Помост

Вопросы веры

Молитвы за другого человека

У всех нас есть родные близкие люди, друзья и коллеги чья судьба нам не безразлична. Порой больно видеть их страдания и хочется сделать всё возможное, чтобы помочь. В этом случае лучше всего прочесть молитву за другого человека.

Когда читать молитву за другого человека?

Молитесь о близких, просите Господа направить их на путь истинный, открыть, им глаза на ошибки и простить грехи. Просите даровать им здоровье, благополучие в жизни, счастье и душевный покой. Молитесь даже, если Вам кажется, что Бог не слышит Ваши молитвы. Если вера человека крепка, он просит искренне. Бог обязательно его услышит и откликнется на просьбу. Помните, что, читая молитвы за другого человека, Вы совершаете христианский подвиг.

Молитва за человека для Господа акт наивысшей любви к нему. Такая просьба никогда не останется не услышанной. Она высвобождает духовную силу, связывает злых духов спасая душу человека, за которого вы просите.

Начиная читать тексты православных молитв за другого человека, вы сразу же придаете тому духовные силы, позволяющие бороться с бедами.

Однако обратите внимание, что, произнося молитву за другого человека, можете столкнуться с рядом трудностей.

Например, станут забываться слова, или Вы собьётесь с мысли. Может ухудшиться физическое состояние, или охватит внезапная дрожь по всему телу. Не стоит пугаться — дело в том, что во время такой молитвы Божественные силы изливают на Вас поток Духа Святого. Это легко почувствовать. Господь через Вас изливает свою силу, тем самым помогая вашим близким. Ваша молитва о другом человеке, словно живительный поток прольётся на него, спасёт и защитит.

Знайте, что, как только вы начнете молиться за близких, нечистые силы будут всячески Вам мешать. У Вас будет вечно не хватать времени на молитву. Появятся срочные дела. Это всё козни дьявола, нечистые силы будут делать всё возможное, чтобы помешать Вам молиться за других людей. В такой ситуации молитесь обязательно Святому Духу, ведь он наш главный защитник и помощник.

Сострадайте скорбям ближних. Будьте к ним милосердны и внимательны. Всегда помните, что и Вам понадобится их помощь в будущем.

Чем помогает нам самим молитва за другого человека?

Настоящий христианин молится не только о родных и любимых людях, но и о своих врагах. Он желает здоровья и счастья каждому человеку, живущему на земле.

Евангелие учит нас любви и обязывает каждого верующего читать молитвы за другого человека.

Неверно воспринимать молитву за ближних, как обязанность. Просить спасения не только для себя, но и для всех окружающих очень важно. Просите Господа смиренно храня в душе искреннюю веру, и тогда Вы сможете надеяться, что обретёте спасение.

Молитва Собору 12 апостолам, оберегающая от беды и проблем

Освятии апостоли Христовы: Петре и Андрее, Иакове и Иоанне, Филиппе и Варфоломее, Фомо и Матфее, Иакове и Иудо, Симоне и Матфие! Услышите наши молитвы и воздыхания, сердцем сокрушенным ныне приносимые и помозите нам, рабам Божии (имена), вашим мощным пред Господем ходатайством, избавитися от всякаго зла и вражия лести, твердо же преданную вами веру православную сохра-няти, в ней же вашим предстательством ни ранами, ни прещением, ни мором, ни коим гневом от Создателя нашего умалени будем, но мирное зде поживем житие и сподобимся видети благая на земли живых, славяще Отца и Сына и Святаго Духа, Единаго в Троице славимаго и покланяемаго Бога, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва за другого человека: когда и как читается? Пример текстов

Нужно ли просить Господа о помощи другим людям? Конечно же, да. И при этом не стоит ограничиваться кругом своих близких, родных или друзей. Помолиться можно и о малознакомых, даже о вызывающих неприязнь.

Является ли молитва за другого человека своеобразной духовной милостыней? Многие священнослужители полагают, что да, и проводят аналогии с раздачей пищи, денежных средств и одежды нуждающимся.

В каких случаях необходимо помолиться о другом человеке

Конечно же, не существует никаких ограничений, касающихся того, когда и как может быть прочитана молитва за другого человека. Попросить о помощи не для себя, а для того, кто в ней нуждается, у святых или Господа можно при любых обстоятельствах. Для молитвы вовсе не нужно ждать, когда у человека случится беда. Если возникает интуитивное желание попросить Всевышнего о милосердии и помощи для кого-то, это следует сделать без раздумий.

Традиционно же молитва за другого человека читается в случае наличия в его жизни каких-либо проблем, разлада в семье, несчастья, болезни. Молятся и о тех, кто подвержен пагубным страстям – алкоголизму, увлечению азартными играми, наркомании или иным. Помимо этого, нужно молиться и о тех, у кого в жизни вроде бы все ладится, но сами люди далеки от Бога, грешны, мелочны, суетливы, злы, чванливы. И конечно же, нужно помолиться о людях, которые в силу жизненных обстоятельств, к примеру, тяжелого заболевания, не могут сделать этого самостоятельно.

Как называются молитвы за других

Молитва за другого человека относится к ходатайственным. Этот тип обращений к святым и Господу является разновидностью просительных молений.

Испокон веков верующими возносились ходатайственные молитвы о благополучии и здоровье близких и родных. Матери просили за своих детей, жены – за мужей. Нередко люди обращались к монахам и священникам с просьбой помолиться за тех, кто им дорог.

Как читаются такие молитвы

Произносить такую молитву следует так же, как и любую другую. Это означает, что читать текст нужно искренне, от чистого сердца, не имея потаенных умыслов и не выставляя свое действие напоказ в ожидании одобрения или похвалы. Молитва за близких или же малознакомых людей читается точно так же, как и за себя.

Во время моления за других верующий человек не только проявляет заботу о своих близких или же посторонних ему людях, но еще и укрепляет собственный дух. Когда человек проявляет беспокойство не о собственном благополучии, а думает о нуждах тех, кто находится рядом, он очищается духовно.

Вокруг таких людей образуется особая аура, они словно бы излучают участие, доброту. Иными словами, тот, кто вспоминает в молитвах не только о собственных нуждах, обретает благодать, уберегает от пагубных страстей и грехов свою душу. Разумеется, в том случае, если моление искренне.

Когда принято молиться за других в церковных службах

В православной церковной традиции за других людей принято просить на литургиях Иоанна Златоуста и, конечно же, Василия Блаженного.

На служении Василия Блаженного просят:

  • о священниках;
  • монахах;
  • церковных работниках;
  • отшельниках;
  • государственных чиновниках;
  • военных и представителях органов обеспечения правопорядка.

До революции на этой литургии молились о царе. На служении Иоанну Златоусту принято зачитывать отдельные прошения. Как правило, священники молятся о здравии младенцев, благополучии семей, возвращении в лоно церкви отпавших от нее, обо всех, чьи имена забыты и, конечно же, о нуждающихся. Подавая в храме записку о молении за здравие, верующий услышит упоминание о близком ему человеке именно в служении Иоанну Златоусту.

Какими могут быть такие молитвы? Примеры текстов

Помолиться о нуждах и благополучии других людей можно как собственными словами, так и пользуясь готовыми текстами. При выборе слов молитвы важно обращать внимание на такие нюансы, как легкое произношение и понятность.

Недостаток старинных текстов в том, что многие слова, в них упомянутые, давно вышли из повседневного обихода. Современным людям они не особо понятны, помимо этого, их достаточно трудно запоминать и произносить. Соответственно, пользуясь такими текстами, человек невольно концентрируется вовсе не на молении, а на том, верно ли он произносит слова и правильно ли запомнил их порядок. Это полностью обесценивает молитву, фактически превращая ее в нечто, схожее с магическим заклинанием.

Молитва Николаю Чудотворцу за другого человека может быть такой: «Николай Угодник, батюшка! Заступник великий во всех чаяниях и заботах мирских, от немощи и хвори избавляющий! Молю тебя о вспомощевании не для себя, а для раба (имя человека). Помоги ему, Николай Чудотворец, батюшка, во всех делах и начинаниях, разреши заботы его и надели разум ясностью, а помыслы чистотой. Даруй доброту сердцу его и широту душе. Укрепи дух его и избавь от происков бесовских, от козней недругов. Аминь»

Молитва за чад своих, читаемая матерями Богородице, может быть такой: «Пресвятая Матерь Божия! Как не оставляла ты меня, рабу (имя собственное), без участия и милости, так и позаботься о чадах моих. Утешь их в печалях и раздели с ними радости. Не дозволь испытать болезней и горестей. Направь в жизни деток моих и сбереги их от всяческих напастей и бед. Аминь»

Анжелика Бральди

Homo orantes — Человек молящийся

Определение, которое светская наука дает человеку как биологическому виду, по латыни звучит Homo sapiens. И означает это человек разумный. Думается, что христиане могли бы несколько обогатить науку новым понятием. Что такое человек разумный? Это всякий человек, явившийся в мир, существо, несущее в себе образ Божий. Однако среди всех разумных человеков есть христиане, люди, принципиально отличающиеся от всех прочих на земле. Отличающиеся тем, что не только осознают себя носителями образа Божия, но видят смысл своей жизни в претворении этого образа в подобие Божие. Когда христианин, православный, начинает исполнять эту заповедь практически, то само его естество начинает меняться. Появляется некий новый, высший вид человеческого существа. И мы вправе по аналогии именовать его Homo orantes — человек молящийся.

Так вот, наша наука, святоотеческая, наука аскетика находит, что ум христианина, человека молящегося, может пребывать в четырех основных состояниях. Каждое из этих состояний соответствует определенному духовному возрасту человека. Каждое из них отражает состояние его души. И каждое связано с тем видом молитвы, который доступен человеку на данном этапе.

В соответствии с молитвенным дарованием, которое стяжал человек, именуются и сами эти состояния сознания, или уровни мышления. Все знают название этих уровней, или этапов, а именно: словесный, умный, сердечный, созерцательный. Теперь коротко их рассмотрим. В подробностях говорить о них будем позднее в отдельных беседах.

Первый этап. Он соответствует молитве словесной. На этой стадии ум человека соединен с рассудком и локализован в области головы. Так будет длиться до той поры, пока человек остается на словесном уровне молитвы. В то же время это свойство всякого Homo sapiens, в том числе и не молящегося, и вообще не верующего, и не крещенного. Такой уровень бытия ниже того, что для человека естественно по его природе. Потому и состояние это признается нижеестественным, или противоестественным. Оно присуще нашему падшему естеству после грехопадения.

Напомним, что выражение молитва словесная не означает молитву, произносимую вслух, но обозначает словесную форму мышления, при которой можно молиться молча, хотя молитва при этом будет читаться в уме словами. Иначе обстоит дело на следующих уровнях молитвы.

Второй этап. Молитва умная. Это промежуточное состояние, переходное от словесного к сердечному уровню. Поэтому оно несколько размыто и границы его установить трудно. Главной характеристикой его будет то, что ум уже порвал связь с рассудком, обрел самостоятельность. Молящийся умеет управлять своим вниманием, может удерживать ум в груди или в сердечном месте. Однако ум еще не готов, не способен вполне соединиться с сердцем.

Признаком умной молитвы может служить особое ощущение внутреннего безмолвия. Когда человек молится про себя, ему уже не обязательно мысленно проговаривать молитву словами, как было при молитве словесной. Молитвенная мысль уже не требует непременного воплощения в слове. Мысль только мыслится.

Третий этап. Он соответствует молитве сердечной. Она же именуется умно-сердечной. Теперь во время молитвы ум соединяется с сердцем, с человеческим духом. Напомним: когда в аскетике идет речь о соединении ума с сердцем, под сердцем разумеется орган духовный, но не телесный, не плотский. Сердце духовное — это собрание сил души. Или, можно сказать, вместилище этих сил. А именно: разума, чувства и воли. Это не есть «член плоти», говорит свт. Игнатий о сердце духовном, но «собрание сил». «Силы душевные… сосредоточены в этом члене». Это, «собственно, и называется сердцем, в нравственном значении».

Сердце духовное — это центр человеческого существа. А само сердце имеет в себе ядро, оно образовано средоточием духа человеческого. Здесь обитель нашего бессмертного духовного организма. Расположение духовного сердца примерно соотносится с физическим органом, с сердцем телесным: вершина его доходит до верхней части груди, а снизу оно соприкасается с областью солнечного сплетения.

Сердечная молитва бывает двух видов. В своей начальной стадии она именуется деятельной, соединение ума с сердцем здесь происходит эпизодически. Такие эпизоды можно назвать деятельным соединением. Затем, если человек получает дарование от Бога, его молитва становится благодатной. Это второй вид сердечной молитвы, при котором соединение ума с сердцем- духом бывает постоянным. И это — благодатное соединение. На этом этапе восстанавливается естественное состояние нашего существа. Человек постепенно выходит из состояния нижеестественного. На стадии благодатной молитвы обретается устроение, сродное тому, что имелось у человека до грехопадения.

Четвертый этап. Это молитва созерцательная. Человек приходит в состояние, при котором ум, слитый воедино с духом человеческим, под действием благодати Святого Духа бывает восхищен в духовный мир. Так и говорится, что человек находится в восхищении. Или иначе: в изумлении, то есть из ума вышел. Куда вышел? В область духа. Восприятие ума полностью переключилось с земного мира на духовный. И еще одно выражение есть: находиться в исступлении, то есть выступить из душевно- плотского пространства и переместиться в духовное. Это состояние души, которая уже в значительной мере обновлена обоживающей благодатью. Молитва созерцательная постепенно выводит человека из естественного состояния, достигнутого на предыдущем этапе, на уровень вышеестественного, или сверхъестественного, бытия. А оно уже бывает увенчано всецелым обожением человеческого естества, которое у некоторых избранников может наступить еще при земной жизни. Другим же это бывает даровано при переходе в вечность.

Таковы четыре основных состояния сознания молящегося человека. Из них нас будут интересовать только первые три, которые вмещаются в деятельный период духовной жизни. На третьем этапе, на стадии молитвы сердечной, как раз совершается переход из деятельного периода в благодатный, переход к созерцанию. Но мы можем исследовать только деятельный период. То, что простирается выше, уже не поддается нашим рассудочным исследованиям.

Да если бы и было возможно изучение благодатных состояний, то смысла особого это не имело бы. Ведь мы стараемся изучать деятельную молитву не из праздного любопытства, а с практической целью — разобраться в теории, с тем чтобы научиться молитве, овладеть ею. А молитве благодатной не учатся. Ею не овладевают. Является Дух Святой и молится в человеке.

А вот в деятельный период, хотя, конечно, не без помощи благодати, но прежде всего без нашего собственного подвига не продвинуться ни на шаг. И это тот путь, на котором продвигаются, восходя поочередно, как мы знаем, натри ступени: словесную, умную, сердечную.

Концепция пути

Учение о внутреннем делании, которое мы исследуем, хранится святоотеческим Преданием. Писания отцов создавались промыслительно, с целью восполнить отсутствие наставников в моменты духовного кризиса. Они и восполняют. Когда мы изучаем их труды молитвенно и проникновенно, то можем найти все необходимые нам сведения.

Но такое прочтение требует известного напряжения. Не столько интеллектуального, сколько духовного. Те знания, которые святые отцы готовы передать нам, хранятся в свернутом виде. О многом в их писаниях говорится прикровенно.

Нам приходится потрудиться, чтобы молитвенным усилием проникнуть сквозь этот покров. Чтобы развернуть, насколько возможно, свиток отеческой мысли и разглядеть то, что бывает сокрыто от тех, кто не готов к духовным усилиям или попросту не желает себя утруждать.

Чтобы пояснить сказанное, возьмем в руки книгу. Мы прочтем одну небольшую фразу свт. Игнатия Кавказского (Брянчанинова) из второго тома «Аскетических опытов». В книге она занимает всего семь строк, но посмотрим, как богато смыслом их наполнение. Святитель пишет: «В действии молитвы Иисусовой имеется своя постепенность: сперва она действует на один ум, приводя его в состояние тишины и внимания, потом начнет проникать к сердцу, возбуждая его от сна смертного». Со временем «она мало-помалу начинает действовать во всех членах души и тела, отовсюду изгонять грех, повсюду уничтожать владычество, влияние и яд демонов» (Игнатий (Брянчанинов), свт. Творения. М., 1996. Т. 2. С. 249, 250.).

Здесь в самых простых выражениях высказывается простая мысль. Кажется даже, мысль тривиальная. Самые общие, обтекаемые слова. Но мы посмотрим на них повнимательнее и убедимся, что ход мысли автора не так уж прост. За этими несколькими строками разворачивается целая программа внутренней работы. Нам здесь преподается конкретное поучение.

Это концепция внутреннего пути, проводящего сквозь деятельный период, возводящего к тайне живого богообщения, к тайне обожения нашей души. Здесь указывается принцип восхождения по возрастающим уровням молитвенного подвижничества. Это три ступени, о которых мы говорили: молитва словесная, умная, сердечная. Попробуем развернуть этот текст, раскрыть то, что сокрыто в нем между строк.

Итак, ступень первая. Первые слова говорят о том, что молитва Иисусова действует постепенно, как сказано, сначала «на один ум». Речь о молитве словесной. Нам сообщается о том, как словесная молитва подготавливает переход к молитве умной. Она, сказано, «действует на один ум». Действительно, молитва словесная не может воздействовать на наши чувства, действовать так, чтобы качественно изменить их. Они как были душевными, так ими и остаются. Словесная молитва не в состоянии одухотворить их. Тем более не может она воздействовать на сердце духовное.

Почему? Потому что соединиться с сердцем и воздействовать на него может только ум человеческий, он ведь владыка, как мы помним, но никак не рассудок. А ум на стадии словесной молитвы пока еще слит с рассудком, образует с ним одно целое, он не владыка, а раб, зависимый от рассудка, лишенный своих законных прав. Поэтому он пока не способен ни соединяться с сердцем, ни как-либо подействовать на него.

Единственное, на что может оказать воздействие словесная молитва, это, как и сказано у святителя, «на один ум». Да, на сам ум. Но и то при условии, если применять правильный святоотеческий метод — молитвенный метод исихастов.

Дело в том, что ум, при словесной молитве, нельзя отпускать на свободу, ему нельзя позволять странствовать и скитаться где угодно. Необходимо его удерживать. И только в одном-единственном месте, в верхней части груди. Если проявить в этом настойчивость и упорство, то тогда да, действительно, как сказано у свт. Игнатия, молитва начнет «действовать на ум».

Как действовать? Весьма эффективно. Ум постепенно начинает отделяться от рассудка. Образуется устойчивый навык сосредоточения ума не в области головы и не где-то во внешнем пространстве, а в области околосердечной. Это самый первый и необходимый шаг на пути к истинной молитве.

Вот, мы разобрали первые четыре слова: «молитва действует на один ум». Смотрим дальше: «действует на один ум, приводя его в состояние тишины и внимания». Еще четыре слова. О чем они?

Когда человек упражнялся в словесной Иисусовой молитве основательно и продолжительно, то, естественно, он начинает стяжать плоды. И первый плод этого делания как раз и есть то, о чем говорит свт. Игнатий: ум приходит «в состояние тишины и внимания».

Что это значит? На языке аскезы это означает, что появляются первые признаки начальной исихии. «Состояние тишины» — это исихия, это тишина молчащего ума. Состояние, когда смолкает, обычно непрерывный, внутренний разговор с самим собой, ослабевает натиск помыслов. Это состояние относительного умственного покоя. Оно действительно, как и определяет святитель, есть именно состояние «тишины и внимания».

Затихший ум в самом деле становится очень внимательным. Не отвлекаясь на мысленные приражения, прилоги, он теперь может, не растрачивая сил понапрасну, со всем вниманием предаться молитве. К тому же ум способен теперь внимательно наблюдать за внутренним состоянием души. А это уже предпосылки к трезвению. Это условия, необходимые для того, чтобы в дальнейшем начать использовать метод трезвения.

Первые проблески начальной исихии свидетельствуют о двух достижениях. Во-первых, о том, что словесная молитва из рассеянной становится молитвой внимательной. Во-вторых, о том, что у человека появляются зачатки молитвы умной. И вот таким образом словесная молитва подготавливает нас к переходу к умной.

Зададим попутно вопрос: почему начальная исихия? Что за термин? Начальной исихию называют по той же причине, что и начальное смирение, например, или начальное бесстрастие. Прилагательное начальный обозначает, что данная добродетель или способность относится к деятельному уровню, обретена в деятельный период. В отличие от добродетелей благодатных, через которые уже в полноте бывает явлено действие Духа Святого. Может быть, правильнее было бы говорить: не начальная, а деятельная исихия. А можно было бы вообще выражаться по-русски: исихия в аскетике это не что иное, как молчание ума, или умственная тишина.

Воскрешение духа

Ступень вторая. Далее у святителя Игнатия говорится, что со временем молитва «начнет проникать к сердцу». Это еще три слова. Посмотрим, что в них скрывается, что хранят они в свернутом виде.

Мы уже проследили, как удалось оторвать ум от рассудка, вследствие чего появились первые признаки умной молитвы. К ним добавляется еще один. Человек, когда молится про себя, перестает в уме проговаривать молитву. Молитва только мыслится. Это может ощущаться как звучание молитвенной мысли в груди. Когда все это с навыком закрепляется и молящийся ум привычно держится в районе сердечного места, то мы пребываем на уровне умной молитвы. И вот теперь, когда человека посещают моменты начальной исихии, ум получает возможность выйти на контакт с духовным сердцем.

О начальной исихии уже сказано. Добавим, что это паузы в потоке сознания, когда затормаживается и приостанавливается наше обычное кружение помыслов и ум замолкает. Он сосредоточен на единственном помышлении — молитве Иисусовой. В такой момент останавливается процесс осмысления помыслов, которые до сей поры захватывали наш ум. Прекращается собеседование с ними. И тогда ум, ничего не думающий, как бы зависает в пустом пространстве мысленной тишины. Умственный горизонт чист. В сфере внимания удерживается одна только молитвенная мысль.

Такое состояние опустевшего, свободного от прочих помышлений ума означает, что в этот момент ум уже относительно чист. И вот такой меры чистоты уже достаточно для соединения ума с сердцем духовным, с духом. Пока ум нечист, пока он загружен помыслами, зашумлен, засорен, загрязнен ими, ум не может соприкоснуться с духом. При этом не столь даже важно, что это за помыслы, каково их качество и содержание, дурные они или вполне приличные. В данном случае добрый помысл оказывается не лучше зловредного. Все дело в том, что, когда ум занят каким-нибудь помышлением о чем-либоземном, тварном, посюстороннем, хотя бы и самом возвышенном и благородном, он в любом случае оплотняется, овеществляется. То есть он обретает качество, противоположное духовности, не совместимое с духом. Он теряет свою духовность.

Мы уже говорили, что ум по природе своей является духовной энергией. В том смысле, что при сотворении человека образовывал с духом единое целое. Поэтому ум и дух есть начала в высшей степени сродные. Но это родство их и нарушается, когда ум заземляется, теряет свою духовность, помышляя о тварном, временном, дольнем. Мы помним, что на самом деле суждение о земном отнюдь не функция ума, но прямое дело рассудка. Поэтому размышляющий, рассуждающий ум, наполненный какими угодно, помимо чистой молитвы, помыслами, в принципе несоединим с сердцем-духом.

Только один вариант возможен. Тот, когда в чистом уме остается одно-единственное духовное движение — молитвенное обращение к Богу. Вот тогда ум способен к встрече с духом.

Оговоримся, что такое молитвенное обращение не означает только молитву Иисусову. Это, конечно, любая молитва, с любым содержанием, обращенная к Господу или к святым, это и литургическая молитва священнослужителя, и молитвенное чтение Псалтири, и пение стихир и так далее.

Еще заметим, что не одно только содержание является здесь духовным. Учтем, что такая молитва звучит без слов, ведь она же молитва умная. Свободная от словесных форм, она, так сказать, невещественна, а значит, духовна и поэтому может проникнуть в духовное сердце.

Вот почему молитва словесная, которая мыслится не иначе как словом, напротив, совсем непригодна к соединению с сердцем.

Итак, вернемся к состоянию исихии. Ум, повторим, изначально, по природе своей, духовен. Как только он освобождается от помышлений и затихает в молчании, в исихии, к нему возвращаются свойства его естества. Теперь, когда ум пуст и чист от посторонних мыслей, он духовен. Он молится молча молитвой умной. Теперь для него слияние с духом есть дело самое натуральное, естественное и желанное.

Вспомним, что написано у свт. Игнатия: ум в молитве «начнет проникать к сердцу». Вот об этом мы и говорим. Эти проникания в сердце есть моменты деятельного соединения ума с сердцем. Это уже преддверие молитвы сердечной.

И вот здесь у святителя есть краткое, но очень важное дополнение. Ум, пишет он, «начнет проникать к сердцу, возбуждая его от сна смертного». Вот каково воздействие молитвы на сердце. Мы уже знаем, о чем здесь речь: о сне смертном говорили раньше, в предыдущих беседах. Возможно, это самое значительное место во всей цитате. Здесь, в этих трех словах — «возбуждает от сна смертного» — основа всего учения исихазма, всего учения о внутреннем делании. Здесь признается тот факт, что сердце человека мертво. Мертво до тех пор, пока его не коснется молитва умная, молитва сердечная.

Этим подтверждается, каково же истинное значение умного делания в нашей жизни, в нашей судьбе. Только умно-сердечная молитва оживляет дух человеческий, воскрешает сердце от духовной смерти и дарует человеку жизнь духовную.

Очищение естества

Наконец, ступень третья. Читаем дальше: молитва Иисусова «мало-помалу начинает действовать во всех членах души и тела». Мало-помалу, то есть постепенно. После того как ум сравнительно устойчиво начинает держаться в сердце, человек входит в фазу умно-сердечной молитвы. Под ее действием оживает наше омертвелое сердце, и молитва постепенно начинает воздействовать на весь психофизический организм. То есть «действовать во всех членах души и тела».

У свт. Игнатия подробно и точно отображается последовательность внутренней работы. И теперь он подвел нас к самому главному — к результату, к тому, ради чего человек посвящает себя умному деланию. А именно: сердечная молитва преобразует весь наш душевно-телесный состав. И далее говорится конкретно, каково же это ее действие. Она, сказано, «отовсюду изгоняет грех, повсюду уничтожает владычество, влияние и яд демонов».

Вот это и есть то священное действие умно-сердечной деятельной молитвы, то таинство, которое совершается в душе при ее посредстве. К этому внутреннему священнодейству и подводит, как к цели своей, путь умного делания, путь внутреннего подвига. Об этом тайнодействии молитвенном будем позже говорить отдельно. Сейчас только кратко поясним, что стоит за словами свт. Игнатия, каким же образом изгоняется отовсюду грех, как уничтожается владычество демонов, как выводится из души яд демонический.

После соединения ума с сердцем и слияния с духом становится возможным применять метод трезвения. Это особая практика, доступная для стяжавших умно-сердечную молитву. Что она собой представляет? Во время трезвения ум, соединенный с сердцем, во-первых, находится в состоянии исихии, то есть тишины и покоя, когда полностью умолкают все помышления; во-вторых, в этой своей чистоте, на фоне умственной тишины, ум взывает к Богу, бесперебойно удерживая молитву; в-третьих, отсекается всякий вновь появляющийся прилог, то есть не допускается никакого помысла, образа, чувственного движения, ничего, кроме молитвенного обращения к Богу.

Из этих трех компонентов, по сути, и состоит то, что называем трезвением. Убери одну составляющую, и уже нет трезвения. В чем ни с чем не сравнимое значение этого метода? Он связан с тем тайнодействием, о котором только что говорили. В результате трезвения создаются условия для прямого воздействия на сердце Божественной благодати. Только в таких условиях она и может действовать в нашей душе полновластно. Как же именно действовать?

Когда молящийся ум человека соединен с его духом и остается чистым от помыслов, в этот момент происходит настоящее священнодействие. Дух Святой освящает дух человеческий. Под этим воздействием идет непосредственное очищение нашего сердца. А соответственно, и обновление всей души. И шире — всего нашего естества.

Хотя поначалу такие моменты очень непродолжительны, тем не менее, хотя бы в незначительной мере, но все же благодать излучается через сердце и проникает весь состав нашего духовно-душевно-телесного организма. В эти драгоценные моменты идет обоживающее нас действие Божественной благодати. Идет постепенное очищение от страстного состояния, освобождение от ветхости и зарождение нового духовного существа.

Понятно, что вхождение в этот таинственный процесс составляет самый смысл умно-сердечной молитвы. Именно в этом заключена главная ценность умного делания. Ну и, само собой, отсюда же становится более ясным, насколько недостаточным, лишенным подлинной ценности является подвиг внешний, когда ему не сопутствует подвиг внутренний.

* * *

Теперь подытожим все сказанное. Мы проследили путь умного делателя Иисусовой молитвы, путь деятельного периода духовной жизни, состоящий из трех ступеней.

Ступень первая. Молитва действует на ум, приводя его в состояние тишины. Здесь готовится переход от словесной молитвы к умной. Первыми признаками зарождения умной молитвы являются моменты начальной исихии.

Ступень вторая. Молитва начинает проникать к сердцу. Через умную молитву становится возможным обращение к сердцу. Появляются моменты деятельного соединения ума с сердцем. Это признаки зарождения молитвы сердечной.

Ступень третья. Молитва начинает изгонять грех и уничтожать яд демонов. Ум соединен с сердцем-духом в умно-сердечной молитве. Дух Святой очищает душу и исцеляет ее от ветхости.

Ну вот, мы закончили прочтение нескольких строк святоотеческого текста. Видим, насколько содержательна только одна небольшая фраза. А если вникать в нее еще глубже, то можем получить материал для целого трактата. Пример этот говорит о том, что внимательное и благоговейное отношение к слову святого, умение проникновенно, молитвенно погрузиться в его прочтение дает возможность найти для себя целый клад духовный, возможность получить реальное руководство и через это обрести для себя в лице святых отцов настоящих наставников.

Мы брали книгу свт. Игнатия, но могли бы с не меньшей пользой обратиться к другим аскетическим текстам. И все же выбор не был случайным. Почему именно свт. Игнатий? Поясним это словами других святых.

Прп. Нектарий Оптинский на вопрос, как научиться молитве, дает в своих письмах такой совет: «Прочтите о том в сочинениях еп. Игнатия (Брянчанинова). У него все хорошо и просто разъяснено» (Житие оптинского старца Нектария. Оптина пуст., 1996. С. 181.).

Свт. Феофан Полтавский пишет: «Хороший совет — ознакомиться с творениями преосвященнейшего Игнатия (Брянчанинова). Творения его должны быть настольной книгой каждого современного монаха, особенно интеллигентного » (Бэттс Р., Марченко В. Духовник Царской Семьи. М., 2010. С. 328.).

Из книги «Начало молитвы»

Авторский проект Н.М. Новикова «Умное делание» был инициирован
и благословлён архимандритом Кириллом (Павловым),
молитвенно поддержавшим данное начинание в 1997 г.

Молиться Богу и будить людей

Жизнь коротка, и опыт человека ограничен. Долг совести велит записывать виденное и слышанное, если оно способно со временем принести кому-то пользу. Вот вам рассказ-притча от одного из ныне здравствующих почтенных архиереев, достойного именоваться отцом многих.

«Один батюшка хотел сменить приход. Люди были к храму нерадивы, и жить было нечем. “Не мрут, не родятся”, – говорил огорченный священник, имея в виду отсутствие треб. И сколь циничной ни покажется эта фраза иному читателю, цинизма в ней не больше, чем в медицинском или юридическом отчете. С просьбой о переводе священник и приехал к своему преосвященному. А тот неожиданно дал совет.

– Сколько, – говорит, – у тебя улиц в селе?

Священник отвечает:

– Три.

– Поступай так. Часов в 12 ночи становись на молитву и вставай с нее не раньше, чем через два – два с половиной часа. Читай Псалтирь, Евангелие, акафисты – что хочешь. Можешь и поклоны класть. Но изволь два с лишним часа помолиться. Потом выходи на улицу, вооружившись очень длинной палкой, как удочка. Село к этому времени уснет, и все огни погаснут. Стучи палкой в ближайшее окно и беги, чтоб тебя не видели. Собаки залают, окно зажжется, люди выйдут на крыльцо, а ты уже должен быть далеко. Потом стучи в другие окна и сразу убегай. Делай так, пока за несколько ночей все село не обойдешь.

Священник принял совет и, хотя недоуменно пожал плечами, обещал слово исполнить. Он молился и обходил село, стуча по ночам палкой в темные окна. Потом приехал к владыке на отчет. Епископ велел еще раз село обойти, предварительно крепко помолившись. Священник и в этот раз покорился абсурдному благословению. Вскоре о нем призабыли. А через месяцев семь-восемь он появился в епархии снова.

– Не переводите, – говорит, – владыко, меня никуда.

– Что так?

– Почти в каждом дворе хозяйки с животиками. Через пару месяцев у меня в селе крестин столько будет, сколько я в жизни не крестил!

– Вот видишь, – говорит преосвященный, – как важно человека вовремя разбудить».

***

Когда я и другие рядом со мной слушали этот рассказ, то, дослушав до слова «разбудить», громко рассмеялись, полагая, что история подошла к концу. Но нет. У истории оказалось продолжение, назидательный вывод, ради которого вся история и была изложена. Преосвященный произнес последнюю фразу: «Твоя задача, батюшка, молиться Богу и будить людей!»

Разумеется, не для того только будить, чтобы через девять лунных месяцев в семействе был приплод, а в приходе – очередная треба. Людей нужно будить в духе слов апостола Павла: «Восстани, спящий, и воскресни от мертвых, и осветит тебя Христос!» От тяжкого сна греховного нужно пробуждать великое множество крещеных людей. И приступать к этому нелегкому делу нужно только после усиленных и продолжительных молитв. Это очень по духу близко к служению пророческому и к словам Божиим, сказанным через Иезекииля. Священники, пробуждающие народ, похожи на сторожа, который будит людей звуком трубы, видя приближающегося врага или стихийное бедствие. «Если страж видел идущий меч и не затрубил в трубу, и народ не был предостережен, – то… (кровь погибших) взыщу от руки стража. И тебя, сын человеческий, Я поставил стражем дому Израилеву… Если же ты остерегал беззаконника от пути его… но он от пути своего не обратился, – то он умирает за грех свой, а ты спас душу твою» (Иез. 33: 6–9)

***

Молиться Богу и будить людей. Можно и наоборот: будить людей и молиться Богу. Но, без сомнения, для того и другого нужно прежде самому проснуться.

Покайтесь, ибо Господь грядет судить

Избранное Переписка Календарь Устав Аудио
Имя Божие Ответы Богослужения Школа Видео
Библиотека Проповеди Тайна ап.Иоанна Поэзия Фото
Публицистика Дискуссии Библия История Фотокниги
Апостасия Свидетельства Иконы Стихи о.Олега Вопросы
Жития святых Книга отзывов Исповедь Архив Карта сайта
Молитвы Слово батюшки Новомученики Пожертвования Контакты

Мир всем благоразумным, благомыслящим и благорассуждающим о Господе!

Отец Олег Моленко

ОБ ОСТОРОЖНОСТИ В ДЕЛЕ ПОМИНАНИЯ И МОЛЕНИЙ ЗА ДРУГИХ ЛЮДЕЙ

К сожалению, из-за неведения у большинства церковных людей сложилась неправильная практика поминания и молитв о здравии живущих близких людей и о упокоении душ усопших родственников и прочих близких лиц. Отсутствие правильного ведения в этом вопросе не только ведет человека к небогоугодным действиям, не только впустую и напрасно заставляет тратить силы и время на не принимаемые Богом поминовения или молитвы за близких людей, но ставит самого молящегося человека и тех, о ком он молится, в опасное положение или причиняет вред.

Основная ошибка без разбору поминающих кого только хочется состоит в ложном понимании милости и в ложной жалости людей. Начитавшись в духовных трудах о любви и милосердии, поминающие полагают, что из милости можно поминать кого только им угодно. На самом деле это далеко не так.

Первым, Кто заложил правильное основание для молитв за других людей, избавляющее нас от обольщения и ошибок в этом деле, был Сам Основатель нашей веры, Глава Церкви и наш Спаситель Иисус Христос. Посмотрим на Его слова в Евангелии от Иоанна: Ин.17: «9 Я о них молю: не о всем мире молю, но о тех, которых Ты дал Мне, потому что они Твои».

Итак, нам следует уяснить для себя ту истину, что мы вовсе не должны молиться за всех подряд близких нам людей или родственников, но всегда должны согласовывать нашу о людях молитву с волей Божией.

Для удобства уяснения некоторых важных сторон моления за других людей приведу мое сегодняшнее письмо одной сочувствующей с просьбой помолиться о друзьях её родителей, которые сейчас имеют проблемы в их жизни.

«Мир тебе, NN!

Ты должна понять важную вещь в отношении молитв за других людей. Это очень непростое, а иногда и очень опасное дело.

Для любого дела нужно наличие следующих составляющих:

  1. Богоугодность подобных дел вообще и конкретного дела в частности;
  2. Стимул для данного дела;
  3. Ожидание конкретного результата и пользы от него;
  4. Учитывание возможной опасности и вреда для участников этого дела;
  5. Целесообразность данного дела;
  6. Вероятность его благополучного завершения и осуществления;
  7. Учитывание того, что трата времени, сил и средств на данное дело оправданы и не будут тщетными и пустыми;
  8. Правильность совершения дела.

Все это относится полной мерой и к делу поминания и молитвы за других людей.

Поскольку это дело духовное и касается духовного мира и духов, то оно намного труднее, опаснее и сложнее, чем любое житейское дело.

Для удобства понимания приведу подобия из мирской жизни людей. Например, ты узнала о нужде друзей твоих родителей, что им не хватает 300 000 евро для покупки жилья. Ты по Интернету находишь адрес богатого человека и пишешь ему письмо с просьбой подарить 300 000 евро для семейной пары, являющейся друзьями твоих родителей. Как ты думаешь переведет ли этот богатый человек просимую сумму на указанный тобою счет? Правильно думаешь, что не переведет. Он и 3000 евро не переведет и даже 300 евро тоже. Почему? Исключаем у него жадность и скупость к деньгам. Он добрый человек и занимается благотворительностью. Тем не менее, он справедливо не переведет просимой тобой суммы.

Еще один пример. Допустим, ты владеешь жилищем, которое можно продать за 200 или 300 тысяч долларов. Мы с тобой познакомились через Интернет и вступили в дружескую переписку. Вдруг однажды я пишу тебе письмо с просьбой: «NN, срочно продай свое жилье и перешли все полученные тобой деньги на такой-то счет. У меня проблемы, и мне очень нужна сумма в 300 000 долларов». Стала ли бы ты выполнять мою просьбу? Думаю, что нет. Почему же ты полагаешь, что я должен по первой твоей просьбе тратить несравненно более драгоценный свой духовный капитал за неизвестных мне лиц лишь по той причине, что они друзья твоих родителей. Еще можно понять, когда кто-то просит о своих родителях.

Так вот, пойми и смиренно прими то, что любая просьба в духовном мире стоит несравненно больше и дороже, чем приведенные мной примеры просьб из житейского земного бытия. Духовные дары, силы и результаты нельзя измерить деньгами или земными ценностями. Их нельзя купить за деньги. Чтобы мне хоть с какой-то пользой молиться за другого неизвестного мне человека, мне нужно знать об этом человеке как можно больше. Если он живой, то лучше лично познакомиться, прочувствовать его. Мне нужно расположиться к этому человеку, а ещё лучше – полюбить его. Мне нужно войти в его положение, в его жизнь, понять его и его нужды. Затем мне нужен стимул для моей за него молитвы. Мне нужны Божье благоволение и благословение молиться за него и просить именно конкретно того, что ему нужно и полезно. Бывает же так, что Бог не расположен к какому-то человеку и не принимает никаких молитв за него.

Ты должна также понимать, что молитва за другого человека — это не только отдавание своих сил, времени, трудов и сокровищ духовных, но и вступление в битву и войну за эту душу с духами злобы поднебесной! Какой у меня резон или стимул воевать за тех, которые сами за себя не воевали, жили в грехах или неверии? Бесы просто посмеются и поругаются надо мной, да попущением Божьим смирят меня наведением напастей и пакостей за то, что я взялся своевольно вымаливать тех, кто по праву принадлежит им. Но проблемы и беды начнутся не только у меня, но и у тех, за которых я начну молиться, а также у того, кто попросил меня молиться за конкретных лиц. В результате все связанные своевольным и непродуманным делом молитвы о недостойных или неподходящих лицах понесут потери и попадут в ещё худшее положение, чем до молитв».

Надеюсь, вы сделаете каждый для себя правильные выводы в отношении ваших просьб ко мне о молитвах за ваших родственников и близких, и внесете существенные поправки в ваши списки поминаемых мною церковно и частно лиц.

Молитва за других людей не принимается Богом и по той причине, если мы молимся о людях не соответственно их статусу, положению и состоянию. Например, если мы за погибающего или ложно верующего родственника молимся как за верного. О заблудшем надо молиться как о заблудшем, прося лишь соответствующего его положению и состоянию. О погибающем надо молиться как о погибающем, прося возможного для него. При этом надо учитывать и выполнять все требования, изложенные мной в приведенном письме.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх