезьяна заявила, что оба они не подходят:
верблюд — оттого, что не умеет гневаться на обидчиков, а слон — оттого, что при нем на них
может напасть поросенок, которого слон боится.
Басня показывает, что часто малая помеха останавливает большое дело.
Тщеславный орел
Отшельник и медведь

Беременная гора

Давно это было, ещё во время Oно, когда в недрах огромной горы раздался
страшный грохот похожий на стон, и все решили, что у горы начались схватки.
Толпы народа прибывали со всех концов земли, чтобы только поглядеть на великое чудо
– что гора произведёт на свет.
Дни и ночи стояли они в трепетном ожидании и, наконец, гора родила мышь!
Так и с людьми бывает — обещают много, а делают ничего!

Книги: читаем и обсуждаем!

Про жизнь и судьбу Чарльза Буковски было написано немало: жил такой чудак в LA, любил много выпить, ходил на скачки, жил одиноко, писал книги под классическую музыку. Выползший из самых низов, клоаки жаркого портового мегаполиса и его баров, он так и остался достойным оплотом андеграунда в североамериканской литературе.

Его слава разгоралась очень медленно, подогреваемая андеграундными газетенками. Например, статья «Оттяг с поэтами» (1974) в подпольной газете «Беркли барб». Очень хорошо подана атмосфера бара, в котором надираются и читают стихи местные поэты с Буковски во главе.

Один из номеров «Беркли Барб»

Те, кто ходит на поэтические чтения, поэзией не интересуются. Они хотят посмотреть, каков ты на вид, как блюешь, как подыхаешь. Те, кто ходит на поэтические чтения, — подглядчики. Им хочется вые…ть поэта или укротить или почитать ему свою беспомощную писанину. Буковски

После публикации успешного романа «Почтовое отделение» (1971) года, за Буковски уже охотятся журналисты «центральных» газет и журналов. Так в 1976 году интервью с ним размещает журнал о рок-культуре «Роллинг Стоун».

К 80-90 годам Чарльз Буковски становится вожделенным колумнистом для известных американских изданий. Можно сказать, что тогда и приходит слава и какие-то деньги к видавшему виду циничному старику.

Но помимо рассказов и романов, за каждым североамериканским писателем есть целый багаж эссе, есть они, в достатке, и у Буковски. Во времена студенчества я писал курсовую работу на тему «Особенности западноевропейского эссе», где разбирал, в том числе, работы Чарльза Буковски. Мне хотелось немного похулиганить и я тиснул в курсовую с подробным анализом его антинаркотическое эссе «Рисковая игра в марихуану». Были там еще разборы эссе Хемингуэя и Воннегута. Самая большая проблема переводной зарубежной литературы – русские издательства чаще всего печатают известные романы и рассказы, но оставляют за бортом эссеистику писателей.

Материал в журнале «Роллинг Стоун»

Русский писатель Эдуард Лимонов указывал, что роман – жанр уже устаревший, а в изменившемся «информационном времени» актуальным для писателя становится именно жанр эссе. Зарисовка требует меньше времени и сил, чем полноценный рассказ, но при этом сокровенных «быстрых» мыслей писателя там будет куда больше.

Множество мыслей писателя Буковски о бухле мы можем найти в его изданных большими тиражами романах, в том же «Почтовом отделении». Но чтобы узнать его мнение о травке, наркотиках в целом, и писательской движухе 60-х, а кроме того, место самого Буковски в литературном процессе – нужно обращаться именно к эссе.

Тема лигалайза в США актуальна среди художников и писателей

РИСКОВАЯ ИГРА В МАРИХУАНУ

Чарльз Буковски в своих эссе и интервью резко противопоставлял себя писателям-битникам и писателям-хиппарям 60-х. К 1970-му году, когда он издавал «Почтовое отделение», ему было под 50 лет. Он опоздал на вечеринку хиппи и «кислотная революция» прошла мимо него. Так что, братва во главе с Кеном Кизи и Тимоти Лири не из его песочницы уж точно. Писатели-битники Керуак или Берроуз были интеллектуалами из среднего класса, ребятками, которые не пахали всю свою жизнь, как Бук.

Бит-поколение быстро перекочевало из контр-культуры в поп-культуру, тогда как Буковски всегда позиционировал себя писателем контр-культуры

А ведь именно честный и без прикрас алкоголизм, а так же свой трудовой стаж на низовой пролетарской работе противопоставляет Чарльз Буковски прогулкам бродяжничеству писателей-битников. Свое родство сам же Буковски находит с писателями первой половины 20 века: Миллером, Селиным, Сарояном. Он полагает, что трагизм и одиночество в его прозе такие же тяжелые и безвыходные, как и в прозе Селина. Но не у Керуака.

Генри Миллер. Основоположник «грязного реализма».

Буковски относит себя больше к писателям старой европейской и североамериканской школы. Немудрено, что и отношение у него к наркотикам будет, как и у старшего поколения – отрицательное. Даже в его любви к классической музыке прослеживается отрицание рок-н-ролла. В условиях надвигающегося всемирного лигалайза, его эссе выглядит актуально и свежо. Это тот самый случай, когда искусство вне времени, мнений и идеологий.

Начинается эссе с того, что старика Чарли задевают своим поведением два обкуренных молодчика на вечеринке. Он просит у них закурить, но они заявляют, что не курят сигареты.

Типаж курильщика марихуаны давно и плотно разрабатывается Голливудом

чем-то они напоминали мне старых дам, продающих на углу «Уотчтауэр». вся толпа приверженцев ЛСД, СТП, марихуаны, героина, гашиша, отпускаемых по рецепту лекарств от кашля страдает «Уотчтауэровским» зудом: ты должен быть с ними, старина, иначе ты пропал, иначе ты мертвец. для тех, кто употребляет наркотики, такая похвальба превратилась в неотступную и ложную ПОТРЕБНОСТЬ. неудивительно, что их то и дело вяжут — употреблять наркоту потихоньку, для собственного удовольствия, они не умеют, им обязательно надо ВО ВСЕУСЛЫШАНИЕ объявить о том, к чему они приобщились.

Тимоти Лири. Гуру «кислотного поколения» 60-х.

Наезд на хиппи-культуру:

Их Кислотный Бог, Лири, велит: «бросайте общество. следуйте за мной.» потом он арендует в городе зал и берёт по пять долларов с носа за то, чтобы они послушали, как он толкает речи. потом рядом с Лири появляется Гинзберг провозглашает Боба Дилана великим поэтом. самореклама знаменитостей, так и не слезших с детского горшка. Америка.

Поэт Шарль Бодлер, знавший толк в гашише

О «творческом потенциале травки»:

…а то, что марихуана рождает искусство, м-да, это сомнительно, и весьма… к тому же большинству художников свойственно пробовать практически всё. они склонны к экспериментам, безрассудству, самоубийству. но марихуана появилась ПОСЛЕ того, как возникло Искусство, после того, как появился художник. травка Искусства не создаёт. однако для художника с именем она зачастую становится способом отдохновения, неким праздником жизни в виде сборищ курильщиков, а также чертовски полезным материалом, позволяющим заставать врасплох людей с душой нараспашку, а если и не нараспашку, то хотя бы не слишком строго охраняемой.

Канада. Очередь, но не за вином

Об уголовных аспектах:

коснёмся другой стороны проблемы: я бы очень не хотел, чтобы меня арестовали за употребление и (или) хранение травки. это походило бы на обвинение в изнасиловании, когда вы только понюхали вывешенные на просушку трусики. …я не курю не потому, что соблюдаю закон, а потому что трава мне надоедает и производит слабый эффект. однако я признаю, что действие марихуаны отличается от действия алкоголя. под травкой можно тащиться, едва ли отдавая себе отчёт; выпив, вы, как правило, прекрасно знаете, что в стельку пьяны. я же принадлежу к старой школе: я люблю знать, что меня пробрало. но если кому-то хочется курнуть, глотнуть кислоты или уколоться, я не возражаю. это его личное дело, и то, к чему его тянет, то ему и годится. только и всего.

Бук за работой

И, наконец, о легализации:

просить официального разрешения марихуаны — примерно то же самое, что просить смазать маслом наручники, прежде чем на вас их защёлкнут, ведь боль вам причиняет нечто иное — вот почему вы нуждаетесь в траве или в виски, в плётках и резиновых костюмах или в орущей музыке, включенной на такую громкость, что пропадают все мысли. или в сумасшедших домах, или в механических п…., или в ста шестидесяти двух бейсбольных матчах в сезоне. или во Вьетнаме, или в Израиле, или в страхе перед пауками. в любимой, перед е…. промывающей в раковине свои жёлтые вставные зубы.

Как видите, андеграундный писатель, скандалист, бабник и алкоголик был против «рокнролльнонаркотической культуры». Не относился он и к писателям-битникам. Если бы он дожил до наших времен, было бы интересно почитать его эссе на злобу дня и конкретно – о крадущейся тихими шагами легализации марихуаны в США.

А пока, старина Бук провозглашает старые-добрые традиционные наркотики:

пардон, я сверну себе самокрутку с табачком «Булл Дарэм». хотите затяжку?

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх