Помост

Вопросы веры

Православие и медитация

Сегодня любой современный человек перенасыщен различной информацией – как полезной, так и ничего хорошего для него не несущей, и даже наносящей вред. Отовсюду звучат призывы улучшить качество жизни, заняться самопознанием и личностным ростом, обрести счастье и спокойствие, улучшить здоровье. Но если исследовать корни большинства подобных призывов, то «тянутся» они из учений неоиндуисткого толка, которые советуют приобщиться к медитации – читать и слушать мантры. При этом акцент делается на то, что такие практики не имеют никакого отношения к философии или религии. Но читать и слушать мантры, значит, медитировать, то есть, практиковать духовность Востока. Безопасна ли такая медитация для православной души?

Восточная медитация в свете Православия

Фото: Flickr.com

Выбирая духовную практику Востока, читая и слушая мантры, верующий осознанно и добровольно (или не понимая) совершает важный мировоззренческий выбор, который волей-неволей:

  • меняет уклад его привычной жизни;
  • отрицательно влияет на поставленные ранее цели и задачи;
  • определяет учесть его бессмертной души в вечности.

Уверения тех, кто пропагандирует чтение и слушание таких «песен» и уверяет, что мантры не оказывают существенного влияния на судьбу, изначально ложные. Легкомысленный подход к этой духовной практике уже привел к тому, что она частично используется в психологии и педагогике, влияя на неокрепшее детское мировоззрение.

Не так давно в мире появилось направление под названием «интегративная медицина». Ее цель – объединение европейской медицины с восточными практиками. И в качестве одного из вида психотерапии активно используется медитация – больным предлагается читать или слушать мантры. Такие манипуляции даже имеют красивое название – молитвотерапия. Здесь смешалось все – медицина, медитация и молитва. Сделано это для того, чтобы осовременить языческое миросозерцание, сделав его привлекательным и даже одухотворить православием.

Любой священник, услышав о том, что христианин занимается медитацией, скажет, что такая духовная практика считается оккультной (от слова «культ» – поклонение лжебогу). Она как бульдозер сравнивает под один уровень такие понятия, как Творец и тварь, Создатель и творение, отрицая то, что человеческая природа от рождения греховна и нуждается в Боге. Медитация предполагает изучение духовного мира. Но человек не должен исследовать эту сторону бытия, ему достаточно просто готовиться к ней, проживая земную жизнь в послушании Господу.

Что говорили о медитации святые?

Фото: Flickr.com

Среди святых послушников о медитации высказывались:

  1. Святитель Феофан Затворник. Он говорил, что желание медитировать часто возникает у несведущих в этой теме людей из добрых побуждений. Они, не понимая сути медитации, неосознанно пытались овладеть той частью бытия, которая может быть дарована только Богом. Такие люди все таинственное готовы причислить к религиозному или духовному. Они не понимают, что слушание и чтение мантры формируют языческое мышление и уменьшают веру.
  2. Православный подвижник Макарий Египетский. Он сравнивал медитацию с оккультными науками, которые могут вывести человека за пределы его сознания.

Ни один православный священник не выскажется о медитации положительно.

Опасно и недопустимо стремиться к переживанию особых духовных состояний. Христианский духовный опыт противится этому. Познавать Бога и Его мир можно только посредством молитвы, которая предполагает общение с Творцом. Только Всевышний решает, насколько «глубоко» человек может «погрузиться» в Него.

Восточная духовная практика никогда не существовала без опоры на определенное религиозное мировоззрение. И если бессмысленно следовать тому, что диктует мода, можно совершить кучу ошибок в религиозной области. А это, по мнению французского философа Габриэля Марселя, обязательно приведет к гибели души.

Медитация в христианстве: за и против

07.12.2016 34484 просмотра Найдено в Интернетах

Читатель Сергей Семенов обратился ко мне вот с таким вопросом: «Добрый вечер! Всегда с интересом читаю Ваши статьи. Хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу медитации. Могут ли православные христиане ее практиковать? На этот вопрос меня сподвигла дискуссия между двумя уважаемыми священниками в нашем городе. Вот мнение одного, а вот другого».
В общем, я добавила мнение еще и ТРЕТЬЕГО батюшки. На мой взгляд, все вместе они отражают весь возможный спектр отношения к проблеме. Даже не знаю, что я могла бы добавить. Предлагаю вам прочитать все три текста (они небольшие и понятные) и самим решить, на чьей вы стороне.

Медитация или молитва? (разъяснение для людей нецерковных)
Мнение священника Федора Косолапова
Я думаю, неверно считать медитации средством «заглянуть в себя», решить какие-то психологические проблемы или тем более проблемы со здоровьем. Просто в любой религии цель любой религиозной практики только одна – установление связи с Божественным. Для того, собственно, и существуют вообще религии (само слово, предположительно, происходит от латинского «религаре» – связывать, то есть соединять человека и Бога или богов). А поскольку медитация – это религиозная практика, то она и преследует именно эту цель в контексте той религии, где она возникла. Что касается решения проблем душевных или физических, то даже если такое имеет место, то только как побочный эффект. А вообще это крайне сомнительно.
То же самое касается молитвы. Это религиозная практика, направленная на соединение с Богом в христианстве. При этом существуют мнения (и даже какие-то «исследования»), что молитва влияет на телесное здоровье. Когда я такое слышу, я обычно не возражаю (ну если что-то хорошее пиарят – пусть), но внутри меня кто-то морщится 🙂 При чем здесь здоровье? Молитва – это средство общения с Богом. Если кто-то молился и попутно себе молитвой здоровьечко поправил – я рад за него 🙂 А вот целенаправленно лечиться молитвой – это уже попахивает язычеством.
Так вот – медитация и молитва возникли в разных религиях, в которых принципиально разные представления о Божественном. Значит, они «соединяют» совсем с разными вещами. Можно говорить о том, что медитация и молитва преследуют диаметрально противоположные цели.
Медитации впервые упоминаются в Ведах – это сборник священных текстов индуизма (традиционная религия народов Индии). Из индуизма эта практика перешла в буддизм. Теперь надо понять, что такое Божественное, с которым имеет возможность соединиться человек в этих религиях (а значит, какова цель медитаций). Если очень коротко, главное отличие индуизма и буддизма от христианства заключается в отсутствии в первых идеи о личностном Боге, то есть таком Боге, с которым можно вступить в диалог. То есть Божественное нечто присутствует, но разговаривать с этим нечто также продуктивно, как и с деревом или стеной.
Исходный тезис буддизма – «бытие есть страдание». Следовательно, спасение – избавление от страданий – это избавление от бытия, то есть небытие. Личность человека должна быть растворена в безличном Божестве (у буддистов – в нирване), подобно тому, как песчинка соли растворяется в океане. Таким образом, можно говорить о том, что 1) медитация в принципе не предполагает иного субъекта, кроме самого медитирующего; 2) медитация в конечном счете призвана ДЕМОНТИРОВАТЬ (ликвидировать, разрушить) личность медитирующего.
В противоположность указанным восточным религиям, в христианстве есть понятие о Боге как о личности. То есть Бог может быть субъектом общения, участником диалога. И способ установления связи с Ним предельно прост: надо с Ним заговорить, обратиться к Нему с речью. Это и называется молитва. В сравнении с медитацией: 1) молитва предполагает присутствие Слушателя молитвы (Бога), другого Участника беседы; молитва – это диалог; 2) молитва призвана ФОРМИРОВАТЬ личность молящегося по образу и подобию Бога, потому что, общаясь с Богом, человек меняется (как в народе говорится, «с кем поведешься, от того и наберешься»), или, в церковной терминологии, «освящается», т.е. делается святым, подобно тому, как Свят Сам Бог.
В общем, тут нужно выбирать, что больше нравится: разрушить свою личность или сформировать её.
Вот цитата из Википедии:
«Христианство свидетельствует: по мере приближения души к Богу человек все более ясно видит своё несовершенство и несамодостаточность. Поэтому опыт приближения к Богу утверждает в христианине смирение, покаяние и любовь. Благодаря этому возможна чистая, искренняя радость единения с Господом, Который тебя видит, слышит и любит. Восточный же мистический опыт отвергает личностного Бога, а потому стремится к преодолению личности человека в самадхе или нирване, дает переживание растворения своей индивидуальности в океане безличного».
P. S. Слово медитация – латинского происхождения. В оригинальных индуистских текстах – это «дхьяна». В буддизме – «чань». Из той же статьи в Википедии следует, что существует некая терминологическая путаница, когда некоторые виды христианской молитвы также называют «медитацией». Надо ясно понимать, что тождество наименования не означает тождества по сути. Христианское «сосредоточение» и «созерцание» – это все равно сосредоточение ради общения с Богом и созерцание личностного Бога, как бы мы это ни назвали. Это принципиальное отличие от практик восточных религий, которые не предполагают личностного Бога.
Медитируй, созерцая (святое бесстрашие)
Мнение священника Петра Боева
Не перестаю удивляться решительной грубости моих собратьев и родственников по вере. Обычно когда человек в чем-то не компетентен, он ищет знающего. Здесь же ровным счетом наоборот: все подлинно красивое – когда-то забытое, а теперь обретаемое – подвергается не критике даже, а тотальному уничтожению.
Была ли возможность задуматься, зачем преподобный Симеон провел 37 лет на столпе? Это было в V веке, в VII веке уже Алипий провел так 60 лет, а в X веке Лука Новый Столпник – 45 лет. Святые делали это намеренно, чтобы условия их жизни максимально настраивали на суть молитвенного созерцания.
Приходилось ли размышлять, с какой целью монахи уходили в затвор? Многие православные любят цитировать святителя Феофана, однако совсем не помнят о том, что он оставил епископское служение ради затворничества. Русская монашеская традиция чрезвычайно богата примерами такого обособления ради непрерывной молитвы.
Почитая подвиг преподобного Серафима Саровского, вникаем ли в его сердцевину? После принятия священного сана он ушел из монастыря и жил в одиночестве. Тысячу дней, как известно, он провел на камне, но что это было по существу, понимаем ли мы сегодня? На долгое время он брал на себя обет молчания, а также уходил в затвор.
Противоестественно отрицать что-то по принципу чуждости. Если у нас чего-то нет, это не значит, что оно неправильно. Напряженность, возникшая в связи с употреблением слова, взятым из другой традиции, говорит лишь о формальности подхода. По существу, аскеты совершали медитацию, но называться это могло как-то иначе.
Коллапс заключается в том, что сегодня сама практика самодвижной молитвы в обыденном благочестии отсутствует. Если бы даже кто-то начал говорить о том, что он занимается созерцанием, боговидением или умным деланием, это вызвало бы не меньшую волну осуждения. Гораздо привычнее заниматься вычитыванием молитв, предваряемых и завершаемых суетой мыслей, от которых, оставаясь на прежнем духовном уровне, современный человек не в силах освободиться.
Сегодня мы воспеваем наших святых, праведников, подвижников, но было ли так в их времена? Известно, что когда первые монахи ушли из городов в пустыни, иерархи не знали, что с ними делать. Это было весьма кричаще, выглядело эпатажно, подвергалось критике. Здоровый человек должен получить профессию, завести семью и заниматься домом, а тут такое… Можем ли мы, почитатели Феодосия Печерского, проникнуть в боль матери, которая много раз отговаривала его от монашества, преследовала его, возвращала домой силой? Мы привыкли гордиться подвигами святых, не вникая в их суть. Это ли почитание? Это ли хранение Предания? Это ли преемственность?
Медитация
Мнение священника Дмитрия Нефедьева
В этой публикации я хочу сделать попытку беспристрастного взгляда на проблему хождения медитации в православных кругах и на проблему несоответствия\соответствия этого явления православной традиции. Сразу попрошу: если будете читать, читайте до конца!
Меня спрашивают, зачем я пишу свои заметки. На чьей стороне я в этом холиваре, который бьет по Церкви и будоражит умы. Я отвечу: Я НЕ УЧАСТВУЮ В ХОЛИВАРЕ. Платон мне друг, но истина дороже! Поэтому я – за мир и истину.
К сожалению, многие отцы торопятся судить о чем-то, не потрудившись узнать об этом от людей, практикующих предмет суждения. Например, сектанты обвиняют православных в том, что мы молимся иконам, хотя никто из православных не молится иконам, а молятся первообразу, отображенному на них. Католики очень удивятся, когда услышат многие наши в их адрес обвинения.

Так вот, прежде чем обвинять медитацию непонятно в чем, следует спросить людей, её практикующих, как они её понимают и чего они хотят добиться с её помощью.
Я спросил несколько человек. Один, не практикующий её, но очень долго её изучавший, объяснил, что медитация – это упражнения, имеющие целью избавить ум от помыслов. Другой, практикующий, сообщил, что она служит для внутреннего успокоения мятущегося ума, чтобы он был в состоянии решать необходимые задачи.

Иных вариантов не было. Но мы не будем пока делать далеко идущих выводов. Посмотрим на сам механизм медитации. Попытаемся выделить общие черты разных техник: 1) Человек принимает какую-либо позу и 2) сосредотачивает внимание на каком-либо объекте. Объект может быть как внутри человека (дыхание, сердце, сексуальное напряжение, мысль), так и снаружи (какой-либо предмет, статуя, даже икона).
Теперь посмотрим на святоотеческое наследие. Всем рекомендую для прочтения статью Духанина В.Н. «Святоотеческая традиция умного делания в духовном опыте Святителя Игнатия, епископа Кавказского».
А также Добротолюбие!
Итак! «В начале свт. Игнатий приводит учение прп. Григория Синаита, в котором есть такие слова: «С утра, сев на стулец, высотою в пядь, низведи ум от головы в сердце, и держи его в нем, наклонившись болезненно, и очень болезнуя грудью, плечами и шеею, непрестанно взывай умом или душею: Господи, Иисусе Христе, помилуй мя. Удерживай несколько и дыхание, чтоб не дышать неосторожно». «Опустив голову вниз, и ум собирая в сердце — если отверзлось тебе твое сердце — призывай в помощь Господа Иисуса. Боля плечами, и часто подвергаясь головной боли, претерпевай это с постоянством и ревностию, взыскуя в сердце Господа, потому что царство небесное есть достояние понуждающих себя, и понуждающие себя «восхищают е» (Мф. 11:12). Господь указал, что истинное тщание заключается в претерпении этих и им подобных болезней. Терпение и пождание во всяком делании есть родитель болезней душевных и телесных»
«Свт. Игнатий замечает, что наиболее полно и ясно художественное делание умной молитвы изложено у блж. Никифора Афонского. Во-первых, блж. Никифор учит о низведении ума в сердце при посредстве дыхания, так как дыхание связано чрез легкое с сердцем, именно сердце, по блж. Никифору есть производитель дыхания, а также орудие жизни и теплоты телесной. У блж. Никифора есть такие слова: «Седши, и собрав твой ум, введи в ноздренный путь, которым дыхание входит в сердце; приведи дыхание в (самое тихое) движение, и понудь ум сойти с вдыхаемым воздухом в сердце. Когда он взойдет туда, то последующее за этим будет исполнено для тебя веселия и радости»»
Святые отцы в Добротолюбии настаивают даже на необходимости творить именно сердечную молитву. Для чего?
Чтобы бороться с парительностью ума. То есть, чтобы мысли не блуждали во время молитвы, все мысли нужно подавлять. И вообще смысл умного делания – в подавлении абсолютно всех помыслов и творении молитвы в тишине. Отцы обращают внимание, что ум поначалу томится закрытый в клети сердца, однако, когда сердце согревается молитвой, ум также находит услаждение.

Именно с помощью умной молитвы св. отцы не сходили с ума за годы молчания и затворничества.
Святые отцы утверждают, что молитва может быть и без низведения ума в сердце. Но только молитва сердечная может считаться полной и совершенной, почему и обучали этой молитве даже новоначальных.
Однако уточняется и особо подчеркивается отцами, и в особенности свт. Игнатием, что это путь опасный, и человек, идущий этим путем, должен не искать впечатлений, а не выпускать из ума ПОКАЯНИЕ.
К сожалению, по общению с членами братства «Святое дело» я не вижу ПОКАЯНИЯЦЕНТРИЧНОСТИ их благочестия, хотя, конечно, могу ошибаться. А все святые хором предупреждают об опасности этого пути БЕЗ покаяния.
Итак, резюмируем. Медитация – понятие, не чуждое христианской традиции. Слово чуждое, понятие – нет. Но в современном благочестии медитация как основа умного делания находится под табу из-за опасности этого пути и отсутствия опытных духовников-руководителей. Даже в восточных культах подчеркивается опасность этого пути, на котором многие повредились умом. И судя по публикациям того же Евмения, да и отца Иоанна Логинова, эта участь не миновала и их. Поэтому, друзья мои, не занимайтесь этим деланием, пока не прочтете хотя бы Добротолюбие и книгу Духанина В.Н.

Православие о йоге и медитации

Люди верующие всегда спрашивают совета у своего духовного наставника на предмет проведения дополнительных практик, которые рассчитаны на восстановление жизненной энергии: йогу или медитативную практику. Как правило, православие говорит о йоге и медитации, как об отрицательных воздействиях. Про это есть много высказываний, статей на сайтах, посвященных молитвам, церкви. А принадлежат они священникам разных званий и чинов. Все действия, которые проводятся при проведении йоги или медитации называют далеко не лестным названием. Но так ли это?

Почему православие против иных практик

Отрицание очевидных положительных моментов в жизни человека при использовании йоги или медитации основаны на древних постулатах. Которые появились во время давнего знакомства русичей с другими народами их верами. Естественно, что люди Древнего мира старались отрицать новое, неизведанное. Сам факт того, что йоги могут стоять не так как все люди, или общаться с Высшим разумом через медитацию – напрягает тех, кому приходится испытывать дискомфорт на протяжении нескольких лет и даже десятилетий. В данном случае, говорится о священниках и монахам, которые проводят день в молитвах и покаянии. Далеко не всем удается получить ответы на жизненно важные вопросы.
Что получает человек от медитативных техник:

  • улучшение здоровья и эмоциональный подъем;
  • полное изменение мира за счет ликвидации негативных эмоций;
  • восстановление сил, энергий;
  • получает важную информацию для улучшения качества жизни.

При этом совершенно не читает молитвы, а уходит во внутренний мир, не раскаивается в грехах, не проводит день в мучениях, как это делал Господь. А именно на этом стоит православная церковь: принять муки Христа, признавать себя виновным. Ко всему прочему, церковь считает, что привлечение денег и благосостояния при помощи медитации – обращение к Дьяволу.

Но стоит отдать должное высказыванию патриарха Кирилла, который сказал, что совмещение индусских практик с христианскими, могут принести пользу. Только совмещение должно быть аккуратным. О Боге забывать нельзя. В свою очередь, дьякон А.Кураев не однозначно высказался об опасности йоги.

Поклонение Сатане или все-таки развитие?

Церковь не отрицает спорт. Причина тому: нагрузка происходит только физическая, а не духовная. Что же происходит при занятиях йогой или медитацией? Человек целенаправленно развивает подсознательный уровень. Не будем рассматривать позицию розенкрейцеров или других тайных сообществ, которые утверждают: церковь намеренно не дает нужные знания обывателю, чтобы контролировать их. Это тоже не совсем верно. Так как же понять, в таком случае: медитация + йога может считаться поклонением Дьяволу?
Если брать позицию церковных служителей, то «да». А если подумать? Что делает молитва при ее чтении? Соединяет человека с миром духовным, приближает к Богу. Филологи, которые занимаются изучением лексики, оборотов и прочих словесных построений говорят: все тексты – коды. Молитвенный текст составлен не современными людьми, а теми, кто жил по иным законам, умел видеть природу, чувствовал ее. Мог соприкоснуться с невидимым. Поэтому молитва действительно способна на исцеление, восстановление сил и энергии. Но они сложны и не всем понятны. По своей сути, молитвы можно приравнять с мантрами. Цель – настроить энергетические потоки в нужном русле. Слушание церковных песнопений с закрытыми глазами, правильным дыханием приближают к Высшему миру. Вам это ничего не напоминает? Конечно, медитацию. Теперь формируем вывод: все практики подобны друг другу. Имеют одну цель и задачи.

Приближение к Богу через медитацию

После получения вывода о свойствах трех практик, многим захочется услышать доказательства. Но лучше всего, проверить самостоятельно. И в этом поможет выполнение техники, разработанной Сергеем Ратнером «Что такое Бог».
В ней практик соединил одновременно три течения, и получил превосходный результат. Медитация направлена:

  • на воссоединение с Богом;
  • просьбой принять участие в жизни человека, направлять силу и энергию в нужное русло;
  • на осознание того, что Бог всегда рядом.

Медитация позволяет впустить в свою жизнь силы, которые ранее были недоступны. При этом предлагается отслеживать свои ощущения, изменения, которые происходят во время выполнения техники. Именно так можно почувствовать, какая энергия входит и проходит по внутренним каналам.

Длительность практики не более 10 минут, что значительно ускоряет процесс воссоединения с Высшими силами, чем в церкви. Положительными сторонами можно назвать и тот момент, что нет дополнительных звуков, чужого дыхания в затылок и лишних взглядов. Три аспекта постоянно встречаются во время службы в церкви. Это мешает и в 60% случаев напрягает, перекрывает потоки негативными эмоциями.

Что же касается элементов йоги, то это дыхательная гимнастика, которая служит способом восстановления жизненных энергий и оздоровления. Практическая медитация есть в открытом доступе на сайте центра Сергея Ратнера, где он проводит курсы и обучение медитации https://www.metapower.tv/

Польза и вред медитации

#1. Православие о медитативных практиках

#2. Положительное влияние медитативных практик

#3. Могут ли медитативные практики принести вред?

#4. Мифы о вреде медитативных техник

#5. При каких условиях медитативные техники принесут максимальный эффект?

Рассуждения о пользе и силе медитации есть во многих источниках, несущих информацию о способах осуществления духовно-религиозных, оздоровительных и психологических практик. В зависимости от контекста использования (религиозного, реабилитационного, психологического), занятия медитацией несут в себе несколько отличающиеся друг от друга цели. Человек, решивший с помощью такого способа поддержать свое здоровье, движется по пути нормализации самочувствия, возобновления утраченных физических и психических сил. Религиозная практика предполагает использование этого инструмента с целью обеспечения процесса двустороннего общения с Божественной силой, познания себя как части Вселенной, благодарного носителя частицы божественного духа. Медитация помогает верующему ощутить свой духовный рост, состояние единения с Высшим разумом, благодаря которому он еще больше укрепляется в выбранной им вере.

Практикующие психотерапевты видят пользу медитации в возможности проведения качественной работы с подсознанием клиента, что позволяет разобраться в веренице назревших проблем, сделать при необходимости осознанный и важный выбор. Работа с тонкими структурами психики во время сеансов медитации позволяет открыть человеку реальную суть его желаний, продемонстрировать опасность выбранного им поведения, нацелить на достижение единственно правильного результата. Под каким бы углом мы ни рассматривали этот непростой процесс, основная цель медитации, работы с подсознанием заключается в предоставлении человеку возможностей для совершенствования своего ума, упорядочения мыслей, духовного развития и гармоничного роста.

Психофизиологи, практикующие психологи и психотерапевты говорят о том, что если при взаимодействии с пациентом (клиентом) используется медитация, польза от контакта со специалистом автоматически увеличивается в несколько раз. Наше сознание является сложной структурой. Извлечь из его глубинных пластов нужную информацию, которая прольет свет на источники появления психофизиологических проблем, при помощи других методов изучения личности бывает очень непросто. Наше подсознание содержит то, что не находится на поверхности и тщательно скрывается от посторонних глаз, а часто и от самого носителя тайн. Сеансы медитации в таком случае будут выступать в роли эффективных способов считывания тех проблем, которые мешали специалисту работать с психикой обратившегося за помощью человека. Разобравшись в собственных мыслях и эмоциях, причинах неудач и плохого самочувствия, пациент (клиент) способен быстро восстановить утраченные им физические и психические силы. Посредством осознанной работы с глубинами подсознания возможно пересмотреть жизненные позиции, получить второе дыхание на пути к саморазвитию и совершенствованию своего духа.

Увлечения медитациями становятся довольно распространенными в повседневной жизни. Есть масса книг, в которых можно узнать о медитации практически все. Польза таких источников неоспорима, так как невежественное обращение с хрупкой психикой повлечет за собой опасность стать заложником собственной безответственности и безграмотности. Если правильно организованная и проведенная медитация – польза, то поверхностное отношение к процессу медитации будет чревато серьезными последствиями. Принесет медитация пользу или вред, зависит от наличия осознанного подхода к занятиям этой практикой, а также понимания того, что психика является чувствительным инструментом, требующим трепетного и профессионального обращения.

Православие о медитативных практиках

В связи с тем, что темы, касающиеся медитации, стали довольно часто освещаться в средствах массовой информации и на страницах Интернет-форумов, эта практика стремительно приобретает своих поклонников. Среди них встречаются люди разных вероисповеданий, в том числе и православия. Вопрос о том, может ли медитация стать позволительным инструментом духовного роста для православных с точки зрения церкви, не перестает волновать ее прихожан. Сразу следует сказать о том, что православие отвергает подобные практики, которые признаются еретическими и не соответствующими представлениям об истинах, прописанных в Евангелии. В православном мире единственным путем, предоставляющим возможность обратиться к Богу, считаются молитвы.

Традиционно существующая в индуизме и буддизме религиозная медитация православием категорически отвергается, поскольку, по убеждениям ее приверженцев, во время таких сеансов человек не способен вступить в контакт непосредственно с Богом или другим святым, который может выслушать и наделить необходимыми силами. Опасность этой практики сторонниками религии видится в обезличивании Божественной силы, в трансформации религиозного сознания человека, отдавшего предпочтение православию. Увлечение ею есть путь к греху, который трактуется как проявление человеком недопустимого желания слиться с Высшими силами, прикоснуться к запретным областям неподвластных ему знаний. В соответствии с классическими канонами роль медитации в православии может выполнять только молитва. Иные пути, позволяющие вступить во взаимодействие с Высшими силами, будут рассматриваться как пагубные, способные запятнать религиозное мышление.

Вместе с тем, внимательно изучая страницы древних святых источников, мы находим информацию, которая способна сообщить о том, что опасность медитации православной церковью существенно преувеличена. Иными словами, опасности в ней для православного человека нет никакой. Сам Христос, пребывая в пустыне, занимался медитациями с целью поиска правильного пути для своего народа.

Никто не будет спорить с тем, что, выбирая религию, человек должен следовать определенным канонам, демонстрирующим его мировоззрение. Но, как было сказано ранее, медитация – это не только способ активного общения с Высшим разумом. Это эффективный психотерапевтический инструмент, позволяющий заглянуть в глубины сознания и оказать помощь человеку, независимо от его принадлежности к той или иной церкви. Психологические и психофизиологические практики, налаживающие работу психических функций личности, направлены на устранение проблем. Вред от медитации будет проявляться только в случае ее некомпетентного использования, недостаточного погружения в азы проведения этой уникальной процедуры.

Положительное влияние медитативных практик

Те, кто давно знаком с данной практикой, точно знают, что медитация – польза для человеческого организма. Ее часто сравнивают с осознанными сновидениями, которые хорошо известны ученому миру. Пользу медитации видят в расслаблении, которое наступает в результате своеобразных изменений сознания, похожих на сновидения. Опасности погружения в такой сон нет совершенно, если он находится под правильным личным контролем или в зоне управления грамотными специалистами. Подобное сновидение предоставляет возможность:

  • моделировать любые ситуации;
  • корректировать то, что вы видите во сне;
  • погружаться в вымышленные обстоятельства, в которых нельзя оказаться в реальной жизни;
  • неограниченно проявлять свои желания, открыто демонстрировать самому себе заложенные природой возможности и таланты.

Осознанные сновидения будут выступать прекрасной платформой для изучения внутреннего мира и скрытых потенциалов человека. Погружаясь в такой сон и управляя своими сновидениями, спящий способен ответить на очень многие проблемные вопросы, переформатировать свое отношение к существующим проблемам, найти их оптимальное решение. Благодаря осознанным сновидениям своих клиентов опытные специалисты применяют правильные психотерапевтические методы воздействия на их психику, получают прекрасный оздоровительный результат. Медитация по многим психофизиологическим параметрам схожа с осознанным сновидением.

Медитируя, человек тоже некоторым образом отключается от окружающей его реальности, погружаясь в раздумья, в мир своих ощущений и эмоций. Он также оказывается в области своеобразных осознанных сновидений, которые будут основой для анализа его психического состояния и характеристик внутреннего мира. Сила медитации – в пользе для здоровья практикующего, которую он получает в состоянии сна. Не зря во все времена говорили о том, что здоровье быстрее возвращается к спящему человеку. Окутанный сновидениями, он легче восполняет утраченные силы, заряжается энергией, переживает кризисные моменты. Именно поэтому сновидение к медитации имеет непосредственное отношение, являясь основным фактором ее удачного проведения. Практически можно считать осознанные сновидения медитацией. Ведь, погружаясь в такой сон, человек не полностью уходит от окружающей его реальности. Он способен думать, чувствовать, осознавать заложенные в него ресурсы. Благодаря осознанным сновидениям медитация решает ряд важных задач:

  • избавляет человека от страха и фобий, других психологических проблем;
  • помогает упорядочить мысли, выстроить приоритеты;
  • повышает устойчивость организма к воздействию стрессов, негативных аспектов окружающей среды;
  • благоприятно сказывается на процессах нормализации жизнедеятельности всех систем организма.

Подмечено то, что у активных медитирующих практиков становится крепким обычный сон. Они способны продолжительно трудиться и быстро восстанавливаться. Замечаются положительные физиологические изменения в их организмах:

  • растет в массе серое вещество головного мозга, при повреждении быстрее проходят процессы восстановления в нейронах;
  • постепенно восстанавливается работа проблемной сердечнососудистой системы, наполовину уменьшаются риски появления связанных с ней заболеваний;
  • увеличивается продолжительность жизни человека, умеющего бороться со стрессами и ответственно относиться к сохранению возможностей своего иммунитета.

Благодаря осознанным сновидениям, медитации человек способен забыть о существовании вредных привычек, эффективно бороться с депрессией, стать более сдержанным и мудрым. Опытные практики с помощью приобретенных умений могут успешно повышать порог болевых ощущений, легко приспосабливаться к изменениям окружающей среды.

Могут ли медитативные практики принести вред?

В литературных источниках можно найти большое количество разнообразной информации о полезных сторонах медитативных практик. Но не следует забывать о том, что медитация – польза и вред одновременно. Исход ее применения будет зависеть от наличия многих факторов:

  • физического и психического здоровья человека;
  • уровня подготовки к подобным занятиям;
  • правильно подобранной техники и методики выполнения упражнений с учетом индивидуальных особенностей человека;
  • времени, выбранного для занятий практикой;
  • умений и знаний специалиста, осуществляющего руководство медитативным процессом.

Вред от медитации будет сведен к нулю, если серьезно подойти к изучению вопроса, касающегося организационных, технических, методических аспектов ее проведения. Польза и вред – две равноправных стороны любого процесса. Поэтому перед тем как приступить к медитативной практике, следует глубоко окунуться в основы, способные дать о ней широкое представление. Не принесет медитация вреда, если перед началом занятий детально познакомиться с нюансами работы своего организма, учесть наличие хронических заболеваний и общее психологическое состояние. Для того чтобы не ощутить вред медитации, не увидеть опасный поворот событий, связанный с ее неправильным исполнением или нецелесообразным использованием, приступать к подобной духовной практике лучше под контролем опытного наставника или грамотного специалиста. Опасность медитации заключается в некомпетентности совершенно неподготовленного человека. Как известно, для получения медитативного эффекта в процессе занятий задействуются все органы и системы человеческого организма. Именно благодаря тесной взаимосвязи физической и духовной составляющей происходят качественные изменения в его функционировании.

Прибегая к применению такой психотерапевтической практики, знающий специалист обязательно оценит:

  • степень нарушений в психоэмоциональном состоянии клиента;
  • его физическое самочувствие;
  • оптимальность выбранной нагрузки;
  • отношение клиента к методу терапевтического воздействия.

Так как медитативные практики по своей сути являются духовными, большую роль при их исполнении отводят психике человека и его вере в возможность достижения таким терапевтическим путем положительного результата.

Если человек решил обратиться к медитативным техникам самостоятельно, ему необходимо изучить всю доступную информацию о возможной опасности осознанных сновидений. Такие пограничные состояния могут порождать не только положительные эмоции. Как правило, люди, прибегающие к помощи подобных методов, ищут эмоциональной разрядки, правильного решения насущных проблем. Опасность медитации для психики заключается в том, что она, вызывая к жизни образы, которые хранятся в нашем подсознании, способна породить шквал негативных переживаний. Человек, неподготовленный к таким побочным эффектам, может впасть в депрессию, окончательно разочароваться в своей жизни, утратить веру в себя и свое будущее. Выходить из таких психоэмоциональных состояний бывает очень сложно. Понадобится поддержка грамотного специалиста, способного минимизировать вред от медитации, уменьшить для организма опасность осознанных сновидений, в которые погрузился неподготовленный человек.

Рассуждая о том, можно ли получить вред от медитации, следует помнить, что любое терапевтическое воздействие способно при определенных обстоятельствах иметь негативные последствия. Медитация не будет иметь негативных последствий, если она проводится в соответствии с индивидуальными показателями, характеризующими физическое и психическое состояние человека.

Мифы о вреде медитативных техник

Занимаясь правильно медитацией, вред нанести своему здоровью просто невозможно. Существует целый ряд мифов о вреде медитативных техник, которые сами по себе наносят ущерб, связанный с неправильным пониманием их сути.

Первый миф касается того, что во время подобной практики человек искусственным путем подавляет свои эмоции, вводит себя в состояние, помогающее игнорировать проблемы, отрешиться от привычной для него мирской жизни. Медитативные техники действительно способствуют успокоению нервной системы практикующего. Но это никоим образом не свидетельствует о том, что во время сеансов он не переживает никаких эмоций. Эмоциональные реакции являются теми явлениями, которые сопровождают человека на всех этапах жизни и практически в любых ситуациях. Погружаясь в легкий сон, он продолжает думать, чувствовать, эмоционально воспринимать созерцаемые сюжеты. Практикующий не превращается в безжизненный, нечувствительный к посторонним влияниям овощ. Наоборот. Во время сеансов, снимая вредное напряжение и избавляясь от негативных эмоций, он начинает более трезво смотреть на проблемную ситуацию, лучше понимать себя и свои желания. Эмоции не отключаются полностью. Они затихают, позволяя выйти на первый план логичным рассуждениям, здравому смыслу. Человек часто не способен плодотворно думать и адекватно действовать под влиянием сильных и негативно окрашенных эмоций.

Медитативные практики помогают:

  • лучше разобраться с причинами возникших переживаний;
  • понять их суть;
  • найти способы избавления от поглотивших страданий.

Следующий миф о негативном влиянии медитативных техник на организм человека состоит в том, что после таких сеансов пациенты психотерапевтических кабинетов часто впадают в депрессию. Причинами этих явлений называют страхи, комплексы, скрытые и нереализованные желания, которые выходят на поверхность из недр подсознательного. Не будем отрицать того, что человек после легкого погружения в искусственный сон начинает несколько по-другому воспринимать себя и окружающую действительность. Он становится более адекватным к процессу оценки свойственных ему качеств, способностей, принятых решений. Но именно это и является целью применения медитативной практики – сорвать пелену существующих иллюзий, предоставить возможности объективно взглянуть на себя как на личность, найти оптимальные пути дальнейшей самореализации. Во время сеансов можно увидеть свои ошибки, осознать неправильность предпринятых ранее действий и построить новые созидательные планы. Медитативные техники направлены исключительно на личностный рост и поиск гармонии с окружающим миром.

Третий миф гласит о том, что медитативные техники отдаляют человека от реалий современной жизни и хороши только для буддийских монахов. Они ведут к уходу в себя, к одиночеству, замкнутости и концентрации только на своем внутреннем «Я», своих проблемах. Отрицая такие взгляды, их сторонникам можно напомнить о том, что медитативные сеансы в первую очередь помогают человеку разобраться в многообразии собственной внутренней жизни и как следствие – выстраивать гармоничные партнерские отношения, укреплять семейные союзы. Цель таких занятий состоит не в формировании завышенной самооценки, возвеличивании личности, удалении ее от мирской суеты. После правильно проведенных сеансов человек начинает терпимее относиться к ближним, лучше понимать их чувства, ценить их скрытые потенциалы, перестает акцентировать внимание исключительно на недостатках.

При каких условиях медитативные техники принесут максимальный эффект?

Для того чтобы медитативная практика стала максимально эффективной, необходимо следовать нескольким очень важным правилам:

  • не приступать к сеансу в удрученном настроении или возбужденном состоянии;
  • настроиться на восприятие своих чувств, мыслей, ощущений;
  • лучше практиковать в утренние часы на голодный желудок, когда тело чувствует себя отдохнувшим, не обремененным лишними нагрузками;
  • сеанс проводится в полной тишине, ничто не должно беспокоить приступившего к нему человека;
  • для занятий необходимо выбрать свободные одежды, не препятствующие дыханию и движениям всех частей тела.

Тем, кто только начинает осваивать азы медитативных практик, следует воспользоваться советами бывалых наставников. Позаимствованный опыт обязательно даст положительные результаты, оградит от ненужных ошибок, связанных с перегрузкой, неправильным подбором индивидуально направленных техник. Продолжительность занятий на первых порах не должна превышать одного часа, что позволит организму легко адаптироваться и некоторое время поработать в щадящем режиме.

Не нужно стараться сразу разобраться в пришедших во время сеансов мыслях и образах, которые могут дать верную подсказку. Понимание считанных символов часто происходит неожиданно, как озарение, без задействования дополнительных душевных сил.

Если вы всерьез заинтересовались медитативными техниками и захотели на себе прочувствовать их положительное влияние, специалисты школы, с которыми можно связаться при помощи Интернет-ресурса arcanum.ru, готовы стать вашими наставниками. Общаясь с ними, вы получите квалифицированные консультации, касающиеся подбора индивидуальных техник занятий, а также знания, необходимые для осуществления надежного контроля самочувствия. Медитативные техники – тонкая область знаний, требующая тщательного изучения при содействии опытных практиков. Поверхностное отношение к подобным занятиям может принести немало неприятных сюрпризов. Не зря восточные мудрецы годами осваивали тонкости этого непростого искусства, благодаря которому сохраняли бодрость, трезвость ума, физические и психологические силы до глубокой старости.

Обращайтесь в центр Арканум, и вы поймете, что находитесь на верном пути.

Иисусова молитва и медитация – в чем разница?

Архимандрит Захария (Захару) — автор книг по православной аскетике — The Enlargement of the Heart («Расширение сердца») и The Hidden Man of the Heart («Сокровенный сердца человек»). Наставником отца Захарии был архимандрит Софроний (Сахаров, 1896-1993), основатель монастыря святого Иоанна Крестителя в Эссексе, ученик и биограф преподобного Силуана Афонского (1866-1938).

Orthodox Christian Information Center

К сожалению, среди неосведомлённых людей имеет место широко распространённое заблуждение, согласно которому Иисусова молитва считается чем-то вроде йоги в буддизме, или трансцендентальной медитации, и другой подобной восточной экзотики. Похожесть однако в основном внешняя, а любое внутреннее сходство не идёт далее естественной «анатомии» человеческой души. Фундаментальная разница между христианством и любой другой верой заключается в том, что Иисусова молитва основана на открытии истинного живого и личного Бога как Святой Троицы. Никакой другой путь не допускает возможности живых отношений между Богом и человеком, молящимся Ему.

Восточный аскетизм направлен на освобождение ума от всего относительного и временного так, чтобы человек мог отождествляться с обезличенным Абсолютом. Этот Абсолют рассматривается в качестве первоначальной человеческой «природы», которая пережила деградацию и вырождение путём вхождения в многообразную и постоянно меняющуюся приземлённую жизнь. Аскетическая практика, подобная этой, прежде всего, сосредоточена на самости и полностью зависима от человеческой воли. Её интеллектуальная суть отказывается от полноты человеческой природы, поскольку не берёт в расчёт сердце. Главная задача человека состоит в возвращении к безымянному Сверхчеловеческому Абсолюту, чтобы быть растворённым в нём. Поэтому он должен стремиться отказаться от души в пользу этого безликого океана Сверхчеловеческого Абсолюта, а в этом и состоит негативная суть такого подхода.
В своей борьбе за освобождение себя от всех скорбей и неустроенностей, связанных с бренностью жизни, восточный аскет погружает себя в абстрактное и интеллектуальное поле так называемого чистого Существования — отрицательную и обезличенную область, где невозможно узреть Бога, где есть только видение человеком самого себя. При таком подходе места сердцу не находится. Прогресс в такой форме аскетизма зависит только от личного желания преуспеть. Упанишады нигде не говорят, что гордыня — препятствие для духовного роста, или что смирение является добродетелью. Позитивная сторона христианского аскетизма, в котором самоотвержение ведёт к преобразованию в нового человека, к допущению сверхъестественной формы жизни, Источник которой есть Один Истинный, являющий Себя людям, Бог, здесь несомненно и полностью отсутствует. Даже в более умеренных проявлениях самоотвержение в буддизме — лишь несущественная часть общей картины. В желании разума вернуться просто к «природному» себе обнаруживается незащищённость перед множеством лишений. Возникает страшный риск зациклиться на себе самом, риск восхититься светом собственной, но всё же созданной красоты, и превознести творение выше его Создателя (Рим. 1:25). Разум начинает обожествлять и превращать в идола «эго» и затем, по словам Господа, «и бывает для человека того последнее хуже первого» (Матф. 12:45).

Это ограничения восточных стилей религиозного осмысления, которое не претендует на осмысление Бога и фактически является осмыслением человеком самого себя. Оно не идёт дальше пределов созданной личности и даже близко не подходит к Истине Самой Первой Личности, к несотворённому живому Богу, Который Сам явился человеку. Такой религиозный подход, безусловно, способен обеспечить некоторую релаксацию или заострить человеческие психологические и интеллектуальные функции, однако «рожденное от плоти есть плоть» (Иоанн 3:6) и «живущие по плоти Богу угодить не могут» (Рим. 8:8).

Чтобы быть истинным, любое освобождение разума от его страстных наклонностей до видимых и временных элементов этой жизни должно быть соединено с истиной о человеке. Когда человек видит себя, будто он предстоит перед Богом, его единственным ответом может быть покаяние. Такое покаяние само по себе есть дар Божий, и оно приводит к сердечному страданию, что не только очищает разум от греховности, но и соединяет его с невидимыми и вечными свойствами Бога. Другими словами, освобождение разума само по себе только половина дела, оно должно подкрепляться усилиями человека. Христианство, с другой стороны, предписывает аскету прилагать усилия с надеждой и упованием на то, что его душа будет покрыта и окружена благодатью Божией, приводящей его к полноте вечной жизни, для которой, как ему известно, он был создан.

Многие почитают Будду и сравнивают его с Христом. Будда, в частности, привлекает своим участливым пониманием человеческого состояния и своим выразительным учением о свободе от страданий. Но христианин знает, что Христос, Единородный Сын Божий, Своим Страданием, Крестом, Смертью и Воскресением добровольно и свято испытал полноту человеческой боли в свидетельство Своей совершенной любви. Таким путём Он излечил Своё создание от смертельной раны, причинённой первородным грехом, и воссоздал его для вечной жизни. Сердечное страдание поэтому очень ценно в молитве, и его присутствие свидетельствует, что аскет недалёк от истинного и святого пути любви к Богу. Если Бог через страдание явил Свою совершенную любовь к нам, то у человека, в свою очередь, есть возможность через страдание ответить любовью Богу.

Следовательно, молитва — выражение любви. Человек выражает любовь через молитву, и если мы молимся, то это показатель нашей любви к Богу. Если мы не молимся, это означает, что мы не любим Бога, то есть мера нашей молитвы — мера нашей любви к Богу. Святой Силуан отождествляет любовь к Богу с молитвой, и Святые Отцы говорят, что невнимание к Богу, «забывчивость» по отношению к Нему — самая большая из страстей, так как это единственная страсть, с которой не борются молитвой с призыванием Имени Бога. Если мы смирим себя и призовём Божию помощь, доверяя Его любви, нам будут даны силы для преодоления любой страсти, но если мы не думаем о Боге, враг свободен уничтожить нас.

Перевод: Алексей Шугаль специально для сайта «Православие и Мир»

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх