Помост

Вопросы веры

Молитвы при душевных болезнях

Молитва о выздоровлении от шизофрении

Поспособствовать успокоению больного с психическим нарушением и его скорейшему выздоровлению может молитва от шизофрении. Ее чтение подразумевает обращение за помощью к святым, которые дарят исцеление нуждающимся. Какими бы сильными и эффективными не были молитвы, они не смогут заметить полноценное лечение при таком заболевании. Поэтому их чтение необходимо в обязательном порядке сочетать с медикаментозным курсом и психотерапевтическими тренингами, действие которых направлено на подавление развития шизофрении.

Симптоматика шизофрении

При заболевании часто возникает депрессивное и безразличное состояние

Молитвы следует читать об исцелении от шизофрении у людей, у которых проявляются ее симптомы. Течение психического расстройства характеризуется развитием следующих болезненных признаков:

  • появление навязчивых мыслей;
  • внезапная замкнутость в себе;
  • отсутствие интересов;
  • беспричинная агрессивность;
  • галлюцинации;
  • бредовые идеи;
  • нарушение адаптационных способностей;
  • неадекватная реакция на происходящие события;
  • апатичное настроение.

Это лишь часть признаков, которые указывают на шизофрению. При их появлении требуется немедленно показать больного специалисту. Пока тот будет заниматься его лечением, близкие люди пациента смогут читать молитвы за здравие и скорейшее выздоровление.

Кому молиться

Не каждый человек знает, к какому святому следует обращаться с просьбой вылечить шизофрению. С такой молитвой рекомендуется идти к иконам целителей, которые при жизни и после своей смерти помогали обычным людям справляться с различными болезнями, в том числе и душевными.

Прося помощи небесных сил, нужно искренне верить в их силу исцеления

Молитва мамы за больного сына может быть обращена к Матроне Московской. Она еще при жизни сотворила немало чудес, о которых в народе ходило множество историй. Святая прожила тяжелую жизнь, которая не смогла сломить ее дух. Она с достоинством выдержала все испытания, посланные ей Всевышним.

Обращение к иконе Матроны Московской разрешено при многих проблемах. Целительница помогает добиться выздоровления от разных заболеваний. Шизофрения не является исключением.

Часто к святой обращаются именно с просьбами об исцелении. Также Матрона помогает справиться с сильными скандалами в семье и финансовыми трудностями, которые тоже имеют свое влияние на развитие психических расстройств.

Матрона приходит на помощь к каждому верующему человеку, который действительно в ней нуждается. Самое главное, чтобы слова, обращенные к целительнице, были пропитаны искренней верой в чудо и надеждой на спасение.

Священнослужители рекомендуют нуждающимся в излечении или их близким людям посетить Покровский монастырь. Здесь находится особая икона святой. О ней ходит немало слухов, в которых рассказывается о чудодейственных свойствах лика. Сюда принято приходить с букетом свежих цветов. В этом же храме располагаются мощи целительницы. На них освящаются букеты, которые в дальнейшем попадают в руки к прихожанам. Каждый цветок, который оказывается в нем, наделяется исцеляющими способностями.

К Матроне Московской необходимо обращаться такими словами:

«О блаженная мати Матроно, услыши и приими ныне нас, грешных, молящихся тебе,навыкшая во всем житии твоем приимати и выслушивати всех страждущих и скорбящих, с верою и надеждою к твоему заступлению и помощи прибегающих, скорое поможение и чудесное исцеление всем подавающи;да не оскудеет и ныне милосердие твое к нам, недостойным, мятущимся в многосуетнем мире сем и нигдеже обретающим утешения и сострадания в скорбех душевных и помощи в болезнех телесных: исцели болезни наша, избави от искушений и мучительства диавола, страстно воюющаго, помози донести житейский свой Крест, снести вся тяготы жития и не потеряти в нем образ Божий, веру православную до конца дней наших сохранити, упование и надежду на Бога крепкую имети и нелицемерную любовь к ближним; помози нам по отшествии из жития сего достигнути Царствия Небеснаго со всеми угодившими Богу, прославляюще милосердие и благость Отца Небеснаго, в Троице славимаго, Отца и Сына и Святаго Духа, во веки веков. Аминь».

Молитву, помогающую устранить заболевание, которое диагностировано у больного шизофренией, необходимо читать с чистым сердцем. В этот момент требуется выбросить из головы все лишние мысли. Особенно важно избавиться от негатива и других отрицательных эмоций, так как они могут отрицательно сказаться на эффективности церковного ритуала.

Сильная молитва Святому Николаю

Чтобы молитва имела успех, читать его нужно не один раз

Традиционное лечение шизофрении у мужчин и женщин дополняется молитвами, которые обращены Святому Николаю.

Как правило, молитвы Николаю Угоднику читаются родителями больных шизофренией. Они просят помощи в лечении своих детей, которые не в силах самостоятельно справиться с психическим заболеванием.

Чтобы повысить эффективность молитвы матери о дочери или сыне, следует выполнить ряд ритуальных действий перед ее прочтением. Необходимо совершить следующие манипуляции:

  1. Посетить церковь.
  2. Приобрести в храме иконку Николая Угодника, святую воду и свечи. Их должно быть 36 штук.
  3. По приходу домой следует поставить в уютный угол купленную икону. Вокруг нее нужно расположить ровно 12 церковных свечей.
  4. Свечи необходимо зажечь и рядом с ними разместить емкость со святой водой.

После выполнения вышеуказанных действий можно приступать к прочтению молитвенных слов, адресованных Святому Николаю:

«О всесвятый Николае, угодниче преизрядный Господень, теплый наш заступниче, и везде в скорбех скорый помощниче, помози мне, грешному и унылому, в настощем житии, умоли Господа Бога, даровати ми оставление всех моих грехов, елико согреших от юности моея, во всем житии моем, делом, словом, помышлением и всеми моими чувствы; и во исходе души моея помози ми окаянному, умоли Господа Бога всея твари Содетеля, избавити мя воздушных мытарств и вечнаго мучения, да всегда прославляю Отца, и Сына, и Святаго Духа, и твое милостивное предстательство, ныне и присно, и во веки веков. Аминь».

Одного прочтения молитвы недостаточно. Следует время от времени повторять ритуальные действия с иконой и святой водой. Произнесением исцеляющих молитв можно заниматься ежедневно до того момента, пока больному не станет лучше.

Молитва Пантелеймону целителю

Сильная молитва о сыне или дочери, которые страдают от шизофрении, читается целителю Пантелеймону.

Целитель Пантелеймон является покровителем верующих, которые страдают от многих заболеваний. К нему обращаются нуждающиеся перед сложными операциями. Такие молитвы имеют свою силу, даже если человеку требуется излечение страшного недуга, с которым не справляется традиционная медицина.

Святой может уберечь человека от большой беды и отвести от него любые заболевания, если будет читаться ему такая молитва:

«О, великий угодниче Христов, страстотерпче и врачу многомилостивый Пантелеймоне! Умилосердись надо мной, грешным рабом Божиим (имя), услыши стенание и вопль мой, умилостиви Небеснаго, Верховнаго Врача душ и телес наших, Христа Бога нашего, да дарует ми исцеление от жестокаго гнетущаго мя недуга. Приими недостойное моление грешнейшаго паче всех человек. Посети мя благодатным посещением. Не возгнушайся греховных язв моих, помажи их елеем милости твоей и исцели мя; да здрав сущи душею и телом, остаток дней моих, при помощи благодати Божией, возмогу провести в покаянии и угождении Богу, и сподоблюся восприяти благий конец живота моего. Ей, угодниче Божий! Умоли Христа Бога, да дарует ми предстательством твоим здравие тела и спасение души моей. Аминь».

Усилить действие молитвы помогает образ Пантелеймона. Его рекомендуется размещать возле кровати больного.

Как правильно молиться

Молиться нужно в полной тишине, ни на что не отвлекаясь

Многие люди нуждаются в помощи высших сил. Поэтому они так часто обращаются с просьбами о выздоровлении и защите от опасных болезней к святым. Молитвы действительно имеют большую силу, если они произносятся с большой верой в сердце и душе.

Категорически запрещается пытаться справиться с психическим расстройством исключительно молитвами. Они не будут иметь никакого действия, если человек лишится традиционной терапии. Молитвы должны восприниматься как один из вспомогательных методов борьбы с шизофренией, который усиливает веру человека в скорейшее выздоровление.

Верующие люди убеждены, что исцеляющая молитва Матроне Блаженной и другим святым творит настоящие чудеса. Чтобы усилить ее действие, необходимо соблюдать правила чтения молитвенных слов и обращения к святым образам:

  • Лучше всего заниматься прочтением молитвенных слов истинно верующему человеку. Его просьбы точно будут услышаны высшими силами. Не запрещается это делать и тем, кому до этого момента ни разу не приходилось молиться. Главное, открыть себя вере и искренне надеяться на чудо.
  • Нужно проследить за тем, чтобы молитва была постоянной и последовательной. Ее одного прочтения будет недостаточно для получения результата.
  • Необходимо понимать, что просьбы верующих о выздоровлении выполняются не сразу. Поэтому человеку следует запастись терпением и смиренно ожидать момента, когда молитва начнет приносить результаты.
  • Рекомендуется молиться за здоровье человека с шизофренией в любой благоприятный для этого момент.

В момент обращения за помощью к Всевышнему и святым необходимо вникать в смысл каждого произнесенного молитвенного слова. Не стоит пытаться скорее прочитать их. Лучше всего делать это неторопливо и внимательно. Отсутствие суеты и спешки покажет высшим силам, что человек серьезно относится к молитвам и принимает правила обращения к святым.

В те моменты, когда человек молится о здоровье близкого родственника или друга с шизофренией, его не должны отвлекать никакие посторонние факторы. Это важное условие. Поэтому рекомендуется заранее позаботиться об изоляции от лишних шумов. Следует отключить мобильный телефон, будильник, телевизор и другие приборы, которые издают звуки и выступают отвлекающими факторами.

Обращение к Всевышнему может занимать немало времени. Не стоит в такие моменты пытаться его контролировать путем постоянного поглядывания на часы.

Настоятельно рекомендуется произносить заученную наизусть молитву. Ее чтение с листа будет иметь меньший эффект. В самом конце желательно обратиться к Богу и святым своими словами. Они должны быть искренними и идти от самого сердца.

Отвергать эффективность молитв при лечении шизофрении нет смысла. История знает немало случаев, когда пациенты чудесным образом шли на поправку, даже когда традиционные методы терапии давали незначительные результаты. Эти чудеса многие объясняют вмешательством в судьбу пациента высших сил, к которым была обращена молитва о его здоровье.

Христианская вера говорит о том, что тяжелые или неизлечимые болезни посылает нам Господь как испытание. И пораженный заболеванием должен достойно пройти его, не ропща, а принимая и мужественно перенося все тяготы, связанные с ним. Среди наиболее тяжелых болезней, которые могут поражать человека – шизофрения. Лечение ее предпринимается различными методами. Врачи относят ее к психическим заболеваниям, при которых наступает изменение в состоянии сознания. Причем происходит это независимо от воли человека. В результате он видит мир в искаженном свете. Чтобы помочь больным, читают молитвы от шизофрении.

Молитва Господу

Первый, к кому обращается человек в период сомнений и тяжелых испытаний обращается к Богу. Молитва от шизофрении, адресованная Господу, сильная и эффективная. Молящийся произносит ее, как правило, с горячим желанием помочь пораженному недугом и вкладывает в слова всю силу своего желания. Особенно важна молитва матери, желающей исцеления сына или дочери.

Влады́ко, Вседержи́телю, Святы́й Царю́, наказу́яй и не умерщвля́яй, утвержда́яй низпа́дающия и возводя́й низве́рженныя, теле́сныя челове́ков ско́рби исправля́яй, мо́лимся Тебе́, Бо́же наш, раба́ Твоего́ (и́мя) немощству́юща посети́ ми́лостию Твое́ю, прости́ ему́ вся́кое согреше́ние во́льное и нево́льное. Ей, Го́споди, враче́бную Твою́ си́лу с Небесе́ низпосли́, прикосни́ся телеси́, угаси́ огне́вицу, укроти́ стра́сть и вся́кую не́мощь тая́щуюся, бу́ди врач раба́ Твоего́ (и́мя), воздви́гни его́ от одра́ боле́зненнаго и от ло́жа озлобле́ния це́ла и всесоверше́нна, да́руй его́ Це́ркви Твое́й благоугожда́юща и творя́ща во́лю Твою́. Твое́ бо есть, е́же ми́ловати и спаса́ти ны, Бо́же наш, и Тебе́ сла́ву возсыла́ем, Отцу́ и Сы́ну и Свято́му Ду́ху, ны́не и при́сно и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Молитва Матроне Московской

Православная религия рассматривает данное заболевание как вселение бесов в человеческую душу. Чтобы избавить страждущего от этого недуга, помогает молитва за больного шизофренией. Она может быть обращена к Ангелу Хранителю или святому. Чаще молитву читают святой Матроне. Она является для многих покровительницей и примером сильного духом человека. Ее жизнь – доказательство того, что никогда нельзя сдаваться, в независимости от того в каких условиях живет человек и какие испытания на него были посланы Богом. Матушка Матрона помогает во многих случаях, в том числе – для избавления от тяжелых недугов. Лучше, если будут читаться две молитвы: одна – о здравии, а вторая для избавления от шизофрении:

О, блаженная мати Матроно, душею на Небеси пред престолом Божиим предстоящи, телом же на земли почивающи, и данною ти свыше благодатию различныя чудеса источающи. Призри ныне милостивным твоим оком на ны, грешныя, в скорбех, болезнех и греховных искушениих дни своя иждивающия, утеши ны, отчаянныя, исцели недуги наша лютыя, от Бога нам по грехом нашим попущаемыя, избави нас от многих бед и обстояний, умоли Господа нашего Иисуса Христа простити нам вся наша согрешения, беззакония и грехопадения, имиже мы от юности нашея даже до настоящаго дне и часа согрешихом, да твоими молитвами получивше благодать и велию милость, прославим в Троице Единаго Бога, Отца, и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь

Молитва Николаю Чудотворцу

Святой Николай Угодник – защитник и помощник. Молитвы, обращенные к нему с чистым сердцем и добрыми помыслами, всегда приносят результат, даже если связаны с тяжелыми жизненными ситуациями. Именно к таким относится страдание от шизофрении.

Святой Николай Чудотворец, Спаситель наших заблудших душ! Обращаемся к тебе со смиренной просьбой в болезни и немощи. Отстрани от (имя) порчу и тяжкий недуг. Отпусти (имя) все грехи, ставшие причиной столь тяжких страданий. Прими раскаяние болящего и его близких. Пусть все болезни покинут его бренное тело и прибудет несокрушимое здоровье и благодать. Пусть Господь через тебя услышит нашу смиренную просьбу и не осудит ее. Попроси, о Святителе Николай, чтобы все невзгоды отпустили и болезни покинули навсегда. На все твоя воля. Аминь.

Как читать молитвы от шизофрении?

Если принято решение молиться во исцеление от шизофрении своего близкого, то слова молитвы может произносить крещеный верующий человек, который полностью доверяет Слову Божьему, записанному в Библии.

Молитва должна быть последовательной и постоянной, а молящийся – обладать долготерпением, не ожидая сиюминутного изменения.

Психическая болезнь не перекрывает дороги к Богу

Одно из последствий грехопадения человека — его болезненность (страстность), его уязвимость перед бесчисленными физическими опасностями и недугами; уязвимость не только тела, но и психики. Психическая болезнь — тяжелейший крест! Но Творцу и Отцу нашему психически больной человек дорог не менее, а может быть, — в силу страдания — еще и более, чем любой из нас. Об этих людях, об их возможностях в Церкви, о здоровье психическом и духовном мы беседуем с Василием Глебовичем Каледой — врачом-психиатром, доктором медицинских наук, профессором кафедры практического богословия Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета.

Василий Глебович Каледа. — Вы выросли в глубоко верующей православной семье, Ваш дед прославлен в сонме священномучеников и исповедников Российских, Ваш отец и братья — священники, сестра — игумения, мама в старости тоже приняла постриг. Почему же Вы выбрали медицину, а затем именно психиатрию? Что определило Ваш выбор?

— Действительно, я вырос в семье с глубокими православными, церковными традициями. Кстати, мой дед, священномученик Владимир Амбарцумов, расстрелянный на Бутовском полигоне, родился в Саратове; у нашей семьи с вашим городом особая духовная связь, и мне приятно отвечать на вопросы журнала Саратовской митрополии.

Однако прежде чем стать священником, мой отец много лет отдал геологии; мама мечтала стать врачом, но стала биологом; двое моих братьев-священников по первому образованию геологи, а у сестер образование медицинское. Врачи были в роду и раньше. Возможно, здесь есть какая-то связь с именем: четыре Василия были в роду Каледа, и все четверо — врачи. Можно сказать, что, выбирая медицину, я продолжил семейную традицию.

А выбор психиатрии — это влияние личности отца. Папа с огромным уважением относился к медицине и среди всех медицинских дисциплин выделял психиатрию. Он считал, что компетенция психиатра где-то граничит с компетенцией священника. И говорил мне о том, как важно, чтоб именно среди психиатров были верующие, чтобы у человека, если уж ему или его ближнему понадобилась помощь психиатра, была возможность обратиться к православному врачу.

Другом моего деда, священномученика Владимира Амбарцумова, был Дмитрий Евгеньевич Мелехов, один из патриархов отечественной психиатрии. Вскоре после его смерти (он умер в 1979 году) в самиздате вышла его работа «Психиатрия и проблемы духовной жизни», предисловие к этому изданию написал мой отец. Позднее эта книга была издана уже вполне легально. Дмитрий Евгеньевич бывал в нашем доме, и каждый его визит становился для меня — тогда подростка — событием. Учась в мединституте, я окончательно понял, что психиатрия — это мое призвание. И в дальнейшем ни разу о своем выборе не пожалел.

— Что такое психическое здоровье? Можно ли с уверенностью сказать: вот этот человек, даже и при каких-то проблемах, психически все же здоров, а вот этот — болен?

— Проблема нормы в психиатрии очень важна и совсем не проста. С одной стороны, каждый человек индивидуален, уникален и неповторим. Каждый имеет право на свое мировоззрение. Мы очень разные. Но, с другой стороны, мы все очень похожи. Жизнь ставит перед всеми нами одни и те же, по сути, проблемы. Психическое здоровье — это совокупность установок и качеств, функциональных способностей, которые позволяют индивидууму адаптироваться к среде. Это способность человека справляться с обстоятельствами своей жизни, сохраняя оптимальный эмоциональный фон и адекватность поведения. Психически здоровый человек может и должен справляться со всеми трудностями, которые есть в его жизни. Конечно, трудности бывают очень разные. Бывают такие, что человеку их, кажется, не выдержать. Но давайте вспомним наших новомучеников и исповедников, прошедших все: тогдашние методы следствия, тюрьмы, голодные лагеря — и оставшихся душевно здоровыми людьми, психически здоровыми. Вспомним также крупнейшего психиатра и психотерапевта ХХ века Виктора Франкла, основоположника логотерапии, то есть направления психотерапии, в основе которого лежит именно поиск смысла жизни. Франкл основал это свое направление, находясь в нацистских концлагерях. Такова способность здорового человека справляться со всеми испытаниями, иначе говоря, искушениями, которые посылает ему Бог.

— Из Вашего ответа следует, по сути, то, что вера есть или важнейшее условие, или, скажем так, неисчерпаемый источник душевного здоровья. Любой из нас, верующих, слава Богу, людей, на личном опыте в этом убеждается. Мы совершенно иначе воспринимали бы наши трудности, горести, беды, потери, если бы не были верующими людьми. Обретенная вера поднимает нашу способность преодолевать страдания на совершенно иной, невозможный для неверующего уровень.

— С этим нельзя не согласиться! Способность человека преодолевать трудности зависит от его мировоззрения и мировосприятия. Вернемся к Виктору Франклу: он говорил о том, что вера обладает мощнейшей протективной способностью, и с нею в этом смысле не может сравниться никакое другое мировоззрение. Человек верующий на порядок устойчивее человека, не имеющего веры. Именно потому, что он воспринимает эти трудности как ниспосланные Спасителем. В любом своем несчастье он ищет и находит смысл. На Руси издавна было принято говорить о беде: «Господь посетил». Потому что беда заставляет человека задуматься о его духовной жизни.

Если говорить все же не о норме, а о болезни, то при этом важно понимать: тяжелое, генетически обусловленное психическое заболевание может развиться у любого человека — вне зависимости от его мировоззрения. Другое дело — пограничные психические расстройства, возникающие у людей с определенными чертами характера и, опять-таки, с определенным мировоззрением. Именно в этих случаях мировоззрение больного имеет огромное значение. Если он воспитывался в религиозной среде, если он с молоком матери впитал убеждение в том, что жизнь имеет высший смысл и страдание тоже имеет смысл, это тот крест, который посылает человеку Спаситель, — тогда он все происходящее с ним воспринимает с этой именно точки зрения. Если же у человека нет такого взгляда на жизнь, он каждое испытание, каждую трудность воспринимает как жизненный крах. И здесь я могу уверенно сказать: расстройства пограничного типа, невротические заболевания у людей, ведущих полноценную духовную жизнь, встречаются значительно реже, чем у неверующих.

— Вы преподаете пастырскую психиатрию. В чем суть этого предмета? Почему он необходим при обучении будущих пастырей?

— Пастырская психиатрия — это раздел пастырского богословия, связанный с особенностями душепопечения лиц, страдающих психическими расстройствами. Это требует координации усилий, соработничества пастыря и врача-психиатра. От священника в данном случае требуется понимание границ психического здоровья, о чем мы только что говорили, умение вовремя увидеть психопатологию и принять адекватное решение. Психические расстройства, как тяжелые, так и пограничного уровня, встречаются часто: по данным медицинской статистики, 15% населения страдают тем или иным заболеванием этого рода, вопрос только в степени выраженности. А люди, страдающие душевными недугами, склонны обращаться в Церковь, к священникам. Вот почему в церковной, приходской среде людей с этими проблемами относительно больше, чем в среднем по популяции. Это нормально! Это говорит как раз о том, что Церковь — врачебница, и душевная, и духовная. Любому священнику приходится общаться с людьми, у которых налицо те или иные расстройства, — повторюсь, степень выраженности может быть разной. Часто бывает так, что именно священник, а не врач становится первым, к кому человек обращается с проблемой, имеющей психиатрический характер. Пастырь должен уметь вести себя с этими людьми, помогать им и, главное, четко видеть те случаи, когда человека нужно отправлять к психиатру. Как-то мне попалась на глаза американская статистика: 40% людей, обращающихся к психиатрам, делают это по совету священнослужителей различных конфессий.

Следует добавить, что у истоков курса пастырской психиатрии, который читается сейчас во многих духовных учебных заведениях, стоял архимандрит Киприан (Керн), профессор пастырского богословия Свято-Сергиевского института в Париже: в своей книге о пастырском богословии он отдельную главу посвятил именно этому предмету. Он писал о тех человеческих проблемах, которые нельзя описать критериями нравственного богословия, которые не имеют никакого отношения к понятию греха. Эти проблемы — проявления психопатологии. А вот автором первого специального пособия по пастырской психиатрии был как раз профессор психиатрии Дмитрий Евгеньевич Мелехов, о котором мы говорили, сын репрессированного священника. Сегодня уже совершенно ясно, что в стандарт (если мы не побоимся этого слова) пастырского образования должен входить и курс психиатрии.

— Конечно, это вопрос скорее богословский, чем медицинский, но все же — на Ваш взгляд: есть ли связь между психическим заболеванием и грехом? Почему основные виды бреда являют собой как бы гримасы основных греховных страстей? Бред величия, например, и как бы его тень, изнанка — бред преследования — что это, как не гримаса гордости? А депрессия — разве не гримаса уныния? Почему так?

— Бред величия, как и любой другой бред, имеет к греху гордости лишь отдаленное отношение. Бред — это проявление тяжелого психического заболевания. Связь с грехом здесь уже не прослеживается. Но в иных случаях можно проследить связь между грехом и возникновением психического расстройства — расстройства, подчеркну, а не эндогенного, генетически обусловленного заболевания. Например, грех печали, грех уныния. Человек предается печали, потерпев ущерб, понеся какую-то утрату, впадает в уныние от своих трудностей. Психологически это вполне объяснимо. Но здесь особенно важно мировоззрение этого человека и его иерархия ценностей. Верующий человек, имея в жизни высшие ценности, будет стараться правильно расставить все по местам и постепенно преодолеет свои трудности, а вот у человека неверующего скорее может возникнуть состояние отчаяния, полной утраты смысла жизни. Состояние будет уже соответствовать критериям депрессии — человеку понадобится психиатр. Духовное состояние, таким образом, отразилось на состоянии психическом. Такому пациенту психиатра есть с чем обратиться и к священнику тоже, есть что сказать на исповеди. И помощь он должен получить — с обеих сторон, и от пастыря, и от врача. При этом очень важно, чтоб в священнике жила любовь, чтоб он был милосерден к этому человеку и способен реально его поддержать. Необходимо отметить, что, по данным ВОЗ, к 2020 году депрессия выйдет на второе место по заболеваемости во всем мире; и главные причины этого эксперты ВОЗ видят именно в утрате традиционных семейных и религиозных ценностей.

— А насколько возможна духовная, церковная жизнь для людей, страдающих тяжелыми психическими заболеваниями, например, различными формами шизофрении?

— Нет никакой вины человека в том, что он пришел в этот мир с тяжелым, генетически обусловленным заболеванием. И если мы действительно верующие христиане, мы не можем допустить и мысли о том, что эти люди ограничены в своей духовной жизни, что Царство Божие для них закрыто. Крест психического заболевания — это очень тяжелый, может быть, самый тяжелый крест, но верующий человек, неся этот крест, может сохранить для себя полноценную духовную жизнь. Он ни в чем не ограничен, это положение принципиальное — ни в чем, включая возможность достижения святости.

Следует добавить: шизофрения — она ведь очень разная бывает, и пациент с шизофренией может находиться в различных состояниях. Он может перенести острый психотический приступ с бредом и галлюцинациями, но затем в некоторых случаях наступает ремиссия очень высокого качества. Человек адекватен, успешно работает, может занимать ответственную должность, благополучно устроить свою семейную жизнь. И его духовная жизнь ничуть не затруднена и не искажена болезнью: она соответствует его личному духовному опыту.

Бывает, что больной в состоянии психоза испытывает некое особое духовное состояние, чувство особой близости к Богу. Затем это чувство во всей его глубине утрачивается — хотя бы уже потому, что с ним трудно вести обычную жизнь, — но человек помнит о нем и после приступа приходит к вере. И в дальнейшем живет совершенно нормальной (что важно), полноценной церковной жизнью. Бог приводит нас к Себе разными путями, и кого-то, как ни парадоксально, вот так — через психическую болезнь.

Но бывают, конечно, и другие случаи — когда психоз имеет религиозную окраску, но все эти квазирелигиозные переживания суть только порождение болезни. Такой больной воспринимает духовные понятия искаженно. В подобных случаях мы говорим о «токсической» вере. Беда еще и в том, что эти больные нередко оказываются очень активными. Они проповедуют свои совершенно искаженные понятия о Боге, о духовной жизни, о Церкви и таинствах, они пытаются передать свой ложный опыт другим людям. Это нужно иметь в виду.

— О психических заболеваниях часто вспоминают в связи с бесовской одержимостью (или тем, что так называют). Зрелище так называемых отчиток заставляет предположить, что в храме собраны просто больные люди. Что бы сказали об этом Вы? Как отличить психическое заболевание от одержимости? Кого надо лечить препаратами, а кому требуется помощь духовная?

— Прежде всего хочется напомнить о том, что приснопоминаемый Святейший Патриарх Алексий II был решительным противником распространившейся как раз в те годы широкой и бесконтрольной практики «отчитывания». Он говорил о том, что чинопоследование изгнания злых духов должно совершаться только в крайне редких, исключительных случаях. Лично я никогда не присутствовал при массовых отчитках, но мои коллеги — люди, заметьте, верующие — наблюдали это. И с уверенностью говорили, что большинство «отчитываемых» — это, что называется, наш контингент: страдающие психическими расстройствами. Психическое заболевание того или иного типа имеет определенную структуру, характеризуется многими параметрами, и профессиональный врач всегда видит, что человек болен, и видит, чем болен. Что же касается состояния бесоодержимости, духовного повреждения — оно проявляется в первую очередь в реакции на святыню. Это проверяется «слепым методом», как выражаются врачи: человек не ведает, что его подвели сейчас к мощевику или к чаше со святой водой. Если он, тем не менее, реагирует, значит, есть смысл говорить об одержимости бесом. И о помощи священника, конечно, — не любого, а того, у которого есть благословение архиерея на чтение определенных молитв над мучимыми от нечистых духов. В противном случае это чисто психиатрическая проблема, не имеющая отношения к духовному состоянию. Это распространенный случай, у нас много больных, имеющих в структуре бреда какую-то религиозную тематику, в том числе и такую: «Во мне сидит бес». Многие из этих пациентов — верующие, православные люди. Если при клинике, где они находятся, есть церковь, они посещают службы, исповедуются, причащаются, и никакой бесоодержимости у них на самом деле нет.

К сожалению, мы сталкиваемся со случаями, когда священники, не имеющие достаточного опыта и не прослушавшие в семинариях курса пастырской психиатрии, отправляют совершенно «классических» больных на так называемые отчитки. Совсем недавно ко мне привели девушку, студентку, которая вдруг стала заворачиваться в фольгу, надела на голову кастрюлю — защищалась от неких «лучей из космоса». Действительно, классика психиатрии (так называемый студенческий случай)! Но вместо того, чтоб немедленно вести дочь к врачу, родители повезли ее к какому-то «старцу», шесть часов стояли в очереди к нему, а потом он послал их на отчитку, которая, конечно же, не помогла. Сейчас состояние этой пациентки удовлетворительное, болезнь удалось купировать с помощью лекарств.

— Вы говорили уже здесь о том, что больной, бред которого имеет религиозную окраску, может быть очень активен. А ведь найдутся люди, которые ему поверят! Бывает ли так, что обычного больного человека принимают за святого?

— Конечно бывает. Точно так же бывает, что человек говорит о своей бесоодержимости или о каких-то необыкновенных видениях, о своей особой близости к Богу и особых дарах — а все это на самом деле просто болезнь. Вот почему мы, психиатры, преподающие пастырскую психиатрию, говорим будущим священникам: есть повод насторожиться, если ваш прихожанин уверяет вас, что достиг уже каких-то высоких духовных состояний, что его посещают Богоматерь, святые и т. д. Духовный путь долог, сложен, тернист, и лишь единицы выдерживают его и становятся великими подвижниками, которых посещают Ангелы, святые и Сама Божия Матерь. Мгновенных взлетов здесь не бывает, а если человек уверен, что именно это с ним произошло, — в абсолютном большинстве случаев это проявление патологии. И это еще раз показывает нам важность сотрудничества врача-психиатра и пастыря, при четком разграничении сфер их компетенции.

Рисунки пациентов психиатрической больницы
Журнал «Православие и современность» № 26 (42)

Можно ли вылечить психическое расстройство?

Ответ на этот вопрос сильно меняется от места и времени. Совсем недавно основное психическое заболевание – шизофрения — считалось неизлечимым и от этого приобрело очень плохую репутацию среди других психических расстройств. Страшилки обыденного сознания пугают опасными, непредсказуемыми людьми, совершающим стыдные и неприятные вещи, которых желательно пожизненно держать в спецучреждениях тюремного типа. Сейчас, в век, когда медицина замахнулась на контроль главных составляющих человеческой биологии, психические расстройства перестали выглядеть такими ужасными. Действительно, если мы можем контролировать зачатие, жить в два раза дольше и в крайнем случае пришить себе новую голову, то что нам мешает вылечить такую эфемерную субстанцию как психика?

Истина, как обычно, располагается где-то посередине. Очень многие никогда не воспользуются шансом вылечиться и бывает, когда медицина бессильна. Лекарства могут вообще не помогать, а психические расстройства , стартующие в детстве и сильно повлиявшие на развитие , лечатся тяжело или не лечатся вовсе.

А для тех, кому повезло и им помогают лекарства и профессиональны по реабилитации, важно понять, что же такое «вылечить»?

Обычно люди считают, что «вылечить» это значит никогда больше не болеть. Из этой логики почти все болезни не излечимы – никаких гарантий нет, что приступ гастрита не настигнет вас лет через сорок. Но если гастрита не было сорок лет – вы болели им или нет все это время?

Медикам свойственно перестраховываться и считать шизофрению неизлечимой. Это связано больше с традициями и устройством психиатрии : с правилом постановки на учет, выдачей бесплатных лекарств и прочей государственной помощью. Если человека признать вылечившимся, то его надо лишить этой помощи, а это тот уровень риска и ответственности, который государственной медицине плохо доступен. Поэтому прекращение приема лекарств, снятие психиатрического диагноза и снятие с учета требует очень больших усилий от пациента и серьезного риска от конкретного врача.

Однако, сами пациенты и те специалисты, которые настроены более оптимистично, очень нуждаются в том чтобы иметь надежду на излечение . Иначе стигматизация (психи опасны и их нельзя вылечить) и самостигаматизация (я больной псих на всю жизнь) разрушает жизнь и накладывает неприятные ограничения , как правило, касающиеся семьи, детей и профессии. Таким образом, на что-то надо опираться, отвечая на вопрос – здоров я психически или нет?

В настоящий момент во главу угла ставится понятие «психического здоровья» и «образа жизни», которое считается нормальным на взгляд большинства. Критерии психического здоровья доступны и их можно изучить в Википедии. Честно говоря, не хочется их повторять, потому что исходя из этих критериев мы на всей планете наскребем горстку «нормальных». Этот путь кажется мне тупиковым. Поэтому исходя из собственной практики и опыта, я выделю всего три пункта, которые считаю важными:

1. У вас есть критика к болезни. То есть вы знаете про себя, что были больны и нуждались в медицинской помощи . Вы можете иметь множество версий почему так произошло, обид на родственников и врачей, это не принципиально. Главное, что вы точно знаете, что были больны и нуждались в помощи. Это место больше не является зоной психологического конфликта.

2. Вы нашли контакт с специалистами и находились на лечении, после которого симптомы психического расстройства закончились или перестали вас беспокоить. Вы восстановили ваш привычный образ жизни и сами несете за себя ответственность.

3. Вы больше не находитесь на лечении, но знаете как помочь себе и куда обратиться за помощью, если она вам понадобится.

Если вы ставите галочку напротив этих трех пунктов, то вы точно вылечились, я вас поздравляю! Вас можно считать психически здоровым человеком. А гарантий, что «никогда больше ничего не будет» не существует. Также как с гастритом.

Спорным моментом является третий пункт – то есть, отказ от медикаментозной терапии. Потому что известны тысячи случаев, когда люди пьют нейролептики десятки лет и избегают обострений. Как многие люди пьют полжизни пищевые добавки или лекарства понижающие холестерин.

И все же большинство пациентов стремятся именно к этому – не пить лекарства. Когда ко мне приходит пациент с психиатрической историей, обычно он говорит : я больше никогда не хочу попадать в больницу и не хочу пить лекарства. А я долго и нудно мучаю такого пациента, пытаясь вместе с ним выяснить , зачем он хочет вылечиться и на что ради этого готов. Потому что требуется подвиг. Самый настоящий. И далеко не все готовы его совершать, ведь это дело долгих и непростых лет. Моих, в том числе. Тут важно не торопиться и дать возможность хорошенько человеку подумать. Психическое расстройство часто является вполне пригодным способом адаптации, кто бы ни считал иначе. Всегда есть выбор. И если человек принимает это решение, одно из самых важных в своей жизни, на самом деле готов отказаться от того, что ему дает болезнь (а она всегда много дает – это ключевой момент), то существует , на мой взгляд, вполне рабочая технология излечения.

1. Я всегда поддерживаю адекватное медикаментозное лечение. Если вам помогают таблетки – это удача и надо ей пользоваться. Столько сколько нужно. Непрерывное длительное лечение действительно дает результат. Проблемы медикаментозного лечения и их решение заслуживают отдельной статьи и мы не будем здесь их подробно обсуждать. Поэтому первый и самый важный шаг – найти доктора, которому вы будете доверять, а он будет решать ваши проблемы. Бесплатного доктора предоставляет государство, но если он не подходит, нужно искать другого. Вопрос упирается в деньги.

2. И здесь пункт второй – не менее важный, чем первый. Обязательно надо трудиться. Если не работает голова, надо работать физически. Более того, физический труд первое время даже лучше. Он разгоняет привычное напряжение в теле и не напрягает голову. А голова после обострений работает плохо. Необязательно каждый день ходить в офис, но трудовая активность должна быть стабильной и приносить доход. Любой доход – это не ради денег, это ради излечения. Мой опыт говорит однозначно – те кто бросает надолго работу из-за болезни, имеют меньше шансов, чем те, кто преодолевает стеснение, страх, стыд, апатию и идет на работу. Конечно, за вас может платить семья – мама, папа, дети, муж, жена и так далее. Но если вы платите за свое здоровье сами – ваши шансы на излечение повышаются еще на несколько принципиальных пунктов.

Конечно, очень важна психотерапия – постоянная и длительная. Надо найти психолога, работающего с данной проблемой. В нашей стране достаточно хороших клинических психологов. За пять лет можно добиться очень впечатляющих результатов. Первый год уходит только на то, чтобы вылезти из депрессии и осмыслить причины обострения, интегрировать его в общую линию жизни. Второй год надо решать задачи обычной жизни — работа, отношения, здоровье. Появляется больше сил — их надо адекватно направить. Третий год, как правило, много времени уходит на прояснение отношений с другими людьми, энергии больше — есть силы на отношения. Третий год — опасный, есть соблазн вернуться в болезненный круг и начать все по новой. Если устоять перед соблазном удалось — победа! Три года ремиссии позволяют начать новый период жизни, в котором шизофрения сходит с пьедестала. Дальше психотерапия ничем особо не отличается от терапии обычного клиента. Кроме задачи легализации пережитого — то есть рассказа о своем опыте в контексте прошлого. Но эта задача сложная и она может еще долго не решаться.

Те конфликты, которые регулярно приводят к обострению , должны быть осознаны и разрешены до той степени, чтобы не вызывать стойкого психического напряжения, позднее выливающегося в депрессию или психоз. Должна быть восстановлена адекватная чувствительность. При шизофрении люди теряют ориентацию в своих чувствах – они перестают понимать градусы своих эмоций, что приводит к их дисбалансу – депрессии и психозам. Это долгая и тяжелая работа, но она помогает. Итог хорошей психотерапии – восстановленная чувствительность и способность справляться с стрессами без компенсации, которую обеспечивают симптомы. Таким образом, они становятся просто не нужны психике. Часто решение этих проблем связано с изменением образа жизни пациента – изменением условий и отношений, питающих шизофрению.

Так что вылечиться можно. Таких людей много, просто не все готовы об этом говорить открыто. Нужно точно знать, что станет лучше. Депрессия закончится, а обострения можно научится предотвращать.

Потихоньку, в час по чайной ложке, но обязательно станет лучше. Точно можно обеспечить себе долгие периоды хорошей ремиссии. Жить обычной жизнью. Как все. Это реально, но надо очень хотеть, и все для этого делать.

Православный взгляд на болезнь хорошо известен нам из учения Святых Отцов Церкви. Святые Отцы полагали, что болезни и скорби могут послужить духовному возрастанию человека, помочь ему приблизиться к Богу. С православной точки зрения болезнь является нормой земной жизни, поскольку в грехопадении прародителей Адама и Евы человеческая плоть изменила свои качества — стала немощной, склонной к болезням и старости, смерти и тлению. Болезнь — закономерное явление еще и потому, что человек вольно или невольно впадает в грехи, которые также ведут к болезням. Безусловно, что некоторые болезни бывают от беспечности человеческой: чревоугодие, пьянство и бездействие. «Болезни вместо епитимии идут, терпите благодушно: они будут как мыло у прачек» — говорил святой Феофан Затворник. Преподобный Иоанн Лествичник писал, что «болезни посылаются для очищения согрешений, а иногда для того, чтобы смирить возношение». Таким образом, святые отцы не считали болезнь местью за грехи, а только средством исправления грехов. Православное понимание болезни шире узкого медицинского, понимающего болезнь как только телесное страдание. Ученые-медики прекрасно знают, что более половины всех нарушений в организме, развивающихся при болезненном состоянии тела имеют «функциональную» природу, т. е. связаны с нарушением душевного и духовного гомеостазиса больного. Недаром считается, что если боль тела «доказывает» его существование, то «душевная боль», переживаемая человеком неопровержимо доказывает существование души. Елеосвящение, соборование, молитва об излечении недугов, действий лекарств, молебны о здравии, использование святой воды, принятие Священных Даров, все это было в арсенале православной медицины. Не следует забывать, что несомненные успехи сделала в свое время и святоотеческая психология. Телесная болезнь и страдания болящего, без сомнения находятся в тесной связи с состоянием его духа и души. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) пишет: «Психотерапия, состоящая в словесном, вернее, духовном воздействии врача на больного — общепризнанный, часто дающий прекрасные результаты метод лечения многих болезней». Именно в христианстве можно найти единение религии и медицины, т. е. и та, и другая тело ценят как святость, целостность с душой, рассматривая плоть и тело как разные понятия, а под плотью понимая плотские помыслы души, при святости тела. Православная Церковь всегда была опорой отечественной медицины, подкрепляя ее усилия своим духовным окормлением, давая больным чудесные исцеления, останавливая народные бедствия в том числе и эпидемии, давая надежду и силу в борьбе с недугами и больным, и медицинским работникам. Особой болезнью даже и с медицинской точки зрения является старость, как процесс постепенного физического одряхления человека с общим ослаблением всех телесных функций. Часто в этом состоянии выявляются особым образом свойства личности (души и духа человека), которые могут в противоположность физической дряхлости иметь необыкновенную силу, привлекательность и красоту: перед нами не старик, а старец, вызывающий благочестивые чувства. Благообразие, однако, не приходит само, а является следствием их трудов и терпеливо понесенных болезней, твердой веры, которая редка сейчас и среди пожилых людей и стариков. Стремление выздороветь должно включать духовный подвиг-молитву, пост (немало болезней, особенно в хирургии лечатся ограничением тех или иных видов пищи или даже голодом), а также отношение болящего к Таинствам Исповеди, Елеосвящения, Причащения Тела и Крови Христовых. Некоторые больные этим и ограничивают свое желание поправить здоровье, отказываясь от врачебной помощи, полагаясь во всем на волю Божию. Такое решение, если оно принято без ведома духовника, является греховным, так как в отношении себя мы не всегда правильно понимаем волю Божию. Кроме того, существованием врачей и методов врачевания уже обозначена воля Божия: «Дай место врачу, ибо и его создал Господь, и да не удаляется он от тебя, ибо он нужен» (Сир. 38, 12). И так лечиться необходимо, важнее другое — как и у кого. Больной, призванный к подвигу терпения и смирения, сейчас почти не получает духовной поддержки. Слово как лечебный фактор постепенно исчезает из арсенала медицинского работника, у которого обычно «нет времени» разговаривать с больным, а ведь ранее кроме слова соболезнования, утешения и надежды, в арсенал лечебной входили и Таинства Церкви, в частности, молитвы врачей (В. П. Филатов, В. Ф. Войно-Ясенецкий) о своих пациентах. Следует поддерживать в больном и развивать веру в Бога, пусть даже неопределенную, на уровне чувства, что в мире есть что-то святое, страх Божий как осознание более или менее выраженной ответственностью перед Богом и, наконец, признание бессмертия свой Души. Нужно в корне изменить отношение к умирающим людям, «трудящимся последним земным трудом», создать для них подобающую и достойную обстановку. Следует возродить почитание чудотворных икон, особенно икон Божьей Матери: «Владимирская», «Смоленская», «Тихвинская», «Донская», «Избавительница». Все эти надежды мы питали, добиваясь создания нашего общества, попытались эти идеи в его устав. Закончить свое наставление я бы хотел словами молитвы врача: «…Очисти меня от духовной проказы и удостой со всеми благоугодившими Тебе святыми врачами прославлять милость Твою. Спасителю мой, и человеколюбие безначального Твоего Отца, со Единосущным Тебе Пресвятым Духом, во веки веков. Аминь».

Профессор, доктор медицинских наук, зав. кафедрой педагогики и психологии УГМА, диакон Свято-Троицкого Архиерейского подворья Сергий ВОГУЛКИН

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх