Помост

Вопросы веры

Православие в современном мире

Зачем жить по заповедям? Или три заблуждения о христианской жизни

К сожалению, о христианской нравственности среди людей, неблизких к Церкви ходит немало ложных стереотипов. И часто такие невежественные стереотипы мешают человеку понять, что же в действительности представляет собой жизнь христианина, что она не исчерпывается хождением в храм и проставлением свечек.

А человек, который захочет жить христианской жизнью, не понимая смысла и принципов её, рискует совершить ошибку. Например, бывает так, что человек, не знающий смысла христианской жизни, попробовав походить в храм и следовать заповедям, потом разочаровывается и отходит от Церкви.

Тут можно вспомнить из нашей истории «картофельные бунты» – когда крестьяне сажали только что появившуюся в России картошку, но не знали, что нужно употреблять в пищу её клубни, и пытались есть ядовитые картофельные плоды, – что приводило к отравлениям. Тогда они гневались на картошку и на правительство, которое её ввезло, и категорически отказывались её сажать.

В такое глупое и опасное положение ставит людей невежество и ошибочные представления о том, чего они не знают! Но когда невежество было удалено и они разобрались, как нужно относиться к этому растению, картошка стала едва ли не самым излюбленным блюдом в русских семьях.

Чтобы избежать подобных ошибок, разберём вкратце три основных заблуждения о христианской жизни, которые встречаются чаще всего.

Заблуждение первое

Многие люди ошибочно воспринимают христианскую нравственность только как некий свод правил. Рассматривая её так, они любят говорить, что этот свод правил, пусть даже и красив, но совершенно невыполним.

Ведь по нашим временам даже ветхозаветные заповеди «не убивай», «не прелюбодействуй» и «око за око» для иных кажутся неподъёмными, что же говорить про заповеди Христовы, которые, по всеобщему мнению, задают гораздо более высокую планку требований: «Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду. А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду… Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем… Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб. А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 6:21-22; 27-28; 38-39).

И если нецерковный человек соразмеряет эти заповеди со своими силами, то такие правила многим кажутся совершенно неподъёмными.

Ошибка состоит в том, что эти люди не учитывают самого главного, а именно, что чадам Церкви Бог даёт не только заповеди, но и силу для их исполнения.

Некоторые люди думают, будто евангельские заповеди неисполнимы в принципе, и что будто Бог дал их людям не для того, чтобы они их исполняли, а как некий идеал, к которому можно стремиться, но которого никогда нельзя достигнуть, и чтобы от осознания невозможности достижения этого идеала люди осознавали своё ничтожество, и таким образом стяжали смирение.

Но подобный взгляд не имеет ничего общего с истиной, он извращает сам смысл христианства.

Евангелие означает в переводе «благая весть», или, если совсем по-современному, «хорошая новость» – но что же может быть хорошего в новости о том, что люди ничтожны и не годны ни на что, кроме осознания своей ничтожности? И разве можно назвать добрым господина, дающего приказы, которые заведомо невозможно выполнить, но при этом выполнение их ставится условием для спасения?

Такие люди уподобляют Бога фашистскому офицеру из фильма «Лабиринт Фавна», который перед допросом арестованному партизану-заике говорит: если ты сможешь сосчитать до трёх, ни разу не заикнувшись, мы тебя отпустим. А если не сможешь, – будем пытать. И партизан старается, выговаривает «один», «два», а на «три» заикается. И офицер разводит руками, мол, видишь, сам виноват…

Для отражения реального положения вещей уместнее другое сравнение – отец, который увидел, что сын свалился в глубокую яму, он сбрасывает ему верёвку и даёт заповедь: встань, возьмись за нижний конец верёвки, и я тебя вытащу. Как видим, спасает всё равно отец, но если сын не исполнит полученной заповеди, то не спасётся.

И по-настоящему добрая весть Евангелия состоит в том, что из ямы греха, проклятия и смерти действительно можно выбраться, что больше нет преграды между человеком и Богом, что во Христе Иисусе нам стало возможно «быть неукоризненными и чистыми чадами Божиими» (Фил. 2:15), «ибо все вы сыны Божии по вере во Христа Иисуса» (Гал. 3:26). И чтобы верующему, крестившемуся человеку стать чадом Божиим, ему нужно удалить из себя единственное, – личные грехи и порождающие их страсти, что как раз и достигается соблюдением заповедей. Всё равно что встать и взяться за конец сброшенной верёвки. И это тоже стало возможным для каждого, и в этом также состоит добрая весть Евангелия.

Благодаря тому, что вочеловечившийся Бог совершил две тысячи лет назад на кресте, абсолютно каждый человек теперь может исполнить все заповеди, и тем уподобиться Тому, Кто призвал: «будьте святы, ибо Я Господь, Бог ваш, свят» (Лев. 20:7). Каждый может стать святым. И заповеди – это не мираж, которым можно любоваться лишь издали, а конкретные инструкции по достижению подлинной святости.

И если относиться к ним как к практической инструкции, то легко увидеть, что Христовы заповеди даны вовсе не для усложнения, а для облегчения борьбы с грехом, поскольку объясняют, как добиться совершенного исполнения заповедей, данных в древнем законе.

Если Ветхозаветный закон предостерегал, главным образом, от внешних проявлений зла, то Господь Иисус Христос научил определять и отсекать сами корни грехов. Своими заповедями Он открыл, что грех зарождается в нашем сердце, и потому надо начинать борьбу с грехом с очищения сердца от дурных желаний и мыслей, так как «из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления» (Мф. 15:19-20).

И Он, повторим, не только объяснил, как это делать, но и даёт силы это делать. Даже апостолы, услышав впервые Христовы заповеди, удивились их кажущейся неподъёмности, но услышали: «человекам это невозможно, Богу же возможно всё» (Мф. 19:26). И для того, кто соединяется с Богом, уже не остаётся ничего невозможного. «Всё могу в укрепляющем меня Христе» – свидетельствует апостол Павел (Фил. 4:13).

Это важнейшее и краеугольное отличие христианской нравственности от всякой другой.

Любая иная нехристианская и даже внерелигиозная нравственность, как раз является не более чем списком правил, чем-то отличающихся, а в чём-то совпадающих.

Но само по себе внерелигиозное воспитание и внерелигиозная нравственность не дают человеку силы стать хорошим. Они лишь дают информацию о том, что считается хорошим в данном обществе. И у каждого человека, который получает такую информацию, есть выбор: либо стать хорошим человеком, либо выглядеть хорошим человеком.

У каждого человека сохраняется свобода воли, так что он искренне может стараться стать хорошим человеком, но по-настоящему добиться этого без помощи свыше у него не выйдет. Как говорил преподобный Макарий Египетский, «душа может противиться греху, но победить или искоренить зло без Бога не может».

И тогда остаётся либо выглядеть хорошим человеком, тщательно скрывая свои несовершенства от других, – как душевнобольной, сознающий свою болезнь, может стараться на людях скрывать её проявления, но здоровым от этого не становится, – либо сократить число нравственных требований до такого минимума, который по силам падшему человеку, – как, например, прыгун с шестом, безуспешно пытающийся на тренировке побить мировой рекорд, может подойти и снизить планку до своего уровня, после чего успешно перепрыгнуть, но этот жалкий самообман не сделает его чемпионом.

Всякая иная нравственность как свод правил по сути есть то, о чём говорил апостол Иаков: «Если брат или сестра наги и не имеют дневного пропитания, а кто-нибудь из вас скажет им: «идите с миром, грейтесь и питайтесь», но не даст им потребного для тела: что пользы?» (Иак. 2:15-16)

Но православная нравственность иная. Потому что в Церкви человеку даётся не только совет: «делай», но и, посредством таинств, силы к тому, чтобы сделать. И даётся абсолютно каждому человеку, который захочет такую силу взять.

Заблуждение второе

Это заблуждение связано с тем, что некоторые люди не понимают суть христианской нравственности и смысл исполнения заповедей. Они думают, что их нужно исполнять потому, что это традиция нашего народа и наших предков, или потому, что исполнение заповедей послужит оздоровлению жизни общества. Или же просто говорят: «это нужно делать, потому что Бог так сказал», не пытаясь понять смысл того, что нам предписано и почему Бог это нам предписал.

Такие ответы не являются удовлетворительными, потому что по существу ничего не объясняют, и не дают ясного представления о том, почему нужно исполнять заповеди.

Тогда как смысл этот есть, и он очень глубокий.

Бог даровал людям свободу воли. И у каждого человека есть два пути: быть с Богом, или быть против Бога. Выбор стоит именно так: «Кто не со Мною, тот против Меня» (Мф. 12:30), третьего не дано. Бог любит каждое Своё творение и хочет, чтобы все люди были с Ним, но никого не принуждает. Смысл этой земной жизни – определиться и сделать выбор. Пока жив человек, ещё не поздно выбрать, но после смерти – всё, уже ничего нельзя изменить или исправить. Как говорил преподобный Варсонофий Великий, «касательно знания о будущем – не заблуждайся: что здесь посеешь, то там и пожнешь. По исходе отсюда, никому нельзя уже преуспеть… здесь делание, – там воздаяние, здесь подвиг, – там венцы».

И для тех, кто отвечает Богу «да», исполнение заповедей обретает глубочайший смысл – оно и становится этим ответом и способом соединения с Богом.

Ведь мы, на самом деле, почти ничего не можем принести Богу, почти ничем не можем ответить Ему «да» – мы созданы Им, и всё, что у нас есть, получили от Него – таланты, имущество, семью, и даже само наше бытие, «ибо мы Им живем и движемся и существуем» (Деян. 17:28).

Единственное, что мы можем дать Богу сами от себя – это добровольное исполнение Его заповедей, совершаемое не из-за страха и не ради корысти, а по любви к Нему. Сам Господь свидетельствует об этом: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин. 14:15).

Так что каждый раз, когда мы добровольно и сознательно соблюдаем заповедь Божию, даже самую маленькую, мы тем самым свидетельствуем о нашей любви к Богу; мы отвечаем Ему «да».

Исполнение заповедей – это всегда только то, что происходит между человеком и Богом. Если человек не крадёт или не убивает из-за того, что боится попасть в тюрьму, он не может сказать, что исполняет Божии заповеди «не убивай» и «не укради», ибо то, «что делается по страху человеческому – не угодно Богу». Заповедь дана Богом и исполнение заповеди есть то, что добровольно и непринуждённо делается человеком ради Бога.

Исполнение заповедей – не вынужденное удовлетворение какой-то внешней необходимости, а проистекающее из внутреннего волевого решения дело любви к Богу. «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1Ин. 4:16), «если заповеди Мои соблюдете, пребудете в любви Моей» (Ин. 15:10).

Когда сын старается не шуметь, чтобы не разбудить уставшего после работы отца, или когда отец в голодное время отдаёт свой ужин сыну, или когда юноша покупает цветы, чтобы подарить их любимой девушке, – они делают так не потому, что их к этому понуждает общественная необходимость, или долг следования традиции предков, или даже какой-нибудь свод воспринятых ими правил, а просто по любви.

И поступая так, они совершенно свободны, поскольку действуют не по принуждению; все такие поступки суть вольные проявления любви.

Так и тот, кто соединяется с Богом в любви, становится подлинно свободным, творить заповеди для него так же естественно, как дышать воздухом.

Именно непониманием этого во многом объясняется расхожий стереотип неверующих и нецерковных людей, гласящий, что будто бы «жить по заповедям – это жить несвободно, а жить во грехах – это свобода».

Тогда как на самом деле всё наоборот.

В этом способен убедиться всякий, заглянув в себя. Как может зло приносить свободу, если после него так тяжело на душе? Как может ложь приносить свободу, если она не успокаивает сердце, которое жаждет истины?

Сказано: «познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8:32). «Я есть Истина» – свидетельствует Господь Иисус Христос (см. Ин. 14:6). Познание Христа и соединение с Ним в любви даёт подлинную «свободу славы детей Божиих» (Рим. 8:21). Как говорит апостол Павел, «все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1Кор. 6:12).

А тот, кем что-то обладает, и кто не в силах отказаться от того, что ему неполезно, разве может быть назван свободным? Сколько людей испортили себе жизнь из-за того, что не могли отказаться от нездоровой пищи, хотя знали, что она не полезна для них, пытались отказаться, но проиграли в битве с чревоугодием.

Разве это свобода?

В одной старой шутке рассказывается, как алкоголик, подходя к винному магазину, подумал: «вот, жена говорит, что я совсем спился, не могу даже пройти мимо винного магазина, чтобы не зайти туда. Это не так!» Идёт мимо входа, затем ещё несколько метров, и говорит: «ну вот, я доказал, что запросто могу пройти мимо. Значит, никакой зависимости у меня нет. Это стоит отметить» – и возвращается в магазин, чтобы купить бутылку.

В этом – вся «свобода» грешников.

Конечно, у опустившегося алкоголика тоже есть своя «свобода» – к примеру, при выборе, купить ли одеколон «Гвоздика» или одеколон «Русский лес», – но никто из находящихся в здравом уме не поставит на один уровень такую «свободу» с подлинной свободой от алкогольной зависимости.

Так и «свобода» выбора между разными видами греха ни идёт ни в какое сравнение со свободой от греха.

И каждый, на самом деле чувствует это, и понимает, что подлинная свобода лучше. Это, например, видно по тому, что часто даже нецерковные и неверующие люди с большим уважением относятся к известным им православным подвижникам, старцам. Их восхищает и притягивает святость, достигаемая только жизнью со Христом и во Христе. Их души обоняют аромат свободы, любви и благой вечности, источаемый душами тех, кто добровольным исполнением заповедей отвечает Богу «да».

Заблуждение третье

У многих людей, к сожалению, представление о христианской нравственности и средствах к её достижению сводится исключительно к списку отрицаний – не делай того и того; нельзя то и это.

Видя такой список, человек нецерковный мысленно применяет его к своей жизни, вычитает из неё всё, поименованное в списке, и задаётся вопросом: а что же, собственно, тогда от моей жизни останется и чем заполнить образовавшиеся в ней пустоты?

Отсюда, кстати, во многом проистекает такой общественный стереотип, что будто бы жизнь нравственного человека непременно скучна и пресна.

В действительности же скучна и тосклива как раз жизнь человека безнравственного. Грех, как наркотик, лишь временно помогает забыться и отвлечься от этой тоски. Неудивительно, что грешник, мысленно представивший собственную жизнь без этого наркотика, понимает, что столкнётся тогда с зияющей пустотой и бессмыслицей, которую она и представляет собой на самом деле, и страшится этого, и снова бежит ко греху, как «пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи» (1 Пет. 2:22). Приходят на память слова преподобного Исаака Сирина, – он сравнивал грешника с псом, который лижет пилу, и, пьянея от вкуса собственной крови, не может остановиться.

Но Господь в Священном Писании предлагает гораздо большее – «уклонись от зла и сотвори благо» (1 Пет. 3:11). Иногда в разговорах о нравственности акцент ставится на первой, «отрицательной» части этой заповеди, тогда как вторая, раскрывающая положительную перспективу новой полноты жизни, не менее важна.

Некоторые думают, что это предписание имеет хронологическую последовательность, то есть, сначала нужно уклониться от зла, а уже потом приступать к творению добра, но на самом деле это вещи взаимосвязанные – творение добра помогает уклоняться от зла, и уклонение от зла оставляет больше возможностей творить добро.

Заповедь «сотвори благо» показывает, что у Бога есть для каждого человека перспектива изобильной, насыщенной, интересной и благодатной жизни. Совершаемое ради Бога добро делает жизнь осмысленной.

Как человеку, погрязшему в грехах, почти некогда заниматься доброделанием, так и человеку, ради Бога и с Богом творящего благо, становится уже не до греха. Не потому, что он каждую минуту сидит и трясётся: «ох, как бы не согрешить, как бы не сделать того, как бы не впасть в это», а потому, что чем больше добродетель и благодать Божия вливается в его сердце, тем меньше места в нём остаётся для греха.

Конечно, и христианин, серьёзно вступивший на духовный путь, и даже опытный подвижник, может впасть в грех. Однако, как замечал святитель Игнатий (Брянчанинов), «величайшая разница – согрешить намеренно, по расположению к греху, и согрешить по увлечению и немощи при расположении благоугождать Богу».

Конечно, и живущий на помойке бомж – грязен, и человек, вышедший из своего дома в новом костюме, но споткнувшийся и упавший в лужу, – тоже грязен, но всем понятно, что разница между тем и другим велика, поскольку для одного быть грязным – обычное состояние и образ жизни, а для другого – досадная оплошность, которую он хочет и может немедленно исправить.

Если человек сделал выбор быть с Богом и начал свидетельствовать об этом выборе своими делами и своей жизнью, его уже ничто не сможет сбить или поколебать, как обещал Сам Господь: «всякого, кто слушает слова Мои сии и исполняет их, уподоблю мужу благоразумному, который построил дом свой на камне; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и устремились на дом тот, и он не упал, потому что основан был на камне. А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое» (Мф. 7:24-27).

Таково великое значение исполнения заповедей Божиих. Без этого одно лишь словесное именование себя христианином и даже признание Христа Господом, не спасают, как Он Сам сказал – «Не всякий, говорящий Мне: «Господи! Господи!», войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного» (Мф. 7:21)

Воля же Отца Небесного не сокрыта от нас, она выражена в данных Им заповедях. Если мы творим их, то «ни смерть, ни жизнь…, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим. 8:38-39).

Необходимо ещё подчеркнуть, что сами заповеди, данные Богом, не случайны и не произвольны. Хотя заповеди даны в определённое время, они открывают путь к добродетелям, которые вечны. Именно потому их исполнение позволяет стать человеку святым, что эти заповеди указывают на вечные свойства Божии.

Например, если человек соблюдает заповедь «не прелюбодействуй» (Исх. 20:14), сохраняя верность супруге, то он тем самым уподобляется Богу, ибо «Бог верен» (Рим. 3:4), если человек соблюдает заповедь «не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего» (Исх. 20:16), то он тем самым уподобляется Богу, ибо «Бог истинен» (Ин. 3:33), и так всякая заповедь восходит к тому или иному свойству святого Бога.

Поэтому чем более человек укрепляется в их добровольном исполнении, тем более становится святым, и соединяется с Богом.

Поэтому на вопрос, почему именно такие заповеди дал людям Бог, существует единственный ответ – потому что именно таков Он Сам, и эти заповеди даны для тех, кто желает уподобиться Богу и через то стать «богом по благодати».

Итак, христианская нравственность и жизнь по заповедям – это истина, любовь, свобода, чистота и святость. Кто может понять это, тому легче сделать главный выбор своей жизни – быть с Богом или против Бога.

Цит. по: Добротолюбие. М., 1895. Т. I. С. 188.

Преподобных отцов Варсануфия Великого и Иоанна Руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников. М., 2001. С. 513.

Симфония по творениям святителя Тихона Задонского. Приложение к магистерской диссертации: «Святитель Тихон Задонский и его учение о спасении» доцента архимандрита Иоанна Маслова. Загорск, 1981. С. 2003.

Как жить православному христианину в миру?

Вопрос читателя:

Как жить православному христианину в миру? Отречься от всего (мирские книги, компьютерные игры, сериалы, иные виды досуга (развлечения)) и жить, как монах в миру?
Евангелие говорит именно о таком идеале. Нужно отречься от всего, ведь любой вид досуга является страстью и суетой мирской, которая не несет ничего полезного. В начале пути Бог помогает, и человек легко бросает прежние увлечения, посвящая себя всецело Богу, но потом это кончается, и приходится самому ползти на брюхе через океан страстей. Постепенно снова возвращаешься к прежним увлечениям и «обмирщаешься». И нет никаких сил бороться со страстями. Возревнуешь по жизни благочестивой, резко бросаешь все мирское (книги, игры, и прочие), хватает на несколько дней, а затем снова поддаешься миру. И постоянно мучают сомнения, правильно ли жить мирянину, как монаху в миру, избегая всего, или нет? Силы кончаются, и внутренне доходишь до такой степени отчаяния, что понимаешь, что не можешь жить благочестиво и хранить себя от мира, вплоть до того, что осознаешь, что тебе такая борьба не по плечу и ты не можешь жить благочестиво, как подобает настоящему Христианину, потому что постоянно падаешь на различные страсти, тебя окружающие. Для меня это «бремена неудобоносимые». Как же тогда спастись в миру? Может, я делаю или понимаю что-то неправильно? Если же я понимаю всё правильно, то спастись мне вообще не реально, т.к. я не могу выдержать такой борьбы.

Отвечает иерей Петр Гурьянов:

Христос воскресе!

Милый человек! Мирские книги, компьютерные игры, сериалы и иные виды досуга — разве это весь смысл вашей жизни?!
Евангелие говорит нам о том, что появилась Божественная возможность — стало достижимо Царство Бога. А попасть туда можно через двери новых знаний. О свободе человеческого духа от греха и смерти, духа, преображенного благодатью, — это высшее призвание человека… вот о чем говорит Евангелие! Господь подает благодать туне, то есть ни за что, но требует, чтобы человек искал ее и, желательно, воспринимал ее, посвящая себя всецело Богу. Очень вам совету прочитать книгу святителя Феофана Затворника «Путь ко спасению. Краткий очерк аскетики», он как раз очень подробно раскрывает эту тему!

Есть индийский рассказ для детей, в котором ребенок спрашивает мать: «Мама, почему иногда я ощущаю, что Бог здесь, близко, и мне так хорошо с Ним, а потом Он отдаляется? Почему Он ушел? Как мне Его найти?» И мать отвечает: «Помнишь, как мы играли с тобой в прятки? Ты закрываешь глаза, я иду и прячусь в кустах или за деревом и зову тебя оттуда: ау! Ты открываешь глаза, смотришь вокруг и пытаешься понять: откуда слышался голос? И бежишь на него. Порой ты находишь меня сразу, и я подхватываю тебя, и ты счастлив, и мы смеемся и обнимаем друг друга. Но порой ты ищешь и не можешь меня найти. На мгновение тебе покажется: что, если мама ушла и оставила меня здесь? И делается страшно. Вначале ты просто оглядываешься, потом оглядываешься все более и более тревожно, и в тот момент, когда я начинаю чувствовать твой страх, я выхожу из своего убежища, и ты бежишь ко мне, и я беру тебя на руки, и тебе снова радостно.

Так же Бог. Он дает нам пережить опыт Своего присутствия, а потом говорит: а теперь живите с тем, что вы узнали, живите так, будто Я с вами, живите так, чтобы Я мог вами гордиться, и вам будет хорошо со Мной… И Он наблюдает, как бы из-за кустов, из-за дерева, чтобы в тот момент, как тебе покажется, что ты потерял с Ним связь, позвать тебя. Он не обязательно явится Сам, но позовет тем или другим образом: ты встретишь кого-то, и этот человек расскажет тебе о Боге, или попадешь в храм, помолишься вместе с другими и почувствуешь: да, Он здесь, Он здесь со всеми этими людьми и со мной».

То же самое происходит и с нами. Вначале мы опытно переживаем нечто, но этот опыт может потускнеть, и тогда встают вопросы. Первый вопрос: куда Бог ушел? Но потом мы спрашиваем: был ли Он здесь вообще или это моя фантазия и Бога не было? И тогда становится страшно и одолевает сомнение.

И еще — по поводу молитвенного правила и аскетических подвигов нужно обязательно советоваться со священником, который Вас хорошо знает, с духовником. В духовной жизни неопытный человек может наделать много ошибок, взявшись за то, что ему сейчас не под силу. Это как человеку, который только начал тренироваться, сразу взять большой вес или начать бег на длинную дистанцию. Кто-то выдержит, а у большинства может быть надрыв, вследствие которого, возможно, занятия спортом придется оставить. Так и в духовной жизни очень важна поэтапность, подготовленность и наблюдения опытного человека — священника. В этом случае все будет идти более плавно и не будет ощущения неудобоносимых бремен. С Богом!

Архив всех вопросов можно найти . Если вы не нашли интересующего вас вопроса, его всегда можно задать на нашем сайте.

На заставке фрагмент фото Giuseppe Milo/www.flickr.com

Жизнь христианина в миру

ВОПРОС: Как православный христианин должен жить в миру, общаться с другими людьми в семье, на работе, в быту?

ОТВЕТ: Церковная жизнь православного христианина не кончается за стенами храма.

источник фото: proza.ru

Большую часть нашей жизни мы проводим в миру, общаясь с такими же, как мы сами, несовершенными и страдающими от своего несовершенства людьми.

Поэтому очень важно, чтобы мы не теряли от этого общения полученную в храме Благодать, но, напротив, преумножали Её победами над воинствующим против нас в этом мире Злом.

Церковь учит нас, как вести эту невидимую битву, как отражать нападения диавола, как укрепляться в Духе, как возрастать и совершенствоваться в добродетели, Она же предоставляет нам и целительные средства для излечения душевных ран, полученных от врага в этой битве.

Церковь именует христианина «воином Христовым». Опытный воин прекрасно понимает, что от степени его подготовки зависит не только победа, но и сама его жизнь, и потому старательно поддерживает свою боеспособность, уделяя немалое время на постоянную тренировку.

Также и христианин не должен позволять себе расслабляться и ослабевать на пути духовного совершенствования.

Оттого что вы не будете бороться с диаволом, он не перестанет нападать на вас, но, напротив, использует ваше послабление, чтобы ввести вас в грех и разграбить собранные вами плоды вашей духовной работы.

Нужно помнить, что с того момента, как вы встали на путь Спасения, на вас ополчается злобный противник, исполненый ненавистью ко всему святому, обладающий огромной силой и многотысячелетним опытом погубления человеческих душ.

Только человек, полагающийся не на свои слабые силы, но предающий себя в руки Божьи и вооружаемый Церковью оружием Благодати, имеет надежду выйти из этой битвы победителем.

Благодатью Святого Духа и смирением христианина сокрушается вся сила Сатаны.

Итак, выходя за стены храма в мир, приготовьтесь к борьбе с тремя главными врагами христианина: миром, плотью и диаволом.

Мир ополчается против нас своими искушениями: богатством и суетной славой, общением с людьми, чуждыми Духу Христову, политическими страстями и материальными заботами, страхами стать жертвой преступления и военными угрозами, пропагандой разврата и многими другими.

Плоть наша восстаёт на нас чревоугодием и блудной похотью, стремлением к телесному комфорту и наслаждениям, болезнями и ленью, всячески стремясь доказать своё превосходство над духом, заставляя человека все силы души употреблять на удовлетворение плотских потребностей.

Диавол же, используя все средства своих соратников мира и плоти, атакует нас помыслами, соблазнами и искушениями, используя для этого все органы чувств человека: зрение — поражая его видами чужого богатства, похотливыми фильмами и изображениями; слух — услаждая его льстивыми речами, отупляющей сознание музыкой и растлевающим душу сквернословием; обоняние — изысками кулинарных и косметических запахов; вкус — приучая его к сластолюбию и алкоголю; осязание — всей гаммой плотских ощущений: от удобной одежды до блудных прикосновений.

Главный же объект диавольких нападений — наш несовершенный, омраченный безбожием человеческий разум.

Диавол поражает его помыслами гордыни, возбуждает в нём уводящие от реальной жизни мечтания, приучает его полагаться не на Всеведущего и Всемогущего Бога, но на свои слабые силы, подталкивает к самокопанию и бесплодной пытливости в вещах второстепенных, уводит с пути познания Бога в дебри оккультных еретических учений.

Сознание человека, не просвещённого Истиной Евангелия, не преображенное Благодатью Святого Духа, становится союзником диавола в деле погубления человеческой души.

Поэтому очень важно, чтобы христианин учился реализовывать знания, получаемые через чтение Священного Писания и духовных книг, через проповеди священников, знания, подкрепленные собственным опытом молитвенного общения с Богом, в свою повседневную жизнь в миру.

Нужно учиться видеть окружающий мир глазами ученика Христова, соотносить свои мысли и поступки с Божьими Заповедями, в своих взаимоотношениях с близкими и чужими людьми руководствоваться главной Запоредью Любви, учащей нас не делать другим того, чего мы бы не хотели, чтобы делали нам.

Апостол Павел, в Послании к жителям Коринфа пишет:

«Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, — то я ничто.

И если я раздам всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы.

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, радуется же о истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, всё переносит. Любовь никогда не перестаёт, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.

… теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше «. (Выделено автором) (1 Коринф. 13.1-9.13.)

Из этих слов Апостола видно, что, не имея Любви, невозможно спасти душу и достичь Небесного Царства.

Однако сама по себе Любовь не вселяется в душу человека, если он сам не прилагает усилий для приобретения Её.

Свойства Любви, перечисленные Апостолом, то есть: долготерпение, милосердие, отсутствие гордости и зависти и прочие, они же есть и путь обретения Любви.

Если мы в общении с другими людьми приучаем себя проявлять терпение, милосердие, побеждаем в себе зависть и раздражение, то мы идём этим путём, и Любовь постепенно наполняет наше сердце, одновременно вытесняя из него всё нечистое и укрепляя в добродетельной жизни.

Поэтому мир для христианина есть не досадное препятствие на пути к совершенству души, но место и средство обретения этого совершенства.

Посмотрите на спортсменов — сколько времени и сил тратят они на изнурительные тренировки в спортивном зале, чтобы на краткий миг, стоя на пьедестале почёта, получить мимолётную человеческую славу.

Во сколько же раз усердней должны мы, христиане, трудиться над совершенствованием своей души, чтобы получить от Господа вечную славу в Царствии Его.

И если спортсмены специально создают и усиливают себе трудности на тренировках, отрабатывая преодолением этих трудностей своё мастерство, то нам нет нужды искусственно усиливать свои искушения, мир в достаточной мере доставляет их нам.

Нужно лишь, уповая на Бога и призывая Его Всесильную помощь, всеми силами стараться преодолевать встающие перед нами искушения в соответствии с Его Божественными Заповедями.

Каждый день, каждый час, а то и каждую минуту перед нами возникают ситуации, в которых мы можем проявить как лучшие христианские качества, так и слабость своей греховной природы.

Проснулись утром; Ангел-хранитель шепчет: «встань на молитву», а разнеженная плоть в рабстве у лени, и диавол успокаивает помыслом: «да полежи ещё, да успеешь ты помолиться, а не успеешь — ничего страшного, Бог милостив — простит».

И вот, пока мы выбираем кого из них послушаться, время проходит, пора бежать на работу или учёбу, и мы выскакиваем из дома не помолившись, недовольные сами собой, потеряв данную Богом возможность испросить себе на весь грядущий день Его благословение.

Мы выходим из дома, нас толкает спешащий прохожий и мы кричим ему вслед (или бурчим себе «под нос»): «Смотреть надо, куда идёшь, кретин!», и опять, вместо награды за терпение, получаем осуждение за грех гнева и злословия.

В транспорте, на работе, в семье перед нами постоянно возникают ситуации, когда мы можем либо заработать, либо потерять главное сокровище христианина — Благодать Святого Духа.

И от нас, от нашей собранности или расслабленности зависит, заработаем мы Её или же потеряем.

Итак, для того, чтобы наша жизнь в миру не разрушала наше единение с Богом, но способствовала его укреплению, необходимо научиться постоянно поддерживать свою душу в состоянии духовной активности.

Для того, чтобы помочь христианину, находясь в миру, совершать дело своего Спасения, Церковь подаёт ему свои средства, созданные на основании всего двухтысячелетнего опыта практической духовной жизни.

Главные из этих средств — молитва и пост.

Христианство и выживание

Обсуждали мы на днях с некоторыми людьми идею о создании христианской социалистической партии. В ходе обсуждения я выдвинул идею о том, что главным вопросом для пропаганды станет вопрос о том, чем христианство полезно для выживания как человека, так и общества. На это люди среагировали в духе «Выживание для христианина не важно». На моё изумлённое замечание о том, что любая партия начинается с понимания того, чем она полезна для чего-то или для кого-то, а христианская политическая партия сможет добиться успеха только в том случае, если сможет объяснить широким массам, почему христианство полезно для выживания, мне было сказано, что выживание не важно ни в коем случае, а я вообще неофит, ничего не понимаю и должен для начала три месяца слушать лекции основных людей Церкви.

Я неоднократно встречался с такой позицией, но считал её отдельным идиотизмом отдельных идиотов. Оказалось, что это массовое явление, причём даже люди с высшим образованием, как бывшие преподаватели логики, так и люди с техническим образованием, не видят здесь никакого логического противоречия. Люди не замечают даже того, что они говорят о влиянии выживания на личное спасение, а я говорю о выживании государства и партии, о влиянии пропаганды на массовое сознание.

Стало ясно, что если с разумностью всё настолько плохо, то надо как минимум написать статью, в которой на «детском» уровне объяснить, о каком выживании идёт речь и почему это важно. Есть надежда, что если это понимание распространится, то дикости в нашей жизни станет поменьше. Направил статью в несколько основных христианских журналов, выкладываю и сюда. Хотя рядом лежит более глубокая статься на эту тему от 2017г. Но здесь буковок меньше, читать удобнее, а также обсуждается вопрос о том, чем в первую очередь должна заниматься христианская партия.

Христианство и выживание.

Неожиданно оказалось, что для выживания христианской Церкви и российского государства критически важными стали ответы на вопрос «Полезна ли христианская религия для выживания и чем?».

В церковной практике до сих пор было принято на этот вопрос не отвечать. Типовые ответы: «выживание не важно, главное – не грешить и умереть добрым христианином»; «спасись сам – и вокруг тебя спасутся тысячи», «делами человек не спасается». И на этот вопрос, и на другие варианты этого вопроса (о них ниже) обычно давался ответ в духе: «сначала стань тем, кто способен находить правильные решения, а потом объяснишь их всем остальным». Наверное, это мудро, однако, у такого образа действий есть и отрицательная сторона. Когда молодые люди созидающего характера приходят в Церковь и задают вопросы, а в ответ получают непонятные фразы, то люди уходят, уверенные в том, что у христиан нет никаких представлений о том, чем их идея полезна для выживания или ещё хоть для чего-нибудь. Даже те, кто остаются, до достижения возраста мудрости не знают, по какому алгоритму действовать в конфликтных ситуациях, а потому чувствуют себя неуверенно и стараются в такие ситуации не попадать. Эта неуверенность не позволяет им становиться организаторами и руководителями.

В деле государственной пропаганды невозможно объяснить, чем наше государство лучше соседних, чем наш образ действий или мышления лучше, чем у соседей, и почему за это государство надо воевать. Как государство может рассказывать своим гражданам о том, чем его основа – идея об идеалах – лучше окружающих, если даже носители этих идеалов не могут сформулировать, чем их учение полезно для выживания?

Иногда приходящие в Церковь люди вместо вопроса о том, чем религия полезна для выживания, задают этот вопрос в другой форме: «Что делать, чтобы продвигаться по пути святости в миру?», или просто «А что тут надо делать?», или «Как сделать государство справедливым и полезным для граждан?». Несмотря на то, что на первый взгляд это разные вопросы, в основе лежит главный интерес – что и как сделать для того, чтобы измениться и со временем научиться принимать правильные решения. На эти вопросы тоже никогда прямые ответы не даются.

Логичное и закономерное продолжение такой ситуации – люди созидающего типа отказываются от государственной или политической деятельности, ищут «безгрешные» профессии (которых не бывает), уходя на второстепенные роли, добровольно освобождая места для людей эгоистического и грабительского типа. Такое положение вызывает другие закономерные последствия – коррупция в государстве, сначала неявная, а потом явная травля христиан со стороны государственных лиц.

Если в информационном поле народа нет чётких и ясных формулировок о том, чем основная религия полезна для выживания, то это всё равно, что сказать общественному сознанию, что религия не полезна для выживания. А общественное сознание (как и животное сознание в человеке) настроено на выживание, выживание любой ценой. Если оно что-то считает полезным для выживания, то оно это поддерживает и превозносит всеми силами, если считает чем-то бесполезным или опасным, то уничтожает.

Потеря духовности в русском народе в XIX веке и революции в феврале и октябре 1917 года – это не следствие того, что люди стали меньше интересоваться правдой, это закономерное следствие глубоко ошибочной пропагандисткой политики. В настоящий момент эта ситуация повторяется с удручающей похожестью. Если в начале 1990-х годов отмечался возросший интерес к Церкви, то теперь в обществе устанавливается насмешливо-пренебрежительное отношение к религии в духе «церковь – это только для денег». Этому очень помогают введенные в школах и некоторых ВУЗах «основы православия». Ничего полезного для жизни или для выживания дети там не находят, забавного там еще меньше, а времени уходит много. В итоге эти курсы детей просто бесят. При этом дети вполне нормальные, со здоровой тягой к правде и справедливости. Когда я обсуждаю с ними вопросы о том, чем животное отличается от разумного существа, как отличить хорошее разумное существо от плохого, обсуждают заинтересованно, быстро приходят к правильным выводам. Так что это не «народец плоховат, недуховный попался», а чудовищные ошибки в системе пропаганды.

Зададимся вопросом: «А что, христианская религия совсем бесполезна для выживания? А если полезна, то чем?».

Даже бытовой опыт подсказывает, что человек, живущий по христианским заповедям, намного сильнее в выживании – он не гонится за престижными вещами и благодаря этому сохраняет больше денег для действительно полезных покупок, он не бьётся насмерть за звание «короля улицы» и реже гибнет в драках за гордость, он обучен смирению и способен слышать собеседника, он обучен контролировать гнев и приятнее в общении, из-за чего у него больше шансов стать уважаемым человеком, в том числе начальником.

Но это только вершина айсберга. С человеком, начавшим продвигаться по пути христианских идеалов, происходит множество благотворных изменений.

Изменяется мотивация поведения. Ранее мотивами поведения были гордость, стремление к безудержному животному доминированию, стремление к неограниченным удовольствиям. Эта мотивация изменяется на осознанное благотворение всему миру. Изменяется отношение к животной части организма – если до того человек считал необходимым выполнить все пожелания тела и злился при малейшем ограничении своеволия, то после принятия правил человек учится контролировать гнев, желание секса, нетерпение, раздражение, желание сэкономить на качестве, желание других удовольствий. Люди начинают задавать себе вопросы о том, как создавать и делать эффективными и справедливыми разные крупные общественные построения, в том числе государства. Люди начинают заниматься благотворительностью. Со временем умение смирять гнев и раздражение позволяет работать намного дольше и точнее, в условиях, когда обычные люди уже давно переругались бы от усталости.

Изменяется отношение к жизни. Если до этого основными ощущениями были страх за собственную непрестижность, страх быть обиженным, страх показаться недостаточно крутым, зависть, неуверенность в своих действиях, то после изменения появляется уверенность в том, что жизнь любовью – это правильно. После того, как уходят страхи, начинает работать разум, начинаешь понимать, почему жить любовью лучше, начинаешь понимать, как именно применять любовь в разных ситуациях. Когда разум даёт уверенность в поведении, появляется воля – чувство свободы, а также и сила двигаться.

Но и это только начало. Наиболее интересные изменения происходят тогда, когда человек принимает полное беззлобие с полным отказом от гордости. То самое, с правилом правой и левой щеки. Что происходит далее? А получается то, что первое время ничего не получается. В стрессовых ситуациях всё равно начинаешь вести себя совсем не так, как планировал в спокойной обстановке, забываешься и гневаешься. Спустя некоторое время приходит осознание того факта, что человек – это многоуровневая система. Начинаешь понимать, что явный разум не всегда самый главный в твоем организме, и что животные системы постоянно пытаются вернуть контроль за поведением и заставить делать то, что с их точки зрения полезно для выживания, а не то, что хотел бы делать явный разум для праведного поведения. Приходится долго и упорно ставить животные системы сознания под контроль, при этом попутно очищаться от эгоизма и разных страхов. (Я намеренно пишу современным технологическим языком и не говорю о достижении богоугодности, чтобы меня могли понять в том числе материалистически настроенные люди).

Пусть прошедших этим путём людей немного, всего несколько единиц на народ. Но даже нескольких человек, прошедших до конца, достаточно для того, чтобы они объяснили всем остальным, в чём суть дела. Объяснили, что людям есть, куда расти, и что религия – это не только мораль и запреты, но и реальный способ выхода на следующий качественный уровень развития, способ вырасти из животного с разумом до состояния совершенного разумного существа.

Строго говоря, только такого человека, прошедшего все ступени борьбы с гордыней и с животными страстями, можно считать по-настоящему разумным существом. А до такого изменения человек – не более, чем автоматическое устройство, животное с некоторым зачаточным разумом. Засады и инструменты уже умеет делать, но о дальних последствиях своих действий думать не хочет, в мотивах поведения только животные желания (автоматические программы) и внушения со стороны государственных или общественных поветрий и мод.

Известна фраза Христа «Царство Мое не от мира сего» (Ин. 18: 36), из которой обычно делают вывод о том, что продвижение по пути святости и выживание никак не связаны, что спасение бывает только на небесах. Но даже из сказанного очевидно, что человек, только начавший идти по пути приближения к идеалам, намного мощнее в выживании любого сильного, но дикого нахала. Преимущество начинается с того, что человек, понявший благо движения по пути праведности, намного меньше подвержен риску саморазрушения, у него всегда есть, куда и для чего расти. (А вот люди, у которых нет ни религии, ни гуманизма, почти неизбежно попадают в условия саморазрушения. Выживать надоедает, всё более сильные удовольствия не приносят удовлетворения, да и гуманизм со временем исчезает под действием эгоистичного поведения окружающих. В результате желания учиться, работать и жить пропадают).

Стоит подчеркнуть, что христианство начинает спасать от саморазрушения уже здесь, на земле. В некотором смысле это тоже выживание, но только выживание не физическое, а выживание разумного существа.

В государственном плане такая же картина. Из истории известно, что христианские государства были эффективнее, чем разные дикарские. В них люди реже убивали друг друга в битвах за власть и кроме грабежа подданных иногда всё-таки занимались общенародными задачами.

Пользу христианства для государства можно расписывать очень долго. Начать можно с того, что в стране появляется больше людей, не подверженных саморазрушению, устойчивых к подкупу и способных к созидающей деятельности. Этим людям есть, за что сражаться, они не так боятся умереть. Появляется достаточно большое количество людей, которые готовы бороться с коррупцией не для вида, а принципиально. Пусть их несколько процентов, но это тут случай, когда каждый процент критически важен.

Если в государстве нет христианства, то никто не скажет художникам-образотворцам, что красивые произведения – это не осмеяние всего и вся с возбуждением низших чувств и азарта, а красота сдержанности, жертвенности и благотворения.

Без христианства невозможно решить проблему «отрицательного отбора» в государственных и коммерческих иерархических системах, когда повышают самого бестолкового или подлого потому, что он меньше спорит с начальством. (Эта проблема цивилизацией пока не решена).

Без христианства невозможно создать теорию о том, как разделять людей на разные уровни развития и кого к каким работам можно допускать в зависимости от уровня сознания. Оценивать, кто на какой ступени развития стоит, может только тот человек, который достиг самой высокой ступени из окружающих. Без глубокого изучения своей мотивации и способов борьбы со страстями это невозможно. А без такой теории все уровни управления тут же заполняются людьми жадными и бестолковыми. (Эта проблема тоже пока цивилизацией не решена).

Даже на уровне крупных промышленных компаний проникновение христианских идеалов значительно улучшает все дела. Смирение позволяет не экономить на качестве, позволяет начальникам слушать советы профессионалов, не вводить тотальный электронный контроль с бесконечными отчётами за каждую мелочь. Всё вместе это повышает производительность и качество труда, улучшает психологическую обстановку.

Дикие люди обычно не любят внимательно относиться к подробностям дела, они больше склонны поискать способ решить все проблемы «одним волевым деянием». Люди, начавшие продвигаться по пути освоения смирения и безгневия, способны сдержать раздражение от мелкой нудной работы и потом сами начинают искать работу, требующую внимания к множеству подробностей.

Потери от отсутствия смирения могут выглядеть и как слишком строгие требования к качеству или оформлению. Автору приходилось работать в западных инженерных компаниях, в которых были настолько строгие правила оформления конструкторской документации, что создание конструкции занимало около 20% времени, а остальные 80% уходили на оформление.

А теперь зададимся ещё одним важным вопросом: «А кто способен и должен вырабатывать эти соображения о том, чем христианство полезно для выживания?».

Церковь? Нет, у неё для этого нет ни соответствующих специалистов, ни знаний о проблемах в обществе. Кроме того, если Церковь начнёт высказывать какие-то соображения о том, как лучше делать дела в материальном мире, то займётся не своим делом, по сути начнёт вмешиваться в дела государства, а это то, чего лучше не делать.

Государство? У его специалистов маловато знаний о христианстве.

Какие-то общественные организации? Если несколько человек соберутся и устроят мозговой штурм, то они могут додуматься до чего-то полезного. Но только у них не будет возможностей, чтобы своё решение куда-то продвинуть.

Получается, что единственное образование, которое может выработать, отладить и продвинуть в системы пропаганды и образования какие-то соображения о том, чем христианство полезно для выживания – это христианская политическая партия. Но партия создаёт не религиозные установки, а идеологию.

Формулировки мнений о том, чем данная идеология полезна для выживания (или мнение о том, каким образом лучше делать дела) не могут не изменяться со временем. С накоплением опыта становится ясно, что где-то надо изменить форму подачи правильных по сути идей, а где-то и суть изменить. Эта деятельность ближе к науке и к человеческому творчеству, а не к догматике. Конечно, самые удачные формулировки со временем будут перетекать и в церковную жизнь, но в целом это дело человеческого творчества и опыта.

Каким способом лучше передавать жизненный и духовный опыт молодому поколению? С помощью художественных произведений. Кто будет организовывать такую деятельность? Получается, что тоже некому, кроме христианской партии.

Современная цивилизация живёт по принципу «переведём все ресурсы на прибыль», ради чего применяются самые растратные технологии, умышленно занижается ресурс всех вещей. А кто будет организовывать создание экологичных технологий и образов организации жизни? Некому, кроме христианской политической партии.

Сможет ли христианская политическая партия в одиночку решить все эти задачи, без участия представителей Церкви и без узких специалистов? Нет, не сможет, мудрости и знаний не хватит. Получается, что необходимо заметно усложнить организацию общества, создать христианские партии, чтобы они организовывали множество «круглых столов» разных экспертов, в том числе с присутствием духовных лиц.

Первое, что нужно сделать – это написать учебник о том, как правильно вести себя в конфликтных ситуациях разного типа. Возможно, что как раз из группы, которая будет писать этот учебник, и вырастет христианская партия.

До сих пор цивилизация не очень понимала, что должны делать христианские партии. А получается, что главные задачи христианской политической партии – это осознание того, чем христианство полезно, пропаганда этих идей, организация образотворческой (художественной) деятельности, организация праведной технической и технологической политики, экологическая политика. И только потом идут задачи по борьбе за разные законы и благотворительная деятельность.

Какие выводы следует сделать из сказанного?

1. Необходимо срочно изменять пропагандистскую политику с «Церковь бесполезна для выживания» на «без Церкви выживания нет», для чего первое время можно использовать хотя бы описанные выше понимания того, чем христианство полезно для выживания на всех уровнях – личном, промышленном, государственном, на уровне разумного существа.

2. Необходимо изменить образ Церкви с навязанного ей образа в духе «места для утешения и отправления обрядов» на образ «организация, в которой собираются созидающие люди, а также носители учения, благодаря которому люди могут стать из животного разумным благотворным человеком».

3. Необходимо собрать все варианты вопросов о выживании и об улучшении жизни, которые задают люди, только пришедшие в Церковь, и создать корректные ответы на них.

Если человек приходит в Церковь и просит «доброго закона», то ему надо спокойно сказать, что за добрым законом – это к политическим партиям, а здесь про другое, про то, как вырасти из нетерпеливого дурака, который способен мыслить только насилием и принуждением других людей к добру силой, до уровня мудрого человека.

Если человек приходит и спрашивает, что делать для того, чтобы научиться в любой ситуации находить правильное решение, то надо спокойно сказать, что эта деятельность на много десятков лет и требует отказа от гордости, борьбы с животной частью сознания и доверия Богу в том плане, что каждую ситуацию следует воспринимать как посланную для обучения.

Если люди спрашивают про улучшение государства, то надо просто посылать в партии, но предварительно пояснить, что никогда не будет идеального мира, так как в обществе всегда будут люди с животным сознанием или те, кто отказался от Бога ради гордости, а значит – паразитизм, кражи, грабёж и намеренные оскорбления ради удовольствия оскорблять. В этом случае стоит ещё сказать, что перед тем, как бороться за улучшение государства, хорошо бы самим уйти с животного уровня и вырасти до совершенного разумного существа с помощью принятия полного беззлобия и полной прозрачности перед Богом, иначе всё, до чего сможешь додуматься – это до принуждения к добру силой с помощью тотального электронного контроля.

В таком деле, как ответы людям на вопросы о Боге, важнее не тот вопрос, который задают люди словами, а то, почему этот вопрос возник. Если заглянуть в причины возникновения этих вопросов, то ответы будут совсем другие, чем если реагировать только на слова. Причин там немного: страх перед жизнью и перед собственной непрестижностью, желание научиться находить правильные решения, отвращение к животной жизни, желание одним волевым деянием устроить идеальное общество и искоренить несправедливость, разочарование в навязанных материальных миром целях жизни, одиночество. Так что создание типовых ответов не будет сложным делом.

4. Со временем было бы полезно создать такой тип литературы, в которой разные люди описывали бы своё мнение о том, как христианство изменило их жизнь к лучшему. Возможно, созданием таких художественных книг, написанных на базе множества реальных личных историй, стоит озаботиться христианской политической партии. В этом случае на вопрос о том, чем христианство полезно для выживания, священник мог бы просто посоветовать почитать определённые книги. Пока у нас известен только прототип такой книги – книга Марка Аврелия «К самому себе».

Массовому общественному сознанию необходимо, чтобы какая-нибудь идеология пообещала ему сладкую сказку, в которой более-менее правдоподобно объяснила бы, почему благодаря её идеям все станут счастливы, здоровы и будут жить долго, или хотя бы лучше, чем в других странах. Если идеологии удастся более-менее правдоподобно скормить такую сказку народу, то она сможет захватить власть и уничтожить конкурентов. Сказанное не значит, что христианству следует заниматься угодничеством и льстить грехам и порокам, чтобы получить наибольшую поддержку. Сила христианства в том, что оно обеспечивает выживание благодаря правде и чистоте, малейшие уступки в этом равнозначны полному провалу. Сказано это только для того, чтобы подчеркнуть необходимость активной пропаганды и учёта особенностей восприятия информации общественным сознанием. Отказ от пропаганды, от логики, от разумной деятельности и концентрация на эмоциях, на «личной сердечной вере» уже убил две империи – Византийскую и Российскую монархическую, с минуты на минуту убьёт и Российскую Федерацию.

Пророчества о спасении христиан в общинах-церквях

Архимандрит Гавриил(Ургебадзе).
«Придет время, будет уход людей в горы. Но в одиночку не идите… Уходите в леса и горы малыми группами.
Для Христиан самым большим мучением будет то, что сами уйдут в леса, а их близкие примут печать антихриста. Продукты, на которых ставят печать антихриста, не могут причинить вам вреда. Это еще не печать. Надо произнести молитву „Отче наш“, перекрестить, окропить святой водой — и так освятится всякая пища.
А сейчас начинаются важные события. Такой опасности не было на земле со времен сотворения мира. Эта последняя… Представьте мать пятерых детей: как она должна откормить детей, не приняв печать антихриста? Видите, какие ловушки ставит антихрист людям. Сначала это будет по желанию. Но когда антихрист воцарится и станет властелином мира, будет принуждать всех принять эту печать. Тех, кто не примет – объявят предателями. Тогда надо будет уходить в лес: по десять-пятнадцать человек вместе. Но в одиночку или вдвоем не идите, не спасётесь… Вас будет оберегать Святой Дух. Никогда не теряйте надежду. Бог даст вам мудрость как поступить.
В последнее время сторонники антихриста будут ходить в церковь, будут креститься и будут проповедовать евангельские заповеди. Но не верьте тем, у кого не будет добрых дел. Только по делам можно узнать настоящего христианина»
Схимонахиня Нила.
«Грядёт голод. Запасы не спасут, потому что голод начнется не сразу. С каждым годом будет становиться все труднее, урожаи будут падать, всё меньше земли станут обрабатывать».
«Всем нужно постараться быть поближе к земле. В больших городах жизнь будет очень трудная. Голод такой настанет, что люди будет лезть в дома, чтобы найти съестное. Будут бить стекла окон, разбивать двери, убивать людей за еду. Оружие будет у многих в руках, и жизнь человеческая ничего не будет стоить. Наступят времена, когда, как и во дни после октябрьского переворота, станут загонять христиан в тюрьмы, резервации и топить их в море».
«Когда начнутся гонения на верующих, спешите уйти с первым потоком отъезжающих в ссылки, цепляйтесь за колеса составов, но не оставайтесь. Те, кто первыми уедут, спасутся».
«Вы всё увидите своими глазами, ваше поколение встретит приход антихриста».
Схиархимандрит Христофор.
«В последнее время по одному жить не будете… Из монастырей бежать будут!
Диавол овладеет монастырями… и хорошо, если у кого останется домик, свой уголок куда бежать! А тем, кому бежать-то некуда, те под забором будут умирать».
«Покупайте, говорил, — домик с земелькой. Родственники не разъезжайтесь, а соединяйтесь, покупайте вместе. Покупайте домики в деревне, хоть земляночку. Божие благословение на это есть. Покупайте и сразу копайте колодец, чтоб у вас была своя водичка, и сразу посадите вербу (на северной стороне), потому что под вербой всегда вода».
«В последнее время покупайте домики, собирайтесь общинками, чтобы вы не по одному человеку жили в домике, а по 7-10 человек и молитесь. Закатывать герметически в баночках сушеные просфорки и крещенскую водичку. И когда произойдет смешение вер, тогда дома будем молиться, вкушать просфору и крещенскую водичку. И тогда Господь сам будет нас причащать. Благословлял общинки, чтобы в них причащал священник с антиминсом. Молитесь, читайте Евангелие, Псалтырь, и молитесь Господу о том, чтобы не отойти от веры православной».
«И когда произойдет смешение вер, тогда дома будем молиться, вкушать просфору и крещенскую водичку. И тогда Господь сам будет нас причащать. Благословлял общинки, чтобы в них причащал священник с антиминсом».
Схимонахиня Макария.
«Произойдет большое восстание. С этажей (из городов) народ станет разбегаться, в комнатах не будут сидеть. В комнатах сидеть нельзя, ничего не станет, даже хлеба. А если молиться Спасителю, Матери Божией и Илье Пророку, они не дадут умереть с голода, сохранят тех, кто веровал Богу и искренне молился.
Начнется неурожай, когда монахов станут ссылать.
Кто Божий, тот антихриста не увидит. Многим будет открыто, куда поехать, куда пойти. Господь своих знает как спрятать, никто не найдет».
Матука Алипия Киевская
«Война начнется на апостолов Петра и Павла. Будете лежать: там рука, там нога. Это случится, когда вынесут труп.
Государства по деньгам различаться будут. Это будет не война, а казнь народов за их гнилое состояние. Мертвые тела будут лежать горами, никто не возьмется их хоронить. Горы, холмы распадутся, сровняются с землею. Люди будут перебегать с места на место. Будет много бескровных мучеников, которые будут страдать за Веру Православную».
Старица Евдокия из села Чудиново.
«А еще доживёте до того, что всех вас верующих вышлют на Север, будете молиться да рыбой кормиться, а кого не вышлют, запасайтесь керосином и лампами, ибо света не будет.
Собирайтесь три-четыре семьи в один дом и живите вместе, поодиночке выжить невозможно. Достанешь кусочек хлеба, залезешь в подпол и скушаешь. А не залезешь, отберут, а то ещё и убьют за этот кусок».
Старец Антоний
«Но Бог сильнее врага и никогда не покинет Своих рабов. И истинные монастыри будут пребывать до скончания века, только избирать будут для этого пустынные и уединённые места».
«Душеспасительно для мирян, конечно, прилепиться к православной общине с ревностным пастырем, но это почти невозможно. Хотя, по крайней мере, надо приложить все силы, чтобы найти не поклонившегося служащего пастыря, дабы иметь возможность Причастия… Если же Господь сподобит жить в такой общине, то приступать к Святым Дарам желательно каждый день, как то делали первые христиане в эпоху римских гонений. Это будет укреплять и предуготавливать к возможному приятию мученического венца».
Преподобный Ефрем Сирин.
«Многие из святых, какие только найдутся тогда, в пришествие оскверненного, реками будут проливать слезы к Святому Богу, чтобы избавиться им от змия, с великою поспешностию побегут в пустыни, и со страхом будут укрываться в горах и пещерах, и посыплют землю и пепел на главы свои, в великом смирении молясь день и ночь. И будет им сие даровано от Святого Бога; благодать Его отведет их в определенные для сего места, и спасутся, укрываясь в пропастях и пещерах, не видя знамений и страхований антихристовых; потому что имеющим ведение без труда сделается известным пришествие антихриста. А кто имеет ум на дела житейские и любит земное, тому не будет сие ясно; ибо привязанный всегда к делам житейским, хотя и услышит, не будет верить и погнушается тем, кто говорит. А святые укрепятся; потому что отринули всякое попечение о сей жизни».
Современное пророчество Царя
«Царь показал, что уходить надо в отдаленные пустыни, монастыри, труднодоступные места, где собираться в общины и вместе спасаться. Это путь всех православных — как апостол Петр, без колебаний идти за Спасителем, не боясь опасностей. Каждый должен идти по воде со своим крестом и помогать друг другу».
Прости Господи и вразуми ради спасения.
С БОГОМ и друг с другом.
Еще материалы по теме:
Нет церкви кроме общины

Как спастись от разгула Армагеддона?

Как преодолеть наложение «печати» и Голод

Пророчества Старцев о «Печати» и «Отказниках».

Пророчества и советы православных старцев

Русский Ковчег
http://www.proza.ru/2019/04/20/1142

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх