Помост

Вопросы веры

Мамин сибиряк про

Сказки Мамина-Сибиряка читать

Мамин-Сибиряк написал множество рассказов, сказок, повестей для взрослых и детей. Произведения издавались во всевозможных детских сборниках и журналах, печатались отдельными книгами. Сказки Мамина-Сибиряка читать интересно и познавательно, он правдиво, сильным словом рассказывает о тяжелой жизни, описывает родную уральскую природу. Детская литература для автора означала связь ребенка с взрослым миром, потому к ней он относился со всей серьезностью.

Мамин-Сибиряк сказки начал писать, когда уже был взрослым. До них было написано множество романов и рассказов. Талантливый, сердечный писатель – Мамин-Сибиряк оживлял страницы детский книг, проникая в молодые сердца своим добрым словом. Читать Аленушкины сказки Мамина-Сибиряка нужно особенно вдумчиво, там автор легко и познавательно заложил глубокий смысл, силу своего уральского характера и благородство мысли.

Мамина-Сибиряка читать начинают с детского сада или младших школьных классов. Сборник Аленушкины сказки Мамина-Сибиряка – самые известные из них. Эти небольшие сказки из нескольких глав говорят с нами устами животных и птиц, растений, рыб, насекомых и даже игрушек. Прозвища главных героев умиляют взрослых и веселят детей: Комар Комарович — длинный нос, Ерш Ершович, Храбрый Заяц — длинные уши и другие. Мамин-Сибиряк Аленушкины сказки при этом написал не только для развлечения, автор умело совместил полезные сведения с захватывающими приключениями.

СКАЗКИ

1. Серая Шейка

2. Лесная сказка

3. Сказка про славного царя Гороха

4. Упрямый козел

АЛЁНУШКИНЫ СКАЗКИ

1. Присказка

2. Сказка про храброго Зайца — длинные уши, косые глаза, короткий хвост

3. Сказочка про Козявочку

4. Сказка про Комара Комаровича — длинный нос и про мохнатого Мишу — короткий хвост

5. Сказка Ванькины именины

6. Сказка про Воробья Воробеича, Ерша Ершовича и весёлого трубочиста Яшу

7. Сказка о том, как жила-была последняя Муха

8. Сказочка про Воронушку — чёрную головушку и жёлтую птичку Канарейку

9. Сказка Умнее всех

10. Сказка о Молочке, овсяной Кашке и сером котишке Мурке

11. Сказка Пора спать

Мамин-Сибиряк Дмитрий — Емеля-охотник

Мамин-Сибиряк Д. Н.. Емеля-охотник
сюжет рассказа:
В лесной глуши, в деревне Тычки живет старый охотник Емеля с внуком Гришуткой (отец его умер от горячки, а мать защитила своим телом от стали волков) и собакой Лыском. Мальчик лежит простуженный уже 2-й месяц и просит деда добыть желтого теленка оленя. Емеля специально 3 дня не кормит Лыска и выходит на охоту. После долгих поисков он находит матку с олененком и долго ходит за ней (олениха уводит охотника от
малыша), но наконец видит теленка. Но старик не тронул звереныша, вспомнив, как Гришу спасла его мать. Дома Емеля рассказывает внуку о встрече с теленком и варит обед из глухаря. Во сне мальчик видит олененка…
читает Н. Плотников
Николай Сергеевич Плотников (23 октября (5 ноября) 1897, Вязьма — 3 февраля 1979, Москва) — советский актёр, режиссёр театра и кино, театральный педагог. Лауреат Сталинской премии первой степени (1947). Народный артист СССР (1966).
Плотников был актёром широкого диапазона и с успехом играл как острохарактерные так и комедийные роли. Кроме того им были созданы мягкие, лиричные образы.

Краткое содержание рассказов Мамина-Сибиряка

  • Алёнушкины сказки
  • Богач и Еремка
  • Ванькины именины
  • Вертел
  • Емеля охотник
  • Зимовье на Студёной
  • Золото
  • Медведко
  • Пора спать
  • Постойко
  • Приваловские миллионы
  • Приемыш
  • Серая шейка
  • Сказка о том, как жила-была последняя Муха
  • Сказка про Воробья Воробеича, Ерша Ершовича
  • Сказка Про Комара Комаровича
  • Сказка про храброго Зайца
  • Сказочка про Козявочку
  • Умнее всех

Перу писателя Дмитрия Мамина-Сибиряка принадлежат немало произведений, написанных как для детей, так и для взрослых. Он не только автор детских рассказов и сказок. Есть в его репертуаре и романы, и легенды.

Всем известен сборник «Аленушкины сказки». В его названии увековечено имя дочери писателя. Она с младенчества страдала параличом. Отец уделял ей очень много времени, рассказывал сказки, которые позже и вошли в этот сборник.

Среди сочинений писателя есть и святочные сказки, написанные с оптимизмом и добротой. В этих его произведениях звучит идея мира среди всех слоев населения. Присутствовал в этих рассказах и юмор.

Сибиряк – это псевдоним писателя. Он очень интересовался Уралом и Зауральем. И, он побывал там. Писатель изучал его природу, историю и многое другое. Проводил он и раскопки. Об Урале написал он немало. Не зря прослыл Мамин-Сибиряк его певцом. Не остались без внимания Дмитрия быт и легенды коренного населения Сибири.

На основе их сказаний он написал несколько легенд. Эти его произведения менее известны. И, работа над ними не была им закончена. Писатель не успел воплотить в реальность все свои замыслы, навеянные этими землями. Зато те пять произведений, которые он написал, соответствуют духу и быту исконно-сибирских народов.

Все же, большей известностью пользуются именно детские произведения писателя. Сам он считал большим счастьем писать именно для маленьких читателей и слушателей. Для них создано им множество рассказов и очерков, среди которых есть и о покорении Сибири, и, конечно же, сказочные истории.

Дмитрий Мамин-Сибиряк — Том 5. Сибирские рассказы.

12 3 4 5 6 7 …100

Д.И. Мамин-Сибиряк

Сибирские рассказы

Сибирские орлы {1}

На одном из промежуточных вокзалов только что открытой Тюменской дороги собралось много публики. Ждали проезда известного сибирского магната Мансветова-Гирей. Многие приехали на станцию с специальной целью, чтобы только взглянуть на великое светило. В числе собравшейся публики особенное внимание обращал на себя содой высокий старик в потертой и выцветшей шинели, с гимназическим ранцем за плечами. Старая военная косточка сказывалась во всем — и в костюме, и в выправке, и в манере себя держать. Заплатанные ботфорты были вычищены ваксой, как на смотр; кепи упраздненного французского покроя было надето набекрень, что уже совсем не гармонировало с серебряными сединами почтенного старца. Меня поражала в этом субъекте удивительная бодрость и розовый цвет лица. Ему, по крайней мере, было лет семьдесят. Только военная николаевская выправка создавала таких богатырей.

Мне приходилось ждать поезда, и от нечего делать я наблюдал железнодорожную публику. Какая неизмеримая разница с прежним сибирским трактом, когда гужом ехали все такие основательные люди: купцы, сибирские администраторы и просто деловые люди! Железная дорога привела с собой много такого люда, общественное положение которого нельзя определить никаким химическим анализом. Куда идут эти неведомые люди, зачем они так торопятся и откуда они взялись?.. На каждом лице деловая тревога, глаза так и бегают, а общее выражение такое, как будто человека ожидают вот сейчас и невесть какие важные дела. Таинственные незнакомцы хлынули в Сибирь из неведомых глубин корен ной России и везде понесли с собой московскую расторопность, изворотливость и просто шитое на живую нитку плутовство. Их присутствие на этой станции для меня являлось неразъяснимой загадкой. Но они были тут и суетились больше всех. Другое дело — служащие Мансветова, которые явились встретить патрона по обязанности. Они так и держали себя, как гости, приехавшие на именины.

— Monsieur, несколько крейцеров… — проговорил над моим ухом хриплый, неприятный голос. — Извините, ио мои седины позволяют быть настолько неделикатным, что…

Это был старик с ранцем. Я только теперь заметил его большие темные глаза, глядевшие насквозь с таким странным блеском. Он не протягивал руки, не корчил жалобной рожи, а требовал, как должного. Получив какую-то мелочь, он спокойно проговорил:

— А как вы полагаете, сколько мне лет?

— Лет семьдесят…

— Извините-с, ровно восемьдесят. Да-с… Георгию Самсоновичу восемьдесят, и мне восемьдесят; по годам мы с ним равны. Евангельский богач и убогий Лазарь, а годы равны-с… Не правда ли, какое странное совпадение-с?.. Даже и не Лазарь, а сам Иов в дни его несчастья… Вы слыхали про заболотского полицеймейстера Неупокойникова? Нет? Жаль… Он к вашим услугам.

Эта манера называть Мансветова по имени и отчеству: Георгий Самсонович — выдавала старого проходимца с головой. Выгнанный со службы сибирский чин сказался в двух словах. Дескать, и мы в свое время были с Георгием Самсоновичем запанибрата, когда еще он и т. д. Это обычный прием столичных трактирных жуликов и сибирских чиновников не у дел. Мне лично такой оборот разговора очень не понравился, гораздо хуже того, что человек позаимствует у вас несколько крейцеров. Русский человек уж так устроен, что настоящему бедняку не подаст, а вот такому субъекту посовестится отказать, и мне было обидно за себя, что я не отказал полицеймейстеру Неупокойникову. iK довершению всего старик отправился без стеснения прямо к буфету третьего класса и развязно потребовал рюмку водки. Оставалось ждать, как он заявится опять, дохнет прогорелым вином и фамильярно подсядет. Явилось даже малодушное желание куда-нибудь спрятаться, но это было невозможно: вокзал был невелик, а до поезда оставалось еще полчаса.

— Я тут у знакомого попа гостил, а теперь пробираюсь в Питер… — заговорил возвратившийся старик, действительно подсаживаясь ко мне на дубовый диванчик. — Скитаюсь из страны в страну… взыскующий града… да…

Я очутился в довольно глупом положении, но потом подумал: что же, ведь он меня не съест в эти полчаса. Пусть его поговорит, если хочется…

— Вы долго служили в Заболотье? — спросил я.

— Да порядочно-таки… И в Восточной Сибири служил и в Западной, а кончил Заболотьем. Очень любил я хороших лошадей… Сам выезжал. Да… Интересно, узнает меня Георгий Самсонович или не удостоит? Когда он венчался, в коляске у него была заложена моя пара… Только выехали из церкви молодые, я еду впереди, как полицеймейстер, а кучер-ворона и распусти вожжи… ну, лошади понесли коляску, а я выскочил из своего экипажа и остановил. Тройку на полном ходу останавливал… Мы, казаки, около лошадей с детства, так оно привычное дело.

— Вы из каких казаков?

— А из Сибирского казачьего войска. Как же, казак с ног до головы. И землю свою имею, но только земля-то спорная. Еду хлопотать… Да. Так Георгий Самсонович тогда меня на свадьбе из щеки в щеку расцеловал… Мы с ним давно знакомы были, когда я еще тюремным смотрителем на Чернореченском заводе служил. Это рукой подать от Заболотья, и в Чернореченском заводе была каторга. Да… Упразднена в 1863 году.

— Какой же это завод был?

— Винокуренный, казенный-с… Это еще при откупах было. Несколько таких заводов было в Сибири, и казна сдавала их в аренду. Георгий-то Самсонович и арендовал тогда Чернореченский завод. Можно сказать, что там были их первые шаги… Потом уж они развернулись до необъятности. Еще и теперь в Чернореченском заводе на берегу три березки стоят, а под ними Георгий Самсонович любили вечерком посидеть и помечтать-с. Да-с… Под этими березками, может быть, какие мысли-то обдумывались? Я вам скажу прямо: Георгий Самсонович — гений… и я их боготворю. Вчуже сердце радуется, и точно сам молодеешь… Вот какие прежде-то люди были: орлы! Да-с… И взгляд орлиный имели, прямо сказать. Когда Георгий-то Самсонович арендовал Чернореченский завод, так рабочие были все каторжные. Другие в кандалах у заторных чанов стояли… О чем я хотел сказать, позвольте…

— О Мансветове.

— Да, да… Извините, захлестывает у меня иногда, потому что и стар, и дряхл, и обременен летами… Говорил уж я, кажется? Да, так о Георгии Самсоновиче речь идет. Был такой случай у меня. Я смотрителем каторги был, так раз ночью и докладывают, что в общей камере произошло убийство. Конечно, сейчас следствие, розыски, но ничего обнаружить невозможно. Известно, каторжные… На следующий день вызываю к допросу всю камеру. Следствия у нас производились тут же, в конторе. Ну, выстроили в шеренгу человек двадцать таких подлецов, что картина. «Знать не знаем, ведать не ведаем…» По старым судам это много помогало. Бьемся день, бьемся другой, а толку все нет. На третий день в каторжную контору к нам и заверни Георгий Самсонович… «Не нашли виноватого?» «Никак нет-с!» «Эх, плохо вы следствие производите… Ну-ка, я не буду ли счастливее!» Вышел это к арестантам, обошел шеренгу, посмотрел на всех издали, а потом прямо к одному подходит и прямо его по уху: «Твоих рук дело, подлец!» Могучий был человек, и никто не устаивал на ногах… Ну, арестант, известно, свалился и сейчас на колени: «Виноват, ваше благородие…» Вот какой взгляд был у человека!

— Да, действительно… взгляд.

— И другой случай был… Это уж в Заболотье. У одного чиновника в доме появились вдруг духи. Все бьют, все ломают, по ночам стук и треск — житья не стало. Хорошо-с… А чиновник-то не маленький, и, как семейный человек, конечно, ему неприятно. Узнал про духов Георгий Самсонович и говорит чиновнику: «Хорошо, я как-нибудь заеду познакомиться с твоими духами»… А сам смеется… Признаться сказать, он тогда еще вольтерьянцем был и, как говорится, ни в бога, ни в черта не верил. Действительно, спустя некоторое время приезжает он к этому чиновнику. Осмотрел расположение комнат, разбитые зеркала, печи, а потом и говорит: «Действительно, духи у вас очень уж расшалились». Чиновница тут же стоит и слушает в оба уха, а Георгий Самсонович попросил ее выйти на минуточку и прислать няньку-старуху да горничную. Те приходят, а Георгий Самсонович к ним и прямо: рраз! рраз! Ха-ха… Ну, конечно, сейчас же повинились бабенки. Крепостные были и хотели барыне досадить. Так я и говорю: вот какой езгляд был у прежних людей. А нынче куда… даже, знаете, смешно говорить-с.

— Маленькие нынче люди…

— Нет, вы послушайте, что дальше-то было… Эта самая горничная, которая духов изображала, — из-за нее я вот в настоящем виде и очутился, — после того, как пришла в себя, от всего отперлась, ну, попала ко мне в лапы на предварительное дознание… хорошо-с…

Свисток подходившего поезда прервал рассказ сибирского орла на самом интересном месте.

Достойны ли животные сострадания? По рассказу «Емеля-охотник» Д. Н. Мамина-Сибиряка (ЕГЭ по русскому)

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

И мы вполне понимаем желание деда порадовать практически умирающего внука, которому очень хотелось «маленького желтенького теленочка». Но несмотря на жалость к больному ребенку, ради которого Емеля идёт в лес, «добывать теленочка», автор симпатизирует, сопереживает и «благородному оленю», с такой самоотверженностью защищавшему своего детёныша. Автор с любовью и восхищением описывает оленёнка и его мать, используя яркие изобразительные эпитеты: «великолепный олень-самка», «благородный олень», «прехорошенький оленёнок» и др.

В кульминационном моменте повествования, когда старый охотник прицеливается в голову маленькому беззащитному животному, автор заставляет нас взглянуть на охоту с другой стороны: не как на способ пропитания для человека, а как на жестокое убийство живого создания. Даже у Емели, у этого бывалого охотника, замерло сердце, когда он взвел курок. Автору мастерски удается передать напряжение решающего момента, томительное ожидание трагедии, смешанное с жалостью к этому маленькому оленёнку и желанием порадовать больного ребёнка. Но Емеля опускает ружье: «…старый охотник припомнил, с каким геройством защищала теленка его мать, припомнил, как мать Гришутки спасла сына от волков своей жизнью. Точно что оборвалось в груди у старого Емели». В этом сопоставлении ключ к пониманию позиции автора. Он не зря проводит параллель: олень и теленок, мать и Гришутка. Автор тем самым показывает читателю, что животные способны испытывать такие же чувства, что и люди. Животные точно так же достойны сострадания, как и человек. Светлой радостью и даже отеческой нежностью проникнуты реплики старого охотника вслед резво убежавшему оленёнку: «Ишь какой бегун», «Ах ты, какой шустрый!». Утомлённый четырехдневной охотой, сердитый в начале погони, старик долго улыбается в конце: он сделал правильный выбор, и на душе его радость- радость сострадания.

Автор таким образом подводит читателя к выводу о том, что любая жизнь бесценна и что животные, как и люди, достойны сострадания.

С позицией автора невозможно не согласиться, ибо, говоря словами Шекспира, «бедное раздавленное насекомое страдает так же, как умирающий гигант». Я считаю, что о человеке можно судить по его отношению к животным: тот, кто жесток с живыми созданиями, не может считаться нравственной и развитой личностью.

Природа наделила нас разумом, так давайте его использовать не для того, чтобы мучить и убивать. Давайте использовать его для любви и сострадания!

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id65626

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх