Помост

Вопросы веры

Про сергия радонежского

Житие Сергия Радонежского

Преподобный Сергий родился в Тверской земле, в годы княжения тверского князя Дмитрия, при митрополите Петре. Родители святого были людьми благородными и благоче­стивыми. Его отца звали Кириллом, а мать — Марией.

Удивительное чудо свершилось ещё до рождения святого, когда он был в утробе матери. Мария пришла в церковь на литургию. Во время богослужения неродившийся ребенок трижды громко прокричал. Мать заплакала от страха. Люди, слышавшие крик, стали искать ребёнка в церкви. Узнав, что младенец кричал из утробы матери, все изумились и устрашились.

Мария же, когда носила ребенка, усердно постилась и молилась. Она решила, если родится мальчик, посвятить его Богу. Младенец появился на свет здоровым, но не хотел брать грудь, когда мать ела мясную пищу. На сороковой день мальчика принесли в церковь, крестили и дали ему имя Варфоломей. Родители рассказали священнику о троекратном крике младенца из утробы. Священник же сказал, что мальчик будет слугой Святой Троицы. Через время ребёнок не стал брать грудь в среду и в пятницу, а также не хотел питаться молоком кормилицы, а только своей матери.

Продолжение после рекламы:

Мальчик подрос, и его стали учить грамоте. У Варфоломея были два брата, Стефан и Пётр. Они быстро научились грамоте, а Варфоломей не мог. Он сильно печалился из-за этого.

Однажды отец послал Варфоломея искать лошадей. На поле под дубом мальчик увидел старца священника. Варфоломей рассказал священнику о своих неудачах в учёбе и попросил помолиться о нём. Старец дал отроку кусок просфоры и сказал, что отныне Варфоломей будет даже лучше знать грамоту, чем его братья и сверстники. Мальчик уговорил священника зайти к его родителям. Сначала старец пошёл в часовню, начал петь часы, а Варфоломею велел читать псалом. Неожиданно для себя отрок стал читать хорошо. Старец пошёл в дом, отведал пищи и предсказал Кириллу и Марии, что их сын будет велик перед Богом и людьми.

Через несколько лет Варфоломей начал строго поститься и молиться по ночам. Мать пыталась уговорить мальчика, чтобы он не губил свою плоть излишним воздержанием, но Варфоломей продолжал придерживаться избранного пути. Он не играл с другими детьми, а часто ходил в церковь и читал святые книги.

Брифли существует благодаря рекламе:

Отец святого, Кирилл, переселился из Ростова в Радонеж, ибо в Ростове в то время бесчинствовал воевода из Москвы Василий Кочева. Он отбирал имущество у ростовцев, из-за этого Кирилл и обеднел.

Кирилл поселился в Радонеже у Рождественской церкви. Его сыновья, Стефан и Пётр, женились, Варфоломей же стремился к монашеской жизни. Он просил родителей благословить его на монашество. Но Кирилл и Мария попросили сына, чтобы он проводил их до гроба, а потом уже исполнил свой замысел. Через некоторое время и отец, и мать святого постриглись в монахи, и каждый ушёл в свой монастырь. Через несколько лет они умерли. Варфоломей похоронил родителей и почтил их память милостыней и молитвами.

Отцовское наследство Варфоломей отдал младшему брату Петру, а себе не взял ничего. Жена старшего брата, Стефана, к этому времени умерла, и Стефан принял монашество в Покровском монастыре Хотькова.

По просьбе Варфоломея Стефан пошёл с ним искать пустынное место. Они пришли в чащу леса. Там была и вода. Братья построили на этом месте хижину и срубили небольшую церковь, которую решили освятить во имя Святой Троицы. Освящение совершил митрополит Киевский Феогност. Стефан не выдержал тяжелой жизни в лесу и ушёл в Москву, где поселился в Богоявленском монастыре. Он стал игуменом и княжеским духовником.

Продолжение после рекламы:

Варфоломей позвал к себе в пустыньку старца игумена Митрофана, который постриг его в монашество с наречением имени Сергий. После пострижения Сергий причастился, и церковь при этом наполнилась благоуханием. Через несколько дней он проводил игумена, попросив его наставлений, благословения и молитв. В это время Сергию было немногим больше двадцати лет.

Инок жил в пустыньке, трудился и молился. Полчища бесов пытались устрашить его, но не могли.

Однажды, когда Сергий в церкви пел заутреню, стена расступилась и вошёл сам дьявол со множеством бесов. Они приказывали святому уходить из пустыньки и угрожали ему. Но преподобный изгнал их молитвой и крестом. В другой раз бесы напали на святого в хижине, но молитвой его были посрамлены.

Иногда дикие звери приходили к хижине преподобного Сергия. Среди них был один медведь, для которого святой каждый день оставлял по куску хлеба. Посещения медведя продолжались более года.

Некоторые монахи навещали Сергия и хотели поселиться вместе с ним, но святой не принимал их, ибо жизнь в пустыньке была очень трудна. Но всё же некоторые настаивали, и Сергий не стал прогонять их. Каждый из монахов построил себе келью, и стали они жить, во всём подражая преподобному. Иноки служили полунощницу, заутреню, часы, а служить обедню приглашали священника, потому что Сергий по смирению не принимал ни священства, ни игуменства.

Брифли существует благодаря рекламе:

Когда собралось двенадцать монахов, кельи обнесли тыном. Сергий неустанно служил братии: воду носил, дрова рубил, еду варил. А ночи проводил в молитвах.

Игумен, который постриг Сергия, умёр. Преподобный Сергий стал молиться, чтобы Бог дал новой обители игумена. Братия же начала просить Сергия, чтобы он сам стал игуменом и священником. Много раз приступала она с этой просьбой к преподобному, и в конце концов Сергий с другими иноками пошёл в Переяславль к епископу Афанасию, чтобы он дал братии игумена. Епископ же повелел святому стать игуменом и священником. Сергий согласился.

Вернувшись в обитель, преподобный ежедневно служил литургию и наставлял братию. Некоторое время в обители было только двенадцать монахов, а потом пришёл Симон, архимандрит Смоленский, и с тех пор число иноков стало увеличиваться. Симон же пришёл, оставив архиманд­ритство. А старший брат Сергия, Стефан, привёл в монастырь к преподобному своего младшего сына Ивана. Сергий постриг мальчика под именем Фёдор.

Реклама:

Игумен сам пёк просфоры, кутью варил и свечи делал. Каждый вечер он потихоньку обходил все монашеские кельи. Если кто-то празднословил, игумен стучал этому брату в окошко. Наутро же звал провинившегося, беседовал с ним и наставлял.

Сначала к монастырю не было даже хорошей дороги. Гораздо позже люди построили возле того места дома и села. А в первое время монахи терпели всякие лишения. Когда не было еды, Сергий не разрешал выходить из монастыря и просить хлеба, но приказывал в монастыре ждать Божьей милости. Один раз Сергий не ел три дня и на четвёртый пошёл рубить сени для старца Данила за решето гнилого хлеба. Из-за нехватки еды один инок стал роптать, а игумен начал учить братию о терпении. В этот момент в монастырь принесли множество еды. Сергий велел сперва накормить тех, кто принёс еду. Они же отказались и скрылись. Так и осталось неизвестным, кто был человек, пославший яства. А братия за трапезой обнаружила, что хлеб, присланный издалека, остался тёплым.

Игумен Сергий всегда ходил в бедной, ветхой одежде. Один раз в монастырь пришёл крестьянин, чтобы побеседовать с преподобным. Ему указали Сергия, который в лохмотьях трудился на огороде. Крестьянин не поверил, что это и есть игумен. Преподобный, узнав от братии о недоверчивом крестьянине, ласково поговорил с ним, но не стал убеждать, что он и есть Сергий. В это время в монастырь приехал князь и, увидя игумена, поклонился ему до земли. Телохранители князя оттеснили изумлённого крестьянина, но, когда князь ушёл, земледелец попросил у Сергия прощения и получил от него благословение. Через несколько лет крестьянин принял монашество.

Реклама:

Братия роптала, что поблизости нет воды, и по молитве святого Сергия возник источник. Его вода исцеляла больных.

Один благочестивый человек пришел в монастырь с больным сыном. Но принесённый в келью Сергия мальчик умер. Отец заплакал и пошёл за гробом, тело же ребёнка оставил в келье. Молитва Сергия совершила чудо: мальчик ожил. Преподобный повелел отцу младенца молчать об этом чуде, а поведал о нём ученик Сергия.

На реке Волге жил вельможа, которого мучил бес. Безумного силой повели в монастырь к Сергию. Преподобный изгнал беса. С тех пор много людей стало приходить к святому за исцелением.

Однажды поздним вечером Сергию было чудесное видение: яркий свет на небе и множество прекрасных птиц. Некий голос сказал, что иноков в монастыре будет так же много, как этих птиц.

К преподобному пришли греки, посланцы констан­ти­но­польского патриарха. Патриарх советовал Сергию устроить общежительство. Русский митрополит поддержал эту мысль. Сергий так и сделал. Он дал каждому брату особое послушание. Обитель давала приют нищим и странникам.

Реклама:

Некоторые братья противились наставничеству Сергия. Во время одного из богослужений брат Сергия Стефан произнес несколько дерзких слов против преподобного, оспаривая его право руководить монастырём. Преподобный услышал это и, потихоньку уйдя из обители, отправился на реку Киржач, там поставил келью и затем построил церковь. Многие люди помогали ему в этом деле, собралась многочисленная братия. Иноки же покинутого Сергием Троицкого монастыря также переходили на Киржач. А другие пошли в город к митрополиту с просьбой о возвращении Сергия. Митрополит повелел преподобному вернуться, обещав изгнать его противников из монастыря. Сергий послушался. Один из его учеников, Роман, стал игуменом в новом монастыре на реке Киржач. А сам святой вернулся в монастырь Святой Троицы. Братия радостно встретила его.

Пермский епископ Стефан очень любил Сергия. Направляясь в свою епархию, он шёл мимо Троицкого монастыря. Дорога пролегала далеко от обители, и Стефан просто поклонился в её сторону. Сергий в тот момент сидел за трапезой и, хотя не мог видеть Стефана, поклонился ему в ответ.

Реклама:

Ученик Сергия, преподобный Андроник, возымел желание основать монастырь. Однажды Сергия навестил митрополит Алексий, который рассказал о своём замысле основать монастырь в честь Спаса Нерукотворного, в память об избавлении от бури на море. Сергий дал митрополиту в помощники Андроника. Алексий основал монастырь на реке Яузе, а наставником в нём стал Андроник. Сергий посетил это место и благословил. После Андроника игуменом стал преподобный Савва, а после него Александр. В этом монастыре был и знаменитый иконописец Андрей.

Фёдор, племянник преподобного Сергия, сын Стефана, тоже задумал основать обитель. Он нашёл красивое место для нее — Симоново, у реки Москвы. По благословению Сергия и архиерея он устроил монастырь. После Фёдор стал архиереем Ростовским.

Однажды во время службы в Троицкой обители монахи увидели удивительного человека, служившего литургию вместе с игуменом Сергием. Одежды этого человека блистали, и сам он сиял. Сергий сначала ни о чём не хотел рассказывать, а потом открыл, что это ангел Божий служил с ним.

Реклама:

Когда ордынский князь Мамай двинул войска на Русь, великий князь Дмитрий пришёл в монастырь к Сергию за благословением и советом — следует ли выступить против Мамая? Преподобный благословил князя на битву. Когда русские увидели татарское войско, то остановились в сомнении. Но в эту минуту появился гонец от Сергия со словами ободрения. Князь Дмитрий начал сражение и победил Мамая. А Сергий, находясь в монастыре, знал обо всём происходившем на поле битвы, словно был поблизости. Он предсказал победу Дмитрия и назвал по именам павших. Возвращаясь с победой, Дмитрий заехал к Сергию и благодарил его. В память об этой битве был построен Успенский монастырь, где стал игуменом ученик Сергия Савва. По просьбе князя Дмитрия был построен и Богоявленский монастырь в Голутвино. Преподобный пешком ходил туда, благословил место, поставил церковь и оставил там своего ученика Григория.

А еще по просьбе князя Дмитрия Серпуховского Сергий пришёл в его вотчину и основал Зачатьевский монастырь «что на Высоком». Там остался ученик преподобного Афанасий.

Реклама:

Митрополит Алексий, видя приближение своей кончины, уговаривал Сергия стать митрополитом, но тот по своему смирению не согласился. А когда Алексий умер, митрополитом стал Михаил, который начал ополчаться на святого Сергия. Михаил внезапно умер по дороге в Царырад, что было предсказано Сергием.

Однажды преподобному явилась Богородица с апостолами Петром и Иоанном. Она сказала, что не оставит Троицкой обители.

Некий епископ из Царьграда пришёл увидеть Сергия. На самом деле он не верил, что Сергий действительно великий «светильник». Придя в монастырь, епископ ослеп, Сергий же исцелил его.

Одного человека терзала тяжкая болезнь. Родные принесли его к преподобному, тот окропил его водой, помолился о нём, больной сразу же заснул и скоро выздоровел.

Князь Владимир послал в монастырь еду и напитки. Слуга, который нёс всё это, попробовал пищу и напитков отведал. Когда слуга пришёл в монастырь, Сергий упрекнул его, слуга сразу же покаялся и получил от святого прощение.

Реклама:

Богатый человек, живший возле обители, отнял борова у соседа-бедняка и платы не дал. Обиженный пожаловался Сергию. Игумен укорял лихоимца, и тот пообещал исправиться, но потом решил денег не отдавать. Когда же он вошёл в кладовую, то увидел, что туша борова сгнила, хотя был сильный мороз. После этого чуда лихоимец раскаялся и отдал деньги.

Когда один раз святой Сергий служил Божественную литургию, его ученик Симон видел, как огонь ходил по жертвеннику и осенял алтарь. Перед причастием божественный огонь вошёл в чашу. Игумен запретил Симону рассказывать об этом, пока он, Сергий, не умрёт.

За шесть месяцев предвидел преподобный свою кончину и поручил игуменство любимому ученику Никону. А сам начал безмолв­ствовать.

Перед смертью Сергий поучал братию. А 25 сентября скончался. От его тела распространилось благоухание, а лицо было белым как снег. Сергий завещал похоронить его вне церкви, с прочими братьями. Но митрополит Киприан благословил положить преподобного в церкви, с правой стороны. Множество народу из разных городов — князья, бояре, священники, иноки — пришли проводить святого Сергия.

Краткое содержание «Преподобный Сергий Радонежский» Б.К. Зайцев (*Общие критические статьи)

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

От него стало известно, что родителями Сергия были знатные бояре. Мать звали Марией, а отца – Кириллом. Их поместье располагалось недалеко от Ростова. Они жили небогато, но любили помогать беднякам и принимать у себя странствующих людей. Их почитали и считали серьёзными, справедливыми и очень религиозными людьми. 3-го мая, предположительно между 1314 и 1322 годами, у них родился сын Варфоломей.

В 7 лет ребёнка отправили учиться грамоте в церковную школу, но, несмотря на старания, ему не удавалось освоить эту науку. Школьники над ним посмеивались, учитель наказывал, а Варфоломей огорчался и плакал. Это длилось до тех пор, пока мальчик в поисках пропавших лошадей случайно не встретил незнакомого старца. Узнав о проблемах мальчугана, он прочитал молитву, благословил Варфоломея, а потом дал ему кусочек просфоры. С этого дня ребёнок стал хорошо усваивать школьный материал и вскоре стал лучшим учеником.

Варфоломей рос и всё больше тянулся к церкви. Он полюбил богослужения и увлекался чтением священных книг, стал соблюдать посты и помогать бедным. Был скромен, молчалив, послушен, с родными ласков и на удивление серьёзен. А главное – он был в гармонии с самим собой и миром в целом. За несколько лет подросток накопил в себе стремление к высшему миру, где можно общаться напрямую с Богом.

ВЫСТУПЛЕНИЕ

Во времена Сергия жить на Руси было нелегко. С одной стороны, властвовали татары, собирая дань. И чуть что не так – грабили, издевались и убивали. С другой стороны, москвичи разоряли жителей некоторых российских земель, отнимая у них имущество. Порой доходило до полной нищеты. И здесь не обходилось без унижений и побоев. Люди обижались, возмущались и жаловались.

Родители Варфоломея, вероятно, подвергались такому двустороннему воздействию. Кирилл расходовал много средств на визиты с князем в Орду и откупался от московских тиранов. К старости он совсем обеднел и жаждал уехать из Ростовской области. И вскоре случай представился. В то время в Радонеже выходцам из иных княжеств давали привилегии. Кирилла, как и многих других, привлёк этот факт, и он с семьёй отправился в дикий лесистый край.

Кирилл получил имение, но уже не мог нести службу. Его заменил сын Стефан. На тот момент Пётр и Стефан уже обзавелись семьями, а Варфоломей вёл неизменную жизнь и ещё больше желал уйти в монастырь. Горе, насилие и ложь в окружающей его жизни только сильнее укрепляли его мысли. Но отец умолял не торопиться, и юноша послушался. Уж больно беспомощны стали родители.

Через какое-то время родители ушли в монастырь, расположенный в Хотькове на реке Паже. Чуть позже там и умерли. Стефан овдовел и стал монахом. Варфоломей убедил его поселиться в ближних к Хотькову хвойных лесах. Там они нашли возвышающееся как маковка место, изумившее их своим великолепием. Сначала они сложили шалаш из ветвей деревьев, а потом уже принялись за плотничество. Это великое русское ремесло Сергий освоил впоследствии так, что поистине мог считаться его покровителем.

Церковь решили назвать во имя Святой Троицы. Ведь когда-то в детстве таинственный старец предсказал Варфоломею стать «обителью Пресв. Троицы». Братья получили благословение митрополита Феогноста, а священнослужители с антиминсом и мощами мучеников освятили новую церковь. Но жить на маковке (впоследствии Маковице) оказалось непросто. Уединение полнейшее! Хлеб на столе не всякий раз. Стефан такой суровой жизни не вытерпел и поселился в другом монастыре.

ОТШЕЛЬНИК

Варфоломей стал жить среди сумрачных лесов в полном одиночестве. Но однажды он пригласил знакомого игумена Митрофана пожить с ним какое-то время. Тот согласился и вскоре узнал об огромном желании юноши – стать иноком. 7-го октября Митрофан постриг парня, дав ему новое имя и приобщив его св. Тайн. Так Варфоломей стал Сергием. В день, когда был совершён обряд, Церковь празднует св. Сергия.

Благословляя молодого монаха на уединённую жизнь, игумен ушёл, а для Сергия насупило очень тяжёлое время. Особенно трудно пришлось в самые первые месяцы пустынной жизни. Сергия мучили ужасные видения. Перед ним то и дело возникали страшные образы диких зверей, змей, сатаны и бесов, которые пугали и прогоняли отшельника. Он молился, и они исчезали. Юношу постоянно одолевали сомнения и уныние. Он боялся, что не перенесёт такого испытания.

Прошло какое-то время, и к Сергию стали приходить люди. Они узнали о его пустынничестве и просили взять к себе. Молодой монах отговаривал их, пугал трудностями и лишениями, но вскоре всё-таки принял нескольких человек. Вместе они построили 12 келий и защитили их от зверей высоким забором. Между пнями хвойных деревьев разбили небольшой огород. Так появилась малая православная община.

Жили тихо и довольно строго. Сергий, подавая другим пример, многое делал сам: заготавливал дрова, добывал воду, готовил еду, выращивал овощи, кроил, а потом шил одежду и обувь. И на службах был он одним из первых. В промежутках совершал молебные пения, читал молитвы, переписывал святые тексты. Всё это отнимало много сил. Но, несмотря на плохое питание, он был крепким и сильным парнем.

ИГУМЕН

Шли годы. Монастырь расширялся и должен был обзавестись настоятелем. Братия уважала Сергия и хотела, чтобы именно он, тот, кто основал эту пустынь и построил здесь церковь, стал игуменом. Но молодой монах отказывался. Не помогали даже уговоры и убеждения старцев. Юноша хотел учиться и повиноваться, а не учить и начальствовать. Тогда братия заявила, что без игумена все покинут общину. Вот тут он сдался и решил, что это дело должно быть рассмотрено церковной властью.

Митрополит Алексий в Москве то время отсутствовал. Вместо него его делами заведовал епископ Афанасий. Он без всяких сомнений повелел Сергию принять игуменство. Афанасий со священнослужителями вошёл в церковь, надел на себя облачение перед богослужением, велел Сергию произнести вслух Символ веры и, осенив крестным знаменем, поставил в иподиакона, а в иеродиакона возвёл за литургией. На следующий день Сергий получил священство и впервые в жизни отслужил литургию. После Афанасий произнёс полагающиеся для игумена молитвы, побеседовал с Сергием и вскоре отпустил.

Полученное Сергием священство практически никак не повлияло на его дальнейшую жизнь. Он продолжал неустанно трудиться. Собственноручно делал свечи, пёк богослужебный хлеб и готовил кутью. Прослышав о святости Сергия, к нему из Смоленска пришёл архимандрит Симон, который первым вложил в монастырь средства. Это позволило построить более обширную церковь. С тех пор число послушников стало увеличиваться. Строились новые кельи. Деятельность Сергия ширилась.

Игумен насаждал в обители труд, порядок и строгую дисциплину. Он ввёл богослужебный устав Студита Феодора и пристально наблюдал за духовной жизнью каждого послушника. Ему исповедовались. Постригал не сразу, а только после испытания. Меру послушания для каждого устанавливал индивидуально. Проверял, чем занимается инок вечером в своей келье. Если кто-то нарушал принятый в монастыре порядок, то Сергий действовал так, чтобы не напугать, а убедить.

Сергий запрещал просить милостыню. А между тем монастырь всё ещё был беден, и не хватало порой даже самого необходимого. Так по причине отсутствия воска для свечей, лампадного масла и вина приходилось откладывать литургию. Святые тексты переписывали не на пергамент или папирус, а на бересту. И каждый в обители существовал, как мог. Ведь тогда ещё не было общих трапез, хранилищ и складов. У многих монахов порой еды совсем не было, и они голодали. Голодал и Сергий.

Известно, что в одно такое затруднительное время Сергий за кусок гнилого хлеба пристроил сени к келье старца Даниила. В другой период нужды иноки заявили Сергию, что больше не в силах такое терпеть и обещали покинуть обитель. Игумен стал переубеждать братию, но так и не успел закончить свою речь. Ему помешало неожиданное для всех событие. К воротам монастыря подъехали гружённые свежим хлебом и другими продуктами повозки от неизвестного благодетеля. Этот случай был настолько удивительным, что надолго запомнился братии.

СВЯТОЙ СЕРГИЙ – НАСТАВНИК И ЧУДОТВОРЕЦ

То, что мы обычно называем «чудом» – «обычно» для высшего мира. Простой смертный не может творить чудеса, как не может обрести и истинных видений – будь то грядущее или физически невидимое. Даже Сергий, на ранней стадии подвижничества, не имел светлых видений и не творил чудес. Только лишь долгий и сложный путь самосовершенствования привёл его к этому.

Первое чудо Сергия – это новый источник, так необходимый для растущей общины и появившийся на месте дождевой лужи после молитвенного обращения преподобного к Господу. Другое чудо относилось к тяжелобольному ребёнку, которого принесли в жилище святого. Ребёнок, как показалось отцу, сначала умер, а потом оказался живым. Ещё один чудесный случай связан со знатным человеком, которого святой Сергий избавил от бесноватости.

Такие чудеса разносили Сергию добрую славу. К нему приходили люди разных социальных положений – от князей до крестьян. Но Сергий оказывал помощь не только в выздоровлении. Известны два случая, когда через него действовали карающие силы. В первом случае был наказан богатый человек, который отобрал и зарезал свинью бедняка, во втором – греческий епископ, сомневающийся в святости преподобного.

Вероятно, таких вот разного рода «визитёров» и «просителей» было немало. Епифаний все случаи не мог передать и изложил только самые запоминающиеся. В основном, конечно, люди приходили только покаяться или получить хороший совет. А Сергий, как всенародный мудрец, никому не отказывал в помощи. Он был не только превосходным игуменом, но и по праву может считаться основоположником духовного наставничества – старчества.

ОБЩЕЖИТИЕ И ТЕРНИИ

Монастырь не испытывал больше нужды, как прежде. Но Сергий был по-прежнему беден и прост. Безразличие к благам он сохранил до самой смерти. К примеру, он не носил никогда новой одежды, а пользовался ветхой, которую другие не хотели носить. По внешнему виду Сергия можно было его принять за самого нищего монастырского послушника. Епифаний рассказывал, что однажды прибывший посмотреть на преподобного простой земледелец никак не мог поверить в то, что убогий старичок является знаменитым Сергием.

Разность в материальном положении монахов стала сильно беспокоить Сергия. И дело не в том, что он сам был нищ. Ему хотелось, чтобы все были равны и бедны. Ранее игумен дозволял иметь некоторую собственность, но с ростом послушников монастыря это становилось неудобным. Тем более такое положение вещей вызывало зависть и нежелательный дух в обители. Нужно было что-то менять, и единственный верный выход – это общее житьё.

Но организовать в монастыре общежитие оказалось непросто. Многие были против этого. На помощь Сергию пришёл митрополит Алексий. Он попросил патриарха прислать в обитель послание и подарки. Патриарх Кир Филофей так и сделал. Сергий получил крест, параманд, схиму и грамоту с советом обустроить «общее житие». Такой документ и новое видение преподобного ещё больше укрепили решение Сергия о необходимости реформы, и он внедрил общежитие.

Но не все были рады новому порядку. Он связывал и стеснял некоторых монахов. Кое-кто даже покинул монастырь. Частная собственность теперь была запрещена. Все, кроме немощных, должны были трудиться. Нужно было построить новые здания: хлебопекарню, трапезную, амбары, кладовые. И если ранее Сергий руководил лишь духовной жизнью послушников, то теперь он отвечал и за быт монастыря.

Для управления усложнившейся общиной Сергий выбрал себе помощников. У каждого из них были свои обязанности. Келарь, 1-ое лицо после игумена, заведовал казной, хозяйством, благочинием, правил судебные дела, ведал жизнью появляющихся вотчин. В духовники назначали самого опытного монаха, который исповедовал всех послушников. Экклезиарх следил за порядком в здании церкви. Были и меньшие должности: поддерживающий в церкви чистоту параэкклезиарх и хранитель Богослужебных книг – канонарх.

В кельях порядок жизни остался прежний: труд и молитва. Как обычно, Сергий во всём подавал пример. Но недовольные опять находились. Раз на вечерне ему послышался раздражённый голос: «Кто здесь игумен? Разве не я это место основал первым?» Дослужив службу, Сергий ушёл из обители, никому ничего не сказав. Он решил, что так будет правильнее. Если найдутся завистники, то они сами поделят власть. А если любят его, Сергия, то примут новый уклад жизни.

Сергий поселился на реке Киржач. Но он недолго был в одиночестве. Многие иноки из его монастыря огорчились уходу преподобного и разузнали его местонахождение. Мало-помалу к нему потянулись преданные послушники. Всем миром решили поставить церковь. Помогали в этом деле и со стороны. Новый монастырь был освящён и назван в честь Благовещения Пресвятой Богородицы. Здесь сразу ввели общежительный устав.

Но этим дело не закончилось. На Маковице не стали мириться с тем, что Сергий ушёл. Старцы просили митрополита о воздействии. Но тот почитал святого и занял выжидательную позицию. Через три года Сергий сам вернулся обратно. Одни встречали его со слезами радости на глазах, другие – с горькими слезами раскаяния. Крестились и благодарили Господа за то, что им вновь удалось увидеть преподобного. Вот так спокойно и без насилия, предпочитая свободу и любовь, Сергий одержал полную победу.

ПР.СЕРГИЙ И ЦЕРКОВЬ

К Сергию очень часто приезжал митрополит Алексий. Они дружили и хорошо ладили. Когда митрополит почувствовал себя стареющим и слабым, он стал искать себе на смену приемника. Зная святость, чистоту и славу Сергия, Алексий выбрал его. Когда появился преподобный, то Алексий надел на него золотой митрополичий крест, украшенный красивейшими драгоценными камнями. Он объяснил, что никому кроме Сергия не может доверить своё место.

А Сергий наотрез отказался. Ведь он лучше других знал себя, всегда прислушивался к своему внутреннему голосу и мог заниматься только тем, к чему у него было призвание. Ему удалось убедить митрополита в том, что для церкви будет правильнее, если он будет заниматься своим делом. Так Сергий пресёк свою церковную «карьеру», удаляясь от того, к чему так усердно стремились другие. И от этого он только выиграл, потому что после смерти Алексия началась многолетняя борьба за резиденцию митрополита.

Все претенденты (Митяй, Киприан, еп. Дионисий, арх. Пимен), грызя друг друга, старались любыми способами привлечь на свою сторону преподобного Сергия. Но встав на сторону Дионисия, Сергий чуть не пострадал от Митяя. Он пригрозил святому разрушить монастырь. Тогда преподобный Сергий взмолился к Господу с просьбой о спасении, и обитель не пострадала. Ведь тот, кто собирался уничтожить созданную Сергием пустынь, неожиданно умер.

Борьба за место митрополита опять продолжилась. На этот раз им стал арх. Пимена. Но у него сразу началось противостояние с Киприаном. А преподобный Сергий по-прежнему оставался в стороне. Он только лишь мог утешить пострадавших. И видя всё это противоборство, он постоянно убеждался в том, что принял правильное, мудрое решение, отказавшись в своё время от митрополичьего места.

СЕРГИЙ И ГОСУДАРСТВО

Во времена Сергия Орда дробилась и распадалась, а русское государство объединялось и крепко. Москва росла, присоединяя к себе соседей. Но этот процесс был очень тяжёлым, часто преступным, полным трагических моментов. Так, например, в жестокой борьбе москвичей и тверичей против Твери использовали татар. Но коварные московские властолюбцы – осознанно или нет, всё же шли по пути русской государственности и навеки связали себя с нею.

В союзе с Москвой была, безусловно, и церковь. Под руководством Алексия Сергий иногда выступал в роли миротворца. Например, ему два раза удалось убедить Константина Ростовского не восставать против Великого князя. Один раз пришлось действовать не только одними убеждениями. Преподобный Сергий закрыл все церкви в захваченном Борисом Суздальским Нижнем Новгороде. После этого Борис уступил и отдал город обратно своему брату.

Сам преподобный был всегда очень далёк от государственной политики. Но однажды, уже после смерти митрополита, Сергию довелось благословить русское войско на поражение татар. Для этого 18-го августа 1380-го года в обитель к Сергию прибыл московский Великий князь Дмитрий с князьями из различных областей и военачальниками. Никогда раньше святому не приходилось благословлять на кровь. Но раз уж война случилась, Сергий не мог оставаться в стороне. Он ведь очень любил свой народ и свою страну.

Сражение произошло 8 сентября на Куликовом поле. Когда началась битва, преподобный Сергий молился с монахами в своей церкви. Святой рассказывал о ходе сражения, называл имена павших в бою воинов, читал молитвы за усопших. В конце он произнёс: «Мы победили». Дмитрий действительно возвратился в Москву величайшим победителем, но потери в бою были огромны. Церковь не забыла погибших, и с той поры по всей стране в «Дмитриевские субботы» служатся особые панихиды.

Но после такой грандиозной победы последовало поражение. Москва была вероломно захвачена, пригороды выжжены, люди убиты, а монастыри разграблены. От города остались только развалины, но борьба за русское государство продолжилась. И в 1385 году Сергий опять выступил миротворцем от Москвы. Он помирил Великого князя Дмитрия с его давним врагом, союзником Мамая, Ольгерда и Твери – Олегом Рязанским. К сожалению, это был последний миротворческий поход Сергия.

ВЕЧЕРНИЙ СВЕТ

В последние годы жизни Сергий уже не был так деятелен, как раньше. Время борьбы и искушений прошло, но душа святого не чувствовала ни усталости, ни разуверений, ни горечи. Он – признанный облик простого и благочестивого человека, заслуживающего высший свет. И на закате своей святой жизни знаменитый старец удостоился особенно высоких видений и чудес.

Два из них связаны с литургией. В первом случае из руки преподобного пылал огонь, который вместе с молитвой помогал ученику святого совершить «подвиг молчания». Во втором – литургию вместе с Сергием служил ангел в блистающих одеждах. Рождественским постом произошло ещё одно видение. Перед Сергием явилась Богоматерь с Евангелистом Иоанном и апостолом Петром. Св. Дева сообщила Сергию, что всегда будет оберегать его обитель.

Святой ясно предчувствовал свою смерть. За полгода до неё он собрал своих учеников и передал бразды правления обителью Никону. В сентябре преподобный сильно заболел. Перед смертью он успел дать братии важные наставления и завещал похоронить себя среди простых людей. 25-го сентября 1392-го года преподобный скончался. Его останки по разрешению митрополита Киприана положили в церкви. Таким образом, последняя воля Сергия не была исполнена.

ДЕЛО И ОБЛИК

На окружённую диким лесом Маковицу Сергий пришёл простым и никому не известным юношей. Благодаря ему на этом пустынном месте появился Свято-Троицкий мужской монастырь, который обзавёлся со временем и вотчинами, и сёлами, и мельницами, и варницами. Он стал крупнейшим на территории северной России. Государи иногда брали взаймы у обители денежные средства, а келари назначались на должности министров финансов целых областей.

Огромное историческое и духовно-просветительское значение этого монастыря впоследствии способствовало тому, что в XVIII веке обитель получила почётный титул «лавры». Но Троице-Сергиева Лавра стала не единственным детищем святого. Он участвовал в строительстве Благовещенского монастыря, благословил на возникновение ещё почти 40 обителей. От них образовалось ещё около 50-ти монастырей. Большая часть из них основана в пустых и диких местах. Так в нашей большой стране зарождалось монашество.

Вся жизнь святого Сергия, как и созданной им Лавры, очень прочно скреплена с судьбой Российского государства. Он участник всех её горестей и радостей. Преподобный мирил враждующих, защищал и ободрял обиженных, благословлял на трудный путь. И хотя он не имел государственной и церковной власти, в тяжёлые времена предательств, насилия и убийств ему удавалось лишь только словом, молитвой и обликом поддерживать Русь.

Ещё при жизни Сергия посетило огромное количество людей. Одни шли к нему за помощью, другие – за советом. Он помогал ощутить истину, которая позитивно настраивала людей на дело, служение, жизнь и борьбу. Его душевное воздействие помогало воспитывать свободных духом людей, победивших впоследствии грозных ханов. И поныне облик святого кого-то утешает, кого-то укоряет, а кого-то молча учит очень простому: труду, правде, мужественности, благоговению и вере.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id11019

Житие Сергия Радонежского в пересказе Бориса Зайцева

Сергий Радонежский. Детство

По древнему преданию, имение родителей Сергия Радонежского, бояр Ростовских Кирилла и Марии, находилось в окрестностях Ростова Великого, по дороге в Ярославль. Родители, «бояре знатные», по-видимому, жили просто, были люди тихие, спокойные, с крепким и серьезным складом жизни.

Св.прп. Кирилл и Мария. Роспись Вознесенского храма на Гродке (Павлов-Посад) Родители Сергия Радонежского

Хотя Кирилл не раз сопровождал в Орду князей Ростовских, как доверенное, близкое лицо, однако сам жил небогато. Ни о какой роскоши, распущенности позднейшего помещика и говорить нельзя. Скорей напротив, можно думать, что домашний быт ближе к крестьянскому: мальчиком Сергия (а тогда — Варфоломея) посылали за лошадьми в поле. Значит, он умел и спутать их, и обротать. И подведя к какому-нибудь пню, ухватив за челку, вспрыгнуть, с торжеством рысцою гнать домой. Быть может, он гонял их и в ночное. И, конечно, не был барчуком.

Родителей можно представить себе людьми почтенными и справедливыми, религиозными в высокой степени. Помогали бедным и охотно принимали странников.

3 мая у Марии родился сын. Священник дал ему имя Варфоломея, по дню празднования этого святого. Особенный оттенок, отличающий его, лежит на ребенке с самого раннего детства.

Семи лет Варфоломея отдали учиться грамоте, в церковную школу, вместе с братом Стефаном. Стефан учился хорошо. Варфоломею же наука не давалась. Как и позже Сергий, маленький Варфоломей очень упорен и старается, но нет успеха. Он огорчен. Учитель иногда его наказывает. Товарищи смеются и родители усовещивают. Варфоломей плачет одиноко, но вперед не двигается.

И вот, деревенская картинка, так близкая и так понятная через шестьсот лет! Забрели куда-то жеребята и пропали. Отец послал Варфоломея их разыскивать, наверно, мальчик уж не раз бродил так, по полям, в лесу, быть может, у прибрежья озера ростовского и кликал их, похлопывал бичом, волочил недоуздки. При всей любви Варфоломея к одиночеству, природе и при всей его мечтательности он, конечно, добросовестнейше исполнял всякое дело — этою чертой отмечена вся его жизнь.

Сергий Радонежский. Чудо

Теперь он — очень удрученный неудачами — нашел не то, чего искал. Под дубом встретил «старца черноризца, саном пресвитера». Очевидно, старец его понял.

— Что тебе надо, мальчик?

Варфоломей сквозь слезы рассказал об огорчениях своих и просил молиться, чтобы Бог помог ему одолеть грамоту.

Видение отроку Варфоломею. Нестеров М.В.

И под тем же дубом стал старец на молитву. Рядом с ним Варфоломей — через плечо недоуздки. Окончив, незнакомец вынул из-за пазухи ковчежец, взял частицу просфоры, благословил ею Варфоломея и велел съесть.

— Это дается тебе в знак благодати и для разумения Священного Писания. Отныне овладеешь грамотою лучше братьев и товарищей.

О чем они беседовали дальше, мы не знаем. Но Варфоломей пригласил старца домой. Родители приняли его хорошо, как и обычно странников. Старец позвал мальчика в моленную и велел читать псалмы. Ребенок отговаривался неумением. Но посетитель сам дал книгу, повторивши приказание.

Тогда Варфоломей начал читать, и все были поражены, как он читает хорошо.

А гостя накормили, за обедом рассказали и о знамениях над сыном. Старец снова подтвердил, что теперь Варфоломей хорошо станет понимать Св. Писание и одолеет чтение.

Преподобный Сергий Радонежский. Нестеров М.В.

Совершив обряд пострижения, Митрофан приобщил Сергия Радонежского св. Тайн. Сергий же семь дней не выходя провел в «церквице» своей, молился, ничего не «вкушал», кроме просфоры, которую давал Митрофан. А когда пришло время Митрофану уходить, просил его благословения на жизнь пустынную.

Игумен поддержал его и успокоил, сколько мог. И молодой монах один остался среди сумрачных своих лесов.

Возникали пред ним образы зверей и мерзких гадов. Бросались на него со свистом, скрежетом зубов. Однажды ночью, по рассказу преподобного, когда в «церквице» своей он «пел утреню», чрез стену вдруг вошел сам сатана, с ним целый «полк бесовский». Они гнали его прочь, грозили, наступали. Он молился. («Да воскреснет Бог, и да расточатся врази Его…») Бесы исчезли.

Выдержит ли в грозном лесу, в убогой келии? Страшны, наверно, были осени и зимние метели на его Маковице! Ведь Стефан не выдержал же. Но не таков Сергий. Он упорен, терпелив, и он «боголюбив».

Так прожил он, в полном одиночестве, некоторое время.

Сергий Радонежский. Ручной медведь

Сергий увидел раз у келий огромного медведя, слабого от голода. И пожалел. Принес из келии краюшку хлеба, подал — с детских ведь лет был, как родители, «странноприимен». Мохнатый странник мирно съел. Потом стал навещать его. Сергий подавал всегда. И медведь сделался ручным.

Юность преподобного Сергия (Сергий Радонежский). Нестеров М.В.

Но сколь ни одинок был преподобный в это время, слухи о его пустынничестве шли. И вот стали являться люди, прося взять к себе, спасаться вместе. Сергий отговаривал. Указывал на трудность жизни, на лишения, с ней связанные. Жив еще был для него пример Стефана. Все-таки — уступил. И принял нескольких…

Преподобный Сергий Радонежский: загадки и секреты жития

Построили двенадцать келий. Обнесли тыном для защиты от зверей. Келии стояли под огромными соснами, елями. Торчали пни только что срубленных деревьев. Между ними разводила братия свой скромный огород. Жили тихо и сурово.

Сергий Радонежский подавал во всем пример. Сам рубил келии, таскал бревна, носил воду в двух водоносах в гору, молол ручными жерновами, пек хлебы, варил пищу, кроил и шил одежду. И наверно, плотничал теперь уже отлично. Летом и зимой ходил в той же одежде, ни мороз его не брал, ни зной. Телесно, несмотря на скудную пищу, был очень крепок, «имел силу противу двух человек».

Был первым и на службах.

Труды преподобного Сергия (Сергий Радонежский). Нестеров М.В.

Так шли годы. Община жила неоспоримо под началом Сергия. Монастырь рос, сложнел и должен был оформиться. Братия желала, чтобы Сергий стал игуменом. А он отказывался.

— Желание игуменства,— говорил,— есть начало и корень властолюбия.

Но братия настаивала. Несколько раз «приступали» к нему старцы, уговаривали, убеждали. Сергий сам ведь основал пустынь, сам построил церковь; кому же и быть игуменом, совершать литургию.

Настояния переходили чуть не в угрозы: братия заявляла, что, если не будет игумена, все разойдутся. Тогда Сергий, проводя обычное свое чувство меры, уступил, но тоже относительно.

— Желаю,— сказал, — лучше учиться, нежели учить; лучше повиноваться, нежели начальствовать; но боюсь суда Божия; не знаю, что угодно Богу; святая воля Господа да будет!

И он решил не прекословить — перенести дело на усмотрение церковной власти.

Митрополита Алексия в то время не было в Москве. Сергий с двумя старейшими из братии пешком отправился к его заместителю, епископу Афанасию, в Переславль-Залесский.

Сергий возвратился, с ясным поручением от Церкви — воспитывать, вести пустынную свою семью. Он этим занялся. Но собственную жизнь, в игуменстве, не изменил нисколько: сам свечи скатывал, варил кутью, готовил просфоры, размалывал для них пшеницу.

В пятидесятых годах к нему пришел архимандрит Симон из Смоленской области, прослышав о его святой жизни. Симон — первый принес в монастырь и средства. Они позволили построить новую, более обширную церковь Св. Троицы.

С этих пор стало расти число послушников. Келии принялись ставить в некотором порядке. Деятельность Сергия ширилась. Сергий постригал не сразу. Наблюдал, изучал пристально душевное развитие прибывшего.

Несмотря на постройку новой церкви, на увеличение числа монахов, монастырь все строг и беден. Каждый существует собственными силами, нет общей трапезы, кладовых, амбаров. Было положено, что у себя в келии инок проводит время или за молитвой, или за размышлением о своих грехах, проверкой поведения, или за чтением св. книг, переписыванием их, иконописью — но никак не в разговорах.

Трудолюбие мальчика и юноши Варфоломея оставалось неизменным и в игумене. По известному завету ап. Павла, он требовал от иноков труда и запрещал им выходить за подаянием.

Сергий Радонежский. Обитель

Сергиева обитель продолжала быть беднейшей. Часто не хватало и необходимого: вина для совершения литургии, воска для свечей, масла лампадного… Литургию иногда откладывали. Вместо свечей — лучины. Нередко не было ни горсти муки, ни хлеба, ни соли, не говоря уже о приправах — масле и т. п.

В один из приступов нужды в обители нашлись недовольные. Поголодали два дня — зароптали.

— Вот, — сказал преподобному инок от лица всех, — мы смотрели на тебя и слушались, а теперь приходится умирать с голоду, потому что ты запрещаешь нам выходить в мир просить милостыни. Потерпим еще сутки, а завтра все уйдем отсюда и больше не возвратимся: мы не в силах выносить такую скудость, столь гнилые хлебы.

Сергий обратился к братии с увещанием. Но не успел он его кончить, как послышался стук в монастырские ворота; привратник увидел в окошечко, что привезли много хлеба. Он сам был очень голоден, но все же побежал к Сергию.

Преподобный Сергий Радонежский: история почитания

— Отче, привезли много хлебов, благослови принять. Вот, по твоим святым молитвам, они у ворот.

Сергий благословил, и в монастырские ворота въехало несколько повозок, нагруженных испеченным хлебом, рыбою и разной снедью. Сергий порадовался, сказал:

— Ну вот, вы алчущие, накормите кормильцев наших, позовите их разделить с нами общую трапезу.

Приказал ударить в било, всем идти в церковь, отслужить благодарственный молебен. И лишь после молебна благословил сесть за трапезу. Хлебы оказались теплы, мягки, точно только что из печки.

Троице-Сергиева лавра (Сергий Радонежский). Лисснер Э.

Монастырь не нуждался уже теперь, как прежде. А Сергий был все так же прост — беден, нищ и равнодушен к благам, как остался и до самой смерти. Ни власть, ни разные «отличия» его вообще не занимали. Негромкий голос, тихие движения, лицо покойное, святого плотника великорусского. В нем наши ржи и васильки, березы и зеркальность вод, ласточки и кресты и не сравнимое ни с чем благоухание России. Все — возведенное к предельной легкости, чистоте.

Многие приходили издали, чтобы только взглянуть на преподобного. Это время, когда «старичка» слышно на всю Россию, когда сближается он с митр. Алексием, улаживает распри, совершает грандиозную миссию по распространению монастырей.

Преподобный хотел более строгого порядка, приближавшего к первохристианской общине. Все равны и все бедны одинаково. Ни у кого ничего нет. Монастырь живет общиною.

Деятельность Сергия нововведение расширяло и усложняло. Нужно было строить новые здания — трапезную, хлебопекарню, кладовые, амбары, вести хозяйство и т. п. Прежде руководство его было только духовным — иноки шли к нему как духовнику, на исповедь, за поддержкой и наставлением.

Все способные к труду должны были трудиться. Частная собственность строго воспрещена.

Чтобы управлять усложнившейся общиной, Сергий избрал себе помощников и распределил между ними обязанности. Первым лицом после игумена считался келарь. Эта должность впервые учреждена в русских монастырях пр. Феодосием Печерским. Келарь заведовал казной, благочинием и хозяйством — не только внутри монастыря. Когда появились вотчины, он ведал и их жизнью. Правил и судебные дела.

Уже при Сергии, по-видимому, было собственное хлебопашество — вокруг монастыря являются пахотные поля, частью обрабатываются они монахами, частью наемными крестьянами, частью — желающими поработать на монастырь. Так что у келаря забот немало.

Преподобный Савва Сторожевский

Одним из первых келарей Лавры был преп. Никон, позже игумен.

В духовники назначали опытнейшего в духовной жизни. Он — исповедник братии. Савва Сторожевский, основатель монастыря под Звенигородом, был из первых духовников. Позже эту должность получил Епифаний, биограф Сергия.

За порядком в церкви наблюдал экклезиарх. Меньшие должности: параэкклезиарх — содержал в чистоте церковь, канонарх — вел «клиросное послушание» и хранил богослужебные книги.

Так жили и трудились в монастыре Сергия, теперь уже прославленном, с проложенными к нему дорогами, где можно было и остановиться, и пробыть некоторое время — простым ли людям, или князю.

Митрополиты Московские Петр и Алексий. Изображение на иконе

Два митрополита, оба замечательные, наполняют век: Петр и Алексий. Игумен ратский Петр, волынец родом, первый митрополит русский, основавшийся на севере — сначала во Владимире, потом в Москве. Петр первый благословил Москву. За нее, в сущности, положил всю жизнь. Это он ездит в Орду, добывает от Узбека охранительную грамоту для духовенства, непрерывно помогает князю.

Митрополит Алексий — из сановного, старинного боярства города Чернигова. Отцы его и деды разделяли с князем труд по управлению и обороне государства. На иконах их изображают рядом: Петр, Алексий, в белых клобуках, потемневшие от времени лица, узкие и длинные, седые бороды… Два неустанных созидателя и труженика, два «заступника» и «покровителя» Москвы.

Пр. Сергий при Петре был еще мальчиком, с Алексием он прожил много лет в согласии и дружбе. Но св. Сергий был пустынник и «молитвенник», любитель леса, тишины – его жизненный путь иной. Ему ли, с детства — отошедшему от злобы мира сего, жить при дворе, в Москве, властвовать, иногда вести интриги, назначать, смещать, грозить! Митрополит Алексий часто приезжает в его Лавру — может быть, и отдохнуть с тихим человеком — от борьбы, волнений и политики.

Преподобный Сергий вышел в жизнь, когда татарщина уже надламывалась. Времена Батыя, разорения Владимира, Киева, битва при Сити — все далеко. Идут два процесса, разлагается Орда, крепнет молодое русское государство. Орда дробится, Русь объединяется. В Орде несколько соперников, борющихся за власть. Они друг друга режут, отлагаются, уходят, ослабляя силу целого. В России, наоборот,— восхождение.

В Орде между тем выдвинулся Мамай, стал ханом. Собрал всю волжскую Орду, нанял хивинцев, ясов и буртасов, сговорился с генуэзцами, литовским князем Ягелло — летом заложил свой стан в устье реки Воронежа. Поджидал Ягелло.

Время для Димитрия опасное.

До сих пор Сергий был тихим отшельником, плотником, скромным игуменом и воспитателем, святым. Теперь стоял пред трудным делом: благословения на кровь. Благословил бы на войну, даже национальную, Христос?

Преподобный Сергий Радонежский благословляет Д. Донского. Кившенко А.Д.

Русь собралась

18 августа Димитрий с князем Серпуховским Владимиром, князьями других областей и воеводами приехал в Лавру. Вероятно, это было и торжественно, и глубоко серьезно: Русь вправду собралась. Москва, Владимир, Суздаль, Серпухов, Ростов, Нижний Новгород, Белозерск, Муром, Псков с Андреем Ольгердовичем — впервые двинуты такие силы. Тронулись не зря. Все это понимали.

Начался молебен. Во время службы прибывали вестники — война и в Лавру шла,— докладывали о движении врага, предупреждали торопиться. Сергий упросил Димитрия остаться к трапезе. Здесь он сказал ему:

— Еще не пришло время тебе самому носить венец победы с вечным сном; но многим, без числа, сотрудникам твоим плетутся венки мученические.

После трапезы преподобный благословил князя и всю свиту, окропил св. водой.

— Иди, не бойся. Бог тебе поможет.

И, наклонившись, на ухо ему шепнул: «Ты победишь».

Есть величавое, с трагическим оттенком — в том, что помощниками князю Сергий дал двух монахов-схимников: Пересвета и Ослябю. Воинами были они в миру и на татар пошли без шлемов, панцирей — в образе схимы, с белыми крестами на монашеской одежде. Очевидно, это придавало войску Димитрия священно-крестоносный облик.

20-го Димитрий был уже в Коломне. 26—27-го русские перешли Оку, рязанскою землею наступали к Дону. 6-го сентября его достигли. И заколебались. Ждать ли татар, переправляться ли?

Старшие, опытные воеводы предлагали: здесь повременить. Мамай силен, с ним и Литва, и князь Олег Рязанский. Димитрий, вопреки советам, перешел через Дон. Назад путь был отрезан, значит, все вперед, победа или смерть.

Сергий в эти дни тоже был в подъеме высочайшем. И вовремя послал вдогонку князю грамоту: «Иди, господин, иди вперед, Бог и Св. Троица помогут!»

8-е сентября 1380 года!

По преданию, на зов татарского богатыря выскакал Пересвет, давно готовый к смерти, и, схватившись с Челубеем, поразив его, сам пал. Началась общая битва, на гигантском по тем временам фронте в десять верст. Сергий правильно сказал: «Многим плетутся венки мученические». Их было сплетено немало.

Преподобный же в эти часы молился с братией у себя в церкви. Он говорил о ходе боя. Называл павших и читал заупокойные молитвы. А в конце сказал: «Мы победили».

Преподобный Сергий Радонежский. Кончина

Преп. Сергий Радонежский скончался 25 сентября 1392 г.

Сергий Радонежский пришел на свою Маковицу скромным и безвестным юношей Варфоломеем, а ушел прославленнейшим старцем. До преподобного на Маковице был лес, вблизи — источник, да медведи жили в дебрях по соседству. А когда он умер, место резко выделялось из лесов и из России. На Маковице стоял монастырь — Троице-Сергиева лавра, одна из четырех лавр нашей родины. Вокруг расчистились леса, поля явились, ржи, овсы, деревни. Еще при Сергии глухой пригорок в лесах Радонежа стал светло-притягательным для тысяч. Сергий Радонежский основал не только свой монастырь и не из него одного действовал. Бесчисленны обители, возникшие по его благословению, основанные его учениками — и проникнутые духом его.

Троице-Сергиева лавра. photosight.ru

Итак, юноша Варфоломей, удалившись в леса на «Маковицу», оказался создателем монастыря, затем монастырей, затем вообще монашества в огромнейшей стране.

Не оставив по себе писаний, Сергий будто бы ничему не учит. Но он учит именно всем обликом своим: одним он утешение и освежение, другим — немой укор. Безмолвно Сергий учит самому простому: правде, прямоте, мужественности, труду, благоговению и вере.

Обретение честных мощей Преподобного Сергия

Дни памяти: 5 июля (Обретение честных мощей), 7 июля, 25 сентября (Преставление)
Преподобный Сергий Радонежский

Мощи Преподобного Сергия († 1392; память его 25 сентября) были обретены 5 июля 1422 г. при преподобном игумене Никоне († 1426; память его 17 ноября). В 1408 г., когда Москва и ее окрестности подверглись нашествию татарских орд Едигея, Троицкая обитель была опустошена и сожжена, иноки во главе с игуменом Никоном укрылись в лесах, сохранив иконы, священные сосуды, книги и другие святыни, связанные с памятью преподобного Сергия. В ночном видении накануне татарского набега Преподобный Сергий известил своего ученика и преемника о грядущих испытаниях и предрек в утешение, что искушение будет непродолжительно и святая обитель, восстав из пепла, процветет и еще более возрастет. Митрополит Филарет писал об этом в «Житии Преподобного Сергия»: «По подобию того, как подобало пострадать Христу, и чрез крест и смерть войти в славу воскресения, так и всему, что Христом благословляется на долготу дней и славу, подобно испытать свой крест и свою смерть». Пройдя через огненное очищение, воскресла в долготу дней обитель Живоначальной Троицы, восстал и сам преподобный Сергий, чтобы уже навеки своими святыми мощами пребывать в ней.

Пред началом строительства нового храма во имя Живоначальной Троицы на месте деревянного, освященного 25 сентября 1412 года, Преподобный явился одному благочестивому мирянину и велел известить игумену и братии: «Зачем оставляете меня столько времени во гробе, землей покровенного, в воде, утесняющей тело мое?» И вот при строительстве собора, когда рыли рвы для фундамента открыты и изнесены были нетленные мощи Преподобного, и все увидели, что не только тело, но и одежды на нем были невредимы, хотя кругом гроба действительно стояла вода. При большом стечении богомольцев и духовенства, в присутствии сына Димитрия Донского, князя Звенигородского Юрия Димитриевича († 1425), святые мощи были изнесены из земли и временно поставлены в деревянной Троицкой церкви (на том месте находится теперь церковь Сошествия Святого Духа). При освящении в 1426 году каменного Троицкого собора они были перенесены в него, где и пребывают доныне.

Все нити духовной жизни Русской Церкви сходятся к великому Радонежскому угоднику и чудотворцу, по всей православной Руси благодатные животворящие токи распространяются от основанной им Троицкой обители.

Почитание Святой Троицы в русской земле началось со святой равноапостольной Ольги († 969;), воздвигшей первый на Руси Троицкий храм в Пскове. Позже воздвигались такие храмы в Великом Новгороде и других городах.

Духовный вклад Преподобного Сергия в богословское учение о Святой Троице особенно велик. Преподобный глубоко прозирал сокровенные тайны богословия «умными очами» подвижника — в молитвенном восхождении к Триипостасному Богу, в опытном Богообщении и Богоуподоблении.

«Сонаследниками совершенного света и созерцания Пресвятой и Владычной Троицы, — изъяснял святой Григорий Богослов, — будут те, которые совершенно соединятся с совершенным Духом». Преподобный Сергий опытно познал тайну Живоначальной Троицы, потому что жизнью своей соединился с Богом, приобщился к самой жизни Божественной Троицы, т. е. достиг возможной на земле меры обожения, став «причастником Божеского естества» (2 Пет. 1, 4). «Кто любит Меня, — сказал Господь, — тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим» (Ин. 14, 23). Авва Сергий, во всем соблюдший заповеди Христовы, относится к числу святых угодников, в душе которых «сотворила обитель» Святая Троица; он сам сделался «обителью Святой Троицы», и всех, с кем общался Преподобный, он возводил и приобщал к Ней.

Радонежский подвижник, его ученики и собеседники, обогатили Русскую и Вселенскую Церковь новым богословским и литургическим ведением и видением Живоначальной Троицы, Начала и Источника жизни, являющей Себя миру и человеку в соборности Церкви, братском единении и жертвенной искупительной любви ее пастырей и чад.

Духовным символом собирания Руси в единстве и любви, исторического подвига народа стал храм Живоначальной Троицы, воздвигнутый Преподобным Сергием, «чтобы постоянным взиранием на Нее побеждался страх ненавистной розни мира сего».

Почитание Святой Троицы в формах, созданных и завещанных святым игуменом Радонежским, стало одной из наиболее глубоких и самобытных черт русской церковности. В Троице Живоначальной Преподобным Сергием было указано не только святое совершенство вечной жизни, но и образец для жизни человеческой, духовный идеал, к которому должно стремиться человечество, потому что в Троице, как Нераздельной, осуждаются усобицы и благословляется соборность, а в Троице, как Неслиянной, осуждается иго и благословляется свобода. В учении Преподобного Сергия о Пресвятой Троице русский народ глубоко чувствовал свое кафолическое, вселенское призвание, и, постигнув всемирное значение праздника, народ украсил его всем многообразием и богатством древнего национального обычая и народной поэзии. Весь духовный опыт и духовное устремление Русской Церкви воплотились в литургическом творчестве праздника Святой Троицы, троицких церковных обрядов, икон Святой Троицы, храмов и обителей Ее имени.

Претворением богословского ведения Преподобного Сергия стала чудотворная икона Живоначальной Троицы преподобного Андрея Радонежского, прозванием Рублева († 1430), инока-иконописца, постриженика Троицкой Сергиевой обители, написанная по благословению преподобного Никона в похвалу святому авве Сергию. (На Стоглавом соборе 1551 года эта икона была утверждена в качестве образца для всей последующей церковной иконографии Пресвятой Троицы.).

«Ненавистная рознь», раздоры и смятения мирской жизни преодолевались иноческим общежитием, насажденным Преподобным Сергием по всей Руси. У людей не было бы разделения, раздоров и войн, если бы человеческая природа, созданная Творцом по образу Божественного Триединства, не была искажена и раздроблена первородным грехом. Преодолевая своим сораспятием Спасителю грех особности и разделения, отвергаясь «своего» и «себя», иноки-общежительники, по учению святого Василия Великого, восстанавливают Первозданное единство и святость человеческой природы. Обитель Преподобного Сергия стала для Русской Церкви образцом такого восстановления и возрождения, в ней воспитались святые иноки, пронесшие затем начертание истинного пути Христова в отдаленные пределы. Во всех своих трудах и деяниях Преподобный Сергий и его ученики воцерковляли жизнь, давая народу живой пример возможности этого. Не отрекаясь от земного, но преображая его, они звали восходить и сами восходили к Небесному.

Школа Преподобного Сергия через обители, основанные им, его учениками и учениками его учеников, охватывает все пространство Русской земли и проходит чрез всю дальнейшую историю Русской Церкви. Четвертая часть всех русских монастырей, твердынь веры, благочестия и просвещения, основана аввой Сергием и его учениками. «Игуменом Русской земли» назвал народ основателя Дома Живоначальной Троицы. Преподобные Никон и Михей Радонежские, Сильвестр Обнорский, Стефан Махрищский и Авраамий Чухломский, Афанасий Серпуховской и Никита Боровский, Феодор Симоновский и Ферапонт Можайский, Андроник Московский и Савва Сторожевский, Димитрий Прилуцкий и Кирилл Белозерский — все они были ученики и собеседники «чудного старца» Сергия. Святители Алексий и Киприан, митрополиты Московские, Дионисий, архиепископ Суздальский, и Стефан, епископ Пермский, состояли с ним в духовном общении. Патриархи Константинопольские Каллист и Филофей писали к нему послания и посылали свое благословение. Чрез преподобных Никиту и Пафнутия Боровских идет духовная преемственность к преподобному Иосифу Волоцкому и дружине его учеников, чрез Кирилла Белозерского — к Нилу Сорскому, к Герману, Савватию и Зосиме Соловецким.

Церковь чтит и тех из учеников и сподвижников Преподобного Сергия, память которых не отмечена в месяцеслове специально, под отдельным днем. Мы помним, что первым пришел к Преподобному на Маковец старец Василий Сухой, названный так за его несравненное постничество. Вторым был инок Якута, т. е. Иаков, из простых крестьян, он безропотно долгие годы нес в обители хлопотное и трудное послушание рассыльного. Пришли, среди прочих учеников, к Преподобному его земляки из Радонежа диакон Онисим с сыном Елисеем. Когда собралось 12 иноков и построенные келлии обнесены были высокой оградой, диакона Онисима авва назначил привратником, потому что келлия его была крайняя от входа в обитель. Под сенью святой Троицкой обители провел свои последние годы игумен Митрофан, тот самый, кто постриг когда-то Преподобного Сергия в ангельский образ и наставил в иноческих подвигах. Могила умершего вскоре блаженного старца Митрофана стала первой на монастырском кладбище. В 1357 году пришел в обитель из Смоленска архимандрит Симон, оставив почетную должность настоятеля в одном из смоленских монастырей ради того, чтобы стать простым послушником у Богоносного Радонежского игумена. В награду за великое смирение Господь сподобил его быть участником дивного видения Преподобного Сергий о будущем умножении его иноческого стада. По благословению святого аввы принял на себя подвиг молитвенного безмолвия блаженный старец Исаакий Молчальник, чье молчание для иноков и внешних было поучительнее всяких слов. Лишь один раз за годы безмолвия отверз уста преподобный Исаакий — чтобы свидетельствовать, как виденный им Ангел Божий сослужил в алтаре Преподобному Сергию, совершившему Божественную литургию. Очевидцем благодати Святого Духа, содействовавшей Преподобному, был также екклисиарх Симон, который видел однажды, как Небесный огонь сошел на Святые Тайны и угодник Божий «причастился огня неопально». Старца Епифания († ок. 1420), бывшего позже, при игумене Никоне, духовником Сергиева стада, Церковь называет Премудрым за высокую ученость и великие духовные дарования. Он известен как составитель житий Преподобного Сергия и его собеседника Святителя Стефана Пермского, похвальных слов им, а также «Слова о жизни и преставлении великого князя Димитрия Донского». Житие Преподобного Сергия, составленное Епифанием через 26 лет по кончине Преподобного, т. е. в 1418 г., было затем переработано прибывшим с Афона иноком агиографом Пахомием Сербом, прозванным Логофетом.

К Преподобному Сергию, как к неиссякаемому источнику молитвенного духа и благодати Господней, во все времена шли на поклонение — для назидания и молитвы, за помощью и исцелением — тысячи народа. И каждого из прибегающих с верой к его чудотворным мощам он исцеляет и возрождает, исполняет силы и веры, преображает и возводит к своей светоносной духовности.

Но не только духовные дары и благодатные исцеления подаются всем, приходящим с верою к мощам Преподобного, но ему дана также от Бога благодать защищать от врагов Русскую землю. Своими молитвами Преподобный был с воинством Димитрия Донского на Куликовом поле; он благословил на ратный подвиг своих пострижеников-иноков Александра Пересвета и Андрея Ослябя. Он указал Иоанну Грозному место для сооружения крепости Свияжска и помогал в победе над Казанью. Во время польского нашествия Преподобный Сергий явился во сне нижегородскому гражданину Козме Минину, повелевая собирать казну и вооружать войско для освобождения Москвы и Русского государства. И когда в 1612 г. ополчение Минина и Пожарского после молебна у Святой Троицы двинулось к Москве, благодатный ветр развевал православные стяги, «яко от гроба самого Чудотворца Сергия».

К периоду Смутного времени и польского нашествия относится героическое «Троицкое сидение», когда многие иноки по благословению преподобного игумена Дионисия повторили священный ратный подвиг сергиевых учеников Пересвета и Ослябя. Полтора года — с 23 сентября 1608 г. по 12 января 1610 года — осаждали поляки обитель Живоначальной Троицы, желая разграбить и разрушить этот священный оплот православия. Но заступлением Пречистой Богородицы и молитвами Преподобного Сергия, «со многим стыдом» бежали наконец от стен монастыря, гонимые Божиим гневом, а вскоре и сам предводитель их Лисовский погиб лютой смертью как раз в день памяти Преподобного, 25 сентября 1617 г. В 1618 г. приходил к стенам Святой Троицы сам польский королевич Владислав, но, бессильный против охраняющей обитель благодати Господней, вынужден был подписать перемирие с Россией в принадлежавшем монастырю селе Деулине. Позже здесь был воздвигнут храм во имя Преподобного Сергия.

В 1619 году посетил Лавру приехавший в Россию Иерусалимский патриарх Феофан. Он в особенности пожелал видеть тех иноков, которые в годину военной опасности дерзнули возложить на себя поверх иноческих одеяний боевые кольчуги и с оружием в руках встали на стенах святой обители, отражая неприятеля. Преподобный Дионисий, игумен, возглавлявший оборону († 1633), представил патриарху более двадцати иноков.

Первым из них был Афанасий (Ощерин), самых преклонных лет, до желтизны седой старец. Патриарх спросил его: «Ты ли ходил на войну и начальствовал над воинами?». Старец ответил: «Да, Владыко святой, понужден был кровавыми слезами». — «Что же свойственнее иноку — молитвенное уединение или воинские подвиги пред людьми?» — Блаженный Афанасий, поклонясь, отвечал: «Всякая вещь и всякое дело познается в свое время. Вот подпись латинян на голове моей, от оружия. Еще шесть памятей свинцовых в моем теле. В келлии сидя, в молитвах, разве смог бы я обрести таких побудителей к воздыханию и стенанию? А было все это не нашим изволением, но по благословению пославших нас на Божию службу». Тронутый мудрым ответом смиренного инока, патриарх благословил и поцеловал его. Он благословил и остальных монахов-воинов и выразил одобрение всему братству Лавры Преподобного Сергия.

Подвиг обители в тяжелое для всего народа Смутное время описан келарем Авраамием (Палицыным) в «Сказании о событиях Смутного времени» и келарем Симоном Азарьиным в двух агиографических сочинениях: «Книге о чудесах Преподобного Сергия» и житии преподобного Дионисия Радонежского». В 1650 г. Симеоном Шаховским был составлен акафист Преподобному Сергию, как «взбранному воеводе» Русской земли, в память об избавлении Троицкой обители от вражеского обстояния. Другой существующий акафист Преподобному был составлен в ХVIII веке, автором его считают митрополита Московского Платона (Левшина; † 1812).

В последующее время обитель продолжала быть неоскудевающим светочем духовной жизни и церковного просвещения. Из ее братии избирались на чреду служения многие прославленные иерархи Русской Церкви. В 1744 году обитель за заслуги перед Родиной и верой стала именоваться Лаврой. В 1742 г. в ее ограде учреждена духовная семинария, в 1814 году сюда была переведена Московская духовная академия.

И ныне Дом Живоначальной Троицы служит одним из главных благодатных центров Русской Православной Церкви. Здесь изволением Святого Духа совершаются деяния Поместных Соборов Русской Церкви. В обители имеет местопребывание Святейший Патриарх Московский и всея Руси, который носит на себе особенное благословение Преподобного Сергия, являясь, по установившемуся правилу, «Свято-Троицкой Сергиевой Лавры священноархимандритом».

Пятое июля, день обретения мощей святого аввы Сергия, игумена Русской земли — самое многолюдное и торжественное церковное празднество в обители.

Обретение мощей прп. Сергия Радонежского

17.07.2019

Обретение мощей прп. Сергия Радонежского. 5/18 июля

Мощи Преподобного Сергия (ум. 1392; память его 25 сентября) были обретены 5 июля 1422 г. при преподобном игумене Никоне (ум. 1426; память его 17 ноября). В 1408 г., когда Москва и ее окрестности подверглись нашествию татарских орд Едигея, Троицкая обитель была опустошена и сожжена, иноки во главе с игуменом Никоном укрылись в лесах, сохранив иконы, священные сосуды, книги и другие святыни, связанные с памятью преподобного Сергия. В ночном видении накануне татарского набега Преподобный Сергий известил своего ученика и преемника о грядущих испытаниях и предрек в утешение, что искушение будет непродолжительно и святая обитель, восстав из пепла, процветет и еще более возрастет. Митрополит Филарет писал об этом в «Житии Преподобного Сергия»: «По подобию того, как подобало пострадать Христу, и чрез крест и смерть войти в славу воскресения, так и всему, что Христом благословляется на долготу дней и славу, подобно испытать свой крест и свою смерть». Пройдя через огненное очищение, воскресла в долготу дней обитель Живоначальной Троицы, восстал и сам преподобный Сергий, чтобы уже навеки своими святыми мощами пребывать в ней.
Пред началом строительства нового храма во имя Живоначальной Троицы на месте деревянного, освященного 25 сентября 1412 года, Преподобный явился одному благочестивому мирянину и велел известить игумену и братии: «Зачем оставляете меня столько времени во гробе, землей покровенного, в воде, утесняющей тело мое?» И вот при строительстве собора, когда рыли рвы для фундамента открыты и изнесены были нетленные мощи Преподобного, и все увидели, что не только тело, но и одежды на нем были невредимы, хотя кругом гроба действительно стояла вода. При большом стечении богомольцев и духовенства, в присутствии сына Димитрия Донского, князя Звенигородского Юрия Димитриевича (ум. 1425), святые мощи были изнесены из земли и временно поставлены в деревянной Троицкой церкви (на том месте находится теперь церковь Сошествия Святого Духа). При освящении в 1426 году каменного Троицкого собора они были перенесены в него, где и пребывают доныне.

Явление Божией матери преподобному Сергию Радонежскому. Резная икона, 16 век

СЕРГИЙ РАДОНЕЖСКИЙ

Родился 3 мая 1314 года в селении в окрестностях Ростова Великого. При рождении был назван Варфоломеем (имя Сергий он получил позже при пострижении в иноки).

Родители Варфоломея — бояре Кирилл и Мария Иванчины — слыли людьми простыми, несмотря на свое богатство и знатный род. Очень часто в их доме останавливались странники и нищие. Тогда допоздна велись беседы о Боге, вере, о том, что интересного произошло в мире.

Варфоломей был нежным, ласковым и стеснительным ребенком. Ему совсем не давалась грамота, и это обстоятельство служило причиной насмешек со стороны других детей. В таких случаях Варфоломей уходил в сторонку и не мог ничего возразить.

Вечерами в их семье было принято читать Священное Писание, делали это все по очереди, кроме Варфоломея. И вот однажды у них остановился на ночлег проходивший мимо селения монах. Вечером, как обычно, после ужина вся семья собралась в большой зале и принялась читать Евангелие от Иоанна. Прочитав немного, дети передавали Писание друг другу, пока очередь не дошла до Варфоломея. «А что же ты не читаешь?» — спросил монах ребенка. «Я не умею», — робко ответил мальчик. «Ты будешь читать. Возьми книгу в руки!» Монах подал смущенному Варфоломею книгу и положил свою руку на голову ребенка.

Отрок Варфоломей и монах. Нестеров М.В.

И мальчик неожиданно стал читать, да так быстро и чисто, с таким выражением, что сидящие за столом замерли, не смея пошевелиться. А Варфоломей читал без устали около трех часов.
Он стал не только читать лучше других, на следующий день на занятиях мальчик лучше других писал и отвечал на разные вопросы. Внезапно овладевший грамотой Варфоломей казался всем каким-то чудом.

Из-за набегов татар и междоусобных войн отец Варфоломея вместе с семейством перебрался в село Радонежское в семидесяти верстах от Москвы. Произошло это в 1330 году. Родители и брат Варфоломея Степан стали монахами в Хотьковском монастыре.

Хотьковский женский монастырь

Самому же Варфоломею жизнь в монастыре казалась слишком суетной, поэтому он уговорил брата уйти вдвоем в глухую чащу и там создать себе обитель в 1337 году.
На месте будущей Троице-Сергиевой лавры они построили часовню и келью и стали жить в полном одиночестве. Не выдержав слишком сурового и аскетичного образа жизни, Стефан вскоре уехал в московский Богоявленский монастырь, где позднее стал игуменом. Варфоломей, оставшись в полном одиночестве, призвал некоего игумена Митрофана и принял от него постриг под именем Сергия, так как в тот день праздновалась память мучеников: Сергия и Вакха.

Совершив обряд пострижения, Митрофан приобщил Сергия св. Тайн. Сергий же семь дней не выходя провел в «церквице» своей, молился, ничего не «вкушал», кроме просфоры, которую давал Митрофан. А когда пришло время Митрофану уходить, просил его благословения на жизнь пустынную.

Игумен поддержал его и успокоил, сколько мог. И молодой монах один остался среди сумрачных своих лесов.

Жизнь в одиночестве его устраивала, он много читал и молился. Да Сергий и не чувствовал себя одиноким, лесной мир был полон жизни — там белочка прыгнула с ветки на ветку, там заяц вышел на охоту на мышку, а уже за ним пробежала лисица, сотни птиц щебетали с утра до позднего вечера на разные голоса. Сергий прикормил птичек и двух белочек, и они совсем перестали бояться человека, стали брать еду прямо с его рук.
Неподалеку от его кельи была целая плантация с лесной ягодой, юный инок собирал ягоду, засушивал ее на долгую холодную зиму. Однажды, услышав с противоположной стороны поляны шум, присмотревшись, Сергий увидел среди кустов дикого медведя.

Юность Преподобного Сергия. Нестеров М.В.

Ни человек, ни животное не спешили бросать свое занятие. Зверь изредка поднимался на задние лапы, как бы прислушиваясь, но не уходил.
На следующий день повторилось то же самое, а еще через день медведь, когда Сергий пошел домой, побрел следом за человеком, держась от него на небольшом расстоянии. И теперь, куда бы Сергий ни шел, он неотступно шагал за ним, как будто охраняя.

Около трех лет прожил Сергий один. Но сколь ни одинок был преподобный в это время, слухи о его пустынничестве шли. И вот стали являться люди, прося взять к себе, спасаться вместе. Сергий отговаривал. Указывал на трудность жизни, на лишения, с ней связанные. Жив еще был для него пример Стефана. Все-таки — уступил. И принял нескольких… И вскоре их стало двенадцать человек.

Построили двенадцать келий. Обнесли тыном для защиты от зверей. Келии стояли под огромными соснами, елями. Торчали пни только что срубленных деревьев. Между ними разводила братия свой скромный огород. Жили тихо и сурово.

Территория монастыря была разделена на три части — жилую, общественную и оборонительную.

Сергий подавал во всем пример. Сам рубил келии, таскал бревна, носил воду в двух водоносах в гору, молол ручными жерновами, пек хлебы, варил пищу, кроил и шил одежду. И наверно, плотничал теперь уже отлично. Летом и зимой ходил в той же одежде, ни мороз его не брал, ни зной. Телесно, несмотря на скудную пищу, был очень крепок, «имел силу противу двух человек».

Был первым и на службах.

Труды преподобного Сергия. Нестеров М.В.

Игуменом монастыря поначалу был игумен Митрофан, постригший Сергия в монахи. После смерти Митрофана, игуменом монастыря братия желала, чтобы Сергий стал игуменом. А он отказывался.
— Желание игуменства,— говорил,— есть начало и корень властолюбия.
Но братия настаивала. Несколько раз «приступали» к нему старцы, уговаривали, убеждали. Сергий сам ведь основал пустынь, сам построил церковь; кому же и быть игуменом, совершать литургию.
Настояния переходили чуть не в угрозы: братия заявляла, что, если не будет игумена, все разойдутся. Тогда Сергий, проводя обычное свое чувство меры, уступил, но тоже относительно.
— Желаю,— сказал, — лучше учиться, нежели учить; лучше повиноваться, нежели начальствовать; но боюсь суда Божия; не знаю, что угодно Богу; святая воля Господа да будет!
И он решил не прекословить — перенести дело на усмотрение церковной власти.

Митрополита Алексия в то время не было в Москве. Сергий с двумя старейшими из братии пешком отправился к его заместителю, епископу Афанасию, в Переславль-Залесский.
Сергий возвратился, с ясным поручением от Церкви — воспитывать, вести пустынную свою семью. Он этим занялся. Но собственную жизнь, в игуменстве, не изменил нисколько: сам свечи скатывал, варил кутью, готовил просфоры, размалывал для них пшеницу.

В 1344 году тридцатилетний Сергий получил сан игумена.

В 1355 году в монастыре был введён новый, общежитийный устав.

Он не переставая работал — носил воду из родника, колол дрова для всех монахов, пахал «как раб купленный». Сам при этом питался только хлебом и водой, а силу имел за двоих.
Когда совсем не было еды, Сергий, взяв топор, шел и работал в соседнем селе — кому-то построил сени, кому-то дом, часто оплатой за его труд был кусок хлеба.
Этим он показал пример терпимости и послушания. Своим монахам Сергий запрещал просить милостыню в соседних деревнях, считая, что лучше еду заработать, чем выпрашивать.
За водой приходилось ходить далеко, и путь обратный был в гору, это занимало много времени и сил. И тут Сергий заметил, что после дождя в одном месте вода долго не высыхает, он помолился, взял в руки кирку и ударил несколько раз в этом месте. Из земли забил источник со святой водой, который действует и по сегодняшний день.
Кстати, вода в этом источнике имеет совершенно разный вкус, в зависимости от того, когда ее набирать. Если вы набрали ее до восхода солнца, она сладковатая, после захода — с горчинкой, а днем она не похожа по вкусу ни на одну, ни на другую. И вкус не меняется, сколько бы вода ни стояла, не важно, где она стоит и в какой посуде.

В пятидесятых годах к нему пришел архимандрит Симон из Смоленской области, прослышав о его святой жизни. Симон — первый принес в монастырь и средства. Они позволили построить новую, более обширную церковь Св. Троицы.

С этих пор стало расти число послушников. Келии принялись ставить в некотором порядке. Деятельность Сергия ширилась. Сергий постригал не сразу. Наблюдал, изучал пристально душевное развитие прибывшего.
Несмотря на постройку новой церкви, на увеличение числа монахов, монастырь все строг и беден. Каждый существует собственными силами, нет общей трапезы, кладовых, амбаров. Было положено, что у себя в келии инок проводит время или за молитвой, или за размышлением о своих грехах, проверкой поведения, или за чтением св. книг, переписыванием их, иконописью — но никак не в разговорах.

Сергиева обитель продолжала быть беднейшей. Часто не хватало и необходимого: вина для совершения литургии, воска для свечей, масла лампадного… Литургию иногда откладывали. Вместо свечей — лучины. Нередко не было ни горсти муки, ни хлеба, ни соли, не говоря уже о приправах — масле и т. п.
В один из приступов нужды в обители нашлись недовольные. Поголодали два дня — зароптали.
— Вот, — сказал преподобному инок от лица всех, — мы смотрели на тебя и слушались, а теперь приходится умирать с голоду, потому что ты запрещаешь нам выходить в мир просить милостыни. Потерпим еще сутки, а завтра все уйдем отсюда и больше не возвратимся: мы не в силах выносить такую скудость, столь гнилые хлебы.
Сергий обратился к братии с увещанием. Но не успел он его кончить, как послышался стук в монастырские ворота; привратник увидел в окошечко, что привезли много хлеба. Он сам был очень голоден, но все же побежал к Сергию.
— Отче, привезли много хлебов, благослови принять. Вот, по твоим святым молитвам, они у ворот.
Сергий благословил, и в монастырские ворота въехало несколько повозок, нагруженных испеченным хлебом, рыбою и разной снедью. Сергий порадовался, сказал:
— Ну вот, вы алчущие, накормите кормильцев наших, позовите их разделить с нами общую трапезу.
Приказал ударить в било, всем идти в церковь, отслужить благодарственный молебен. И лишь после молебна благословил сесть за трапезу. Хлебы оказались теплы, мягки, точно только что из печки.

Троице-Сергиева лавра. Лисснер Э.

Вскоре в обители поселился слепой монах, и Сергий стал лечить его водой из источника и молитвой. Монах прозрел!!! А слава о чудесном исцелении разнеслась далеко за пределы близлежащих деревень.

Отовсюду потянулись к Сергию нуждающиеся в помощи, и он стал заниматься исцелением людей от множества болезней. Однажды к нему привезли бездыханного мальчика, обезумевшие от горя родители просили вернуть им сына. Сергий смог помочь ребенку, который от высокой температуры впал в кому и уснул летаргическим сном.

Сергий шил себе рясу из простой ткани и ходил в ней, пока ткань не превращалась в лохмотья, подавая пример скромности. Другие монахи носили одежды намного богаче, чем у их игумена, и за это многие паломники не признавали Сергия за главного.

Епископ Константинопольский — грек — не верил, что в России могут быть такие святые люди. Он решил сам убедиться, так ли это.
Но епископ избрал путь обмана — чего святой Сергий не любил. Грек переодел своего сопровождающего в собственную одежду, решив тем самым проверить Сергия, который не только теперь лечил людей, но и мог читать мысли человеческие и предвидеть будущее.
Когда свита стала подъезжать к Сергиевской обители, глаза епископа неожиданно стали слезиться и страшно гореть, последние метры пути были страшно мучительными. Сергий сразу узнал о подмене и указал на это епископу. Возложением рук святой снял боль у приехавшего гостя, и тот смог открыть глаза.
Один богач забрал у бедняка свиную тушу. На уговоры Сергия вернуть тушу обратно он ответил отказом. А когда утром богач посмотрел на эту тушу, то увидел, что ее едят черви, хотя на улице стоял крепкий мороз и туша была вся обледеневшая.

***

Сергий постоянно мирил друг с другом русских князей, которые вели междоусобные войны.

18 августа 1380 года Димитрий Донской с князем Серпуховским Владимиром, князьями других областей и воеводами приехал в Лавру.

Начался молебен. Во время службы прибывали вестники — война и в Лавру шла,— докладывали о движении врага, предупреждали торопиться. Сергий упросил Димитрия остаться к трапезе. Здесь он сказал ему:
— Еще не пришло время тебе самому носить венец победы с вечным сном; но многим, без числа, сотрудникам твоим плетутся венки мученические.
После трапезы преподобный благословил князя и всю свиту, окропил св. водой.
— Иди, не бойся. Бог тебе поможет.
И, наклонившись, на ухо ему шепнул: «Ты победишь».
Есть величавое, с трагическим оттенком — в том, что помощниками князю Сергий дал двух монахов-схимников: Пересвета и Ослябю. Воинами были они в миру и на татар пошли без шлемов, панцирей — в образе схимы, с белыми крестами на монашеской одежде. Очевидно, это придавало войску Димитрия священно-крестоносный облик.
20-го Димитрий был уже в Коломне. 26—27-го русские перешли Оку, рязанскою землею наступали к Дону. 6-го сентября его достигли. И заколебались. Ждать ли татар, переправляться ли?

Старшие, опытные воеводы предлагали: здесь повременить. Мамай силен, с ним и Литва, и князь Олег Рязанский. Димитрий, вопреки советам, перешел через Дон. Назад путь был отрезан, значит, все вперед, победа или смерть.

Сергий в эти дни тоже был в подъеме высочайшем. И вовремя послал вдогонку князю грамоту: «Иди, господин, иди вперед, Бог и Св. Троица помогут!»
8-е сентября 1380 года!

По преданию, на зов татарского богатыря выскакал Пересвет, давно готовый к смерти, и, схватившись с Челубеем, поразив его, сам пал. Началась общая битва, на гигантском по тем временам фронте в десять верст. Сергий правильно сказал: «Многим плетутся венки мученические». Их было сплетено немало.
Преподобный же в эти часы молился с братией у себя в церкви. Он говорил о ходе боя. Называл павших и читал заупокойные молитвы. А в конце сказал: «Мы победили».

После этой победы Сергий Радонежский стал считаться покровителем русского воинства.

25 сентября 1392 года, на семьдесят восьмом году жизни, святой Сергий Радонежский отошел в мир иной.

***

Икона — обретение мощей преподобного Сергия Радонежского

Рака с его нетленными мощами сейчас находится в Троице-Сергиевой лавре, основанной им самим. У мощей святого происходят чудеса исцеления.

Рака с мощами преп. Сергия Радонежского в Троицком соборе

Троицкий Собор

Сергий Радонежский оказывает небесное покровительство людям рождённым 8 октября (нов.ст.). Младенцев мужского пола в этот можно называть Сергеями.
Сергия Радонежского просят о помощи в трудном учении, об избавлении от гордости.
5 (18) июля — память преподобного Сергия, игумена Радонежского, всея России чудотворца: обретение честных мощей (1422 г.).
Память 18 июля, 8 октября, в Соборах Владимирских и Радонежских святых.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх