Помост

Вопросы веры

Монастырь под ярославлем

                                                                                                                                                                        

«Жемчужина» Ярославской земли

Когда мы приезжаем в монастырь, нас охватывает ни с чем не сравнимое теплое чувство, благоговение, трепет, особое состояние души. Мы словно прикасаемся к чему-то сокровенному и вечному, испытываем забытое чувство святости. С глубокой древности на Руси посещение монастырей и храмов было тем духовным воздухом для верующих людей, без которого они теряли полноту и смысл жизни, некую «лествицу», возводящую на Небо.

Одним из таких мест, где русский человек любил открывать свое сердце в скорби и радости, надеясь на получение утешения и помощи от Господа и Царицы Небесной, был Свято-Введенский Толгский монастырь.

Обитель была основана в 1314 г. на месте явления чудотворной иконы Божией Матери, именуемой Толгской. Сама Царица Небесная благословила эту землю явлением Своего чудотворного Образа. До советских времен это место было «жемчужиной» Ярославской земли, сюда нескончаемым потоком шел русский народ излить перед Заступницей Усердной свое горе и скорбь, получить исцеление и благодатную помощь.

Вопреки всем поворотам истории Толгский монастырь восстал из руин и в настоящее время снова не перестает привлекать множество немощных, скорбящих и сирых, прибегающих к Теплой Заступнице мира холодного и получающих по вере своей скорое вспоможение в скорбях и болезнях.

Ступая по пропитанным благодатью монастырским тропинкам, хочется воскликнуть вместе с Владыкой Иринеем (Нестеровичем): «Толгская обитель — редкость. Благоговение к Царице Небесной запечатлевает, кажется, каждый шаг; кажется, слышишь голос: «Разуй сапоги». Эта величественная Волга как будто для Сей Царицы катит свои волны; этот златой храм как будто среди небес для Нее воздвигнут; эти огромные кедры, увенчанные царственными коронами, как будто Ее царственную возвещают славу…»

Введенский Толгский женский монастырь
Епархиальный женский монастырь

«Сказание о явлении чудотворной и мироточивой иконы Пресвятой Богородицы, именуемой Толгскою, и чудесах, от нее бывших» называет датой основания церкви во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы 8 августа 1314 года. В этот день к месту явления иконы Божией Матери пришли ярославцы, узнавшие о чудесном событии на берегу Волги. К вечеру общими силами был сложен храм, и епископ Прохор внес в него икону Божией Матери, названную по месту явления Толгской, Этот первый, деревянный Введенский храм сгорел в начале XV века и был восстановлен на деньги благотворителей.

В 1553 году царь Иоанн Грозный, получивший исцеление от болезни ног у Толгской иконы Божией Матери, подарил обители деньги на строительство каменного храма. Игуменом Феодосием царская воля была исполнена: в центре монастыря поднялся каменный Введенский собор. Первое упоминание о нем встречается в писцовой книге 1627-1629 годов: «Монастырь общий Толгской на реке Волге, да на речке Толпе, а в нем церковь каменная Введения Пресвятыя Богородицы, а в приделе престол Николы Чудотворца, да церковь в другом приделе во имя Димитрия Селунского».

В 1681 году игумен Гордиан решил разобрать этот собор и возвести на его месте новый, больших размеров. Получив на это благословение митрополита Ростовского Ионы Сысоевич, приступил к делу.

Предполагают, что проект собора мог выполнить сам Иона Сысоевич, известный своей любовью к церковному строительству. Митрополит был талантливым зодчим и, возглавляя епархию, с размахом и великолепием построил в ней десятки храмов. По преданию, в родном селе Ангелово, где отец будущего митрополита служил священником, он возвел церковь в 365 окон, не имеющую себе равных по красоте. Главным творением Ионы Сысоевич стала резиденция митрополита, которая с XIX века именуется Ростовским кремлем.

По замыслу игумена Гордина нижняя часть Введенского храма предназначалась под усыпальницу настоятелей и знатных благотворителей, поэтому его «подняли» на тридцать ступеней. Собор возвели в ярославской традиции: четырехстолпный, с тремя апсидами, перекрытый сводами, с тремя галереями, на высоком подклете, с большим нарядным крыльцом.

В южной галерее находился придел во имя святых благоверных князей Феодора, Давида и Константина, увенчанный главкой. Новый храм соединили переходом с колокольней и Крестовоздвиженской церковью.

Известно, что царь Феодор Алексеевич пожаловал в церковное строение 50 рублей. А на роспись Свято-Введенского собора, строительство которого завершилось в 1683 году, пожертвовали 150 рублей уже его братья и сестра: Иван Алексеевич, Петр Алексеевич и Софья Алексеевна.

К росписи собора приступила артель из двадцати шести ярославских и костромских мастеров. Свои имена они оставили на откосе окна западной стены храма.

Первым в списке идет имя ярославца Дмитрия Семенова, известного под прозвищем Сибиряк. Он участвовал в росписи храмов Новодевичьего монастыря в Москве и — в составе артели Гурия Никитина — церкви Илии Пророка в Ярославле. Возможно, вместе с настоятелем монастыря игуменом Гордианом именно он разрабатывал оригинальный цикл росписей, посвященных Толгской иконе.

Вторым в списке указан Федор Федоров, потомственный ярославский иконописец, которого приглашали расписывать храмы Московского Кремля и царские покои.

Среди других известных имен — Василий Осипов, один из ведущих изографии Костромы, принимавший участие в росписи Успенского собора Москвы; Василий Федоров, который сорок лет работал в Оружейной палате. Остальные — молодые мастера и подмастерья в возрасте 14-15 лет.

В традиционную программу росписи были внесены изменения: вместо фигур святых и мучеников на столпах собора изобразили сюжеты из Деяний Апостолов. Искусствоведы связывают это «новаторство» с посещением Долги Патриархом Никоном, который в 1681 году возвращался по Волге в Москву из Кирилло-Белоезерского монастыря, где провел в заточении пять лет. К толгской пристани его струг подошел 16 августа: чувствуя приближение смерти, он пожелал причаститься Святых Христовых Таин. Игумен Гордиан получил благословение Патриарха и стал свидетелем его трогательного примирения с архимандритом Сергием, одним из его раскаявшихся гонителей, сосланным на Волгу на покаяние. Возможно, именно эта встреча, случившаяся за несколько часов до смерти Патриарха Никона, вызвала у Гордиана желание поддержать в росписях собора его главное утверждение, что «… власть духовная преболе светской есть».

В 1690 году был расписан основной объем храма, а в 1691 — алтарь, галереи, придел и крыльцо. Настенная надпись свидетельствует, что роспись придела чудотворцев Федора, Давида и Константина была выполнена на пожертвования Василия Федоровича Жирового-Засекина, потомка святых князей.

Семь ярусов росписей поделены так: три верхних иллюстрируют жизнь Христа и притчи; четвертый посвящен заповедям блаженства и молитвам «Отче наш» и «Символ веры»; пятый описывает «Страсти Христовы», шестой и седьмой рассказывают историю монастырях в картинах на сюжеты из «Сказания…».

В 1839-1840 годах по воле архиепископа Авраама, находившегося на покое в монастыре, стенопись собора поновили. Деньги на это дал рыбинский купец М. Н. Вязьмин, а иконописец Семен Завязошников исполнил работы — «по тем же чертам возобновлено и сделано в лучшем виде». Живопись Семена Завязошникова до сих пор сохранилась в верхних росписях.

В 1870 году при архимандрите Владимире фрески вновь прописываются «по тем же чертам». Придел Ярославских чудотворцев Федора, Давида и Константина поновляется в 1914 году перед празднованием 600-летия монастыря. Работы велись под наблюдением Императорской Археологической комиссии. Историк искусства И. Э. Грабарь уже тогда обратил внимание на то, что в росписях собора воспроизведены иллюстрации из лицевой Библии голландского гравера и издателя Николаса Иоанниса Пискатора (ок. 1586-1652 гг.). По своей сути это была народная Библия: она содержала иллюстрации Ветхого и Нового Завета с краткими подписями. Русские художники использовали иностранные гравюры религиозного содержания в качестве образцов для своей работы, но при этом вносили в картины национальный дух, созидая местные традиции письма.

«Знаменательно, что иконописцы, переносившие гравюры Пискатора на церковные стены, часто создавали произведения неизмеримо более ценные и значительные, чем эти заурядные академические композиции», — к таким выводам пришел И. Э. Грабарь, изучая стенопись ярославских храмов.

Под собором находилась усыпальница его строителя, игумена Гордиана, и других настоятелей. Здесь же были погребены многие почетные граждане Ярославля, представители княжеских и боярских родов, благотворители монастыря: Голицыны, Аксаков, Троекуровы. В усыпальнице покоился один из крупнейших благодетелей за всю историю монастыря, потомок князя Давида Федоровича, Н. Я. Львов. Он жертвовал в монастырь деньги, ризы, на его средства был отлит двухсотпудовый колокол и устроены братские кельи. В обители он принял постриг и был наречен именем Нил.

В храме имелась богатая утварь, подаренная благотворителями. Нижний ряд иконостаса украшали серебрянные с позолотой ризы. Перед иконами висели позолоченные лампады.

В XIX веке интерьер собора значительно обновился. В 1839 году из старого чугунного пола перелили новый. В храме установили пятиярусный иконостас, покрытый червонным золотом. Особым великолепием отличалась риза Толгской иконы Божией Матери. Но уже тогда некоторые историки, ратуя за сохранение старины, выступали против поновлений. В путеводителе по Ярославлю краевед А. А. Титов отмечал: «Внутренности собора и теплой церкви искажены переделками. Много золота, резьбы, но без всякого вкуса. Древний придел благоверных князей тем и прекрасен, что его не коснулась рука строителей и он какими-то судьбами остался в целости…»

Храм был действующим до 1928 года. В 1930 году в нем установили модель гидроузла и проводили ее испытания. С 1950 года собор использовали под склад детской колонии. В 1960-х годах Введенский собор пришел в аварийное состояние.

Специалисты «Ярреставрации» в 1968 году починили кровлю. В 1982-1984 годах велись работы по реставрации западного крыльца, парадной лестницы, западного портала, окон подклета и барабана малой главы.

В 1990 году в собор привезли тело иконостаса из пустующего храма. Все резные, левкасные, позолотные работы по оформлению интерьера взяли на себя сестры монастыря. Они же написали иконы для пятиярусного иконостаса.

7 июля 1990 года в Свято-Введенском соборе состоялась первая Божественная литургия. Служил архиепископ Ярославский и Ростовский Платон. Престол храма он освятил 20 августа 1992 года.

В 1994 году приступили к возобновлению настенных росписей. Художники под руководством Н. А. Мухина расписали жертвенник и алтарь.

Бригада художников-реставраторов из Москвы во главе с С. В. Кузнецовым взялась за воссоздание росписей южной стены храма. Но небрежность восстановления живописи была столь очевидна, что работы приостановили.

В 1996 году между трестом «Ярреставрация» и Толгским монастырем был заключен договор на реставрацию собора.

В 1998 году реставрацию росписей собора начала бригада художника-реставратора Е. Б. Черняева. Искусствоведы и реставраторы пришли к общему мнению, что традиционные методики для восстановления росписей Введенского храма не годятся. Перед ними стояла сложнейшая задача — максимально удерживая едва заметную авторскую линию и колористику, сохраняя фрагменты удачной реставрации прошлого, создать гармоничное, яркое, живописное убранство для действующего собора.

В 2008 году бригадой одесских мастеров под руководством Андрея Маркина выполнены в технике мозаики одиннадцать икона с внешней стороны Введенского храма.

25 сентября 2009 года архиепископ Ярославский и Ростовский Кирилл освятил престол придела в честь Ярославских чудотворцев, благоверных князей Федора, Давида и Константина.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх