Помост

Вопросы веры

Мамин сибиряк аленушкины сказки

Дмитрий Мамин-Сибиряк

Аленушкины сказки

Присказка

Баю-баю-баю…

Один глазок у Аленушки спит, другой – смотрит; одно ушко у Аленушки спит, другое – слушает.

Спи, Аленушка, спи, красавица, а папа будет рассказывать сказки. Кажется, все тут: и сибирский кот Васька, и лохматый деревенский пес Постойко, и серая Мышка-норушка, и Сверчок за печкой, и пестрый Скворец в клетке, и забияка Петух.

Спи, Аленушка, сейчас сказка начинается. Вон уже в окно смотрит высокий месяц; вон косой заяц проковылял на своих валенках; волчьи глаза засветились желтыми огоньками; медведь Мишка сосет свою лапу. Подлетел к самому окну старый Воробей, стучит носом о стекло и спрашивает: скоро ли? Все тут, все в сборе, и все ждут Аленушкиной сказки.

Один глазок у Аленушки спит, другой – смотрит; одно ушко у Аленушки спит, другое – слушает.

Баю-баю-баю…

СКАЗКА ПРО ХРАБРОГО ЗАЙЦА – ДЛИННЫЕ УШИ, КОСЫЕ ГЛАЗА, КОРОТКИЙ ХВОСТ

Родился зайчик в лесу и все боялся. Треснет где-нибудь сучок, вспорхнет птица, упадет с дерева ком снега – у зайчика душа в пятки.

Боялся зайчик день, боялся два, боялся неделю, боялся год; а потом вырос он большой, и вдруг надоело ему бояться.

– Никого я не боюсь! – крикнул он на весь лес. – Вот не боюсь нисколько, и все тут!

Собрались старые зайцы, сбежались маленькие зайчата, приплелись старые зайчихи – все слушают, как хвастается Заяц – длинные уши, косые глаза, короткий хвост, – слушают и своим собственным ушам не верят. Не было еще, чтобы заяц не боялся никого.

– Эй ты, косой глаз, ты и волка не боишься?

– И волка не боюсь, и лисицы, и медведя – никого не боюсь!

Это уж выходило совсем забавно. Хихикнули молодые зайчата, прикрыв мордочки передними лапками, засмеялись добрые старушки зайчихи, улыбнулись даже старые зайцы, побывавшие в лапах у лисы и отведавшие волчьих зубов. Очень уж смешной заяц!.. Ах какой смешной! И всем вдруг сделалось весело. Начали кувыркаться, прыгать, скакать, перегонять друг друга, точно все с ума сошли.

– Да что тут долго говорить! – кричал расхрабрившийся окончательно Заяц. – Ежели мне попадется волк, так я его сам съем…

– Ах какой смешной Заяц! Ах какой он глупый!..

Все видят, что и смешной и глупый, и все смеются.

Кричат зайцы про волка, а волк – тут как тут.

Ходил он, ходил в лесу по своим волчьим делам, проголодался и только подумал: «Вот бы хорошо зайчиком закусить!» – как слышит, что где-то совсем близко зайцы кричат и его, серого Волка, поминают. Сейчас он остановился, понюхал воздух и начал подкрадываться.

Совсем близко подошел волк к разыгравшимся зайцам, слышит, как они над ним смеются, а всех больше – хвастун Заяц – косые глаза, длинные уши, короткий хвост.

«Э, брат, погоди, вот тебя-то я и съем!» – подумал серый Волк и начал выглядывать, который заяц хвастается своей храбростью. А зайцы ничего не видят и веселятся пуще прежнего. Кончилось тем, что хвастун Заяц взобрался на пенек, уселся на задние лапки и заговорил:

– Слушайте вы, трусы! Слушайте и смотрите на меня! Вот я сейчас покажу вам одну штуку. Я… я… я…

Тут язык у хвастуна точно примерз.

Заяц увидел глядевшего на него Волка. Другие не видели, а он видел и не смел дохнуть.

Дальше случилась совсем необыкновенная вещь.

Заяц-хвастун подпрыгнул кверху, точно мячик, и со страху упал прямо на широкий волчий лоб, кубарем прокатился по волчьей спине, перевернулся еще раз в воздухе и потом задал такого стрекача, что, кажется, готов был выскочить из собственной кожи.

Долго бежал несчастный Зайчик, бежал, пока совсем не выбился из сил.

Ему все казалось, что Волк гонится по пятам и вот-вот схватит его своими зубами.

Наконец собессилел бедняга, закрыл глаза и замертво свалился под куст.

А Волк в это время бежал в другую сторону. Когда Заяц упал на него, ему показалось, что кто-то в него выстрелил.

И Волк убежал. Мало ли в лесу других зайцев можно найти, а этот был какой-то бешеный…

Долго не могли прийти в себя остальные зайцы. Кто удрал в кусты, кто спрятался за пенек, кто завалился в ямку.

Наконец надоело всем прятаться, и начали понемногу выглядывать кто похрабрее.

– А ловко напугал Волка наш Заяц! – решили все. – Если бы не он, так не уйти бы нам живыми… Да где же он, наш бесстрашный Заяц?..

Начали искать.

Ходили, ходили, нет нигде храброго Зайца. Уж не съел ли его другой волк? Наконец-таки нашли: лежит в ямке под кустиком и еле жив от страха.

Храбрый Заяц сразу приободрился. Вылез из своей ямки, встряхнулся, прищурил глаза и проговорил:

– А вы бы как думали! Эх вы, трусы…

С этого дня храбрый Заяц начал сам верить, что действительно никого не боится.

Баю-баю-баю…

СКАЗКА ПРО КОЗЯВОЧКУ

I

Как родилась Козявочка – никто не видал.

Это был солнечный весенний день. Козявочка посмотрела кругом и сказала:

– Хорошо!..

Расправила Козявочка свои крылышки, потерла тонкие ножки одна о другую, еще посмотрела кругом и сказала:

– Как хорошо!.. Какое солнышко теплое, какое небо синее, какая травка зеленая – хорошо, хорошо!.. И все мое!..

Еще потерла Козявочка ножками и полетела. Летает, любуется всем и радуется. А внизу травка так и зеленеет, а в травке спрятался аленький цветочек.

– Козявочка, ко мне! – крикнул цветочек.

Козявочка спустилась на землю, вскарабкалась на цветочек и принялась пить сладкий цветочный сок.

– Какой ты добрый, цветочек! – говорит Козявочка, вытирая рыльце ножками.

– Добрый-то добрый, да вот ходить не умею, – пожаловался цветочек.

– И все-таки хорошо, – уверяла Козявочка. – И все мое…

Не успела она еще договорить, как с жужжанием налетел мохнатый Шмель – и прямо к цветочку:

– Позвольте, что же это такое? – запищала Козявочка. – Все, все мое…

– Жжж… Нет, мое!

Козявочка едва унесла ноги от сердитого Шмеля. Она присела на травку, облизала ножки, запачканные в цветочном соку, и рассердилась:

– Какой грубиян этот Шмель!.. Даже удивительно!.. Еще ужалить хотел… Ведь все мое – и солнышко, и травка, и цветочки.

– Нет уж, извините – мое! – проговорил мохнатый Червячок, карабкавшийся по стебельку травки.

Козявочка сообразила, что Червячок не умеет летать, и заговорила смелее:

– Извините меня, Червячок, вы ошибаетесь… Я вам не мешаю ползать, а со мной не спорьте!..

II

В несколько часов Козявочка узнала решительно все, именно: что, кроме солнышка, синего неба и зеленой травки, есть еще сердитые шмели, серьезные червячки и разные колючки на цветах. Одним словом, получилось большое огорчение. Козявочка даже обиделась. Помилуйте, она была уверена, что все принадлежит ей и создано для нее, а тут другие то же самое думают. Нет, что-то не так… Не может этого быть.

Летит Козявочка дальше и видит – вода.

– Уж это мое! – весело запищала она. – Моя вода… Ах как весело!.. Тут и травка и цветочки.

А навстречу Козявочке летят другие козявочки.

– Здравствуй, сестрица!

– Здравствуйте, милые… А то уж мне стало скучно одной летать. Что вы тут делаете?

Сказка про храброго зайца — длинные уши, косые глаза, короткий хвост

Родился зайчик в лесу и всё боялся. Треснет где-нибудь сучок, вспорхнет птица, упадет с дерева ком снега, – у зайчика душа в пятки.

Боялся зайчик день, боялся два, боялся неделю, боялся год; а потом вырос он большой, и вдруг надоело ему бояться.

– Никого я не боюсь! – крикнул он на весь лес. – Вот не боюсь нисколько, и всё тут!

Собрались старые зайцы, сбежались маленькие зайчата, приплелись старые зайчихи – все слушают, как хвастается Заяц – длинные уши, косые глаза, короткий хвост, – слушают и своим собственным ушам не верят. Не было еще, чтобы заяц не боялся никого.

– Эй ты, косой глаз, ты и волка не боишься?

– И волка не боюсь, и лисицы, и медведя – никого не боюсь!

Это уж выходило совсем забавно. Хихикнули молодые зайчата, прикрыв мордочки передними лапками, засмеялись добрые старушки зайчихи, улыбнулись даже старые зайцы, побывавшие в лапах у лисы и отведавшие волчьих зубов. Очень уж смешной заяц!.. Ах, какой смешной! И всем вдруг сделалось весело. Начали кувыркаться, прыгать, скакать, перегонять друг друга, точно все с ума сошли.

– Да что тут долго говорить! – кричал расхрабрившийся окончательно Заяц.– Ежели мне попадется волк, так я его сам съем…

– Ах, какой смешной Заяц! Ах, какой он глупый!..
Все видят, что и смешной и глупый, и все смеются. Кричат зайцы про волка, а волк – тут как тут. Ходил он, ходил в лесу по своим волчьим делам, проголодался и только подумал: «Вот бы хорошо зайчиком закусить!» – как слышит, что где-то совсем близко зайцы кричат и его, серого Волка, поминают. Сейчас он остановился, понюхал воздух и начал подкрадываться.

Совсем близко подошел Волк к разыгравшимся зайцам, слышит, как они над ним смеются, а всех больше – хвастун Заяц – косые глаза, длинные уши, короткий хвост.

«Э, брат, погоди, вот тебя-то я и съем!» – подумал серый Волк и начал выглядывать, который заяц хвастается своей храбростью. А зайцы ничего не видят и веселятся пуще прежнего. Кончилось тем, что хвастун Заяц взобрался на пенек, уселся на задние лапки и заговорил:

– Слушайте вы, трусы! Слушайте и смотрите на меня. Вот я сейчас покажу вам одну штуку. Я… я… я…

Тут язык у хвастуна точно примерз.

Заяц увидел глядевшего на него Волка. Другие не видели, а он видел и не смел дохнуть.

Дальше случилась совсем необыкновенная вещь.

Заяц-хвастун подпрыгнул кверху, точно мячик, и со страха упал прямо на широкий волчий лоб, кубарем прокатился по волчьей спине, перевернулся еще раз в воздухе и потом задал такого стрекача, что, кажется, готов был выскочить из собственной кожи.

Долго бежал несчастный Зайчик, бежал, пока совсем не выбился из сил.
Ему всё казалось, что Волк гонится по пятам и вот-вот схватит его своими зубами.
Наконец, совсем обессилел бедняга, закрыл глаза и замертво свалился под куст.
А Волк в это время бежал в другую сторону. Когда Заяц упал на него, ему показалось, что кто-то в него выстрелил.

И Волк убежал. Мало ли в лесу других зайцев можно найти, а этот был какой-то бешеный…

Долго не могли прийти в себя остальные зайцы. Кто удрал в кусты, кто спрятался за пенек, кто завалился в ямку.

Наконец, надоело всем прятаться, и начали понемногу выглядывать, кто похрабрее.

– А ловко напугал Волка наш Заяц! – решили все. – Если бы не он, так не уйти бы нам живыми… Да где же он, наш бесстрашный Заяц?

Начали искать.

Ходили, ходили, нет нигде храброго Зайца. Уж не съел ли его другой волк?

Наконец-таки нашли: лежит в ямке под кустиком и еле жив от страха.

– Молодец, косой! – закричали все зайцы в один голос. – Ай да косой!.. Ловко ты напугал старого Волка. Спасибо, брат! А мы думали, что ты хвастаешь.

Храбрый Заяц сразу приободрился. Вылез из своей ямки, встряхнулся, прищурил глаза и проговорил:

– А вы как бы думали? Эх вы, трусы…

С этого дня храбрый Заяц начал сам верить, что он действительно никого не боится.

Дмитрий Мамин-Сибиряк «СКАЗКА ПРО ХРАБРОГО ЗАЙЦА — ДЛИННЫЕ УШИ, КОСЫЕ ГЛАЗА, КОРОТКИЙ ХВОСТ»

Сказочка про Воронушку – черную головушку и желтую Канарейку

Сидит Ворона на березе и хлопает носом по сучку: хлоп-хлоп. Вычистила нос, оглянулась кругом да как каркнет:

– Карр… карр!..

Дремавший на заборе кот Васька чуть не свалился со страху и начал ворчать:

– Эк тебя взяло, черная голова… Даст же бог такое горлышко!.. Чему обрадовалась-то?

– Отстань… Некогда мне, разве не видишь? Ах, как некогда… Карр-карр-карр!.. И все-то дела да дела.

– Умаялась, бедная, – засмеялся Васька.

– Молчи, лежебока… Ты вот все бока пролежал, только и знаешь, что на солнышке греться, а я-то с утра покоя не знаю: на десяти крышах посидела, полгорода облетела, все уголки и закоулки осмотрела. А еще вот надо и на колокольню слетать, на рынке побывать, в огородах покопать… Да что я с тобой даром время теряю – некогда мне. Ах, как некогда!

Хлопнула Ворона в последний раз носом по сучку, встрепенулась и только что хотела вспорхнуть, как услышала страшный крик. Неслась стая воробьев, а впереди летела какая-то маленькая желтенькая птичка.

– Братцы, держите ее… ой, держите! – пищали воробьи.

– Что такое? Куда? – крикнула Ворона, бросаясь за воробьями.

Взмахнула Ворона крыльями раз десяток и догнала воробьиную стаю. Желтенькая птичка выбилась из последних сил и бросилась в маленький садик, где росли кусты сирени, смородины и черемухи. Она хотела спрятаться от гнавшихся за ней воробьев. Забилась желтенькая птичка под куст. а Ворона – тут как тут.

– Ты кто такая будешь! – каркнула она. Воробьи так и обсыпали куст, точно кто бросил горсть гороху.

Они озлились на желтенькую птичку и хотели ее заклевать.

– За что вы ее обижаете? – спрашивала Ворона.

– А зачем она желтая… – запищали разом все воробьи.

Ворона посмотрела на желтенькую птичку: действительно, вся желтая, – мотнула головой и проговорила:

– Ах вы, озорники… Ведь это совсем не птица!.. Разве такие птицы бывают?.. А впрочем, убирайтесь-ка… Мне надо поговорить с этим чудом. Она только притворяется птицей…

Воробьи запищали, затрещали, озлились еще больше, а делать нечего, – надо убираться. Разговоры с Вороной коротки: так хватит носищем, что и дух вон.
Разогнав воробьев, Ворона начала допытывать желтенькую птичку, которая тяжело дышала и так жалобно смотрела своими черными глазками.

– Кто ты такая будешь? – спрашивала Ворона.

– Я – Канарейка…

– Смотри, не обманывай, а то плохо будет. Кабы не я, так воробьи заклевали бы тебя…

– Право, я – Канарейка…

– Откуда ты взялась?

– А я жила в клетке… в клетке и родилась, и выросла, и жила. Мне все хотелось полетать, как другие птицы. Клетка стояла на окне, и я всё смотрела на других птичек… Так им весело было, а в клетке так тесно. Ну, девочка Аленушка принесла чашечку с водой, отворила дверку, а я и вырвалась. Летала, летала по комнате, а потом в форточку и вылетела.

– Что же ты делала в клетке?

– Я хорошо пою…

– Ну-ка, спой.

Канарейка спела. Ворона наклонила голову набок и удивилась.

– Ты это называешь пением? Ха-ха… Глупые же были твои хозяева, если кормили за такое пение. Если б уж кого кормить, так настоящую птицу, как, например, меня… Давеча каркнула, – так плут Васька чуть с забора не свалился. Вот это пение!..

– Я знаю Ваську… Самый страшный зверь. Он сколько раз подбирался к нашей клетке. Глаза зеленые, так и горят, выпустит когти…

– Ну, кому страшен, а кому и нет… Плут он большой, – это верно, а страшного ничего нет. Ну, да об этом поговорим потом… А мне все-таки не верится, что ты настоящая птица…

– Право, тетенька, я – птица, совсем птица. Все канарейки – птицы…

– Хорошо, хорошо, увидим… А вот как ты жить будешь?

– Мне не много нужно: несколько зернышек, сахару кусочек, сухарик, – вот и сыта.

– Ишь какая барыня… Ну, без сахару еще обойдешься, а зернышек как-нибудь добудешь. Вообще ты мне нравишься. Хочешь жить вместе? У меня на березе отличное гнездо…

– Благодарю. Только вот воробьи…

– Будешь со мной жить, так никто не посмеет пальцем тронуть. Не то что воробьи, а и плут Васька знает хорошо мой характер. Я не люблю шутить…

Канарейка сразу ободрилась и полетела вместе с Вороной. Что же, гнездо отличное, если бы еще сухарик да сахару кусочек…

Стали Ворона с Канарейкой жить да поживать в одном гнезде. Ворона хоть и любила иногда поворчать, но была птица незлая. Главным недостатком в ее характере было то, что она всем завидовала, а себя считала обиженной.

– Ну, чем лучше меня глупые куры? А их кормят, за ними ухаживают, их берегут, – жаловалась она Канарейке. – Тоже вот взять голубей… Какой от них толк, а нет-нет и бросят им горсточку овса. Тоже глупая птица… А чуть я подлечу – меня сейчас все и начинают гнать в три шеи. Разве это справедливо? Да еще бранят вдогонку: «Эх ты, ворона!» А ты заметила, что я получше других буду, да и покрасивее?.. Положим, про себя этого не приходится говорить, а заставляют сами. Не правда ли?

Канарейка соглашалась со всем.

– Да, ты большая птица…

– Вот то-то и есть. Держат же попугаев в клетках, ухаживают за ними, а чем попугай лучше меня?.. Так, самая глупая птица. Только и знает, что орать да бормотать, а никто понять не может, о чем бормочет. Не правда ли?

– Да, у нас тоже был попугай и страшно всем надоедал.

– Да мало ли других таких птиц наберется, которые и живут неизвестно зачем!.. Скворцы, например, прилетят, как сумасшедшие, неизвестно откуда, проживут лето и опять улетят. Ласточки тоже, синицы, соловьи, – мало ли такой дряни наберется. Ни одной вообще серьезной, настоящей птицы… Чуть холодком пахнёт, – все и давай удирать куда глаза глядят.

В сущности Ворона и Канарейка не понимали друг друга. Канарейка не понимала этой жизни на воле, а Ворона не понимала жизни в неволе.

– Неужели вам, тетенька, никто зернышка никогда не бросил? – удивлялась Канарейка. – Ну, одного зернышка?

– Какая ты глупая… Какие тут зернышки? Только и смотри, как бы палкой кто не убил или камнем. Люди очень злы…

С последним Канарейка никак не могла согласиться, потому что ее люди кормили. Может быть, это Вороне так кажется… Впрочем, Канарейке скоро пришлось самой убедиться в людской злости. Раз она сидела на заборе, как вдруг над самой головой просвистел тяжелый камень. Шли по улице школьники, увидели на заборе Ворону, – как же не запустить в нее камнем?

– Ну что, теперь видела? – спрашивала Ворона, забравшись на крышу. – Вот все они такие, то есть люди.

– Может быть, вы чем-нибудь досадили им, тетенька?

– Решительно ничем… Просто так злятся. Они меня все ненавидят…

Канарейке сделалось жаль бедную Ворону, которую никто, никто не любил. Ведь так и жить нельзя…

Врагов вообще было достаточно. Например, кот Васька… Какими маслеными глазами он поглядывал на всех птичек, притворялся спящим, и Канарейка видела собственными глазами, как он схватил маленького, неопытного воробышка, – только косточки захрустели и перышки полетели… Ух, страшно! Потом ястреба – тоже хороши: плавает в воздухе, а потом камнем и падает на какую-нибудь неосторожную птичку. Канарейка тоже видела, как ястреб тащил цыпленка.

Впрочем, Ворона не боялась ни кошек, ни ястребов и даже сама была не прочь полакомиться маленькой птичкой. Сначала Канарейка этому не верила, пока не убедилась собственными глазами. Раз она увидела, как воробьи целой стаей гнались за Вороной. Летят, пищат, трещат… Канарейка страшно испугалась и спряталась в гнезде.

– Отдай, отдай! – неистово пищали воробьи, летая над вороньим гнездом. – Что же это такое? Это разбой!..

Ворона шмыгнула в свое гнездо, и Канарейка с ужасом увидела, что она принесла в когтях мертвого, окровавленного воробышка.

– Тетенька, что вы делаете?

– Молчи… – прошипела Ворона.

У ней глаза были страшные – так и светятся… Канарейка закрыла глаза от страха, чтобы не видать, как Ворона будет рвать несчастного воробышка.

«Ведь так она и меня когда-нибудь съест», – думала Канарейка.

Но Ворона, закусив, делалась каждый раз добрее. Вычистит нос, усядется поудобнее куда-нибудь на сук и сладко дремлет. Вообще, как заметила Канарейка, тетенька была страшно прожорлива и не брезгала ничем. То корочку хлеба тащит, то кусочек гнилого мяса, то какие-то объедки, которые разыскивала в помойных ямах. Последнее было любимым занятием Вороны, и Канарейка никак не могла понять, что за удовольствие копаться в помойной яме. Впрочем, и обвинять Ворону было трудно: она съедала каждый день столько, сколько не съели бы двадцать канареек. И вся забота у Вороны была только о еде… Усядется куда-нибудь на крышу и высматривает.

Когда Вороне было лень самой отыскивать пищу, она пускалась на хитрости. Увидит, что воробьи что-нибудь теребят, сейчас и бросится. Будто летит мимо, мимо, а сама орет во все горло:

– Ах, некогда мне… совсем некогда!..

Подлетит, сцапает добычу и была такова.

– Ведь это нехорошо, тетенька, отнимать у других, – заметила однажды возмущенная Канарейка.

– Нехорошо? А если я постоянно есть хочу?..

– И другие тоже хотят…

– Ну, другие сами о себе позаботятся. Это ведь вас, неженок, по клеткам всем кормят, а мы всё сами должны добывать себе. Да и так, много ли тебе или воробью нужно?.. Поклевала зернышек, и сыта на целый день.

Лето промелькнуло незаметно. Солнце сделалось точно холоднее, а день короче. Начались дожди, подул холодный ветер. Канарейка почувствовала себя самой несчастной птицей, особенно когда шел дождь. А Ворона точно ничего не замечает.

– Что же из того, что идет дождь? – удивлялась она. – Идет-идет и перестанет.

– Да ведь холодно, тетенька! Ах, как холодно!..

Особенно скверно бывало по ночам. Мокрая Канарейка вся дрожала. А Ворона еще сердится.

– Вот неженка!.. То ли еще будет, когда ударит холод и пойдет снег.

Вороне делалось даже обидно. Какая же это птица, если и дождя, и ветра, и холода боится? Ведь так и жить нельзя на белом свете. Она опять стала сомневаться, что уж птица ли эта Канарейка. Наверно, только притворяется птицей…

– Право, я самая настоящая птица, тетенька! – уверяла Канарейка со слезами на глазах. – Только мне бывает холодно…

– То-то, смотри! А мне всё кажется, что ты только притворяешься птицей…

– Нет, право, не притворяюсь.

Иногда Канарейка крепко задумывалась о своей судьбе. Пожалуй, лучше было бы оставаться в клетке… Там и тепло и сытно. Она даже несколько раз подлетала к тому окну, на котором стояла родная клетка. Там уже сидели две новые канарейки и завидовали ей.

– Ах, как холодно… – жалобно пищала зябнувшая Канарейка. – Пустите меня домой.

Раз утром, когда Канарейка выглянула из вороньего гнезда, – ее поразила унылая картина: земля за ночь покрылась первым снегом, точно саваном. Всё было кругом белое… А главное – снег покрыл все те зернышки, которыми питалась Канарейка. Оставалась рябина, но она не могла есть эту кислую ягоду. Ворона – та сидит, клюет рябину да похваливает:

– Ах, хороша ягода!..

Поголодав дня два, Канарейка пришла в отчаяние. Что же дальше-то будет!.. Этак можно и с голоду помереть…

Сидит Канарейка и горюет. А тут видит, – прибежали в сад те самые школьники, которые бросали в Ворону камнем, разостлали на землю сетку, посыпали вкусного льняного семени и убежали.

– Да они совсем не злые, эти мальчики, – обрадовалась Канарейка, поглядывая на раскинутую сеть. – Тетенька, мальчики мне корму принесли.

– Хорош корм, нечего сказать! – заворчала Ворона. – Ты и не думай туда совать нос… Слышишь? Как только начнешь клевать зернышки, так и попадешь в сетку.

– А потом что будет?

– А потом опять в клетку посадят…

Взяло раздумье Канарейку: и поесть хочется и в клетку не хочется. Конечно, и холодно и голодно, а все-таки на воле жить куда лучше, особенно когда не идет дождь.

Несколько дней крепилась Канарейка, но – голод не тетка, – соблазнилась она приманкой и попалась в сетку.

– Батюшки, караул!.. – жалобно пищала она. – Никогда больше не буду… Лучше с голоду умереть, чем опять попасть в клетку.

Канарейке теперь казалось, что нет ничего лучше на свете, как воронье гнездо. Ну, да конечно, бывало и холодно и голодно, а все-таки – полная воля. Куда захотела, туда и полетела… Она даже заплакала. Вот придут мальчики и посадят ее опять в клетку. На ее счастье, летела мимо Ворона и увидела, что дело плохо.

– Ах ты, глупая!.. – ворчала она. – Ведь я тебе говорила, что не трогай приманки.

– Тетенька, не буду больше…

Ворона прилетела вовремя. Мальчишки уже бежали, чтобы захватить добычу, но Ворона успела разорвать тонкую сетку, и Канарейка очутилась опять на свободе. Мальчишки долго гонялись за проклятой Вороной, бросали в нее палками и камнями и бранили.

– Ах, как хорошо! – радовалась Канарейка, очутившись опять в своем гнезде.

– То-то хорошо. Смотри у меня… – ворчала Ворона.

Зажила опять Канарейка в вороньем гнезде и больше не жаловалась ни на холод, ни на голод. Раз Ворона улетела на добычу, заночевала в поле, а вернулась домой, – лежит Канарейка в гнезде ножками вверх. Сделала Ворона голову набок, посмотрела и сказала:

– Ну, ведь говорила я, что это не птица!

Про Воронушку-чёрную головушку и жёлтую птичку Канарейку — Мамин-Сибиряк Д. Н

Сказка Про Воронушку чёрную головушку и жёлтую птичку Канарейку расскажет, о жизни птиц в неволе и на свободе. Сказку можно слушать онлайн, читать полностью или только краткое содержание. Проанализируйте сказку вместе с детьми и попытайтесь понять, что хотел донести до читателя её автор Мамин Сибиряк.
Краткое содержании сказки Про Воронушку чёрную головушку и жёлтую птичку Канарейку: Ворона жила своей обычной жизнью, добывала себе еду, иногда общалась с котом Васькой, да каркала во все горло. Однажды пронеслась стая воробьев, которая гнала перед собой маленькую желтую птичку. Ворона почуяла не ладное, разогнала всех птиц, а сама стала допытывать птичку, кто она такая и откуда взялась? Оказалось что это Канарейка, которая вылетела из клетки в поисках свободы. Ворона сжалилась над птичкой и позвала ее жить в свое гнездо. Жили они неплохо, но решительно не понимали образа жизни друг друга. К тому же Канарейка была слишком нежная и не выносила холода и голода, и Ворона за это злилась на нее, называя неженкой. Как-то зимой она чуть было не попалась в ловушку, хорошо Ворона успела ее спасти. Канарейка успокаивала себя тем, что уж лучше быть полуголодной и в холоде, зато на воле. Но однажды прилетев домой, Ворона нашла Канарейку окоченевшей от холода.
Основная мысль сказки Про Воронушку чёрную головушку и жёлтую птичку Канарейку в том, что наши желания должны совпадать с нашими возможностями. Каждый имеет право на выбор, но прежде чем бросаться в омут с головой, нужно все осмыслить и взвесить. Канарейка хотела свободы, но оказавшись там, совсем не была приспособлена и погибла. Все очень разные, и что хорошо одному, может быть губительным для другого. Еще одна главная мысль сказки, состоит в том, что для некоторых минуты свободы важнее, чем долгая жизнь в неволе.
Сказка учит делать правильный, осмысленный выбор, помогать другим, защищать слабых. А так же любить природу, ухаживать за птицами.
Аудиосказка Про Воронушку чёрную головушку и жёлтую птичку понравиться детям постарше, ее можно прослушать и обсудить главных героев, считают ли они правильным поступок Канарейки? И какой им показалась Ворона?

Сказки Мамин-Сибиряк

Аленушкины сказки Мамина-Сибиряка читать онлайн. Серая шейка, Приемыш, сказка про славного царя Гороха, Медведко. Мамин-Сибиряк – сказки для детей со смыслом!

Сказки Мамина-Сибиряка читать

Название Время Рейтинг
Серая Шейка 14:55 20000
Ванькины именины 12:10 1200
Медведко 08:45 1100
О Молочке, овсяной Кашке и сером котишке Мурке 06:20 1000
О том, как жила-была последняя Муха 15:20 900
Пора спать 13:25 800
Приемыш 16:15 701
Присказка 00:50 600
Про Воробья Воробеича, Ерша Ершовича и весёлого трубочиста Яшу 10:20 500
Про Воронушку-чёрную головушку и жёлтую птичку Канарейку 12:30 400
Умнее всех 12:35 350
Про Козявочку 05:15 300
Про Комара Комаровича-длинный нос и про мохнатого Мишу-короткий хвост 06:50 200
Про храброго Зайца-длинные уши, косые глаза, короткий хвост 03:45 150
Про славного царя Гороха 49:10 100

Сказки Мамина-Сибиряка

Мамин-Сибиряк написал множество рассказов, сказок, повестей для взрослых и детей. Произведения издавались во всевозможных детских сборниках и журналах, печатались отдельными книгами. Сказки Мамина-Сибиряка читать интересно и познавательно, он правдиво, сильным словом рассказывает о тяжелой жизни, описывает родную уральскую природу. Детская литература для автора означала связь ребенка с взрослым миром, потому к ней он относился со всей серьезностью.

Сказки Мамин-Сибиряк писал, преследуя цель воспитания справедливых, честных детей. Искренняя книга творит чудеса, — так часто говорил писатель. Мудрые слова, брошенные на благодатную почву, дадут всходы, ведь дети – наше с вами будущее. Сказки Мамин-Сибиряк разнообразны, рассчитаны на детей любого возраста, ведь писатель стремился дотянуться до каждой детской души. Автор не приукрашивал жизнь, не оправдывал и не оправдывался, он находил теплые слова, передающие доброту и нравственную силу бедняков. Описывая жизни людей и природу, он тонко и легко передавал и учил, как нужно о них заботиться.

Мамин-Сибиряк много и тяжело работал над собой, над своим мастерством, прежде чем начал создавать литературные шедевры. Сказки Мамина-Сибиряка любят взрослые и дети, они входят в школьную программу, постановки детских утренников в садах. Остроумные и порой необычные рассказы автора написаны в стиле беседы с маленькими читателями.

Мамин Сибиряк Аленушкины сказки

Мамина-Сибиряка читать начинают с детского сада или младших школьных классов. Сборник Аленушкины сказки Мамина-Сибиряка – самые известные из них. Эти небольшие сказки из нескольких глав говорят с нами устами животных и птиц, растений, рыб, насекомых и даже игрушек. Прозвища главных героев умиляют взрослых и веселят детей: Комар Комарович — длинный нос, Ерш Ершович, Храбрый Заяц — длинные уши и другие. Мамин-Сибиряк Аленушкины сказки при этом написал не только для развлечения, автор умело совместил полезные сведения с захватывающими приключениями.

Качества, которые развивают сказки Мамина-Сибиряка (по его собственному мнению):

  • Скромность;
  • Трудолюбие;
  • Чувство юмора;
  • Ответственность за общее дело;
  • Бескорыстная крепкая дружба.

Аленушкины сказки. Порядок чтения

  1. Присказка;
  2. Сказка про храброго Зайца-длинные уши, косые глаза, короткий хвост;
  3. Сказка про Козявочку;
  4. Сказка про Комара Комаровича-длинный нос и про мохнатого Мишу-короткий хвост;
  5. Ванькины именины;
  6. Сказка про Воробья Воробеича, Ерша Ершовича и весёлого трубочиста Яшу;
  7. Сказка о том, как жила-была последняя Муха;
  8. Сказка про Воронушку-чёрную головушку и жёлтую птичку Канарейку;
  9. Умнее всех;
  10. Сказка о Молочке, овсяной Кашке и сером котишке Мурке;
  11. Пора спать.

Мамин-Сибиряк. Детство и Юность

Русский писатель Мамин-Сибиряк родился в 1852 году в поселке Висим на Урале. Место рождения во многом предопределило его легкий характер, горячее доброе сердце, любовь к работе. Отец и мать будущего русского писателя воспитывали четверых детей, тяжелым многочасовым трудом зарабатывая на хлеб. С самого детства маленький Дмитрий не только видел нищету, но жил в ней.

Детская любознательность приводила ребенка в совершенно разные места, открывая картины с арестованными рабочими, вызывающими сочувствие и в тоже время интерес. Мальчик обожал подолгу разговаривать с отцом, расспрашивая того обо всем, что увидел за день. Как и отец, Мамин-Сибиряк стал остро чувствовать и понимать, что такое честь, справедливость, отсутствие равенства. По прошествии многих лет, писатель неоднократно описывал суровую жизнь простого народа из его детства.

Когда Дмитрию становилось грустно и тревожно, его мысли улетали в родные уральские горы, воспоминания лились непрерывным потоком и он начинал писать. Долго, ночами, изливая свои мысли на бумаге. Мамин-Сибиряк так описывал свои чувства: “Мне представлялось, что на родном Урале даже небо чище и выше, а люди искренние, с широкой душой, я словно сам становился другим, лучше, добрее, увереннее”. Самые добрые сказки Мамин-Сибиряк писал именно в такие моменты.

Любовь к литературе мальчику привил обожаемый им отец. Вечерами в семье читали книги вслух, домашнюю библиотеку пополняли и очень ею гордились. Митя рос вдумчивым и увлекающимся… Прошло несколько лет и Мамину-Сибиряку исполнилось 12 лет. Именно тогда начались его скитания и невзгоды. Отец отправил его учиться в Екатеринбург в училище – бурсу. Там силой решались все вопросы, старшие унижали младших, плохо кормили и Митя вскоре заболел. Отец конечно сразу забрал его домой, но по прошествии нескольких лет вынужден был отдать сына на обучение в эту же бурсу, так как денег не хватило бы на приличную гимназию. Учение в бурсе оставило неизгладимый след в сердце тогда ещё совсем ребенка. Дмитрий Наркисович говорил, что у него позже ушло много лет на изгнание из сердца страшных воспоминаний и всей накопленной злости.

Окончив бурсу, Мамин-Сибиряк поступил в духовную семинарию, но ушел из неё, как он сам объяснял, что не захотел становиться священником и обманывать людей. Переехав в Петербург, Дмитрий поступил на ветеринарное отделение Медико-хирургической академии, затем перешел на юридический факультет и его так и не закончил.

Мамин-Сибиряк. Первое произведение

Мамин-Сибиряк отлично учился, не пропускал занятия, но был увлекающимся человеком, что долгое время мешало ему найти себя. Мечтая стать писателем, он определил для себя две вещи, которые необходим сделать. Первая – работа над собственным языковым стилем, вторая – понимание жизни людей, их психологии.

Написав свой первый роман, Дмитрий отнес его в одну из редакций под псевдонимом Томский. Интересно, что редактором издания в то время был Салтыков-Щедрин, давший, мягко говоря, низкую оценку произведению Мамина-Сибиряка. Молодой человек был настолько подавлен, что бросив всё, вернулся к семье на Урал.

Затем неприятности повалили одна за другой: болезнь и смерть любимого отца, многочисленные переезды, безрезультатные попытки получить всё-таки образование… Мамин-Сибиряк прошел через все испытания с честью и уже в начале 80-х на него упали первые лучи славы. Вышел сборник «Уральские рассказы».

Напоследок о сказках Мамина-Сибиряка

Мамин-Сибиряк сказки начал писать, когда уже был взрослым. До них было написано множество романов и рассказов. Талантливый, сердечный писатель – Мамин-Сибиряк оживлял страницы детский книг, проникая в молодые сердца своим добрым словом. Читать Аленушкины сказки Мамина-Сибиряка нужно особенно вдумчиво, там автор легко и познавательно заложил глубокий смысл, силу своего уральского характера и благородство мысли.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх