Помост

Вопросы веры

Почему в исламе?

Бог в исламе: имя, образ и основные идеи веры

Аллах – это арабское имя авраамического бога. В русском языке это слово обычно относится к исламу. Считается, что оно происходит от сокращения al-ilāh, что означает «бог», состоит из «Эль» и «Ела», еврейским и арамейским обозначениям его. Что означает слово, как оно появилась и какой Бог в исламе? Читайте ниже.

История использования

Слово Аллах применялось арабами разных религий с доисламских времен. Более конкретно оно трактуется как термин для обозначения бога мусульманами (как арабскими, так и не арабскими) и христианами. Он также часто используется таким образом бабистами, бахаи, индийцами и мальтийцами, а также евреями-мизрахами.

Этимология

Этимология имени широко обсуждалась классическими арабскими филологами. Специалисты школы грамматики Басры считали, что это слово образовано спонтанно или как определенная форма lāh (от словесного корня lyh в ​​значении «высокий» или «скрытый»). Другие допускали, что оно было заимствовано из сирийского или иврита, но большинство полагало, что оно происходит от арабского al – «божество» и ilāh «бог», что в результате дало al-lāh. Большинство современных ученых придерживаются последней теории и скептически относятся к гипотезе заимствования. Он является единым богом в исламе.

Аналоги

Родственные слова существуют в других семитских языках, которые распространены на Ближнем Востоке, включая иврит и арамейский. Соответствующей арамейской формой является Elah (אלה), но его подчеркнутое состояние – Elaha (אלהא). Это пишется как ܐܠܗܐ (ālāhā) на библейском арамейском языке и ܐܲܠܵܗܵܐ (ʼAlâhâ) – на сирийском. Именно так оно используется ассирийской церковью – и оба варианта означают просто «Бог». Библейский иврит в основном применяет множественную (но функциональную и единственную) форму Элохим (אלהים), но реже также обращается к варианту Элоах.

Большинство ученых считает, что бог в иудаизме и исламе – один и тот же, однако разные культуры видят его и в разных ипостасях, что объясняется особенностями восприятия. Хотя в сущности, если в христианстве Иисуса Христа и святых мы видим на иконах (и даже Иегову изображают голубем), как может выглядит Аллах, никто не знает. Для верующих он является Абсолютом, которого нельзя узреть воочию.

Региональные варианты

Региональные варианты слова встречаются как в языческих, так и в христианских надписях. Также были предложены различные теории относительно роли Аллаха в доисламских политеистических культах. Некоторые авторы предполагают, что во времена многобожия арабы использовали это имя как отсылку к богу-творцу или высшему божеству своего пантеона. Термин, возможно, был в мекканской религии, но его значение и употребление не определены. Согласно одной гипотезе, восходящей к Веллхаузену, слово Аллах обозначает следующее: верховное божество курайшитов, которые являлись правящим племенем древней Мекки. Он мог быть обозначением Хубала (главу пантеона) над другими богами.

Тем не менее есть также свидетельства того, что Аллах и Хубал были двумя разными божествами. Согласно этой гипотезе, Кааба (мусульманская святыня) была сначала посвящена верховному божеству по имени Аллах, а затем приняла пантеон курайшитов после их завоевания Мекки примерно за столетие до времен Мухаммеда. Некоторые надписи, кажется, указывают на использование Аллаха как имени многобожного божества столетиями ранее, но мы не знаем ничего точно и можем лишь предполагать.

Некоторые ученые считают, что Аллах, возможно, представлял собой далекого творца, которого постепенно затмевали более местные, более приземленные и близкие представители пантеона. Существует разногласие относительно того, играл ли будущий бог ислама Аллах главную роль в мекканском религиозном культе.

Известно, что никакого знакового изображения его никогда не было. Аллах – единственный бог в Мекке, у которого не было кумира. Сегодня изображений его также нельзя отыскать нигде.

Аллах также упоминался в доисламских христианских поэмах некоторыми поэтами-гасанидами и танухидами в Сирии и Северной Аравии.

Что можно сказать о представлении о боге в исламе? Он преподносится уникальным, всемогущим и единственным создателем Вселенной и эквивалентен богу-отцу в других авраамических религиях.

Согласно исламской вере, Аллах – наиболее распространенное имя для обозначения творца Вселенной, а смиренное подчинение его воле, таинствам и заповедям является стержнем мусульманской веры. «Он – единственный создатель вселенной и судья человечества». «Он уникален и по своей природе один (aḥad), всемилостивый и всемогущий». Коран провозглашает «реальность Аллаха, Его недоступную тайну, Его различные имена и Его действия от имени Его созданий».

В исламской традиции есть 99 Имен Бога (al-asmā ‘al-ḥusná lit, что означает: “лучшие имена” или “самые красивые имена”), каждое из которых является отличительной характеристикой достоинств его. Все эти имена относятся к Аллаху, высшему и всеобъемлющему божественному имени. Среди 99 имен самые известные и наиболее часто встречающиеся – «Милосердный» (ал-Рахман) и «Сострадательный» (ал-Рашим). Таковы имена Бога в исламе. Дискурсивное богословие мусульман поощряет начинать любые таинства с обращения к бисмилле. Это ответ на вопрос, каков Бог в исламе.

По словам Герхарда Беверинга, в отличие от доисламского арабского многобожия, у Аллаха в исламе нет единомышленников и сподвижников, а также нет родства между ним и джиннами. Доисламские языческие арабы верили в слепую, неумолимую и бесчувственную судьбу, которую человек не мог контролировать. Это было заменено исламским представлением о могущественном, но предусмотрительном и милосердном боге (в исламе представление о нем именно таково).

Согласно Фрэнсису Эдварду Питерсу, «Коран настаивает, мусульмане верят, а историки утверждают, что Мухаммед и его последователи поклоняются тому же богу, что и евреи. Аллах Корана – тот же Бог-Создатель, который передал завет Аврааму». Петерс утверждает, что Коран изображает его как более могущественного и отдаленного, чем Яхве (Иегова у израильтян), как универсальное начало всех начал. Многие задаются вопросом, какой бог в исламе. Мусульмане считают, что он однозначно не такой, как в иудаизме и христианстве. Однако многие с этим не согласны, особенно религиозные экуменисты и сторонники интегрального традиционализма.

Основные идеи веры

В вышеупомянутых пунктах предоставлены основные идеи мусульманской веры, которым столетиями придерживаются представители данной религии. Вкратце их можно перечислить:

  1. Безусловное поклонение Аллаху.
  2. Безукоризненное следование предписаниям Корана.
  3. Непризнание каких-либо других авторитетов, кроме Аллаха и его пророка Мухаммада.

Слепую любовь мусульман можно заметить и сегодня. Так, имя отца Мухаммеда было «Абд-Аллах», что означает «раб Аллаха». Приставка “Абд” и сегодня очень популярна.

Бог и человек в исламе, как и во всех креационистских религиях, строго разделены. Если в христианстве Иисус Христос близок к пастве своей, то Аллах весьма отдален от нее, однако не менее почитаем.

Произношение

Чтобы правильно произнести слово Аллах, нужно сосредоточиться на втором «Я» (ل). Когда слову предшествует гласная «а» (فَتْحة) или гласная «и» (ضَمّة), тогда Лам произносится в явной тяжелой форме – с Тафхим. Таким образом, этот тяжелый Лам соединяется со всем телом языка, а не только с его кончиком.

Языки, которые обычно не используют слово Аллах для обозначения бога, могут по-прежнему содержать популярные выражения, применяющие его в другом обозначении. Например, из-за многовекового присутствия мусульман на Пиренейском полуострове сегодня существует термин ojalá на испанском языке и oxalá на португальском языке, заимствованные из арабского inshalla (إن شاء الله). Эта фраза буквально означает «если Бог пожелает» (в смысле «я надеюсь на это»). Немецкий поэт Малман использовал форму имени в качестве названия поэмы о высшем божестве, хотя неясно, что именно он намеревался передать читателям. Большинство мусульман не переводит имя на русский и другие языки.

Малайзия и Индонезия

Христиане в Малайзии и Индонезии этот термин применяют для обозначения бога на малазийском и индонезийском языках (оба они являются стандартизированными формами малайского).

Основные переводы Библии используют Аллаха как перевод еврейского Элохим (переводится в английских Библиях как «Бог»). Это восходит к ранней переводческой работе Фрэнсиса Ксавье в 16 веке. В первом словаре голландско-малайского языка Альберта Корнелиуса Руила, Юстуса Эурния и Каспара Уилтена в 1650 году (пересмотренное издание от 1623 и 1631 годов на латыни) записано «Аллах» как перевод голландского слова «Годт». Руил также перевел Евангелие от Матфея в 1612 году на малайский язык (ранний перевод Библии на неевропейский язык, сделанный через год после публикации версии короля Джеймса), которая была напечатана в Нидерландах в 1629 году. Затем он перевел Евангелие от Марка, опубликованное в 1638 году.

Правительство Малайзии в 2007 запретило использование термина Аллах в других контекстах, кроме мусульманских, но малайский Верховный суд в 2009 году отменил закон, признав его неконституционным.

Современное противоречие было вызвано упоминанием этого имени римско-католической газетой The Herald. Правительство обжаловало решение суда и Высокий суд приостановил исполнение его решения до рассмотрения апелляции. В октябре 2013 года суд вынес решение в пользу запрета.

В начале 2014 года правительство Малайзии конфисковало более 300 Библий за обращение к этому слову для обозначения христианского бога. Тем не менее использование имени Аллаха не запрещено в двух штатах Малайзии – Сабах и Саравак. Основная причина заключается в том, что их применение издавна установлено и местные Алкитаб (Библии) широко распространяются в Восточной Малайзии без ограничений в течение многих лет.

В ответ на критику со стороны СМИ правительство Малайзии ввело «решение из 10 пунктов», чтобы избежать путаницы и введения в заблуждение населения. Решение из 10 пунктов соответствует духу соглашений из 18 и 20 пунктов между Сараваком и Сабахом.

Слово Аллах всегда пишется без «алифа» для обозначения гласного. Тем не менее в правописании на музыкальных текстах небольшое диакритическое «алиф» добавляется в верхней части «шадда», чтобы указать произношение.

Каллиграфический вариант слова, принятого в качестве герба Ирана, закодирован в Unicode, в диапазоне разных символов, в кодовой точке U + 262B (☫).

Лунное божество

Утверждение, что Аллах (имя бога в исламе) – повелитель луны, которому поклонялись в доисламской Аравии, берет свое начало в науке 20-го века. Эта теория была наиболее активно пропагандируемая американскими евангелистами с 1990-х годов.

Идея была предложена археологом Хьюго Винклером в 1901 году. Она широко распространялась в Соединенных Штатах в 1990-х годах сначала благодаря публикации брошюры Роберта Мори «Бог Луны Аллах: в археологии Ближнего Востока» (1994), за которой последовала его книга «Исламское вторжение: противостояние самой быстрорастущей религии в мире» (2001). Идеи Морея были популяризированы карикатуристом и издателем Джеком Чиком, который нарисовал выдуманный мультипликационный рассказ под названием «Аллах не имел сына» в 1994 году.

Мори утверждает, что это слово был именем лунного бога в доисламской арабской мифологии, ибо считается, что Аллах как термин подразумевает поклонение другому божеству, чем иудейско-христианское. Некоторые считают, что приверженность лунному календарю и преобладание изображений полумесяца в исламе является источником этой гипотезы. Джозеф Ламбард, профессор классического ислама, заявил, что идея «оскорбляет не только мусульман, но и арабских христиан, которые используют имя Аллах для обозначения бога».

Символ полумесяца, принятого в качестве герба, не является признаком раннего ислама, как можно было бы ожидать, если бы он был связан с доисламскими языческими корнями. Использование символа полумесяца на мусульманских флагах берет свое начало в позднем средневековье. Мусульманские флаги 14-го века с полумесяцем, направленным вверх на одноцветном поле включали флаги Габеса, Тлемсена (Тилимси), Дамаса и Лукании, Каира, Махдии, Туниса и Буды.

Франц Бабингер намекает на возможность того, что символ был принят у восточных римлян, отметив, что один только полумесяц имеет гораздо более старую традицию и восходит к тюркским племенам, живших в глубине Азии. Парсонс считает это маловероятным, так как звезда и полумесяц не были широко распространенным мотивом в Восточной Римской империи во время османского завоевания.

Турецкие историки склонны подчеркивать древность полумесяца среди ранних тюркских государств в Азии. В турецкой традиции существует османская легенда, повествующая о сне Османа I, в котором он, как сообщается, видел луну, поднимающуюся из груди мусульманского судьи, на дочери которого он хотел жениться. «… он спустился в его собственную грудь. Затем из его чресел выросло дерево, которое по мере роста покрывало весь мир тенью его зеленых и прекрасных ветвей». Под ним Осман увидел мир, раскинувшийся перед ним. Именно он стал первым правителем Османской империи.

Языческие корни

Исламские флаги с каллиграфией Корана обычно использовались императором Великих Моголов Акбаром. Это был Шах Джахан, который, как известно, инкрустировал символы полумесяца и звезды на своем личном щите. Его сын Аурангзеб также утвердил аналогичные щиты и флаги. Впоследствии и другие знаменитые воины использовали эти символы.

До ислама Кааба содержала статую, изображающую бога Хубала, которую местные жители считали способной предсказывать будущее. Утверждение в некоторой степени опирается на исторические исследования о происхождении исламского взгляда на Аллаха и многобожия доисламской Аравии, которые восходят к XIX веку. Они касаются эволюции и этимологии Аллаха и мифологической идентичности Хубала.

На основании того, что Кааба была домом Аллаха, но самым важным идолом в нем был дом Хубала, Юлий Веллхаузен считал его древним именем божества.

Утверждение о том, что Хубал является повелителем луны, исходит от немецкого ученого начала ХХ века Хьюго Винклера. Дэвид Лиминг описывал его как воина и бога дождя, как и Мирча Элиаде.

Более поздние авторы подчеркивают, что набатейское происхождение Хубала – это фигура, импортированная в храм, которая, возможно, уже была связана с Аллахом. Однако Патриция Кроне утверждает, что «… если бы Хубал и Аллах были одним и тем же божеством, Хубал должен был бы выжить как эпитет бога, чего он не сделал. И более того, не было бы традиций, в которых людей просят отречься от одного ради другого. «

Аллах никогда не был представлен идолом. Таков уж образ Бога в исламе. Сегодня ни в одном источнике, повествующем об исламе, нельзя найти ни одного изображения Аллаха.

В книге Роберта Мори «Бог Луны Аллах в археологии Ближнего Востока» утверждается, что Аль-Узза по происхождению идентичен Хубалу, что был лунным божеством. Это учение повторяется в трактатах “Аллах не имел сына” и “Маленькая невеста”.

В 1996 году Джанет Паршалл в синдицированных радиопередачах утверждала, что мусульмане поклоняются богу луны. Пэт Робертсон сказал в 2003 году: «Вопрос заключается в том, является ли Хубал, лунный бог Мекки, известным как Аллах». Источники утверждают, что доказательствами, использованными Мореем, была статуя, найденная на месте раскопок в Хазоре, у которой вообще не было никакой связи с Аллахом. Именно эта находка свидетельствует о том, что между лунным божеством и главным богом ислама нельзя провести никакой аналогии. Однако и это утверждение может быть ошибочно, ведь все предположения ученых представляют собой лишь гипотезы и не могут считаться фактами.

В Книге Идолов арабского историка 8-го века Хишама Ибн Аль-Кальби Хубала описывает как человеческую фигуру с золотой рукой. У него было семь стрел, которые использовались для гадания. В то время как Аллах не имеет никаких изображений и статуй. Христианские иконы мусульмане считают идолопоклонством и сегодня.

Некоторые исламские ученые утверждают, что роль Мухаммеда состояла в том, чтобы восстановить очищенное Авраамовское поклонение Аллаху, подчеркивая его уникальность и отделение от его собственного творения, включая такие явления, как небесные светила. Бог – это не луна, но он имеет власть над ней.

Большинство ветвей ислама учат, что Аллах – это имя в Коране, которое используется для обозначения единственного и истинного. Он является тем же творцом и создателем, которому поклоняются представители других авраамических религий, таких как христианство и иудаизм. Он – основной бог ислама. Мейнстримная исламская богословская мысль состоит в том, что поклонение Аллаху передавалось через Авраама и других пророков, но оно было испорчено языческими традициями в доисламской Аравии.

До Мухаммеда Аллах не считался мекканами единственным божеством; однако Аллах являлся, по представлениям многочисленных племен, создателем мира и дарителем дождя.

Понятие термина могло быть неопределенным в мекканской религии. Аллах был связан с «компаньонами», которых доисламские арабы считали подчиненными божествами. Мекканцы верили, что между Аллахом и джиннами существует своего рода родство. Считалось, что у Аллаха были сыновья – местные божества аль-Узза, Манат и ал-Лат. Мекканцы, возможно, ассоциировали ангелов с Аллахом. Именно его призывали во времена бедствий. Так или иначе, его имя является обозначением бога в исламе. И именно ему поклоняются мусульмане.

В данной статье мы рассмотрели бога в исламе. Это интересная тема, которая имеет множество истоков и различных версий, однако ни одну из них мы не может с уверенностью считать истинной.

Аллах, бог религии ислама, возможно, произошел от языческого лунного божества – это неподтвержденная версия, но она имеет место в поисках истины. И эти поиски продолжаются сегодня.

В наши дни он является синонимом ветхозаветного и новозаветного бога. Его имя известно практически каждому жителю планеты благодаря огромной скорости распространения ислама. Вера в бога в исламе считается обязательной, как и во всех авраамических религиях. Эта традиция сохраняется и сегодня и, вероятно, будет жива еще много столетий. Как утверждают святые книги ислама, существование Бога является неопровержимым фактом. И каждый мусульманин не сомневается в этом.

Ольгерд Семенов

Кратко о мировых религиях. Ислам

Ислам: определение

Ислам — одна из мировых религий, которые придерживаются монотеизма, то есть веры в одного Бога. Как и для христиан, ислам для его приверженцев — это гораздо больше, чем религия. Ислам это:

  • Образ жизни;
  • Основа семейных и правовых отношений;
  • Свод традиций и обычаев.

В переводе с арабского Ислам означает «покорность».

Основные принципы, суть ислама

Ислам считается самой молодой из мировых религий. Он зародился на юго-западе Аравийского полуострова в начале VII в. в Хиджазе среди племен Западной Аравии. Основателем Ислама стал пророк Мухаммед (570-632 гг.). Он создал общину, которая легла в основу государственного устройства – Арабского халифата.

Среди принципов Ислама — единобожие: «нет никакого божества, кроме Аллаха, а Мухаммед – пророк Аллаха».

Согласно Исламу, Аллах передал Мухаммеду через ангела Коран, который стал священным писанием для мусульман.

Священная книга мусульман — Коран состоит из 114 глав (сур). Суры называются по принципу самой яркой фразы из главы, ставшей афоризмом или главной темы суры.

Еще один источник вероучения — Сунна – рассказы о жизни Мухаммеда и его высказывания в виде хадисов (сказаний).

Православие и ислам: диалог в колонии

Главные предметы веры в Исламе:

  • Вера во Всевышнего
  • Вера в ангелов Всевышнего
  • Вера в Писание Всевышнего
  • Вера в Пророков и Посланников Всевышнего
  • Вера в предопределение Всевышнего
  • Вера в жизнь после смерти

Столпы Ислама:

  1. чтение шахады («нет никакого божества, кроме Аллаха, а Мухаммед – пророк Аллаха»);
  2. пять обязательных молитв в день («намаз»), выполняемые на арабском языке с соблюдением строго определенного обряда;
  3. соблюдение постов в течение месяца рамадан, когда мусульмане обязаны воздерживаться от любой пищи и питья от восхода до заката;
  4. паломничество («хадж») в Мекку по меньшей мере раз в жизни мусульманина;
  5. пожертвования нуждающимся и на нужды общины («закят»).

Течения ислама

Ислам делится на два основных течения:

  1. Сунниты
  2. Шииты

Подавляющее большинство мусульман — Сунниты. Сунниты придерживаются принятого ими свода хадисов, религиозной практики и правил поведения мусульманина во всех жизненных ситуациях, называя этот свод сунной. Это не просто обычай, а жизненный принцип, на основании которого строится вся жизнь человека, который исповедует Ислам.

Шииты в свою очередь считают, что власть в общине должна принадлежать только потомкам пророка Мухаммеда (то есть детям Фатимы, его дочери, и Али, его двоюродного брата), а не тем, кого выбирают, как это происходит у Суннитов. Они не принимают сунну безоговорочно и дополняют ее наставлениями имамов, которых считают посредниками между человеком и Аллахом.

Ислам и православие

Православие и Ислам: возможности диалога

Несмотря на то, что Ислам, как и христианство — монотеистическая религия, мы не можем говорить о том, что верим в одного Бога, потому что Бог не обезличен. Иисус в Исламе считается лишь пророком, но не Богом. Ислам относит христиан к «людям Писания» и не отрицает личности Иисуса, но в Исламе Спаситель — только пророк Аллаха.

Здание для коллективных молитв мусульман называется мечетью; флигелем к мечети пристраиваются башни-минареты. Согласно шариату, для мусульманской молитвы, в том числе и коллективной, может использоваться любое помещение, кроме бань и туалетов. В христианстве храм — центр богослужения, там совершаются Таинства, религиозные браки. Ритуалы бракосочетания и похорон традиционно в Исламе совершаются вне мечети.

В Исламе очень много внимания уделяется исполнению традиций и внешних постановлений, христианство придерживается несколько других принципов, которые можно описать как «не человек для субботы, но суббота для человека».

Богословие Корана также значительно отличается от Библейского.

Согласно учению Ислама душа умершего существует в трупе, где грешников мучают ангелы, а праведники пребывают в покое.

Диалог между Исламом и православием возможен, но, миссионерствуя важно не забывать, что Господь никого не призывал принимать Свою сторону насилием или яростными спорами и, кроме дара убеждения и примера праведной достойной жизни, молитв у нас нет другого оружия.

Расшифровка Бог у христиан и мусульман

Что случилось, когда Бог стал человеком, и как богословы доказывали его бытие

Автор Артемий Магун

Христианство объединяет иудаизм и древнегреческую философию. Оно возни­кает в среде евреев и вбирает в себя черты рациональной античной философии. Идеи берутся не напрямую от Платона, а, конечно, через стоиков — более совре­­менной тогда школы, но все равно все идет от Платона: идея единого Бога, идея духа (у стоиков первопринцип уже выглядит скорее как дух). Но в то же время это мистическая религия: там есть представление о чудесах, о непосредственном общении с Богом в определенных ритуалах, то есть это настоящая религия, это не просто философствование. Более того, христианство вводит в достаточно строгий иудейский монотеизм элементы довольно сказоч­ной мифологии и, в частности, элементы героического мифа — того, что в Гре­ции называлось бы героическим мифом. Помимо Бога, есть еще какой-то герой — Сын Бога, который, правда, приносится этим Богом в жертву, но при­но­сится для общего блага. В прин­ципе, это не то чтобы беспрецедентная исто­рия, такие представления о героях бывали, в том или ином виде они были закреплены в ритуалах. Но, конечно, христианство рассказывает это все на вы­со­ком уровне абстракции и фило­софского содержания.

Поскольку Христос — Сын Бога — рассматривается как схождение Бога в мир, тем самым строгая абсолютность божества опосредуется, ослабляется тем, что божество это материализуется, превращается в человека. Эта доста­­точно парадоксальная логика через пару сотен лет приводит христианство к форму­лировке собственно ее централь­ной теоретической идеи, а именно идеи Троицы. То есть к пониманию того, что Бог одновре­менно и един, и множе­ствен, потому что в нем есть как минимум сам Бог, Бог Сын, то есть Христос, и опосре­дующий их еще Дух. То есть хотя это называется монотеизмом, но на самом деле монотеизмом строго не является: в основе мира лежит некоторое число, единство в неединстве, единство в трех лицах.

Дальше начались довольно тонкие нюансируемые бои, полемика: идентичен Христос Богу или он только подобен Богу. Еще через несколько сотен лет Православная церковь откололась от Католической по вопросу о том, как устроена Троица, потому что считала, что Святой Дух исходит только от Отца (это была очень сложная концепция, не все ее поняли). Половина христианства заключена в этой идее Троицы. Вторая половина — это идея страдания и при­не­сения в жертву Бога. Троица эта не бесконфликтна, и хри­стианство — это религия, которая подключает нас к Богу через сострада­ние ему, через состра­дание наше Богу, Бога нам и, соответственно, через любовь, которая связывает нас с ним, это любовь-жалость, любовь-милосердие. Христианство — очень сентиментальная религия. Троица и любовь — это основа. И любовь как раз сплачивает у христиан Троицу воедино. Так бы она распадалась, но за счет того, что Бог Отец любит Христа, Христос любит Отца, по-видимому, все они вместе любят Духа, ну или Дух и есть любовь скорее, то вот эти три лица держатся вместе. Как говорил позднее Фома Аквинский: «Бог един, но он не оди­нок». В каком-то смысле он создает сам себе компанию. Поэтому в идее Абсолюта уже заложена идея общения, общества, идея любви в широком смысле как солидарности и взаимной заботы. Поэтому неслучайно христиан­ство ложится в основу некоторой общественной мысли.

То есть христианство — это религия общения, и неслучайно оно довольно эффективно использовалось уже в Новое время для основания социаль­ной и политической теории.

Надо кратко упомянуть также ислам — еще одну важную монотеисти­ческую религию, тоже очень влиятельную, очень интеллектуализированную. Ислам тоже, хотя и позднее, возник как синтез иудаизма и греческой тради­ции, поскольку на территории, где ислам развивался — Ближний Восток, — на тот момент была греческая культура: люди говорили по-гречески, читали гре­ческих философов, молились древ­не­греческим божествам, уже многие были и христианами. И когда приходят арабы с исламом, то они всю эту культуру впитывают, ислам обрастает теологией, в общем-то очень похожей на христи­ан­скую и иудейскую. Но ислам сходен с иудаизмом в том, что в нем все-таки нет никакой Троицы, никакого Бога Сына, Бог в нем один — Аллах. И, как и иудейский Бог, он достаточно противопоставлен, контрастирует с земным миром, а Мухаммад является его пророком, а не Богом, как в христианстве, в этом разница. В Средние века арабская и европейская мысль развивались достаточно синхронно, европейская мысль ориентировалась на арабскую, арабская долгое время была впереди.

Во всех этих монотеистических рели­гиях мы имеем не просто божество как Аб­солют и даже не просто божество, которое как-то воплощается. Но мы име­ем субъекта — человека, который что-то должен для этого делать. То есть Бог, как ни странно, требует от нас постоянного усилия. Это, кстати, было и до моно­теизма, в этом идея ритуала. Здесь есть что-то инте­рес­ное, потому что если Бог абсолютен, добр и сверхсилен, то зачем ему наша субъективная вера. Но всегда было понимание, что Бог, может быть, и реален, но он реален каким-то другим способом, не как окружающие нас вещи. То есть его реаль­ность требует от нас постоянного усилия, и это усилие называется вера, по край­ней мере в христиан­стве. За счет веры, верности, преданности Богу, за счет нашей молитвы Богу Бог существует каким-то образом больше, чем он существовал. Это интересный парадокс, который, конечно, атеисты используют для того, чтобы критиковать эту конструкцию. Но тем не менее в ней есть какая-то логика, потому что зависит от того, какого типа сущее — Бог, является ли он вообще сущим. Он каким-то образом присутствует так, что в его присутствии нам надо участвовать.

Теперь скажу несколько слов о схола­стике — средневековой христианской мысли, которая развивалась в основном под влиянием Аристотеля. Теология занимала большую часть внимания этих авторов, поэтому про Бога там очень много сказано, мы всего сейчас не раскроем, но что интересно, что надо знать — это то, что в этой традиции разрабатываются очень подробно доказа­тельства бытия Бога. Их выде­ляют очень много типов, но самое известное — это так называемое онтологическое доказательство, от слова «онтология», «наука о бытии».

Онтологическое доказательство (его придумал средневековый схоласт Ансельм Кентерберийский) состоит в том, что сама идея Бога, то, что мы о нем поду­мали, то, что мы назвали его по имени, уже содержит в себе идею бытия. Нель­зя себе представить, чтобы мы думали о Боге, а Бога бы при этом не было, то есть как подумали о Боге — сразу Бог есть. Почему? Потому что идея Бога — это идея совершенства, а к совершенству должно принадлежать бытие. Потому что бытие лучше небытия.

Подумайте о том, что лучше — существующее мороженое или мысли о моро­женом? Конечно, существующее лучше, в этом есть что-то доброе, хотя, в общем-то, — контрпример — бытие: не факт, что камеры пыток лучше, чем мысль о камерах пыток. Но это уже мой контраргумент, у Ансельма Кентер­берийского такого нет.

Значит, бытие лучше, чем небытие. Бытие есть момент добра, поэтому Бог с необходимостью должен быть. Вот такая интересная идеалистическая концепция Бога, идеалистическое доказательство Бога, очень популярное, потому что оно дает нам философский способ подключить наше мышление, философию к чему-то реальному. С другой стороны, конечно, с ним можно спорить и переворачивать, говоря о том, что Бог — это просто мысль, просто идея.

Ну и как я уже сказал, даже если это так и Бог действительно является идеей, то не является ли он навязчивой идеей, то есть неким невротическим симпто­мом. Зигмунд Фрейд именно так и считал, он говорил: ну что такое Бог? Бог — это когда-то убитый нами отец, но с тех пор он стал фактически нашей идефикс — навязчивой идеей. Что-то в этом есть, в каком-то смысле это шутка по поводу онтологического доказательства. Помимо онтологиче­ского доказа­тельства, есть другие, более старые. Я уже упомянул вам доказательство Ари­стотеля о том, что движение должно откуда-то происхо­дить. Энергия, которая наполняет мир, должна была откуда-то произойти. Если она вбрасы­вается еще и еще раз, то тоже откуда-то. Это нуждается в объяснении, и такое доказа­тельство бытия Бога называется космологи­ческим — от слова «космос», «мир».

Еще одно распространенное доказа­тельство — телеологическое. От слова telos, «цель». Многое, что мы наблю­даем, стремится к какой-то цели, особенно живая природа. Мы видим, что со временем организмы усложня­ются, стано­вятся более умными, красивыми, более или менее объективно можно говорить, что птица красивее, чем червяк. Это значит, что в природе заложены неко­торые идеалы, нечто, к чему все должно стремиться. И значит, есть Бог, значит, есть какое-то абсолютное совершенство. Вот такое доказательство.

Понятно, что сейчас мы бы сказали, что Дарвин дока­зал: все это развитие происходит случайно. Но не уверен, что это опровержение слишком сильное, поскольку Дарвин не ставит под вопрос, вообще говоря, прогресс при этом движении. Он описывает механизм: действительно, все постепенно улуч­шается, и у Дарвина за это улучшение отвечает достаточно неопределенное мистическое понятие адаптации, приспособления. Что это за приспособ­ление и что мы называем приспосо­бившимся организмом, до конца неясно. Поэтому тут теологи могут поспорить, и они спорят.

Близко к этому доказательству так называемое аксиологическое доказатель­ство — от слова «акси», «ценность». Почему у нас с вами есть моральные чувства? Почему, если мы, не дай бог, побьем или убьем человека, мы будем мучиться угрызениями совести, даже если нас не поймают? Почему нам трудно солгать другому? Мы это делаем, но потом мы пережи­ваем, что-то нам мешает. Вот что нам мешает? Нам мешает какой-то внутренний голос. Инстинкт выжи­вания, размножения и так далее — ничего про мораль не было сказано. Но откуда-то она у нас есть. И предпо­лагается, что мораль в целом, стремление к добру заложил в нас именно Бог. Потому что кому еще? Многие умные люди разделяли эти доказательства. Например, Лев Толстой. Все остальные доказа­тельства он опровергает. «Анна Каренина» этим заканчивается — главный герой понимает, что мораль является единственным настоящим доказатель­ством Бога. В общем, что бы мы про это ни думали, есть такое доказательство.

И есть еще одно важное доказа­тельство — это психологическое. Тот простой факт, что в нас есть душа — еще под вопросом, есть ли она, — но, если мы счи­таем, что человек просто отличается от животного и человек вместе с живот­ным отличается от палки тем, что у него есть влечение, стремление, способ­ность понимать и ощущать окружающее, есть самосознание, грубо говоря, все это вместе называется душой. И раз это есть, то это не могло возникнуть само собой. Душа каким-то образом не сводится просто к телу, она его оживляет, и вот этот оживляющий принцип — душевный принцип — должен был откуда-то взяться. Опять же, по-видимому, душу создал Бог и, кстати, душа бессмертна, как и Бог. Это еще Платон доказывал: как душа может умереть, если она причастна вечным идеям?

В схоластике также обсуждается тот способ, которым Бог творит мир, и та ме­ра, в которую он вмешивается. Средневековая философия грубо делится на две школы мысли по этому вопросу. В одной Бог создает мир по какому-то разум­ному принципу. Бог разумен, это разумное начало. Разумное лучше, чем неразумное. Тогда он пред­стает как своеобразный гипермонарх мироздания, который дает ему закон. Вот так считал итальянский монах Фома Аквинский — один из самых знаменитых средневековых философов. Он выдвинул пред­став­ление о системе законов природы, законов Бога — там много типов законов. Наша жизнь управляется законами, разумными принципами, а Бог только дает эти принципы. Эта рационализация инстанции Бога сыграла большую роль дальше, в Новое время, поскольку на ее основе возникло понимание, например, науки как установления законов природы, то есть природа подчиняется неко­торым законам. Сама эта идея теологическая. Откуда в природе законы? Законы обычно бывают в обществе. Если в природе есть законы, значит, кто-то их ей дал — и Бог выступает как такой законодатель.

Есть другая школа мысли. Наиболее знаменитым ее представителем был Дунс Скот — шотландский теолог. В этой школе мысли Бог нам совер­шенно непостижим. Может, у него и есть какие-то законы и принципы, но мы их все равно не познаем, потому что они очень сложные. Для нас Бог непредсказуем, он действует по своей воле, и именно воля в Боге первична — она в каком-то смысле выше, чем разум. И поэтому для нас Бог порой выгля­дит как непред­сказуемый, несколько капризный деспот, несмотря на то, что, может быть, у него внутри есть какое-то провидение, понимание, которое выше нашего. И эта сред­не­ве­ко­вая доктрина тоже сыграла большую роль в Новое время, поскольку из нее вырос, в общем-то, протестантизм, Рефор­мация. Лютер во многом разде­ляет идеи Дунса Скота, его последо­вателя Оккама. Исходит поэтому из непостижимости Бога для человека. В этой связи поддерживает довольно жесткую абсолютную власть Рефор­мация. Но в то же время из Реформации и из этой скотистской традиции, грубо говоря, — она потом начинает назы­ваться номинализмом — растет, например, учение об общественном договоре, по крайней мере в некоторых версиях. Поскольку общественное устройство и закон начинают зависеть от произвола людей, от того, как мы договоримся. Все в наших руках. И если есть какие-то законы, то эти законы творим мы сами.

Это учение о деспотизме Бога очень легко перетекает к идее о деспотизме человека или даже о деспотизме коллек­тива. Ну и, соответственно, именно из второй версии о деспотизме вытекает опытная нововременная наука, точнее опытный аспект, опыт­ный принцип нововременной науки. Она может устанав­ливать законы природы, но делает это на опыте. Опыт нужен, потому что мы заранее не знаем, как Бог устроен. Мы не можем опять проникать в его провидение, это его дело. Мы можем только уже на ощупь выяснять, как же все устроено, как же обстоит дело.

Средние века постепенно перетекают в период, который мы называем Ренес­сансом, Возрождением. Надо сказать, что, вопреки, может быть, стереотипам из учебников, Ренессанс — это в боль­шой степени религиозное течение, возвра­щение к аспектам раннего хри-стианства, особенно неоплатонизма  Неоплатонизм — идеалистическое направ­ление в античной философии, зародившееся в III веке и опирающееся на терминологию Платона. Началом неоплатонизма считается учение Плотина (204–269).. К Античности действительно был поворот, но через этот самый неопла­тонизм. Но христианство в период Ренессанса понимали своеобразно.

В ренессансной религии силен элемент мистики, то есть всевозможных цере­моний, гаданий, алхимических практик, астрологии. И в то же время на основе неоплатонизма здесь выдвигается идея возврата к природе, изучению именно природы, а не только книг. Почему? Потому что Бог воплощен в природе. Это христианская идея, но она здесь усиливается, и возникает течение пантеизма. «Пан» — это «всё». Бог понимается как рассеянный в природе. Выражаясь сло­вами кардинала Николая Кузанского  Николай Кузанский (1401—1464) — гуманист, крупнейший немецкий мыслитель XV века, кардинал Римской католической церкви.: «Бог — это всё во всём». Эту точку зрения очень многие ренес­сансные интеллектуалы разделяют. Еще нужно упомянуть Джордано Бруно, знаменитого мистически ориентиро­ванного исследователя, в частно­сти астрономии. Он был не только неоплатоник, но и пантеист.

И позднее уже, в Новое время, в конце XVII века, к ренессансным идеям несколько запоздало обращается Барух Спиноза, нидерландско-еврейский мыслитель, который, говоря скорее про иудейского, чем про христианского Бога, создает такую масштабную, рациональную теорию мироздания, основан­ную тоже на пантеизме. То есть пантеизм позволяет перейти к изуче­нию природы, оправдать, реабилитировать каким-то образом земную материю как часть божества, как его реальное проявление. Уйти от Бога как абстракции. Поэтому, хотя, в общем-то, это движение осталось еретическим, основная доктрина Церкви не приняла пантеизм, тем не менее в истории нашей куль­туры он сыграл огромную роль.

Так что если кому-то казалось, что Новое время — это капитализм, наука и что Бог постепенно отходит в сторону, то на самом деле все было не так просто. По крайней мере, в начале Нового времени Бог играет очень большую роль. Я уже сказал про пантеизм. В обосновании науки у Декарта Бог выполняет функцию такого гаранта, вера в Бога переходит, по сути дела, в веру в мир, веру в опыт, веру в знание. Бог участвует на каждом шагу.

Ньютон, например, считал, что пространство и время, то есть основа его теории, то, что обеспечивает уравнение законов тяготения, — это, как он выра­жался, чувствилище Бога. Мы, напрямую изучая природу, изучаем Бога. Здесь есть элемент упоминав­шегося пантеизма. Но где-то к XVIII веку уже действи­тельно возникают печальные последствия для религии, для идеи Бога в резуль­тате развития буржуазного общества, капитализма и рациональной науки. Просвещение занимается борьбой с суевериями. Не с рели­гией, но с суеверия­ми. Но, как мы видели, религию довольно трудно отделить от суеверий, если мы будем читать Священное Писание. И многие мыслители XVIII века факти­чески пытаются минимизировать участие Бога в решении каких-либо практи­ческих вопросов. То есть Бог становится фактически неким очень удаленным принципом и субъектом. Как считал, например, немецкий философ Лейбниц, Бог — это такой часовщик, который завел когда-то часы, проследил за тем, чтобы часы были синхро­низированы. И дальше он не должен постоянно вмешиваться. Так же считали французские просветители — Вольтер, Руссо. Бог существует, но существует как рациональ­ная идея и как очень далекий прин­цип или исток. Нет необхо­димости, скажем, ему постоянно молиться, чтобы он прекратил или начал войну. Это бес­смыслен­но. Эта школа мысли называлась деизмом (от слова «бог»).

Надо сказать, Церковь одно время очень боролась с этим самым деизмом, запрещала книги, сажала людей в тюрьму. Но тем не менее это было очень популярно. И конечно, эта деистическая традиция постепенно привела к развитию уже и атеизма.

Деизм, столь популярный у интел­лигенции XVIII века, все равно остается достаточно конформной структурой, где добрый Бог где-то в основании мира нами все-таки руководит. Раскол с религией и ее настоящий подрыв, я бы сказал, все-таки происходит в конце XVIII века, в момент Французской революции. Здесь революционеры, республиканцы достаточно жестко начи­нают бороться с христианством. Оно кажется им деспотической религией, несовместимой с республика­низмом. И здесь начинается уже новая, более близкая к нам эпоха в осмысле­нии и критике христианства. 

Эта информация поступила от Альберто Ривера, бывшего иезуитского священника после его обращения в протестантизм. По этой информации Джек Чик написал книгу «Пророк», которая была издана Chick Publications, PO Box 662, Chino CA 91708. После опубликования книги, Ривера предпринял несколько неудачных попыток самоубийства, а потом внезапно умер от пищевого отравления. Его свидетельство не должно замалчиваться, и Ривера все еще говорит с нами…

«То, что я хочу вам рассказать – я сам узнал изсекретного разговора в Ватикане, когда я был иезуитским священником под присягой и инструкцией. Иезуитский кардинал по имени Августин Беа рассказал нам, как отчаянно римские католики желали получить Иерусалим в конце третьего века. В силу своей религиозной истории и своего стратегического расположения, Святой городрассматривался как бесценное сокровище. Оставалось разработать схему, как превратить Иерусалим в римско-католический город.

Большим источником людских ресурсов, способных сделать это, были дети Ишмаэля. Бедные арабы пали жертвами одного из самых хитроумных планов, когда-либо разработанных властью тьмы. Ранние христиане пошли во все концы света с Евангелием, создавая небольшие церкви и встречая повсюду серьезную оппозицию. Как евреи, так и правительство Римской империи, преследовали верующих в Христа, дабы остановить распространение их учения. Потом евреи восстали против Рима, и в 70 н.э.,римские войска под предводительством Тита разрушили Иерусалим и уничтожили большой еврейский Храм, который был сердцем иудейского культа… во исполнение пророчества Христа в Евангелии от Матфея 24:2.

На этом святом месте, где когда-то стоял Храм, была построена мечеть Купол Скалы как второе самое святое место ислама. Радикальные изменения носились в воздухе. Коррупция, апатия, жадность, жестокость, извращения и волнения пожирали Римскую империю, и она была готова к краху. Преследованияхристиан были бесполезны, поскольку те продолжали отдавать свои жизни за Христово Евангелие.

Единственным способом, которым Сатана мог остановить это, было создание фальшивой «христианской» религии, способнойразрушить Божье дело. Решение находилось в Риме. Их религия пришла из древнего Вавилона, и ее необходимо было модернизировать. Это не произошло в одночасье, но началось с трудов ранних «отцов церкви».

С помощью их писаний новая религия приняла свое очертание. Статуя Юпитера стала называться Св. Петром, а статуя Венеры превратилась в Деву Марию. Их штаб разместился на одном из семи холмов, называемом Ватикан (‘Vaticanus’), место водяного змея, где стоял сатанинский храм Януса.

Римский католицизм, который в Откровении 17:5 был назван «мистерией, великим Вавилоном, матерью шлюх и мерзостью земли», стал великой ложной религией. Эта религия возникла для блокирования Евангелия, убийства верующих в Христа, установления богомерзких религий, развязывания войн и отравления народов вином разврата.

Три самые крупныерелигии имеют одну общую черту – каждая из них имеет свое святое место, из которого она получает руководство. Римский католицизм смотрит на Ватикан как свой Святой город. Евреи смотрят на Стену Плача в Иерусалиме, а мусульмане – на Мекку в качестве своего Святого города. Каждая религия считает, что посещая свое свято место, верующие получают благословение на всю жизнь В самом начале арабские паломники приносили свои дары в «Божий Дом», а хранители Каабы были милостивы ко всем, кто приходил. Некоторые приносили своих идолов, и хранители, не желая обижать людей, помещали идолов внутрь святилища. Известно, что поначалу евреи рассматривали Каабу как скинию Творца и почитали ее до тех пор, пока ее не осквернили идолами.

Во время племенных разногласий по поводу источника святой воды (Замзам), дары, которые приносили пилигримы, были сброшены в источник и засыпаны песком — он исчез. Много позднее Aбд аль Мутталиб имел видение, в котором ему было сказано, где найти источник и его сокровища.Мутталиб стал героем Мекки, и ему же суждено было стать дедом Мухаммада. К этому времени епископом Северной Африки стал Августин, который сыграл большую роль в победе католицизма среди арабов, включая целые племена. Именно среди этих арабов, обращенных в католицизм, была разработана концепция арабского пророка.

Отец Мухаммада умер от болезни, а дети из больших арабских семей таких мест, как Мекка, посылались в пустыню к бедуинам для вскармливания и отнятия от груди. Там же они проводили часть своего детства вместе с бедуинским племенем для обучения и во избежание соблазнов большого города.

После того, как мать и дед Мухаммада скончались, он был отдан своему дяде. Тут-то католический монах узнал о нем и сказал: «Возьми сына брата твоего назад в свою страну и оберегай его от евреев, потому что, видит Бог, если они его увидят и узнают о нем то, что я знаю, они замыслят злое против него. Большие события ожидают сына брата твоего».

Католический монах зажег искру будущих еврейских гонений от рук последователей Мухаммеда. До Мухаммада евреи и арабы жили мирно. Ватикан отчаянно желал получить Иерусалим в связи с его религиозным значением, но евреи ему мешали.

Другой проблемой были истинные христиане Северной Африки, которые проповедовали Евангелие. Сила католицизма росла, но он не желал мириться с оппозицией. Так или иначе, Ватикану нужно было создать оружие для ликвидации евреев и истинно верующих христиан, которые отказывались принимать римский католицизм. Глядя в сторону Северной Африки, католики видели толпы арабов как источник людских ресурсов, могущих выполнить для них всю грязную работу. Некоторые арабы стали римскими католиками и могли быть использованы для передачи информации лидерам в Рим. Другие были использованы в подпольной шпионской сети для выполнения генерального плана Рима — взять под свой контроль большое число арабов, которые отклонили католицизм.

Когда «Святой Августин» появился на сцене, он уже знал, что происходит. Его монастыри служили базой для поиска и уничтожения рукописей Библии, принадлежавших истинным христианам.

Ватикан хотели создать Мессию для арабов, личность, которую они могли бы выдвинуть как великого лидера. Им нужен был человек с харизмой, которого они могли бы обучить и, в конечном итоге, объединить с его помощью всех арабов некатоликов, создав могучую армию, котораясмогла бы захватить Иерусалим для папы Римского.

Кардинал Беа рассказал нам в Ватикане такую историю:

Богатая арабская женщина, преданная Папе Римскому, сыграла огромную роль в этой драме. Она была вдовой по имени Хадиджа. Все свое состояние она отдала церкви, а сама ушла в монастырь. Спустя какое-то время, она получила указание выйти замуж за блестящего молодого человека, которого Ватикан хотел использовать для создания новой религии и который мог бы стать Мессией для детей Ишмаэля. Хадиджа имела двоюродного брата по имени Варака, который также был очень предан римско-католической церкви, и Ватикан поручил ему решающую роль советника Мухаммада, на которого Варака оказал огромное влияние.

К Мухаммаду были посланы учителя для интенсивной подготовки. Мухаммад изучал труды Св. Августина, который подготовил его «к великому призванию». Ватикан имел арабов-католиков по всей Северной Африке, распространявших историю о великом человеке, который должен появиться среди народа и быть избранным Богом.

Пока Мухаммад проходил подготовку, ему все время твердили, что самые настоящие его враги – это евреи, а самыми настоящими христианами являются только римские католики. Ему постоянно внушали, что все остальные, которые называют себя христианами, на самом деле – злые самозванцы, которых следует уничтожать. Многие мусульмане в это поверили.

Мухаммад стал получать «божественные откровения», а двоюродный брат его жены, католик Варака, помогал их толковать. Отсюда появился Коран.

На пятый год миссии Мухаммада, начались преследования его последователей, не желавших поклоняться идолам в Каабе.

Мухаммад велел некоторым из них бежать в Абиссинию, где Негус, католический царь, принял их, потому что взгляды Мухаммада на Деву Марию были очень близки к римско-католической доктрине. Эти мусульмане получили защиту католических царей из-за «Откровений» Мухаммада.

Мухаммад позднее завоевал Мекку, и Кааба была очищена от идолов. История доказывает, что до появления ислама, сабиняне в Аравии поклонялись Богу Луны — Аллаху, который был женат на Богине Солнца. Они родили трех богинь, которым поклонялись во всем арабском мире как «Дочерям Аллаха». В 1950 на раскопках в Хазоре (Палестина), был найден идол, изображающий Аллаха, сидящего на троне с полумесяцем на груди.

Мухаммад утверждал, что он имел видение от Аллаха, в котором ему было сказано: «Ты — посланник Аллаха». Так он начал свою карьеру пророка и получил много сообщений. Ко времени смерти Мухаммада религия ислам стала резко набирать сторонников. Кочевые арабские племена стали объединять свои силы во имя Аллаха и его Пророка Мухаммада.

Кое-что из написанного Мухаммадом, вошло в Коран, а кое-что никогда не было опубликовано. Все, что он написал, находится сейчас в руках Аятолл, священников исламской веры».

Когда кардинал Беа поделился с нами этой историей в Ватикане, он сказал, что эти рукописи охраняются потому, что они содержат информацию, которая связывает Ватикан с созданием ислама. Обе стороны имеют столько информации друг о друге, что она может вызвать такой скандал, который станет катастрофой для обеих религий.

В их «святой» книге – Коране, Христос представлен лишь как пророк. Если Папа – его наместник на земле, то он также должен быть пророком Бога. Это вызывает в последователях Мухаммада страх и уважение к Папе как еще одному «Святому человеку».

Папа действовал быстро и издал буллы, дозволяющие арабским военачальникам вторгнуться в страны Северной Африки и покорить их. Ватикан помогал финансировать создание огромной исламской армии в обмен на три безвозмездных обязательства:

1. Уничтожить евреев и христиан (истинно верующих, которых они называют «неверными»).

2. Защита монахов Августина и римских католиков

3. Завоевание Иерусалима для Его Преосвященства в Ватикане.

С течением времени, мощь ислама стала огромной. Евреи и истинные христиане были убиты, и Иерусалим пал в руки мусульман. Ни католики, ни их святыни, ни разу не были атакованы в то время. Но когда Папа потребовал Иерусалим, он был удивлен отказом. Арабские генералы имели такой военный успех, что могли уже не бояться Папы — ничто уже не могло стоять на пути их собственного плана.

Под руководством Варака, Мухаммад написал, что Авраам принес в жертву Ишмаэля, хотя Библия говорит, что в жертву был принесен Исаак. Хотя Библия и утверждает это, Мухаммад изъял имя Исаака и вставил имя Ишмаэля. В результате виденья Мухаммада, верующие мусульмане построили мечеть Купол Скалы в честь Ишмаэля на месте иудейского Храма, разрушенного в 70 н.э. Это превратило Иерусалим во второе священное место исламской религии. Как же они могли отдать Папе такое священное место, не вызвав волнений?

Мечеть Купол Скалы на Храмовой горе.

Папа понял, что то, что он создал, вышло из-под контроля, когда он услышал, что они называют «Его Преосвященство» неверным. Мусульманские генералы были готовы завоевать весь мир во имя Аллаха и обратились к Европе. Исламские послы пришли к Папе и попросили папскую буллу с разрешением вторгнуться в европейские страны.

Ватикан был возмущен. Война стала неизбежной. Власть над храмом и над миром считались основным правом Папы. Он даже думать не мог разделить ее с теми, кого считал язычниками.

Папа снарядил армию и назвал ее винов крестоносцами, чтобы удержать детей Ишмаэля от захвата католической Европы. Крестовые походы длились несколько веков, и Иерусалим ускользнул из рук папы.

Турция пала, а Испания и Португалия были наводнены исламскими войсками.

В Португалии горная деревушка была названа «Фатима» в честь дочери Мухаммада, который и не мечтал, что она удостоиться такой чести стать всемирной знаменитостью.

Годы спустя, когда исламские армии находились уже на островах Сардиния и Корсика и были готовы к вторжению в Италию, возникла серьезная проблема. Исламские военачальники осознали, что они очень сильно разбросаны. Пришло время для мирных переговоров. Одним из участников переговоров был Франциск Ассизский.

В результате, мусульманам было разрешено оккупировать Турцию в «христианском» мире, а католикам было разрешено оккупировать Ливан в арабском мире. Было также достигнуто соглашение, что мусульманам можно строить мечети в католических странах без помех, пока римский католицизм будет процветать в арабских странах.

Кардинал Беа сказал нам в Ватикане, что мусульмане и католики согласились уничтожать их общего врага – христианских миссионеров, верующих в Библию. В результате этого соглашения Сатана закрыл детям Ишмаэля знание Писания и истины.

Небольшой контроль оставался над мусульманами со стороны Аятолл через исламских священников, монахинь и монахов. Ватикан также развязал кампанию ненависти между арабами-мусульманами и евреями. До прихода Мухммада они сосуществовали мирно.

Исламская община смотрит на верующих в Библию миссионеров как на дьяволов, которые отравляют ядом детей Аллаха. Это объясняет малую результативность многолетнего миссионерства в исламских странах.

Следующим планом было взять ислам под контроль. В 1910 Португалия стала социалистической. Везде стали появляться красные флаги, и католическая церковь столкнулась с серьезными проблемами. Все большелюдей выступали против церкви.

Тут иезуиты вспомнили деревушку под название Фатима, которой было суждено сыграть ключевую роль в том, чтобы подтолкнуть ислам к Матери Церкви.

В 1917 Непорочная Дева появилась в Фатиме. «Божья Мать» имела колоссальный успех, собрав толпы народа. В результате, Социалистическая Республика Португалия потерпела поражение.

Римские католики по всему миру стали показывать «Богоматерь Фатиму», вызывая хорошее отношение общественности к исламу. Арабы думали, что они оказывают честь дочери Мухаммада, что отвечало целям иезуитов.

Но мы так ничего и не увидели. Иезуиты дали Деве Марии появиться 4-5 раз в Китае, России и один раз в США.

Какое отношение это имеет к исламу? Вот заявление Епископа Шина: «Появление Божьей Матери в Фатиме стало поворотным пунктом в истории 350 млн мусульман. После смерти своей дочери Мухаммад написал, что она – «самая святая из всех женщин в Раю, рядом с Марией»..

Шин считал, что Дева Мария захотела стать известной как «Богоматерь Фатима» как признак и обещание, что мусульмане, которые верят в непорочное рождение Христа, придут к вере в его божественность.Епископ Шин указал, что паломничество к статуе Богоматери Фатимы было с энтузиазмом встречено мусульманами в Африке, Индии и в других местах, и что многие мусульмане теперь переходят в римско-католическую церковь».

Любой, кто получает знания о пророческом послании, обнаруживает, что оно подчеркивает человеческое достоинство и возвышает статус человека, поскольку люди, будь то мусульмане или нет, являются потомками Адама.

Всевышний Аллах почтил все человечество, сказав:

«Мы почтили сынов Адама и позволяем им передвигаться по суше и морю. Мы наделили их благами и даровали им явное превосходство над многими другими тварями».

Следовательно, все люди имеют права как представители человечества перед лицом Всемогущего Аллаха. Тем не менее, перед Аллахом люди отличаются степенью своей богобоязненности, веры и нравственности.

Более того, Мухаммад (мир и благословение ему) последовательно демонстрировал это своим отношением в общении с немусульманами.

Однажды похоронная процессия шла мимо Пророка Мухаммада ﷺ, и он встал из уважения. Когда ему сказали, что человек в гробу был иудеем, а не мусульманином, он сказал:

«Разве это была не живая (душа)?»

Кроме того, Пророк Мухаммад ﷺ посещал немусульман, которые были больны. Так, Пророк ﷺ посетил Абу Талиба во время его болезни; также он посетил больного еврейского мальчика.

Он ﷺ указывал на права всех людей в части добрососедства, и ему ﷺ принадлежат слова:

«Лучший из сподвижников Аллаха тот, кто лучший по отношению к своим сподвижникам, и лучший из соседей тот, кто лучший по отношению к своему соседу».

Традиция добрососедства распространялась на каждого соседа, даже если он не был мусульманином.

Пророк Мухаммад ﷺ пришел не затем, чтобы лишить свободы тех, кто не хотел следовать за ним. Вместо этого он относился к ним с редкой степенью толерантности.

Ниже приведены некоторые из наиболее важных принципов в отношениях пророка Мухаммеда ﷺ с немусульманами:

В религии нет принуждения

Хотя Пророк Мухаммад ﷺ и его сподвижники верили в необходимость принятия Ислама, поскольку он является печатью предыдущих посланий, они никогда не пытались заставить кого-либо силой принять Ислам.

Благородный Коран ясно говорит об этом:

«Нет принуждения в религии. Прямой путь уже отличился от заблуждения…»

Поэтому никто не должен принуждаться к принятию Ислама. Это так, даже если тот, кто использует силу, является отцом, желающим добра для своих детей, или принуждаемым становится ребенок, который не сомневается в любви своего отца к нему.

Даже Посланник Аллаха ﷺ не принуждал людей к принятию этой религии, и Всемогущий Аллах говорит об этом:

«Если бы твой Господь пожелал, то уверовали бы все, кто на земле. Разве ты стал бы принуждать людей обратиться в верующих?»

Ислам не только предоставил немусульманам свободу сохранять свою религию, но и позволил им практиковать свои обряды и сохранить свои культовые места.

Пророк ﷺ запретил своим сподвижникам беспокоить христианских священнослужителей в их скитах, и он ﷺ никогда не нападал на немусульманские места отправления культов. Его сподвижники и последующие халифы усвоили это указание Пророка ﷺ очень хорошо; поэтому они советовали своим военачальникам не захватывать и не разрушать места отправления религиозных культов.

Кроме того, Ислам дал им свободу следовать их собственным законам при заключении брака, разводе и в других вопросах.

Важность справедливости по отношению к другим

Пророк Мухаммад ﷺ приказал нам относиться ко всем людям справедливо, будь то мусульмане или немусульмане. Об этом говорится в Благородном Коране:

«Воистину, Аллах велит вам возвращать вверенное на хранение имущество его владельцам и судить по справедливости, когда вы судите среди людей. Как прекрасно то, чем увещевает вас Аллах! Воистину, Аллах — Слышащий, Видящий».

Пророк Мухаммад ﷺ получил откровение и передал его наилучшим образом как ему было приказано, находясь среди людей независимо от их статуса, расы, религии или родословной.

Все были равны для Пророка ﷺ, и даже если человек был несправедлив по отношению к мусульманам, ему все равно полагалась его часть, которой он располагал по праву.

Благородный Коран приказал Посланнику ﷺ править справедливо, если Ахль аль-Китаб (то есть иудеи и христиане) выбирали его как арбитра,

«Если они явятся к тебе, то рассуди их или же отвернись от них. Если ты отвернешься от них, то они нисколько не навредят тебе. Но если ты вынесешь решение, то суди их беспристрастно. Воистину, Аллах любит беспристрастных».

В более чем тридцати случаях Пророк Мухаммад ﷺ подчеркнул неотъемлемые права аль-Муахад (тех, кто имеет завет с мусульманами), среди которых отметим следующее его ﷺ высказывание:

«Кто убьет неверующего, у которого есть договор с мусульманами, не почувствует даже запаха Рая, хотя тот ощущается на расстоянии сорока лет пути от него».

Он ﷺ также сказал:

«Берегитесь те, кто поступает несправедливо к человеку заключив с ним договор, или умаляет его право, или заставляет его работать не по своей воле, или отнимает у него что-либо без его согласия, я буду просить за него (притесненного) в День Суда».

Он ﷺ также сказал:

«Тому, кто убивает человека, которому прежде обещал защиту, Аллах запретит войти в Рай».

Мухаммад ﷺ запретил мучить кого-либо, даже если он не принял Ислам.

Он ﷺ запретил пытки по отношению к любому человеку, будь то мусульманин или немусульман. Он ﷺ сказал:

«Всемогущий Аллах мучает тех, кто мучает людей в этой жизни».

Мухаммад ﷺ также обязался сохранить и гарантировал немусульманам неприкосновенность жизни, богатства и чести в исламском сообществе. Таким образом, никто не имеет права вредить другому человеку, будь он мусульманин или нет, если человек проживает на землях под Исламским правлением.

Забота о немусульманах

Одним из принципов учения Мухаммада ﷺ является обязанность мусульманина хорошо относится ко всем людям, о чем он ﷺ сказал:

«Я был послан лишь для того, чтобы совершенствовать нравственность».

В другом хадисе мы находим слова «менять нравы».

Благородный нрав в равной степени присущ мусульманам и немусульманам. Мирное сосуществование, взаимопонимание и сотрудничество между нациями и между людьми крайне необходимы человечеству.

Мухаммад ﷺ в своем послании предписал людям милосердие, подразумевая под этим все его проявления, равно как и все формы хорошего отношения.

Благородный Коран говорит:

«Аллах не запрещает вам быть добрыми и справедливыми с теми, которые не сражались с вами из-за религии и не изгоняли вас из ваших жилищ. Воистину, Аллах любит беспристрастных».

Учёные Ислама разъясняют этот аят следующим образом:

«Проявлять милость к слабым из них, давать милостыню бедным, кормить голодных, одевать бедных и говорить с ними доброжелательно. Это должно делаться сострадательно и мягко, без упреков и унижения; терпеть плохих соседей, сохраняя любезность, без агрессии или злобы. Кроме того, мы должны просить Аллаха наставить их на прямой путь и дать им счастье. Также следует давать им хорошие советы по всем жизненным и религиозным вопросам, защищать их, если кто-то пытается причинить им вред».

Необходимость заботы о них подтверждается и в вопросах, касающихся семейных отношений, а в случае отношений между родителями и детьми становится обязательным. В этой связи Асмаа’, дочь Абу Бакра, передала следующее:

«Моя мать посетила меня во времена пророческой миссии Посланника Аллаха ﷺ», – и она была неверующей. Поэтому я посоветовалась с Посланником Аллаха ﷺ и спросила его: «Моя мать хочет навестить меня и ожидает, что я буду с ней любезна, должна ли я поддерживать родственные связи с матерью?» Он ﷺ ответил: «Да, поддерживай родственную связь с матерью».

Также известно, что когда делегация Наджрана, члены которой были христианами, пришли к Мухаммаду ﷺ в Медину, они вошли в его мечеть днем, и как раз настало время для их молитвы. Потому они начали молиться в его мечети, и мусульмане попытались остановить их, но Мухаммад ﷺ сказал:

«Пусть они молятся». После этого они повернулись к востоку и помолились.

Также мать правоверных Айша (да будет доволен ею Аллах) передала:

«Посланник Аллаха ﷺ скончался, и его щит был обещан человеку из иудеев в обмен на тридцать мер ячменя, за расходы их (имеются ввиду дети Пророка ﷺ)».

Таким образом, Мухаммад ﷺ приказал мусульманам заботиться об Ахль адх-Зимми (иудеях и христианах), которые живут среди мусульман.

В том числе, если кто-то из немусульман нуждается в денежной помощи, такая помощь должна быть предоставлена, поскольку государство несет ответственность за бедных, как мусульман, так и Ахль адх-Зимми.

Государство несет ответственность за обеспечение надлежащих условий жизни для них, а также за всех тех, кто находится на из попечении, поскольку они являются гражданами Исламского государства. Мухаммад ﷺ сказал:

«Вы все являетесь попечителями, и каждый из вас несет ответственность за тех, кто на его попечении».

Когда второй праведный халиф ‘Умар был в Аль-Шаме, он прошел мимо группы христиан, которые страдали проказой, и он приказал раздать им милостыню и пищу.

Свобода работать и зарабатывать

Мухаммад ﷺ заключил завет с немусульманами, что они могут работать и зарабатывать в мусульманских странах, работая на других или на себя, а также выбирать любую профессию и род экономической деятельности.

Их положение равноправно положению мусульман, и они имеют право покупать, продавать и заключать контракты с обществом. Они также могут проводить финансовые операции, но должны избегать ростовщичества.

Они имеют право заниматься любым видом деятельности, кроме ростовщичества, покупки и продажи вин, свиноводства и всего того, что вредит обществу и что Ислам прямо запретил.

Ислам запретил перечисленные виды деятельности по причине ущерба, который может быть нанесен как им самим, так и обществу. Немусульмане также пользуются другими свободами в части обладания товарами и средствами производства, и т.д.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх