Помост

Вопросы веры

Мишель оден возрожденные роды

Оден Мишель. Книги онлайн

Доктор Мишель Оден (Michel Robert Fortuné Odent, 1930, Франция) — выдающийся врач акушер-гинеколог, широко известный во всем мире благодаря своим научным открытиям и практическим инновациям.

Медицинское образование получил в Париже, по первоначальной специализации хирург.

С 1956 по 1962 гг. практиковал как хирург общего профиля, в чью компетенцию тогда входили и акушерские операции.

В 1958–59 гг. во время войны в Алжире служил военным хирургом во французской армии, оказывая помощь и солдатам, и гражданскому населению в неотложных случаях, в том числе связанных с родами.

В 1962–1985 был штатным хирургом и акушером-гинекологом многопрофильного государственного госпиталя г. Питивье (Франция). Этот период своей жизни он описал в книге «Возрожденные роды» (1984), которая переведена на 13 языков и переиздается до сих пор.

Работая вместе с шестью акушерками и принимая около тысячи родов в год, он добился отличной статистики с низким процентом медицинских вмешательств. Его подход был освещен в известных медицинских изданиях (таких, как Lancet) и в телевизионных документальных фильмах (Birth Reborn, BBC). Он ввел в практику дородовой подготовки вечера хорового пения в родильном отделении, где женщинам предстояло рожать. Подход, который сосредоточен на потребностях женщины и опирается прежде всего на ее ресурсы, а не на лекарства и медицинские процедуры, сегодня стал одним из общепринятых в современном мировом клиническом акушерстве.

В 1970-х гг. ввел в акушерский обиход бассейны для обезболивания в родах и комнаты с домашней обстановкой (так как физиология родов требует покоя и уединения).

Автор первых статей об инициации грудного вскармливания в первый час после рождения, первой статьи об использовании бассейнов в родах, первой статьи о «теории воротного контроля боли» применительно к акушерству.

Автор/соавтор более 100 научных работ. Автор 17 книг, опубликованных на более чем 20 языках мира. На русский язык переведено четыре книги («Возрожденные роды», «Кесарево сечение», «Научное познание любви», «Роды и эволюция Homo sapiens»).

Ежегодно выступает на академических конференциях, в том числе на Международных конгрессах по акушерству и гинекологии (International Congress of Obstetrics and Gynaecology (ICOG).

Сайт автораОден Мишель на видео

БАЗОВЫЕ ПОТРЕБНОСТИ ЖЕНЩИНЫ В ЕСТЕСТВЕННЫХ РОДАХ

Почему последние 10 – 15 лет мы так много слышим о естественных родах? Что это такое и чем они отличаются от тех, к которым привыкло наше нынешнее общество? Являются ли они новомодным поветрием или это забытая норма?

Часто, чтобы объяснить какое-то понятие, удобно исходить от противного. Вот и я предлагаю сначала определить, что же такое неестественные роды, и почему именно они не естественны, и, отталкиваясь от этого понимания, перейти к определению естественности, которое четко обрисует базовые потребности женщины в родах.

НЕМНОГО ИСТОРИИИ

Мы знаем, что в конце XIX – начале ХХ вв. началось активное развитие медицины. Оно привело к тому, что многие болезни были исследованы, к ним были разработаны методы лечения, и, в общем, в этой области мы добились таких успехов, о которых раньше и мечтать не могли. Эти научные успехи повлияли на сакральность родов: многие процессы получили научное объяснение, и роды, тысячелетиями проходившие в домашних условиях, постепенно стали переноситься в больницы. Опытные бабки-повитухи, имевшие нескольких детей и множество внуков, которые часто сопровождали роды у нескольких поколений одной и той же семьи, стали заменяться молодыми мужчинами-врачами, которые долго учились и обладали большим количеством знаний. Так роды постепенно становились все более и более контролируемыми, а беременные и рожающие женщины превращались в пациенток.

Чтобы сделать роды наименее болезненными и наиболее контролируемыми в родильных палатах стало появляться множество аппаратов и приспособлений. Часто эти приспособления значительно ограничивали подвижность рожающей женщины, зато давали возможность управлять процессом и отслеживать показатели состояния матери и ребенка. Глобально это привело к перераспределению ответственности: женщины перестали рожать сами, они стали рожать вместе с врачами. Она управляет своим телом, он – медицинским оборудованием. Ответственность ушла от матери и перешла в руки мужчины-врача. Я слышала не одну историю, относящуюся к середине прошлого века, когда на какую-то просьбу женщины, врач отвечал: «Так! Кто тут рожает, я или ты?»

НАШЕ ОТЛИЧИЕ ОТ ЖИВОТНЫХ

Эта техническая революция и перераспределение ответственности были характерны для всех цивилизованных стран. В каждой стране со своей скоростью происходили одни и те же процессы. Сейчас это приводит меня к пониманию, что такой поворот событий в родовспоможении является закономерным и тесно связан с общим развитием человека и общества в целом. Оказывается, все дело в нашем отличии от животных.

Все дело в том, что человек, в отличии от животных, обладает неокортексом, т.е. отделом мозга, отвечающим за процессы мышления. Наш мозг условно можно разделить на две части: древний мозг, – часть, обеспечивающая жизнедеятельность организма, отвечающая за физические рефлексы, – и неокортекс, – «новая кора», лобные доли, отвечающие за логическое мышление, способность анализировать и рассуждать.

Животные, как и древние люди, либо не имеют неокортекса совсем, либо у них он слабо развит. У современных же людей этот рассудочный ум очень хорошо развит, именно ему мы обязаны за все блага цивилизации, которыми сейчас обладаем. Обратная сторона этого рассудочного ума кроется в желании все контролировать. Эти два ума плохо действуют одновременно: когда работает неокортекс, мы так уходим в процесс размышления, что можем забыть о базовых потребностях, и наоборот, когда мы глубоко в процессе, требующем наименьшее количество логики, мы чувствуем тело, просыпается интуиция.

КОНТРОЛИРОВАТЬ РОДЫ

Именно рассудочный ум навязывает нам желание контролировать, именно из-за него в родах мы отдали предпочтение мужчинам с образованием, оставив женщин с опытом.

Но что действительно важно, так это понимание, что рожать – это не умственный процесс. Это физический процесс. Рожать – не дело нашего ума. Это дело нашего тела. Чтобы ребенок появился на свет, тело женщины должно выработать целый ряд гормонов. На это требуется определенное время и определенные условия. Вырабатывать гормоны – не дело нашего ума. Логическая активность действительно приостанавливает роды, делая их более длинными и тяжелыми. Логическая активность во время родов называется неокортексальным торможением.

Это неокортексальное торможение является ключом к ответу на вопрос, почему в природных условиях животные рожают лучше, чем мы в окружении аппаратуры.

ЭНДОРФИНЫ ПРОТИВ БОЛИ И МЫШЛЕНИЯ

Оказывается, все достаточно просто: чтобы женщина хорошо родила ей достаточно расслабиться и отключить аналитическое мышление. Но как же это сделать? Сама природа приходит к нам на помощь: интенсивные ощущения во время родов стимулирует выработку эндорфинов. Эндорфины в больших количествах с одной стороны значительно притупляют переживания этой интенсивности, а с другой – способствуют наступлению состояния эйфории, внутреннему наркозу, и притупляют активность неокортекса.

Если же у роженицы постоянно активен неокортекс, выработка эндорфинов подавляется: она постоянно анализирует свое состояние, она не может расслабиться, в итоге приходится делать внешнее искусственное обезболивание, которое на некоторое время защищает от боли, но не вводит в состояние эйфории.

ВНУТРЕННИЙ И ВНЕШНИЙ ОКСИТОЦИН

Кроме того, химическое вмешательство плохо тем, как правило, одно вмешательство тянет за собой другое. Внешнее обезболивание сильно тормозит процесс, поэтому приходится искусственно его стимулировать внешним окситоцином. Окситоцин – гормон, который вырабатывает наш организм в родах, именно благодаря ему сокращается матка. Он же симулирует выработку пролактина – гормона, благодаря которому «приходит» молоко. Но когда есть внешней окситоцин, выработка внутреннего прекращается. Внешний окситоцин не стимулирует пролактин. Именно поэтому у женщин, которые рожали с химическим вмешательством, часто бывают проблемы с грудным вскармливанием.

ЧТО АКТИВИЗИРУЕТ РАБОТУ НЕОКОРТЕКСА

Давайте посмотрим, что может вызывать лишнюю активность неокортекса, и, соответственно, мешать женщине рожать:

  1. Логическая речь и вопросы. Самое худшее, что можно делать во время родов – это говорить о раскрытии шейки матки в сантиметрах. «Ну, давай-ка проверим, какое у тебя раскрытие, голубушка? – Ага, всего лишь 4 сантиметра!..»
  2. Необходимость вести себя прилично. Приличное поведение – это дар, нашей культуры и развитого неокортекса. Животные не ведут себя прилично.
  3. Ощущение, что за процессом кто-то наблюдает. Этот и предыдущий пункты заставляют женщину анализировать себя и свое поведение со стороны. Анализ – это функция рассудочного ума.
  4. Фотоаппараты, видеокамеры.
  5. Техническая электронная аппаратура.
  6. Яркий свет.
  7. Многие другие факторы, заставляющие думать.

Понятно, что всех нам нужно очень постараться всеми возможными путями избегать всего, что стимулирует работу неокортекса. К сожалению, в родах, которые проводятся в роддомах по общей схеме, часто бывает этого очень сложно достичь.

СТРАХ – ЗЛЕЙШИЙ ВРАГ РОДОВ

Существуют способы сложными путями объяснить интуитивно понятные вещи. Например, можно объяснить потребность женщины находиться во время родов в безопасности с точки зрения неокортексального торможения. Или с позиции окситоцино-адреналинового антагонизма. На самом деле, само наше сознание дает нам понимание, что рожать значительно легче тогда, когда нет страха.

Например, когда животное рожает, оно уходит в укромное место, если вдруг появляется рядом хищник, у животного вырабатывается огромное количество адреналина, позволяющего далеко убежать. И роды на это время останавливаются. Они возобновятся потом, когда животное снова почувствует себя в безопасности. В этом вся суть окситоцино-адреналинового антагонизма. Основной гормон в родах – это окситоцин, – гормон любви. Он же вырабатывается во время близости между мужчиной и женщиной. Его антагонистом является адреналин, гормон страха. Проводились исследования, и научно доказано, что выработка адреналина тормозит действие окситоцина.

ЧТО АКТИВИЗИРУЕТ ВЫРАБОТКУ АДРЕНАЛИНА?

Все, что активизирует выработку адреналина, и чего следует избегать в родах:

  1. Когда рядом стоит кто-то, от кого фонит адреналином.
  2. Холод.
  3. Незнакомые люди или много людей.
  4. Незнакомая обстановка и шум вокруг.
  5. Любое ощущение, рождающее чувство небезопасности.

Итак, основное, что мы должны знать о родах – это создание чувства безопасности у рожающей женщины. Нет ничего важнее этого. Многих проблем можно избежать, если уважать эту потребность и создавать подходящие условия. Это понимание вовсе не означает, что всем надо рожать дома. Нет, напротив, многие женщины чувствуют себя в безопасности, когда знают, что рядом есть специалисты.

9 МЕСЯЦЕВ НА ПОДГОТОВКУ

Но то, к чему действительно приводит нас понимание важности чувства безопасности, так это к тому, что женщина должна очень хорошо подготовиться. Беременность длится 9 месяцев. Это время, которое требуется каждой будущей маме на осознание всех процессов, на осознание своих потребностей и уважение их. Маме необходимо понять, в каких условиях она хочет дать жизнь новой душе, где она будет чувствовать себя действительно расслабленной, кого она хочет видеть рядом с собой во время родов. Ей необходимо найти конкретное место и конкретных людей и познакомиться как можно ближе с ними. Главным критерием правильности выбора является не только их опыт, но и возможность расслабиться рядом с ними. За 9 месяцев женщине необходимо понять и почувствовать свое тело. Осознать его потребности, дыхание, определить любимые позы.

В целом значительное количество времени в период беременности нужно посвятить изучению себя. Ведь, как правило, именно беременность дает понимание своей ответственности и толкает женщину на более осознанный подход к жизни. Ребенок приходит к определенной матери за определенным опытом. И от того, как мы его встретим и кем мы являемся на самом деле, зависит очень многое в его жизни. Изучая себя, мы научимся больше понимать, а значит, будем удовлетворять больше базовых потребностей ребенка. Что позволит ему вырасти по-настоящему счастливым!

Автор статьи: Дип-Прем Каур, на основе лекции Мишеля Одена в Москве в декабре 2013 года.

Мишель Оден: «Чтобы родить, женщине нужно уединённое место». И одна молчаливая акушерка

29 Апр46859

Мишель Оден о родах (интервью подготовлено Марией Русаковой):

В ХХ веке человечество сделало великое открытие. Мы открыли, что новорождённому нужна мать. Почему мы этого не знали раньше? Раньше мать и дитя разлучали сразу после родов. Во всех культурах подавлялся агрессивный инстинкт защиты матери ребёнка — отнимите новорождённого у гориллы и посмотрите, что будет. Вот этот инстинкт и подавлялся на протяжении многих лет. У аборигенов Австралии новорождённых обкуривают дымом. В других местах их купают, иногда в холодной воде, сразу смывают с тела смазку, сразу отрезают пуповину, не дав ей отпульсировать до конца. Долгое время считалось, что молозиво вредно ребёнку, и было множество аналогичных верований, которые усиливали действие друг друга. Но все они имели один эффект — разлучение матери и ребёнка. Получалось, что ребёнка должны сразу отнять у матери, и за ним должен ухаживать кто-то другой. Предполагалось, что ребёнок нуждается в заботе со стороны постороннего человека.

В 1953 году я был студентом-медиком и проходил практику в парижской больнице. Акушерка сразу перерезала пуповину, мыла ребёнка. И женщина никогда не говорила: «А можно мне прижать ребёнка к себе? Оставить его?» И несколько дней ребёнка держали отдельно. А затем учёные установили, что у млекопитающих есть короткий период после родов — период, который никогда не повторится, — который очень важен для установки связи между матерью и ребёнком. И стали это изучать на людях. И мы обнаружили, что если их не разлучать, то ребёнок в течение часа сам найдет материнскую грудь, что это запрограммировано в его поведении. И что в идеальных условиях организм ребёнка должен быть заселён микроорганизмами матери. 50 лет назад этого не знали. И теперь вдруг поняли, что новорождённому нужна мать. Это открытие отвергло 1000 лет убеждений и привело к мысли о том, что нужно совместное содержание матери и ребёнка. Раньше это просто никому не приходило в голову.

Окситоцин и отцы

Так зародилось убеждение в том, что семья должна быть вместе, однако понятие о совместном пребывании распространилось также и на отца. И появилось убеждение, что отец ребёнка также должен присутствовать на родах.

  • Женщины сегодня рожают в роддомах и больницах, при участии врачей. Радостное естественное событие превратилось в хирургическую операцию, а женщина — в пассивную пациентку. По словам акушерки и психолога Наталии Котлар, «женщины должны понять, что роды — не медицинская проблема. Медицина занимается патологией, болезнью, а роды — нормальный физиологический процесс».

Здесь важно сказать про гормон окситоцин. Что мы знаем про него? Что он — основная часть целого коктейля любви, который женщина должна выпустить в кровь, чтобы родить. И мы должны понять, насколько его выделение зависит от факторов окружающей среды. Его ещё называют «застенчивым гормоном». Он не выделяется, если присутствуют незнакомые люди. У мужчины без него нет эрекции, у женщин не выделяется смазка влагалища, то есть это ключевой гормон в рождении любви. Поэтому даже в обществе, где есть свобода сексуальных отношений, люди всегда уединяются для секса. Потому и роды не могут проходить в беспокойной обстановке — окситоцин не будет появляться. В природе самка уединяется для родов. Раньше так делали и женщины. Но даже тогда они рожали рядом со своей матерью, тётей или бабушкой, задачей которой было защищать покой женщины от животных или людей. Отсюда и берёт начало мастерство акушерки. Но после этого этапа наступил другой: роды стали более социализированными, в них стало участвовать всё больше людей, и мы стали забывать, что окситоцин — «застенчивый» гормон. А следующий этап начался, когда рядом с женщиной появился мужчина-доктор.

До середины ХХ века акушерство было женским делом (окситоцин все-таки менее застенчив в женском окружении). В 50-х годах ХХ века врачи появлялись только в конце родов, чтобы наложить щипцы — это было всё, чему мне тогда предстояло научиться. Но затем всё стало очень быстро развиваться, появлялось все больше мужчин-врачей и всё больше отцов, присутствующих на родах, всё больше аппаратуры. Хай-тек — преимущество мужчин. И в ХХ веке началась маскулинизация общества. Сейчас новая эпидемия — видеосъёмка на родах. В комнате куча народу, в том числе и оператор.

И это называют естественными родами только потому, что это происходит дома, или потому, что женщина в воде либо на четвереньках, но это абсолютно неестественно! Получается, что женщина не может родить сама, что у неё нет для этого энергии. И получается, что движение за естественные роды на самом деле говорит о прямо противоположном.

В России мужчины стали присутствовать на родах сравнительно недавно — в последние 10 лет, когда многие аспекты западного образа жизни проникли в страну. И до того времени число кесаревых сечений в России был очень малым по сравнению с Западной Европой — около 10%. А затем на родах стали присутствовать отцы, и сегодня процент кесаревых сечений в Москве такой же высокий, как и в Западной Европе. Я заметил, что в тех странах, где отцы на родах стали присутствовать позже, позже стал повышаться и процент кесаревых сечений — например, в Ирландии, где присутствие отца на родах стало возможным только в конце 1980-х.

Уровень КС там тогда был очень низким, но он сразу вырос, и сейчас он такой же, как в других странах Западной Европы. Это нормально, когда мужчина любит свою жену. Также нормально, что он нервничает, когда она рожает, что у него стресс, то есть происходит выброс адреналина. И это заразно, то есть высокий уровень адреналина появляется и у женщины. Но тогда у неё не может происходить выброс окситоцина — эти два гормона «не любят» друг друга. К тому же я собираю истории о здоровье и поведении мужчин после родов, особенно если мужчина принимал в них участие, и я заметил, что очень многие мужчины после родов начинают болеть.

Например, в одной моей знакомой семье в день после родов (жена рожала дома) мужчина не мог перестать играть в приставку — так он убегал от реальности. У другого через два дня после родов случился его первый приступ шизофрении. У кого-то появляется экзема, у кого-то — загадочные боли в колене, у кого-то начинают выходить камни из почек, кто-то просто чувствует себя невероятно уставшим. И я пришёл к выводу, что существует некая мужская постродовая депрессия, которую не признают как таковую. Что же произошло? Мы поняли, что ребёнку нужна его мать, но мы также сразу же «приплюсовали» сюда и отца и стали говорить, что ребёнку нужны его родители, в множественном числе.

Неестественное естество

Какими должны быть идеальные естественные роды? Во-первых, я не использую термин «естественные роды». И я никогда не ассоциирую роды с каким-то прилагательным, не даю им определения, поэтому я никогда не говорю об «оптимальных родах». Я говорю о базовых потребностях женщины и ребёнка в родах. Поэтому я иногда говорю то, что идёт вразрез с тем, чего можно было бы от меня ожидать, учитывая, что мы находимся на конференции, где доминирует движение за естественные роды, — я ему постоянно противоречу. Один мой семинар в США даже назывался «Может ли человечество пережить движение за «естественные роды»?» Я имел в виду, что отсутствие понимания физиологии родов в движении за «естественные роды» беспокоит больше, чем отсутствие интереса к физиологии в медицинских кругах.

  • Базовый принцип моей работы — это создание и сохранение тёплого, комфортного окружающего пространства, а также сохранение тепла и движения внутри женщины. Ко мне приходит множество женщин с внутренними блоками — женщины, которых насиловали или били, или просто те, которые выросли в культуре, постоянно твердившей им, что они несовершенны. Достаточно редко можно встретить женщину, которая абсолютно в себе уверена до родов. Но всё, что ей нужно, — это пространство и время, а иногда ещё массаж и горячий чай. Задача акушерки — приглушить свою силу

Например, часто в книгах по естественным родам пишут, что в родах женщине нужна энергия, сравнивают роды с марафоном и говорят, что нужен мёд, сахар и т. п. Но когда понимаешь физиологию родов, тогда знаешь, что, чтобы роды состоялись, нужен низкий уровень адреналина. А когда уровень адреналина низкий, то не потребляешь глюкозу, не нужна энергия. Это абсолютная противоположность марафонскому бегу. И то же самое касается и необходимости воды. Часто в движении за естественные роды говорят, что нужно избегать обезвоживания. Но если понимаешь физиологию, то знаешь, что при родах выбрасываются гормоны, удерживающие воду, — это решение, которое нашла природа, чтобы мочевой пузырь был меньше. Животные в родах не пьют. А у нас получается, что сначала женщине говорят, будто она непременно должна пить, хочет она того или нет, а затем начинают думать, что же делать с наполненным мочевым пузырём, который они сами создали. И таких примеров я могу привести множество.

Нам нужна сила физиологии, чтобы мы могли смотреть на свою культурную обусловленность и критиковать её. Часто сторонники естественных родов выдвигают свои идеи просто из-за духа противоречия, чтобы противопоставить себя официальной медицине. На место одних культурно обусловленных убеждений приходят другие. Поэтому нам нужно критично относиться к обеим из этих сторон. Но вопрос не в том, к какой стороне вы относитесь. Вопрос в том, каковы потребности женщины.

Это не дело принципа, самое главное — чтобы женщина чувствовала себя защищённой. Как правило, женщины так себя чувствуют в тихом, уединённом месте. По возможности — чтобы во время родов вокруг было как можно меньше народу. Нужна только акушерка — если будете выбирать акушерку, то выбирайте ту, которая меньше говорит, хотя найти женщину, которая не говорит, трудно, особенно в Италии! Хотя я знаю и таких современных женщин, которым, чтобы чувствовать себя защищёнными, нужно слышать звук работы электронных приборов, и им лучше всего в роддоме или больнице. Никто не может вам сказать, что лучше лично для вас.

Оригинал

Связь между родами и молитвой

опубликовано с разрешения правообладателя НОУ «Международная школа традиционного акушерства»

Еще один способ
исследовать человеческую природу

Мой интерес к молитве как к способу исследования человеческой природы зародился в необычных обстоятельствах. Я размышлял о тех позах, которые женщины чаще всего принимают во время самопроизвольных родов, когда никто за ними не наблюдает и не руководит, когда у них нет заранее составленного представления о том, как должны протекать роды. Они чаще всего так или иначе наклоняются вперед. Весьма распространенная поза во время родов — на четвереньках, опершись на колени и на руки. Во время последних изгоняющих сокращений поза чаще более вертикальная; многие женщины распрямляются, так и оставаясь на коленях, а иные встают и на что-то опираются, но все равно наклоняются при этом вперед. Когда я оглядываюсь на свой опыт домашних родов, то замечаю, что в большинстве случаев мне приходится находиться у женщины сзади, чтобы видеть, как рождается ребенок. Тому, кто старается разобраться в процессе родов, такое типичное поведение покажется оправданным. Несомненно, в позе на четвереньках многих женщин привлекает возможность облегчить боль, особенно боль в спине. Некоторые позы не только помогают уменьшить боль у матери, но также дают возможность младенцу легче совершать необходимые повороты в полости малого таза. Кроме того, если женщина наклоняется вперед, есть гарантия того, что крупные кровеносные сосуды — нижняя полая вена и аорта — не сдавливаются о позвоночник под тяжестью веса ребенка в матке (в противном случае это затрудняет приток кровик плаценте и отток от нее). Короче говоря, если мать наклоняется вперед, у ребенка меньше риск пострадать в родах. Механические преимущества так явно бросаются в глаза, что можно упустить из виду самое главное: в позе на четвереньках женщине легче отгородиться от внешнего мира. Эта поза как нельзя лучше помогает ей умерить активность неокортекса и таким образом способствовать выбросу гормонов, обеспечивающих эффективность маточных сокращений. Вид матери — отрешенной от внешнего мира, стоящей в коленопреклоненной позе — невольно наводит на мысль о связи между родами и молитвой.

Вероятно, молитва отвечает некой биологической потребности, и поэтому она столь же распространена, как и потребность выходить за пределы рационального (need for transcendence). Она такое же характерное свойство человека, как пение и смех. Следовательно, изучая человека, невозможно обойти вниманием вопрос о физиологии и функции молитвы. Молитва эффективно уменьшает активность нашего суперкомпьютера — неокортекса и способна помочь многим уйти в иную реальность, оказываясь вне времени и пространства. Задумаемся: это способ достичь той реальности, с которой и без того постоянно связаны наши собратья — четвероногие млекопитающие. Им нет нужды молиться. Им нет нужды время от времени отключаться от беспокойного гигантского неокортекса.

Молящаяся акушерка

На связь между молитвой и родами указывают и те качества, которые, по мнению представителей неиндустриальных обществ, должны быть у традиционной акушерки. В 1980-х годах Жаклин Венсан Прийа — маркетолог по профессии — жила в Малайзии вместе со своей маленькой дочерью, которую еще кормила грудью, и познакомилась с очень многими традиционными акушерками. Позже она предприняла путешествия в Таиланд и посетила племена лаху, акка и карен, а в Индонезии была у батаков, минангкабау и торайя. Благодаря ее опросам стало ясно, что для того, чтобы стать в этих странах традиционной акушеркой, женщина должна была легко родить сама, а еще обладать способностью легко молиться1.

Женщина по имени Нами из племени лаху в северном Таиланде без обиняков рассказала, как она попала в акушерки:

«Я рожала своих детей сама и… даже не знаю… люди все время говорили, что, раз я родила детей сама, то, должно быть, смогу помогать другим. Они стали приходить ко мне за помощью, и вот уж, кажется, лет двадцать, как я этим занимаюсь».

Вот пища для размышлений тем, кто отбирает женщин, поступающих в современные акушерские училища!

Хотя многие из тех акушерок, которых посетила Жаклин Венсан Прийа, упоминали молитву и «общение с духами» как способ помощи рожающим женщинам, подробно говорить о своих молитвах они не были расположены. Несомненно, они полагали молитву интимной частью своей жизни. Так, например, Булех, малазийская акушерка, сказала: «Я не могу открыть эти особые молитвы, которыми я молюсь, потому что это тайна — моя и духа». И молитва, и роды воспринимаются как глубоко личные, интимные события жизни, которые всячески скрываются от посторонних глаз.

В наши дни настоятельно необходимо осмыслить исконную суть акушерства. Стоит задуматься, каковы главные требования, которые издавна предъявлялись к повивальным бабкам и традиционным акушеркам. Современные акушерки проходят длительный курс обучения и получают квалификацию, если овладевают массой специальных знаний. У них, однако, мало общего с теми, кто стал заниматься акушерским делом потому лишь, что другие женщины их сообщества чувствовали себя с ними в безопасности. То, что женщина имеет опыт материнства и рожала легко, — едва ли не самое главное мерило годности женщины для акушерского ремесла. Способность изменять состояние своего собственного сознания одновременно с рожающей женщиной в точности отвечает нашемупониманию филологии родов: акушерка, глубоко погруженная в молитву, не беспокоит рожающую женщину, как это делала бы та, что берет на себя роль наблюдателя или специалиста, ведущего роды. Эти траиционные качества не противоречат овладению теми основными знаниями, которые сегодня считаются в нашем обществе необходимыми для акушерок.

Сходные затруднения

Главные препятствия к пониманию физиологии настоящей, идущей от души молитвы — те же самые, что затрудняют понимание физиологии родов. И то, и другое контролируется и регламентируется человеческим обществом. В роды общество то и дело вмешивается, не обращая внимания на потребность матери в уединении, навязывает ритуалы и внушает те или иные убеждения. Что касается молитвы, то она в большей или меньшей степени регламентирована во всех религиях, но в особенности в четырех пророческих конфессиях. Например, мужчины-иудеи должны дважды в день читать вслух молитву шема, тогда как в исламе салат читается пять раз в день, при этом молящийся должен находиться в строго определенной позе, повернувшись лицом к Мекке. Даже у неграмотных народов, имеющих лишь устную культуру, человеческая потребность молиться также направляется в заданное русло. Есть, впрочем, сведения о некоторых формах импровизированной молитвы, например, у представителей племен негритосов на Филиппинах и алакалуф на Огненной Земле2.

Итак, мы можем лишь прибегнуть к экстраполяции и попытаться представить себе, что же изначально являла собой чистая, истинная, самопроизвольно изливающаяся, инстинктивная молитва. Что касается сферы деторождения, то у нас в конце XX века те же самые затруднения, однако, пожалуй, все же легче ясно представить себе, что неизменно и универсально в процессе родов. Некоторые женщины, рожая, могут достичь такого инстинктивного состояния, что в их поведении нас гораздо более поразит сходство, чем различие, какими бы разными ни были культуры, в которых они выросли. Нас многому могут научить частные случаи, например, когда совсем юная мать рожает без чьего-либо присмотра, запершись в своей ванной комнате. Мы знаем так мало о физиологии родов и офизиологии молитвы, поэтому нам не следует пренебрегать никакими новыми подходами. Один из этих новых путей познания — исследование связей между аспектами нашей жизни, на первый взгляд не имеющими между собой ничего общего.

Точно так же, как физиологию родов легче понять, если изучать ее в контексте других явлений нашей сексуальной жизни, очень полезно взглянуть на процесс родов и на акт молитвы как на две вещи, тесно связанные между собой. Этот подход помогает нам понять, что человек — существо социальное — время от времени нуждается в том, чтобы уйти, убежать из состояния «личности». Слово «личность» (person) обозначает образ себя самих, который мы являем обществу, оно происходит от латинского persona — маска, личина, которую надевал актер, разыгрывая свою роль.

Человек не может все время быть «личностью». Это было бы слишком изнурительно, в некоторых обстоятельствах даже опасно для здоровья. Бывают моменты, когда нужно оторваться от общества, сбросить маску, стать самим собой, побыть в одиночестве, в смирении и простоте; иными словами, нужно ослабить ту степень контроля со стороны неокортекса, которая характерна для повседневной жизни. Потребность в молитве наиболее высока в начале взрослой жизни, когда неокортекс полностью развился. Молитва — способ возвратиться к нашим корням, к состоянию обычного млекопитающего. Ведь при молитве необходимо склониться вперед, хотя бы в переносном смысле. Быть может, изначальное назначение молитвы — снимать время от времени маску, в которой мы обычно представляемся миру.

То же самое относится и к рождению ребенка: в этой ситуации женщине совершенно необходимо сбросить личину, перестать быть «личностью». В уединении и смирении рожающая женщина входит в состояние млекопитающего. Ей хочется склониться…

Резюме

На мысль о связи между родами и молитвой наводит образ рожающей женщины, отрешенной, коленопреклоненной. Молитва и роды представляются событиями глубоко интимными, которые, по существу, отгораживают человека от общества.

Б и б л и о г р а ф и я

Возрожденные роды. Мишель Оден о физиологии родов

Предлагаем вашему вниманию главу из книги Мишеля Одена «Научное познание любви». В этой книге, вышедшей на русском языке в 2009 г., доктор Оден приводит аргументы из различных областей знания, подтверждающие одну мысль: человеческая способность любить тесно связана с обстоятельствами рождения. Итак, что же такое физиологические роды? Свое понимание процесса родов известный акушер и создатель Центра исследований первичного здоровья излагает в этой главе.

Что значит «физиологический»

Не следует смешивать понятия «физиологический» и «нормальный». Тот или иной образ мысли или манера поведения могут в одной стране восприниматься как нормальные, а в другой — как недопустимые. Также и термин «физиологический» не означает: «это должно происходить так и только так». Физиологическое — это некий ориентир, от которого не следует слишком далеко отклоняться. Если выйти за его пределы, можно получить патологические побочные эффекты; когда нам все-таки приходится удаляться от ориентира, следует постоянно отдавать себе отчет в том, насколько мы от него отклонились. Физиологи изучают в функциях организма норму, то есть то, что является общим для всех и не зависит от культурных различий. Тысячелетиями культура вмешивалась в процесс родов, и сегодня нам как никогда необходимо вернуться к корням и руководствоваться физиологическим подходом.

К пониманию физиологии родов я стал приходить в начале 1960-х годов. В то время в случае трудных и затяжных родов нам порой приходилось пользоваться новым препаратом «ГОМК» (гамма-оксимасляная кислота, GBH в англоязычных странах. — Прим. ред.). Сегодня известно, что молекула ГОМК почти идентична молекуле ГАМК (гамма-аминомасляная кислота, GABA в англоязычных странах. — Прим. ред.) — вещества, которое участвует в физиологических процессах в головном мозге; действие его заключается в блокировке передачи импульсов от одной клетки мозга к другой. Когда женщины во время родов находились под действием ГОМК, активность той части мозга, которую можно назвать рациональным мозгом, сокращалась. Нередко женщины кричали, визжали, метались, вели себя, словно во сне… а роды при этом проходили на удивление быстро и легко. В аннотации фармацевтической фирмы-производителя указывалось, что ГОМК оказывает окситоциноподобное действие, а значит, усиливает маточные сокращения во время родов. Тогда я понял, что это был не настоящий окситоциноподобный эффект: на самом деле препарат как бы «отпускал тормоза», а уже благодаря этому вдруг выделялся целый поток гормонов. Визжать в родах и двигаться, ничем себя не стесняя, в обычной клинике, конечно, считалось неуместным, а кроме того, информации о возможных побочных эффектах этого вещества было недостаточно — так по целому ряду причин наблюдения за действием ГОМК во время родов остались отрывочными, но все же благодаря им мне представился случай глубже понять физиологию родов.

Сегодня вразумительно объяснить, что происходит с женщиной в родах и каковы при этом ее ключевые потребности, можно только на языке физиологии.

Что говорят физиологи о родах

Для того чтобы произошли роды, организм женщины должен выделить комплекс гормонов: окситоцин, эндорфины, пролактин, АКТГ, катехоламины — нам в данном случае неважно, как эти гормоны называются. Гораздо важнее понимать, что все они вырабатываются в одной и той же железе — головном мозге. Традиционное разделение нервной и эндокринной систем в настоящее время устарело: эта сеть едина, а головной мозг выступает в ней, помимо прочего, и в качестве железы внутренней секреции. Однако выделяет гормоны не весь мозг, а лишь его самый глубоко лежащий отдел. Несколько упрощая, можно считать, что самой активной частью головного мозга женщины во время родов является древнейшая его часть (гипоталамус, гипофиз и др.) — она нас роднит со всеми остальными млекопитающими. Ученым теперь понятно, что источник торможения в процессе родов (равно как и в других процессах, связанных с взаимоотношением полов), — другая, эволюционно более поздно возникшая часть мозга, необычайно развитая у человека, — неокортекс (новая кора головного мозга. — Прим. ред.).

Физиология поможет объяснить и еще одно явление, знакомое акушеркам и некоторым матерям, — по крайней мере, тем из них, у кого есть опыт родов без чьего-либо руководства и без медикаментозного вмешательства. На определенном этапе родов женщина как бы отрешается от остального мира: не замечает, что происходит вокруг, забывает о том, что она знала, и глубоко погружается в себя. Создается впечатление, будто она «на другой планете». Это состояние измененного сознания можно объяснить снижением активности «мозга интеллекта» — неокортекса. В практическом плане снижение активности «мозга интеллекта» — самый важный аспект физиологии родов. Акушеры, которые это понимают, не ошибутся, если позволят роженице действовать сообразно ее собственным ощущениям. Они, конечно, согласятся, что стимуляция рационального мышления и вообще любая стимуляция неокортекса может мешать нормальному течению родов. Основные потребности женщины в родах сводятся именно к тому, чтобы такой стимуляции избежать.

Роды: отключить интеллект

Если нас интересует практика, то самое время перейти к обзору тех факторов, которые могут стимулировать неокортекс человека.

  • Язык, и прежде всего, рациональный, — один из таких факторов. Представим себе женщину, у которой роды вошли в активную фазу: она уже где-то «на иной планете». Она позволяет себе кричать, визжать, ведет себя так, как ни за что себе не позволила бы в повседневной жизни. Она забыла, чему ее учили, что она знала из книг. И тут входит кто-то и просит ее сообщить свой почтовый индекс!
  • Яркий свет — еще один мощный раздражитель неокортекса. О том, что воздействие зрительных раздражителей отражается на электроэнцефалограмме, знает любой специалист. В практическом плане это означает, что, по-видимому, есть разница между рассеянным и излишне ярким светом.
  • Если женщина ощущает, что за нею наблюдают, это также может стимулировать неокортекс. Физиологический ответ на присутствие наблюдающего изучен наукой. Действительно, каждому из нас известно, что, когда за нами наблюдают, мы чувствуем себя иначе. Иными словами, уединение (в смысле отсутствия посторонних глаз) — это одна из важнейших потребностей рожающей женщины. Не любопытно ли, что стратегия всех прочих млекопитающих, у которых неокортекс развит меньше, чем у людей, — рожать в уединении? Самки тех видов, которые ведут ночной образ жизни (например, крысы), чаще всего приносят потомство днем, а те, что активны днем (скажем, лошади), — как правило, рожают ночью. Домашние козы на время родов уходят из стада, а дикие находят себе самые труднодоступные места в горах. Так же и наши ближайшие родственники — шимпанзе — перед родами уходят из стаи.
  • Любая обстановка, которая заставляет организм выделять гормоны группы адреналина, стимулирует и активность неокортекса, создавая тем самым помеху процессу родов.

Следовательно, женщина в родах должна ощущать себя в безопасности. Это чувство защищенности — непременное условие для того, чтобы достичь характерного для родов измененного состояния сознания. Пожалуй, в любом уголке мира и во все времена женщины стремились рожать в такой обстановке, которая дает чувство безопасности, то есть в условиях, где в течение длительного времени может поддерживаться минимальный уровень адреналина. Им всегда важно, чтобы рядом была мать или кто-то из большой семьи, кто может играть ее роль (тетка или бабка), или по-матерински заботливая и опытная женщина из ее окружения, сама имеющая детей или внуков. Такими качествами изначально и обладала акушерка. Настоящая акушерка — это женщина, являющая собой прообраз матери. Мать — прототип человека, рядом с которым мы чувствуем себя в безопасности, который не станет нас разглядывать или критиковать.

Задумаемся теперь о млекопитающих в целом. Очевидно, что для выживания вида полезно, чтобы роды не начинались, пока будущая мать чувствует внешнюю угрозу. Пока она не рожает, у нее есть возможность и силы, чтобы при необходимости отразить нападение хищника или спастись бегством. Итак, низкий уровень адреналина — обязательное условие для начала настоящих родов и для легкого протекания периода схваток, однако подчеркнем, что роль адреналина во время родов значительно сложнее. Резкий выброс адреналина — часть мощного гормонального всплеска, который происходит за несколько минут до появления младенца.

Некоторые женщины способны достичь такого гормонального всплеска и настолько отключить активность неокортекса, что самые последние мгновения родов они сравнивают с оргазмом. В начале 1980-х годов известная телеведущая BBC приезжала в больницу в Питивье, где я тогда работал. В это время одна из женщин родила первенца (это был случай ножного предлежания). Через час после родов ведущая спросила у молодой мамы, что она почувствовала в момент появления малыша на свет. Та, не задумываясь, ответила: «Это было как оргазм!». Сюжет увидели миллионы телезрителей.

Культура отражает непонимание потребностей роженицы

Язык физиологии помогает нам осознать, до какой степени люди во всем мире недопонимают сегодня важнейшие потребности женщины в родах. Эти потребности универсальны, то есть не зависят от культуры, в которой она воспитана. Непонимание выражается в невербальных сигналах, обращенных к беременной женщине. Так, нередко в популярной литературе по беременности и родам можно видеть иллюстрации, где будущую маму окружают двое, а то и четверо человек, глядящих на нее. Эти невербальные сигналы подкрепляются и словесными. Словарь, которым часто пользуются для описания человека, присутствующего при родах, выдает широко распространенное непонимание процесса родов и изначальной роли акушерки.

С точки зрения физиологии очевидно, что рожающей женщине прежде всего нужно чувствовать себя в безопасности и не быть на виду, и что акушерка, в первую очередь, — защитница, олицетворение матери. В то же время выражения, которыми описывается человек, присутствующий при родах, особенно в США, где акушерки стали вновь появляться после почти полного исчезновения, явно не соответствуют ситуации. Многие слова подразумевают, что она (или даже он) — активный помощник, наставник. Это, например, модное в США слово из спортивного лексикона — «coach» (англ. «тренер, инструктор»). Оно содержит в себе и передает людям глубокое непонимание физиологии родов. Пожалуй, больше всего сбивает с толку слово «поддержка» — из-за неумеренного употребления. Оно подразумевает, что женщина не в состоянии родить, если не почерпнет сил у другого человека.

Я воспользуюсь аналогией, чтобы дать понять, что я чувствую всякий раз, когда произносят или пишут слова «поддержка», «помощь» применительно к родам. Представим себе маленького мальчика, которому не удается уснуть, если с ним не посидит мама. Мы же никогда не скажем, что ему нужна «помощь», чтобы уснуть! Процесс засыпания нам легче понять, чем процесс родов. И в том, и в другом случае нам нужно ощущение безопасности, чтобы уменьшить активность нашего разума. В учебниках по медицине почти всегда рядом со словом «роды» встретишь слово «ведение» (management), но как же можно вести процесс, который происходит непроизвольно?

Еще одно свидетельство того, как широко распространено непонимание физиологического процесса, — удивление многих дипломированных врачей при знакомстве с результатами серьезных статистических исследований. Не менее десятка работ было посвящено сравнению положительного и отрицательного воздействия постоянного электронного мониторинга плода во время родов сравнительно с периодической аускультацией (выслушиванием) его сердца.

Исследователи из разных стран пришли к единому заключению: единственное устойчивое и статистически значимое воздействие электронного мониторинга на исход родов — это увеличение доли кесаревых сечений. Первая реакция многих врачей: нужно научиться более точно интерпретировать график, улучшить научную подготовку сотрудников родильных отделений. Как следствие, внимание было сосредоточено на необходимости разрабатывать более изощренные технологии непрерывного мониторинга.

Специалистам, которые разделяют это широко распространенное заблуждение относительно физиологии родов, нелегко усомниться в самой идее непрерывного мониторинга. Женщина знает, что функции ее организма постоянно «мониторят», и уже это само по себе вполне может быть раздражителем для неокортекса, грозит затруднить роды и таким образом сделать их более опасными, но специалисты не отдают себе в этом отчета. Иными словами, электронный мониторинг плода — действенный способ мгновенно распознать некоторые случаи страдания плода, однако он же становится причиной страдания плода, а стало быть, приносит больше вреда, чем пользы.

В приведенном обзоре физиологии родов мы намеренно и неизбежно упростили картину. Мы опирались на набор научно подтвержденных данных и на опыт. Например, тормозящий эффект адреналина можно считать научно доказанным фактом, тогда как влияние вопроса о почтовом индексе — эмпирическое знание.

Противопоставление новой коры головного мозга и древних подкорковых структур — упрощенный, но удобный способ сосредоточиться на самом главном. Если бы существовал неинвазивный метод сканирования мозга рожающей женщины, нас ждали бы новые открытия.

По ряду причин нам следует внести больше ясности в понимание родового процесса; в главе приводится краткий обзор физиологии родов. Это лучший способ заново открыть ключевые потребности женщины в родах. Во время родов древнейший отдел головного мозга находится в активном состоянии, он работает как железа, выделяющая гормоны. В случае торможения родового процесса причину следует искать в другом отделе мозга, сильно развитом у человека, — новой коре головного мозга. С практической точки зрения, самый важный аспект физиологии родов — снижение активности неокортекса (женщина как будто «на другой планете»).

Если стимулировать неокортекс матери: говорить с ней на рациональном языке, окружить ее яркими лампами, допустить, чтобы она чувствовала себя под пристальным наблюдением или в опасности, иным способом провоцировать выделение адреналина, — родовой процесс тормозится.

Глава из книги «Научное познание любви» (М.: Международная школа традиционного акушерства, 2009). Перевод И.Назарова, научный редактор — В.Назарова.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх