Помост

Вопросы веры

Медицина древней Руси

Глава 5 Медицина в древнерусском государстве (IX-XIV вв.)

Во второй половине IX в. на обширных землях Восточной Европы образовалось Древнерусское государство с главным городом Киевом, известное в истории под названием Киевская Русь. При феодальном строе на Руси отделение земледелия от ремесла способствовало росту городов и товарообмену. Крупнейшими центрами древнерусской культуры стали Киев, Смоленск, Новгород, Белгород, Вышгород, Псков, Полоцк и др. В период раннего феодализма в Восточной Европе, а затем и на Руси было введено христианство, наложившее отпечаток на образ жизни и мировоззрение людей.

В Древнерусском государстве успешно развивалась народная медицина. При этом немалое число народных врачевателей на Руси назвали «лечцами». Это были типичные представители народной медицины, которые получали медицинские знания в «семейных школах». В дальнейшем опыт народной медицины был широко использован врачами-профессионалами. Ряд древних законодательных актов на Руси подтверждает факт существования недипломированных врачей «лечцов». В «Правде русской», например, говорится о том, что за излечение полагалась «лечцю мъзда», т. е. плата. В статье 30 определено, чтобы за нанесения раны виновный платил в казну и пострадавшему «за рану же лечебное» .

Не лишены исторического интереса взгляды на причины возникновения болезней. Среди народа было широко распространено мнение, что болезни возникают от сверхъестественных сил, неправильного положения звезд, «гнева богов», изменений климата. В народных сказаниях чума изображалась женщиной огромного роста с распущенными косами в белой одежде, холера – в образе злобной старухи с искаженным лицом. Не зная истинных причин массовых болезней, народ шел на необычные меры. В XIV в., когда в Новгороде разразилась эпидемия чумы, горожане в течение 24 ч построили церковь Андрея Стратилата, которая сохранилась до наших дней. Однако ни сооружение церквей, ни молитвы не спасали народ от бедствий. Эпидемии, как правило, уносили тысячи человеческих жизней.

В эпоху феодализма в Колхиде (западная часть Грузии), в долине реки Физис (Риони) находился сад, где произрастало до 26 наименований лечебных растений. Дочь Колхидского царя Медея готовила из лечебных трав «чудодействующие», снотворные, противоядия и спасала людей от смерти (М. С. Шенгелия).

В дальнейшем опыт народной медицины, накопленный столетиями, был взят на вооружение профессиональной медициной. В X в. в Древнерусском государстве деятельность врачей-профессионалов пользовалась большой популярностью. Они умели распознавать, лечить и предсказывать исход болезни. В Киеве, Новгороде, Чернигове при княжеских дворах и в монастырях работали русские врачи-профессионалы. Великий князь Владимир в 988 г. послал в другие страны врача Ивана Смера. Письмена этого врача были начертаны на медных дощечках. Вот что писал он князю: «…я с трудностию прошел пустынные горы, Паннонию, через Дунай с великою скорбию, потом Сербию, Булгарию, Мисию и великую славную Империю греческую с пятью царствами ее, был в Антиохии, после в Иерусалиме, из Иерусалима же пришел сюда в Александрию… Сие тебе верно начертываю врач и посланник твой Иванец Смера Половлянин».

Врач Агапит (умер в 1095 г.), уроженец Киева, работал при Киёве-Печерском монастыре, бесплатно оказывая помощь населению. «И услышали о нем в городе, что в монастыре есть некто врач, и многие больные приходили к нему и выздоравливали» . Имя врача Агапита было популярным в народе. В XII в. было известно также имя врача Петра Сирианина (араба), служившего при дворе Черниговского князя до 1106 г.

В некоторых древнерусских летописях (Радзивиловская) и других памятниках письменности указаны отдельные признаки болезней и их наименования. У Всеслава Полоцкого была хроническая язва на голове (1044), у великого князя Святослава Ярославича – опухание лимфатических желез (1076), у князя Владимира Галицкого – «удар» от нервного потрясения.

В Древнерусском государстве были известны некоторые методы лечения больных (трепанация черепа, кровопускание, массаж, водолечение). Среди врачей известны были специалисты, которые умели лечись раны, ожоги, производили ампутацию конечностей. Многие болезни получили названия в народе: куриная слепота, грудная жаба, сучье вымя (гидроаденит), почечуй (геморрой), ячмень, чахотка, рак, злая корча (отравление спорыньей), весница (цинга), сибирская язва (персидский огонь) и др. Некоторые из этих названий прочно вошли в русскую медицинскую терминологию.

Летописи свидетельствуют и о больших эпидемиях на Руси. Об эпидемии, разразившейся в центральной части России, летописец сообщает следующее. «В лето в 6738 (1230)… бысть мор в Смоленске, створиша 4 ску делницы в дву положиша 16000, а в третьюю 7000, а в четвертую 9000. Се же зло бысть по два лета. Того же лета бысть мор в Новгороде от глада (голода). И инии люди резаху своего брата и ядаху». Гибель 32000 жителей Смоленска свидетельствует о том, что болезнь была чрезвычайно заразная и сопровождалась высокой смертностью.

С принятием христианства на Руси, распространением грамотности и письменности создались предпосылки для систематизации и обобщения опыта народной медицины. Были написаны травники и лечебники. В силу испытаний, выпавших на долю русского народа, многие рукописи медицинского содержания погибли.

Русская баня – одно из древнейших гигиенических заведений на Руси. Наряду со своим прямым назначением она служила местом, где лечили различные простудные, кожные и другие заболевания. В Древнерусском государстве баня использовалась для выполнения сложных медицинских процедур. В ней «лечцы» вправляли вывихи, «пускали кровь», делали массаж, «накладывали горшки», принимали роды. Еще в XI в. при монастырях стали «строения банные и врачево».

О банных строениях на Руси свидетельствует летопись Нестора: «…дивно видах Словеньскую землю; идучи мы семо, видах баии древены и пережгуть с рамяно, совлокуться, и будуть нази и облеются квасом сусняным, и возьмуть на ся прутье младое, бьются сами и того ся добьют егда влезуть ли живи, и облеются водою студеною тако ожиоуть; и то творять по вся дни не мучими никим же, но сами я мучать и то творять мовенье себе, а не мученье».

Бани на Руси строились при монастырских больницах. Широкое распространение получили бани при усадьбах и личных дворах.

Механизм действия парной бани на организм известен не был, но народные врачеватели хорошо понимали целебную силу бани и с ее помощью лечили такие болезни, как ревматизм (заболевание суставов), боли в животе, ущемленную грыжу, простуду, «коросту» и др. Народ знал, что баня сохраняет, укрепляет и восстанавливает здоровье.

В конце XVIII в. известный русский ученый Н. М. Максимович-Амбодик писал: «Русская баня до сих пор считается незаменимым средством от многих болезней. В врачебной науке нет такого лекарства, которое равнялось бы с силою… бани».

В XI-XII вв. в Переяславле и Киеве были созданы первые монастырские больницы. Позднее, в XIII-XIV вв. в Новгороде, Смоленске и Львове появились гражданские больницы.

Лечение больных в Древнерусском государстве производилось различными средствами растительного, животного и минерального происхождения. Широкое применение имели лекарства растительного происхождения, полынь, скифская трава, «злоненавистник» (бодяга), крапива, кора ясеня, куколица, подорожник, можжевеловые ягоды, скифский агнец, березовый сок, чемерица, проспурняк, листья березы и липы, мед с мукой, лук печеный, закваска теста и многое другое.

Применялись также сырая печень трески (у новгородцев), «бобровая струя» и кобылье молоко (у скифов), панты и «кабаргажья струя» (у народов Сибири) и др. Н. П. Федотов утверждает, что «использование продукта пантов пятнистого оленя, рогов изюбря, «струи» бобра и кабарги в качестве стимуляторов .

Из средств минерального происхождения широкое применение в лечебной практике нашли различные минералы, камни (у скифов). Камень хризолит употреблялся внутрь в измельченном виде при болях в животе, яхонт носили женщины для облегчения родовой деятельности. Скифские врачи знали о лечебных свойствах мышьяка и других солей. Опилки из меди (использовались монеты) применяли внутрь, порошок, приготовленный из золота, – для припудривания больной кожи головы. Известны были уксус, селитра, медный купорос, поташ, скипидар, «серный камень».

Лечение минеральными водами на Руси известно с древнейших времен. О целебном свойстве «кислой воды» народ знал давно и с успехом применял ее для укрепления здоровья. До настоящего времени сохранилось народное название этой воды «нарзан», что в переводе означает «богатырь-вода».

Арабский писатель Ибн-Батута, посетивший в середине XIV в. район Пятигорья, писал: «Прибыл из Крыма в Азов, из Азова я отправился в г. Можары, из указанного выше города со спутниками собрался ехать в ставку султана, находящуюся в 4 днях езды в местности, называемой Биш-Даг (бишь – пять, даг – гора). На этом пятигорье находится „ключ горячей воды“». Народ в глубокой древности применял эту воду с лечебной целью.

Древнерусское государство просуществовало 300 лет, а затем распалось на отдельные княжества. Это обстоятельство отрицательно сказалось при организации отпора врагам. Мощное нападение, а затем завоевание русских земель татаро-монгольскими полчищами (1237-1240) привело к утрате политической независимости России почти на два с половиной столетия. В огне войны погибли не только цветущие древнерусские города, но и многие культурные ценности: летописи, книги, памятники материальной культуры. В Переяславле завоевателями была уничтожена одна из первых на Руси монастырских больниц. Избежали страшного разорения лишь отдельные города: Смоленск, Витебск, Полоцк, Новгород, Псков и земли правобережной Украины.

В свободных от порабощения землях продолжалось развитие производительных сил страны, наблюдался политический подъем. Новгородская феодальная республика, или, как ее тогда называли, Господин Вёликий Новгород, представляла на международной арене Северо-Западную Русь, заключала торговые договора, вела обширную международную торговлю. Великий Новгород организовал отпор врагам. В 1240 г. на берегах Невы новгородцами во главе с князем Александром Невским были разгромлены шведы. В апреле 1242 г. на льду Чудского озера потерпели жестокое поражение немецкие полчища рыцарей Ливонского ордена.

Новгород (основан в 859 г.) на протяжении многих веков играл крупную роль в истории России. Не случайно в этом городе сооружен величественный памятник 1000-летия России. В Новгороде были открыты первая школа, библиотека, начато летописание, построена (XIV в.) первая гражданская больница. В 1417 г. в летописи сообщается о «великом море» на Руси и об одной больнице, в которой много лежат больных. «Яко же бо и во единой больнице мнози на одре лежат… мор бысть страшен зело на люди в Великом Новгороде и во Пскове, и в Ладозе, и в Русе» .

В период татаро-монгольского ига продолжала развиваться народная медицина. Завоеватели не трогали уцелевшие монастыри и больничные палаты при них. Монастырские врачи при оказании помощи больным широко пользовались опытом народной медицины. При монастырских больницах полагалось иметь в качестве лекарств различные масла, пластыри, мед, сушеное зелье, сливы, вино и др.

Кирилло-Белозерский монастырь (основан в 1327 г.), избежавший вражеского нашествия, следует считать центром развития монастырской медицины на севере. При монастыре было несколько больниц. Одна из них реставрирована и сохранена до наших дней как памятник архитектуры. Именно в стенах этого монастыря написан трактат «Галиново на Иппократа».

В XIV столетии возникли новые города, усилилось внутренняя торговля. Во главе объединения русских земель стала Москва. Руководящая роль Москвы сильно возросла во время княжения Ивана Калиты (1325-1340) и Дмитрия Донского (1363-1389).

В 1380 г. на Куликовом поле русские полки под предводительством князя Дмитрия Донского одержали победу над войсками хана Мамая. Сражение на Куликовом поле описано в русской повести XV в. «Задонщина»: «…поле Куликово трупами татарскими усеяно, кровь течет реками… Вышли наши князья с оставшимися воеводами на поле Куликово… Страшно и больно было, братья, видеть, как лежат по ковылю тела христианские, а где жаркая сеча была – там словно стога трупов наметаны, и Дон-река три дня кровью текла» . Во время Куликовской битвы Дмитрий Донской был контужен. Умер князь в 1389 г. от заболевания сердца (грудная жаба). Куликовская битва открыла путь для создания централизованного Московского государства (1480).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Как на Руси боролись с эпидемиями

Грипп. СМИ сообщают о более чем ста умерших (в том числе молодых, прямо в очередях) и пугают, что в аптеках вот-вот иссякнет весь запас лекарств. Хотя московские власти тоннами закупают «Тамифлю». Ситуация в самом деле не из приятных, но еще сравнительно недавно “страшная эпидемия” означала совсем иное: сотни тысяч погибших, бунты и возможную утрату обороноспособности государства.
Чума
Настоящий ужас средневековой Европы не обошел стороной и Русь. Первая крупная эпидемия чумы прошлась по стране (точнее, по тому, что от нее оставалось под монгольским игом) в середине XIV века. Одним из центров распространения «черной смерти» стал Псков. Летописи так рассказывают о страшных днях 1352 года в городе:
«Бысть мор во Пскове силен зело и по всей земле Псковской, сице же смерть бысть скоро: храхне человек кровию, и в третий день умираше, и быше мертвии всюду».
Чума охватила и центр (Москву, Суздаль), и юг (Киев). Вероятно, именно от чумы в 1353 году в Москве умер великий князь Симеон Гордый, перед этим похоронив двух своих малолетних детей.

Следующая масштабная эпидемия случилась через 300 лет при царе Алексее Михайловиче. О приближающемся бедствии в столице стало известно летом 1654 года. Тогда же из города уехали патриарх Никон и царица (сам государь находился в Смоленске, возглавляя воюющую с поляками армию). В Москве за главного остался царский наместник Пронский, который осенью 1654 года доносил царю:
“В Москве и слободах православных христиан малая часть остается… а приказы все заперты, дьяки и подьячие все померли, и домишки наши пустые учинились”.
Вскоре сам Пронский умер, а в Москве начался форменный хаос: разбежавшиеся первыми «силовики» (стрельцы и тюремная стража, которые стали главными распространителями болезни) оставили город на откуп мародерам и шайкам разбойников. Как писал путешественник и архидиакон Антиохийской православной церкви Павел Алеппский, “собаки и свиньи пожирали мертвых и бесились и потому никто не осмеливался ходить в одиночку, ибо, если бывало одолеют одинокого прохожего, то загрызают его до смерти”. По его подсчетам, в Москве погибло около 480 тысяч человек (по более взвешенным оценкам специалистов — около 300 тысяч).
Спустя сто с небольшим лет, в 1771 году, чума довела Москву до настоящего восстания — одного из самых крупных в XVIII веке. Горожане, во время очередного чумного поветрия, искали свое спасение в молитве и шли прикладываться к чудотворной иконе Боголюбской Богоматери. Но архиепископ Амвросий (не без оснований) решил, что в условиях эпидемии массовое скопление людей в одном месте может только навредить, и распорядился убрать икону. Это и вызвало народный гнев: толпа разгромила Чудов монастырь в Кремле, приступом взяла еще один — Донской — и убила архиепископа, укрывшегося в его стенах.
Забыв изначальную причину для недовольства, восставшие стали громить дома знати и карантинные заставы. На подавление восстания были направлены войска под командованием Григория Орлова — после трехдневных боев бунт был подавлен.
Сифилис
С конца XV века русские люди знакомятся с новой бедой — сифилисом, который называют “польской”, “французской” или “немецкой” болезнью. Иван III, напутствуя своего посланника в Вязьму, просил выяснить, не занес ли кто “французскую” болезнь с Запада, приехав из Смоленска. Уже через 50 лет сифилис чуть не стал помехой для русской армии при взятии Казани: в своем послании митрополит Макарий призывал воинов «не коснеть в связях с женами блудными, от которых происходит нечистая болезнь». Воины, видимо, к митрополиту прислушались.
В последующее столетие болезнь продолжала распространяться среди населения, но прежде всего — в воинских частях. Придворный лекарь Алексея Михайловича англичанин Коллинз писал:
“Прежде она здесь в течение тысячи лет не была известна, но проникнув однажды в такую страну, какова Русь, она, как барсук, врывается так глубоко, что не иначе прогонять ее можно, как копьем и огнем”.
Ставить под угрозу обороноспособность государства было опасно — в результате с 1667 года начинается подготовка полковых медиков по лечению сифилиса (“чепучинных дел мастера”).
Однако не всегда в распространении вируса были повинны русские граждане: есть версия, что эпидемия сифилиса в Сибири в начале XVIII века была связана с присутствием в Тобольске пленных шведов, которых интернировали в далекий край после сражения под Полтавой. К середине XIX века выявляются уже целые семьи, больные вирусом. К 1912 году сифилис оказался на пятом месте заразных болезней — всего на тот год им болело более 1,2 млн человек, а в армии — каждый пятый.
Ситуация только усугубилась в первые революционные годы, в том числе “благодаря” пропаганде свободных отношений на государственном уровне. В итоге в 1921 году в Москве пришлось созывать специальное совещание по борьбе с сифилисом. В итоге принятые меры и окончание гражданской войны нормализовало ситуацию — впредь в России отмечались только вспышки заболевания (наиболее сильные — в 50-е и 60-е годы).
Холера
Россия столкнулась с заболеванием, чье имя стало нарицательным, в 1823 году — именно тогда в Архангельске был зафиксирован первый случай заражения холерой. За оставшиеся без малого 80 лет страна пережила восемь атак холеры, которые длились по несколько лет. Жертвами эпидемий стали, по официальным данным, почти 2 миллиона человек. Уже через семь лет после попадания в Россию вирус добрался до Москвы:
“Паника была всеобщая. Массы жертв гибли мгновенно. Зараза приняла чудовищные размеры (…) Москва была оцеплена строгим военным кордоном и учрежден карантин. Кто мог, тот бежал из города. Из шумной веселой столицы Москва внезапно превратилась в пустынный, безлюдный город”.
Всего в 1830 год умерло более 37 тысяч человек. В 1848 году жертв было уже 690 тысяч. На количестве летальных исходов в первые годы сказывались нехватка знаний о болезни и беспечное отношение к профилактическим и лечебным мерам. Даже Пушкин полагал, что «холеру лечат, как обычное травление: молоком и постным маслом».

Отдельно стоит сказать о холерных бунтах. Люди были недовольны жесткими правилами карантина, которые на недели блокировали передвижения по привычным маршрутам. Не обошлось и без традиционной конспирологии: во время страшной эпидемии в Петербурге в 1831 году по столице распространился слух, что холера — выдумка врачей-иностранцев, которые хотят «истребить простых мужиков». В результате за врачами устроили настоящую охоту, а больницы громили. От полного уничтожения центральную холерную больницу смог спасти только прибывший туда лично император Николай I.
“Испанка”
Это тяжелая форма гриппа, которая ассоциируется с годами Первой мировой. В 1918-1919 гг., по разным данным, “испанкой” заразились около 550 миллионов человек, а погиб каждый десятый, что сделало ее одной из главных катастроф в истории человечества. В России количество жертв от болезни стало самым большим в Европе — около трех миллионов человек (3,4% от всего населения страны на тот момент). Для примера, в Германии погибло 600 тысяч, в Англии — 250 тысяч, а в Австрии — 40 тысяч человек.
Разрушительная эпидемия охватила всю страну, которая и так уже находилась в объятиях гражданской войны: в Петрограде в 1918 году смертность от гриппа достигала 54%, в Киеве было зафиксировано 700 тысяч заболевших. Жертвами “испанки” стали один из лидеров советской России Яков Свердлов и кинозвезда тех лет Вера Холодная.
«Испанку» можно с полной уверенностью назвать матерью многих современных штаммов вируса гриппа. Свиной грипп, убивший около 12 тысяч человек в 2009 году и вновь обнаруженный уже в этом году в ряде российских и украинских городов, состоит в прямом родстве с той страшной болезнью.
Тиф
На Руси тиф был известен как “огневая” болезнь, и многие упоминающиеся в летописях “моры” как раз представляют собой вспышки тифозного заболевания. Огневой болезнью переболел Иван Грозный в 1558 году, а вот датский принц Иоанн, жених дочери Бориса Годунова, справиться с болезнью не смог и умер в 1602 году. В 1680-е болезнь снова дала о себе знать. Но, при всей сложности протекания болезни, тифозные горячки даже к середине XVIII века считались абсолютно естественными в жизни молодого человека.
В начале XIX века эпидемия тифа даже сыграла на руку России: болезнь выкосила не менее 30 тысяч французов, вторгшихся в Россию (тогда же в Петербурге от тифа погибло порядка 5 тысяч человек). В десятилетие между 1835 и 1845 гг. вспышки эпидемий тифа фиксировались в различных частях страны — только при строительстве Николаевской железной дороги (из Петербурга в Москву) в 1845 году от тифа погибло 6 тысяч человек. В течение очередной русско-турецкой войны в 1877-1878 гг. жертвами тифа стали 44 000 русских солдат — в два раза больше, чем во время военных действий. К концу войны эпидемии были зафиксированы в 65 губерниях с десятками тысяч жертв.

Самые “тифозные” годы в истории России пришлись на годы Первой мировой и гражданской войн. Страдать от болезни в равной степени стали и солдаты, и мирное население. “Дела плохи. В хуторе мрут, в город мало кто возит трупы, а устроили кладбище на хуторе, каждый день два мертвеца хоронят”, — описывал очевидец ситуацию под Моздоком в 1918 году. В итоге к концу противостояния “белых” и “красных” количество жертв тифа приблизилось к 750 тысячам. Гибельная эпидемия, сменяясь вспышками других болезней (включая дизентерию) пошла на убыль только в начале 20-х годов прошлого века.
Когда медиков начинают объявлять вредителями и голословно критиковать, стоит вспомнить о том, что именно они в свое время остановили эпидемии, косившие население России толпами.
&***САМЫЕ ОБСУЖДАЕМЫЕ ПОСТЫ***&

  • Мужчина, девочка нужна?
  • Жена вышла на работу — я подвергся страшному испытанию
  • Делал ремонт – остался без глаз
  • Таджики вытравливают все русское
  • Давно вы ковры видели?

Медицина на Руси. Как лечились славянские предки?

Лекари-профессионалы появились, в основном, из среды волхвов, кудесников, ведунов, знахарей, колдунов — этому способствовали природная наблюдательность, желание найти разгадку явлений природы, тайн человеческого организма.

Уважением к естествоведческим познаниям волхвов проникнуты многие ранние летописи.

Волхвы были знатоками «зелий, т.е. лекарственных растений. Волхвы успешно выступали в роли детских врачей, оказывали помощь женщинам при бесплодии, их приглашали в дома к больным, страдавшим заразными болезнями, к раненым и «язвенным больным.

В ранних памятниках письменности господствует полная нерасчлененность понятий «волхв, «врачь, «лечець, «зелейник, «чародей. По древнерусскому представлению, волшебство — это высокое искусство, мастерство («влъшебная хытрость), а волхв — есть «премудр, человек с большим опытом и знаниями.

Чтобы показать особую глубину медицинских знаний у врачей, древнерусская литература присваивала им эпитеты «мудрых, «хитроков, «филозофов.

Медицина в Новгороде как пример медицины на Руси

Новгород по своей санитарной культуре и благоустройству стоял на первом месте среди крупнейших городов Северной Европы. Здесь раньше, чем в Париже и Лондоне на площадях и улицах появились деревянные мостовые, действовала разветвленная подземная дренажная сеть деревянных труб.

Новгородцы прежде киевлян (в конце IX — начале X вв.) приступили к строительству деревянных изб.

Баня в Древней Руси была распространена гораздо шире, чем в любой европейской стране. Новгородские врачеватели хорошо понимали целебную силу бань.

Мыло в ту пору ввозилось из-за границы и было доступно Красивая и удобная одежда — не только проявление вкусов и моды различных эпох, но и своеобразный индикатор санитарной культуры населения. Новгородцы в XI — XIII вв. одевались в одежду, хорошо сохраняющую тепло, и надежно предохраняющую кожу от механических повреждений, пыли, грязи, укусов насекомых, не сковывающую движения.

Для стирки одежды и мытья тела новгородцы использовали легкомылящиеся почвы, минералы, имевшие в своем составе жир и золу. Белье кипятили в бочках с зольной водой.

Новгородцы были сильными людьми. Физический труд, простая, здоровая пища, длительное пребывание на свежем воздухе повышали их сопротивляемость губительному действию микроорганизмов.

Но жестокий бич голода, эпидемии уносили многие жизни. С середины XII до начала XVIII в. чума, оспа, сибирская язва, тиф — 17 раз становились причиной опустошительных эпидемий для Новгорода. Все, кто был способен, бежали из города, оставляя его на попечение светских и монастырских лекарей.

С постоянным риском для жизни они обходили дворы и улицы. Кормили больных, передавая им пищу через пламя костра. Отвозили умерших на дальние кладбища.

Первые больницы основывались, в основном, в монастырях. Деревянные здания больниц располагались обычно внутри четырехугольного пространства, образованного монастырскими стенами. В больших монастырях наряду с больницами строили бани и «свитошные (прачечные).

Начиная с XV в. очаги с дырой в потолке вместо дымохода выместили печи, на смену которым со временем пришла система внутристенных труб с циркулирующим по ним горячим воздухом. Окна закрывали пластины слюды. Больные спали на деревянных нарах. Вместо матрацев использовались сухой мох, солома, камыш.

Широкое использование лекарств растительного и животного происхождения дополнялось приемами из арсенала хирургического искусства.

Почетом в древнем Новгороде были окружены «резальники (хирурги). Используя экстракт красавки и настойку опия, они проводили довольно сложные операции по ампутации конечностей, трепанации черепа, чревосечению.

В некоторых летописях можно найти описание врачебных действий. Так, если судить по «Изборникам Святослава» (1073, 1076), то врач должен был, прежде всего, быть резалником (хирургом — М.М.), умеющим разрезать ткани, ампутировать конечности, производить лечебные прижигания раскаленным железом, т. е. упот¬ребляющим металл: «Железо не весть, что делает, но врач весть действо железное». В других летописях привлекают внимание своеобразные иллюстрации на медицинские темы. Так, «Лицевой летописный свод», охватывающий период от «сотво¬рения мира» до 1567 года, содержит рисунки древнерусских протезов, называвшихся «древяница» или «тояги». Они предназначались для людей с ампутированными конечностями. Костыли, тоже деревянные, иногда со сложными приспособлениями, употреблялись для опоры плеча, колена. В «Своде» была даже миниатюра, иллюстрирующая процесс изготовления в кузнице железного крепления на костыль.

Медицинские сведения в древнерусских летописях были чаще всего связаны с болезнями сильных мира сего. Так, в «Повести временных лет (1044) говорится о постоянной повязке на темя по поводу врожденной мозговой грыжи, сделанной князю Всеславу. В Ипатьевской летописи (1289) содержится документальное и красочное описание болезни князя Владимира Васильевича Волынского, благодаря которому современный медик может распознать заболевание, о котором идет речь: скорее всего, это был рак нижней губы. К сожалению, Ипатьевская летопись не сообщает, как лечили князя — может быть, еще и потому, что исход лечения оказался фатальным.

Гораздо подробнее и квалифицированнее освещает летописец болезнь Василия III (отца Ивана Грозного), приводит почти клиническое описание хода заболевания, которое было, по всей вероятности, гнойным воспалением тазобедренного сустава (гнойный артрит).

Запечатленные в летописях своеобразные «истории болезни руcских князей свидетельствуют об использовании и различных хирургических методов лечения Так, в Никоновской летописи описано, как в «лето 69491441 г.) долго болевшему князю Дмитрий Юрьевичу Красному во время причащения оказал квалифицированную медицинскую помощь его духовник врач-монах отец Осия: при сильном кровотечении он успешно использовал метод тампонады.

Древнерусские историки сообщали об использовании метода прижиганий (с помощью горящего трута). По свидетельству Никоновской летописи, в «лето 6970страдавшего «сухотной болезнью», был применен общепринятый тогда метод лечения — прижигания. К сожалению, примененный метод не помог.

Одно из немногих известных имен — легендарная Евпраксия (1108-1180), внучка Владимира Мономаха, дочь князя Мстислава. В 1122 году ее выдали замуж за сына императора Византии Алексея Комнена и при короновании назвали Зоей. В Византии она изучила греческий язык и «много занималась в излюбленной ею области врачевания, быть может перечитала доступные ей медицинские сочинения (Гиппократа, Галена и др.) и в результате сама написала руководство по медицине.

Это руководство — один из древнейших русских лечебников «Мази («Алимма): единственный уцелевший экземпляр этого руководства хранился во Флоренции, в библиотеке Лоренцо Медичи. В конце XIX века российский историк Х.М.Лопарев обнаружил во Флоренции этот труд и приобрел копию греческой рукописи «Алимма. В рукописи, состоявшей из пяти частей, были приведены в определенную систему различные разрозненные медицинские сведения, в частности, описаны «наружные болезни» и приведены рецепты различных лекарств, рекомендовавшихся при заболеваниях кожи и зубов, рассказывалось о болезнях сердца и желудка. В качестве наиболее распространенных лекарств в рукописи были приведены всевозможные мази, почему, вероятно, и весь труд получил название «Алимма». Этот труд, обобщивший ряд медицинских наблюдений того времени и приписываемый Зое, был, очевидно, знаком и использовался лечцами Древней Руси. Каково было «врачебное сословие» Древней Руси?

В существовавших тогда монастырских и церковных больницах работали образованные врачи-монахи, профессионалы своего дела. Конечно, основным занятием ученых-монахов, представлявших тогда очень тонкий слой носителей интеллектуальной культуры, было, скорее всего, не исцеление болящих или изучение и переписка античной литературы, а богословие, поглощавшее главные интеллектуальные устремления духовного сословия. Но все-таки, как свидетельствуют исторические источники, немало было среди них и т.наз.монастырских врачей.

Помимо образованных (в той или иной мере) врачей-монахов, пользовавших своих пациентов в монастырях, в средневековой России действовали многочисленные мирские врачи, профессиональные лечцы, постигавшие азы своей профессии в порядке ремесленного ученичества, часто в семьях потомственных целителей. Среди них преобладали специалисты «терапевтического профиля — камчужные (по лечению ломоты, в современном понимании — ревматизма), очные (они занимались лечением болезней глаз), чепучинные (специалисты по сифилису), те, кто лечил отпорчи (предки современных психоневрологов) и др.

О том, что в средневековой России лечение у хирурга было обычным делом, можно говорить вполне определенно. эти методы использовались в практике. Медицинская, в т.ч. хирургическая, помощь простому народу, в частности лечение ран, в какой-то мере обеспечивалась законодательно

Были в числе мирских врачей и лечцы «хирургического профиля — резалники: среди них различались костоправы («травматологи), камнесечцы (специалисты по лечению болезней мочевого пузыря), кильные мастера (занимались лечением килы, т.е. грыжи), чечуйные (лечили геморрой). Позднее, в ХУ-ХУ1 веках, в свидетельствах современников упоминаются также алхимисты, «лекари польской породы, ученики общелекарские и др.

Правда, об их делах, об их практике, об их методах лечения в древнерусских летописях говорится до крайности мало. Вероятно, причин этого было несколько, например, неосведомленность летописцев в медицине; но основной причиной, может быть, было изначально скептическое отношение церкви к этим лечцам, которые, наряду с методами античной и народной медицины, применяли и сурово преследовавшиеся православием способы волхования, пришедшие еще из языческих времен. Нельзя исключить, впрочем, и элемент своеобразной конкуренции с врачами-монахами, с монастырской медициной.

Фармакология на Руси

Так, заболевание, которое современные медики называют цингой, наши древние коллеги побеждали настоем шиповника, чесноком, луком. Кстати, лук считался уни¬версальным средством, о нем даже сложили поговорку: «Лук от семи недуг». Деготь выручал от кожных болез¬ней, морковь — от малокровия, семенами тыквы изгоняли глистов. Есть мнение, что существовал даже сложный отвар, в состав которого входила ртуть: его применяли при «прилипчивы» (венерических) заболеваниях. Применение некоторых лечебных средств должно было сопровождаться заговорами. С конца XVII века в лечебниках встречается чрезвхычайно много «врачебных» молитв и знахарских заговоров, заимствованных частью из народной эпической старины, частью из книг апокрифических: все эти молитвы и заговоры были, конечно же, своеобразными психотерапевтическими лекарствами и порой помогали больным.

Териак — ссылка на эту панацею от всех бед есть у каждого врача, оставившего след в истории, начиная от Галена, кончая Авиценной, и далее — вплоть до новейших времен. Териак включен и в арсенал тибетской медицины и шире -медицины всего Востока.

Историки и врачи пытаются в древних источниках информации найти рецепт этого снадобья, но пока безуспешно. А ведь интересно было бы узнать о нем подробнее и, быть может, (почему бы и нет?) возродить его к жизни. Есть подозрение, что териак и поныне в арсенале безотказных средств народной медицины.

В произведении «Вертоград» (1534г.) можно найти более ста названий веществ и лекарств, которыми торговала Русь. Так, лекари использовали мышьяк для лечения болезней кожи, которые сопровождаются разрастанием рогового слоя. Для лечения кожных болезней применяли также киноварь и ртуть. С помощью этих средств избавлялись от таких паразитов, как вши и блохи.

На Руси были известны и побочные эффекты применения ртути — стоматиты, а также способы их предупреждения. Древнерусские целители использовали и минералы для лечения болезней.

Лазурит использовался в качестве слабительного и для лечения перемежающейся лихорадки.

Алмаз применялся для смазывания краёв гнойных ран и язв, а также для лечения дёсен при цинге.

Применение агата упоминается ещё в «Изборнике Святослава». Из него в Древней Руси изготовляли сосуды для перевозки и хранения лекарств. Уже в те времена агат считался лекарственным средством. Его применяли в виде присыпки или мази при укушенных ранах. В лечебнике описана разновидность агата — оникс, который применялся для изготовления инструментов для кровопускания. На Руси высокор ценился аметист. Его применяли в качестве противоядия при алкогольных отравлениях.

В Древней Руси был широко распространён способ лечения болезней с помощью определённых органов, желчи, животных соков, птичьих яиц, вытяжек из тел насекомых. Сырьё для таких лекарств добывали и на Руси, и привозили из других стран. Много сырья привозилось из восточных стран.

Самым популярным средством при любых расстройствах желудка считался «камень безоар», который находили в кишечнике многих животных. Есть ещё одно средство животного происхождения, применявшееся на Руси, — секрет железы кабарги — источник мускуса. Его применяли при болезнях сердца, а также при болезнях эпилепсии, душевнобольных с депрессией, лечили им и запои.

Огромной популярностью среди врачей московского государства пользовались пантовые «оттирки — панты пятнистых оленей. На Руси пантовые «оттирки назначались при эпилепсии), при желудочных и маточных кровотечениях, при параличах Больные пили их с вином и водой при сердечных болезнях.

Особенно ценили на Руси вещества, действующие благотворно на сердце, успокаивающие нервы, придающие бодрость. В древнерусских лечебниках их называли нежными ласкательными именами: «любка, «зелие милое, «дар небес и так далее.

Но основное место в древнерусской медицине занимали лекарства растительного происхождения. В настоящее время они более изучены, и многие из них успешно применяются современными врачами. Так, гвоздика рекомендовалась при слабости зрения, при заболеваниях желудка, печени, сердца. Перец (черный) считался у русских лекарей настоящей панацеей от всех болезней. Лечили им и ревматические болезни. В качестве противопростудных средств давали имбирь. Его принимали в уксусе на ночь.

Популярны были также мускатный орех, мускатный цвет, которые привозили из Индии. Они применялись как мочегонное средство и для возбуждения хронических больных.

В качестве обеззараживающих средств в Древней Руси использовалась полынь, багульник и др. В «Киево-Печерском патерике (16 в.) упоминаются сенна и ревень, которые употреблялись в качестве слабительных средств.

Однако непросто было сохранить лечебники и травники. Держать их у себя дома было небезопасно. На такого человека могли написать донос, судить, всё имущество забрать в казну, а человека сослать в какой-нибудь отдалённый монастырь. И таких случаев на Руси было немало.

Несмотря на это, лечебники и травники продолжали тайно хранить во многих домах, благодаря чему мы и имеем представление о многих элементах народной медицины Древней Руси.

В лечебниках русской медицины большое значение приобретают растения. Заготовка лекарственных растений выходит на первое место путем введения натуральной повинности, а также благодаря экспедициям травников аптекарского приказа. Особый «авторитет имело все семейство луковых, а в особенности чеснок и лук. В старинных травниках отмечалась их способность стимулировать регенерацию кожи при ожогах, ушибах, ранениях.

Хирургия Руси

В рукописных лечебниках раны различались «стреляные, «сеченые и «колотые, причем особое внимание обращалось не на «свежие раны, а на часто встречавшиеся осложнения — «старые, долго не заживавшие раны. Преобладали консервативные методы лечения, с использованием различных мазей. Для перевязки использовались или высушенные мицелии гриба, «губы дождевки, или «древесный мох, собранный преимущественно «с дерев благовонных: этот мох считался, кроме того, хорошим гемостатиком, Раны и язвы орошали разными целебными жидкостями. Использовали примочки и промывания. Применяли присыпки, окуривание ран дымом. Глубокие раны («фистилы) подвергали спринцеванию. В большом ходу были «леваши — пластыри, а также непосредственное прикладывание к ранам различных частей свежих целебных растений. Вообще растительные лекарства, вместе с веществами химической природы (минералами, солями тяжелых металлов, некоторыми сложными органическими веществами), составляли тогда (да и потом тоже) основной арсенал использовавшихся средств лечения.

Так называемая «массовая хирургическая помощь в средневековой России тогда не намного отличалась от таковой в странах Европы. Например, ампутации конечностей («оттирания), о которых в летописях упоминалось «попутно, мимоходом, — эти сложнейшие по тем временам операции хотя и нечасто, но все-таки производились русскими резалниками, об этом сохранились исторические свидетельства. Раз делали средневековые лечцы «сшивание ран — значит, использовали они и соответствующие инструменты и приспособления (иглы, нити и пр.). Операции производили «на лавке лекарской (операционном столе). Для транспортировки раненых с переломами конечностей и их лечения применяли шины из различных подручных предметов — об этом тоже упоминалось в летописях. Не было, правда, у нас тогда профессоров хирургии — так и в Западной Европе, несмотря на многовековое существование университетов, они насчитывались буквально единицами. Не было и «братств хирургов — только потому, что разделение медицины и хирургии было неведомо в России ни тогда, ни потом….

Чем не болели наши предки?

А ведь и в те времена был грипп, да только называли его как-то иначе. А вот как — неизвестно.

Обозначение болезней и симптомов преимущественно через славянскую лексику свидетельствует об очень древней основе частной патологии. Из внутренних болезней отмечены: златяница (желтуха), камчюг (артриты), усови (плеврит), вдушь (астма). К нервно — душевным относились точение пены, или падучая немочь (эпилепсия), расслабление (параличи). Прокажением именовали болезни типа волчанки, лепры и другие кожные невзгоды.

Из инфекционных хорошо знали сухотку (чахотку), огневую (сыпной тиф). Трясця (малярия) описана в форме вседневной, черездневной и «квартано» (четырехдневной). К группе гибельных моров причислялись утроба кровавая (дизентерия), чума легочная, мозолие (бубонная чума), возуглие, или прищ горющ (сибирская язва), жаба горляная и многие другие.

15. Монастырская медицина

Появление монастырских больниц можно отнести ко временам принятия христианства на Руси. Монахи, верившие в то, что всем на земле ведает Бог, воспринимали болезни как кару за прегрешения человеческие, а иной раз и как вселение бесов в человеческую душу и тело. Следовательно, исцеление от болезни рассматривалось как прощение Божие и отпущение грехов.

Наиболее известными из них стали лечебница в Пе-реславле, основанная в 1091 г. митрополитом киевским Ефремом, и Киево-Печерская лавра, основанная в 1051 г монахами Антонием и Феодосием в предместьях Киева. Название она свое получила от слова «печеры», т. е. пещеры, в которых монахи жили и творили свое благородное дело. Киево-Печерская лавра оставила свои еле-ды в развитии медицины и культуры на Руси. Там было написано множество летописей: от Нестора, Никона, Сельвестра.

Оттуда пошла и житийная литература. В XIII в. там был создан «Киево-Печерский патерик» – сборник рассказов и историй об этом известнейшем монастыре. Множество известных зодчих и живописцев принимали участие в создании интерьера лавры. О них, быте и деятельности монахов, укладах и нравах Киева рассказывалось в патерике. В 1661 г. он впервые был напечатан и издан в типографии той же Киево-Пе-черской лавры.

В пещерах монастыря похоронены люди, вошедшие в историю России: основатель Лавры Антоний, летописец Нестор, врачеватели Дамиан и Агапий и даже основатель Москвы – Юрий Долгорукий.

Как ни странно, в лавре находили способы лечения самых различных болезней – от инфекционных до психических. В стенах монастыря даже было что-то вроде изоляторов, куда помещались тяжелобольные, им обеспечивался индивидуальный уход. Люди, которые не имели уже надежды на выздоровление, нередко исцелялись монахами, после чего уверовали в Бога и молитвы и постригались в монахи.

Среди известнейших целителей, практиковавших в лавре, были такие люди, как преподобный Алимпий, прославившийся тем, что лечил людей с тяжелейшими случаями лепры. Для лечения болезней кожи он использовал иконописные краски, содержавшие, по-видимому, различные лечебные вещества. Также святой и блаженный Агапий был монахом лавры. Он известен тем, что вылечил внука Ярослава Мудрого, который впоследствии стал князем Руси, а в историю вошел, как Владимир Мономах.

Лечили врачеватели монастыря бесплатно, к больным относились терпимо, с любовью вплоть до самопожертвования. Это отношение является азами врачебной этики, которой в наше время при обучении в вузах придается большое значение.

Монастырские лечебницы были также центрами обучения и просвещения: монахи собирали византийские и греческие рукописи, переводили с латинского и греческого, объединяли информацию в сборники, дополняли своими знаниями и знаниями предков и по этим источникам преподавали медицину.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

suro1975 ›
Блог ›
Врачевание в Древней Руси

Народная медицина на Руси с глубокой древности была частью языческой культуры. До нашего времени дошли передаваемые в устной форме заговоры, обращенные к языческим божествам, способным прогнать болезнь. Во врачебной практике использовались растения (полынь, крапива, подорожник, листья березы, кора ясеня, лук, чеснок, хрен, березовый сок и т.д.), продукты животного происхождения (например, мед, кобылье молоко, сырая печень трески) и минералы. Врачеватели-знахари назывались волхвами, ведунами, кудесниками, ведьмами. Они считались в народе посредниками между человеком и таинственными силами природы.

Это интересно. Олицетворением болезней и невзгод в славянской мифологии были демонические существа — Горе и Лихо. Наслать на людей и домашний скот болезни могла и Кикимора — злой дух дома. Представление об удивительных лекарствах, спасающих от болезней и старости, дошло до нашего времени в сказках о живой воде, о молодильных яблоках, о кипящих котлах, искупавшись в которых, старик становился юношей.

Первые письменные упоминания о медицине на Руси восходят к XI веку. В летописях врачей называли лечцами. О них упоминает «Краткая Русская Правда» — древнейший из дошедших до нас свод русских законов. Лечцы передавали секреты врачевания по наследству. Уже в 1073 и 1076 г. были записаны «Изборники», в которых наряду с переводами фрагментов библейских книг и сочинений византийских писателей были перечислены некоторые болезни и приведены сведения об их лечении, рекомендации о содержании тела в чистоте, советы относительно питания в разные времена года. Упоминаются в «Изборнике» и лечцы, которые лечат травами и мазями, а также лечцы-хирурги, умеющие делать прижигания и «разрезать ткани».

Это интересно. Среди резалников были костоправы, зубоволота. На Руси проводились операции черепосверления, чревосечения, ампутации. Усыпляли больного при помощи мандрагоры, мака и вина. Инструменты (пилки, ножницы, долота, топоры, щупы) проводили через огонь. Раны обрабатывали березовой водой, вином и золой, а зашивали волокнами льна, конопли или тонкими кишками животных. Для извлечения металлических осколков стрел применяли магнитный железняк. Славились на Руси и оригинальные конструкции протезов для нижних конечностей.

В летописи Нестора (XI в.) содержится первое письменное упоминание о русской паровой бане, целебная сила которой была известна на Руси с самых древних времен.

Возникновение анатомии на Руси, как и в других странах, было связано в первую очередь с потребностью оказания врачебной помощи при травмах и ранениях, полученных на войне. Сведения по анатомии содержатся в знаменитом «Шестодневе» Иоанна Болгарского (X в.), который переписывался на Руси до XVIII в.

Сочинение одного из крупнейших византийских мыслителей Иоанна Дамаскина (VIII в.) «Источник знания», известное в русских списках XII в., упоминает о том, что человеческое тело, как и все тела в природе, состоит из четырех стихий. В организме им соответствуют четыре жидкости: земле — «черная кручина» (черная желчь), воде — «глен» (флегма), воздуху — кровь, огню — «желтая кручина» (желчь). Выдержки из медицинских представлений Гиппократа и Галена содержатся в сочинении «Тайная тайных, или Аристотелевы врата», которое приписывалось Аристотелю.

Хотя переводные византийские сборники XI— XIII вв. под названием «Измарагд» («Изумруд»), «Златая цепь» содержали немало описаний «площадных» (публичных) вскрытий, анатомические представления в XV и XVI столетиях развивались на Руси весьма медленно.

В XV—XVII вв. на Руси получили широкое распространение различные травники и лечебники, в которых был представлен опыт народной медицины. Они состояли из кратких описаний лекарственных растений и указаний к их применению. Иногда действие лекарственного растения объяснялось, исходя из лечения «противоположного противоположным»: избыток холодного лечили горячим, избыток влажного — сухим. Вот пример такого объяснения в лечебнике XVII в.: с помощью лука «горячество лукавое истребляет мокрость вредительную студеную».

Вплоть до конца XVII столетия народная медицина занимала на Руси ведущее положение.

Столкнулась Русь и с эпидемиями. В конце XVI — начале XVII в. карантинные меры стали приобретать государственный характер. С 1654 по 1665 г. в России было издано более 10 царских указов «о предосторожности от морового поветрия».

Это интересно. Во время чумы 1654—55 гг. на дорогах были установлены заставы и засеки, через которые никого не разрешалось пропускать под страхом смертной казни, невзирая на чины и звания. Все зараженные предметы сжигались на кострах. .Письма по пути их следования многократно переписывали, а подлинники сжигали. Деньги перемывали в уксусе. Умерших погребали за чертой города. Священникам под страхом смертной казни запрещалось отпевать умерших. Лечцов к заразным не допускали. Если же кто-либо из них случайно посещал «прилипчивого» больного, он был обязан известить об этом самого государя и сидеть дома «впредь до царского разрешения».

Медицина того времени была бессильна перед эпидемиями, и тем большее значение имела система государственных карантинных мероприятий, разработанная в то время в Московском государстве. Важное значение в борьбе- с эпидемиями имело создание Аптекарского приказа.

Аптекарский приказ — первое государственное медицинское учреждение в России — был основан около 1620 г. В первые годы своего существования он располагался на территории Московского Кремля в каменном здании напротив Чудова монастыря. Сначала это было придворное лечебное учреждение, попытки создания которого восходят ко временам Ивана Грозного. Располагалась аптека в Кремле и длительное время (почти в течение века) была единственной аптекой в Московском государстве.

Первоначальной задачей Аптекарского приказа являлось обеспечение лечебной помощью царя, его семьи и приближенных. При наличии в стране лишь одной аптеки население покупало лекарства в зелейных и москательных лавках, где велась свободная торговля «зельем». Это вело к злоупотреблениям ядовитыми и сильнодействующими веществами. Таким образом, назрела необходимость государственной регламентации продажи лекарственных средств.

Во второй половине XVII в. в Московском государстве сложилась своеобразная система сбора и заготовки лечебных трав. В Аптекарском приказе было известно, в какой местности преимущественно произрастает то или иное лекарственное растение. Специально назначенные заготовители (травники) обучались методам сбора трав и их доставки в Москву. Таким образом, сложилась государственная «ягодная повинность», за невыполнение которой полагалось тюремное заключение.

У стен Московского Кремля стали создаваться государевы аптекарские огороды (ныне. Александровский сад). Число их постоянно росло. В некоторых случаях специалисты по закупке лекарственных средств направлялись в другие города. Значительная часть лекарственного сырья для аптек выписывалась «из-за моря» (Аравии, стран Западной Европы — Германии, Голландии, Англии). Аптекарский приказ рассылал свои грамоты иноземным специалистам, которые направляли в Москву требуемые лекарственные средства.

Первая государственная Лекарская школа в России была открыта в 1654 г. при Аптекарском приказе на средства государственной казны. Принимали в нее детей стрельцов, духовенства и служилых людей. Обучение включало сбор трав, работу в аптеке и практику в полку. Кроме того, ученики изучали анатомию, фармацию, латинский язык, диагностику болезней и способы их лечения. В качестве учебников служили народные травники и лечебники, а также «докторские сказки» (истории болезней). Во время военных действий функционировали костоправные школы.

Анатомия в лекарской школе преподавалась наглядно: по костным препаратам и анатомическим рисункам, учебных пособий еще не было. Лекари, которые оказывали врачебную помощь гражданскому населению, чаще всего лечили на дому или в русской бане. Стационарной медицинской помощи в то время практически не существовало.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх