Помост

Вопросы веры

Один день Ивана

«Один день Ивана Денисовича» — рассказ о заключенном, который описывает один день его из его жизни в заключении, которых три тысячи пятьсот шестьдесят четыре. Краткое содержание — ниже 🙂

Главный герой произведения, действие которого происходит в течение одного дня, – крестьянин Иван Денисович Шухов. На второй день после начала Великой Отечественной войны он ушел на фронт из родной деревни Темгенево, где у него осталась жена с двумя дочерьми. У Шухова еще был сын, но он умер.

В феврале тысяча девятьсот сорок второго года, на Северо-Западном фронте, группа воинов, в составе которой был и Иван Денисович, попала в окружение врага. Помочь им было невозможно; от голода солдатам приходилось даже есть копыта мертвых лошадей, размоченные в воде. Вскоре Шухов попал в немецкий плен, однако ему вместе с четырьмя сослуживцами удалось оттуда сбежать и добраться до своих. Однако советские автоматчики двух бывших пленных убили сразу же. Один умер от ран, а Ивана Денисовича отправили в НКВД. По итогам быстрого следствия Шухова отправили в концентрационный лагерь – ведь каждый человек, побывавший в плену у немцев, считался вражеским шпионом.

Иван Денисович отбывает срок уже девятый год. Восемь лет он сидел в Усть-Ижме, а теперь находится в сибирском лагере. За долгие годы у Шухова отросла длинная борода, а зубов стало в два раза меньше. Он одет в телогрейку, поверх которой — подпоясанный веревочкой бушлат. На ногах у Ивана Денисовича ватные брюки и валенки, а под ними – две пары портянок. На брюках чуть выше колена — лоскуток, на котором вышит лагерный номер.

Самой главная задача в лагере — избежать голодной смерти. Заключенных кормят противной баландой – похлебкой из замерзшей капусты и маленьких кусочков рыбы. Если постараться, можно получить лишнюю порцию такой баланды или же еще одну пайку хлеба.

Некоторым заключенным даже приходят посылки. Одним из них был Цезарь Маркович (то ли еврей, то ли грек) — мужчина приятной восточной внешности с густыми, черными усами. Усы заключенного не сбрили, так как без них он бы не соответствовал приложенному к делу снимку. Когда-то он хотел стать режиссером, но так и не успел ничего снять – посадили. Цезарь Маркович живет воспоминаниями и ведет себя как культурный человек. Он разговаривает о «политической идее» в качестве оправдания тирании, а иногда во всеуслышание ругает Сталина, называя его «батькой усатым». Шухов видит, что на каторге более свободная атмосфера, чем в Усть-Ижме. Можно говорить о чем угодно, не боясь, что за это увеличат срок. Цезарь Маркович, будучи практичным человеком, сумел приспособиться к каторжной жизни: из присылаемых ему посылок умеет «сунуть в рот, кому надо». Благодаря этому он работает помощником нормировщика, что было довольно-таки легким делом. Цезарь Маркович не жадничает и со многими делится продуктами и табаком из посылок (особенно с теми, кто каким-либо образом ему помогал).

Иван Денисович все же понимает, что Цезарь Маркович пока еще ничего не смыслит в лагерных порядках. Перед «шмоном» он не успевает унести посылку в камеру хранения. Хитрому Шухову удалось сберечь присланное Цезарю добро, и тот не остался перед ним в долгу.

Наиболее часто Цезарь Маркович делился припасами с соседом «по тумбочке» Кавторангом – морским капитаном второго ранга Буйновским. Он ходил вокруг Европы и по Северному морскому пути. Однажды Буйновский в качестве капитана связи даже сопровождал английского адмирала. Тот остался под впечатлением от его высокого профессионализма и после войны отправил подарок на память. Из-за этой посылки в НКВД решили, что Буйновский является английским шпионом. Кавторанг находится в лагере не так давно и еще не утратил веру в справедливость. Несмотря на привычку командовать людьми Кавторанг не отлынивает от лагерной работы, за что пользуется уважением всех заключенных.

Есть в лагере и тот, кого никто не уважает. Это бывший конторский начальник Фетюков. Он совсем ничего не умеет делать и способен лишь таскать носилки. Фетюкову не приходит никакой помощи из дома: жена ушла от него, после чего сразу же вышла замуж за другого. Бывший начальник привык есть вдоволь и поэтому часто попрошайничает. Этот человек уже давно потерял чувство собственного достоинства. Его постоянно обижают, а иногда даже бьют. Фетюков не в состоянии дать отпор: «утрется, заплачет и пойдет». Шухов считает, что таким людям, как Фетюков, невозможно выжить в лагере, где нужно уметь себя правильно поставить. Сохранение собственного достоинства необходимо только потому, что без него человек теряет волю к жизни и вряд ли сможет протянуть до конца срока.

Сам Иван Денисович не получает из дому посылок, потому что в родной деревне и без того голодают. Паёк он старательно растягивает на целый день, чтобы не испытывать чувства голода. Не чуждается Шухов и возможности «закосить» лишний кусок от начальства.

В день, описываемый в повести, заключенные работают на строительстве дома. Шухов не уклоняется от работы. Его бригадир, раскулаченный Андрей Прокофьевич Тюрин, по итогам дня выписывает «процентовку» — лишнюю хлебную пайку. Работа помогает заключенным после подъема не жить в мучительном ожидании отбоя, а наполнить день каким-то смыслом. Радость, приносимая физическим трудом, особенно поддерживает Ивана Денисовича. Он считается лучшим мастером в своей бригаде. Шухов грамотно распределяет свои силы, что помогает ему не перенапрягаться и эффективно работать в течение всего дня. Иван Денисович работает с увлечением. Он рад, что сумел припрятать обломок пилы, из которого можно сделать маленький ножичек. С помощью такого самодельного ножа легко заработать на хлеб и табак. Однако охрана регулярно обыскивает заключенных. Нож могут отобрать при «шмоне»; этот факт придает делу своеобразный азарт.

Один из заключенных – сектант Алеша, которого посадили за его веру. Алеша-баптист переписал в записную книжку половину Евангелия и сделал для нее тайник в стенной щели. Еще ни разу при обыске Алешино сокровище не было обнаружено. В лагере он не утратил веры. Алеша говорит всем, что нужно молиться, чтобы Господь снял злую накипь с нашего сердца. На каторге не забывают ни о религии, ни об искусстве, ни о политике: заключенные переживают не только о насущном хлебе.

Перед сном Шухов подводит итоги дня: в карцер его не посадили, на строительство Соцгородока (в морозное поле) работать не отправили, кусок пилы спрятал и на «шмоне» не попался, во время обеда лишнюю порцию каши получил («закосил»), купил табака… Так выглядит почти счастливый день в лагере.

И таких дней у Ивана Денисовича – три тысячи пятьсот шестьдесят четыре.

Тематика произведения

Жанр текста — рассказ, хотя изначально Солженицын задумал повесть. Автор описывает, как живётся в лагере для заключённых обычному русскому человеку. Но тематика «Одного дня…» шире, чем описание быта и повседневных подробностей. В тексте показано, как главный герой видит и воспринимает деревенскую жизнь. Поводом к написанию стало то, что сам Александр Исааакиевич провёл несколько лет в лагерях. Мысль о создании произведения пришла зимой. Точная дата написания не установлена, но известно, что работа над всеми главами окончена в 1959 году.

На страницах книги герои спорят, ведут беседы, рассказывают о событиях из своей жизни, делятся воспоминаниями. Так, бригадир Тюрин повествует о плачевных последствиях, наступивших после принудительной коллективизации. Товарищи Ивана Денисовича по лагерю говорят о значении театральных постановок и фильмов для культуры. Интеллигенция обсуждает ленту «Иван Грозный» и пьесу Ю. Завадского.

При вдумчивом прочтении из текста можно много узнать о советском быте и судьбе выдающихся людей России. На примере частных случаев писатель показывает социальные проблемы, волновавшие общество в то время.

Судьба творческих людей в эпоху тоталитарного строя была нелёгкой. Художникам, оказавшимся в лагере, приходилось творить не по велению души, а по указке свыше, причём работа не оплачивалась. Деградация и упадок прослеживались во всех направлениях искусства. В тексте есть эпизод, когда Иван думает о крашеных коврах, которые «малюют деревенские кустари».

История начинается с описания пробуждения Шухова. Иван всегда просыпался за 1,5 часа до подъёма. О том, что нужно вставать, извещал удар молотка по рельсу, закреплённому возле штабного барака. В это утро мужчине нездоровилось, его знобило, ощущалась ломота в теле. Больных обычно строго наказывали — отправляли в карцер, но для Ивана всё обошлось мытьём пола. После похода в комендатуру мужчина вместе с другими приступил к завтраку. Меню заключённых в этот день было таким:

  • каша из магары;
  • почерневшая капуста;
  • рыбная баланда (похлёбка).

Позавтракав, Иван отправился к фельдшеру. В санчасти работал молоденький выпускник литературного института, попавший на это место по протекции знакомого доктора. Термометр показал 37,32 градуса, и фельдшер предложил Ивану пойти на работу, хотя добавил, что «на свой страх» он может остаться и подождать врача.

Первая половина дня

Шухов не стал дожидаться, пока придёт медработник. Он зашёл в барак и взял дневной паёк, состоявший из кусочка сахара и хлеба. Эту скудную еду заключённый разделил на 2 части: одну спрятал под матрас, другую — под душегрейку. Заключённые вышли на улицу, где им предстояло пройти процедуру досмотра. Было холодно, однако надзиратели заставляли расстёгивать телогрейки и рубахи, чтобы проверить, не спрятал ли кто письма, ножи или ещё что-нибудь запрещённое.

После «шмона» замёрзшие люди колонной двинулись на работу. Шухов был голоден, потому что завтрак съел остывшим, а пайку пришлось спрятать. Начинался 51-й год, в котором Ивану Денисовичу, как и другим заключённым, можно было получить 2 письма с воли. Шухов ушёл из дома 23 июня 1941 года, на следующий день после начала Великой Отечественной войны.

Лучшими работниками в бригаде считались Иван Шухов и латыш Ян Кильдигс. Им дали задание — сложить из шлакоблоков стены на теплоэлектроцентрали и утеплить здание цеха. Среди заключённых был Гопчик, вина которого заключалась в том, что он носил молоко «бендеровцам», скрывавшимся в лесу. Ивану Шухову он напоминал умершего сына.

Главный герой работал и думал о том, что ему осталось не так много до конца отсидки. Когда началась война, он воевал на Северо-Западном фронте. Советских солдат окружили, достать провизию было неоткуда, люди питались тем, что «строгали копыта» с павших коней. Дело закончилось тем, что Шухова и других солдат взяли в плен немцы. Вскоре Иван сбежал и добрался до своих.

Чиновники посчитали солдата предателем и решили, что фашисты отправили его шпионить. Однако на допросе Иван не мог рассказать, в чём заключалось задание, а следователь тоже не сумел ничего придумать. Тем не менее Шухова отправили отбывать срок. Так за заботой и размышлениями прошла первая половина дня.

Обеденный перерыв и вечер

Обеденное меню было таким же скудным, как утреннее, только каша в этот раз была из овсяной крупы. Иван сумел взять 2 порции, обманув кашевара. Овсянку в лагере считали одной из лучших каш — она на некоторое время заглушала голод, а его заключённые ощущали почти всегда. После обеда главный герой снова пошёл на стройку, а по пути подобрал кусок ножовки.

Работа в 104-й бригаде шла быстрыми темпами, заключённые ощущали себя одной большой семьёй. Пока не зашло солнце, мастеровые укладывали шлакоблоки, возводя второй этаж ТЭЦ. Бригадир посетовал, что после освобождения Шухова «тюрьма плакать будет», ведь таких хороших работников мало. Наступил вечер, и работяги пошли в барак. Снова предстоял «шмон», и Иван вдруг вспомнил, что под одеждой у него спрятан кусок стальной ножовки. Нельзя было допустить, чтобы эту ценную находку обнаружили, поэтому Шухов перепрятал её в варежку. Надзиратели ничего не заподозрили, и заключённый пошёл туда, где выдавали посылки.

Ивану Денисовичу не присылали посылок, потому что он попросил жену не отнимать кусок у детей. Мужчина занял место в очереди по просьбе Цезаря — тому должны были прислать из дома продукты. За это Цезарь отдал ему свою порцию еды. На ужин снова была жидкая баланда, невкусная, но горячая. Отхлёбывая её, герой почувствовал, как тепло разливается по телу, и подумал, что ради таких моментов и живут зэки.

В лагере главный персонаж зарабатывал тем, что выполнял мелкие заказы. Одному нужно было зашить одежду, другому — починить обувь. Товарищи по лагерю расплачивались мелкими деньгами, однако их хватало, чтобы время от времени покупать табак, кое-что из еды и вещей. Придя в барак, Иван увидел, что Цезарь уже открыл посылку. Теперь сокамернику был нужен ножичек, чтобы порезать колбасу, и Шухов дал ему свой.

Снова предстояла проверка, и товарищи договорились сделать так: Цезарь притворится больным и выйдет последним, а Шухов постарается после досмотра вернуться раньше, чтобы посылку не украли. За оказанную услугу Цезарь пожертвовал ему целый продуктовый набор:

  • ломоть колбасы;
  • 2 кусочка сахара;
  • 2 печенья.

Раздумья перед сном

В одном бараке с Шуховым и Цезарем находился баптист Алешка. Он любил читать евангелие, которое прятал в щель в стене. Проверяющие ни разу не обнаружили книжицу. В этот вечер Алексей заговорил с героем о Боге. По его мнению, человек должен радоваться тому, что попал в лагерь. Здесь много времени на раздумья, есть возможность позаботиться о душе и избавиться от грешных помыслов.

Шухов не спорил, он молча слушал и думал о том, что и сам не знает, хочется ли ему выходить на волю. Перебирая в уме события целого дня, герой отметил, что хорошего с ним произошло:

  • не отправили в карцер;
  • не послали бригаду в Соцгородок;
  • в обед удалось съесть больше каши, чем полагалось;
  • на «шмоне» не обнаружили ножовку;
  • подработал вечером;
  • купил немного табака;
  • не заболел.

За весь срок нужно было прожить 3653 дня, ещё 3 добавлялось из-за високосных дней.

Анализ сюжета и персонажей

Хроника событий, случившихся за день, — вот основа рассказа «Один день из жизни Ивана Денисовича». Анализ позволяет понять, что автор считает всё происходящее будничным, и это подчёркивает трагичность. Показан быт заключённых советского лагеря, а предыдущий период жизни можно представить по рассуждениям и воспоминаниям героя.

Хроника значимых событий в жизни:

  • родился в 1911 году;
  • пережил раннюю смерть сына;
  • воспитывал 2 дочерей;
  • в 1941 году ушёл на войну;
  • по сфабрикованному делу был осуждён и сослан в Казахстан.

В рассказе «Один день Ивана Денисовича» герои показаны лаконично, но так, что они хорошо запоминаются. Писатель сумел передать лагерную атмосферу и донести до читателя, какая пропасть была между заключёнными и администрацией.

Некоторые «зэки» не имеют имён и фамилий, как и должно быть — опознавательными знаками служат номера. Но это относится прежде всего к «стукачам», непорядочным людям. Есть и такие второстепенные герои, которые имеют имена, например:

  • латыш Кильгас;
  • баптист Алексей;
  • кавторанг Буйновский;
  • бригадир Тюрин;
  • помощник Павло.

Главный герой

Основное действующее лицо рассказа «Один день…» — обычный крестьянин, русский мужик, осуждённый без вины. Его жизнь в лагере нельзя назвать лёгкой, но писатель, прибегая к лаконичности и неброскости, показывает, что спокойное поведение и рассудительное отношение к своей участи характерно для большинства заключённых.

Солженицын был уверен, что судьба страны зависит от того, сумеет ли каждый человек в трудные минуты не опуститься, сохранить достоинство. Его герой не так образован, как некоторые солагерники, однако он оказывает им услуги, опираясь на крестьянские привычки.

Шухов обладает врождённой нравственностью и деревенской хваткой, позволяющей разглядеть пользу в обычных предметах. Он сам сделал мастерок, складной ножик и другие приспособления, благодаря которым лагерный быт становится комфортнее. Такие особенности личности позволяют не сломаться за долгие годы, проведённые в лагере.

Композиционные приёмы

На примере одного дня Солженицын показал несколько лет жизни человека. Особенность в том, что автор подробно рассказывает о любом, даже самом незначительном действии. Крупным планом показано всё, что делает заключённый Шухов. Элементы, по которым можно оценить степень детализации:

  • то, как герой одевается утром;
  • найденный кусок ножовки;
  • скелет от рыбёшки;
  • рыбьи глаза в супе.

В тексте есть множество подобных примеров. Жизнь героя показана крупным планом. Кроме того, объединяются 2 временных отрезка: день и срок. Автор показывает, что весь период заключения однообразен, каждый временной отрезок похож на другой. Понятие «срок» приобретает второе значение. Это не только период длиной в несколько лет, но и внутренний распорядок, которому, кажется, подчиняется человеческий организм. Похожий композиционный принцип используется в рассказе «Молодняк».

Характеристика быта заключённых

Чтобы правильно охарактеризовать день, нужно учитывать все детали в том числе обустройство лагеря. Зона разделена на участки, некоторые из них открыты. Узники стараются перемещаться по ним как можно быстрее, бегом. Это участки между зданиями, где люди чувствуют себя в опасности.

Теснота — неестественные условия для русского человека, которому привычнее бескрайние просторы, и в таких обстоятельствах заключённые проводят много лет. Качество каждого прожитого дня определяется по совокупности событий. Тот отрезок жизни, который описан в рассказе, можно назвать счастливым — Шухову удалось подработать, на стройке он весело клал шлакоблоки, вечером тоже всё прошло хорошо.

Финальная часть книги спокойна, автор не высказывает эмоций, воздерживается от пафоса и высокопарных слов. Солженицын на протяжении всего повествования придерживается тональности, взятой в самом начале — сюжет строится вокруг сильного духом человека, не покорившегося обстоятельствам.

В произведении показана трагедия всего советского народа, которая началась не в 1941 году, а гораздо раньше. Беду СССР Солженицын видел в том, что честные люди за верную службу Отечеству должны были расплачиваться десятилетиями, проведёнными в лагерях.

Отзывы читателей

Я всегда интересовался историей нашей страны, поэтому прочёл рассказ на одном дыхании, как только увидел обзор. Произведение ценно тем, что автор пережил такие же страдания, как и его герой. У меня сложилось впечатление, что холод и голод были самыми страшными проблемами в лагере. Хорошо, что Иван сумел приспособиться. Он не только не опустился на дно, но и помогал тем, кто не обладал хваткой.

Константин, г. Торжок

Рассказ о заключённом Шухове открыл мне глаза на то, что происходило в Советском Союзе. После прочтения я была потрясена, ведь в детстве нам не рассказывали всей правды. Кое-что было известно, но без подробностей. Автор в простых выражениях сумел показать всю изнанку событий, происходивших в СССР, за что я ему очень благодарна.

Олеся, г. Ижевск

Так вышло, что в школьные годы это произведение я не осилил. Суровая правда жизни и тяжёлый сюжет — всё это показалось сложным для восприятия. Только спустя много лет мне на глаза попалась аннотация к рассказу, и тогда я решил прочитать «Один день…». Так началось моё знакомство с Солженицыным. Удивительно, насколько ярко писатель передаёт характеры самых разных людей.

Олег, г. Томск

Рассказ «Один день Ивана Денисовича»: характеристики главных героев

В 1959 году Александр Солженицын написал рассказ «Один день Ивана Денисовича». В 1962 году он опубликовал его в журнале «Новый мир» (для публикации его назвали повестью) Это было первое опубликованное произведение писателя, оно принесло ему мировую известность. Сюжет был задуман, когда автор находился в лагере. Наблюдения за лагерной жизнью вылились в рассказ «Один день Ивана Денисовича». Характеристика главных героев произведения позволяет читателю прочувствовать всю глубину истории и трагизм человеческих судеб.

История Ивана Денисовича Шухова

Главный герой родом из глубинки. Ему исполнилось сорок лет. Он родился в селе Темгенево Рязанской области, служил на фронте, а затем стал жертвой сталинских репрессий. Он часто вспоминает родной дом и сельскую жизнь. В лагере плохо кормят, поэтому заключённый любит представлять, как раньше сельчане ели картошку со сковородок. Лагерь каторжников считается особым, главный герой отбывает 10 лет тюремного срока.

Посадили его по 58 статье о контрреволюционной деятельности, как многих бывших военнопленных. В плен к немцам он попал в 1942-м. После побега вернулся к своим, но советские власти решили, что его завербовали немцы. Сначала он отбывал заключение в общем лагере в Усть-Ижме, а затем его перевели в концлагерь для каторжников.

История начинается в начале 1951 года, к этому времени Шухов провёл в заключении 8 лет. Живёт он в одном бараке с 200 другими заключёнными 104 бригады. Подробное описание условий, в которых живут заключённые, оставляет гнетущее впечатление. Спят люди в тесных вагонках, даже зимой Шухову приходится укрываться тонким грязным одеялом, а поверх укрываться ещё бушлатом, чтобы согреться. У каждого зэка есть свой личный номер с буквой. У Шухова на телогрейке краской написано: «Щ-854». Первоначально автор хотел так назвать историю.

В 1943 Шухов потерял некоторые зубы из-за цинги, когда был в лагере в Усть-Ижме. После этого он стал шепелявить. У него открытая и простодушная улыбка, а волосы на выбритой голове начали редеть. Борода отрастает быстро. Зимой носит только одежду, которая не запрещена по уставу:

  • ватные брюки;
  • телогрейку, перевязанную пояском из берёзовой пеньки;
  • валенки, которые надевает на две пары портянок.

Один валенок обгорел, а второй пришлось заштопать. Рукавицы заключённые носят тонкие, поэтому руки у Шухова всё время мёрзнут.

Характер у этого героя робкий, он не решается протестовать и отстаивать свои права, но и не унижается, как некоторые другие арестанты. Не отличается он и нахальством, взятки давать тоже не умеет.

Открыв сканворд, можно часто увидеть имя этого героя. Шухов знает, что в лагере всегда можно найти подработку, поэтому всегда встаёт рано, за полтора часа до развода. Другие заключённые просят его пошить тапочки, заштопать телогрейки, а затем платят, кто сколько может. На лагерных работах он никогда не отлынивает, это позволяет ему освоить ремесло каменщика. Работать ему приходится над различными проектами, в рассказе он достраивает ТЭЦ.

Несмотря на кажущуюся простоту характера Шухов знает, что для выживания важна смекалка, поэтому прячет удобный инструмент от инструментальщика, чтобы использовать его в работе. Заключённый провёл в лагере столько лет, что не верит в скорое освобождение. Дома его ждёт жена и две дочери, которые уже выросли за время его отсутствия. Образ этого героя становится воплощением всего народа, страдающего от жестоких репрессий.

Другие осужденные

Если начать читать «Один день Ивана Денисовича», героев там можно встретить как положительных, так и отрицательных. Некоторые из них настолько запомнились читателям на Западе, что их упоминают в литературных произведениях. Писатель Хорхе Семпрун, который во время войны отбывал заключение в Бухенвальде, упоминает в своих книгах Сеньку Клевшина, заключённого из барака Шухова. Он во время Второй мировой тоже попал в Бухенвальд.

Сенька Клевшин

Этот заключённый плохо слышит. Его контузило в 1941 и он оглох на одно ухо. На фронте оказался в плену, трижды пытался сбежать, поэтому немцы отправили его в концлагерь. Там он был в подпольной организации и собирал оружие для восстания. Немцы его пытали. После освобождения вернулся на родину. Его осудили как изменника. Ведёт себя очень тихо, старается не привлекать внимания. Редко вмешивается в разговор. У него 46 размер ноги, поэтому ему не смогли подобрать валенки, приходится носить обувь с разных пар, но она ему тесновата. Шухов знает, что Сенька никогда не бросит в беде друзей.

Судьба бригадира

Андрей Прокофьевич Тюрин уже второй раз оказался в концлагере. Раньше тоже был в лагере Усть-Ижмы, а когда его перевели в каторжный лагерь, забрал к себе в бригаду Шухова. К своей бригаде относится ровно, стараясь быть справедливым со всеми. Отличается повышенным чувством независимости, может протестовать против решений начальства. Не терпит обмана, всегда готов защитить своих людей. Переболел оспой, поэтому всё лицо у него в шрамах.

Несмотря на холод, никогда не обедает в шапке. В армии служил пулемётчиком. Когда командир полка узнал, что Тюрин вырос в семье кулака, выгнал его из армии. Приехав домой, он забрал младшего брата и отвёл его к блатным, чтобы они его защитили. Вскоре Тюрина арестовали. Позже его бывшего комполка расстреляли в 1937-м, а Тюрин встретил своего командира взвода в одном из лагерей.

Шухов про себя сравнивает его с волком, зная, что перечить ему опасно.

Капитан второго ранга

Оказался в лагере недавно, поэтому не знает всех особенностей жизни заключённых. Остальные зэки относятся к капитану Буйновскому уважительно. Однажды британский адмирал прислал ему подарок, за это военного осудили на 25 лет. Плавал возле берегов Европы и по Северному пути, на британском миноносце работал офицером связи. Он может заступиться за других, отличается обострённым чувством справедливости, очень гордый. Иногда делится с товарищами своими наблюдениями о природе, много знает.

Относится к работе как к морской службе, выполняет всё, что приказывают сделать, не увиливает. Хотя старается показать, что с ним всё в порядке, лагерная жизнь на него сильно повлияла. Любит поговорить об искусстве, обсуждает с кинорежиссёром Эйзенштейна. После трёх месяцев заключения заработал карцер, потому что стал спорить с конвоирами. Шухов знает, что пребывание там непоправимо пошатнёт здоровье капитана.

Кинорежиссёр из конторы

Довольно молод, с чёрными усами. В его роду были цыгане, греки или евреи. Не замечает сложностей лагерной жизни. Предпочитает курить трубку, потому что терпеть не может, когда кто-то выпрашивает окурки и мешает ему думать. Родные шлют Цезарю Марковичу посылки, поэтому он ни в чём не нуждается. Часто разглагольствует о мире искусства, ценит кинематограф. Свой первый фильм так и не успел снять до конца.

Любит общаться с образованными людьми, обсуждает свежие газеты, рецензии, фильмы. Работать его определили в контору помощником нормировщика, поэтому не всегда понимает, чем живёт лагерь. Шухов готов помочь ему советом, потому что кинорежиссёр не злой и не прижимистый.

Верующий Алёшка

В лагере, который описывается в истории «Один день Ивана Денисовича», герои часто оказываются по надуманным обвинениям. Шухов любит спорить с одним заключённым, которого посадили за религиозные убеждения. Этого юношу зовут Алёшка-баптист, он всегда аккуратно одет, очень спокоен. Никого никогда не обидит, но готов отстаивать свою веру. Переписал половину Нового Завета в свой блокнот и всегда прячет его в щель перед проверками. Несмотря на плохие условия, у него с лица никогда не сходит благостная улыбка. Находит он силы и утешать других людей. Шухов жалеет его и старается подкармливать.

Бывший начальник

Большинство персонажей вызывают сочувствие, хотя есть герои, которые временами ведут себя низко. Местный попрошайка Фетюков не отличается особой храбростью и не умеет стоять на своём. Положиться на него нельзя, он вызывает только презрение. Собирает окурки, брошенные в плевательницу. Раньше он занимал руководящую должность. Шухов думает, что этот заключённый не доживёт до конца срока, потому что он не умеет себя правильно вести.

Ремесла Фетюков тоже никакого не знает, поэтому бригадир поручает ему выполнять простейшую работу. Он похож на Левановича из фильма «Кто смеётся последним». Когда он попал в лагерь, его жена быстро нашла себе нового мужа. У Фетюкова трое детей, но он знает, что помощи ему теперь ждать не от кого. Все его презирают, иногда даже избивают. Работать он не любит, может специально вылить из ведра часть раствора, чтобы было легче нести.

Заключённые эстонцы

Эти два героя всегда стараются держаться вдвоём, по фамилиям изредка называют. В лагере они настолько подружились, что их можно принять за братьев. Всегда готовы прийти на помощь, довольно умны и избегают конфликтных ситуаций. Оба светловолосые, высокие:

  • один был простым рыбаком в деревушке;
  • второго родители в детстве увезли в Швецию, но он решил вернуться в Эстонию, чтобы поступить в институт. Сразу после приезда его арестовали.

В лагере они часто советуются друг с другом. Могут угостить Шухова табаком.

Неизвестный Ю-81

Его имя не сообщается. Известно, что определили его в 64 бригаду. Как только у него заканчивается один десятилетний срок, ему сразу же дают новый. На вид он уже совсем старик, волос на голове не осталось. Его сразу можно заметить в толпе по хорошей осанке. Ю-81 не готов пожертвовать самоуважением, не лебезит перед вышестоящим начальством, поэтому по амнистии никогда не выйдет на свободу. Когда обедает, всегда кладёт хлеб на постиранную тряпочку.

Солженицын показывает, как многие заключённые смогли остаться людьми, несмотря на невыносимые условия ГУЛАГа. За один день, прожитый Иваном Денисовичем в лагере, читатель встречает множество разных персонажей. Среди них есть:

  • помощник бригадира Павло;
  • злобный десятник Дэр, который измывается над заключёнными;
  • латыш Кильдигс, второй лучший мастер бригады наряду с Шуховым;
  • лейтенант Волковой, который известен своей жестокостью и всегда ходит с плёткой, его боится сам начальник лагеря.

Знакомство с характеристиками героев поможет читателю лучше подготовиться к урокам и понять значимость произведения для русской и мировой литературы. В образах заключённых, которые проводят свою жизнь в лагерях, автор показывает судьбы миллионов людей, обречённых на каторжный труд.

Шухов в «Одном дне Ивана Денисовича»

За что попал Иван Денисович в лагерь? Он – не дурак, отлично знает: «за то, что в сорок первом к войне не приготовились». Был он взят в плен. Бежал, попал к своим, да по глупости, сказал, что был в плену, а не в окружении. Тогда многие в плен шли. Ему не поверили. Дескать, он тайное задание от немецкой разведки получил, он – малограмотный солдатик! Какое же? Ну, этого ни сам следователь, ни Шухов не могли придумать. Так и решили: задание. «Дали ему десять лет. Тогда давали десятку, потом давали двадцать пять лет. А выпустят ли, когда досидит свой срок? Это не известно. Многим продолжают сроки без суда. Шухов, конечно, надеется, да не очень».

Александр Солженицын. Один день Ивана Денисовича. Читает автор. Фрагмент

Об Иване Денисовиче Шухове и в СССР и за границей шел спор в газетах и журналах. Тип очень ярко описан Солженицыным, стоит как живой, а какой он: положительный, отрицательный, или ни то, ни се, ни рыба ни мясо? Шухов разумеется не великий герой, но и не шкурник. Автор особенно подчеркивает чувство собственного достоинства у Ивана Денисовича. Запомнил он хорошо некогда сказанные ему слова бригадира Кузьмина: «здесь, ребята, закон – тайга» – закон джунглей – умри, ты, сегодня, а я – завтра! Гибнет стукач, гибнет опустившийся мисколиз-попрошайка. Разумный работяга может и выжить.

Шухов беззащитен, жилист да не очень могуч, да и не с чего сил набрать. Он имеет и золотые руки: тапочки ли кому сшить, вылатать ли телогрейку, сделать ли из обломка стали ножик, – все может и хочет. «Богатому бригаднику подать сухие валенки прямо на койку, чтоб ему босиком не топтаться вокруг кучи» валенок, в очереди постоять за Цезаря. Ну, тогда что-то получит с него. Лишнюю, Цезарю ненужную, при посылке порцию, или два кусочка сахара, два печеньица, ломтик колбасы за то, что тайно услужил запрещенным в бараке, а необходимым ножичком.

Все нужно уметь, все подметить, все использовать. Шухов же и плотник, и каменщик, и жестянник. Искренно он любит труд, все заработанное. Читая письма жены, как многие зарабатывают шутя – ковры рисуют по трафарету на всякой рвани, думает про себя: за что не доплатишь, того и не доносишь. Легко, задаром получишь, даром и просадишь. Не лучше ли быть печником? Он и это рукомесло знает. Боится же, что сошлют на поселение, а не дадут ему и после срока воли, и после первой десятки лет «скажут, на тебе еще одну».

Шухову доступно и чувство жалости. Он пожалел и пресмыкавшегося пройдоху Фетюкова; ради детей он, ведь, и от посылок отказался, он и «богатого» Цезаря Марковича: «пожалел от души» Цезаря. Любит он и ловкача юношу Гопчика – своих-то сыновей у Ивана Денисовича не было. Дает печеньице так, просто по доброте, баптисту Алешке, смиренно тихому и неумелому. Деликатный Алешка отнекивается, хоть и голоден и устал. Иван Денисович уговаривает, замечая не без гордости: «у нас нет, так мы всегда заработаем». Но тут твердость, цепкость нужна, глаз расчета. Алешка «неумелец он, всем угождает, а заработать не может». А религия? И говорит Шухов Алешке: «я ж не против Бога, понимаешь. В Бога я охотно верю. Только вот не верю я в рай и в ад. Зачем вы нас за дурачков считаете, рай и ад нам сулите?.. Сколько ни молись, а сроку не скинут. Так от звонка до звонка и досидишь».

Казалось бы ясно, да сложнее душа человеческая. И слабость и сила, вера и сомнение в разные моменты различны. Знает об этом автор. Вот обыск – шмон. Найдут обломок ножовки у Ивана Денисовича и карцера ему не миновать да и мордобоя может быть. Испуган Шухов и «возносчиво помолился про себя: «Господи! Спаси! Не дай мне карцера!» Спасся, обрадовался и… не возблагодарил Бога, а почему – «некогда было».

Сколько тут правды ничем не приукрашенной! Да, Шухов не смиренный Алешка, кому надо и можно и сдачи даст. Порою от слабейшего и поднос вырвет. Но не предаст, не продаст, и не продастся. Высмотрит как с гущей в котле, какие порции баланды пустой, а где хоть картошинка да сыщется. И работа, просто спешная работа его до беззаветной отдачи увлекает. И на работе он даром «не залупается» (возмущается, бунтует), тянет, сколько может бригаде помогает. Человечен, прост и ясен образ этого русского крестьянина-лагерника. Его и жалеешь и невольно уважаешь.

Кавторанг Буйновский в «Одном дне Ивана Денисовича»

Кавторанг Буйновский. Вокруг Ивана Денисовича кипит и бьется черногрязными волнами кипуче ненужная жизнь лагеря. Лагерники все, все почти попали так, по несчастному случаю, да по воле Смерша или эмгебешников. В стаде зэков есть и из ранее привилегированных морских офицеров – например, кавторанг (капитан второго ранга) Буйновский. Раньше он не знал «жизни без золотых погонов, с адмиралом английским якшался, а теперь с Фетюковым носилки таскает». А вины его нет, разве, что после войны прислали ему англичане подарок «в знак благодарности» за службу на ихнем корабле связистом. Ну и сцапали капитана чекисты. И слышен внезапно голос самого автора: «человека можно и так повернуть и так», и он же так, словно вскользь, о перенапрягавшемся кавторанге, «кто быстро бегает, тому сроку в лагере не дожить – упарится, свалится».

Не падает духом несчастный Буйновский, хоть из сил выбивается. Встретив своего брата – интеллигента – в спор вступает о новой (в газете из Москвы прочли они) премьере режиссёра Завадского. Смотрит на него Шухов и жалеет, а не понимает их разговора, ни слов о кинокартине и о том, что «гении не подгоняют трактовку под вкус тиранов!» Или, что морская жизнь на картине «немножко кукольная». Зато видит Иван Денисович как «с ног уж валится кавторанг, а тянет». Такой мерин у Шухова был. «Шухов-то его приберегал, а потом подрезался он. Шкуру с его сняли». Не так же ли подрезался и Буйновский, отстаивая права свои и сотоварищей, да в ледяной карцер и угодил. Символ этот – мерин, не случайно автор его вспомнил.

Бригадир Тюрин в «Одном дне Ивана Денисовича»

Со зрелым мастерством, чуть слова, чуть жест, немного рассказа и образ бригадира Тюрина врезается в память. От чего перешиблена, искажена навек жизнь некогда бравого отличника-пулеметчика? Видите ли вы, докопалось начальство, что он сын кулака. А кто кулак? – всякий зажиточный хлебороб. Ну не кулак, так подкулачник. Весь рассказ Тюрина сплошная трагедия. И как его без билета и без теплого обмундирования выгнали, и как ночью он братишку увел, чтоб блатным да уркам «на воспитание» отдать, и как прятался как гонимый зверь.

Изумителен язык его поведания о себе. В поезде укрыли его на время студентки в своем купе. Рискнули, доброту показали. Постукивал поезд. Пробегали полустанки, семафоры. Вспоминает юных, неопытных девушек уже матерой бригадир: «на столике у них маслице да фуяслице, плащи на крючках покачиваются, чемоданчики в чехолках. Едут мимо жизни семафоры зеленые…» Как все чужим глазом подмечено, и как зорко и метко о них – семафоры зеленые!

В рассказе бригадира Тюрина есть одна мысль, близкая Солженицыну, мысль об отмщении Бога ли, Судьбы ли злу, злодеям, палачам. Так вспоминается Тюрину, что и злого комиссара и командира полка в 1937 – 1938 годах смолола ежовская мясорубка. И тут вспоминает он изречение, как и долготерпеливый Создатель больно бьет грешников. Эта мысль повторяется об отплате за зло, за богохульство в «Раковом корпусе», мелькает в «Правой кисти», где отплачено тому, кто в 1921 году «состоял в славном –овском губернском Отряде Особого Назначения имени Мировой Революции и своей рукой много порубил оставшихся гадов». Не спит Немезида и «В круге первом».

Старик-лагерник в «Одном дне Ивана Денисовича»

Описана и редко величавая личность Старика, которому сидеть было навечно. Один срок кончил – другой «паяли». Старик – из непримирившихся, особенный и о нем уже не раз Шухов слышал. Интеллигентный, гордо замкнутый. Подглядывает Иван Денисович, как старик и ест с достоинством, чисто, красиво, как не юрит глазами, не смотрит по чужим мискам, а свое что-то видит о чем думает. Описаны и его руки и лысый череп. Образ незабываемо четок и величав в трагизме неподклонности духа и тела среди пригорбленных лагерных спин.

Другие герои «Одного дня Ивана Денисовича»

Читатель почасту останавливается перед неожиданно метким сравнением автора. За столом зэки в своих черных бушлатах «сидят один к одному, как семечки в подсолнухе». Солнце и то разное: на морозище «играет зло», а в теплой конторе через окна – весело. Много их вертится вокруг Шухова и у многих имена не случайно подобраны, во многих спрятан символ. Для настоящего писателя всегда встает тревожно проблема имени, фамилии, прозвища героя. А. И. Куприн мучился как подобрать фамилию для главного героя романа «Поединок». Фамилия не давалась в руки, не мог двинуться и сам роман. Но вот, жена сказала, что заходил «какой-то Ромашев» и все было найдено, тип оформила сущность фамилии. Вот и у Солженицына: подхалим, раскисший Фетюков и есть Фетюк! Злобный надзиратель – волк и по фамилии Волковой; буйный, гордый кавторанг – Буйновский; попрыгун, вертун, жуликоватый паренек – Гопчик: худой да высокий – Полтора Ивана.

Интересно особенное внимание Солженицына к тире для сокращения фразы и изредка для связи, а еще также разделение на фразы для поднятия внимания читателя и для оттенения того, что в живой речи называется мелодикой интонационного единства предложения. Когда речь о почти убийстве Дэра, но все оканчивается мирно, спад напряжения дан во всей его медленности и в графическом разделении фраз:

«И Павло с лопатой пошел вниз

Ме-дленно».

Медленно ложится «Один день» на душу читателя и остается больно жгучим, живучим и долгим воспоминанием. И не в одном Шухове и других горюнах и бедолагах лагеря дело. Сама ритмика фраз, музыка слов своя особая ни с чем не сравнимая – Солженицынская и глубоко русская. «Это настолько жизнь, настолько боль, что, кажется, может остановиться сердце».

Один день Ивана Денисовича

В пять часов утра, как всегда, пробило подъем – молотком об рельс у штабного барака. Перерывистый звон слабо прошел сквозь стекла, намерзшие в два пальца, и скоро затих: холодно было, и надзирателю неохота была долго рукой махать.

Звон утих, а за окном все так же, как и среди ночи, когда Шухов вставал к параше, была тьма и тьма, да попадало в окно три желтых фонаря: два – на зоне, один – внутри лагеря.

И барака что-то не шли отпирать, и не слыхать было, чтобы дневальные брали бочку парашную на палки – выносить.

Шухов никогда не просыпал подъема, всегда вставал по нему – до развода было часа полтора времени своего, не казенного, и кто знает лагерную жизнь, всегда может подработать: шить кому-нибудь из старой подкладки чехол на рукавички; богатому бригаднику подать сухие валенки прямо на койку, чтоб ему босиком не топтаться вкруг кучи, не выбирать; или пробежать по каптеркам, где кому надо услужить, подмести или поднести что-нибудь; или идти в столовую собирать миски со столов и сносить их горками в посудомойку – тоже накормят, но там охотников много, отбою нет, а главное – если в миске что осталось, не удержишься, начнешь миски лизать. А Шухову крепко запомнились слова его первого бригадира Куземина – старый был лагерный волк, сидел к девятьсот сорок третьему году уже двенадцать лет и своему пополнению, привезенному с фронта, как-то на голой просеке у костра сказал:

– Здесь, ребята, закон – тайга. Но люди и здесь живут. В лагере вот кто подыхает: кто миски лижет, кто на санчасть надеется да кто к куму

ходит стучать.

Насчет кума – это, конечно, он загнул. Те-то себя сберегают. Только береженье их – на чужой крови.

Всегда Шухов по подъему вставал, а сегодня не встал. Еще с вечера ему было не по себе, не то знобило, не то ломало. И ночью не угрелся. Сквозь сон чудилось – то вроде совсем заболел, то отходил маленько. Все не хотелось, чтобы утро.

Но утро пришло своим чередом.

Да и где тут угреешься – на окне наледи наметано, и на стенах вдоль стыка с потолком по всему бараку – здоровый барак! – паутинка белая. Иней.

Шухов не вставал. Он лежал на верху вагонки, с головой накрывшись одеялом и бушлатом, а в телогрейку, в один подвернутый рукав, сунув обе ступни вместе. Он не видел, но по звукам все понимал, что делалось в бараке и в их бригадном углу. Вот, тяжело ступая по коридору, дневальные понесли одну из восьмиведерных параш. Считается, инвалид, легкая работа, а ну-ка, поди вынеси, не пролья! Вот в 75-й бригаде хлопнули об пол связку валенок из сушилки. А вот – и в нашей (и наша была сегодня очередь валенки сушить). Бригадир и помбригадир обуваются молча, а вагонка их скрипит. Помбригадир сейчас в хлеборезку пойдет, а бригадир – в штабной барак, к нарядчикам.

Да не просто к нарядчикам, как каждый день ходит, – Шухов вспомнил: сегодня судьба решается – хотят их 104-ю бригаду фугануть со строительства мастерских на новый объект «Соцбытгородок». А Соцбытгородок тот – поле голое, в увалах снежных, и прежде чем что там делать, надо ямы копать, столбы ставить и колючую проволоку от себя самих натягивать – чтоб не убежать. А потом строить.

Там, верное дело, месяц погреться негде будет – ни конурки. И костра не разведешь – чем топить? Вкалывай на совесть – одно спасение.

Бригадир озабочен, уладить идет. Какую-нибудь другую бригаду, нерасторопную, заместо себя туда толкануть. Конечно, с пустыми руками не договоришься. Полкило сала старшему нарядчику понести. А то и килограмм.

Испыток не убыток, не попробовать ли в санчасти косануть, от работы на денек освободиться? Ну прямо все тело разнимает.

И еще – кто из надзирателей сегодня дежурит?

Дежурит – вспомнил: Полтора Ивана, худой да долгий сержант черноокий. Первый раз глянешь – прямо страшно, а узнали его – из всех дежурняков покладистей: ни в карцер не сажает, ни к начальнику режима не таскает. Так что полежать можно, аж пока в столовую девятый барак.

Вагонка затряслась и закачалась. Вставали сразу двое: наверху – сосед Шухова баптист Алешка, а внизу – Буйновский, капитан второго ранга бывший, кавторанг.

Старики дневальные, вынеся обе параши, забранились, кому идти за кипятком. Бранились привязчиво, как бабы. Электросварщик из 20-й бригады рявкнул:

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх