Помост

Вопросы веры

Петра и Павла храм

Сербская святыня на Московской земле

Храм Петра и Павла у Яузских ворот никогда не закрывался. В тихом Петропавловском переулке сохранялись традиции московского патриархального благочестия, сюда передавали святыни закрытых и поруганных церквей, безместное духовенство находило себе приют в этих стенах и получало посильную помощь от прихожан.

В наши дни эта церковь стала подворьем Сербской Православной Церкви, являясь символом духовного единения сербского и русского народов.

О том, какую миссию в Москве выполняет Сербское представительство сегодня, в канун праздника святителя Саввы порталу Православие.ру рассказал настоятель храма, представитель Сербской Православной Церкви при Патриархе Московском, епископ Моравичский Антоний (Пантелич).

***

— При каких обстоятельствах было открыто сербское подворье в Москве?

— До революции Сербское подворье в Москве играло значительную роль в развитии отношений между двумя Церквями и двумя странами. Открытое в 1874 году, оно просуществовало до 1918-го.

Затем, еще в 1948 году, Патриарх Алексий I и Патриарх Сербский Гавриил (Дожич) договорились об открытии подворья, однако этому помешал разрыв отношений СССР с Югославией: югославским гражданам было запрещено находиться в СССР, а советским гражданам – в Югославии. Открытие подворья пришлось отложить.

В 1999 году представители наших Патриархий наконец подписали соглашение об открытии подворья. Передача нам храма Петра и Павла за Яузскими воротами состоялась в 2002 году, во время визита в Москву Святейшего Патриарха Павла.

В это время я был профессором богословского факультета в Сараевском университете. Нужно было закончить учебный год, но я выкраивал время и приезжал сюда на Страстную Седмицу и на праздник Пасхи, а также на праздник Петра и Павла. Конечно, тогда мы застали храм в очень тяжелом состоянии: хотя он никогда не закрывался, но несколько лет не имел настоятеля.

— Как известно, храм не был разграблен и сохранил свое убранство. Также сюда были принесены несколько икон из разрушенных окрестных храмов. Какое попечение вам приходилось нести об этом наследии?

— Конечно, нам в наследство досталось большое духовное богатство. Это старинное намоленное место, известное всей православной Москве еще с XVII века.

Но когда храм отдали нам, здание было очень запущенным, пришлось начинать срочный ремонт. А то поначалу, когда по улице шел трамвай, в старых железных рамах стекла дребезжали так, что прихожане во время службы пугались. На полу лежала дешевая сантехническая плитка разных видов и цветов, а на солее – 6-7 слоев прогнившего насквозь линолеума, из-за которого в храме пахло старьем, все трубы текли. Все, вплоть до икон и облачений требовало реставрации. Облачения, кстати, были всего двух цветов, они были пошиты, видимо, еще в советское время. У меня была фелонь с заплаткой.

При этом на любые работы надо было получать разрешения: ведь здание храма – это памятник архитектуры. Надо было зарегистрировать проект, пройти бюрократические препятствия, стучать во все двери. В общем, было трудно решить, с чего начинать восстанавливать храм…

Но уже в 20-х числах января Святейший Патриарх Павел отслужил здесь первую после периода запустения Литургию.

— Сербы, приезжающие на работу в Москву, трудятся преимущественно в строительном бизнесе. Могли ли они помочь как-то своему храму?

— Когда я сюда приехал, земляки отремонтировали мне две комнаты, чтобы я мог где-то жить.

Несмотря на то, что это памятник архитектуры, государство на ремонтные работы денег не выделило. Все делалось за счет частных пожертвований. В течение этих девяти лет, что я здесь нахожусь, в ремонт и реставрационные работы было вложено около 3,5 миллионов евро. На эти деньги было восстановлено храмовое убранство, дом причта и другие здания.

У нас никогда не было какого-то постоянного крупного спонсора – помогали нам всем миром, кто-то приносил 10 или 100 евро, а кто-то – 5000. И так за восемь прошедших лет удалось почти все привести в порядок: вывезти с территории огромные горы мусора, заменить все окна, двери, полы – да всего не перечислить.

Потихоньку богослужебная жизнь в храме стала налаживаться. Мы закупили облачения, заказали утварь, начали реставрацию фресок, заменили двери, вымостили небольшую площадку около храма плиткой, – все это за счет благотворителей: либо сербов, либо русских.

Реставрация продолжается до сих пор. Каждый год возникает необходимость в каких-то работах. То надо подновить фасад, то заменить кирпичи в кладке, то сделать еще что-нибудь. Пришлось заменить около 150 квадратных метров кирпичной кладки. Дело в том, что северная сторона храма находится в сырости и кирпич там просто гниет. Одно время мы боялись, что храм вообще может рухнуть, – на стенах образовались трещины. Чтобы все это укрепить, потребовалось вытащить старый кирпич и уложить новый, сухой. Много сил отняла реставрация колокольни, покраска фасадов, переделка ризницы.

Отреставрировали 45 древних икон. Также мы приобретали новые образа и заказывали их иконописцам. Так, например, в Оптиной Пустыни нам написали образ Симеона Мироточивого. Расписали притвор храма, где все фрески были уничтожены, сюжетами из сербской церковной истории.

Мне помогали московские художники. Потихоньку у храма стали появляться и свои святыни. Однажды на свои именины прихожанка по имени Елена принесла нам икону Святой Елены Сербской. Также была написана икона святого Саввы Сербского, появилась частичка мощей князя Лазаря, а около трех лет назад, – мощевик с частицей святых мощей Николая Сербского.

Я лично принимал участие в украшении икон филигранью и драгоценными камнями. Знакомые батюшки из Троице-Сергиевой Лавры подарили частицу мощей Святителя Николая Мирликийского. В храме хранится и множество других реликвий.

— Какая община сложилась в храме за эти годы?

— К нам приходят не только сербы. Сербов даже, я могу сказать, меньшинство: ведь они приезжают в Москву на время, пожить, поработать – и не факт, что каждое воскресенье рано утром они все отправятся в храм. Хотя, конечно, все сербы, приезжающие в Москву, попадают к нам, ведь для них Подворье – одно из самых главных мест в российской столице.

Поэтому основа нашей общины – это те самые «верные» московские бабушки. Конечно, поначалу от них мне приходилось слышать всякое: например, удивлялись, как мы посмели заменить «намоленую» пластмассовую плитку на полу или «почему такой красивый храм отдали иностранцам». Но потом, когда достаточно мрачный внутри, заваленный хламом храм привели в порядок, вроде неудовольствия ни у кого не было – все удивились, какой он, оказывается, может быть просторный и светлый.

Мы организовали новый хор и воскресную школу для русских и сербских детей. Хор исполняет сербские песнопения – и старинные, и современные. Недавно мы даже выпустили диск. Раньше, до кризиса, когда дела у строительного бизнеса шли лучше, у нас училось много сербских детей. Когда я приехал сюда, сербская диаспора насчитывала не менее 40000 человек. Сейчас их гораздо меньше.

Теперь многие сербские семьи уехали на родину, у нас всего несколько учеников изучают Закон Божий на сербском языке и историю Сербии.

На нашем сайте можно заниматься в Воскресной школе дистанционно, on line: в классах установлены камеры, и занятия в школе с этого года транслируются по сети. С помощью камер можно посмотреть и трансляцию богослужения в храме.

Литургию я совершаю на церковнославянском языке, и она проходит так же, как и во всех других московских храмах. Но таинства, которые я совершаю над сербами, такие как Крещение или Венчание, я совершаю на их родном и понятном для них сербском. Литургии на сербском не бывает никогда. Сербы неплохо понимают церковнославянский язык, и я не стал нарушать богослужебных традиций, ведь на Литургию приходит много русских людей.

Кроме того у нас действует паломническая служба «Путь веры», которая отправляет богомольцев по всему миру, в том числе и в Сербию, Черногорию, Боснию и Герцеговину.

— Какой вам показалась церковная жизнь в Москве по сравнению с Сербией?

— Я жил в России достаточно долго, но непостоянно. Когда я закончил Московскую Духовную Академию, то вернулся на родину.

Не скажу, что в России церковная жизнь сильно отличается от церковной жизни в Сербии. Количество народа, которое приходит к нам в храм на службы, достаточно большое. Но надо понимать, что это из-за того, что в Москве в принципе не так много храмов, а количество населения – огромно.

Впрочем, если брать процентное соотношение людей, которые посещают храм, то тогда можно говорить, что в Сербии люди более религиозные. В Москве живет около 15 миллионов человек, из них практикующих христиан всего несколько процентов. Тогда как у себя на родине я привык, что церковной жизнью живут не менее 30 процентов населения городов.

В России люди стали приходить в храм после перестройки, вследствие тех кризисных моментов, которые они переживали из-за распада страны, обнищания и прочих вещей. В основном это пожилые люди, пенсионеры, или школьники и молодые. Людей среднего, активного возраста, не много.

— В чем главная миссия сербского подворья в Москве сегодня?

— С одной стороны я здесь действительно для того, чтобы окормлять сербов, но с другой должен представлять интересы Сербской Церкви при Московской патриархии. Я отвечаю за все аспекты межцерковных отношений, в том числе связь и корреспонденцию. Мы принимаем участие в подготовке всех встреч между нашими иерархами. Кроме того, любой желающий узнать про Сербскую Церковь может обратиться к нам.

Подворье является культурным и духовным центром для нашей диаспоры. Здесь у нас, например, проходят такие традиционные сербские обряды, как Крестная Слава, которых нет в практике Русской церкви. В дни памяти сербских святых у нас совершаются особые службы.

Кроме того, с некоторых пор сербы отмечают здесь свои национальные праздники – в том числе у нас проводятся и пасхальные приемы.

Получается и так, что к нам в храм приходят послы всех шести государств бывшей СФРЮ. Это очень ценно для развития взаимоотношений между нашими странами.

Я сейчас преподаю в Российском Православном Университете на богословском факультете, заведую кафедрой литургики. Когда есть время, я с удовольствием рассказываю студентам про сербские богослужебные традиции.

На подворье у нас бывают выставки, – например, рассказывающие о тяжелом положении сербов в Косово. Мы издаем книги и материалы для туристов о нашей стране. Также у нас выходят книги сербских авторов на русском языке. В основном это труды наших известных современных богословов: приснопамятного Патриарха Павла, святителя Николая (Велимировича), преподобного Иустина (Поповича), архимандрита Фаддея (Штрабуловича) и других. У нас в храме представлено очень большое количество книг на сербском языке: есть и молитвословы, и Новый Завет, и Библия для детей, сербские церковные календари.

— Теперь, когда основной объем работ по реставрации храма окончен, есть ли у вас новые замыслы?

— На территории храма мы поставили беседку и соорудили источник – там мы проводим освящение воды на праздник Крещения. Теперь мы работаем над мозаиками – образы Спаса Нерукотворного и Казанской Божией Матери разместятся в специальных нишах у входа в храм.

Есть также проект достроить построить небольшую часовню и посвятить ее святому Савве Сербскому. Там можно было бы совершать таинство крещения и другие требы, чтобы «разгрузить» главное здание храма, которое, как и все старинные церкви, небольшое.

Подворье Сербской Православной Церкви

Представительством Сербской Православной Церкви при Московском Патриаршем Престоле является храм Петра и Павла у Яузских ворот.

Историческая справка

Идея создания в Москве сербского духовно-организационного Центра, особого подворья, зрела давно. Подобные подворья с храмами уже имели древнейшие поместные церкви православного Востока — Иерусалимская, Антиохийская, Александрийская, Константинопольская. Инициатором с сербской стороны выступил митрополит Сербский Михаил. Об этом замечательном церковном деятеле Сербии, верном друге России стоит сказать особо. Будущий святитель обучался в 1840-1850 годах в Киеве — в семинарии и Духовной академии. Вскоре после окончания курса, в сентябре 1853 года, он принимает монашество с именем Михаила. Через год иеромонах Михаил был хиротонисан во епископа Шабацкого. В 1859 году Собором епископов Михаил единогласно избирается митрополитом Сербским и архиепископом Белграда.

Храм Петра и Павла у Яузских ворот

В отличие от других церквей, расположенных на Ивановской горке, храм во имя св. ап. Петра и Павла со времени постройки и до наших дней не закрывался. В тихом Петропавловском переулке сохранились традиции Московского православного благочестия, в храм передавали Святыни закрытых и поруганных церквей, безместное духовенство находило себе приют в стенах церкви и получало посильную помощь от прихожан. Храм стал на долгие годы средоточием церковной жизни в этой части исторического центра нашего города. В наши дни по благословению священноначалия храм святых апостолов. Петра и Павла стал подворьем Сербской православной церкви, являясь символом духовного братства и единения Сербской и Русской православных церквей.

Престолы:
Главный — иконы Божией Матери «Знамение», приделы — свв. апп. Петра и Павла и Казанской иконы Божией Матери.

Святыни:
Чудотворная Боголюбская икона Божией Матери, 36 частиц мощей святых в напрестольном кресте; частицы мощей свт. Петра, митр. Московского, прп. Нила Столобенского, иконы Успения Пресвятой Богородицы, почитаемая икона Иоанна Предтечи с медным обручем.

Духовенство:
Епископ Антоний (Пантелич) — настоятель,
Иерей Александр Петряков,
Иерей Димитрий Калашников,
Диакон Олег Вышинский.

Кафедральный Собор святых Петра и Павла

Кафедральный Собор святых Петра и Павла — главный собор региональной Евангелическо-лютеранской церкви Европейской части России. Находится в центре Москвы.
Адрес: Москва, Старосадский переулок, 7/10, стр. 10

Добраться к храму проще всего от метро «Китай-Город»: нужно выходить по указателю «к ул. Солянка». В этом случае останется пройти около пятисот метров (см. схему). Также можно пройти через Маросейку с другого выхода метро.

Карта-схема. Как добраться от метро.

Собор святых Петра и Павла является одной из двух действующих официальных лютеранских церквей в Москве, наряду с лютеранской церковью Святой Троицы на Введенском кладбище.

Официальный сайт Собора содержит общую информацию и расписание всех мероприятий, богослужений и концертов.
Официальный сайт: http://www.lutherancathedral.ru

Концерты в Соборе святых Петра и Павла

Кроме богослужений и церковных мероприятий, в Петропавловском Соборе Москвы проходят концерты органной музыки и концерты Благотворительного фонда Бельканто.

Актуальная программа и билеты >>

Фонд Бельканто осуществляет проект «Звучащие полотна», когда во время концертов музыка дополнена визуальными композициями в пространстве Собора, выполненными по мультимедийным технологиям. Концерты фонда Бельканто, видео >>

Орган Кафедрального Собора

В настоящее время в Соборе звучит исторический романтический орган фирмы «Вильгельм Зауэр», который был передан возрожденной общине свв. Петра и Павла в конце прошлого века.
С 1898 года этот орган находился в лютеранской церкви св. Михаила в Немецкой слободе Москвы. В 1928 году, после закрытия церкви, орган был перенесён в 1-й Московский крематорий. В 2005 году немецкой фирмой «Рейнхард Хюфкен» был произведен капитальный ремонт инструмента, после чего установленный в Кафедральном соборе орган вновь зазвучал.

Во время концерта в Соборе

Исторический орган фирмы «Вильгельм Зауэр» (нем. Wilhelm Sauer, Frankfurt (Oder), opus 755) Евангелическо-лютеранского Кафедрального собора в Москве является одним из 4-х церковных органов в Москве, 5-м по количеству регистров в Москве (после органа Дома музыки, Концертного зала им. П. И. Чайковского, Католического собора и церкви евангельских христиан-баптистов), а также одним из самых старых органов в России.

История Собора свв. Петра и Павла

Первыми лютеранами в Москве были приглашенные в шестнадцатом веке из Европы ремесленники, врачи и купцы. Тогда отношение к «иноверцам» было весьма неоднозначное.
В 1694 году Пётр Первый заложил лютеранскую каменную церковь во имя святых апостолов Петра и Павла, которая была освящена при его личном присутствии.

Во время Большого Московского пожара 1812 года храм сгорел, а приход приобрёл усадьбу Лопухиных близ Покровки, на Старосадском переулке. На средства короля Пруссии Фридриха-Вильгельма III, а также при участии Александра I, в июне следующего года началась перестройка купленного дома под церковь – были возведены купол и крест.
18 августа 1819 года храм освятили. В феврале 1837 года в нём впервые зазвучал орган.

Церковь играла огромную роль не только в религиозной, но и в музыкальной жизни Москвы – в ней выступали известные московские и приезжие исполнители. Достаточно упомянуть органный концерт Ференца Листа, который прошёл 4 мая 1843 года.

В 1862 году была произведена реконструкция Собора в неоготическом стиле, по плану архитектора А.Майнхардта, и уже в 1863 году на башню был поднят колокол, подаренный кайзером Вильгельмом I.

5 декабря 1905 года состоялось освящение церкви в качестве Кафедрального собора Московского Консисториального округа. В 1918 году собор получил статус Кафедрального собора России, а затем и всего Советского Союза.
Юридически Евангелическо-лютеранская церковь в России никогда не закрывалась, но вследствие репрессий фактически прекратила существование к концу 1938 года.

В 1928 году также была закрыта и разрушена лютеранская церковь св. Михаила в Немецкой слободе, от которой сохранились алтарная Библия 1665 года, алтарь в стиле барокко 1764 года, орган 1898 года, а также похищенный крест епископа Майера — все эти реликвии в настоящее время находятся в Петропавловском соборе.

Службы в Кафедральном соборе были прекращены ещё в 1936 году.

В 1937 году собор переделали под кинотеатр «Арктика», а затем передали студии «Диафильм». Произведённая перепланировка полностью уничтожила весь внутренний интерьер. В 1941 году церковный орган был эвакуирован в оперный театр Новосибирска, где был частично пущен на металлолом, частично – на декорации. А перед Всемирным фестивалем молодёжи и студентов в 1957 года был разобран шпиль собора в Москве.

В июле 1992 года здание было возвращено общине решением Правительства Москвы. В 2004 году, после долгих усилий, удалось найти спонсоров, как среди частных лиц, так и среди организаций. Это дало возможность приступить к масштабным восстановительным работам. 30 ноября 2008 года состоялось освящение возрождённого собора.

В январе 2010 года был полностью восстановлен шпиль. Высота собора со шпилем составляет 62 метра. С 2005 года ведётся восстановление деталей исторического интерьера.

Церковь Петра и Павла в Солдатской слободе

Улица, на которой расположена эта церковь, с 1922 года называется Солдатской, однако до этого она была и Петропавловской, а еще раньше, в XVIII веке, именовалась Лафертовской. Интересно, что все три названия взаимосвязаны между собой и имеют непосредственное отношение к церкви, словно подсказывают, кто ее строил, кто посещал, и во имя кого ее освятили.

Уже в конце XVII века, когда территория еще не входила в черту Москвы, здесь появляется Солдатская слобода – поселение для тех, кто служил в одном из двух элитных полков того времени под командованием Франца Лефорта, знаменитого сподвижника Петра I (русское население называло его «Лафертом»). Родом из Женевы, он прошел военное обучение в Нидерландах и, стремясь построить соответствующую карьеру, отправился в Московию, где в итоге и остался, поселившись в Немецкой слободе. Вместе с Патриком Гордоном Лефорт особенно приблизился к Петру I после событий 1689 года, когда привел своих солдат в Троице-Сергиев монастырь на защиту молодого царя. Он командовал Вторым Московским выборным солдатским полком – старейшим регулярным полком в русской армии, созданным еще в 1642 году по указу царя Михаила Федоровича. Сближение Петра с Лефортом и Гордоном способствовало тому, что царь стал все чаще бывать в Немецкой слободе.

Православная церковь в новом солдатском поселении уже существовала: еще в 1613 году впервые был возведен деревянный храм в честь святого Николая Чудотворца. Однако по указанию Лефорта в 1696 году построили новый деревянный храм, более обширный и способный вместить всех солдат полка. Возможно, каменное здание появилось бы достаточно скоро, но через три года Лефорт скончался и процесс остановился. В результате каменная церковь была возведена в 1711 году и тогда же освящена.

Несмотря на существование Лефорта, который был кальвинистом, и новые веяния в архитектуре рубежа XVII–XVIII веков, Петропавловская церковь получила достаточно традиционный для допетровской России облик: здание, вытянутое по горизонтали с запада на восток, с шатровой колокольней и пятиглавием над основным объемом. Пожалуй, единственная «модная» на тот момент деталь видна под церковными главами: вместо привычных кокошников четверик венчают барочные раковины, по три с каждой стороны. В начале XVIII века такой прием использовался при строительстве церкви в честь Ризоположения близ Донского монастыря, а также храма Спаса Преображения на Песках рядом с Арбатом (обе сохранились до наших дней). Последний своим декором и размерами весьма схож с Петропавловской церковью в Солдатской слободе, да и даты их появления совпадают – 1711 год. Так что можно предполагать, что у них общий архитектор или, по крайней мере, одна артель.

Кроме главного престола в честь апостолов Петра и Павла, в церкви существует также два придела: справа – в честь Иоанна Богослова, а слева – во имя преподобного Сергия Радонежского. Над входом в храм размещена большая круглая икона Казанской Божией Матери.

Солдатское поселение сохранялось здесь до конца XVIII века. Лефортовский полк на протяжении своей истории сменил множество названий, успев побыть и мушкетерским, и гренадерским, и карабинерным. Под разными названиями он просуществовал вплоть до 1918 года, место расквартирования его менялось. Но военный характер этого района остается до сих пор: здесь находится Общевойсковая академия вооруженных сил РФ.

Церковь апостолов Петра и Павла несколько пострадала в начале ХХ века: во время московского урагана 16(29) июня 1904 года с нее сорвало кресты, оказалась повреждена крыша. Однако в дальнейшем ей удалось пережить куда более сильные бури практически без потерь: после революции она не только продолжала действовать, но и полностью сохранила свои восемь колоколов. Их даже не сняли с колокольни – редкость для 1930-х годов, так как подавляющее большинство церквей либо утратили свои колокола, либо были вынуждены их снять и не использовать. То же касается иконостаса и внутреннего убранства церкви: все это можно увидеть практически в том же облике, что и сто лет назад.

Кафедральный собор святых апостолов Петра и Павла — это действующая церковь, старейший лютеранский приход в России. Строительство святыни стало возможным благодаря активным действиям российской лютеранской общины, на средства которой была выкуплена усадьба князей Лопухиных, и при финансовой поддержке русского императора Александра I и прусского короля Фридриха перестроена соответствующим образом.

Здание собора было освящено в 1819 году, а звуки традиционного для лютеран органа впервые прозвучали в нем ещё спустя около двадцати лет. Ближе к середине XIX столетия в связи с расширением лютеранской московской общины строение храма было реконструировано по проекту, автором которого стал один из основателей Московского архитектурного общества — Александр Адольфович Мейнгард. Здание получило черты, традиционные для неоготического архитектурного стиля. Колокол для башни кафедрального собора был лично подарен кайзером Вильгельмом I.

После 1917 года всё имущество церкви национализировали, а ценности изъяли. Удалось сохранить алтарную Библию 1665 года, алтарь в стиле барокко 1764 года, орган и крест епископа. Все реликвии сегодня находятся в Петропавловском соборе в Санкт-Петербурге. Церковь опустела и начала разрушаться. Чтобы не потерять здание, в нём решили разместить кинотеатр Москино. Затем собор отдали студии «Диафильм», которая перестроила историческое здание под свои нужды и уничтожила ценные интерьеры.

Возрождение общины (которая и не переставала существовать) в храме произошло в конце XX века. Восстанавливать собор начали в 1997 году. Постепенно силами общины снесли лишние стены, отреставрировали интерьеры, детали декора, полностью восстановили утраченный шпиль.

Особенная гордость кафедрального собора — орган. Исторический инструмент, купленный храмом в 1892 году, вывезли во время Великой Отечественной войны в Новосибирск, где уничтожили. Возрождённая в конце 90-х годов община получила другой исторический инструмент, орган фирмы «Вильгельм Зауэр». Сегодня он считается одним из старейших органов России и одним из четырёх церковных органов Москвы.

В соборе проводят регулярные концерты органной музыки, орган сопровождает праздничные и воскресные богослужения, фестивали и выступления российских и зарубежных исполнителей.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх