Помост

Вопросы веры

Никто ничего не должен

Никто никому ничего не должен: психология, причины и последствия

«Никто никому ничего не должен» – распространенная фраза в современной жизни и психологии личности. Это обманчивое утверждение, направляющее человека на заведомо неудачный путь. Люди – существа социальные, и вступая во взаимоотношения, они становятся обязаны, так как дали повод, надежду, да и просто, из-за внутренней ответственности. Свободных связей не существует. Как правильно исполнять свой долг, пользоваться взаимообменом и взаимопомощью, но не стать жертвой целого круга требований, как не погрязнуть в обязательствах, делах и жить на позитиве – я расскажу в статье.

Откуда пошла в массы эта фраза

Сейчас это чудесное выражение звучит почти на каждом углу, призывая освободить человека от долженствования, сделать свободным. Многие классики гуманистической психологии удивились бы, услышав этот выдающийся постулат, лишенный глубокого смысла и полный безнравственности.

Есть версия, что фразу ввели в обращение современные иностранные специалисты. Естественно, часть правды в высказывании все-таки имеется. Все представители общества равны и их обязанности тоже. Нет разделения на мальчика и девочку, занятий для жены или мужа. Состоя в связи с людьми, есть определённые обязательства перед ними. Мы ничего не обязаны только тем, с кем находимся в свободных отношениях, не знакомы.

Наряду с этим, мы должны отвечать хорошими поступками на положительные действия окружающих в нашу сторону, выполнять определенные требования во взаимоотношениях со второй половиной, друзьями или детьми. При правильном подходе все наши действия сопровождаются хорошим настроением и любовью, искренним желанием.

Для многих, слово «должен» стало синонимом тотальной зависимости. Хочешь быть свободным – сбрось с себя бремя долга. Вот откуда родилось подобное высказывание. Все, что вам советуют, воспринимайте, пропуская через фильтры. Если психолог, стараясь увести вас от ответственности, рекомендует пользоваться высказыванием, стоит усомниться в его профессионализме.

Диалектика

Наша жизнь ежедневно строится на противоречиях. Просыпаясь ранним утром, мы сетуем на сонливость, но тут же радуемся, что больше успеем сделать. Человеческая сущность противоречива, как и любое социальное явление. Чтобы лучше понять высказывание «я никому ничего не должен», следует вникнуть в суть теоремы Гёделя.

Психолог Дарья Милай

Одновременно мы состоим из мужского и женского начала, и в зависимости от обстоятельств хотим быть сильными или слабыми. Таких примеров сотни. На любую ситуацию стоит взглянуть с двух сторон. Кто-то хочет казаться сильным и не признает свою слабость, другой считает, что прав и не желает видеть свои ошибки. Но диалектика жизни в том, что всегда присутствуют два полюса, и выкинуть один из них невозможно. Лучшим решением является найти баланс.

Из вышесказанного понятно, что выражение «никто никому ничем не обязан» всего лишь одна сторона медали, выражающая социальную безответственность. Второй также придерживаются многие личности – «все что-то кому-то должны» или «мне все обязаны», говорит об эгоизме. В каждой можно выделить недостатки. Если хотите жить в гармонии с обществом, придется искать компромиссы, без которых взаимно интересное общение не сложится.

Чем же эта идея привлекательна

Многие поддерживают такую теорию и даже стоят за нее горой, ведь она и правда очень подходящая для тех, кто хочет избежать ответственности и не связывать свою жизнь с долгами и обязательствами. Однако это все та же картина безответственного поведения.

Мы никому ничего не должны: разбор с точки зрения психологии

Каждое убеждение, проявляющееся у личности, зависит от ее состояния как физиологического, так и эмоционального, а также накопленного опыта. В психологии существует три основных вида чувств:

Очная консультация

Каковы особенности и преимущества очной консультации?

Консультация по скайпу

Каковы особенности и преимущества консультаций по скайпу?

  • зависимость;
  • свобода (независимость);
  • полная самостоятельность.

Пункт первый характеризуется как наиболее нездоровый.

Зависимость – это надуманная, не совсем адекватная навязчивая необходимость. У некоторых она проявляется в пристрастии к алкоголю или наркотикам, у других – в сексуальном влечении или тяге к получению адреналина путем экстремальных поступков. С рождения мы привыкаем, что большинство наших потребностей удовлетворяются за счет окружения. Нам помогают родители, родственники, преподаватели. Взрослея, наши понятия не меняются, ведь их вложили с детства, но общество почему-то уже не соглашается с ними. Тогда на помощь приходят наши внутренние убеждения «истинная женщина обязана», «правильный мужчина, муж, супруга, мать должны». Мы с возмущением и удивлением принимаем их непонимание, а иногда и остаемся с горьким разочарованием, когда другие не отвечают безоговорочным «да» на наши потребности.

С годами появляется чувство, что жить становится все труднее, а каждый последующий день приносит меньше радости. У некоторых появляется комплекс неполноценности, где они окружают себя плотным кругом советников, морально донимая близких по-любому, даже несущественному поводу. Одиночество пугает таких персон, больше чем иные проблемы. Наиболее сложной формой проявления является нездоровая зависимость одной личности от другой. В подобных отношениях нет искренней теплоты, но есть постоянное напоминание о чувстве долга.

Для зависимых личностей характерна заниженная самооценка, нелюбовь, а иногда и ненависть к себе, постоянное чувство вины. Такой человек старается подавить свое недовольство и гнев, что часто приводит к проявлениям моментной злости. Однако вместе с этим, они имеют склонности акцентироваться на других, чрезмерно контролировать их, явно вмешиваться в чужую жизнь своими ненужными советами в ущерб себе. В итоге зависимые переживают депрессии, изолированность и замкнутость. Первым этапом к появлению целостности сознания является понимание того, почему вы и никто другой никому ничего не должен. Грамотный человек старается делать что-то для окружения исходя из своего искреннего желания и возможностей, не требуя ничего взамен. Соответственно, ответные поступки у здоровой личности воспринимаются, как подарки, а не обязанность.

Две стороны одной медали

И если с образом жизни по такому принципу смириться легче, то как воспринять то, что относительно тебя у окружающих нет обязательств. Представьте, что муж перестанет вас обнимать, участвовать в ваших проблемах, дети не будут звонить, показывать внуков, начальник откажется объяснять подробности контракта, а подруги не станут звать на кофе и советовать, какое платье лучше для свидания. Уважение к себе также необходимо, как и к окружающим. Не любя собственное я, нельзя полюбить других. Важно знать, что ближайшие люди нуждаются в вашей теплоте и сострадании, поддержке поступками, взглядом. Однако подобные проявления не могут отягощать вас. Ведь забота о ребенке приносит родителям счастье, так же как и проявление любви молодому человеку или любимой девушке. Отдавать частичку себя следует с радостью и самоудовлетворением.

Задайте вопрос

Чувство долга имеет место, пока оно не переходит рамки разумного. Если волнение о близких становится чересчур сильным и перекрывает ваши радости – стоит обратиться к специалисту. Вы можете не волноваться за окружающих больше, чем они переживают сами за себя. Страх за родных или постоянное создание комфорта для них в ущерб себе – нездоровое явление.

Брать и давать: взаимообмен

Вращаясь в обществе, мы строим ожидания и выдвигаем требования относительно своих собеседников. Без этого диалог невозможен. Когда нам предлагают идею, о том, что никто не кому ничего не должен. Не стоит надеяться на других и требовать от них каких-то поступков, самостоятельно неся ответственность за свою жизнь.

Вторая сторона указывает нам, что получив единожды конкретное благо, мы становимся «обязанными» и стараемся что-то дать взамен для восстановления равновесия. Люди, которые утверждают, что им не требуется услуги взамен, разрывают тонкую нить общественной ответственности, порождая чувство вины у тех, кому оказали помощь. Нетрудно догадаться, что построить взаимовыгодные и честные отношения не так-то и просто, потому что постоянно находятся личности, стремящиеся выдвинуть свой эгоизм на первый план либо разорвать попытки общества к поддержанию баланса.

С кем общаться – выбирать вам. Если отношения завязаны, взаимообмен и взаимопомощь становятся их основой. Если друг помог вам починить автомобиль, а через неделю просит помощи в ремонте – вам нужно с радостью откликнуться. Это не может отягощать вас или восприниматься как ненужная задача. Да, вы не обязаны, но ведь сами не отказались от помощи, когда вам ее предложили.

К чему приведет следование данному принципу

Интерес к психологии только возрастает, узнать правильное поведение и воспользоваться советом специалиста соглашаются даже лица сильного пола, хотя в большинстве случаев за консультациями обращаются дамы. Однако стоит понимать, что не все рекомендации окажутся действенными, не каждую вы истолкуете правильно. И тем более искать ответы на интересующие вопросы не стоит самостоятельно, иначе и так сложную ситуацию можно завести в еще больший тупик. Если вы хотите воспользоваться советами опытного психолога и узнать, к чему приведет следование идеологии «я никому ничем не обязана» – запишитесь на мою консультацию. Вас ждет индивидуальный подход и четкий разбор конкретной ситуации.

Заключение

Иная сторона медали, которая заключается в высказываниях: «мне все обязаны» или «все от меня чего-то хотят», не является привлекательной. Однако и жить по принципу «вам никто ничего не должен» не получится. Успех позитивного существования в синтезе и правильном использовании этих понятий. Человек не может полностью отделить себя от общества, ни физически, ни культурно, ни морально. Взаимопомощь является основой нашего общения с окружающими. Также следует уяснить, что любовь и дружба – это прежде всего не «обязан», а «хочу». Найдя баланс в этих понятиях, у вас получится сохранить прочные связи и оставаться удовлетворенным своей жизнью.

Личная консультация

В сложных жизненные ситуациях, возникает ощущение безысходности и отчаяния. Самым действенным способом является личная консультация.

Часовая встреча по вашему уникальному запросу в Москве.

Записаться на консультацию Онлайн консультация

Интенсивный ритм жизни?
Получите он-лайн консультацию из любого уголка мира.

Теория объектных отношений — психодинамическая модель развития, подчеркивающая важность взаимодействия со средой в противоположность внутренним психическим инстинктам и биологическим импульсам, не связанным с восприятием окружающего мира.

Согласно этой концепции, отношения ребенка с «объектами» (людьми и вещами) его окружающей среды определяют его последующую функциональность. Другими словами, модели поведения и отношений людей во взрослой жизни закладываются их семейным опытом в младенчестве.

Существует несколько психоаналитических теорий объектных отношений различных авторов (Зигмунд Фрейд, Анна Фрейд, Мелани Кляйн, Рене Спитц и др.).

Первичная модель объектных отношений на ранних стадиях развития была разработана Маргарет Малер и ее коллегами. Они утверждали, что первые один-два месяца жизни характеризуются игнорированием всего, кроме себя (аутистическая фаза). В следующие 4-5 месяцев, названные фазой симбиоза, ребенок начинает узнавать других людей, присутствующих в его мире, но не как отдельных существ, а как продолжение себя.

В последующий период сепарации и индивидуации, продолжающийся в возрасте 2-3 лет, ребенок начинает отделяться и освобождаться от своего основного опекуна, формируя независимое самоощущение. Малер и ее сторонники считают способность ребенка успешно пройти эту фазу критичной для его дальнейшего психического здоровья.

На протяжении всего времени сепарации — индивидуации развивающийся ребенок очерчивает границы между собой и остальными, и эта задача осложняется двумя конфликтами: желание автономии противостоит близости и зависимости, а страх поглощения борется со страхом одиночества.

Следующий осложняющий ситуацию в этот период фактор заключается в том, что развивающийся ребенок часто воспринимает каждого из окружающих его людей как две разные личности. Например, когда мать чувствительна и утешительна, она кажется «абсолютно хорошей». Если же она в какой-то момент недоступна или не может утешить и успокоить, она кажется другой, «абсолютно плохой» матерью. Когда она выходит из поля зрения, ребенок считает, что она исчезла навсегда, и кричит, чтобы облегчить отчаяние и панику.

По мере развития ребенка на смену этому нормальному «расщеплению» приходит более здоровое понимание положительных и отрицательных качеств матери, а тревога расставания вытесняется знанием о том, что мама все равно существует и она вернется, — это явление общеизвестно как константность восприятия объектов. Однако развивающийся мозг ребенка в некоторых случаях может саботировать нормальную адаптацию.

Маргарет Малер разделяет стадию сепарации и индивидуации на четыре частично пересекающиеся подфазы.

Фаза дифференциации (5-8 месяцев). В этой фазе развития младенец осознает существование мира, не связанного с его матерью. Появляется «социальная улыбка» — реакция на окружающую среду, но направленная по большей части на мать. К концу этой фазы ребенок проявляет обратную сторону той же реакции — «тревогу при встрече с незнакомым», то есть распознает незнакомых людей в своей окружающей среде.

Если отношения с матерью благоприятные и спокойные, реакция на незнакомцев преимущественно характеризуется любопытством. Если же отношения неблагоприятные, тревога становится более заметна; ребенок начинает разделять позитивные и негативные эмоции по отношению к другим людям, полагаясь на такое расщепление, чтобы справиться с противоречивыми чувствами.

Фаза практики (8-16 месяцев). Фаза практики отмечена возрастающей способностью ребенка отделяться от матери — сначала он учится ползать, потом ходить. Эти краткие периоды разлуки прерываются частым воссоединением, чтобы «напомнить о себе» и «подзарядиться», и такое поведение демонстрирует первые проявления амбивалентности ребенка по отношению к своей развивающейся автономии.

Фаза воссоединения (16-25 месяцев). В фазу воссоединения расширяющийся мир ребенка зарождает в нем признание обладания своей идентичностью, отдельной от других. Воссоединение с матерью и потребность в ее одобрении формируют постепенно углубляющееся понимание того, что она и все другие — отдельные, реальные люди.

В это время роль матери заключается в том, чтобы поощрять эксперименты ребенка с индивидуацией, но в то же время обеспечивать постоянный источник поддержки и подпитки. Нормальный двухлетний ребенок не только имеет крепкую связь с родителями, но также учится временно отделяться от них, испытывая при этом скорее печаль, чем ярость или гнев. При воссоединении с родителем ребенок, скорее всего, будет чувствовать себя счастливым, но также и злиться из-за расставания. Заботливая мать сопереживает ребенку и никак не наказывает за его злость. После множества расставаний и воссоединений у ребенка формируется устойчивое самоощущение, любовь и доверие к родителям, а также здоровая амбивалентность по отношению к другим людям.

Однако мать может реагировать иначе: либо слишком рано отталкивает ребенка и препятствует воссоединению (возможно, из-за собственного страха близости), либо настаивает на тесном симбиозе (возможно, из-за собственного страха одиночества и потребности в близости). В любом из этих случаев ребенок обременяется чрезмерным страхом быть покинутым и/или поглощенным, который отражается от страхов его матери.

В результате этого ребенок может так никогда и не вырасти в эмоционально независимое человеческое существо. Проявляющаяся в более поздней жизни неспособность личности достигать близости в отношениях отражает эту фазу развития в детстве. Когда взрослый человек сталкивается с близостью, он может воскресить из детства воспоминания либо об опустошающем чувстве одиночества, всегда преследовавшем все его бесплодные попытки установить близкий контакт, либо ощущение удушья от постоянного присутствия матери. Тот, кто игнорирует ее, рискует лишиться материнской любви; тот, кто потакает ей, рискует лишиться себя.

Этот страх поглощения хорошо проиллюстрирован Т. Э. Лоуренсом (Лоуренс Аравийский), который в свои 38 лет писал о страхе близости со своей чрезмерно властной матерью: «Я испытываю ужас при мысли о том, что она узнает что-то о моих чувствах, убеждениях или образе жизни. Если она узнает, они будут повреждены, разрушены, больше не будут моими».

Фаза установления константности объекта (25-36 месяцев). К концу второго года жизни, если предыдущие уровни развития были пройдены успешно, ребенок вступает в фазу установления константности объекта, когда он понимает, что отсутствие матери (и других опекунов) автоматически не означает их полную пропажу. Ребенок учится переносить амбивалентность и фрустрацию. Признается временная природа материнской злости. Он также начинает осознавать, что его собственная ярость не уничтожит мать. Он начинает ценить понятие безусловной любви и принятия и формирует способность сочувствовать и сопереживать. Ребенок начинает больше реагировать на отца и других людей в своем окружении. Его самоощущение становится более позитивным, несмотря на аспекты самокритики, проявляющиеся в зарождающемся сознании.

Справляться со всеми этими задачами ребенку помогают переходные объекты — знакомые вещи (плюшевые медведи, куклы, одеяла), которые как бы олицетворяют собой мать и которые ребенок везде носит с собой, чтобы облегчить себе разлуку. Форма, запах и текстура такого объекта — физические заменители утешающей матери. Переходные объекты — это один из первых компромиссов, на которые идет развивающийся ребенок в попытке разрешить конфликт между необходимостью укрепить свою автономию и потребностью в зависимости. В конце концов при нормальном течении развития переходный объект оставляется за ненадобностью, когда ребенок усваивает постоянный образ успокаивающей и защищающей материнской фигуры.

Проблемы сепарации-индивидуации повторяются в подростковом возрасте, когда вопросы идентичности и близости с другими вновь выходят на первый план. Во время фазы воссоединения как в младенчестве, так и в подростковом периоде ребенок скорее реагирует на других, и особенно на родителей, чем сам совершает действия по отношению к ним.

В то время как двухлетний малыш пытается завоевать одобрение и восхищение родителей, копируя их идентичность, подросток пытается копировать сверстников и перенимает поведение, осознанно отличающееся — и даже диаметрально — от поведения родителей. В обоих случаях в основе ребенка в меньшей степени лежат независимые внутренние потребности и в большей — реакции на важных для него людей в ближайшем окружении. Поведение становится формой поиска новой идентичности, а не укрепления уже сформировавшейся.

Взрослые люди порой продолжают искать успокоение с помощью переходных объектов из-за того, что обречены на непрекращающуюся борьбу за достижение константности объектов, доверие и собственную идентичность.

Например, принцесса Диана находила утешение в переходных объектах, содержа зверинец из 20 мягких игрушек на своей кровати, — она называла их «моя семья». Как отмечал ее любовник Джеймс Хьюитт, они «сидели в ряд, около тридцати милых зверей. Эти звери были с ней в детстве, она укладывала их спать в свою кровать в поместье Парк Хаус, и они утешали ее и давали ей чувство некой безопасности». Отправляясь в поездки, Диана брала с собой любимого плюшевого медвежонка.

Ритуальные и суеверные действия, доведенные до крайности, могут представлять для акт использования переходных объектов. Футболист, надевающий одни и те же носки или отказывающийся бриться, когда несколько игр подряд совершает серию удачных ударов, может быть просто подвержен суевериям, распространенным среди спортсменов. Граница нормального поведения пересекается лишь тогда, когда оно повторяется компульсивно и жестко заданным образом, мешая обычной жизни.

Есть такие вопросы, в которых многим людям приходится искать компромисс. Если им не удаётся понять позицию друг друга, обсуждение может вылиться в ссору. Мы придумали рубрику «Спор», чтобы показывать разные точки зрения на одну и ту же проблему. Смотрите, как у других.

Ситуация

Наташа и Маша — подруги. Они во многом похожи, но в одном вопросе никак не могут прийти к соглашению. Наташа считает, что вполне разумно иногда жить по принципу «никто никому ничего не должен», а Маша уверена, что важна взаимная ответственность. Казалось бы — о чём тут спорить? Конечно, нужно поддерживать друг друга. Но не всё так однозначно.

Что говорит Наташа

Оговорюсь, что я не поддерживаю позицию «никто никому ничего не должен» на 100%. Но есть ситуации, в которых действительно уместно так себя вести. И вот почему:

— Ты не обязан соответствовать сложившимся стереотипам. Если, к примеру, твой молодой человек настаивает, что ты обязана готовить, стирать и убирать просто потому, что ты женщина — это плохой парень. Либо вы договорились обо всём заранее, и тогда это ок. Но если нет обсуждения — нет обязанности.

— При этом обещание не равно стопроцентному исполнению. Как тогда вообще верить людям, спросите вы? Ну, это риск. Допустим, молодой человек говорит девушке, что женится на ней через год. Но за этот год он может кардинально изменить своё отношение к браку. Обязан ли он, несмотря ни на что, сдержать обещание, потому что «должен»? Мне так не кажется — нельзя ограничивать свободу выбора другого человека.

— Пока некая моральная норма не закреплена законом — ты не обязан ей следовать. Именно поэтому ты выбираешь, уступать или не уступать место в транспорте, пропускать или не пропускать в очереди женщину с ребёнком. Но в ответ можно получить порцию хейта — тебя точно так же не обязаны поддерживать.

— Конечно, на крайностях «никому не должен» и «всё прописываем в законе» не получится построить общество. Поэтому между этими двумя тезисами важен баланс — некоторые ситуации просто невозможно рассмотреть с какой-то одной стороны.

Примером может служить история моих отношений с отцом. Родители развелись ещё в моём далёком детстве. Отец жил в соседнем доме, наше общение никто не ограничивал, но он выбрал забить и жить для себя. Любил выпивать, алименты не платил, потом нашёл женщину, которая забрала у него всё имущество и ушла в закат. За это время пережил инсульт, получил инвалидность. Остался один и тут вспомнил обо мне.

С одной стороны «Это же твой отец!». С другой, кажется, что я ему ничего не должна: ни денег, ни поддержки. И тут напрашивается очевидный вывод: если ты никому ничего не должен, то будь готов к тому, что и тебе не будут должны.

Что говорит Маша

— По природе своей тезис «никто никому ничего не должен» очень манипулятивный. По моему опыту, такие слова часто говорят люди, которые не хотят или не умеют брать на себя ответственность за свои поступки. Или не могут признать свои факапы — так тоже часто бывает.

— На этом принципе невозможно нормально строить ни рабочие, ни личные отношения. Иначе получается, что полностью можно полагаться только на себя, а доверять другим людям не стоит.

— Мне важно, чтобы мои друзья и близкие меня поддерживали, и я всегда готова помочь тем, кто мне дорог. На работе я вправе ожидать от коллег результатов и должна, в свою очередь, выполнять свои обязанности.

— В отношениях я предполагаю, что оба человека заботятся друг о друге, хранят верность, не обманывают, а также умеют слышать и слушать. Если я слышу от человека обещания, то ожидаю, что он либо будет их исполнять, либо объяснит, почему не смог этого сделать. И я не считаю, что это излишние требования.

— Конечно, когда речь идёт о моральном давлении, стереотипизации или требованиях со стороны малознакомых людей — это одно. Странно требовать от парня на третьем свидании женитьбы и заставлять сотрудников сдавать задачи ровно в 16:43. Придерживаться позиции «вы мне все должны» так же токсично и незрело, как и отказываться от любых обязательств. Но это, как по мне, вопрос даже не столько долженствования, сколько соблюдения личных границ и уважения других людей.

— Когда Наташа рассказала про отца, я согласилась, что она не должна чувствовать вину и уж тем более считать, что по умолчанию должна ему помогать. Но ведь эта ситуация как раз очень показательна — человек не проявлял внимания к своему ребёнку и теперь расхлёбывает последствия своего поведения. Веди он себя по-другому, возможно, Наташа не относилась бы с таким непринятием к его попыткам пообщаться.

— Мы вправе выбирать, как себя вести. Но думать о чувствах других — всё же важно. Если люди будут проявлять друг к другу больше сочувствия, внимания и понимания (или хотя бы пытаться), может, на свете станет чуть меньше разбитых сердец и клиентов у психотерапевтов.

Мифы повседневности: никто никому ничего не должен! А так ли это?

Недавно, на просторах Интернета, я обнаружил статью, которая была обращена к читателю, приглашая его жить с такой мыслью: «Вам никто ничего не должен», «никто никому ничего не должен». Причем данные идеи были поданы как практика повседневности. И действительно, через СМИ, фильмы, журналы мы слышим подобные идеи, которые, якобы, помогают человеку, делают его жизнь комфортной. Если Вы не имеете ожиданий – то и разочарований не будет. А так ли это на самом деле? Может ли такое вообще быть в действительности?

Ниже, в данной статье, я хочу поразмышлять на эту тему, показать иной, альтернативный взгляд на данные идеи. Я исхожу из простого мотива: мне хочется, чтобы люди научились думать самостоятельно, невзирая на красочность и привлекательность тех либеральных идей, которые наводнили нашу жизнь. И если то, о чем я скажу ниже, подтолкнет читателя к размышлениям и действиям, то задача этой статьи будет решена.

Когда я слышу слова «никто никому ничего не должен», у меня возникает ощущение, что это говорит человек, не имеющий никакой социальной ответственности. В действительности, человек живет в обществе. И в рамках общественной жизни, у него есть обязательства перед другими людьми.

«Никто никому ничего не должен» и «не следует иметь ожидания от других людей» — эта идея ложна по своей сути и вредна, только по той простой причине, что в этой идее нет диалога, нет взаимодействия между людьми, нет договоренностей, отношений. Данная идея разрушает коллективную идентичность. Раз никто никому ничего не должен, получается человек может обойтись без другого. Идею, отраженную в названии статьи, можно смело назвать девизом общества эгоистов. Но в действительности, мы наблюдаем совершенно другое. Без себе подобного, человек перестает быть человеком, потому что только в диалоге с другим, человек сохраняет себя, свое человеческое. Даже Робинзону понадобился Пятница для того, чтобы остаться человеком.

Живя в обществе, невозможно не иметь ожиданий от других людей, поскольку наши ожидания – это одна из основ диалога, договоренностей. Социальная жизнь людей – это договоренности. Мы всегда с кем-то и о чем-то договариваемся. И не важно, формальные это договоренности (возведенные в законы, правила) или неформальные. Социальные нормы и договоренности, это как раз проявления человеческой культуры. У животных нет социальных норм. У них только инстинкты. Читатель, который разделяет идею в заглавии, Вы хотите жить одними инстинктами?

Люди, которые говорят, что у них нет ожиданий – глубоко заблуждаются и обманывают себя и других. Примеров этому масса: когда человек приходит к врачу, он ожидает, что ему помогут, что врач будет его лечить. Когда мы отдаем своего ребенка в школу, мы ожидаем от учителя, что он будет учить. От близких мы ожидаем как минимум, принятия, диалога, чувств. Даже в конце месяца мы ожидаем, что получим свою зарплату на работе. И это тоже ожидания. Человек, который ничего не может дать обществу – бесполезен для него. И общество от него избавляется.

Если следовать идее, что никто никому ничего не должен, то между людьми не будет договоренностей. На нарушение существующих договоренностей и границ люди, согласно этой идее, должны реагировать спокойно или, по крайней мере, равнодушно. Тогда откуда обиды друг на друга у людей? Обида – это замаскированное требование. Сколько существует человечество, эта социальная эмоция всегда была, а это значит, что люди всегда имели ожидания друг от друга. Если бы эта идея была жизнеспособна, люди бы давно убрали обиды из своей жизни.

Как Вам такая ситуация? Молодая женщина, у которой родился ребенок, скажет: «А я никому ничего должна и мне никто ничего не должен. И поэтому не буду жертвовать своим временем, карьерой ради ребенка». Многие из женщин скажут, что это недопустимо. Или представьте себе ситуацию, что во время Второй мировой войны люди бы сказали: «А мы никому ничего не должны, поэтому штык в землю». Последствия таких заявлений не трудно представить. Такое общество не жизнеспособно.

Диалектика

Наша жизнь полна противоречий, мы сами постоянно сталкиваемся с ними. Да что говорить – человек как сущность, сам противоречив. И не потому, что с ним что-то не так, а потому что жизнь так устроена. Возьмите любое социальное явление, процесс, сущность и Вы обнаружите, что в этом всегда есть противоречия. Это доказано математически. Любознательным рекомендую ознакомиться с теоремой о неполноте Гёделя.

В нас есть одновременно часть мужского и женского. Мы одновременно сильны и слабы. Про себя мы можем сказать, что у нас есть время и его нет. И таких примеров – масса.

Противоречие на уровне языка и смысла – это противоположные полюса. Любая проблема в жизни человека – это столкновение противоречий. Люди, когда сталкиваются с противоречиями в жизни, хотят взять и отбросить один из полюсов. Например: хочу быть сильным и не признаю свою слабость. Хочу всегда поступать правильно – и не признаю ошибок. Но поскольку диалектика жизни в том, что есть оба полюса, то полностью отбросить не получится. Противоречия можно только примирить (от слова «примирение»), найдя синтез. Если хотите, баланс одного и другого полюса.

Идея «никто никому ничего не должен» — это всего лишь один из полюсов. Второй, противоположный полюс – это идея «все кому-то чего-то должны» или очень часто люди говорят себе «все мне что-то должны».

Когда человек думает, что ему все должны, мы говорим о личной безответственности такого человека. А когда никто никому ничего не должен – это социальная безответственность. Получается, люди, которые предлагают нам жить в этой идее, предлагают нам из одной крайности перейти в другую. Жить социально безответственным индивидом. Хороший выбор. Страшнее другое, что такие предложения можно нередко слышать от некоторых коллег-психологов, которые транслируют это не только себе, но и своим клиентам, предлагая идеи эгоистического существования индивидов. Я специально подчеркиваю, индивидов, а не личностей, поскольку личность формируется только в диалоге. Как говорится в поговорке: «они не ведают, что творят».

Чем же эта идея привлекательна?

Отчасти, на этот вопрос я дал ответ выше. Некоторые из моих коллег предлагают эту идею и «стоят за нее горой», как универсальную рекомендацию тем, у кого есть проблемы с личной ответственностью, маскируя ее как «развитие личности», «ответственностью за собственную жизнь» и т.д. Но помимо личной ответственности есть еще ответственность социальная. И действительно, когда клиент приходит с идеей, что «все мне должны», на лицо – отсутствие ответственности за то, что происходит в его жизни. Он находится как маятник на одном из полюсов. И психолог предлагает ему другой полюс. По сути – такой же, но с другой стороны. В этом диалектическая особенность. И в чем тогда здесь «личностное развитие»? Смена шила на мыло. Может быть, для человека, кто тотально безответственен по отношению к собственной жизни и никогда не был в противоположном полюсе, переход в другой полюс, возможно, с натяжкой можно назвать «личностным развитием». Сомневаюсь.

С другой стороны, для обычных людей эта идея привлекательна еще тем, что она может выступать как очень мощный щит, чтобы не вступать в определенный опыт, чтобы не связывать себя долгом или обязательствами тогда, когда это не особо выгодно. В общем, та же картина безответственного поведения.

Брать и давать. Взаимообмен.

Живя в обществе, человек находится в диалоге и в ожиданиях относительно других людей. И в своих общественных отношениях, мы очень часто находимся в процессе взаимообмена. Диалог без этого невозможен. В этом плане мне вспомнились работы известного немецкого психолога и философа Б. Хеллингера, который описывал процесс взаимообмена «брать и давать». Давайте поразмышляем над этим с позиции взаимообмена и идей Б. Хеллингера.

Когда мне предлагают идею о том, что «мне никто ничего не должен», в этом есть здравый смысл, который призывает меня не строить излишних ожиданий и требований по отношению к другим людям и брать ответственность за свою жизнь. Отличная идея. Полностью ее разделяю. Но, как я уже говорил, есть другой полюс. Хеллингер пишет, что когда мы что-то даем другому человеку, обязательно нужно дать ему возможность отдать что-то взамен. Взяв что-то от другого, мы становимся ему должны (уходим в полюс «брать»), и для восстановления равновесия необходимо уйти в полюс «давать», чтобы не возникало чувства вины. Люди, которые говорят нам «ты мне ничего не должен», разрывают этот процесс, не дают человеку «отдать», восстановить этот баланс. Хелленгер пишет о том, что те, кто только отдают и при этом не берут (запрещают себе брать), в некотором смысле возвышаются над людьми, порождая чувство вины, у тех, кто давал. Нетрудно догадаться, что в вышеописанных строках – это ни что иное, как нарушение баланса и уход то в один полюс, то в другой. Но жизнь диалектична!

Заключение

«И что же предлагается?» — скажет читатель. Автор много наговорил, но ничего не предложил? Выход из противоречий, о которых шла речь – в их синтезе. Идея в том, что мы должны и не должны одновременно, что нам кто-то что-то должен и не должен одновременно. Мы должны и не должны. Одномоментно, в единстве этого «должен» и «не должен». Вопрос в контексте, месте, времени, ситуации, Мере – как единстве категорий количества и качества в своей цельности. Человек не может отделить себя от общества ни физически, ни психологически, ни культурно, иначе он перестанет быть человеком. Даже монах-затворник находится в диалоге с Богом! Без людей, но в диалоге, соответственно, психологически он уже в обществе. Каким образом культуру, как сущность, отнять у человека? Только если превратить его в животное (подобные удачные эксперименты были осуществлены нацистами), но, и в этом случае, оставалась частичка социального, а, следовательно, культурного взаимодействия между людьми.

И как же примирять эти противоречия? Ключ к этому находится в культурном опыте человека и человечества, в сказках, художественной литературе, историях, мифах, пословицах. Это источник, целая кладезь «решений» по синтезу непримиримых, на первый взгляд, вещей.

Мне хочется, чтобы читатель думал, думал самостоятельно, цельно, смог отделять или «размысливать» те идеи, которыми наполнена наша современная жизнь. А поскольку не все идеи одинаково полезны, то смог разобраться в том, что такое «хорошо» и что такое «плохо». В этом мои ожидания от читателя. Как сказал философ Мераб Мамардашвили «Дьявол играет нами, если мы не мыслим точно». А мне хочется, чтобы в большей степени нами играл не Дьявол, а Бог. А Вам?

«Никто никому ничего не должен» – проклятие или благословение для отношений?

✅»Никто никому ничего не должен»… Эти слова произносят и мужчины, и женщины… И в начале отношений, и в их разгаре, и на этапе разрыва…

В недавнем прошлом, слыша фразу «в отношениях никто никому ничего не должен», я испытывала вполне, как мне казалось, праведный гнев. Любой человек, с уст которого сходили эти ужасные слова, в моих глазах автоматически превращался в неблагодарного и безответственного предателя.

Отношения, в которых никто ничего никому не должен

Когда что-то похожее вам предъявляет ваш партнер, вы тотчас же словно просыпаетесь, протираете глаза и не можете понять, тот ли это вообще человек, который еще недавно казался таким родным и «в доску своим»…

Подписывайтесь на наш аккаунт в INSTAGRAM!

Эта режущая слух фраза – «никто никому ничего не должен» – будто бы перекидывает невидимый мост между уютным островком ваших отношений и «большой землей» всего остального мира. Становится очевидным: партнер в любой момент может уйти по этому мосту. И, как вариант, не вернуться назад.

Да, это открытие – не из приятных. Оно тут же поселяет в вашем сознании целую гамму чувств, которые волей-неволей вы будете теперь вносить и в отношения: страх, тревогу, обиду, горечь, неуверенность… Иными словами, новая данность (что партнер не считает себя должным) разрушает вашу идеальную картинку об отношениях.

Но мудрая поговорка права: нет худа без добра.

Идеальная картинка исчезает, зато ей на смену приходит картинка реальная, ценность которой несравнимо выше. Такая хлесткая и весьма спорная фраза – «никто никому ничего не должен» – переносит акцент со значимости отношений на значимость самих участников этих отношений.

Впервые за долгое время вы вдруг осознаете, что общепринятое понятие о том, какими должны быть отношения, отнюдь не совершенно. Вы спрашиваете самих себя и понимаете: для вас, как и для большинства «нормальных» людей, отношения – это про узы, про любовь, про долг, но никак не про свободу. В традиционном понимании, настоящая любовь – это когда ты думаешь прежде всего о счастье и благополучии близкого человека, и только во вторую очередь – о себе.

Жертвенность в любви – это некий эталон, который мы почерпнули не только из придуманного мира литературы и кинематографа, но и из реального опыта старших поколений. Веками заложена негласная истина о том, что жертвенность достойна уважения и преклонения. Чем бо́льшим вы готовы пожертвовать ради любимого, тем очевиднее ваша ценность в его глазах и в глазах общества.

Получается, что фразой «никто никому ничего не должен» партнер перечеркивает все ваши старания и сводит на нет вашу ценность. И руки опускаются, потому что о своей ценности вне отношений, вы никогда особо и не думали.

Однажды поставив значимость отношений выше своей собственной значимости, вы поставили на кон не что иное, как свою «свободу быть самими собой».

Ради сохранения отношений вы готовы были на что-то закрывать глаза, а что-то – откровенно терпеть. Вы готовы были говорить или делать то, что не любите, ради близкого человека… Вы много раз жертвовали своими «хочу» ради мифического «надо», которое гласит: «В отношениях надо подстраиваться, надо быть выше своего эгоизма».

Подписывайтесь на наш канал Яндекс Дзен!

Но, как показывает практика, кто-то один в паре всегда менее успешен в борьбе со своим эгоизмом. Не выдерживая этой гонки, он произносит сакраментальную фразу: «Никто никому ничего не должен». Будьте уверены: это явный признак того, что вы уже загнали друг друга в долговую яму, принеся слишком много жертв. Вы слишком отдалились от самих себя, пытаясь угодить партнеру. И, когда уровень вашей удовлетворенности собой упал до нуля, вы естественным образом обратили свой взгляд на «виновника» своей опустошенности… Ведь ваши уступки, компромиссы, жертвы – всё это было ради него, любимого.

Сами того не замечая, вы в какой-то момент начали, условно говоря, «взыскивать долг». Вы вкладывались в отношения по полной и посчитали логичным требовать от партнера того же. Заметьте, не просить, а именно требовать. Потому что ставки непомерно высоки и потому что терпение уже на исходе. Вы когда-то обменяли не что-нибудь, а свободу быть собой, на отношения, в которых полно́ компромиссов, уступок и жертв.

Если ваши требования натолкнулись на стену под названием «никто никому ничего не должен», то не спешите расстраиваться. Найдите время и место, чтобы уединиться за чашечкой чая… Сделайте несколько глубоких вдохов и выдохов… И поблагодарите Вселенную за передачу вам важнейшего послания через эти на первый взгляд обидные слова.

В чем же это послание?

Послание в том, что пора начать относиться к себе бережнее и прислушиваться к своим «хочу», ослабив значимость бесконечных «надо» и «должна/должен». Прекратите ставить партнера на первое место, а себя – на второе. И это не эгоизм, а здравый смысл, который почему-то затмился стереотипами о жертвенной любви.

Постарайтесь проследить эту логику: где жертва – там неудовлетворенность, где неудовлетворенность – там претензии, где претензии – там нетерпимость, где нетерпимость – там точно уже не про любовь.

Честно признайтесь себе и примите тот факт, что, положив свободу быть собой на алтарь отношений, вы посягнули и на свободу партнера быть самим собой.

Подписывайтесь на наш канал VIBER!

А без свободы, как без кислорода, нет жизни.

Рано или поздно, к вам приходит чёткое осознание, что не быть на 100% собой в отношениях только из чувства долга и/или из страха потерять отношения – это неоправданно высокая цена. И тогда, решая дилемму «быть в отношениях, принося себя в жертву» или «быть собой», рискните выбрать второе. И тогда для вас многое прояснится:

  • Если отношения держались только на вашей жертвенности (или на жертвенности вас обоих), то они сойдут на нет, освободив вам путь;
  • Если же отношения «задыхались» от вашей жертвенности, то они получат мощный заряд кислорода свободы. Вашему партнеру станет в разы проще вас любить такими, какие вы есть. За то, какие вы есть, а не за ваши жертвы.

И тогда вы осознаете: «никто никому ничего не должен» – это, на самом деле, благословение для отношений. Оно подчеркивает ваше с партнером право быть самими собой. И если вы полностью принимаете друг друга, то отношения будут дышать и давать вдохновение вам обоим.опубликовано econet.ru.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх