Помост

Вопросы веры

Рассказ про муму

Муму

В одной из отдаленных улиц Москвы, в сером доме с белыми колоннами, антресолью и покривившимся балконом, жила некогда барыня, вдова, окруженная многочисленною дворней. Сыновья ее служили в Петербурге, дочери вышли замуж; она выезжала редко и уединенно доживала последние годы своей скупой и скучающей старости. День ее, нерадостный и ненастный, давно прошел; но и вечер ее был чернее ночи.

Из числа всей ее челяди самым замечательным лицом был дворник Герасим, мужчина двенадцати вершков роста, сложенный богатырем и глухонемой от рожденья. Барыня взяла его из деревни, где он жил один, в небольшой избушке, отдельно от братьев, и считался едва ли не самым исправным тягловым мужиком. Одаренный необычайной силой, он работал за четверых-дело спорилось в его руках, и весело было смотреть на него, когда он либо пахал и, налегая огромными ладонями на соху, казалось, один, без помощи . лошаденки, взрезывал упругую грудь земли, либо о Петров день так сокрушительно действовал косой, что хоть бы молодой березовый лесок смахивать с корней долой, либо проворно и безостановочно молотил трехаршинным цепом, и как рычаг опускались и поднимались продолговатые и твердые мышцы его плечей. Постоянное безмолвие придавало торжественную важность его неистомной работе. Славный он был мужик, и не будь его несчастье, всякая девка охотно пошла бы за него замуж… Но вот Герасима привезли в Москву, купили ему сапоги, сшили кафтан на лето, на зиму тулуп, дали ему в руки метлу и лопату и определили его дворником.

Крепко не полюбилось ему сначала его новое житье. С детства привык он к полевым работам, к деревенскому быту. Отчужденный несчастьем своим от сообщества людей, он вырос немой и могучий, как дерево растет на плодородной земле… Переселенный в город, он не понимал, что с ним такое деется,скучал и недоумевал, как недоумевает молодой, здоровый бык, которого только что взяли с нивы, где сочная трава росла ему по брюхо, взяли, поставили на вагон железной дороги — и вот, обдавая его тучное тело то дымом с искрами, то волнистым паром, мчат его теперь, мчат со стуком и визгом, а куда мчат-бог весть! Занятия Герасима по новой его должности казались ему шуткой после тяжких крестьянских работ; а полчаса все у него было готово, и он опять то останавливался посреди двора и глядел, разинув рот, на всех проходящих, как бы желая добиться от них решения загадочного своего положения, то вдруг уходил куда-нибудь в уголок и, далеко швырнув метлу и лопату, бросался на землю лицом и целые часы лежал на груди неподвижно, как пойманный зверь. Но ко всему привыкает человек, и Герасим привык наконец к городскому житью. Дела у него было немного; вся обязанность его состояла в том, чтобы двор содержать в чистоте, два раза в день привезти бочку с водой, натаскать и наколоть дров для кухни и дома да чужих не пускать и по ночам караулить. И надо сказать, усердно исполнял он свою обязанность: на дворе у него никогда ни щепок не валялось, ни сору; застрянет ли в грязную пору где-нибудь с бочкой отданная под его начальство разбитая кляча-водовозка, он только двинет плечом-и не только телегу, самое лошадь спихнет с места; дрова ли примется он колоть, топор так и звенит у него, как стекло, и летят во все стороны осколки и поленья; а что насчет чужих, так после того, как он однажды ночью, поймав двух воров, стукнул их друг о дружку лбами, да так стукнул, что хоть в полицию их потом не води, все в околотке очень стали уважать его; даже днем проходившие, вовсе уже не мошенники, а просто незнакомые люди, при виде грозного дворника отмахивались и кричали на него, как будто он мог слышать их крики. Со всей остальной челядью Герасим находился в отношениях не то чтобы приятельских,-они его побаивались,-а коротких: он считал их за своих. Они с ним объяснялись знаками, и он их понимал, в точности исполнял все приказания, но права свои тоже знал, и уже никто не смел садиться на его место в застолице.

Муму


«Муму». Публикация в журнале «Современник». 1854

Жанр

рассказ

Автор

Иван Сергеевич Тургенев

Язык оригинала

русский

Дата написания

Дата первой публикации

Текст произведения в Викитеке

Медиафайлы на Викискладе

См. также: Му-му

«Муму́» — рассказ русского писателя Ивана Сергеевича Тургенева, написанный в 1852 году. По данным исследователей, в основе произведения лежат реальные события, происходившие в московском доме матери писателя Варвары Петровны Тургеневой.

Впервые опубликован в журнале «Современник» в 1854 году.

Сюжет

«Муму». Художник Владимир Табурин

В одном из московских домов на Остоженке живёт барыня, окружённая многочисленной челядью. Среди её слуг выделяется дворник Герасим — человек высокого роста (около 195 см) и богатырского сложения, но глухонемой от рождения. Будучи привезённым из деревни, он долго тосковал по родным местам, но постепенно привык к городскому житью. Он усердный работник и во дворе у него всегда порядок.

С определённого момента обитатели дома начинают замечать, что Герасим с особой симпатией относится к тихой безропотной 28-летней прачке Татьяне: та боялась мрачного богатыря, но смиренно ждала своей участи. Ухаживания Герасима трогательны и дело идёт к женитьбе; он только ждёт, когда ему сошьют новый кафтан, чтобы в пристойном виде появиться перед барыней и попросить разрешения на брак. Однако барыня, понаблюдав за поведением вечно нетрезвого башмачника Капитона, вдруг решает, что исправить его может только женитьба, и определяет ему в супруги Татьяну. Дворецкий Гаврила, узнав об этом, пугается: он понимает, что ответная реакция Герасима может оказаться непредсказуемой. На срочно созванном совете был найден выход: зная о нелюбви Герасима к пьяницам, Татьяне предлагают притвориться хмельной и в таком виде пройти мимо дворника. Хитрость сработала; Герасим, просидев почти сутки в своей каморке, переживает крах любви и не препятствует чужой свадьбе.

Через год Татьяну со спившимся Капитоном по распоряжению барыни усылают в деревню. Герасим, простившись с ними на Крымском Броду, по пути домой, вытаскивает из воды топлёного щенка. Герасим приносит его домой, выхаживает и даёт кличку — Муму (одно из немногих слов, которые он может произнести). Со временем Муму превращается в симпатичную собачку, которая ко всем во дворе относится с доверием, но любит только Герасима. Барыня узнаёт о её существовании самой последней, но её попытки наладить с собачкой отношения ни к чему не приводят; неудачное знакомство завершилось требованием барыни сделать так, «чтоб её сегодня же здесь не было». Гаврила, которому был адресован этот приказ, постарался его выполнить: сначала Муму тайком увезли на Охотный ряд и продали, но спустя сутки она вернулась к Герасиму с обрывком верёвки на шее. Тогда челядь максимально доступно объясняет дворнику, что барыня недовольна его собакой. Герасим в ответ даёт понять, что сам решит эту проблему.

Спустя час Герасим вместе с Муму вышли из каморки. Дворник повёл собачку в трактир и заказал для неё щи с мясом. Затем они отправились к Крымскому Броду и сели в лодку. Когда Москва осталась далеко позади, Герасим привёл в исполнение приказ, данный барыней: утопил Муму. Затем Герасим вернулся в свою каморку, собрал вещи и самовольно вернулся в родную деревню; был хорошим работником, но жил бобылём: ни собак, ни женщин.

История создания и публикаций

В 1852 году Тургенев, вопреки запретам цензуры, опубликовал некролог на смерть Гоголя, после чего по приказу властей в течение месяца содержался под арестом, а затем был сослан в Спасское-Лутовиново. В письме Полине Виардо писатель сообщил, что ему приказано жить в деревне «до нового распоряжения».

Рассказ «Муму» был написан в апреле — мае на петербургской «съезжей», где Тургенев находился под присмотром частного пристава. Позже, уже во время пребывания в Спасском, писатель сообщил издателю Ивану Аксакову о готовности прислать «небольшую вещь, написанную под арестом». Семья Аксаковых получила «Муму» осенью того же 1852-го и откликнулась на рассказ восторженно; издатель обещал опубликовать его в «Московском сборнике». Этим планам осуществиться не удалось: второй том «Московского сборника», уже подготовленный к печати, был закрыт цензурой в марте 1853-го.

Рассказ удалось напечатать только через одиннадцать месяцев — он появился в третьем номере журнала «Современник» за 1854 год. Первым откликом на «Муму» стал специальный рапорт чиновника главного управления цензуры и официального рецензента «Современника» Николая Родзянко. В документе, направленном министру народного просвещения, Родзянко сообщал, что считает рассказ «неуместным в печати», потому что читатели могут «исполниться состраданием» к главному герою. Рапорту был дан ход: дело о публикации «Муму» рассматривалось на заседании коллегии, в результате чего на свет вышел циркуляр, подготовленный управляющим делами министерства Авраамом Норовым. Содержание рассказа было признано «щекотливым», а цензор В. Н. Бекетов, позволивший его опубликовать, получил предупреждение.

Когда литературный критик Павел Анненков попытался включить «Муму» в готовящееся издание сочинений Тургенева, началась череда долгих переговоров; в подписании многочисленных ходатайств и представлении «дипломатических рапортов» участвовали Иван Гончаров, граф Мусин-Пушкин, князь Вяземский. Наконец в мае 1856 года главное управление цензуры разрешило опубликовать рассказ в собрании сочинений Тургенева; итоговую точку в «деле о „Муму“» поставил Норов.

Герои и прототипы

Музей И. С. Тургенева в Москве
«Дом Муму»

В основе рассказа, по данным исследователей, лежит реальная история, случившаяся в доме Варвары Петровны Тургеневой — матери писателя. Прототипом Герасима был крепостной крестьянин Андрей по прозвищу Немой. Он, родившийся и выросший в деревне, отличался высоким ростом, статностью и броской внешностью. Во время одной из поездок по своим имениям его заметила Варвара Петровна. Староста, к которому помещица обратилась с расспросами, характеризовал Андрея Немого как трезвого и исправного работника. Богатыря перевезли в московский дом Тургеневой и определили дворником. Единоутробная сестра писателя, Варвара Житова, в своих воспоминаниях отмечала, что дворник носил красные кумачовые рубашки, был улыбчив и силу имел необыкновенную:

Когда ему случалось брать меня на руки, я чувствовала себя точно в каком экипаже.

У Андрея на самом деле была собачка Муму, которую он утопил после приказа Варвары Петровны. Однако, в отличие от литературного героя, реальный Андрей не покинул барыню, а продолжал ей верно служить.

Герасим сложнее своего прообраза. Он дважды стерпел «зловещую игру со своей душой» — когда его разлучили с Татьяной и когда захотели отнять Муму. Решение героя утопить собачку литературовед Виктор Чалмаев называет поступком «гордым, полным мучительной скорби и достоинства»:

Это величие Разина, покорившегося ропоту своих собратьев, но не позволившего тронуть беззащитную — и совсем не добычу! — персидскую княжну никому!

Прототипом Харитона — домашнего лекаря барыни — был крепостной крестьянин Варвары Петровны Порфирий Тимофеевич Кудряшов. Писатель хорошо знал его: во время заграничных поездок Кудряшову вменялось в обязанность исполнять роль «дядьки» при Тургеневе. С его помощью Порфирий Тимофеевич сумел получить медицинское образование и стал готовить себя к работе земским врачом, однако Варвара Петровна не захотела расставаться со своим персональным доктором.

Дворецкий Гаврила в изображении Тургенева — пройдоха и жулик; раскланиваясь и заискивая перед барыней, он тайком воровал всё, что плохо лежит. Башмачник Капитон мнил себя образованным человеком и был по-своему неглуп; с годами он утратил свой лоск, превратившись в горького пьяницу и патологического бездельника. Образ этого персонажа раскрывается с помощью присущей ему «образованной лакейской речи».

Действия барыни, привыкшей бесцеремонно вмешиваться в судьбы своих слуг, исследователи характеризуют как произвол. При этом у неё не было намерений сознательно навредить Герасиму или Татьяне: дворника она ценила как хорошего работника, прачку почти не знала:

И тем не менее, пользуясь страшным правом вершить судьбу подвластных ей людей, барыня загубила их жизнь. Думая, что творит добро и делает крепостных счастливыми, своими действиями она причинила им только тяжкие страдания и жгучую боль, лишив их права на простое человеческое счастье.

Отзывы

В течение первых двух лет после публикации «Муму» ни одно печатное издание России не отозвалось на рассказ. Этот «заговор молчания» был связан с цензурным циркуляром, запрещавшим «печатно упоминать „Муму“ как произведение».

Однако в частной переписке литераторов и общественных деятелей рассказ и обсуждался, и анализировался. Так, Александр Герцен откликнулся на него словами «Чудо, как хорошо!»; в письме Тургеневу он отметил, что автор «Муму» «не побоялся заглянуть в душную каморку крепостного слуги, где тот имел лишь одно утешение — водку».

Иван Сергеевич Аксаков, ознакомившийся с рассказом ещё в рукописном виде, особо отметил главного героя:

В нём есть олицетворение русского народа, его страшной силы и непостижимой кротости, его удаления к себе и в себя, его молчания на все запросы, его нравственных, честных побуждений.

Константин Аксаков в письме (октябрь 1852) назвал рассказ «шагом вперёд» в творческой биографии Тургенева; позже, после снятия цензурных ограничений, публицист развил этот тезис в большой обзорной статье, где отметил, что «Муму» стоит «выше „Записок охотника“ как по более трезвому, более полновесному слову, так и по глубине содержания».

В то же время литературный критик Александр Дружинин, анализируя вышедшее собрание сочинений Тургенева, увидел в «Муму» всего лишь «мастерски отделанную миниатюрную картинку», которая равноценна «умному анекдоту» и не представляет интереса для «ценителей прекрасного». Ещё жёстче высказался на страницах «Отечественных записок» журналист Степан Дудышкин: по его мнению, «Муму», как и «Записки охотника», страдают односторонностью при освещении явлений русской жизни, а потому их нельзя назвать «подлинными произведениями искусства».

Художественные особенности

Композиция рассказа компактна и проста: в ней всё подчинено раскрытию образа Герасима. Автор воспроизводит несколько ярких эпизодов из биографии героя, которые приходятся на разные этапы его жизни. В итоге возникают три неравные части. Первая — экспозиция — бегло повествует о прошлом Герасима, его деревенской жизни. Главная — московская — часть разбита на два временны́х отрезка: в одном речь идёт о любви к Татьяне, в другом излагается драма с Муму. Завершает историю небольшой эпилог.

Образ Герасима раскрывается через его отношение к Татьяне и через привязанность к Муму:

Каждая из этих частей имеет свою законченную композицию. В них можно увидеть завязку, развитие действия, кульминацию и свою развязку.

Почти в каждом ключевом эпизоде автор обращает внимание на выражение лица Герасима. Оно является «зеркалом душевных переживаний героя», в котором читаются то недоумение, то угрюмость, то тихая радость. Одной из самых щемящих сцен рассказа является эпизод в трактире, когда дворник, решив напоследок накормить обречённую на смерть собачку, долго смотрел на неё. О чувствах Герасима в этот момент не говорится ничего, однако его драма раскрывается в предложении про «две тяжёлых слезы», которые выкатились из глаз богатыря.

Адаптации и влияние

Памятник Муму, Онфлёр, Франция

Рассказ неоднократно экранизировался:

  • 1949 — Диафильм Муму
  • 1959 — «Муму», режиссёры Евгений Тетерин, Анатолий Бобровский
  • 1987 — «Муму» (мультфильм) — режиссёр Валентин Караваев
  • 1998 — «Му-му» — режиссёр Юрий Грымов

В Академическом Малом Драматическом театре — Театре Европы, более 30 лет с успехом идёт спектакль «Муму», поставленный режиссёром Вениамином Фильштинским в 1984 году.

В городе Онфлёр, Франция, установлен памятник Муму (проект Юрия Грымова и Владимира Цеслера).

25 марта 2004 года в Санкт-Петербурге на площади Тургенева состоялось открытие памятника Муму, приуроченное к 150-летию со дня первой публикации рассказа. Отлитая из чугуна скульптурная композиция представляет собой пса, свернувшегося у огромных сапог.

Примечания

Эта статья входит в число добротных статей русскоязычного раздела Википедии.

Словарь устаревших слов.

Слайд 1

Словарь устаревших слов. (по рассказу И.С.Тургенева » Муму «) Проектная работа учеников 5 В класса БМОУГ№1 С.Красногвардейского

Слайд 2

Антресоли (фр. entresol ) (обычно во множественном числе) — верхний полуэтаж, встроенный в объём основного этажа в особняках и усадебных домах XVIII века и первой половины XIX века. Как правило, имеет низкий потолок. Барин ( барыня , баре) — человек одного из высших сословий, господин, как правило, помещик. Происходит от старорусского «боярин».

Слайд 3

Баталия — Сражение, битва. ВЕРШО́К — мера длины в рус. метрологич . системе, использовавшаяся до нач . 20 в. (1/16 аршина, прибл. 4,4 см). Из всех офиц. мер — самая малая. Вероятное объяснение термина как антропометрического измерителя — верхняя фаланга указат. пальца.

Слайд 4

Слайд 5

Казакин . верхняя русская одежда 19 — начала 20 вв., род укороченного Кафтана, с мелкими сборками у талии сзади и невысоким стоячим воротником; застёгивался на крючки КАФТАН м. татарск . верхнее, долгополое мужское платье разного покроя: запашное, с косым воротом, чапан , сермяга, суконник , армяк; обычно кафтан шьется не из домотканины, а из синего сукна; он бывает круглый, с борами, кучерской…

Слайд 6

Ключник — слуга, ведающий продовольственными запасами имения, дома; хранитель ключей . Коник –(устар.) Лавка, скамья в крестьянской избе возле двери или печи в виде длинного ящика с крышкой.

Слайд 7

Обро́к — плата зависимого крестьянина помещику деньгами или продуктами. Околоток — окружающая местность, окрестность (в разговорном языке). Возможно, происходит от колотить, то есть «участок, охраняемый, „околачиваемый“ сторожем с колотушкой». По другой версии, восходит к общеславянскому коло (круг)…

Слайд 8

Слайд 9

Половой — слуга в трактире, на постоялом дворе или в маленькой гостинице (в Российском государстве до 1917 г.). Радение — действие по знач. глаг. радеть; усердие, старание.

Слайд 10

Слайд 11

Шорник — ремесленник по изготовлению шор, т.е.боковых надглазников , которые надеваются на лошадей, для ограничения поля зрения, специалист по конской упряжи.. .

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх