Помост

Вопросы веры

Почему травят в школе

Что делать, если ребёнка травят в школе: от разговора до заявления

Травля, или буллинг, — серьёзная проблема школы. Всё может начинаться безобидно (например, с дёрганья за косички), а закончиться — уголовной статьёй. Наш блогер, юрист и медиатор Елена Николаева, рассказывает, кто виноват в школьном буллинге и что делать, чтобы его прекратить.

Ученики московской школы № 1536 совершили акт насилия над семиклассником. Мальчика поймали, затащили в туалет и окунали головой в унитаз, снимая это на телефон, потом видео попало в сеть. Администрация школы сразу инициировала бурную деятельность по привлечению виновных к ответственности, хотя постановка агрессоров на учёт по делам несовершеннолетних вряд ли изменит что-то в уже сформированном поведении буллеров.

Что будет дальше? Сейчас с ребёнком работают психологи. Через какое время он сможет чувствовать себя в безопасности в этой школе? Сможет ли вообще учиться там дальше?

Кто виноват в произошедшем

Виновата школа, на территории которой это произошло. Согласно части 7 статьи 28 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», ответственность за жизнь и здоровье учеников во время образовательного процесса несёт образовательная организация. За невыполнение этого требования предусмотрена юридическая ответственность для руководителя и работников — вплоть до уголовной.

Виноваты семьи буллеров, даже семья мальчика частично виновата. Неужели раньше никто не замечал, что у ребёнка были проблемы в школе? Вряд ли это был единичный случай травли.

Что делать родителям, чьи дети стали жертвой буллеров-сверстников

Повторюсь, что школа несёт ответственность за учеников во время образовательного процесса. Это значит, что всё, что происходит в школе, — проблема школы, а любые конфликты и испорченная репутация для образовательного учреждения крайне нежелательны. Поэтому изначально вопрос детской травли нужно пытаться решать с родителями обидчиков и классным руководителем.

Если ни те, ни другие не желают вмешиваться, родителям нужно писать заявление на имя директора школы с требованием провести внутришкольное расследование. Для этого создадут комиссию, у школьников (инициаторов и участников травли) потребуют письменное объяснение, по результатам которого вынесут решение о применении мер дисциплинарного взыскания к обидчикам.

Законом «Об образовании» (статья 43) предусмотрено применение следующих мер дисциплинарного взыскания к обучающимся: замечание и выговор. Но к дошкольникам и ученикам начальной школы их применить нельзя. Крайняя мера — отчисление из организации, осуществляющей образовательную деятельность, но это заключительная мера и применима к детям, достигшим 15-летнего возраста.

Если школа не реагирует, ограничиваясь отписками, нужно давить на школу, писать в Департамент образования с жалобой на бездействие школы. Через директора инициировать собрание с родителями и классным руководителем, которое необходимо для прояснения своей позиции и намерений по защите прав ребёнка.

Хорошо, если в школе есть медиатор, которого получится привлечь к урегулированию конфликта

К сожалению, в России медиация ещё не очень популярна и чаще всего функции медиатора в школе возлагаются на человека, от медиации далекого и не понимающего, что нужно делать. Такие медиаторы начинают всеми силами пытаться примирить конфликтующих, а этого делать не нужно, так как цель медиации — в снижении градуса конфликта, нахождении консенсуса.

Если и это не помогает, а травля не прекращается, ребёнка от школы придётся изолировать, написать заявление в полицию и в комиссию по делам несовершеннолетних. Родителей обидчиков привлекут по части 1 статьи 35 КоАП РФ, а обидчиков поставят на учёт по делам несовершеннолетних. Помимо этого, родители пострадавшего имеют право обратиться в суд с иском о возмещении материального ущерба и морального вреда.

Важно!

Родителям пострадавшего ребёнка нужно располагать достаточными данными о конфликте и подтверждениями своей позиции. Это могут быть скрины социальных сетей с сообщениями обидчиков, скрины переписки. Если после школы родители обнаружили на теле ребёнка ушибы, их нужно сразу зафиксировать у медиков. Возможно, у кого-то обнаружится видео школьных разборок, испорченные и пропавшие в школе вещи, — по всему должны быть подтверждения. Лишь имея достоверные подтверждения, родители смогут контролировать ситуацию и доказать произошедшее.

Помните, что любая борьба хороша, но она ни в коем случае не должна сказываться на психологическом здоровье ребёнка. Именно поэтому, если ребёнку не становится лучше в коллективе, лучше подумать над альтернативой школе или переводе в другую школу.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Буллинг в школе

1-й метод. «Коллекция достоинств». Когда кто-то ведет по отношению к ребенку агрессивно — физически или морально, у него серьезно падает самооценка. Поэтому один из способов помочь чаду — составить список его хороших качеств, которые выделят его из толпы. В следующий раз при встрече с обидчиком-задирой у ребенка в голове всплывает список своих позитивных черт.
— Так и вижу картинку: против условного Васечкина идет условный Петечкин с кулаками, а Васечкин гордо вспоминает: «Ах! Я же такой молодец, я хорошо разбираюсь в Бахе!»
— Не так все примитивно. Просто если ребенок знает свои достоинства, у него нет внутренней тревожности — я ничего не значу, не умею… А такая уверенность влияет на его поведение в конфликтных ситуациях.
2-й метод. Соблюдать принцип непроницаемой стены. Мы говорим ребенку: представь, что ты окружен непроницаемой стеной. Там, за ней, кто-то кричит, шумит — а ты как будто его не слышишь. Можешь даже засунуть в уши наушники и делать вид, будто слушаешь классную музыку.
— Угу, а наш Петечкин как выдернет эти наушники да еще и порвет…
— Не посмеет, если ты делаешь это с чувством достоинства (а ведь ты уже знаешь, какой список достоинств есть внутри тебя). Впрочем, это действительно совет не для всех, а для тех, у кого хорошая выдержка.
3-й метод. «Проблемы обидчика». Предложите ребенку: представь, все, что говорит обидчик, относится не к тебе, а к нему, к личным проблемам забияки. Потому что человек, у которого порядок в голове, вряд ли так себя будет вести. И ребенок начинает видеть и оценивать ситуацию по-другому, и даже его организм начинает издавать другие запахи! Ведь если заглянуть в психофизиологию, когда человек напрягается, у него появляется запах пота. Если он постоянно в напряжении — то и запах с ним постоянно. Вы же знаете: если человек боится собаки, она это чувствует. То же — в мире людей. На уровне законов природы мы все едины.
4-й метод. «Техника толстокожего слона». Учимся самовнушению: «Я слон, я толстокожий, и все обидное, что мне говорят, отскакивает от меня как мячик». Не зацикливаться на обиде. Чем больше жертва расстраивается — тем интереснее тирану.
5-й метод. Научите детей парировать выпады. Например, обидчица в школе говорит однокласснице: «ты страшная», а та в ответ: «а ты такая милашка». Обидчица ей: «ты дура», а та — ей: «тебе видней, ты умная»…
Смысл этих методов — толстокожести, парирования — в том, чтобы не дать словам обидчика проникнуть на вашу территорию. Как только позволили это, вы начинаете в сказанное верить и тоже становитесь невольным игроком в буллинг.
6-й метод. Играть с детьми в настольные, командные игры. Чтобы ребятишкам был важен сам процесс игры, а не возможность выиграть.
7-й метод. Дайте ребенку реализовать себя, тренировать его сильную сторону. Например, кружки, в которых он будет самоутверждаться, где у него будет расти самооценка.

Что делать, если ребёнка травят в школе

Кто-то вспоминает школу с ностальгией, кто-то — с ужасом. Последний возникает не из-за плохих условий или скучной программы, а из-за школьной травли.

Травля, или буллинг (англ. bullying) — агрессивное преследование одного из членов коллектива (особенно коллектива школьников и студентов, но также и коллег) со стороны остальных членов коллектива или его части. При травле жертва оказывается не в состоянии защитить себя от нападок, таким образом, травля отличается от конфликта, где силы сторон примерно равны.

Не путайте буллинг и отсутствие сотни друзей. Ребёнок может быть интровертом, замкнутым, любящим одиночество или непопулярным. Но он не должен быть жертвой. Разница в регулярной и сознательной агрессии по отношению к ребёнку.

Относительно недавно появился ещё и кибербуллинг — это эмоциональное давление, только в интернете, особенно в социальных сетях.

Как часто это встречается?

Гораздо чаще, чем кажется. 30% человек в возрасте от 5 до 14 лет испытывали на себе насилие. Это 6,5 миллионов человек (по данным за 2011 год) Шеренги, Ф. Э. Насилие в школе над детьми и подростками в возрасте до 14 лет. . Из них пятая часть приходится на насилие в школе. Цифра не просто большая, она огромная.

Чем опасна школьная травля?

Помимо того, что травля может принимать форму физического насилия, то есть приводить к травмам, она может быть и психологической, эмоциональной. Её следы труднее заметить, но она не менее опасна.

Травля уничтожает самооценку человека. У объекта буллинга формируются комплексы. Ребёнок начинает верить, что заслужил плохое отношение к себе.

Травля мешает учиться, потому что ребёнку не до занятий: ему бы в школе выжить. Травля формирует тревожные расстройства, фобии, депрессии National Center for Injury Prevention and Control. Understanding School Violence. .

И ни один человек, который прошёл через неприятие коллектива, никогда этого не забудет. Впоследствии негативное отношение к жизни в классе может перейти вообще на любую общность, а это означает проблемы с коммуникацией во взрослом возрасте.

Кто в группе риска?

На самом деле все. Для травли ищут повод, что-то, чем ребёнок отличается от других (в любую сторону). Это могут быть физические недостатки, проблемы со здоровьем, плохая успеваемость, очки, цвет волос или разрез глаз, отсутствие модной одежды или дорогих гаджетов, даже неполная семья. Часто страдают замкнутые дети, у которых мало друзей, домашние дети, которые не умеют общаться в коллективе, и вообще все, чьё поведение не похоже на поведение обидчика.

Исправлять какие-то особенности, ставшие поводом, бесполезно. Те, кто травит, при желании могут докопаться и до фонарного столба.

А кто, собственно, травит?

Есть два совершенно противоположных типа нападающих.

  • Популярные дети, короли и королевы со своей школьной свитой, лидеры, управляющие другими детьми.
  • Асоциальные, оставшиеся за бортом коллектива ученики, которые пытаются занять позицию королей, собирая собственный двор.

Отдельный тип агрессоров — это взрослые сотрудники школы. Как правило, учителя.

Почему травят?

Потому что могут. Если спросить уже выросших обидчиков, зачем они занимались буллингом, как правило, они отвечают, что не понимали, что делают что-то не так. Кто-то ищет оправдания своему поведению, объясняя, что жертва получала «за дело».

Исследователи приходят к выводу, что источник травли не в личности жертвы или обидчика, а в том принципе, по которому формируются классы Peter Gray. GraySchool Bullying: A Tragic Cost of Undemocratic Schools. .

Детей в школах собирают на основании одного признака — года рождения. Естественным образом такая группа никогда бы не сформировалась. Поэтому неизбежны и конфликты: дети вынуждены общаться с теми, кого им навязывают, без права выбора.

Ситуация в школе напоминает ситуацию в тюрьме: людей насильно загоняют в одно помещение, а следить за ними должны люди, за которыми установлен не менее жёсткий контроль.

Травля — это и возможность установить свою власть в таком неестественном коллективе, и объединение обидчиков в сплочённую группу. А в любой группе ответственность за поступки размывается, то есть дети получают психологическую индульгенцию на любые поступки Руланн, Э. Как остановить травлю в школе. .

Есть только одно обязательное условие, без которого травля невозможна: попустительство со стороны учителей или молчаливое одобрение такого поведения.

Так это учителя во всём виноваты?

Нет. Дело в том, что учителя не видят травли. Нападающие умеют вести себя тихо, притворяться паиньками и издеваться над жертвой, когда этого никто не замечает. А вот жертва такой хитростью, как правило, не отличается. И если даёт ответ, попадается на глаза преподавателям.

Итог: учитель видит, как ученик нарушает порядок, но не видит, что стало поводом для этого.

Хотя нельзя отрицать проблему. Многие взрослые считают, что дети сами разберутся, что лучше не вмешиваться, что объект травли «сам виноват». А иногда педагогу не хватает опыта, квалификации (или совести), чтобы прекратить буллинг.

Как понять, что ребёнка атакуют?

Дети часто молчат о своих проблемах: боятся, что вмешательство взрослых обострит конфликт, что взрослые не поймут и не поддержат. Есть несколько признаков, по которым можно заподозрить буллинг.

  • Синяки и царапины, которые ребёнок не может объяснить.
  • Ложь в ответ на вопрос, откуда взялись повреждения: ребёнок не может придумать объяснение, говорит, что не помнит, как появились кровоподтёки.
  • Часто «теряющиеся» вещи, сломанная техника, пропавшие украшения или одежда.
  • Ребёнок ищет повод не ходить в школу, притворяется больным, у него часто внезапно заболевает голова или живот.
  • Изменение пищевого поведения. Особенно нужно обратить внимание на случаи, когда ребёнок не ест в школе.
  • Ночные кошмары, бессонница.
  • Испортившаяся успеваемость, потеря интереса к занятиям.
  • Ссоры со старыми друзьями или одиночество, низкая самооценка, постоянная подавленность.
  • Побеги из дома, самоповреждение и другие виды деструктивного поведения.

Как прекратить травлю?

На самом деле, никто из исследователей не может дать рецепта, как остановить травлю. Нужно учесть, что если в школе началась травля, устранять проблему на уровне «жертва — нападающий» нельзя, потому что это неэффективно. Работать нужно со всем коллективом, потому что в буллинге всегда больше двух участников Петрановская, Л. Травля в детском коллективе. .

Весь класс и учителя — это свидетели, на которых также влияет развернувшаяся драма. Они тоже принимают участие в процессе, пусть и как наблюдатели.

Единственный способ на самом деле остановить травлю — создать нормальный здоровый коллектив в школе.

Этому помогают совместные задания, работы в группе над проектами, внеклассная активность, в которой участвуют все.

Главное, что нужно сделать, — это назвать травлю травлей, насилием, обозначить, что действия агрессоров замечены и что это необходимо прекратить. Так всё, что обидчики считают прикольным, окажется выставлено в другом свете. И сделать это должен либо классный руководитель, либо завуч, либо директор.

Как реагировать на агрессию?

Обсудите с ребёнком все случаи травли, чтобы он мог отвечать на действия обидчиков. Как правило, сценарии повторяются: это обзывания, мелкое вредительство, угрозы, физическое насилие.

В каждом случае жертве нужно действовать так, как не ожидают агрессоры.

На оскорбления всегда отвечать, но спокойно, не скатываясь в ответную ругань. Например, сказать: «А я с вами вежливо разговариваю». Если ребёнок увидел, что кто-то испортил его вещи, нужно об этом сообщить учителю, так, чтобы услышали обидчики: «Мария Александровна, на моём стуле жвачка, кто-то испортил школьную мебель». Если пытаются бить или затащить подальше, если не получается убежать, нужно громко кричать: «Помогите! Пожар!». Непривычно. Но дать себя избить — хуже.

Поскольку способы буллинга разнообразны, то и ответы будут индивидуальными. Не можете придумать, как быть? Спросите у специалистов-психологов, которые должны быть в каждой школе.

Что можно сделать с обидчиками?

Вариантов немного. Если ребёнка бьют, нужно обращаться в травмпункт, проходить медицинское освидетельствование, сообщать в полицию и обращаться в суд за компенсацией вреда. Ответственными за противоправные деяния будут родители и школа. Сами обидчики отвечают только после 16 лет (за тяжкий вред здоровью — после 14) Уголовный кодекс Российской Федерации. Статья 20. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность. .

Но если буллинг только эмоциональный, доказать что-то и привлечь правоохранительные органы вряд ли получится. Нужно немедленно идти к классному руководителю, а если учитель отрицает проблему — к завучу, директору, в РОНО, Городское управление образования. Задача школы — организовать ту самую психологическую работу внутри класса или нескольких классов, чтобы прекратить насилие.

Если я вмешаюсь, хуже не станет?

Не станет. Травля — это не единичный конфликт. Их может быть множество. Если ребёнок стал объектом буллинга, он уже не может справиться с агрессией своими силами.

Худшая политика — решить, что ребёнок сам разберётся с проблемами.

Некоторым это действительно удаётся. А многие ломаются. Дело может дойти даже до суицида. Вы хотите проверить на своём ребёнке, повезёт ему или нет?

Как поддержать ребёнка?

  • Если травля уже есть, то это повод обратиться к психологу, причём разбираться надо сразу всей семьёй. Если ребёнок занимает в семье позицию жертвы, то и в школе будет то же самое.
  • Покажите, что вы всегда на стороне ребёнка и готовы помогать ему, разбираться с трудностями до самого конца, даже если это будет непросто. Никаких предложений перетерпеть сложный период быть не должно.
  • Постарайтесь уничтожить страх. Ребёнок боится и обидчиков, и учителей, которые могут наказать его за нарушение норм поведения, если он даст отпор или пожалуется. Расскажите, что его самоуважение важнее, чем мнение одноклассников и учителей.
  • Если ребёнку не хватает возможностей для самоутверждения в школе, найдите для него такие возможности. Пусть он покажет себя в хобби, спорте, дополнительных занятиях. Нужно привить ему уверенность. Для этого нужны практические подтверждения своей значимости, то есть достижения.
  • Сделайте вообще всё, что поможет поднять ребёнку самооценку. Это отдельная тема. Переройте весь интернет, перечитайте всю литературу на эту тему, поговорите со специалистами. Всё, чтобы ребёнок поверил в себя и в свои силы.

Что нельзя говорить?

Иногда родители занимают позицию, при которой их помощь становится вредной. Некоторые фразы сделают только хуже.

«Ты сам виноват», «ты так себя ведёшь», «ты их провоцируешь», «тебя травят за что-то». Ни в чём ребёнок не виноват. И у каждого из нас можно найти отличия от других, недостатки. Это не значит, что каждого могут травить. Обвинять жертву и искать причины буллинга — значит оправдывать обидчиков. Так вы встанете на сторону врагов своего ребёнка.

Есть мнение, что существует особое виктимное поведение, то есть шаблон жертвы, на которую невозможно не напасть. Даже если и так, это не повод делать ребёнка козлом отпущения. Так просто нельзя — и точка.

«Не обращай внимания». Травля — это грубейшее вторжение в личное пространство, не реагировать на такое нельзя. В какой-то момент обидчики и правда могут отстать. Не факт, что к этому времени от самооценки и от самоуважения ребёнка хоть что-то останется.

«Дай им сдачи». Рискованный совет, который ставит под угрозу здоровье ребёнка и обостряет конфликт. Если жертва пытается неумело сопротивляться, травля только усиливается.

«Что вы делаете, ему же плохо!». Этими или похожими словами пытаются утихомирить нападающих. Не старайтесь достучаться до тех, кто травит, объясняя, что жертве плохо. Так вы только докажете, что жертва слабая, а обидчики — сильные, то есть подтвердите их позицию.

Надо ли переводить ребёнка в другую школу?

Популярна позиция, что перевод ребёнка в другой класс или школу — это неудачная мера, потому что на новом месте будет то же самое. Лучше научить ребёнка вести себя по-новому, чтобы он закалял характер и мог дать отпор.

На самом деле нет. Как мы уже выяснили, травля начинается там, где у ребёнка нет права выбора коллектива. Потенциальной жертвой может стать любой. И буллинг невозможен, если педагогический состав умеет пресекать травлю в самом начале.

То есть переход в другой коллектив (например, в школу, где углубленно изучают предметы, близкие ребёнку) или к другому учителю может исправить ситуацию.

Если не удаётся решить проблему, если учителя в школе закрывают глаза на травлю, если ребёнок боится идти в школу, то смените её.

А потом уже, на новом месте и с новыми силами, ходите к психологу и учите ребёнка моральной стойкости.

У моего ребёнка всё хорошо, ему травля не грозит?

Будем надеяться, что нет, и что ваш ребёнок не будет ни жертвой, ни агрессором. Но на всякий случай помните:

  • Буллинг — распространённое явление, которое было всегда.
  • Травля растёт там, где её выращивают: в коллективе, где собраны слишком разные дети без общих целей и интересов. Стать жертвой может любой человек, так как все мы чем-то отличаемся от других.
  • Дети не всегда рассказывают родителям о травле, но без вмешательства взрослых проблему решить сложно. Устранять буллинг нужно во всём классе сразу, работать с учителями и психологами.
  • Главное — спасти детскую самооценку, чтобы это не вылилось в серьёзные психологические проблемы во взрослом возрасте.
  • Если сотрудники школы делают вид, что ничего не происходит, ищите другую школу.

Поделитесь опытом: как вы смогли остановить травлю в школе, что именно помогло? Если вы когда-то участвовали в травле, то что вами двигало?

С травлей в школе сталкиваются почти все дети. Но бывает и так, что банальные стычки и разборки перерастают в угрозу для жизни. В редакцию «Комсомолки» обратились две семьи — из Москвы и Московской области. Их детей жестоко травили одноклассники. На примере этих двух историй мы попытались понять: как можно помочь ребенку не стать жертвой буллинга? И что делать, если все-таки не удалось его уберечь?

История первая. Школьный “террорист”

На днях Саше (здесь и далее имена всех действующих лиц по их просьбе и во исполнение российского законодательства изменены. У редакции есть контакты и настоящие имена. — Ред.) исполнилось 15 лет. Главный подарок ему на день рождения сделала его школа. Директор и учителя наконец-то согласились провести собрание и выяснить, как так получилось, что один из Сашиных одноклассников уже несколько лет держит в страхе не только школьников, но и некоторых учителей.

— В этом году жертвой стал мой сын. Да этого был другой мальчик. Каждый год этот “террорист” выбирает себе новую жертву и достает ее. Это длится уже более трех лет, — рассказывает Валентина, мама Саши. — Я пыталась разговаривать с его родителями — это все равно, что говорить со стулом или столом. «Гоша не такой, это все клевета». Я говорила с учителями — они ничего не могут сделать. Гоша говорит учителям прямым текстом — пошла на… старая шлюха. А они молчат.

До этого Гошу выгнали еще из пяти других школ. Но эта школа избавиться от него не может. Максимум, что удалось добиться — это провести педсовет после того, как Гоша избил нескольких детей до переломов. На педсовете Гоша пообещал, что больше так не будет. И не соврал — ТАК он и правда больше не делает.

— Сейчас он создает странички во «ВКонтакте», где троллит и травит моего сына, — рассказывает Дмитрий, папа Саши. — Он фотографирует сына исподтишка, выкладывает эти снимки в интернет с похабными подписями про него, про мою жену, про нашу дочь. Мы написали заявление участковому, приложили 37 скриншотов оскорблений и угроз. Я не думаю, что это просто пустые слова — Гоша ходит в школу с холодным оружием, и это не перочинный ножик, а кастеты и ножи.

История вторая. Связанный аутист в шкафу

На сына Виталия впервые напали еще в прошлом году, когда мальчик возвращался домой с тренировки. Его жестоко избили двое одноклассников. Сейчас они угрожают сделать то же самое снова. Родителям пришлось оставить сына дома, чтобы не рисковать.

— После избиения мы написали заявление в УВД, была проверка, — рассказывает Виталий. — Но камеры наблюдения в том месте почему-то не работали. Мы предоставили справку об увечьях — вторая сторона принесла какой-то документ, из которого следовало, что со стороны моего сына тоже были ответные действия. Еще бы, ему пришлось защищаться. В итоге родители обидчиков принесли публичные извинения и этим все ограничилось. Сейчас эта банда угрожает проломить голову моему ребенку, он не ходит на уроки. А учителя звонят и предлагают его в другую школу перевести, подальше от этих блатных.

Жалобы на агрессивных подростков звучат не впервые. Пару лет назад они затравили мальчика-аутиста. Мама привела его в школу, надеясь, что обычные дети помогут ребенку адаптироваться.

— Ему заткнули рот, связали руки, засунули в шкаф и стали душить, — рассказывает Виталий. — При этом присутствовало пол-класса, но всего трое детей потом подтвердили, что это было. Мальчик продержался в школе всего пару недель.

Сложность и в том, что это маленький закрытый военный городок в Московской области, где все друг друга знают. В результате одного из обидчиков решили не ставить на полицейский учет, чтобы не мешать военной карьере его отца. За другого вступилась мать, занимающая высокий пост в крупном банке.

— Я был на приеме у начальника управления образования — он меня, как принято говорить, услышал, — говорит Виталий. — Он тут же сделал несколько звонков, и в школе провели собрание-междусобойчик. Но дальше этого дело не пошло. Показаний никто не дает, и все спускается на тормозах.

С травлей в школе сталкиваются почти все дети.Фото: EAST NEWS

Разбор

«Комсомолка» обратилась к директорам обеих этих школ. Они отказались комментировать случившееся, хотя признали — проблемы есть, над ними работают.

— Мы сейчас разговариваем с Гошиной мамой, и мне пока трудно пока сказать вам что-либо, — сообщил Михаил Александрович, директор школы, где учатся Гоша и Саша. — Я не могу дать вам никаких комментариев.

Как выяснилось позже, переговоры закончились успешно — мама согласилась забрать ребенка из школы.

— Как мне сказали, он пришла на собрание и увидела комиссию по делам несовершеннолетних, учителей, других родителей. Увидела, что установлены камеры, на которые все это будет записываться. И она сразу отказалась что-либо обсуждать и согласилась забрать Гошу из школы, — рассказала “КП” Валентина.

К самой Валентине у администрации тоже появилось деловое предложение. После звонка корреспондента «КП» директору Валентину попросили не выносить эту ситуацию в СМИ, чтобы не портить школе репутацию. А они взамен обязуются отчислить Гошу.

— Конечно, это не гарантирует моему сыну безопасность — Гоша все равно будет жить в нашем районе, они будут пересекаться на улице, — говорит Валентина. — Поэтому заявление в полицию о травле в соцсетях мы все равно написали.

Мы не публикуем номера школ и не указывает фамилии героев публикации, чтобы не осложнять им жизнь еще больше. Потому что каждая такая публикация подливает масла в огонь, а проблема часто не решается даже со сменой школы. Во-первых, обидчики и так знают, где живет и чем занимается их жертва. А во-вторых, после публичных разборок на ребенка могут ополчиться даже те, кто раньше оставался в стороне.

В Департамент образования Москвы и в Управление образования Одинцовского района от родителей пострадавших детей направлены официальные заявления.

ВАЖНО

Что может быть признаком травли

— Психологические травмы обнаружить сложнее, чем синяки или царапины. Родителям стоит обратить внимание на следующие симптомы:

— Ребенок стал плохо спать, его часто мучают кошмары.

— Потерял аппетит и отказывается даже от любимой еды, или наоборот, очень много ест.

— Стал быстро уставать, не может сконцентрироваться на чем-то одном.

— Стал агрессивен, появились вспышки гнева.

— Появились фобии и страхи, связанные с чем-то конкретным.

— Ребенок постоянно испытывает чувство вины и стыда.

Эти признаки говорят, что возможно, ребенок получил серьезную психологическую травму. Это может быть не только травля в школе, но и тяжелый развод родителей или другие события, свидетелем которых он стал — например, ДТП или драка.

В любом случае, главное, что психологи советуют родителям — это поддерживать постоянный контакт с ребенком и искать взаимопонимания. Тогда он сам расскажет, какие проблемы его тревожат, и помочь ему будет легче и быстрее. А если такого контакта нет, то “вскрыть” ребенка, как закрытую шкатулку, не получится. Доверительная атмосфера в семье должна быть всегда, а не только тогда, когда что-то случается.

Буллинг школьников в разных странах мира.Фото: Наиль ВАЛИУЛИН

СОВЕТЫ РОДИТЕЛЯМ

Самое действенное — не допустить травлю. Это же самое сложное. Роль родителей в данном случае первостепенна.

Родителям важно научить ребенка, как постоять за себя. И это не обязательно курсы рукопашного боя. Лучше попытаться остановить конфликт еще до того, как он перерос в драку. Как это сделать?

Во-первых, нужно научить ребенка сохранять вежливость, даже к обидчикам. Психологи советуют не отвечать хамством на хамство, а дать неожиданный ответ: например, “да, я не идеален. Но мы все такие”. Ну то есть ответить нестандартно, сбить сценарий агрессора.

Во-вторых, попробовать объяснить ребенку, что его самооценка должна опираться не на мнение других, а на реальные умения и достижения.

В-третьих, стоит научить ребенка договариваться и искать компромиссы. Во взрослой жизни это пригодится ему гораздо больше, чем умение решать споры кулаками.

ИНСТРУКЦИЯ ОТ ЮРИСТА

Куда жаловаться и что грозит агрессору

Комментирует Надежда Княгинина, младший научный сотрудник Центра образовательного права Института образования НИУ ВШЭ:

1. Пишем заявление директору школы. Согласно статье 61 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», отчислить обучающегося могут только с 15 лет в качестве меры дисциплинарного взыскания, и только в том случае, когда другие дисциплинарные меры не привели к положительному результату.

2. Идем в комиссию по делам несовершеннолетних. Это в том случае, если меры, принятые школой, не подействовали.

3. Если есть физические травмы, у ребенка отобрали вещи или испортили их — обращаемся в полицию. В первом случае нужно сначала обратиться в медицинское учреждение и зафиксировать побои.

4. Могут ли обидчика поставить на учет? Административная и уголовная ответственность несовершеннолетних наступает с 16 лет (за умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью — с 14 лет). Несовершеннолетний автоматически ставится на профилактический учет в ПДН.

Но даже если несовершеннолетний обучающийся совершил правонарушение, но еще не достиг возраста ответственности, он также ставится учет.

5. А что потом? После того, как агрессора поставили на учет, данные органы начинают с ним «работать» — регулярно посещать школу, проверять условия его жизни дома, беседовать с родителями, учителями и т.д. В ряде случаев, например, при риске рецидива правонарушения, несовершеннолетний может быть помещен в Центр временной изоляции несовершеннолетних правонарушителей по решению суда на срок до 30 суток.

ВОПРОС ДНЯ

Как вы решали конфликты в школе?

Сергей МАЛИНКОВИЧ, глава политобъединения «Коммунисты России»:

— Хулиганов было много, и сам я был хулиганом. Но травли у нас не было. Максимум — налить в портфель воды, учебник разрисовать, за косичку дернуть одноклассницу.

Сергей ВОЙТЕНКО, депутат Самарской думы:

— В школе всегда пытался договориться. Если кто-то решал проблемы кулаками, то я убеждал словом.

Николай СОБОЛЕВ, видеоблогер:

— Были в окружении одноклассники, которых задирали другие. Пытаться что-то объяснять обидчикам бесполезно. Их моральные принципы или неустойчивы, или сформировались неверно.

Юлия ЧИЧЕРИНА, певица:

— Я была задирой и частенько дралась, но и получала порой крепко, особенно крепко, когда защищала тех, кого гнобили.

Леонид ХАЗАНОВ, геолог в третьем поколении:

— Мне немало доставалось от одноклассников, называвших меня голодранцем только за то, что я был из неполной семьи, которая не могла себе многого позволить. Приходилось с ними драться.

Рис.: Катерина МАРТИНОВИЧ

Евгений МАКАРОВ, полковник милиции в отставке, Нижний Новгород:

— Мы дрались. Причем в старших классах я входил сначала в группу хулиганов, затем спортсменов, но все проблемы все равно решались кулаками.

Алиса АНТОНОВА, студентка, Симферополь:

— В школе мне объявили бойкот за то, что я не ходила на субботники. Освобождение по состоянию здоровья из-за проблем с сердцем не помешало одноклассникам заманить меня в темный уголок школьного сада и накормить травой.

Галина ЕМЕЛЬЯНОВА, сисадмин, Севастополь:

— В школе я была изгоем. Надо мной издевались из-за того, что я получила травму, которая сказалась на мимике лица. Портфель пинали, в кабинете закрывали. Но я испортила классу выпускной бал.

Арсен ГАЛСТЯН, олимпийский чемпион по дзюдо:

— С раннего возраста записался в спортивную секцию. Если ходишь в зал, ты всегда уверен, что сможешь постоять за себя.

КСТАТИ

Как защитить ребёнка от травли в школе

Известный норвежский психолог Кристин Аудмайер долгие годы работает над изучением феномена подростковой агрессии и даёт советы детям, родителям и педагогам (подробности)

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх