Помост

Вопросы веры

О Андрее рублеве

Синтаксический разбор этих предложений. Заранее, спасибо. Знаменитая «Троица» Андрея Рублева посвященная памяти Приподобного Сергия Радонежского стала воплощенным символом идеалов духовного единения всеобщей любви и готовности к самопожертвованию

Орёл и кошка определите стиль текста​ Укажите четвёртое лишнее​ даю 20 баллов Диалог на тему «я соблюдаю правила самоизоляции, а ты? » Даю 40 баллов Выпишите все выразительные средства языка! 1. Брал человек Холодный мертвый камень, По искре высекал Из камня пламень. Твоя су дьба Не менее сурова — Вот так же высекать Огонь из слова! Но труд ума, Бессонницей больного,— Всего лишь дань За радость неземную: В своей руке Сверкающее слово Вдруг ощутить, Как молнию ручную! 2. Ржавеет золото и истлевает сталь, Крошится мрамор — к смерти все готово. Всего прочнее на земле печаль И долговечней — царственное слово. Помогите пожалуйста русский язык по учебнику Бреусенко шестой класс 334 упражнение​ Помогите пожалуйста даю 20 баллов Выпишите разноспрягаемые глаголы: ДАЮ 20 БАЛОВ Сообщать, расхотеть, смотреть, гнать, подбежать. Какой из них?? Срочно Списать предложение, расставить знаки препинания, сделать синтаксический разбор многочленного СПП. Елене понравилось что в гостиной свет падает сквозь стекла и что странный такой полумрак. Составить предложения по данным схемам​ ПОМОГИТЕ ПОЖАЛУЙСТА!!! ОЧЕНЬ НУЖНО, РУССКИЙ ЯЗЫК 7 КЛАСС

​Богодухновенный живописец. Семнадцать вопросов об Андрее Рублеве

-А А+ Фото: rublev.com

***

Главный факт об Андрее Рублеве: документально подтвержденных данных о жизни прославленного русского иконописца сохранилось чрезвычайно мало. Не известны ни точные даты рождения и смерти, ни место рождения и место жительства; нет никаких сведений о родителях, неизвестно, как звали иконописца в миру, до пострига.

При таком дефиците информации у любого, кто заинтересуется личностью Андрея Рублева, возникает множество вопросов. Мы попытались ответить на самые распространенные из них.

1. Откуда взялась фамилия «Рублев»?

Происхождение фамилии, как и многие другие факты из жизни великого иконописца, вызывает споры в среде ученых. По мнению некоторых исследователей, прозвище произошло от слова «рубель» — так назывался инструмент, употреблявшийся для накатки кож.

2. Кто был Андрей Рублев по происхождению?

Существуют предположения о происхождении Андрея Рублева из ремесленного сословия.

3. Где жил Андрей Рублев?

Вероятно, в Московском княжестве: все сохранившиеся работы так или иначе связаны именно с этим уделом. Исключение — росписи во Владимире; но там преподобный Андрей мог работать по приглашению, временно.

4. Откуда известно, что Андрей Рублев был монахом?

Летописи называют его «чернецом». Сохранившиеся изображения Андрея Рублева также представляют его в монашеском одеянии.

5. Были ли у Андрея Рублева друзья?

Ответить однозначно невозможно. На раннем этапе творчества он работал вместе с Феофаном Греком. Многие свои работы он создавал в сотрудничестве с Даниилом Черным, которого называли «сопостником» Рублева. Среди лиц, с которыми Андрей Рублев был или мог быть знаком, — преподобные Андроник Московский, Никон Радонежский, Савва Сторожевский, Афанасий Высоцкий, московские митрополиты святители Фотий и Киприан, ученый инок Епифаний Премудрый.

6. Сколько сохранилось творений Андрея Рублева?

Вопрос до сих пор вызывает споры в искусствоведческой среде, так как приписать ту или иную икону или фреску кисти Андрея Рублева сегодня можно лишь на основании анализа характера письма — а это не самый надежный, с научной точки зрения, метод. В древней Руси не создавали авторские каталоги икон, и ни в одной из дошедших до нас летописей нет сводного списка творений преподобного Андрея.

С большей или меньшей степенью вероятности кисти Андрея Рублева приписывают следующие работы:

• Звенигородский чин: Спаситель, архангел Михаил, апостол Павел. Были написаны для Успенского собора на Городке (Звенигород). Открыты в 1918 году. Хранятся в Третьяковской галерее. Предположительно, весь чин составляли либо 7, либо 9 икон. Авторство документально не подтверждено, но специалисты почти единодушно относят к творениям Андрея Рублева.

• Фрески Благовещенского собора в Кремле (1405 г.) не сохранились. Семь икон праздничного ряда (Благовещение, Рождество Христово, Сретение, Крещение, Преображение, Воскрешение Лазаря, Вход Господень в Иерусалим) приписывают Андрею Рублеву, но мнения экспертов расходятся, т.к. по свидетельствам летописей 21 июня 1547 г. убранство собора уничтожил пожар.

• Фрески Успенского собора во Владимире (1408 г.) сохранились частично. Иконостас — предположительно связывают с именем Андрея Рублева. Сохранились 13 икон деисусного чина. Из праздничного ряда, в который изначально входили 25 икон, сохранились лишь пять: Благовещение, Сошествие во ад, Вознесение, Сретение и Крещение. Из пророческого ряда — две: пророки Софония и Захария.

• «Троица» из Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря. Почиталась как чудотворная, авторство подтверждалось современниками и позднейшими документами.

• Фрески Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря, сделанные Андреем Рублевым и Даниилом Черным, не сохранились.

• Спасский собор Андроникова монастыря: сохранились лишь небольшие фрагменты орнамента.

• Ему приписывают также миниатюры и инициалы Евангелия Хитрово (ок. 1400 г.), а также фрагменты фресок Рождественского собора Саввино-Сторожевского монастыря.

7. Где можно увидеть творения Андрея Рублева?

Большая часть из них собрана в Третьяковской галерее в Москве, несколько икон хранятся в Государственном русском музее в Санкт-Петербурге. В Успенском соборе во Владимире можно увидеть сохранившиеся фрески.

8. Почему «Троица» Андрея Рублева считается вершиной древнерусского искусства?

Объяснить это сложно. Но еще в XVI веке на так называемом Стоглавом соборе было признано, что это изображение является эталоном и образцом для всех иконописцев. Многие современные авторы считают рублевскую «Троицу» высочайшим творением не только древнерусского, но и мирового изобразительного искусства. Это памятник всемирного значения.

9. Почему Андрей Рублев был причислен к лику святых?

Правила Православной церкви, относящиеся к канонизации новых святых, предполагают несколько условий. «Для причтения угодника Божия к лику местночтимых святых необходимо, чтобы богоугодная жизнь праведника была засвидетельствована даром чудотворения по кончине его и народным почитанием его», — говорится в «Постановлении Священного собора Православной российской церкви о порядке прославления святых к местному почитанию» (21 августа (3 сентября н. ст.) 1918 года).

Исторические документы не сохранили свидетельств о чудесах по молитвам самому Андрею Рублеву, однако с древности такие случаи происходили от икон, написанных им. «Строгановский иконописный подлинник», свод правил для иконописцев, составленный в конце XVI века, называет Андрея Рублева преподобным: «Преподобный Андрей Радонежский, иконописец, прозванием Рублев, многие святые иконы написал, все чудотворные».

Кроме того, церковное предание сохранило глубокое почитание Андрея Рублева как «богодохновенного», «пресловущего» живописца, чей творческий гений стал отражением высочайшей духовной жизни, молитвенного подвига.

10. Когда и как произошла канонизация Андрея Рублева?

Прославление состоялось на Поместном соборе Русской православной церкви в 1988 году. Заседания собора проходили в Троице-Сергиевой лавре. В первый день работы собора, 6 июня митрополит Крутицкий Ювеналий огласил доклад «Канонизация святых в Русской Православной Церкви». В докладе отмечалось, что прославление Андрей Рублева в лике святых предполагается за «аскетический подвиг и творчество иконописания».

Члены собора путем голосования утвердили «Деяние освященного Поместного собора Русской православной церкви о канонизации святых», в котором сказано:

«Собор определяет: изволися Духу Святому и нам причислить к лику святых угодников Божиих для всероссийского церковного почитания следующих подвижников христианского благочестия:

<…>

2. Преподобного Андрея Рублева (1360-1-я пол. XV в.), постника и аскета, известного иконописца, создателя многих икон, ныне прославленных по всему миру, всегда почитавшегося в Троице-Сергиевом монастыре местночтимым святым. О преподобном Андрее современники свидетельствовали как о подвижнике святой жизни, обильно проявлявшем христианскую любовь к ближним. О нем преподобный Иосиф Волоцкий говорит как о сподобившемся видения и созерцания невещественного Божественного Света и явившемся по смерти своей облаченным в сияющие ризы своему сподвижнику по иконописанию Даниилу. Через многое иконы преподобного Андрея, особенно через образ «Святой Троицы», ставший совершенным выражением догмата о Триедином Боге после более чем тысячелетнего его осмысления в православной иконографии, христианское благовестие в наши дни распространяется по всему миру».

Андрей Рублев был причислен к лику святых в числе девяти подвижников, прославленных собором, — наряду с блгв. Димитрием Донским, прп. Максимом Греком, свт. Макарием Московским, прп. Паисием Величковским, блж. Ксенией Петербургской, прп. Игнатием (Брянчаниновым), прп. Амвросием Оптинским и свт. Феофаном Затворником.

11. Почему прославление Андрея Рублева произошло лишь в конце XX века, если он почитался с древности?

В средние века Церковь не торопилась с канонизациями новых святых, очень осторожно и аккуратно собирая сведения о подвижниках, почитаемых в народе. Возможно, против Андрея Рублева сыграл и факт крайней скудости сведений о его жизни. Во всяком случае, на так называемых Макарьевских соборах 1547 и 1549 годов, когда были прославлены более двух десятков святых, его имя не прозвучало.

А затем, в XVII и особенно в XVIII веках, когда в русском православии усилилось секулярное влияние, в том числе и в церковном искусстве, имя Андрея Рублева, как и его работы, были почти забыты. Только у старообрядцев почитание Андрея Рублева не прерывалось в силу их бережного отношения к дониконовской церковной традиции.

Андрей Рублев занял подобающее ему место в истории Русской церкви и русского изобразительного искусства лишь в начале XX века, когда были начаты работы по раскрытию и реставрации икон его письма.

12. Почему для праздника в честь Андрея Рублева был выбран день 17 июля?

День почитания прп. Андрея — 17 июля (4 июля ст. ст.) — не имеет отражения в жизнеописании святого. В этот день с древних времен отмечалась память преподобного Андрея Критского, в честь которого, возможно, был пострижен в монашество Андрей Рублев.

Позднее были установлены еще две даты празднования — в соборах Радонежских святых (19 июля) и в соборе Московских святых (в воскресенье перед 8 сентября).

13. Сохранились ли мощи Андрей Рублева?

В 1992 году в Спасо-Андрониковом монастыре были обнаружены останки, которые впоследствии предположительно отнесли к Андрею Рублеву. В 2006 году в Московскую патриархию были переданы документы с данными исследований этих и других останков, найденных на территории монастыря. Несмотря на некоторые косвенные признаки, однозначного вывода сделано не было. На сегодняшний день вопрос о мощах преподобного Андрея Рублева остается открытым.

14. Есть ли храмы, посвященные Андрею Рублеву?

Да, таких храмов в одной Москве — два: действующий в Раменках и строящийся — на ул. Верхняя Масловка; еще один возведен в г. Электросталь Московской области. Храмы в честь прп. Андрей Рублева есть в Братске (Иркутская область), Набережных Челнах (Татарстан), Ленинске (Волгоградская область), в Покровско-Васильевском мужском монастыре в г. Павлов Посад (Московская область).

Церковь в честь прп. Андрея Рублева есть во Франции, она возведена в г. Сильванес еще в 1993—1994 годах и находится в юрисдикции РПЦЗ.

15. Как еще увековечено имя Андрея Рублева?

В Спасо-Андрониковом монастыре с 1947 года разместился Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева.

Перед Андрониковым монастырем в сквере установлен памятник святому иконописцу. Еще один памятник есть во Владимире.

16. Существует ли какая-то награда или премия для иконописцев, носящая имя Андрея Рублева?

В Русской православной церкви есть орден преподобного Андрея Рублева трех степеней и медаль преподобного Андрея Рублева — двух степеней. Награда учреждена в 2001 году.

Ею награждаются как духовные, так и светские лица — за заслуги в области иконописи, а также восстановления, благоукрашения храмов, часовен и монастырей, за научные исследования и педагогическую работу в области иконописи и церковной археологии, за издательскую деятельность, связанную с иконописью и церковной архитектурой, за работу по охране и возвращению утерянных предметов церковного искусства.

В иерархии российских церковных наград орден Андрея Рублева — самый младший.

Орден I степени изготавливается из мельхиора с позолотой и холодной эмали.

Медаль — награда меньшего статуса, чем орден.

На практике орден преподобного Андрея Рублева вручается нечасто. Первый орден Преподобного Андрея Рублева I степени был вручен в 2002 году митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Владимиру (Котлярову; ныне пребывает на покое) за выдающийся вклад в восстановление, реставрацию и благоукрашение храмов Петербурга и епархии, а также в связи с 40-летием архиерейского служения.

17. Насколько правдив образ Андрея Рублева в одноименном фильме А. Тарковского?

Судить об этом сложно. Как уже говорилось, достоверных сведений о жизни святого иконописца почти не сохранилось. Плюс — любое художественное произведение подразумевает определенный вымысел.

Фильм в свое время жестко критиковал А.И. Солженицын. Он считал, что подход к теме режиссера был примитивным и неглубоким, и с этой точки зрения — характерным для понимания православия, присущего творческой, интеллигентской среде того времени.

Иллюстрацией может послужить отрывок из воспоминаний Валерия Сергеева — одного из старейших сотрудников Музея имени Андрея Рублева, автора книги «Андрей Рублев» из серии «Жизнь замечательных людей», вышедшей еще в 1981 году и неоднократно переизданной впоследствии:

«Осенью далекого теперь 1964 года довелось мне вместе со съемочной группой фильма «Андрей Рублев» принять участие в поездке в Ферапонтов монастырь. Сам я никакого отношения к этому фильму не имел — cо стороны искусствоведческой его консультантом считался вездесущий Савелий Ямщиков (к концу своих дней он стал почему-то именоваться Саввой).

Как-то во время одного из веселых дружеских застолий в Кириллове — в нем принимали участие остроумец Савелий-Савва и милейшие люди — великий кинооператор нашего времени, недавно скончавшийся Вадим Иванович Юсов, один из художников фильма Женя Черняев и Андрей Арсеньевич Тарковский, — дернуло меня высказаться по поводу некоторых фактических несообразностей уже знакомого мне сценария Михалкова-Кончаловского (мои замечания в целом совпадали с будущими солженицынскими).

На эту критику Тарковский, обычно почти ничего не пивший, но немного выпив, впадавший в задор и откровенности, решительно заявил следующее: «Рублев — это вообще «пустое место» (так и выразился, пояснив, что о нем никто и ничего, якобы, не знает). «Мой фильм, — продолжил он, — не о Рублеве, но о судьбе таланта в России вообще и, если хотите, о моей собственной — он Андрей и я Андрей», — более чем откровенно обозначил свое сомнительное авторское кредо знаменитый к тому времени кинорежиссер».

теги: rublev.com, андрей рублев, изобразительное искусство, иконопись, история Церкви

Преподобный Андре́й Рублев, иконописец

Краткое житие преподобного Андрея Рублева

Св. Ан­дрей ро­дил­ся око­ло 1360 г. Про­ис­хо­дил из об­ра­зо­ван­ных кру­гов, от­ли­чал­ся необык­но­вен­ной муд­ро­стью, о чем сви­де­тель­ству­ет его твор­че­ство. Жи­во­пис­но­му ма­стер­ству учил­ся в Ви­зан­тии и Бол­га­рии. Св. Ан­дрей неко­то­рое вре­мя ра­бо­тал вме­сте с Фе­о­фа­ном Гре­ком и, воз­мож­но, был его уче­ни­ком. Вся жизнь пре­по­доб­но­го свя­за­на с дву­мя мо­на­сты­ря­ми: Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­рой и Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­вым мос­ков­ским мо­на­сты­рем. Ино­че­ский по­стриг свя­той при­нял в Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­вой оби­те­ли. Жи­вя в вы­со­ко ду­хов­ной сре­де, в ат­мо­сфе­ре свя­то­сти, инок Ан­дрей по­учал­ся как ис­то­ри­че­ски­ми при­ме­ра­ми свя­то­сти, так и жи­вым об­раз­цом окру­жав­ших его по­движ­ни­ков. Око­ло 20 лет, до са­мой смер­ти, он вме­сте со сво­им со­пост­ни­ком Да­ни­и­лом Чер­ным вел жизнь ико­но­пис­ца-по­движ­ни­ка.

Уже по­сле смер­ти прп. Ан­дрея Да­ни­ил, не раз­лу­чав­ший­ся с ним в серд­це сво­ем и по его от­ше­ствии, уми­рая, по­лу­чил от­кро­ве­ние о про­слав­ле­нии сво­е­го ду­хов­но­го бра­та в Цар­ствии Небес­ном.

Ки­сти свя­то­го Ан­дрея Рубле­ва при­над­ле­жит зна­ме­ни­тый чу­до­твор­ный об­раз Пре­свя­той Тро­и­цы, ко­то­рый до сих пор яв­ля­ет­ся непре­взой­ден­ным об­раз­цом в ико­но­пи­са­нии. Свя­той Ан­дрей рас­пи­сы­вал Бла­го­ве­щен­ский со­бор в Мос­ков­ском Крем­ле, ико­но­стас и сам Успен­ский со­бор в г. Вла­ди­ми­ре (1408 г.). Прп. Ан­дрей Рублев на­пи­сал Вла­ди­мир­скую ико­ну Бо­го­ма­те­ри для Успен­ско­го со­бо­ра в г. Вла­ди­ми­ре; на­пи­сал ико­но­стас и рас­пи­сал сте­ны Успен­ско­го со­бо­ра в Зве­ни­го­ро­де (ко­нец XIV – на­ча­ло XV вв.); де­и­сус­ный чин в ико­но­ста­се со­бо­ра Рож­де­ства Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы Сав­во-Сто­ро­жев­ско­го мо­на­сты­ря; рас­пи­сал сте­ны и вы­пол­нил ико­но­стас Тро­иц­ко­го со­бо­ра Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры и др.

Полное житие преподобного Андрея Рублева

Ис­точ­ни­ки, со­об­ща­ю­щие о свя­том Ан­дрее Рубле­ве, очень немно­го­чис­лен­ны. Это Жи­тие пре­по­доб­но­го Ни­ко­на крат­кой и про­стран­ной ре­дак­ций; «От­ве­ща­ние лю­бо­за­зор­ным» свя­то­го Иоси­фа Во­лоц­ко­го; «Ска­за­ние о свя­тых ико­но­пис­цах» кон­ца XVI – на­ча­ла XVII вв.; ле­то­пис­ные упо­ми­на­ния; за­пись о мо­ги­ле свя­то­го Ан­дрея на­ча­ла XIX в.; упо­ми­на­ния в ме­ся­це­сло­вах.

Све­де­ния о свя­том Ан­дрее в пе­ре­чис­лен­ных ис­точ­ни­ках пред­став­ля­ют со­бой в ос­нов­ном крат­кие встав­ки об­ще­го ха­рак­те­ра или от­дель­ные упо­ми­на­ния. Са­мо­сто­ятель­но­го жи­тия свя­то­го нет, хо­тя при­зна­ние его свя­то­сти по этим ис­точ­ни­кам пред­став­ля­ет­ся вполне оче­вид­ным.

Важ­ным до­пол­не­ни­ем к немно­го­чис­лен­ным све­де­ни­ям о свя­том Ан­дрее яв­ля­ют­ся его про­из­ве­де­ния – ико­ны и рос­пи­си. Со­глас­но из­вест­но­му по­ста­нов­ле­нию Седь­мо­го Все­лен­ско­го Со­бо­ра, Пра­во­слав­ная Цер­ковь по­чи­та­ет об­раз «на­ря­ду с Кре­стом и Еван­ге­ли­ем». По­это­му со­зда­ние ико­ны яв­ля­ет­ся по­дви­гом бла­го­че­стия, пред­по­ла­га­ю­щим бла­го­дат­ную по­мощь свы­ше. По­двиг бла­го­че­стия мо­жет пе­ре­рас­тать в свя­тость. От­сю­да осо­бый чин в пра­во­слав­ной иерар­хии свя­то­сти – чин свя­тых ико­но­пис­цев, во гла­ве со свя­тым апо­сто­лом и еван­ге­лис­том Лу­кою, на­пи­сав­шим, по пре­да­нию, об­раз Бо­жи­ей Ма­те­ри. В Рус­ской Церк­ви к ли­ку свя­тых ико­но­пис­цев при­чис­ле­ны свя­той Али­пий Пе­чер­ский, пре­по­доб­ный Ди­о­ни­сий Глу­шиц­кий. Ве­ли­чай­шим рус­ским ико­но­пис­цем был и свя­той Ан­дрей Рублев.

Его ос­нов­ные про­из­ве­де­ния: ико­но­стас и рос­пи­си Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра в Мос­ков­ском Крем­ле (1405 г.); рос­пи­си и ико­но­стас Успен­ско­го со­бо­ра во Вла­ди­ми­ре (1408 г.); ико­на Бо­го­ма­терь Вла­ди­мир­ская для Успен­ско­го со­бо­ра в г. Вла­ди­ми­ре; рос­пи­си и ико­но­стас Успен­ско­го со­бо­ра в Зве­ни­го­ро­де (кон. ХIV – нач. ХV вв.); Де­и­сус­ный чин из со­бо­ра Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы в Сав­ви­но-Сто­ро­жев­ском мо­на­сты­ре (на­ча­ло ХV в.); рос­пи­си и ико­но­стас Тро­иц­ко­го со­бо­ра в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мо­на­сты­ре (20-е гг. XV в.); ико­на Свя­той Тро­и­цы из то­го же со­бо­ра; рос­пи­си Спас­ско­го со­бо­ра Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря в Москве (на­ча­ло 20-х гг. XV в.). Боль­шин­ство из них вы­пол­не­но сов­мест­но с дру­ги­ми мас­те­ра­ми, од­на­ко на всех этих про­из­ве­де­ни­ях, со­здан­ных в ду­хе хри­сти­ан­ско­го брат­ско­го един­ства и по­движ­ни­че­ства, ле­жит несо­мнен­ная пе­чать свя­то­сти, ко­то­рую мы в первую оче­редь свя­зы­ва­ем со свя­тым Ан­дре­ем, со­глас­но то­му, что нам из­вест­но о нем и его спо­движ­ни­ках.

Са­мым зна­ме­ни­тым его про­из­ве­де­ни­ем яв­ля­ет­ся ико­на Пре­свя­той Тро­и­цы, по еди­но­душ­но­му при­зна­нию спе­ци­а­ли­стов, со­здан­ная им са­мим. Нет ни­ка­ко­го со­мне­ния, что свя­тым Ан­дре­ем со­зда­но на­мно­го боль­ше свя­тых икон и рос­пи­сей, чем вы­ше пе­ре­чис­ле­но, од­на­ко сви­де­тельств о дру­гих его про­из­ве­де­ни­ях не сох­ра­ни­лось.

Ис­то­ри­че­ские све­де­ния о пре­по­доб­ном Ан­дрее Рубле­ве крайне скуд­ны. О про­ис­­хож­де­нии его ни­че­го неиз­вест­но. Неко­то­рый свет на этот во­прос мо­жет про­лить на­ли­чие у него про­зви­ща (Рублев), ко­то­рое со­хра­ни­лось за ним в мо­на­ше­стве. По-ви­ди­мо­му, Рублев – это ро­до­вое про­зви­ще, то есть фа­ми­лия. Оно име­ет ха­рак­тер­ное для рус­ских фа­ми­лий окон­ча­ние. В XIV–XV вв., то есть в эпо­ху пре­по­доб­но­го Ан­дрея, а так­же зна­чи­тель­но поз­же, фа­ми­лии но­си­ли толь­ко пред­ста­ви­те­ли вы­сших сло­ев об­ще­ства, что за­став­ля­ет пред­по­ла­гать его про­ис­хож­де­ние из об­ра­зо­ван­ных кру­гов.

Кро­ме то­го, ис­точ­ни­ки от­ме­ча­ют его необык­но­вен­ную муд­рость, о чем сви­де­тель­ству­ет и его твор­че­ство.

Год рож­де­ния пре­по­доб­но­го Ан­дрея неиз­ве­стен. Пред­по­ла­га­ют, что он ро­дил­ся око­ло 1360 го­да. Этот год яв­ля­ет­ся услов­ной да­той, офи­ци­аль­но при­ня­той в совре­мен­ной ис­то­ри­че­ской на­у­ке. Ес­ли счи­тать, что он был еще срав­ни­тель­но мо­ло­дым че­ло­ве­ком, ко­гда имя его впер­вые упо­ми­на­ет­ся в ле­то­пи­си, да­та эта мо­жет быть ото­дви­ну­та к 70–80-м гг. ХIV в.; в ле­то­пис­ной за­пи­си он упо­ми­на­ет­ся на по­след­нем (тре­тьем) ме­сте, и, сле­до­ва­тель­но, был млад­шим из ма­сте­ров. Обу­че­ние на­чи­на­ли с дет­ства и про­фес­сио­на­лиз­ма до­сти­га­ли ра­но. Ис­клю­чи­тель­но вы­со­кое ка­че­ство тво­ре­ний пре­по­доб­но­го Ан­дрея и глу­бо­кое про­ник­но­ве­ние в ду­хов­ный смысл изо­бра­же­ния, что осо­бен­но для него ха­рак­тер­но, за­став­ля­ет вы­дви­гать во­прос о том, где мог учить­ся пре­по­доб­ный Ан­дрей жи­во­пис­но­му ма­стер­ству.

В на­сто­я­щее вре­мя ста­ло воз­мож­ным счи­тать, что свя­той Ан­дрей мог в ран­ний пе­ри­од сво­ей жиз­ни учить­ся ра­бо­тать в Ви­зан­тии и Бол­га­рии. В са­мом де­ле, мно­гие рус­ские по­се­ща­ли бал­кан­ские стра­ны, Афон, Кон­стан­ти­но­поль, Свя­тую зем­лю и неред­ко оста­ва­лись там на бо­лее или ме­нее про­дол­жи­тель­ное вре­мя. Так, Афа­на­сий Вы­соц­кий, уче­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия, и, несо­мнен­но, лич­но из­вест­ный пре­по­доб­но­му Ан­дрею, про­вел в Кон­стан­ти­но­по­ле по­чти це­лых 20 лет, тру­дясь вме­сте с груп­пой дру­гих мо­на­хов над пе­ре­во­да­ми и пе­ре­пи­сы­ва­ни­ем тво­ре­ний от­цов Церк­ви. В Кон­стан­ти­но­по­ле име­лись и ико­ны рус­ских свя­тых, в част­но­сти, бы­ла там ико­на свя­тых Бо­ри­са и Гле­ба. Там так­же пи­са­ли ико­ны спе­ци­аль­но по за­ка­зам Рус­ской Церк­ви: так, уже упо­мя­ну­тый Афа­на­сий Вы­соц­кий в 1392 г. до­ста­вил на Русь зна­ме­ни­тый «Вы­соц­кий чин» – ряд де­и­сус­ных икон, на­пи­сан­ных спе­ци­аль­но для ос­но­ван­но­го им Сер­пу­хов­ско­го Вы­соц­ко­го мо­на­сты­ря. Все спе­ци­али­сты со­глас­ны в том, что свя­той Ан­дрей дол­жен был знать эти ико­ны. Из­вест­но, что ико­но­пис­цы ино­гда со­про­вож­да­ли по­слов, от­прав­ля­е­мых в Ца­рь­град.

В на­сле­дии свя­то­го Ан­дрея име­ет­ся изо­бра­же­ние гре­че­ско­го мор­ско­го суд­на (во фрес­ке «Зем­ля и мо­ре от­да­ют мерт­вых». Вла­ди­мир­ский Успен­ский со­бор. 1408 г.): мач­ты, реи, кор­пус ко­раб­ля, флаг на кор­ме – все на­пи­са­но с та­ким жи­вым зна­ни­ем кон­струк­ции ко­раб­ля, ка­кое труд­но пред­ста­вить в су­хо­пут­ной Ру­си. Мож­но пред­по­ло­жить од­но из двух: ли­бо свя­той Ан­дрей ви­дел сам та­кие ко­раб­ли, то есть был на мо­ре, ли­бо пе­ре­нял эти све­де­ния от сво­е­го на­став­ни­ка – ху­дож­ни­ка гре­че­ско­го про­ис­хож­де­ния. Со­глас­но од­ной из ги­по­тез, свя­той Ан­дрей – уче­ник зна­ме­ни­то­го Фе­о­фа­на Гре­ка. Эта ги­по­те­за ос­но­ва­на на том, что в за­пи­си 1405 г. их име­на упо­ми­на­ют­ся сов­мест­но, при­чем пер­вым идет Фе­о­фан. То, что Фе­о­фан ока­зал опре­де­лен­ное и, мо­жет быть, нема­лое воз­дей­ствие на свя­то­го Ан­дрея, мож­но счи­тать несо­мнен­ным, хо­тя бы в си­лу то­го, что они ра­бо­та­ли ка­кое-то вре­мя вме­сте, и бо­лее мо­ло­дой Ан­дрей, ко­неч­но, вни­ма­тель­но на­блю­дал, как ра­бо­та­ет зна­ме­ни­тый грек. Од­на­ко ни­ка­ких ука­за­ний на их бо­лее тес­ное со­труд­ни­че­ство нет. На­обо­рот, то, что в за­пи­си 1405 г. меж­ду ни­ми упо­мя­нут еще один ма­стер – ста­рец Про­хор с Го­род­ца, не имеющий от­но­ше­ния к Фе­о­фа­ну, ско­рее го­во­рит об от­сут­ствии тес­ных кон­так­тов меж­ду Фе­о­фа­ном и свя­тым Ан­дре­ем. Несо­мнен­но при этом, что свя­той Ан­дрей был во все­ору­жии куль­ту­ры сво­е­го вре­ме­ни. По­движ­ный об­раз жиз­ни и сам ха­рак­тер Фе­о­фа­на так­же го­во­рят ско­рее про­тив воз­мож­но­сти сис­те­ма­ти­че­ских за­ня­тий. Та­кое об­ра­зо­ва­ние, да­ю­щее воз­мож­ность про­ник­но­ве­ния в ду­хов­ную глубь яв­ле­ний, ско­рее все­го мож­но бы­ло по­лу­чить в со­от­вет­ствую­щей сре­де, в первую оче­редь в Ви­зан­тии. Та­ким об­ра­зом, при­ве­ден­ная ги­по­те­за о гре­че­ском об­ра­зо­ва­нии пре­по­доб­но­го Ан­дрея не ли­ше­на ос­но­ва­ния.

Свя­той Ан­дрей жил в эпо­ху круп­ных ис­то­ри­че­ских со­бы­тий. Он был сви­де­те­лем и, воз­мож­но, участ­ни­ком этих со­бы­тий, ча­сто очень тя­же­лых для Ру­си.

В 1380 г. про­изо­шла кро­во­про­лит­ная бит­ва на Ку­ли­ко­вом по­ле, по­ло­жив­шая на­ча­ло осво­бож­де­нию Ру­си от та­тар­ско­го ига. Через два го­да Москва бы­ла ра­зо­ре­на и со­жже­на Тох­та­мы­шем. Вполне ве­ро­ят­но, что эти со­бы­тия по­вли­я­ли на вы­бор мо­на­ше­ско­го пу­ти, сде­лан­но­го свя­тым Ан­дре­ем.

В 1395 г. Русь под­верг­лась но­во­му на­ше­ствию – на этот раз на нее об­ру­ши­лись пол­чи­ща Та­мер­ла­на. Несмот­ря на го­тов­ность ве­ли­ко­го кня­зя Ва­си­лия Ди­мит­ри­е­ви­ча дать от­пор вра­гу, шан­сов на по­бе­ду бы­ло очень ма­ло вви­ду ко­лос­саль­но­го чис­лен­но­го пре­вос­ход­ства войск про­тив­ни­ка. Оста­ва­лась од­на на­деж­да на за­ступ­ни­че­ство Бо­жи­ей Ма­те­ри. В Моск­ву из Вла­ди­ми­ра бы­ла при­несе­на чу­до­твор­ная ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри. Весь на­род во гла­ве с мит­ро­по­ли­том Ки­при­а­ном вы­шел встре­чать свя­тую ико­ну на ме­сто, где впо­след­ствии в па­мять это­го со­бы­тия был ос­но­ван Сре­тен­ский мо­на­стырь.

Цер­ковь при­зва­ла всех к мо­лит­ве, по­сту и по­ка­я­нию. Про­изо­шло чу­до: Ма­терь Бо­жия яви­лась Та­мер­ла­ну (Те­мир-Ак­са­ку) во сне и гроз­но за­пре­ти­ла ему ид­ти на Моск­ву. Дой­дя до Ель­ца, Та­мер­лан по­вер­нул об­рат­но и ис­чез так же вне­зап­но, как и по­явил­ся. Вско­ре по­сле это­го свя­той Ан­дрей на­пи­сал ко­пию с об­ра­за Бо­жи­ей Ма­те­ри Вла­ди­мир­ской по бла­го­сло­ве­нию мит­ро­по­ли­та Ки­при­а­на.

Ме­сто по­стри­же­ния свя­то­го Ан­дрея до­сто­вер­но неиз­вест­но. Но вся его жизнь свя­за­на с дву­мя мо­на­сты­ря­ми – Тро­и­це-Сер­ги­е­вым и Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­вым в Моск­ве. Пре­да­ние, вос­хо­дя­щее к кон­цу XVI в., ви­дит в свя­том Ан­дрее ду­хов­но­го сы­на пре­по­доб­но­го Ни­ко­на Ра­до­неж­ско­го. Од­на­ко совре­мен­ные ис­сле­до­ва­ния по­ка­зы­ва­ют, что по­стриг он при­нял ско­рее все­го в Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­вом мо­нас­ты­ре. Эти две вер­сии не про­ти­во­ре­чат по су­ще­ству друг дру­гу, по­сколь­ку оба мо­на­сты­ря бы­ли тес­но свя­за­ны меж­ду со­бой; оче­вид­но, что свя­той Ан­дрей был в по­слу­ша­нии у пре­по­доб­но­го Ни­ко­на, ко­гда тру­дил­ся в Тро­иц­ком мо­на­сты­ре, и вос­по­ми­на­ния об этом, есте­ствен­но, со­хра­ни­лись. По­сколь­ку же инок Ан­дрей по­сто­ян­но вы­пол­нял за­ка­зы мит­ро­по­ли­та и ве­ли­ко­го кня­зя, есте­ствен­но ему бы­ло на­хо­дить­ся, так ска­зать, «под ру­кой», то есть в од­ном из мос­ков­ских мо­нас­ты­рей, а имен­но в Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­вом. Воз­мож­но, од­на­ко, что неиз­вест­ные нам бо­лее ран­ние от­но­ше­ния свя­зы­ва­ли свя­то­го Ан­дрея с оби­те­лью Пре­по­доб­но­го Сер­гия. По ду­ху свя­той Ан­дрей яв­ля­ет­ся несо­мнен­ным уче­ни­ком свя­то­го Сер­гия.

Но и пре­бы­вая в Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­вом мо­на­сты­ре, инок Ан­дрей жил в ду­хов­ной сре­де уче­ни­ков Пре­по­доб­но­го Сер­гия, с ко­то­ры­ми он тес­но об­щал­ся во вре­мя сво­их по­ез­док, свя­зан­ных с вы­пол­не­ни­ем за­ка­зов. Кро­ме пре­по­доб­но­го Ни­ко­на, он, по-ви­ди­мо­му, знал свя­то­го Сав­ву Сто­ро­жев­ско­го, по­сколь­ку на ру­бе­же XIV–XV вв. ра­бо­тал в Зве­ни­го­ро­де и несколь­ко позд­нее в са­мом Сав­ви­но-Сто­ро­жев­ском мо­на­сты­ре. Он дол­жен был знать и пле­мян­ни­ка пре­по­доб­но­го Сер­гия свя­ти­те­ля Фе­о­до­ра, ар­хи­епи­ско­па Ро­стов­ско­го, неко­то­рое вре­мя игу­менст­во­вав­ше­го в Си­мо­но­вом мо­на­сты­ре, по со­сед­ству с Ан­д­ро­ни­ко­вым мо­на­сты­рем. Дру­гой игу­мен это­го мо­на­сты­ря и со­бе­сед­ник пре­по­доб­но­го Сер­гия, свя­той Ки­рилл, ушел в 1392 го­ду на Бе­ло­озе­ро, но как лич­ность и он, несо­мнен­но, был из­ве­стен ино­ку Ан­дрею. На­ко­нец, непо­сред­ствен­ным уче­ни­ком пре­по­доб­но­го Сер­гия был пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник, ос­но­ва­тель и пер­вый игу­мен мо­на­сты­ря. Свя­зи с Тро­и­це-Сер­ги­е­вым мо­на­сты­рем бы­ли по­сто­ян­ны и раз­но­об­раз­ны. Из Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря в Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков пе­ре­хо­ди­ли неко­то­рые мо­на­хи. Сре­ди них был Ер­мо­ла-Еф­рем, дав­ший средст­ва на по­строй­ку ка­мен­но­го хра­ма, и бу­ду­щий игу­мен, с ко­то­рым инок Ан­дрей так­же на­хо­дил­ся в тес­ных вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях. Свя­той Ан­дрей знал, несо­мнен­но, и Епи­фа­ния Пре­муд­ро­го, непо­средст­вен­но­го Сер­ги­е­ва уче­ни­ка, за­пи­сав­ше­го пер­во­на­чаль­ные све­де­ния об Ан­д­ро­ни­ко­вом мо­на­сты­ре и оста­вив­ше­го све­де­ния о Фе­о­фане Гре­ке. Об ино­ке Ан­дрее Епи­фа­ний ни­че­го не на­пи­сал, что вполне есте­ствен­но, по­сколь­ку по­вест­во­вал о про­шлом, хо­тя и недав­нем, а не о совре­мен­ни­ках.

Жи­вя в вы­со­кой ду­хов­ной сре­де, в ат­мо­сфе­ре свя­то­сти, инок Ан­дрей по­учал­ся как ис­то­ри­че­ски­ми при­ме­ра­ми свя­то­сти, так и жи­вым об­раз­цом окру­жав­ших его по­движ­ни­ков. Он глу­бо­ко вни­кал в уче­ние Церк­ви и в жи­тия свя­тых, ко­то­рых он изо­бра­жал, сле­до­вал им, что и поз­во­ли­ло его та­лан­ту до­стичь ху­до­же­ствен­но­го и ду­хов­но­го со­вер­шен­ства.

Кро­ме Епи­фа­ния Пре­муд­ро­го, инок Ан­дрей хо­ро­шо знал и дру­гих вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ных лю­дей сво­е­го вре­ме­ни, с ко­то­ры­ми тес­но об­щал­ся. Сре­ди них в первую оче­редь сле­ду­ет на­звать свя­ти­те­ля Ки­при­а­на, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го. Ино­ку Ан­дрею был бли­зок ду­хов­ный мир свя­ти­те­ля Ки­при­а­на, ко­то­рый про­шел шко­лу афон­ско­го мо­на­ше­ства. Об­ще­ние с ним бы­ло до­ста­точ­но тес­ным, по­сколь­ку в нем был за­ин­те­ре­со­ван не толь­ко пре­по­доб­ный Ан­дрей, но и свя­ти­тель Ки­при­ан, при­вык­ший к ин­тел­лек­ту­аль­ной ат­мо­сфе­ре Ви­зан­тии и вы­де­ляв­ший по­это­му наи­бо­лее ду­хов­ных и об­ра­зо­ван­ных рус­ских в Москве. Через это об­ще­ние ду­хов­ная ге­не­а­ло­гия пре­по­доб­но­го Ан­дрея вос­хо­дит к обе­им гла­вам афон­ско­го ис­и­хаз­ма, так как мит­ро­по­лит Ки­при­ан был уче­ни­ком свя­то­го Пат­ри­ар­ха Фило­фея, уче­ни­ка свя­ти­те­ля Гри­го­рия Па­ла­мы, и род­ствен­ни­ком (как пред­по­ла­га­ют) свя­ти­те­ля Ев­фи­мия, пат­ри­ар­ха Тыр­нов­ско­го, уче­ни­ка свя­ти­те­ля Фе­о­до­сия Тыр­нов­ско­го, уче­ни­ка свя­то­го Гри­го­рия Си­на­и­та. Воз­но­ше­ние «ума и мыс­ли» к «неве­ще­ствен­но­му и Бо­же­ствен­но­му све­ту» от со­зер­ца­ния свя­тых икон («воз­ве­де­ние чув­ствен­но­го ока») – эта со­вер­шен­но ис­их­аст­ская ха­рак­те­ри­сти­ка бы­ла не слу­чай­но да­на свя­тым Иоси­фом Во­лоц­ким пре­по­доб­но­му Ан­дрею и его со­пост­ни­ку Да­ни­и­лу. Ей, ве­ро­ят­но, най­дет­ся не очень мно­го ана­ло­гий в рус­ской агио­гра­фии.

Несо­мнен­но, инок Ан­дрей хо­ро­шо знал и свя­то­го мит­ро­по­ли­та Фо­тия, за­ме­нив­ше­го умер­ше­го мит­ро­по­ли­та Ки­при­а­на в 1409 г. Это сле­ду­ет со всей оче­вид­но­стью хо­тя бы из то­го, что Ан­дрей и Да­ни­ил к при­ез­ду Фо­тия рас­пи­сы­ва­ли в 1408 г. ка­фед­раль­ный мит­ро­по­ли­чий со­бор во Вла­ди­ми­ре. Фо­тий так­же при­над­ле­жит к чис­лу вы­со­ко­об­ра­зо­ван­ных, ду­хов­ных и де­я­тель­ных иерар­хов, ему при­над­ле­жит ряд по­сла­ний, ко­то­рые инок Ан­дрей, несо­мнен­но, знал.

«Всех пре­вос­хо­дя­щий в пре­муд­ро­сти зельне», по вы­ра­же­нию пре­по­доб­но­го Иоси­фа, инок Ан­дрей хо­ро­шо знал тво­ре­ния мно­гих свя­тых от­цов и учи­те­лей Церк­ви. Ему, несо­мнен­но, бы­ли из­вест­ны тво­ре­ния свя­то­го Ди­о­ни­сия Аре­о­па­ги­та, пе­ре­ве­ден­ные на сла­вян­ский язык в XIV в. Афон­ским мо­на­хом Ис­а­и­ей по по­ру­че­нию выс­шей цер­ков­ной вла­сти в свя­зи с ис­их­аст­ски­ми спо­ра­ми. Ему бы­ли близ­ки и тво­ре­ния свя­то­го Гри­го­рия Си­на­и­та, до­ступ­ные рус­ско­му чи­та­те­лю. В круг чте­ния про­све­щен­но­го че­ло­ве­ка и, несо­мнен­но, свя­то­го Ан­дрея вхо­ди­ли «Бо­го­сло­вие» Иоан­на Да­мас­ки­на, «Ше­стод­нев» Иоан­на Эк­зар­ха, «Па­лея тол­ко­вая» и дру­гие тво­ре­ния пра­во­слав­ных пи­са­те­лей и от­цов Церк­ви.

В 1408 г., как со­об­ща­ет ле­то­пись, пре­по­доб­ный Ан­дрей и Да­ни­ил рас­пи­сы­ва­ют Успен­ский со­бор во Вла­ди­ми­ре. Под этим го­дом ле­то­пи­си ука­зы­ва­ют: «То­го же ле­та мая 25-го на­ча­та бысть рас­пи­сы­вать­ся ве­ли­кая и со­бор­ная цер­ковь Пре­чи­стая Во­ло­ди­мир­ская по­ве­ле­ни­ем ве­ли­ко­го кня­зя, а ма­сте­ры Да­ни­ло-икон­ник да Ан­дрей Руб­лев».

В ко­рот­ком ле­то­пис­ном со­об­ще­нии об­ра­ща­ет вни­ма­ние, что ука­за­на да­та на­ча­ла рос­пи­си. Это ис­клю­чи­тель­ный слу­чай. Оче­вид­но, рос­пи­си при­да­ва­лось огром­ное зна­че­ние, что объ­яс­ня­ет­ся ожи­да­ни­ем при­ез­да из Кон­стан­ти­но­по­ля но­во­го мит­ро­по­ли­та, ко­то­рым по­сле смер­ти Ки­при­а­на в 1406 г. стал Фо­тий (в 1409 г.).

Вла­ди­мир про­дол­жал счи­тать­ся го­ро­дом-ре­зи­ден­ци­ей мит­ро­по­ли­та, а го­род­ской со­бор со­от­вет­ствен­но яв­лял­ся ка­фед­раль­ным со­бо­ром. По­это­му мит­ро­по­ли­чий со­бор дол­жен был об­ла­дать рос­пи­ся­ми, до­стой­ны­ми вы­со­ко­го по­слан­ца Кон­стан­ти­но­поль­ской Церк­ви, и по­ка­зать не мень­шее до­сто­ин­ство Рус­ской Церк­ви. Ико­но­пис­цы, та­ким об­ра­зом, осу­ществ­ля­ли сво­е­го ро­да «пред­ста­ви­тельс­кую мис­сию», при­чем за­да­ча их бы­ла очень труд­ной, ес­ли учесть ис­клю­чи­тель­но вы­со­кие тре­бо­ва­ния Гре­че­ской Церк­ви то­го вре­ме­ни к цер­ков­но­му ис­кус­ству, тре­бо­ва­ния, в первую оче­редь, ду­хов­но­го сви­де­тель­ства ис­ти­ны в ис­кус­стве, а от­сю­да и его ка­че­ства. К то­му же ожи­да­е­мый мит­ро­по­лит сам по се­бе был, без со­мне­ния, хо­ро­ший зна­ток и це­ни­тель цер­ков­но­го ис­кус­ства, что сле­ду­ет из его кон­стан­ти­но­поль­ско­го вос­пи­та­ния.

Вы­со­кая мис­сия бы­ла до­ве­ре­на Да­ни­и­лу Чер­но­му и пре­по­доб­но­му Ан­дрею, ко­то­рый упо­ми­на­ет­ся вто­рым, как бо­лее млад­ший. Ико­но­пис­цы до­стой­но вы­пол­ни­ли воз­ло­жен­ное на них по­слу­ша­ние.

В 1408 г. инок Ан­дрей впер­вые упо­ми­на­ет­ся вме­сте со сво­им «со­пост­ни­ком Да­нии­лом Чер­ным», так­же вед­шим вы­со­кую ду­хов­ную жизнь. С это­го го­да мы зна­ем о тес­ной ду­хов­ной свя­зи двух ико­но­пис­цев-по­движ­ни­ков, про­дол­жав­шей­ся до са­мой их смер­ти, око­ло 20-ти лет. Крас­но­ре­чи­вые, хо­тя и крат­кие сви­де­тель­ства о ду­хе Хри­сто­вой люб­ви, со­еди­няв­шей их, по­ка­зы­ва­ет вы­со­чай­ший об­ра­зец этой люб­ви, по­доб­ной то­му, что мы встре­ча­ем в ска­за­ни­ях о древ­них под­виж­ни­ках хри­сти­ан­ско­го Во­сто­ка. Пре­да­ние о тес­ных ду­хов­ных узах свя­то­го Ан­дрея и Да­ни­и­ла бе­реж­но со­хра­ня­лось на про­тя­же­нии XV ве­ка и бы­ло на­пи­са­но свя­тым Иоси­фом Во­лоц­ким со слов быв­ше­го игу­ме­на Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мо­на­сты­ря Спи­ри­до­на. При­ве­дем ши­ро­ко из­вест­ный текст: «По­ве­да­ше же нам и се чест­ный он царь Спи­ри­дон… чуд­нии они пре­сло­ву­щии ико­но­пис­цы Да­ни­ил и уче­ник его Ан­дрей… то­ли­ку доб­ро­де­тель иму­ще, и то­ли­ко пот­ще­ние о пост­ни­че­стве и о иноч­ском жи­тель­стве, оно­же им Бо­же­ствен­ныя бла­го­да­ти спо­до­бит­ся и то­ли­ко в Бо­же­ствен­ную лю­бовь предуспе­ти, яко ни­ко­гда­же от зем­ных упраж­ня­ти­ся, но все­гда ум и мысль воз­но­си­ти к неве­ще­ствен­но­му и Бо­же­ствен­но­му све­ту, чув­ствен­ное же око все­гда воз­во­ди­ти ко еже от вещ­ных ва­лов, на­пи­сан­ным об­ра­зом Вла­ды­ки Хри­ста и Пре­чи­стыя Его Ма­те­ре и всех свя­тых, оно и на са­мый празд­ник Свет­ло­го Вос­кре­се­ния, на се­да­ли­щах се­дя­ща, и пред со­бою иму­ща все­чест­ныя и Бо­же­ствен­ныя ико­ны, и на тех неуклон­но зря­ща Бо­же­ствен­ныя ра­до­сти и свет­ло­сти ис­пол­ня­ху(ся); и не то что на той день та­ко тво­ря­ху, но и в про­чая дни, егда жи­во­пи­са­тель­ству не при­ле­жа­ху. Се­го ра­ди Вла­ды­ка Хри­стос тех про­сла­ви и в ко­неч­ный час смерт­ный: преж­де убо пре­ста­ви­ся Ан­дрей, по­том же раз­бо­ле­ся и спост­ник его Да­ни­ил, и в ко­неч­ном из­дх­но­ве­нии сый, ви­де сво­е­го спост­ни­ка Ан­дрея в мно­зе сла­ве и с ра­до­стию при­зы­ва­ю­ща его в веч­ное оно и бес­ко­неч­ное бла­жен­ство».

При­ве­ден­ное крат­кое ска­за­ние свя­то­го Иоси­фа до­но­сит до нас уди­ви­тель­но свет­лый об­раз двух по­движ­ни­ков-ху­дож­ни­ков, ис­тин­ных ино­ков и ас­ке­тов. Они «предуспе­ли» в Бо­же­ствен­ной люб­ви, ко­то­рая от­кры­лась им и при­влек­ла их к се­бе. Стя­жа­ни­ем ве­ли­кой бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти пре­по­доб­ный Иосиф объ­яс­ня­ет их пол­ный уход от вся­ко­го зем­но­го по­пе­че­ния, «яко ни­ко­гда же о зем­ных упраж­ня­ти­ся». Вы­ше уже го­во­ри­лось об их под­лин­но ис­их­аст­ском опы­те. Свя­той Иосиф крат­ко из­ла­гал их опыт от­но­ше­ния к ико­но­пи­си, ко­то­рый яв­ля­ет­ся под­лин­но ду­хов­ным опы­том, на­уча­ю­щим нас пра­виль­но­му вос­при­я­тию об­ра­за. Со­зер­ца­ние икон для них яв­ля­ет­ся празд­ни­ком, ис­пол­ня­ю­щим серд­це «Бо­же­ствен­ной ра­до­стью и свет­ло­стью», по­сколь­ку воз­во­дит ум «от ве­ще­ствен­ных ва­лов», то есть от ма­те­ри­аль­но­го, огруб­лен­но­го, недви­жи­мо­го под­ра­жа­ния неве­ще­ствен­но­му, ис­то­ча­ю­ще­му жизнь ми­ра Пер­во­об­ра­зу. От­сю­да и осо­бое зна­че­ние ико­ны как сви­де­тель­ства об ис­тине, от­сю­да и осо­бо про­ник­но­вен­ное от­но­ше­ние к каж­до­му дви­же­нию ки­сти.

«Се­го ра­ди», то есть ра­ди столь вы­со­ко­го и столь ду­хов­но­го об­ра­за жиз­ни «Вла­ды­ко Хри­стос тех про­сла­ви и в ко­неч­ный час смерт­ный». Уже по­сле кон­чи­ны свя­то­го Ан­дрея его «со­пост­ник» Да­ни­ил, не раз­лу­чав­ший­ся с ним в серд­це сво­ем и по смер­ти, уми­рая, по­лу­ча­ет от­кро­ве­ние о про­слав­ле­нии сво­е­го ду­хов­но­го бра­та в Цар­ствии Небес­ном: «ви­де… Ан­дрея во мно­зе сла­ве и с ра­до­стию при­зы­ва­ю­ща его в веч­ное оно и бес­ко­неч­ное бла­жен­ство». Это осо­бен­но важ­ное сви­де­тель­ство при­во­дит­ся так­же в несколь­ко иной ре­дак­ции, в «Жи­тии свя­то­го Ни­ко­на Ра­до­неж­ско­го», со­став­лен­ном Па­хо­ми­ем Ло­го­фе­том: «Егда бо хо­тя­ше Да­ни­ил те­лес­но­го со­ю­за от­ре­ши­ти­ся, абие ви­дит воз­люб­лен­но­го ему Ан­дреа, в ра­до­сти при­зы­ва­ю­ща его. Он же, яко ви­де его, же­ла­ше зе­ло, ра­до­сти ис­пол­ни­ся; бра­ти­ям пре­сто­я­щим по­ве­да им со­пост­ни­ка сво­е­го при­ше­ствие и абие пре­да­си дух…».

Та­ким об­ра­зом, мы име­ем два ука­за­ния о смерт­ной сла­ве свя­то­го Ан­дрея. Млад­ший в зем­ной жиз­ни, он ука­зы­ва­ет­ся стар­шим в ду­хов­ном ми­ре и как бы при­ни­ма­ет ду­шу пра­вед­но­го Да­ни­и­ла при ее раз­лу­че­нии с те­лом. Ме­стом веч­но­го упо­ко­е­ния обо­их по­движ­ни­ков стал Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь.

На про­тя­же­нии ХIV–ХVII вв. па­мять обо­их ико­но­пис­цев, в первую оче­редь свя­то­го Ан­дрея, бы­ла окру­же­на глу­бо­ким по­чи­та­ни­ем. В се­ре­дине XVI в. Сто­гла­вый Со­бор воз­вел его во все­об­щий об­ра­зец, пред­пи­сав пи­сать об­раз Свя­той Тро­и­це, как пи­сал Ан­дрей Рублев и «пре­сло­ву­щие гре­че­ские жи­во­пис­цы». Та­ким об­ра­зом, свя­той Ан­дрей по­став­лен в один уро­вень с те­ми «пре­сло­ву­щи­ми», хо­тя в по­дав­ля­ющем боль­шин­стве без­вест­ны­ми ви­зан­тий­ски­ми ху­дож­ни­ка­ми, ко­то­рые вы­ра­бо­та­ли пра­во­слав­ный ка­нон ико­но­пи­си. Мож­но так­же ду­мать, что иде­аль­ный об­раз ико­но­пис­ца, на­чер­тан­ный в 43-й гла­ве Сто­гла­ва и ши­ро­ко рас­про­стра­нив­ший­ся через ико­но­пис­ные под­лин­ни­ки, в нема­лой сте­пе­ни вдох­нов­лен пре­да­ни­ем о свя­том Ан­дрее, хо­ро­шо из­вест­ном от­цам Со­бо­ра.

Сви­де­тель­ство о ду­хов­ном при­зна­нии свя­то­сти пре­по­доб­но­го Ан­дрея на­хо­дим в Стро­га­нов­ском ико­но­пис­ном под­лин­ни­ке (кон. ХVI в.). Этот под­лин­ник был со­став­лен, по-ви­ди­мо­му, в сре­де при­двор­ных ико­но­пис­цев и поль­зо­вал­ся са­мым ши­ро­ким вли­я­ни­ем и ав­то­ри­те­том. Под­лин­ник со­об­ща­ет: «Пре­по­доб­ный Ан­дрей Ра­до­неж­ский, ико­но­пи­сец, про­зва­ни­ем Рублев, мно­гия свя­тые ико­ны на­пи­сал, все чу­до­твор­ные, а преж­де жи­вя­те в по­слу­ша­нии у пре­по­доб­но­го от­ца Ни­ко­на Ра­до­неж­ско­го. Он по­ве­ле при се­бе об­раз на­пи­са­ти Пре­свя­тыя Тро­и­цы, в по­хва­лу от­цу сво­е­му, свя­то­му Сер­гию чу­до­твор­цу…». Здесь свя­той Ан­дрей име­ну­ет­ся пре­по­доб­ным (как, несколь­ко ни­же, и Да­ни­ил), все его ико­ны при­зна­ют­ся осо­бо бла­го­дат­ны­ми; ука­зы­ва­ет­ся на его при­над­леж­ность к ду­хов­ной тра­ди­ции свя­тых Сер­гия и Ни­ко­на. Имя свя­то­го Ан­дрея (вме­сте с Да­ни­и­лом) встре­ча­ет­ся и в древ­них ме­ся­це­сло­вах.

Ме­сто их по­гре­бе­ния пом­ни­ли до кон­ца XVII в. Со­глас­но бо­лее позд­не­му ис­точ­ни­ку, «свя­тые их мо­щи по­гре­бе­ны и по­чи­ва­ют в том Ан­д­ро­ни­е­ве мо­на­сты­ре под ста­рою ко­ло­коль­нею, ко­то­рая в недав­нем вре­ме­ни ра­зо­ре­на, и ме­сто срав­нено с зем­лею, яко хо­ди­ти по ней лю­дям вся­ким и нечи­стым, и тем са­мым пре­да­де­ся за­бве­нию (па­мять) о тех их свя­тых мо­щах».

Ста­рая ко­ло­коль­ня на­хо­ди­лась, как пред­по­ла­га­ют, к се­ве­ро-за­па­ду от за­пад­ной сто­ро­ны Спас­ско­го со­бо­ра. Для уточ­не­ния ее ме­сто­на­хож­де­ния необ­хо­ди­мы ар­хе­оло­ги­че­ские изыс­ка­ния.

На ми­ни­а­тю­рах ру­ко­пи­сей XVI в. свя­той Ан­дрей изо­бра­жа­ет­ся с ним­бом (Остер­ма­нов­ский ле­то­пи­сец; Ли­це­вое жи­тие свя­то­го Сер­гия. Ко­нец ХVI в. Из Боль­шо­го со­бра­ния Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ры).

При­во­ди­мые ис­точ­ни­ки удо­сто­ве­ря­ют, что в XV–XVII вв. ни­кто не со­мне­вал­ся в свя­то­сти Ан­дрея Рубле­ва, как и в вы­со­кой пра­вед­но­сти Да­ни­и­ла.

Со­глас­но тра­ди­ции, в Тро­и­це-Сер­ги­е­вом мо­на­сты­ре па­мять пре­по­доб­но­го Ан­дрея со­вер­ша­лась 4 июля, в день па­мя­ти свя­то­го Ан­дрея Крит­ско­го.

XVIII–XIX вв. бы­ли вре­ме­нем за­бве­ния мно­гих пра­во­слав­ных тра­ди­ций и, в частности, ка­но­ни­че­ско­го ико­но­пи­са­ния, по­это­му дан­ный пе­ри­од не был бла­го­при­я­тен для по­чи­та­ния па­мя­ти свя­тых ико­но­пис­цев. Из­вест­ность свя­то­го Ан­дрея ста­ла воз­вра­щать­ся лишь с на­ча­ла XX в., ко­гда про­бу­дил­ся ин­те­рес к тра­ди­ци­ям пра­во­слав­но­го ико­но­пи­са­ния. На про­тя­же­нии это­го сто­ле­тия она чрез­вы­чай­но воз­рос­ла. По яв­но­му Про­мыс­лу Бо­жию, имен­но в XX ве­ке «Свя­тая Тро­и­ца» пре­по­доб­но­го Ан­дрея, а так­же и дру­гие его про­из­ве­де­ния при­об­ре­ли зна­че­ние сви­де­тель­ства ис­ти­ны пра­во­сла­вия пе­ред ли­цом все­го ми­ра.

Пре­по­доб­ный Ан­дрей ка­но­ни­зи­ро­ван на ос­но­ва­нии свя­то­сти жиз­ни, на ос­но­ва­нии его по­дви­га ико­но­пи­са­ния, в ко­то­ром он, по­доб­но еван­ге­ли­сту, сви­де­тель­ство­вал и про­дол­жа­ет ныне воз­ве­щать лю­дям нелож­ную ис­ти­ну о Боге, в Тро­и­це сла­ви­мом, а так­же на ос­но­ва­нии сви­де­тель­ства о его свя­то­сти пре­по­доб­но­го Иоси­фа Во­лоц­ко­го.

Андрей Рублев — биография

Имя Андрея Рублева символизирует Святую Русь, ее непостижимое мастерство живописи, передающее дух русского народа, его суть и естество. Вглядываясь в образы, созданные кистью великого художника, понимаешь, насколько суетной жизнью мы живем, как все труднее найти современному человеку покой и гармонию с окружающим миром. Его живопись наполняет душу мудростью, чистотой и одухотворенностью, которой нам так не хватает сегодня. Его работы переполняет покой, любовь и благость, они дают надежду на возрождение нравственных сил человека, вселяют уверенность в том, что он готов пожертвовать собой во имя высокой цели.

Детство

Историки сходятся во мнении, что годом рождения Андрея Рублева можно считать 1360. Место рождения предположительно территория Московского княжеств, хотя из других источников следует, что прославленный иконописец родился в Великом Новгороде. Почти ничего не удается найти о том, кто были его родители, как прошло детство и юность. Из умозаключений искусствоведов и историков следует, что фамилию Рублев он мог унаследовать от родственников – ремесленников.

Свое имя художник получил после того, как принял монашеский постриг в Андрониковом мужском монастыре. Как его звали в миру, так и осталось тайной. Зато все исследователи единогласно заявляют, что отца Андрея звали Иваном, потому что на одной из икон его работы тех времен ясно читается подпись – Андрей Иванов сын Рублев.

Иконопись

Биография Андрея Рублева четко прослеживается с 1405-го года, когда в исторических летописях его имя вспоминается впервые. Там сказано, что прибывшие из Кафы Прохор-старец и Феофан Грек, вместе с чернецом Рублевым, расписали Благовещенский собор Московского кремля. Ему посчастливилось работать с корифеями, потому что с юных лет молодой художник славился своим мастерством владения славянской художественной иконописью.

Феофан Грек владел особой манерой письма, которая получила название живописной скорописи. Он умел точно и четко наносить мазки, и его работы отличаются величием, святые, изображенные на иконах и фресках, выглядят сурово и гениально. Рублеву повезло, он смог поучиться у великого мастера. Однако Андрей не стал полностью копировать стиль наставника, он взял из него самое лучшее, дополнил своим видением, и в итоге его святые выглядят не так сурово и драматично, как у Грека.

Работы Рублева отличает спокойствие, гармония, ясность. Искусствоведы обращают внимание на его палитру, которая напоминает ясный солнечный день – это сочетание золотистых полей с небесными васильками, алой зорьки и бирюзовой глади реки.

К сожалению, роспись стен в Благовещенском соборе не сохранилась, зато в его иконостасе есть семь икон, автором которых считают Рублева. Искусствоведы уверены, что его кисти принадлежат фигуры архангела Михаила и апостола Петра. Его стиль прослеживается в образах мучеников Георгия и Дмитрия, а также в иконах, освещающих главные события в жизни христианской церкви. Рублева считают автором фрески «Преображение», об этом красноречиво говорит палитра цветов, которую использовал великий иконописец. Иисус находится в кругу, а вокруг него, в полукруге художник расположил апостолов. Андрей видел в круге идеальную геометрическую фигуру, в такой манере выполнены его работы последних десятилетий.

В самом начале 15-го века Андрей Рублев и его соратник Даниил Черный принялись за роспись Успенского собора близ Звенигорода. По всей видимости, его пригласил князь Юрий Звенигородский, приходившийся крестником Сергию Радонежскому.

Сохранившиеся до наших дней фрески явно написаны в стиле Рублева, но это касается исключительно ликов святых Лавра и Флора. Остальные работы выполнены артельными художниками, которые находились под впечатлением от мастерства Рублева. Художник является автором трех фресок «Звенигородского чина».

Икона «Спас» воплощает в себе новые традиции, которые пришлись на лучшие годы иконописного искусства. К ранним работам художника можно отнести иллюстрации к «Евангелию Хитрову», где он написал символы евангелистов и их миниатюры. Лучше всего получился евангелист Матфей, и его миниатюра в виде ангела. Снова традиционный круг Рублева, в самом центре которого шагает юноша с крыльями ангела.

Икона «Спас» Андрея Рублева

Глядя на эту композицию, невольно ловишь себя на мысли, что все когда-то вернется на круги своя. Миниатюры в чем-то напоминают византийские традиции, однако имеют и существенные различия. Лики, написанные Рублевым, несут духовное спокойствие, углубленность в духовный мир и отрешенность от мирской суеты. Чего не скажешь об изображениях, созданных греками.

Второй раз имя великого иконописца упоминается в исторических записях 1408 года, из которых следует, что Андрей Рублев и Даниил Черный начали расписывать Владимирскую церковь.

Их кисти принадлежит роспись Успенского собора, который построили еще до нашествия монголо-татар. Фрескам с изображением Страшного суда художники отвели западную часть храма и своды. Эта работа Рублева считается самой известной из всех владимирских. Теперь это уже не набор отдельных полотен, а целая картина. Многие исследователи приходят к заключению, что «Владимирскую Богоматерь» написал именно Рублев.

Фреска Страшный суд Андрея Рублева

Глядя на пророка Даниила и ангела, который указывает на Страшный суд, апостола Петра и шагающих за ним праведников, ангелов, трубящих о спасении души – понимаешь, что таким видел Андрей Рублев Апокалипсис. Он не хотел напугать или навязывать свое мнение, как византийские иконописцы, он просто передавал свое видение Страшного суда, который может быть и милосердным, вселяющим надежду на избавление. К концу 1408-го года Русь подверглась нападению татарского войска, которое вел хан Едигей. Войско прошлось разрушительным маршем по Переславлю, Серпухову, Нижнему Новгороду и Ростову, вплотную приблизилось к Москве. От Троицкого монастыря не осталось ничего, в 1410-м прошлись по Владимиру, полностью разрушив Успенский собор.

На протяжении двух десятков лет имя Рублева не упоминается ни в одном документе. Можно предположить, что Рублева приютил Андроников монастырь. В 1422-м начали восстанавливать Троице-Сергиев монастырь, и именно в это время имя Рублева третий раз всплыло в исторических документах. Усыпальницу Сергия Радонежского когда-то украшал деревянный храм, а когда он сгорел, на его месте возвели каменный. Именно его нужно было расписать, и по приглашению игумена Никона за дело взялся Рублев. В итоге Троицкий собор получил икону, которая, по мнению искусствоведов, стала вершиной мастерства великого художника Андрея Рублева.

«Троица» Андрея Рублева

Она получила название «Троица». Иконописец опять использовал свой любимый круг, но теперь он очерчивается склоненными над чашей фигурами ангелов. В настоящее время исследователи творчества Андрея Рублева уже со 100% уверенностью могут сказать, что это он является автором икон «Спас», «Архангел Михаил» и «Апостол Павел», имеющие отношение к «Звенигородскому чину». Сейчас они украшают стены Государственной Третьяковской галереи. А вот остальные фрески и иконы, которые ранее считались «рублевскими», выполнили работники артели или современники великого художника, последователи его стиля.

Личная жизнь

Еще в юности Рублев принял монашеский постриг, который предусматривает полный отказ от личной жизни – супруги, детей. Всю свою жизнь он положил на алтарь служения Всевышнему, и своим творчеством прославлял его имя. История не сохранила сведений о родственниках Андрея, теперь уже невозможно узнать, был ли он единственным сыном своих родителей, или он выходец из большой семьи.

Смерть и память

Сердце великого художника остановилось 17 октября 1428 года. Причиной смерти стало заболевание чумой, эпидемия которой как раз бушевала в Москве. Он умер в Андрониковом монастыре, где весной того же года начал писать фрески Спасского собора. К сожалению, четвертая работа мастера до наших дней не сохранилась. Вслед за Андреем умер и его верный друг и соратник Даниил Черный, который трудился рядом с ним. Предания гласят, что перед тем, как умереть, Черный видел во сне Рублева, зовущего его к себе в рай. Андрей показался Даниле очень спокойным и радостным.

Местом упокоения Андрея Рублева стала колокольня Спасского собора. Православная церковь канонизировала иконописца в 1988-м, его стали считать святым, и с тех пор 17 июля чтут его память. В 90-е годы прошлого столетия археологам удалось найти мощи возле старого престола Спасского собора. Ученые решили, что они принадлежат Рублеву, но очень скоро выяснилось, что это не соответствует истине.

Вызывает спор у историков и дата смерти Рублева. В некоторых источниках значится, что он умер в январе 1430-го. По утверждению архитектора Петра Барановского это случилось 29 января. Он утверждал, что именно эта дата значилась на могильной плите художника, пока ее не потеряли. Память о знаменитом иконописце увековечена в Музее древнерусского искусства, который носит его имя. Основал этот музей архитектор Барановский.

В 40-е годы прошлого века при Спасо-Андрониковом монастыре состоялось открытие заповедника. Память о великом художнике чтят и жители Владимира – в самом начале парка им.Пушкина стоит памятник Рублеву. Его имя носит один из кратеров планеты Меркурий, в разные годы выпускались памятные монеты и почтовые марки с его изображением. В 1966-м режиссер Андрей Тарковский снял картину «Андрей Рублев». Рабочее название ленты было «Страсти по Андрею», но потом его сменили. Картина снята в виде альманаха из 8 новелл, каждая из которых рассказывает о жизни в средневековье, только глазами великого художника. Главная роль в этом фильме досталась актеру Анатолию Солоницыну.

Иконы

Ссылки

  • Страница в Википедии

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Откуда Церковь узнала, что Рублев святой?

Автор Светлана Охрименко 16.07.2011 16:00

В год тысячелетия Крещения Руси Православная Церковь причислила к лику святых иконописца Андрея Рублева. Канонизация — дело непростое, у соответствующей комиссии должны быть веские доказательства святости человека. Но о жизни Рублева нам практически ничего не известно. Сохранились только скупые строки летописей с его упоминанием и написанные его рукой иконы. Откуда же Церковь узнала, что Андрей Рублев святой?

Фото: AP

Источники, сообщающие об Андрее Рублеве, очень немногочисленны. Это житие преподобного Никона Радонежского, «Отвещание любозазорным» святого Иосифа Волоцкого, «Сказание о святых иконописцах» конца XVI — начала XVII века, летописные упоминания и запись о могиле святого Андрея начала XIX века. Сведения о святом иконописце в перечисленных источниках представляют собой в основном краткие вставки общего характера или отдельные упоминания.

Место и время рождения Андрея Рублева неизвестны. Предполагают, что он родился в Московском княжестве (по другим сведениям — в Новгороде) в промежутке от 1360 года до начала 80-х годов ХIV века. Одни исследователи считают, что он происходил из знатной семьи, другие — что из ремесленников. Предполагают, что в юные годы Андрей мог учиться иконописи и работать в Византии и Болгарии. Монашеский постриг он принял либо в Троице-Сергиевом, либо в Андрониковом монастыре.

Первое упоминание об Андрее в летописи появилось только в 1405 году. Оно свидетельствует о том, что Феофаном Греком, Прохором-старцем и чернецом Андреем Рублевым был расписан Благовещенский собор в Московском кремле. Та же летопись сообщает нам, что в 1408 году Андрей с Даниилом Черным делал росписи во владимирском Успенском соборе. В 1420-х годах они трудились над благоукрасительством Троицкого собора Троице-Сергиева монастыря. В 1411-м или 1425-1427 годах была написана знаменитая «Троица».

Икона в доме: спасение и ответственность

Также кисти преподобного принадлежат икона Богоматерь Владимирская для Успенского собора в городе Владимире, росписи и иконостас Успенского собора в Звенигороде, Деисусный чин из собора Рождества Богородицы в Саввино-Сторожевском монастыре, росписи Спасского собора Спасо-Андроникова монастыря в Москве. Большинство из них выполнено совместно с другими мастерами.

Андрей Рублев скончался во время морового поветрия 17 октября 1428 года в Москве в Андрониковом монастыре, где за полгода до этого выполнил свою последнюю работу по росписи Спасского собора. В этом монастыре он и похоронен.

В июне 1988 года Поместным Собором Русской Православной Церкви Андрей Рублев причислен к лику святых. Из летописных упоминаний можно сделать вывод, что он был хорошим монахом, но для канонизации этого недостаточно. Не было зафиксировано чудес по молитвам к нему, не было обнаружено его нетленных мощей.

Стоит заметить, что Русская православная старообрядческая церковь (РПСЦ) долго не могла принять решения по вопросу канонизации Рублева. В результате долгих обсуждений и тщательного изучения всех известных фактов о жизни иконописца было принято положительное решение о причислении его к лику святых. Но состоялось это более чем на 20 лет позднее канонизации Рублева РПЦ, а именно в 2009 году.

Чем же руководствовалась Церковь, когда уверенно назвала Андрея Рублева преподобным?

В Третьяковской галерее хранится самое прославленное произведение Андрея Рублева — знаменитая «Троица». В основе сюжета этой иконы лежит библейский рассказ о явлении праведному Аврааму Бога-Троицы в виде трех прекрасных ангелов. Издавна существует несколько вариантов изображения Троицы, иногда с подробностями застолья и эпизодами заклания тельца и печения хлеба (в собрании галереи это иконы Троицы XIV века из Ростова Великого и XV века из Пскова). Стремясь раскрыть догматическое учение о Святой Троице, Рублев отказывается от канонических повествовательных деталей, которые традиционно включалисьвизображенияГостеприимства Авраама. На его полотне нет Авраама, Сарры, сцены заклания тельца, атрибуты трапезы сведены к минимуму: ангелы представлены не вкушающими, а беседующими. В рублевской иконе все внимание сосредоточено на безмолвном общении трех ангелов.

В основу композиции иконы положен круг, который образуют ангелы, — так святой иконописец выразил православное представление о единосущии Трех Лиц Святой Троицы. Взгляд не может остановиться ни на одной из трех фигур и пребывает, скорее, внутри того пространства, которое они собой ограничивают.

Храм в выставочном зале Третьяковки

Одежды среднего ангела отсылают нас к иконографии Иисуса Христа. Двое из сидящих за столом обращены к ангелу, написанному слева, в облике которого читается отеческая начальственность. Голова его не наклонена, стан не склонен, а взгляд обращен к другим ангелам. Светло-лиловый цвет одежд свидетельствует о царственном достоинстве. Все это указания на Бога Отца, Первое Лицо Святой Троицы. Наконец, ангел с правой стороны изображен в верхней одежде дымчато-зеленого цвета. Это ипостась Святого Духа. Свойства каждой их трех ипостасей раскрываются, в том числе, и посредством их символических атрибутов — дома, дерева, горы. Исходным моментом божественного домостроительства является творящая воля Бога Отца, и поэтому над символизирующим Его ангелом Рублев помещает изображение палат Авраама. Мамврийский дуб переосмысляется как древо жизни и служит напоминанием о крестной смерти Спасителя и Его воскресении, открывающем дорогу к вечной жизни. Он находится в центре, над ангелом, символизирующим Христа. Наконец, гора — символ духовного восхождения, которое осуществляет спасенное человечество через непосредственное действие третьей ипостаси Троицы — Духа Святого.

Смысловым центром композиции является чаша с головой тельца — прообраз крестной жертвы и напоминание о Евхаристии. Фигуры левого и правого ангелов также образуют силуэт чаши. Вокруг чаши, стоящей на столе, разворачивается безмолвный диалог жестов. Левый ангел, символизирующий Бога Отца, благословляет чашу, однако рука его находится в отдалении, он как бы передает чашу центральному ангелу, который также благословляет ее и принимает, наклоном головы выражая свое согласие: «Отче Мой! Если возможно, да минует Меня Чаша Сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26:39). Таким образом, изображение Ветхозаветной Троицы превращается в образ Евхаристии, символически воспроизводящей смысл евангельской Тайной вечери и установленное на ней таинство.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх