Помост

Вопросы веры

Реформа Русского языка 1918

Глеб Любельский.

Одним из героев этой весьма странной истории, произошедшей в Смоленской губернии в 1791 году, был Прокофий Лосинский – из дворянского сословия, 20 лет от роду, проживавший в своем крохотном имении под Рославлем. Нельзя сказать, что в жизни молодого человека проходили какие-то особенные события, будь то балы в Петербурге, или там лихие кавалерийские зарубы с врагами Российской империи. Нет, Лосинский был далеко не из самого богатого рода, к службе в армии тяги у него не было (да и очередная война с турками к тому времени уже закончилась), да и в целом любил Прокофий играть в карты и выпивать, из-за чего у него уже случались проблемы с законом – то деньги у соседского корнета займет и не отдаст, то жену в пьяном угаре чуть не придушит – мутный человек, в общем.

И вот судьба и поиски денег на гулянки свела этого молодого человека с отставным прапорщиком Суздальского пехотного полка. Звали его Лев Судейкин, и жил он совсем неподалеку от имения Лосинских. Сам он был ненамного старше Лосинского, но персонажем он был харизматичным, уровня поручика Ржевского: любил порассказывать истории про эпичные сражения, женщин и дуэли, чем и влился в доверие Лосинского. И вот, после знатной попойки Судейкин предлагает молодому и наивному дворянину способ подзаработать – стать своего рода «мертвой душой», как у Гоголя. Вот только не в крестьянской вотчине, а в армии.

А вот здесь начинается самое интересное. Дело в том, что до 1793 года служба обычного рекрута из крестьян была бессрочной. Если такой и возвращался с полей войны, то, как правило, уже в изрядно покореженном состоянии — и в деревне от такого толка было еще меньше, чем в армии. Желающих со стороны крестьян было немного, но помещиков это не интересовало – им надлежало выполнять государственные квоты, присылая по одному или нескольким крестьянам в зависимости от количества душ. Вот только сельские старосты не горели желанием отправлять свои лучшие кадры в армию – понятное дело, забритие в армию мастерового человека (типа последнего кузнеца) могло бы обернуться для деревни катастрофой. И существовало несколько вариантов как можно было избежать подобной ситуации: можно было отдать в рекруты самого бесполезного и ненужного человека в деревне: алкаши и лодыри в деревнях бывали всегда, но существовал риск, что такой человек не пройдет медкомиссию, или окажется слишком уж дохлым для несения службы (а у алкашей такая проблема имелась).

Но был и другой вариант – найти желающего послужить Родине до конца дней своих на стороне.

Раньше помещичьи дворы прибегали к классической «подлянке» — напоить халявной водкой какого-нибудь неместного в трактире, а потом быстрее тащить в местный военкомат, пока тот не протрезвел. Риски тоже были весомыми (если человек принадлежал другому помещику, или относился к непризывным, т.е. дворянин, сын священника или старовер – халявную водку любят все), так что старосты обычно всем селом собирали деньги помещику, дабы тот мог просто взять и выкупить кого-нибудь на стороне.

И вот такие услуги помещикам и предоставлял ушлый Судейкин. План был следующий: Лосинский должен был прийти вместе с ним к помещику, Судейкин торгуется за определенную сумму, представив Лосинского как крестьянина со своего двора. Оформляется купчая, голова дворянина бреется, а потом ему попросту помогают бежать со службы доверенные люди Судейкина. Вот и все. Лосинский получает половину денег, причитающуюся ему с собственной продажи, и может дальше гудеть на свое здоровье.

Так и случилось: Лосинского продали за 300 рублей в Орле местному помещику, которому как раз нужно было закрыть квоту по набору, направили в рекруты, побрили голову… а потом Лосинский сбежал с помощью крестьянина из клики Судейкина, который предоставил ему крестьянскую одежку с шапкой да карету местного уровня, после чего привез его к Судейкину. Профит? Профит. Но это было лишь частью плана. После еще одной попойки Лосинский, можно сказать, «поднялся» в схеме Судейкина: теперь дворянин должен был отыскать еще желающих навариться на деле. И у того как раз были подходящие связи среди соседей, у которых были подходящие «добровольцы» — и такое же желание подзаработать.

Вот тут, правда, стоило бы эту историю закончить, потому что все испортил как раз-таки Лосинский. Он на пару с Федотом Гавриловым (крестьянином из команды Судейкина) отправился в Рославль к знакомому корнету, у которого было целых три потенциальных рекрута на продажу. И случился казус: 30 декабря 1791 года обычная на вид парочка «крестьян» остановилась в постоялом дворе. И там упившийся до чертиков Лосинский, обритый по-рекрутски, агрессивно требовал у окружающих называть себя по дворянскому званию. И всем было бы плевать, кроме трактирщика: он-то и заприметил неладное.

Во-первых, если этот крестьянин обрит как рекрут – почему тогда он не в форме? Тогда он дезертир.

Во-вторых, если он дворянин, то почему обрит как рекрут? Дворян в обычные рекруты не забирали, и тем более не брили.

И в третьих, если он ни то и ни другое, то он мог оказаться либо преступником (бритая голова так же считалась наказанием), либо болеющим какой-нибудь заразой.

Ну а в четвертых, называть себя дворянином, не имея собсно дворянского достоинства, считалось преступлением, так что трактирщик попросту не стал рисковать и вызвал полицию. И несмотря на то, что паспорта (без которых путешествовать нельзя было путешествовать по империи) у Гаврилова и Лосинского были при себе, начальник полиции очень заинтересовался дворянином-рекрутом, и после продолжительного допроса Лосинский во всем признался, и заложил всех своих подельников. Под следствие попали прапорщик Судейкин, его подельники, а также крепостные, которые помогали прятать и увозить сбежавших рекрутов.

Следствие по этому делу длилось порядка 5 лет. За это время оказалось, что смоленские дворяне были не единственными мошенниками, работавшим по такой схеме. Подобные случаи вскрывались и под Москвой, да и за Сибирью тоже. Затем оказалось, что Судейкин был замешан в еще одной мошеннической схеме в лучших традициях «Мертвых душ»: он продавал других «добровольцев» с документами своих крепостных другим помещикам, после чего те сбегали.

Немало шороху навели и сами Лосинский с Судейкиным. Дело в том, что в июле 1792 года они умудрились сбежать со стражи, хотя и ушли они недалеко: паспортов у них не было, да и разделиться они не могли – вернее, этого не хотел Лосинский. Помните, что он должен был получить 150 рублей с собственной продажи? Так вот, он их не получил – вернее, получил только 5, а остальные Судейкин обещал отдать, когда у того отрастут волосы – мол, такую большую сумму потратить «рекруту» все равно не дадут. Вот Лосинский и боялся, что своего подельника с деньгами больше не увидит, так что полиция очень быстро повязала парочку без паспортов и со схожими приметами.

Тем не менее, в 1797 году состоялся суд. Главные фигуранты дела – Лосинский и Судейкин, были отправлены на бессрочную ссылку в Сибирь с лишением всех званий и дворянского достоинства. Часть их подельников сбежала, другая часть (из числа крепостных, в основном) была оправдана, так как суд посчитал их лишенными свободы выбора. И на самом деле, список арестованных из числа смоленских дворян мог бы стать больше, причем гораздо больше – все-таки Судейкин активно сотрудничал с другими помещиками, но суд решил не раскачивать лодку и свалить все на эту парочку, следы которой после этапа в Сибирь теряются. И можно было бы сказать, что такая лихая коррупционная схема, должна была быть принятой к сведению и пресекаться на корню, но – это конец 18 века, на троне Павел I, так что эта история никого ничему не научила. А стоило бы.

Дореволюционная орфография

Дореволюционная орфография Страница с буквой Д из «Азбуки в картинках» А. Н. Бенуа (1904)

Ру́сская дорефо́рменная орфогра́фия (чаще дореволюцио́нная орфогра́фия) — орфография русского языка, действовавшая до её реформы в 1918 году и сохранявшаяся позже в эмигрантских изданиях. Началом русской дореформенной орфографии можно считать введение гражданского шрифта при Петре I.

Единой общепризнанной нормы дореформенной орфографии (подобной советскому своду 1956 года) не существовало. Правописание последних примерно 50 лет перед революцией 1917 года (1870-е—1910-е годы) было нормировано в большей степени, чем орфография первой трети XIX века и особенно XVIII века. Наиболее авторитетные (хотя и не полностью соблюдавшиеся в выходившей тогда печати) пособия и своды правил по русской дореформенной орфографии связаны с именем академика Якова Карловича Грота. Они относятся именно к последнему стабильному 50-летию существования дореформенной орфографии.

Отличия дореволюционной орфографии от современной

Алфавит

До революции русский алфавит насчитывал 35, а не 33 буквы, как сейчас. В него входили следующие буквы:

А а Б б В в Г г Д д Е е Ж ж
З з И и І і К к Л л М м Н н
О о П п Р р С с Т т У у Ф ф
Х х Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ Ъ ъ Ы ы
Ь ь Ѣ ѣ Э э Ю ю Я я Ѳ ѳ Ѵ ѵ

Как видно, в алфавит входили 4 упразднённые буквы i, ѣ, ѳ, ѵ, но не было букв ё и й. Интересно, что буква ѵ не была официально упразднена, в декрете о реформе орфографии о ней нет упоминания.

«Написания» ё и й лишь формально не входили в алфавит, но употреблялись точно так же, как и сейчас. «Написание» й называлось «и съ краткой».

Страница 13 Орфографического указателя из книги «Русская и церковно-славянская этимология. Для средних учебных заведений / Сост. Л. Поливанов, (6-е изд.) — М.: тип. М. Н. Лаврова и Ко, 1879». Из текста явствует, что буква ижица официально употреблялась лишь в слове миро. Данная буква использовалась только для передачи гласного звука .

Произношение упразднённых букв

  • Буква i читалась как «и».
  • Буква ѣ читалась как «е».
  • Буква ѳ читалась как «ф».
  • Буква ѵ читалась как «и».
  • Буква ъ на конце слов не читалась.

Таким образом, для звука имелось две буквы — ф и ѳ, для звукосочетания также имелось две буквы — е и ѣ, а для звука — три буквы — и, i и ѵ.

Правила употребления упразднённых букв

  • Буква i употреблялась перед гласными (в том числе и перед е, ё, ю, я) и перед й. А также в слове міръ со значением вселенная, для отличия от слова миръ — покой, тишина. Исключения составляли только слова вида пятиаршинный, семиэтажный и т. п.
  • Буква ѣ употреблялась в 128 корнях слов русского языка, а также в нескольких суффиксах и окончаниях.

Чтобы было легче выучить список корней с ѣ, были придуманы стихи с ѣ (см. врезку).

  • Буква ѳ употреблялась в словах, пришедших в русский (или ранее в церковнославянский) напрямую из греческого языка вместо греческой буквы θ (тета). Общеупотребительных слов с этой буквой было немного.
    • Имена собственные: Агаѳья, Анѳимъ, Аѳанасій, Аѳина, Варѳоломей, Голіаѳъ, Евѳимій, Марѳа, Матѳей, Меѳодій, Наѳанаилъ, Парѳенонъ, Пиѳагоръ, Руѳь, Саваоѳъ, Тимоѳей, Эсѳирь, Іудиѳь, Ѳаддей, Ѳёкла, Ѳемида, Ѳемислоклъ, Ѳеодор (Ѳёдоръ, Ѳедя), Ѳеодосій (Ѳедосій), Ѳеодосія, Ѳеодотъ (Ѳедотъ), Ѳеофанъ (но Фофанъ), Ѳеофилъ, Ѳерапонтъ, Ѳома, Ѳоминична.
    • Географические названия: Аѳины, Аѳонъ, Виѳанія, Виѳезда, Виѳинія, Виѳлеемъ, Виѳсаида, Геѳсиманія, Голгоѳа, Карѳагенъ, Коринѳъ, Мараѳонъ, Парѳія, Парѳенонъ, Эѳіопія, Ѳаворъ, Ѳеодосія, Ѳермофилы, Ѳессалія, Ѳессалоники, Ѳивы, Ѳракія.
    • Народы (и жители городов): коринѳяне, парѳяне, скиѳы, эѳіопы, ѳиване.
    • Имена нарицательные: анаѳема, акаѳистъ, апоѳеозъ, апоѳегма, ариѳметика, диѳирамбъ, еѳимоны, каѳолическій (но католическій), каѳедра, каѳизма, киѳара, левіаѳанъ, логариѳмъ, мараѳонъ, миѳъ, миѳологія, моноѳелитство, орѳографія, орѳоэпія, паѳосъ (страсть, но Пафосъ — остров), риѳма, эѳиръ, ѳиміамъ, ѳита .
    • Ряд редких имён собственных также писалось через фиту. Это более ста имён собственных из Ветхого Завета, например: Аштероѳ-Карнаимъ Быт.14:5. Редкие греческие и еврейские названия: Ельовѳерополь — древний город (руины) в Южной Палестине на дороге между Иерусалимом и Газой. Людям, не сталкивающимся с географией Греции, историей Греции и библейских мест, людям которые не занимаются их изучением — редкие слова с буквой ѳ, которые здесь не приведены, могут никогда и не встретиться.

Стихотворение с ѣ

Бѣлый, блѣдный, бѣдный бѣсъ
Убѣжалъ голодный въ лѣсъ.
Лѣшимъ по лѣсу онъ бѣгалъ,
Рѣдькой съ хрѣномъ пообѣдалъ
И за горькій тотъ обѣдъ
Далъ обѣтъ надѣлать бѣдъ.

Вѣдай, братъ, что клѣть и клѣтка,
Рѣшето, рѣшетка, сѣтка,
Вѣжа и желѣзо съ ять, —
Такъ и надобно писать.

Наши вѣки и рѣсницы
Защищаютъ глазъ зѣницы,
Вѣки жмуритъ цѣлый вѣкъ
Ночью каждый человѣкъ…

Вѣтеръ вѣтки поломалъ,
Нѣмецъ вѣники связалъ,
Свѣсилъ вѣрно при промѣнѣ,
За двѣ гривны продалъ въ Вѣнѣ.

Днѣпръ и Днѣстръ, какъ всѣмъ извѣстно,
Двѣ рѣки въ сосѣдствѣ тѣсномъ,
Дѣлитъ области ихъ Бугъ,
Рѣжетъ съ сѣвера на югъ.

Кто тамъ гнѣвно свирѣпѣетъ?
Крѣпко сѣтовать такъ смѣетъ?
Надо мирно споръ рѣшить
И другъ друга убѣдить…

Птичьи гнѣзда грѣхъ зорить,
Грѣхъ напрасно хлѣбъ сорить,
Надъ калѣкой грѣхъ смѣяться,
Надъ увѣчнымъ издѣваться…

Проф. Н. К. Кульманъ. Методика русскаго языка. — 3-е изд. — СПб.: изданіе Я. Башмакова и Кo, 1914. — С. 182.

  • Буква ѵ употреблялась в слове мѵ́ро для его отличия от слов миръ и міръ, а также, по традиции, ещё в нескольких словах греческого происхождения вместо буквы ипсилон (как и мѵро, это в основном слова, относящихся к церкви). К началу XX века это: ѵпакои, ѵпостась, полѵелей, сѵмволъ (только в смысле символа веры), сѵнодъ (хотя в словарях — синодъ). Производные слова от сѵмволъ и сѵнодъ к началу XX века не удержали ѵ: символическій, синодальный, синодскій, синодическій. В текстах на церковнославянском языке гражданской печати (например, в молитвословах) круг слов, пишущихся через ижицу, шире — ѵссопъ, Мѵры Лѵкійскіе. В русском тексте они выглядят как иссопъ, Мѵры Ликійскіе.
  • Буква ъ писалась на конце слов после согласных и не читалась. В противоположность ь на конце слов, который смягчает согласные звуки. Ещё официально в слове отъэкзаменовать. Встречается в слове сверхъчувственный. В слове съузить Грот предписывал ъ не употреблять. При написании слов через дефис — в привычных общеупотребительных словах ъ сохранялся: изъ-за, контръ-адмиралъ. А при написании заимствованных названий ъ перед дефисом мог опускаться. (Опускать ъ перед дефисом — это пожелание Грота).

Орфография отдельных морфем (приставок, падежных окончаний)

  • Вместо окончания -ого писалось -аго: краснаго, чернаго.
  • Вместо окончания -его писалось -яго: синяго, третьяго.

(После шипящих вместо -его писали не -яго, а -аго: старшаго, павшаго, тощаго).

  • Окончание -ого употреблялось только в следующих случаях: если ударение падало на него: тако́го, хромо́го. А также в словах: одного́, того, этого; самого́ (но са́маго).
  • Вместо окончания творительного падежа -ой было два окончания — основное (полное) -ою и его сокращённый вариант -ой. Можно заметить (но это не правило), что при написании двух и более подряд слов с окончанием -ою, последнее сокращают в -ой: «какою-нибудь глагольною формой». В современной орфографии напротив: -ой является обычным окончанием, а -ою — его вариант. Но сейчас повсеместно употребляется -ой, а -ою можно встретить разве что в стихах.
  • Вместо окончания -ью было два окончания — основное -ію и его вариант -ью.

В учебнике начала XX века (1915 год) можем видеть формы костію (-ью), тростію (-ью). В учебнике 1879 года представлен только один вариант -ью. (Хотя в самом тексте учебника встречаются слова и на -ію). В книгах встречаются вперемешку и те, и эти формы.

  • В женском и среднем роде вместо окончаний -ые, -ие употреблялись окончания -ыя, -ія: русскія пѣсни, новыя кресла. Окончания -ые, -іе употреблялись со словами мужского рода: новые столы, хорошіе дома. При перечислении слов женского и среднего рода употреблялось окончание -ыя, -ія: новыя пѣсни, кресла и мечты. Для обозначения совокупностей, в которых участвовали существительные мужского рода, употреблялось окончание -ые, -ie: новые журналы, книги и изданія.
  • В женском роде вместо «они» писали (в ряде случаев и произносили) «онѣ». (В прочих родах — «они»).
  • В женском роде также употреблялись слова «однѣ», «однѣхъ», «однѣмъ», «однѣми». (В прочих родах — «одни», «однихъ», «однимъ», «одними»).
  • Местоимение «её (неё)» в родительном падеже писалось (а в стихах могло и произноситься) как «ея (нея)», но «её (неё)» в винительном падеже: Онъ взялъ ея книгу и отдалъ её ей, Ея Императорское Величество, ея печальныя деревни.
  • Вместо слова «саму» принято было писать «самоё». Она винила самоё себя. (Употребление слова «самоё» в среднем роде является ошибкой). (Слово «саму» встречается в словаре Даля наряду со словом «самоё», но грамотнее считалось писать «самоё»).
  • Слово «самъ» употреблялось только тогда, когда кто-то что-то делал сам: Я самъ приказалъ. Она сама такъ решила. Оно само упало. В прочих случаях вместо слова «самъ» говорили и писали «са́мый». Это онъ? — Онъ са́мый. Когда онъ приѣхалъ? — Онъ приѣхалъ въ са́мый день Пасхи. «Са́мый» — истинный, настоящий. Богъ есть са́мая истина и са́мое добро, или сама́ истина и само́ добро. Скажи са́мыя слова́ его, слово въ слово, подлинныя. (Весьма грубая ошибка при произношении этих непривычных форм слов — произносить вместо слова «са́мый» уродливое «самы́й» — это неправильно. Такие ошибки в постановки ударения возникают от отсутствия информации о правильном произношении).
  • Слово «суть» было формой глагола «есть» во множественном числе. Укропъ, ческокъ и морковь — суть овощи. (Укроп, чеснок и морковь — есть овощи). Это всё суть гипотезы и предположенія. (Это всё есть гипотезы и предположения). Основные гласные звуки въ русскомъ и церковно-славянскомъ языкахъ суть: а, у, и. (Основные гласные звуки в русском и церковно-славянском языках есть: а, у, и.)

Примечание: Просодическое деление слов — это деление по слогам, в отличие от этимологического деления слов — деления его по этимологии на составные части — приставки, корни, суффиксы.

При просодическом делении слов подразумевается, что согласная, стоящая между двумя гласными отходит к следующему слогу, например «мо-нархъ».

«Тонкости орфографии»

  • Написание и произношение. Сочетание букв ъи произносилось как ы. (В начале XX века перестало употребляться, но встречается в старых книгах). Сочетание букв іе иногда произносилось как е: Іегова, Іерусалимъ (ерус. і иерус.), Іеменъ, іена. Сочетание букв іо иногда произносилось как ё: іотъ, маіоръ, раіонъ. Сочетание букв іу иногда произносилось как ю: Іудиѳь, Іуліанъ (но Іуда — Иуда). Указанные сочетания гласных с буквой i встречаются по большей части в начале слов. Различие в произношении до революции и сейчас — заметно только в двух случаях — Іегова и Іерусалим (последнее слово могло произноситься и так же, как и сейчас). Примечание: в современном русском языке в слове иена первые две гласные мы также произносим одним слогом «jе».

  • Сокращения слов. В отличие от современной орфографии, при сокращении слов обязательно ставились точки: С. с. — статский советник, д. с. с. — действительный статский советник, т. с. — тайный советник, д. т. с. — действительный тайный советник М. В. Д. — Министерство внутренних дел, Учен. Ком. — Ученый комитет, Мин. Нар. Пр. — Министерство народного просвещения, Акц. Общ. — акционерное общество.
  • Надстрочные знаки. В дореволюционной орфографии над словом «что» было принято ставить ударение, различая типы слов. Ударением обозначается местоимение «что́» в именительном или винительном падеже для отличия от сходного с ним союза «что»: — Ты знаешь, что́ тебе полезно. Ты знаешь, что тебе полезно учение.
  • Пунктуация. В конце заголовков, в отличие от современной орфографии, ставились точки. С заглавной буквы писались титулы и обращения: «Государь Император», «Медаль в память коронования ИХ ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ», «ВЫСОЧАЙШЕ утверждено», «Ваше Императорское Величество», «Ваше благородіе».

Примечание. Слово «Государь» — это обращение только к живому императору. В книге XIX века могли напечатать «книга посвящена Государю Императору Николаю Павловичу», имеется ввиду, что когда было написано это посвящение — император царствовал. О почивших императорах принято говорить только «Императоръ»: Императоръ Александр III, Императоръ Николай II.

Изменения в дореволюционной орфографии на протяжении XVIII—XX веков

XVIII—начало XIX века

В XVIII—начале XIX века встречалась орфографическая запись окончания — в м. р. ед. ч. через -ой, особенно после заднеязычных: то́нкой, ди́кой, вместо то́нкий, ди́кий. Обратное явление, встречающееся в тот же период — церковнославянская запись ударного окончания -ый вместо -ой: вторы́й, шесты́й, седьмы́й, лесны́й — имело соответствие в произношении.

1847 год: «роздѣ́лъ, устар., то же, что раздѣ́лъ»; «роздѣ́льный, устар., то же, что раздѣ́льный»; «розмѣ́нный, устар. то же, что размѣ́нный». Позже (во второй половине XIX века) в трудах Грота и во всех учебниках указывается, что приставка роз- пишется через «о» только, если на неё падает ударение. Этот принцип (пример, когда этимологический принцип написания уступил фонетическому) принят и в современной русской орфографии.

Середина XIX века

1860 год: «на стыке приставки и корня принято было писать ъи. Но в словахъ с корнями играть и искать ъи трансформировалось в ы: сыскать, розыскъ, сыграться, разыграть (вместо съискать, розъискъ, съиграться, разъиграть)».

1879 год: «Пишут ъи: безъискусственный, предъидущій, а не безыскусственный, предыдущий. В словах языка обыденного в таком случае пишут и ы: розыгрышъ, обыскъ».

1882 год: В середине XIX века ещё можно встретить такие формы слов, как рядоваго, которые к началу XX века были заменены на рядового. Хотя слова того, этого — писались на -ого.

Начало XX века

В XIX веке можно заметить частое употребление дефиса. В отличие от современной орфографии, дефис употреблялся между словом и частицами бы, ли, же, в сочетании «то-есть». К началу XX века дефис из указанных случаев остался в сочетании «то-есть», сокращение — «т.-е.», ныне то-есть, то есть (Предположительно, в начальный период XIX века дефис употреблялся в ещё больших случаях).

1904 год: «В некоторых случаях (теперь уже редких) сочетание ъи имеет звуковое значение ы: разъигрывать, розъигрышъ (обыкновенно теперь так и пишут: разыгрывать)».

В середине и во второй половине XIX века можно ещё встретить такие написания, как предъидущій, отъименный. Академик Грот призывает заменить их на отыменный, предыдущій. И в начале XX века в учебниках уже не встретишь форм «предъидущій».

1915 год: Вместо ъи пишут ы.

Однако не все пожелания Грота закрепились на практике. Так, Грот предписывал писать гигіэна и итти. Но на практике встречались гигіэна и гигіена, итти и идти. (Слово итти как вариант слова идти ещё встречается в словаре Ушакова).

Встречались варианты написания слов со звуком : маіоръ и майоръ, Нью-Іоркъ и Нью-Йоркъ, серіозно и серьёзно и многие другие.

Слов с вариантами написания в дореформенной орфографии было большое количество. Это различия в написании некоторых отдельных слов середины XIX века и начала XX века. А также отличие написания некоторых слов начала XX века от современных.

К началу XX века оставались следующие слова, отличные от современных написанием: идти и итти, корридоръ, оффициальный. Ныне — идти, коридор, официальный. Мужской род в грамматике назывался «му́жеским» — му́жескій родъ. (В современном языке тоже имеются случаи вариации написания слов: бриллиант и брильянт, биллиард и бильярд, матрас и матрац, ноль и нуль (но нулевой), тоннель и туннель (но туннелирование)).

Выход из употребления

Дореволюционная орфография использовалась по принципиальным соображениям белогвардейцами, поскольку советская власть в их глазах была нелегитимной, следовательно, и проведенная ей реформа также была нелегитимной. Активно использовалась белоэмигрантами вплоть до начала Великой Отечественной войны, в частности, в пропагандистских листовках, распространявшихся во время Гражданской войны в Испании (в отличие от них, эмигранты левой направленности, в частности, бывшие троцкисты, использовали новую орфографию). Окончательный переход большинства эмигрантов на новую орфографию произошёл в годы Великой Отечественной войны, отчасти под давлением немцев, убедившихся в низкой эффективности пропаганды, ассоциировавшейся со старым режимом, отчасти в связи с ростом числа эмигрантов новой волны, выросших при Советской власти и не желавших переходить на старую орфографию. Но главная (внешняя) причина перехода на новую орфографию — та же, что и у болгарской дореформенной орфографии — приход советских сил и влияния в Европу (образование соц. лагеря, по которому «в Болгарии теперь всё как в СССР»). Крайне редко отдельные реликты старой орфографии встречаются в эмигрантских изданиях до сих пор (одним из ярких примеров является изданный в 1970-х годах труд Н. И. Ульянова «Происхождение украинского сепаратизма»).

Старая орфография в современной России

После событий 1991 года, Русская Православная Церковь в России начала печать репринтов дореволюционных изданий духовной литературы. Вместе с тем, изредка можно встретить и репринты светской литературы, например, книги «Великие посвящённые», «Царские дети», «Д-р Эсперанто» и др. В Интернете появились (помимо отдельных текстов и собраний публикаций) целые сайты, целиком набранные в старой орфографии.

Компьютерные шрифты

Следующие шрифты поддерживают старую орфографию:

свободные

  • Linux Libertine
  • GNU Unifont

несвободные

  • Palatino Linotype

Примечания

  1. Россійская грамматика, сочиненная Императорскою Россійскою Академіею. Изданіе тритье. Въ Санктперербургѣ, Печатано въ типографіи И м п е р а т о р с к о й Россійской Академіи, 1819, с. 2, п. 5 «Буквъ въ Россійскомъ языкѣ, слѣдуя общему употребленію, считается тридцать пять, которыхъ начертаніе и названіе есть слѣдующее…»
  2. Практическая русская грамматика, изданная Николаемъ Гречемъ. Второе изданіе, исправленное. Санктпетербург, въ типографіи издателя. 1834. С. 3, п. 8. «Русская азбука имѣетъ тридцать пять слѣдующихъ буквъ…»
  3. Русское правописаніе / Руководство, составленное по порученію Второго отдѣленія Императорской академіи наукъ академикомъ Я. К. Гротомъ. — Одиннадцатое изданіе. — Санктпетербургъ: Типографія императорской академіи наукъ (Вас. Остр., 9 лин., № 12), 1894. — С. 2, п. 2. «Русская азбука состоитъ изъ 35-ти буквъ…»
  4. Русское правописание / Руководство, составленное по поручению Второго отделения Императорской академии наук академиком Я. К. Гротом. — 11-е изд. — СПб.: Типография императорской академии наук, 1894. — С. 2. «Русская азбука состоит из 35-ти букв… Буквы и, е получают еще особое назначение помощию надстрочных знаков (й, ё), при которых они изображают другие звуки и потому в этом виде должны бы также занимать место в азбуке»
  5. Я. К. Гротъ. Русское правописаніе. Руководство. 11-е изд., Санктпетербургъ, 1894 г., с. 80 (с. 89 в программе просмотра)
  6. Энциклопедическій словарь Брокгауза и Ефрона, 1890—1907 г.
  7. http://kcmamu.livejournal.com/4855.html
  8. Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ, изложенныя по руководству Четьихъ-Миней Св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объясненительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга четвёртая. Москва: Синодальная типография, 1906. С. 866
  9. Смирновский П. Часть 1. Этимология // Учебник русской грамматики для младших классов средних учебных заведений. — Издание двадцать шестое, печатанное без перемен с 25-го издания, допущенного Учен. Ком. Мин. Нар. Пр. к употреблению в качестве учебного руководства для младших классов средних учебных заведений (от 20 апреля 1915 г. за № 18239). — С. 68, 3-я строка снизу. (В формате DjVu)
  10. 1 2 Русская и церковно-славянская этимология. Для средних учебных заведений / Сост. Л. Поливанов. — М.: тип. М. Н. Лаврова и Ко, 1879.
  11. Справочник по русской орфографии 1909
  12. (Этимология 1879 года)
  13. Смирновский П. Указ. соч. — С. 76.
  14. Энциклопедическій словарь. Томъ XL. СПб.: Типографія Акц. Общ. Брокгаузъ-Ефронъ. Статья «I»
  15. Общеполезный календарь на 1915 год
  16. Русское правописаніе. Указ. соч. — С. 120.
  17. Словарь церковно-славянского и русского языка, составленный Вторым отделением Императорской академии наук. Том IV. Санктпетербург. 1847
  18. Новые параллельные словари языков русского, французского, немецкого и английского в четырех частях по словарям Российской Академии, Французской Академии, Аделунга, Гейнзиуса, Джонсона, Спирса, и по другим Лексиконам, составил Филипп Рейф, кавалер Российского Ордена Св. Анны и Баденского Ордена Церингенского Льва. Сочинитель Грамматик Французско-Русской, Немецко-Русской, Английско-Русской и Этимологического Лексикона Русского Языка. Часть первая. — Русский словарь. …Третье издание… Карлсруэ. Лейпциг. Санктпетербург. Париж. 1860. С. LXXXV—LXXXVI
  19. Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. Второе издание, исправленное и значительно умноженное по рукописи автора. Том четвёртый. Р-Ѵ. СПб.-М.: 1882. С. 498. Статья «ундеръ»
  20. Энциклопедическій словарь. Томъ XL. СПб: Типографія Акц. Общ. Брокгаузъ-Ефронъ (Прачешный пер., № 6), 1904
  21. Смирновский П. Указ. соч.
  22. Ожегов С. И. Словарь русского языка. Ок. 57 000 слов / Под. ред. чл.-корр. АН СССР Н. Ю. Шведовой. — 19-е изд., испр. — М.: Рус. яз., 1987. — 750 с.
  23. Ковалёв писал о недовольстве немцев сотрудничавшими с ними эмигрантами, которые не владели советскими реалиями, в связи с чем их пропаганда оказывалась неэффективной. (См. также о лжезаговоре против свержения соввласти в СССР, организованного НКВД). Но в итоге, наверное следует утверждать, что причины падения старой русской орфографии в Европе были те же, что и у падения болгарской дореформенной орфографии (приход советских сил и влияния в Европу после 1945 года).
  24. Сайт Свято-Николаевского храма, Нью-Джерси
  25. Русский портал
  26. Беседа в храме
  27. Сборник ресурсов по старой орфографии в сети

См. также

  • Реформа русской орфографии 1918 года
  • Орфография русского языка до 1956 года

Ссылки

  • Ресурсы по дореволюционной орфографии
  • О старой орфографии
  • Википедия в дореволюционной орфографии
  • Словарь дореволюционной орфографии

ГРАФИКА И ОРФОГРАФИЯ

ГРАФИКА И ОРФОГРАФИЯ (от греч. orthos ‘правильный’ и grafo ‘пишу’). Графика – совокупность знаков, используемых в данной системе письма вместе с правилами, устанавливающими соответствие между знаками (графемами) и звуками (фонемами); орфография – это система правил, предписывающих выбор какого-то одного из вариантов написания, предусмотренных графикой данного языка, а также раздел науки о языке, занимающийся нормами правописания Термин «графика» близок по своему значению к термину «письмо» (но несколько отличается по употреблению). С другой стороны, термин «орфография» иногда употребляется в расширительном смысле, включающем графику, например когда говорят о реформах орфографии. В этом же расширительном смысле может использоваться термин «письмо».

Письмо – это способ фиксации языка начертательными знаками в целях общения между людьми в случае невозможности их непосредственного общения. С возникновением письма у языка появились две формы существования – устная речь (звучащая, доступная слуху) и письменная речь (доступная зрению). Невозможно вообразить наш мир без письменности. Газеты, журналы, книги, которые мы читаем; письма, которые пишем, – все это наше письмо и наша жизнь. Трудно представить, что когда-то не было письменности и люди могли общаться только при непосредственном контакте. Если же они оказывались далеко друг от друга, то общение прекращалось. В сказке Р.Киплинга Как было написано первое письмо маленькая девочка (действие происходит в доисторические времена) вдруг поняла, как было бы хорошо, если бы она могла сообщить своей маме, которая была от нее очень далеко, о том, что ее отец сломал копье и ему нужно другое, то самое, что было в их пещере. Все это она пыталась выразить в картинке, нацарапанной на коре. Это было первое письмо, хотя и очень несовершенное: мама совсем не так поняла девочку, и из-за этого вышло много неприятностей.

Именно потребность в общении на расстоянии и привела к возникновению письменности, появление которой значительно расширило круг нашего общения, ведь письмо объединяет людей не только в пространстве, но и во времени. Человек 21 в. может узнать о том, как жили люди в древнем Египте; благодаря находкам берестяных грамот мы познакомились с заботами новгородцев, живших в 11–15 вв. Культурно-историческая роль письма огромна. Без письма людям было чрезвычайно затруднительно передавать свой опыт, свои мысли и чувства другим поколениям, развивать науку, создавать художественную литературу. Появление письменности является важнейшим моментом в истории и культуре любого народа.

Наше письмо, как и все европейские системы письма, – звукобуквенное. Оно называется так потому, что основные его единицы – буквы – соотносятся с единицами звуковой (фонетической) системы языка, а не непосредственно со словами или их значимыми частями (морфемами), как это бывает в иероглифическом письме. Например, слово, обозначающее «солнце», в русском письме передается шестью знаками-буквами, а в китайском – одним иероглифом.

Чтобы понять устройство нашего письма, надо в первую очередь уяснить его отношения с единицами звуковой системы языка. Какие же звуковые единицы передаются буквами в русском письме? Первый ответ, который напрашивается: это звуки. И это предположение подтверждается такими примерами: бал, трон, волны, драка, культура, смерч, верх, туман. Однако другие примеры заставляют поставить этот ответ под сомнение. Как быть со словами бегу, плясать, сад, ложка, счастье, поздно? Ведь говорим мы на самом деле бигу, плисать, сат, лошка, щасьтье, позна. Может быть, буква передает вовсе не звук? Ясно, по крайней мере, что не всегда в русском письме буквой обозначается звук. Разгадку надо искать в звуковой системе русского языка.

Звуковая система русского языка.

Сколько в русском языке звуков? На этот вопрос невозможно ответить точно. Чем лучше слух у человека, тем больше разных оттенков звука он услышит. А если использовать приборы, то ясно, что чем прибор точнее, тем больше разных звуков он обнаружит. Однако совершенно точно можно сказать, сколько в языке основных, самостоятельных звуков, т.е. таких, с помощью которых можно различать слова. Такие звуки-смыслоразличители языковеды называют фонемами.

В русском языке пять гласных фонем (а, о, э, и, у) и 34 согласных. Как их сосчитали? Очень просто: если есть слова, различающиеся только двумя звуками, то эти звуки – смыслоразличители, фонемы. Например, слова сом и сам различаются только гласными звуками о и а. Это разные фонемы. Слова там и сам различаются согласными фонемами с и т и т.д.

Но в составе слов звуки претерпевают изменения. Что это значит? По сравнению с чем они изменяются? В слове боль под ударением отчетливо произносится звук о. Без ударения в том же корне столь же отчетливо произносится звук а: балеть. Изменилась фонетическая позиция: ударный слог стал безударным – и вместо одного звука появился другой, вместо о – а. И такая мена, такое чередование звуков бывает всегда, какое бы слово мы ни взяли (соль – салить, стол – стала, вол – вала). После мягких согласных ударные звуки а, о, э в безударной позиции чередуются с и (прямо – примой, мясо – мисной, лёгкий – лигко, лёг – лигла, тёмный – тимнеть, семь – сидьмой и т.д.). Из-за такой мены звуков четыре звуковые единицы, различающиеся под ударением (а, о, э, и), без ударения перестают различаться, совпадают в одном звуке и.

Чередование звуков под влиянием позиции происходит и с согласными. Оно также подчинено строгим фонетическим законам. Например, в конце слова и перед глухими согласными парные звонкие согласные меняются на глухие: лобик – лоп, морозы – морос; слова – слоф, скользить – скольско, столбик – столпцы… Под влиянием положения в слове – в позиции перед звуком ц – звук т меняется на ц: отец – оццы, а в некоторых позициях – на нуль звука: грустить – грусно.

Фонетические позиции, в которых звуки перестают различаться, называются слабыми, в отличие от сильных позиций, в которых звуки различаются. Для гласных звуков сильная позиция – под ударением. Слабая же позиция для гласных а, о, э, и – без ударения. Такие разные, непохожие звуки о, а, и. Но мена этих звуков вызвана фонетической позицией, а не необходимостью различать значения, а значит, по своей функции это одна и та же единица – фонема.

Русская графика.

Как же наше письмо передает звуковой состав слов? Какое число букв необходимо и в то же время достаточно для передачи всех тонкостей языка? В каждом языке это число разное. Раньше думали, что идеально, чтобы одному звуку соответствовала одна буква, притом всегда одна и та же буква. Русский языковед Н.Ф.Яковлев доказал, что букв в языке не должно быть больше, чем имеется основных, самостоятельных звуков.

В русском языке, как мы убедились, пять гласных фонем и 34 согласных. Всего звуков-смыслоразличителей 39. А букв в алфавите 33. Чем объясняется эта «недостача»? Оказывается, можно «сэкономить» число букв. Яковлев вычислил формулу построения наиболее экономного в отношении числа букв алфавита. Он показал, что если в языке есть пары согласных, различающихся одним и тем же признаком (например, твердостью – мягкостью), то каждую пару можно обозначать одной и той же буквой, а дополнительный признак передавать с помощью соседней, следующей буквы. На эту мысль его натолкнул русский алфавит. В русском письме парные по твердости-мягкости согласные передаются одной и той же буквой: для и – одна буква – с, для и – одна буква м и т.д. Всего таких пар, различающихся только твердостью-мягкостью, в русском языке 12. Значит, вместо 24-х букв для передачи этих согласных наше письмо обходится 12-ю буквами.

А как же мы отличаем твердый согласный от мягкого? Почему при чтении не путаем, когда произнести мягкий, а когда твердый? Потому что на твердость-мягкость согласного указывает следующая буква – сосед справа. Такими указателями мягкости-твердости предшествующего согласного служат буквенные пары а – я, о – ё, у – ю, э – е, ы – и (ср. мал-мял, мол-мёл, лук-люк, сэр-сер, лыс-лис). А если после согласного нет гласного? Тогда «смягчительную» роль выполняет буква мягкий знак (ь), который сам по себе не обозначает никакого звука, но передает мягкость предшествующего согласного. Итак, потребовалось на 12 согласных меньше (сэкономили 12 букв), зато пришлось вводить мягкий знак плюс еще пять букв для гласных, чтобы они обозначали не только гласную фонему, но и мягкость предшествующего согласного.

Такой принцип обозначения твердых-мягких согласных условно называют слоговым.

Слоговым принципом обусловлена и передача фонемы j («йот»). Чем отличаются два слова – волки и ёлки – не буквенно, а звуками? Это видно из транскрипции: , . Эти слова отличаются звуками-смыслоразличителями (фонемами) в и j. Фонема j имеет свою букву – й, но эта буква используется для передачи j только после гласных в конце слова и перед согласными (лей, лейка), а перед гласными буква й не употребляется: мы не пишем йаблоко, йужный, йожик и т.п., а пишем яблоко, южный, ёжик). Таким образом, буквами я, ю, ё, е передаются не только гласные + мягкость предшествующего согласного: «по совместительству» они выполняют еще одну работу – передают сочетания j + а, j +у, j + о, j + э. В этом случае одна буква соответствует сочетанию звуков.

Слоговой принцип – яркая особенность русской графики. Он сложился стихийно, в процессе развития русского языка, и оказался очень удобным. Он не только позволяет обойтись меньшим числом букв, но и экономит бумагу. Ведь если бы не было двойного набора букв для гласных, а мягкость согласных всегда обозначалась бы мягким знаком (например, тьотьа, льубльу – вместо тётя, люблю), то слова были бы на письме гораздо длиннее.

До сих пор мы говорили об употреблении букв независимо от того, в состав каких слов они входят, когда выбор буквы определяется только окружением передаваемых звуков, звуковым контекстом. Такие правила называются правилами графики в отличие от правил орфографии в узком смысле слова. О них и пойдет речь дальше.

Русская орфография.

Теперь переходим к правилам другого типа, предназначенным для передачи на письме звуков в слабых позициях, т.е. в таких, в которых в одном звуке совпадает две фонемы или больше. Чтобы правильно передать такой звук, нужно прежде всего «освободить» его от влияния позиции, а для этого соотнести его со звуком в сильной позиции (в той же значимой части слова), а затем уже выбрать нужную букву. Именно так мы и поступали в школе, когда проверяли «сомнительные звуки».

Секрет русской орфографии оказывается простым: на письме не передаются изменения звуков, происходящие под влиянием позиции. Звуки в слабых позициях обозначаются так же, как если бы они были в сильной позиции. Это не прихоть, а принцип нашей орфографии. Наша орфография разумна, она отказывается от передачи случайного, обусловленного фонетической позицией.

Оказывается, наша орфография – не нагромождение множества разных правил. Есть одно общее правило, применимое в самых разных на первый взгляд случаях: по одному и тому же правилу пишем буквы о и ш в слове ловушка (и ту и другую букву проверяем по позиции различения звуков: ловит, ловушек). По тому же правилу пишем букву с на месте звука в начале слова сбросить (проверка: сорвать), и букву д для обозначения в слове молодца (проверка: молодец), и букву д на месте «пропавшего» по требованию позиции звука в слове поздно (проверка: опоздать).

Но проверять – соотносить с сильной позицией – следует не только «потерпевшие» от позиции звуки, но и те звуки слабых позиций, которые по своему звучанию не изменились: нуждается в проверке безударный гласный а в слове трава (чтобы не написать букву о), согласный ф в слове шкаф (чтобы не написать в конце слова букву в).

Итак, в правилах орфографии выбор буквы для звука в слабой позиции определяется тем, с каким звуком он чередуется в сильной позиции.

А что же это за единица, которую мы передаем буквой? Теперь мы знаем, что звуки, мена которых вызвана фонетической позицией, образуют одну и ту же звуковую единицу – фонему. Ее мы и передаем на письме, каким бы звуком она ни была представлена в слабой позиции. Всегда обозначаем фонему по ее сильной позиции. Поэтому главный принцип нашей орфографии – принцип игнорирования на письме позиционных чередований звуков – называется фонемным, или фонематическим. Это очень удобный принцип. Он действует при написании и гласных и согласных, причем во всех частях слова – не только в корнях, но и в суффиксах и окончаниях. Он обеспечивает единообразную передачу морфем (минимальных значимых единиц языка), и это помогает нам при чтении легко узнавать слова.

Почему же мы все-таки нередко затрудняемся, какую букву написать? Причин несколько. Прежде всего – не всегда в языке есть слово, в котором бы проверяемому звуку соответствовал звук в сильной позиции. Тогда приходится запоминать, какую букву надо писать, например в словах олень, капуста, витязь, этаж, сестра, везде. Кроме того, в нашей орфографии имеются отступления от главного принципа. Например, в корне -рост/раст- под ударением встречается только о, а без ударения мы пишем то букву о (росли, водоросли), то а: растить, выращенный, произрастать. То же самое с корнем –зор/зар-: пишем заря, зарница, хотя под ударением о: зори, зорька. А в корне –плав-, наоборот, под ударением пишется только а – плавать, без ударения -о: пловец. Такие написания, противоречащие главному принципу нашей орфографии, называются условными, или традиционными, они, как правило, отражают факты истории русского языка.

Мы рассмотрели основные принципы правил буквенной передачи звукового состава слов. Кроме этих правил, в орфографию в широком смысле этого слова входят правила слитного и дефисного написания, а также правила употребления прописных-строчных букв. Собрание правил употребления знаков препинания называется пунктуацией. У этих правил свои законы и своя сфера действия – не слово, а предложение и текст. Само название – «знаки препинания» – говорит о том, что наше письмо заботится о «запинках» при восприятии и произношении текста. «Запинаясь» при чтении о пунктуационные знаки, наш глаз дает сигнал голосу делать остановки – паузы, выделять интонацией некоторые части предложения. А это помогает и слушающему понимать то, что мы читаем вслух. Пунктуация отделяет и выделяет в тексте определенные синтаксические единицы.

Из истории русской графики и орфографии.

В основе современного русского письма лежит кириллица – азбука, составленная в 863 (этот год считается датой рождения славянской письменности) греческим философом и первым славянским просветителем Кириллом (Константином) для перевода на славянский язык греческих богослужебных книг. Таким образом, история письма на Руси неразрывно связана с историей христианства, тысячелетие которого отмечалось в 1988. В основу кириллицы был положен греческий алфавит в его «парадной» форме (так называемый устав), который был дополнен недостающими буквами – для передачи фонем, отсутствующих в греческом языке; в их числе – буквы

На Русь же книги, написанные на основе кириллицы, попали в конце 10 в., т.е. почти сто пятьдесят лет спустя после первых переводов Кирилла и его брата Мефодия. Эти книги, привезенные из Болгарии, были написаны не на древнерусском, а на старославянском языке, понятном в ту эпоху во всем славянском мире.

Не случайно выдающийся русский и польский языковед И.А.Бодуэн де Куртенэ назвал русское письмо «платьем с чужого плеча». Естественно, что это платье пришлось подгонять, кое-где ушивать.

Некоторые буквы старославянского письма оказались лишними для древнерусского языка. Так, древнерусский язык уже утратил носовые гласные звуки, передаваемые так называемыми юсами – большим и малым , поскольку носовые гласные совпали в произношении со звуками, обозначаемыми на письме буквами у, ю, я, буквы большой и малый юс оказались ненужными, и их постепенно перестали писать. Некоторые же буквы старославянского языка пригодились древнерусскому, хотя со временем изменили свою функцию. Так, буква «ер» (ъ) на конце слов после твердых согласных передавал очень краткий гласный звук (по звучанию средний между и ). Уже приблизительно с 13 в. этот гласный звук в конце слов перестал произноситься, но буква ъ по традиции продолжала писаться.

Буква древнерусскому языку тоже была нужна, так как она передавала особый звук, несколько отличный от звука , с которым он в дальнейшем в русском литературном языке совпал (хотя, например, в близкородственном русскому украинском языке этого не произошло). Так что буква стала лишней по крайней мере за 200 лет до ее отмены (реформой 1918). Однако и в таком виде письмо не совсем соответствовало особенностям русского языка. Это несоответствие с годами все увеличивалось и обусловило неизбежность реформ письма.

Две реформы русской графики и орфографии.

За свою долгую историю русское письмо претерпело две реформы. Первая большая реформа кириллицы была проведена Петром I, который специальным указом отменил некоторые писавшиеся по традиции, но не нужные русскому письму буквы: w (омега), y (пси), x (кси), S (зело) – раньше писали, например, не «псалтирь», а «yалтирь». Кроме того, было изменено начертание самих букв – они были приближены по своему виду к латинским. Так появилась новая азбука, которую назвали «гражданицей», или «гражданкой», поскольку она предназначалась для светских текстов, в отличие от оставшейся без изменения кириллицы для церковно-славянских текстов.

Вторая, и последняя, реформа русского письма произошла в 1917–1918. К началу 20 в. в русском письме накопилось много устаревшего, отжившего, искусственного, не связанного с фактами языка. Самым главным недостатком старой орфографии были лишние буквы. Даже после Петровской реформы в дореволюционном алфавите было больше букв, чем в современном: помимо тех, чт.е. сейчас, в гражданице использовались еще Они передавали звуки, для обозначения которых в алфавите имелись и другие буквы; буквами-дублетами были е – , и – i – , ф – .

Буквы е («есть») и («ять»). Как уже говорилось, когда-то эти две буквы обозначали разные звуки, которые в какой-то момент истории русского языка совпали, и соответственно буквы е и стали обозначать один и тот же звук, и тем самым при письме выбор между е и производился не на основании произношения, а лишь на основании запоминания «правильного» (т.е. соответствующего этимологии) написания. Писали, например: дерево, но , деньги – , десять – , весело – , весна – , ребро – , реветь – , сельский – , темя – , прощенiе – , моей – . Человек, обучающийся грамоте, должен был просто запомнить, зазубрить, где какую букву писать. Так, например, нужно было знать, что слово есть в смысле «принимать пищу» пишется – с , а есть как форма глагола быть – с е, ср. поговорки: «Каковъ ни есть, а хочетъ . Наш Абросимъ не проситъ, а есть – не броситъ. Ужъ солнышко на ели, а мы еще не «.

К каким только ухищрениям не прибегали, чтобы заучить, где писать : запоминали, что после буквы б буква пишется в четырех корнях, после в – в пятнадцати, после д – в трех и т.д. Для лучшего запоминания придумывали рассказы, стишки, состоящие из слов с , например: , , и т.п.

Буквы Ижица очень редко употреблялась и в дореволюционном письме. Она писалась, притом очень нестрого, только в некоторых греческих словах: , , ; практически она уже была исключена из русского письма. Были и еще две буквы, обозначавшие звук и: и и i. Первая из этих букв – и – называлась «и восьмеричное», а буква i называлась «и десятеричное». Откуда эти названия? Дело в том, что тысячу лет назад, заимствуя греческий алфавит, наши предки заимствовали и свойственное греческому письму обозначение чисел буквами: буква а обозначала 1, буква в – 2, г – 3, д – 4 и т.д. (Буква в соответствует 2-й букве греческого алфавита b «бета», которая в средние века произносилась как «в»; буквы, соответствующей б, в греческом алфавите не было, она была «придумана» для старославянского языка и потому не имела цифрового значения.) Итак, буква и обозначала число 8, i – число 10 (отсюда и их названия), но никаких отличий в звучании между этими двумя буквами не было. Буква i писалась перед гласными и перед й (например правописанiе, , iюль, бiологъ, влiянiе, прiятель, исторiя, непрiязнь, бiографiя, библiотека, ближнiй); во всех остальных случаях надо было писать и, Кроме того, различие и – i использовалось для разграничения на письме двух слов, одинаково звучащих, но означающих разные понятия, ср.: мiръ в значении «вселенная» и миръ в значении «отсутствие войны». Поэтому название романа Л.Н.Толстого писалось Война и миръ, а поэмы В.В.Маяковского – Война и мiръ.

Ф (ферт) и (фита). Обе эти буквы передавали один и тот же звук: писалась только в словах греческого происхождения, содержащих эту букву: , , , , , , . При этом некоторые другие греческие слова писались через ф (соответствующее греческому ): Филипп, София, философия. Было много пословиц, отражающих трудность усвоения правила написания : «От фиты подвело животы» (о школьном учении); «фита да ижица – к ленивому плеть ближится». Фитой называли грамотея, дошлого писаку (по свидетельству В.И.Даля).

Понятно, как затрудняли усвоение грамоты лишние буквы. Еще в 18 в. ученые, в том числе В.К.Тредиаковский и М.В.Ломоносов, отмечали недостатки русской орфографии и писали о необходимости избавиться от лишних букв. Весь 19 в. был проникнут заботой педагогов об упрощении правописания: на своих съездах они разрабатывали проекты желательных изменений орфографии. Но особенно бурно борьба за упрощение орфографии развернулась в начале 20 в., и результатом этой борьбы было создание в 1904 в Петербурге при Императорской Академии наук Комиссии по вопросу о русском правописании.

Комиссия собралась 12 апреля 1904 под председательством президента Академии наук – великого князя Константина Константиновича Романова. Его товарищем (заместителем, как бы мы сейчас сказали) был избран замечательный русский языковед Филипп Федорович Фортунатов. В состав комиссии вошли лингвисты, литераторы, журналисты, преподаватели высших, средних и начальных учебных заведений – всего 50 человек. Комиссия высказалась за желательность упрощения правописания.

Уже в мае 1904 были опубликованы предварительные сообщения, в которых, кроме отмены лишних букв, предлагалось отказаться от твердого знака после согласных в конце слов (до реформы писали сынъ, мужъ, камышъ; контръ-адмиралъ), от различения окончаний прилагательных мужского-среднего и женского рода (добрые мальчики, но добрыя девочки и добрыя дети); от написания в окончаниях прилагательных -аго/-яго (вместо добраго, третьяго предлагалось писать доброго, третьего); предлагались и некоторые другие изменения. Смысл этих изменений заключался в том, чтобы освободить русскую орфографию от условных написаний, не основывающихся на фактическом произношении.

Но работа комиссии натолкнулась на ожесточенное сопротивление. Реформу поддержали преподаватели, вся демократически настроенная общественность. Но общество в целом было настроено против нее. Стремление к стабильности, защита привычного естественна для человека. Традиция письменности в культуре (а письмо – важная составная часть культуры) действительно имеет особое значение. Разумеется, для грамотных людей реформа означала ломку сложившегося механизма чтения и письма, и это неизбежно должно было восприниматься отрицательно. В то же время неприятие каких бы то ни было изменений в орфографии в большой степени объяснялось неправильным пониманием отношения между языком и письмом, зачастую просто отождествлением языка и письма: людям казалось, что изменения в написании слов повлекут за собой порчу языка и нанесут вред культуре. Это распространенное заблуждение.

Натиск противников реформы письма был так велик, что языковеды Ф.Ф.Фортунатов и А.А.Шахматов – руководители реформы, понимая, что после такого ожесточенного сопротивления и травли проект не будет утвержден и в то же время не желая идти на компромисс, т.е. давать реформу в урезанном виде, решили отложить на время его обсуждение. Это были годы, наполненные драматическими событиями в жизни России: война с Японией, революция 1905, холера. И все же вопрос об упрощении орфографии был настолько актуален, что к нему постоянно возвращались.

Только в 1912 выходит окончательный проект Комиссии. При этом пришлось отказаться от некоторых предложенных раньше изменений, которые показались слишком революционными. Например, не прошло предложение после всех шипящих писать только о (шол, жолудь, чорный), а также предложение отказаться от мягкого знака там, где он не обозначает мягкости (писать мыш, рож, идёш). Но и в урезанном виде проект вызвал новый взрыв ожесточенной травли. И снова дело было отложено. 17 мая 1917 Министерство народного образования Временного правительства издает циркуляр о введении нового правописания (в соответствии с проектом 1912) безотлагательно, с начала нового учебного года. Этот переход начал осуществляться, но постепенно, медленно, преодолевая ожесточенное сопротивление противников. Реформа осуществилась только в 1917–1918, причем декретами советской власти был принят не проект 1904, разработанный с участием Ф.Ф.Фортунатова, а более осторожный, урезанный вариант, принятый в мае 1917.

После реформы.

Дальнейшая история русского письма в 20 в. – это история попыток дальнейшего его усовершенствования. В 1930-е годы неотложной задачей становится разработка общеобязательного свода правил русского правописания. В печати царит разнобой: у каждого издательства свои правила, своя орфография. Вот несколько примеров из печати до принятия правил 1956: на-чеку и начеку, в роде этого и вроде этого, под ряд и подряд, доисторический и до-исторический и, безустали и без устали, после-завтра и послезавтра, чорт и чёрт, решотка и решётка и т.д. Было подготовлено 11 проектов свода, прежде чем в 1956 был принят окончательный вариант – Правила русской орфографии и пунктуации, действующие до настоящего времени.

Однако уже через семь лет после выхода Правил, в 1963 создается Орфографическая комиссия, перед которой снова ставится задача упорядочения русской орфографии. Дело в том, что в 1956 была проведена лишь частичная регламентация русского правописания, и в орфографии все еще оставалась масса исключений, трудно объяснимых и нелогичных правил. В состав этой комиссии входили видные языковеды, такие, как В.В.Виноградов (председатель), Р.И.Аванесов, А.А.Реформатский, С.И.Ожегов, М.В.Панов, а также методисты, психологи, учителя школ, специалисты вузов, писатели (например, К.И.Чуковский). Комиссия исходила из того, что русское письмо не нуждается в революционном преобразовании, надо лишь избавить его от всего противоречивого, двойственного, устарелого, без нужды отягощающего память пишущего. Главная цель – облегчить усвоение орфографии учащимися.

Как и в проекте начала века, вместо неоправданно трудного правила написания о/ё под ударением после шипящих (пишем шёлк, но шорох, чёрт, но чокаться) было предложено простое и ясное правило: после всех шипящих под ударением писать о, без ударения – е: жолудь, но желудей, шолк, но шелковистый. Именно такое правило действует сейчас относительно написания о/е после буквы ц. Предлагалось также (как и в предыдущих проектах) писать мышь, рожь, помнишь, ешьте, печь, стричься, настежь без мягкого знака. Во всех этих случаях мягкий знак лишний – он не указывает на мягкость предшествующего согласного. Большим облегчением для пишущего (прежде всего для обучающегося письму) было бы и предложенное комиссией последовательное написание после ц буквы и: цирк, циган, лисицин, птенци.

Но и этот проект не был реализован, причем, как и в начале 20 в., изменения приветствовали преподаватели русского языка, но общество в целом проект не поддержало и очень эмоционально выражало свой протест в письмах и статьях. Кто-то написал, что он отказывается есть огурцы, написанные через и, как в свое время – в начале 20 в. – не хотели есть хлеб, написанный не через ять: он, мол, не такой душистый и вкусный. Особенно резкой была реакция писателей – людей, для которых графика слова, его начертание имеет самостоятельную эстетическую ценность.

20 в. закончился, как и начинался, работой Орфографической комиссии, задача которой – рассмотрение и утверждение проекта новой редакции свода правил русского правописания, подготовленного в Институте русского языка им. В.В.Виноградова Российской Академии наук. Перед авторами проекта на этот раз ставилась задача учесть изменения, происшедшие в языке: правила, утвержденные в 1956, готовились еще в 1930-е годы и, естественно, нуждались в уточнении и пополнении. В первую очередь важно было исправить регулярно нарушаемые орфографической практикой правила. Такая ситуация неподчинения правилам сложилась, например, в слитном-дефисном написании сложных прилагательных. Таким образом, на повестке дня – не реформа письма, и тем более не реформа языка, как опасаются противники любых изменений в орфографии, а лишь редактирование и упорядочение действующих правил.

Проверить орфографию онлайн, мгновенно

Группа, где только полезные материалы. Подпишитесь, если хотите поступить на бюджет:

  • Сервисы

    • Морфологический разбор слова онлайн
    • Проверка пунктуации онлайн – знаки препинания
    • Онлайн ЕГЭ по русскому языку бесплатно
  • Рубрики

    • ЕГЭ – химия для чайников
    • Подготовка к ЕГЭ по английскому языку
    • Подготовка к ЕГЭ по истории
    • Подготовка к ЕГЭ по русскому языку
    • Подготовка к ЕГЭ по физике
    • Подготовка к ЕГЭ. Разные предметы
    • Подготовка к обществознанию
    • Подготовка к экзаменам ОГЭ по русскому языку
    • Сервисы
  • Материалы ЕГЭ

    • Морфологический разбор слова онлайн
    • Проверка пунктуации онлайн – знаки препинания
    • Электронные формулы атомов химических элементов (109)
    • Аудиозаписи для подготовки к сжатому изложению ОГЭ
    • Написание письма на английском языке – как писать
    • Написание сочинения по английскому языку, готовые эссе
    • Шпаргалки по русскому языку ЕГЭ и ОГЭ
    • Решение части C ЕГЭ по биологии
  • Самое популярное

    • Проверить орфографию онлайн, мгновенно
    • Проверка пунктуации онлайн — знаки препинания
    • Вводные слова и предложения с примерами
    • Формулы по физике для ЕГЭ и 7-11 класса
    • Аргументы к сочинению ЕГЭ (C1, русский язык)
    • Как решать задачи по химии, готовые решения
    • Правильное ударение в словах
    • Грамматическая основа предложения с примерами
    • Правописание НЕ и НИ
    • Деепричастный оборот, примеры предложений
    • Написание письма на английском языке — как писать
    • Аргументы для сочинения ЕГЭ — большая коллекция
    • Примеры (образцы) написания эссе
    • Написание сочинения по английскому языку, готовые эссе
    • Виды, примеры тропов – таблицы

Слова, оканчивающиеся на буквы ПАД

Что такое слова, оканчивающиеся на буквы ПАД?

Сервис PoiskSlova.com создан в помощь как филологам, так и аналитикам для ускорения расчета и фильтрации слов русского языка по определенным критериям.
Представляем Вашему вниманию один из разделов проекта, в котором Вы сэкономите время на поиск слов, заканчивающихся на заданные буквы.
Например, Вам необходимо собрать все слова, оканчивающиеся на буквы «ЦИЯ», а также определить общее количество таких слов. Усложним задание и сгруппируем результаты поиска по числу букв в словах.
Итого, система выдаст 2 284 слова, с числом букв в словах в диапазоне от 5 до 25 символов.
Используйте точечный поиск слов посредством фильтров (блок «Параметры поиска»), исключив слова без определений.
Сайт состоит из нескольких разделов, представленных в меню, каждый из которых позволит максимально релевантно сформировать результат. К числу основных из них относятся: «Составление слова из заданных букв», «Рубрикатор слов русского языка», «Составление и решение анаграмм онлайн», «Поиск слов по маске» и другие.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх