Помост

Вопросы веры

Романов Иван Алексеевич

Иван V Алексеевич — биография, информация, личная жизнь

Царь Иван V

Иван (Иоанн) V Алексеевич (Iѡаннъ Алеѯiевичъ). Родился 27 августа (6 сентября) 1666 года в Москве — умер 29 января (8 февраля) 1696 года в Москве. Русский царь (1682-1696) из династии Романовых. Сын Алексея Михайловича Тишайшего. Брат и соправитель Петра I. Отец Анны Иоанновны.

Иван Алексеевич родился 27 августа (6 сентября по новому стилю) 1666 года в Москве.

Отец — Алексей Михайлович Тишайший (1629-1676), русский царь из династии Романовых (1645-1676).

Мать — Мария Ильинична (урождённая Милославская; 1624-1669), русская царица, первая жена царя Алексея Михайловича.

Дед — Михаил Фёдорович (1596-1645), первый русский царь из династии Романовых (1613-1645).

Старший брат — Алексей Алексеевич (1654-1670), царевич, наследник российского царского престола.

Старшая сестра — Софья Алексеевна (1657-1704), царевна, в 1682-1689 годах регент при младших братьях Петре и Иване.

Старший брат — Федор III Алексеевич (1661-1682), русский царь (с 1676 года).

Иван Алексеевич был с детства болезненным и неспособным к управлению страной. Поэтому было предложено отстранить его и выбрать следующим царём его единокровного брата 10-летнего Петра, младшего сына Алексея Михайловича.

Об Иване Алексеевиче говорили, будто бы он слабоумен, что, возможно, являлось следствием болезни — эпилепсии, отягощенной цингой, хронической болезнью детей Марии Милославской — и наветом Нарышкиных, который они распространяли в период ожесточённой борьбы за власть с Милославскими.

Доподлинно известно, что, находясь в самом центре этой борьбы, Иван Алексеевич ни разу не попытался принять в ней активное участие и не проявлял интереса к государственной деятельности. Василий Никитич Татищев, бывший младшим современником Ивана и одним из сподвижников Петра I, писал о нём как «о человеке ума довольного».

Оба брата, один из-за нездоровья, другой из-за возраста, не могли участвовать в борьбе за власть. Вместо них боролись их родственники: за Ивана — сестра, царевна Софья, и их родственники Милославские, родственники его матери; за Петра — Нарышкины, родственники второй жены Алексея Михайловича. Дело не обошлось без кровавого бунта стрельцов.

Когда в 1682 году его старший брат, царь Фёдор Алексеевич, умер, не оставив наследника, 15-летний Иван Алексеевич, как следующий по старшинству, должен был наследовать престол.

Но в итоге патриарх Иоаким предложил провозгласить царями сразу обоих: Ивана — старшим царём, Петра — младшим царём и назначить при них регентшей царевну Софью Алексеевну.

25 июня 1682 Иван V Алексеевич и Пётр I Алексеевич венчались на царство в Успенском соборе Московского Кремля. Причём «старший» царь венчался подлинной шапкой Мономаха и большим нарядом, а для «младшего» были сделаны копии. Для них был сооружён особый трон с двумя сиденьями, в настоящее время хранящийся в Оружейной палате.

Личная жизнь Ивана V Алексеевича:

Жена — Прасковья Фёдоровна (Прасковия Феодоровна, Параскева Феодоровна), урождённая Салтыкова (12 октября 1664 — 13 октября 1723). Представительница рода Салтыковых, дочь стольника и воеводы Фёдора (Александра) Петровича Салтыкова от его 1-го брака с Екатериной Федоровной.

20-летняя Прасковья была выбрана на традиционном царском смотре невест, она была на 2 года старше жениха. Женитьба Ивана была инициирована правительницей царевной Софьей, поскольку линии Романовых-Милославских был желателен наследник.

Этот брак Ивана был задуман князем Василием Голицыным, который, считая насильственные меры против Петра крайне опасными, советовал Софье: «Царя Иоанна женить, и когда он сына получит, кой натурально имеет быть наследником отца своего, то не трудно сделаться может, что Петр принужден будет принять чин монашеский, а она, Софья, опять за малолетством сына Иоаннова, пребудет в том же достоинстве, которое она желает… хотя Царь Иоанн сперва к тому (браку) никакой склонности не оказывал, однако не был он в состоянии противиться хотению сестры своей».

Венчание состоялось 9 января 1684 года. Обряд венчания в соборной церкви совершал патриарх Иоаким с ключарем и тремя диаконами. «А на утро следующего дня, как велось это обыкновенно, царю и царице готовили мыльни разные, и ходил царь в мыльню, и по выходе из неё возлагали на него сорочку и порты, и платье иное, а прежнюю сорочку велено было сохранять постельничему. А как царица пошла в мыльню и с нею ближние жены, и осматривали её сорочку, а осмотря сорочку, показали сродственным женам немногим для того, что её девство в целости совершилось, и те сорочки, царскую и царицыну, и простыни, собрав вместе, сохраняли в тайное место», — писал летописец.

В браке, в особом тереме в Кремле, Прасковья и Иван прожили 12 лет, произведя на свет пять дочерей, и ни единого мальчика, что облегчило династическую ситуацию с приходом к единоличной власти Петра I.

Дети Ивана V:

— Мария Ивановна (1689-1692), умерла в младенчестве;

— Феодосия Ивановна (1690-1691), умерла в младенчестве;

— Екатерина Ивановна (1691-1733), царевна, замужем за герцогом Карлом Леопольдом Мекленбург-Шверинским (1678-1747), их дочь Анна Леопольдовна была матерью императора Ивана VI Антоновича, номинально царствовавшего в 1740-1741;

— Анна Иоанновна (1693-1740), императрица Российской империи в 1730-1740;

— Прасковья Ивановна (1694-1731), царевна, замужем за генерал-аншефом Иваном Ильичом Старшим Дмитриевым-Мамоновым (1680-1730), происходящим из древнего русского рода, ветви рода Рюриковичей, утратившей княжеский титул.

Прасковья Фёдоровна Салтыкова — жена Ивана V

До 1689 года царствование Ивана и Петра было сугубо номинальным. Фактически власть осуществлялась царевной Софьей Алексеевной, опиравшейся на клан Милославских и на своих фаворитов — В. В. Голицына и Ф. Л. Шакловитого.

В 1689 году наступает развязка в противостоянии Софьи и Петра, в результате которой Софья была отстранена от власти. В это время Пётр направляет из Троице-Сергиевой лавры послание Ивану, в котором пишет: «А теперь, государь братец, настоит время нашим обоим особам Богом врученное нам царствие править самим, понеже пришли есми в меру возраста своего, а третьему зазорному лицу, сестре нашей, с нашими двумя мужескими особами в титлах и в расправе дел быти не изволяем; на то б и твоя, государя моего брата, воля склонилася, потому что учала она в дела вступать и в титла писаться собою без нашего изволения; к тому же ещё и царским венцом, для конечной нашей обиды, хотела венчаться. Срамно, государь, при нашем совершенном возрасте, тому зазорному лицу государством владеть мимо нас! Тебе же, государю брату, объявляю и прошу: позволь, государь, мне отеческим своим изволением, для лучшие пользы нашей и для народного успокоения, не обсылаясь к тебе, государю, учинить по приказам правдивых судей, а неприличных переменить, чтоб тем государство наше успокоить и обрадовать вскоре. А как, государь братец, случимся вместе, и тогда поставим все на мере; а я тебя, государя брата, яко отца, почитать готов».

На тот момент для Петра очень важно было заручиться поддержкой брата, или, по крайней мере, его невмешательством.

Хотя Иван назывался «старшим царём», он практически никогда напрямую не занимался государственными делами, кроме ритуальных церемоний, требовавших участия царя, и целиком посвятил себя семье.

Монета с изображением Иван V и Петра I (на реверсе царевна Софья)

С 1682 по 1689 год правила Софья, в 1689 году фактическая власть перешла к клану Нарышкиных, номинально возглавляемому царицей Натальей Кирилловной, после смерти которой в 1694 году власть сосредотачивается в руках Петра.

Иван Алексеевич прожил дольше всех отпрысков мужского пола царицы Марии Ильиничны, но уже к 27 годам он был совсем дряхлым, плохо видел и был поражён параличом.

Иван V умер на 30-м году жизни 29 января (8 февраля) 1696 года. Он скончался скоропостижно в Москве и похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля.

Образ Ивана V Алексеевича в кино:

1980 — Юность Петра — в роли Ивана V актер Алексей Емельянов
1986 — Пётр Великий — в роли Ивана V актер Николай Лазарев

Чем болел Иван V?

Иван V — брат Петра I, царя рефоматора, прожил очень недолго в веренице истории он мелькнул и исчез, мы знаем больше, пожалуй, даже о таких древних и обросших мифами личностями, как Рюрик и Ярополк.

Но Иван V — бывший и царствоваший царь. Убили ли его Петровы родственники — Нарышкины или Царь сам захворал? Давайте разбираться.

У Ивана был старший брат — Фёдор, он был его и единокровным (то есть по папе, как Пётр) и единоутробным (то есть по маме) братом. Фёдор Алексеевич не отличался хорошим здоровьем и наследовал в свою очередь Алексею Алексеевичу, который тоже не был здоров и умер всего 15-лет от роду, до Алексея же у царской четы: Алексея Михайловича Тишайшего и его супруги Марии Милославской был сын Дмитрий, но тот умер во младенчестве. И если такая смерть ещё ни о чём не говорит (младенцы были просто зачастую слишком слабы для старого-доброго времени), то вот целая цепочка последовавших смертей наследников престола уже казалась, как минимум злым роком.

Облик юноши — Алексея Алексеевича дошёл до нас в таком виде. Ни широкие брови, ни алые щёки ничего не могут нам сказать о его здоровье. Зато есть кое-что вызывающее подозрение. Едва не дожив до 16 лет, вдруг ни с того, ни с сего юноша скончался.

В нынешнем 1670 году, января 17 числа, в 7 часу дня, во второй четверти часа, в понедельник, изволением Всесильного Господа Бога, Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великой и Малой и Белой Руси Самодержца, благоцветущая отрасль, сын Его Государев, Благоверный Государь, Царевич и Великий Князь Алексей Алексеевич всея Великой и Малой и Белой Руси, от жития своего отыде, и переселился в вечное блаженство Небесного Царствия, от рождения своего в 16 лето

Подозрения, надо сказать, возникли не у нас одних, но и у Степана Разина, который использовал лже-Алексея, как подоплёку своего восстания. Впрочем, о восстании я говорить ничего не стану, для этого есть историки.

Мне гораздо интереснее знать, почему наследники мужского пола, рождённые Марией Милославской, умирали, словно снопы покошенные серпом. И ещё один момент, который может на что-то да и намекнуть. Мать Алексея скончалась 3 марта 1669 (но она скончалась, рожая 8-ю дочь), а её сын в январе 1670 (возможно, оставшись без поддержки)…

В 1651 году, его отец — Царь Алексей Михайлович женится. Наследником является Фёдор Алексеевич — сын от прежнего брака. А новой супругой стала Наталья Кирилловна Нарышкина из мелкопоместных дворян. Надо сказать, что супругу себе в этот раз царь выбрал сам, ему понравилась 19-летняя, как говорят, красавица.

Они стали супругами 22 января 1671 года. А в в 1676 году её венценосный супруг умер. Правда, к тому времени у неё было уже трое детей.

В это время Царём стал царь Фёдор III, впрочем, он всегда отличался слабым здоровьем, а его маленький сын Илья прожил всего 20 дней.

И наконец, якобы от цинги, умирает царь Фёдор. Если о его отёчных ногах и слабом здоровье было известно, то Алексей Алексеевич (его старший брат) по словам окружавших его ничем подобным не страдал. Что ещё интересно, у Фёдора наблюдались отёки ног.

Иван V, о котором мы знаем больше со слов Романовых-Нарышкиных, чем Романовых-Милославских болел и цингой, и эпилепсией (тогда её называли трясучкой падучей). Его братья (старшие) интересовались политикой, были очень и очень образованы. Сам же Иван Алексеевич, как говорят не предпринимал особой борьбы за трон. За ним зато стояла невероятная умница — царевна Софья (его сестра и по маме, и по папе), которой вовсе не хотелось допускать до власти Нарышкиных…

Эпилепсия это не гемофилия (хотя некоторые люди их путают, так как гемофилии свойственны эпилептические припадки).

Если предположить, что всех детей Царицы Марии Милославской, так или иначе, унесла эпилепсия, есть вероятность, что такое заболевание проявлялось среди кого-то из родственников. Надо заметить, что все дети-девочки Царицы остались без детей и без супругов. Её сёстры и их отпрыски мужского пола, судя по всему, падучей не болели — по крайней мере нет таких данных.

У Ильи Милославского — отца царицы Марии было четыре дочери:
Анна — стала супругой боярина Морозова. Их брак оказался бездетным. Они, кстати, родня той самой боярыне Морозовой с картины Сурикова (она приходилась женой младшему брату боярина…). Екатерина — вышла замуж за князя Фёдора Львовича Волконского. У них родилось двое сыновей — Пётр и Никита. Пётр был убит в довольно юном возрасте. А что до Никиты, ему пришлось пережить петровские реформы и издевательства со стороны власти. Тем не менее, он прожил около 50-лет (может меньше). Точный возраст и дата смерти неизвестны. Неизвестно также была ли у него эпилепсия. Но Анна Иоанновна, дочь Ивана V, то есть ему она приходилась племянницей, сделала из дядюшки придворного шута. Терпя оскорбления, гонения и неприятие его жены двором (по одной из версий, он скончался вскоре после супруги, не пережив её утраты) здорово могли спровоцировать приступы у настоящего эпилептика. До нас же описаний болезни не дошло. Кстати, среди его потомков эпилепсия тоже не наблюдалась. Ирина — стала женой князя Дмитрия Алексеевича Долгорукова (в именительном падеже он не Долгорукий, а Долгоруков). Дети — Владимир и Дарья не имели признаков эпилепсии. Мария — царица. О детях которой я уже рассказала выше.

Теперь давайте немного разберёмся в генетике эпилепсии. Эпилепсии — это множество заболеваний, которые имеют разные генетические проявления. Эпилепсии могут быть связаны только с одним геном, тогда обсчитать вероятность возникновения заболевания можно с помощью Менделевской генетики:

Иногда бывает, что наследование происходит сразу по нескольким генам. И это не тот случай, когда мы у гороха рассматриваем несколько признаков. Это тот случай, когда признак кодируется несколькими генами. Такие признаки довольно сложно изучать.

Наконец, бывают гены, которые кодирует митохондриальный геном (я уже касалась этого вопроса в статье о Николае II и почему его мутация настолько уникальна, что кости найденные под Екатеринбургом могут принадлежать только последнему Царю). Эти гены обычно наследуются от матери.

Эпилепсия считается, что она чаще проявляется у мужчин. Но последние данные говорят о том, что данные по женщинам просто замалчивались. Например, в таких странах, как Индия. Да и загадочная смерть девушки во цвете лет, хотя и была горем, наш мир всегда был ориентирован на мальчиков. Да и мальчики, пусть слабые, но женились, а вот девочек с эпилепсией не выдавали замуж обычно. Наконец, девушки довольно часто умирали при просто неясных обстоятельствах. Помните, как с Джульеттой у Шекспира:

Кормилица. Джульетта померла! Она скончалась! Леди Капулетти. Джульетты нет, Джульетта умерла. Капулетти. Пустите! Быть не может! Ни кровинки. Окоченела. Холодна, как лёд. О господи, она давно без жизни! Всё кончено! Как на поле мороз, Смерть пеленой лежит на этом теле! Кормилица. О горе, горе! Леди Капулетти. О беда, беда! Капулетти. Смерть, взявшая её без сожаленья, Сжимает рот мне и лишает слов!

Ни мать, ни кормилица не пытаются понять почему же Джульетта умерла. Она просто умерла во сне. Горе, даже позор — не вышла замуж. Но причина смерти никого не волнует.

Итак, современные данные говорят о том, что эпилепсия в равной доле наследуется, как мальчиками, так и девочками. Нет никакой особой связи с половыми хромосомами, как это наблюдается, например при гемофилии. Мутаций много, есть варианты эпилепсии, наследуемой по множественным генетическим признакам…

То, что наблюдаем мы — смертность среди мальчиков…

А теперь посмотрим на Романова-Нарышкина — царя Реформатора. Петра I, более сильного здоровьем, чем его братья.

Во-первых, у Петра наблюдались странные конвульсии — мышцы лица начинали дрожать. Впрочем, это списывалось на стресс в юном возрасте.

Во-вторых, Пётр был довольно неспокойным человеком. Его отличали крайности и даже злая грубость, а то и жуткая жестокость.

В-третьих, дети его были не слишком здоровы и рано умирали.

В-четвёртых, мы наблюдаем по старым записям отчёты о его плачевном состоянии почек: почечнокаменная болезнь. При болезнях почек у больных часто наблюдаются отёки. Особенно отёки ног. Была ли это цинга у царя Фёдора III или такая же почечная болезнь, как у Петра I, не передались ли эти гены от отца — Алексея Михайловича? Конечно, точный ответ может дать только генетический анализ. Но, вот, на подозрение наводит ещё одна смерть — смерть деда всех вышеупомянутых царей — Михаила Фёдоровича, ноги у него болели («скорбел ножками»), а скончался он от некоей водяной болезни.

Вероятно, Романовым достался ген, который каким-то образом влиял на работу почек. Нельзя со всей точностью утверждать, что все они болели одной и той же болезнью, для точности нужны анализы. Но череда смертей, а также череда загадочных совпадений позволяет немного поразмышлять. Например, могла быть мутация по гену KCNJ10, который кодирует натриевый канал, в том числе находящийся в почках и, кстати, ассоциирующийся с эпилепсией. А могла быть даже не одна мутация.

На сегодня расследование завершено. До скорой публикации! Не болейте!

Дети Ивана V

Дети Ивана V и Прасковьи Салтыковой — последнее бесспорно легитимное поколение русских царевен, по очерёдности предшествующее дочерям Петра I (половина которых была рождена вне брака, или же получили уже императорский титул «цесаревна» и «великая княжна»).
В семье царя родилось 5 дочерей, 3 из которых выжили.
Царевна Мария Ивановна (21 (31) марта 1689, Москва — 13 (23) февраля 1692, Москва) — старшая дочь Ивана V и Прасковьи Салтыковой. Крещена 25 марта 1689 года в Чудовом монастыре патриархом Иоакимом, крёстными были дядя царевны Пётр I и двоюродная бабушка царевна Татьяна Михайловна. Получила традиционное для Романовых имя «Мария». Умерла, немного не дожив до трёх лет. Была похоронена в северо-западном углу Вознесенского собора в Вознесенском монастыре Московского Кремля рядом со своей сестрой Феодосией. В 1929 году останки Марии вместе с останками других женщин царского рода перед сносом Вознесенского собора были перенесены в подклет Архангельского собора. Эпитафия на белокаменной плите гласит: «Лета 7200 февраля 13 с пятницы на субботу в 6 часу нощи преставися благоверного великого государя и великого князя Иоанна Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца дщерь благоверная государыня царевна и великая княжна Мария Иоанновна и погребена на сем месте февраля в 14 день».
Царевна Феодосия Ивановна (4 июня 1690, Москва — 12 мая 1691, там же) — вторая дочь царя Ивана V. Получила имя «Феодосия» в честь своей тетки царевны Феодосии Алексеевны, унаследовавшей имя из семьи Стрешневых. В Третьяковской галерее хранится её мерная икона — «Святая Феодосия» (1690), худ. Кирилл Уланов. Умерла в детстве, немного не дожив до одного года. Была похоронена в северо-западном углу Вознесенского собора в Вознесенском монастыре Московского Кремля рядом со своей сестрой Марией. В 1929 году останки вместе с останками других женщин царского рода перед сносом Вознесенского собора были перенесены в подклет Архангельского собора. Надпись на надгробии гласит: «Лета 7199 году майя во 12 день на память иже во святых отец наших Епифания и Германа во вторник в пятом часу дня преставися раба божия благовернаго государя царя и великого князя Иоанна Алексеевича всея великия и малыя и белыя России самодержца и благоверные великия государыни царицы и великия княгини Параскевы Феодоровны дщерь Феодосия Иоанновна…»
Царевна Екатерина Иоанновна (29 октября 1691, Москва — 14 июня 1733, Санкт-Петербург) — третья дочь Ивана V, старший выживший ребёнок. Второй в роду получила имя «Екатерина» — в честь тётки по отцу царевны Екатерины Алексеевны. В рамках новой династической политики Петра I стала первой русской царевной, выданной замуж, причём за границу. Была замужем за герцогом Карлом Леопольдом Мекленбург-Шверинским (1678—1747), их дочь Анна Леопольдовна была матерью императора Ивана VI Антоновича, номинально царствовавшего в 1740—1741. Скончалась на 42-м году жизни, похоронена рядом с матерью в Александро-Невской лавре (Благовещенская церковь Александро-Невской лавры).
Царевна Анна Иоанновна (28 января 1693 — 17 октября 1740) — четвёртая дочь Ивана V, вторая выжившая. Императрица Российской империи в 1730—1740. Получила родовое имя «Анна» в честь тетки царевны Анны Алексеевны. Выдана замуж за границу, её мужем стал Фридрих Вильгельм (герцог Курляндский). Осталась бездетной. Скончалась на 48-году жизни, была похоронена в Петропавловском соборе в Петербурге.
Царевна Прасковья Иоанновна (24 сентября 1694— 8 октября 1731) — пятая дочь Ивана V, третья выжившая. Получила имя «Прасковья» в честь своей матери. Была замужем за генерал-аншефом Иваном Ильичом Старшим Дмитриевым-Мамоновым (1680—1730), происходящим из древнего русского рода Рюриковичей, утратившего княжеский титул. Это был первый и на долгое время единственный неравнородный брак Романовых (не считая Марты Скавронской). Скончалась в 36 лет, погребена в Вознесенском монастыре в Москве.

Дети Ивана V

Дети Ивана V и Прасковьи Салтыковой — последнее бесспорно легитимное поколение русских царевен, по очерёдности предшествующее дочерям Петра I (половина которых была рождена вне брака, или же получили уже императорский титул «цесаревна» и «великая княжна»).

В семье царя родилось 5 дочерей, 3 из которых выжили.

Мария

Крещена 25 марта 1689 года в Чудовом монастыре патриархом Иоакимом, крёстными были дядя царевны Пётр I и двоюродная бабушка царевна Татьяна Михайловна. Получила традиционное для Романовых имя «Мария».

Умерла, немного не дожив до трёх лет. Была похоронена в северо-западном углу Вознесенского собора в Вознесенском монастыре Московского Кремля рядом со своей сестрой Феодосией. В 1929 году останки Марии вместе с останками других женщин царского рода перед сносом Вознесенского собора были перенесены в подклет Архангельского собора.

Эпитафия на белокаменной плите гласит: «Лета 7200 февраля 13 с пятницы на субботу в 6 часу нощи преставися благоверного великого государя и великого князя Иоанна Алексеевича всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца дщерь благоверная государыня царевна и великая княжна Мария Иоанновна и погребена на сем месте февраля в 14 день».

Погребение Марии Ивановны представляет интерес с точки зрения хорошо сохранившейся детской одежды конца XVII века. Девочка покоится в массивном саркофаге-ящике, внутри которого стоял деревянный гроб с двускатной крышкой. Прекрасно сохранилась одежда младенца, особенно верхний кафтанчик из струйной объяри, обшитый по вороту, бортам и подолу золотым и серебряным кружевом. Сохранились фрагменты нижней рубашки со множеством медных позолоченных пуговок и золотым и серебряным кружевом на подоле и рукавах.

Сохранился также налобный венчик царевны с шитой надписью: «Святый Боже, святый крепкий, святый бессмертный, помилуй нас».

Феодосия

Царевна Феодосия Ивановна (4 (14) июня 1690, Москва — 12 (22) мая 1691, там же) — вторая дочь царя Ивана V.

Получила имя «Феодосия» в честь своей тетки царевны Феодосии Алексеевны, унаследовавшей имя из семьи Стрешневых.

В Третьяковской галерее хранится её мерная икона — «Святая Феодосия» (1690), худ. Кирилл Уланов.

Умерла в детстве, немного не дожив до одного года. Была похоронена в северо-западном углу Вознесенского собора в Вознесенском монастыре Московского Кремля рядом со своей сестрой Марией. В 1929 году останки вместе с останками других женщин царского рода перед сносом Вознесенского собора были перенесены в подклет Архангельского собора.

Надпись на надгробии гласит: «Лета 7199 году майя во 12 день на память иже во святых отец наших Епифания и Германа во вторник в пятом часу дня преставися раба божия благовернаго государя царя и великого князя Иоанна Алексеевича всея великия и малыя и белыя России самодержца и благоверные великия государыни царицы и великия княгини Параскевы Феодоровны дщерь Феодосия Иоанновна…»

Надпись на крышке саркофага повторяет её: «Лета 7199 майя в 12 ден во вторник в пятом часу дня на память святых отец Епифания Ермона преставис благовернаго государя царя и великого князя Иоанна Алексеевича всея великия и малыя и белыя Росии самодержца и благоверные государыни царицы и великие княгини Параскевы Феодоровны дщерь благоверная государыня царевна и великая княжна Феодосия Иоанновна и погребена майя в 13 день».

Сохранилось блюдо, которое ставилось на её могилу.

Екатерина

Основная статья: Екатерина Иоанновна

Царевна Екатерина Иоанновна (29 октября 1691, Москва — 14 июня 1733, Санкт-Петербург) — третья дочь Ивана V, старший выживший ребёнок.

Второй в роду получила имя «Екатерина» — в честь тётки по отцу царевны Екатерины Алексеевны.

В рамках новой династической политики Петра I стала первой русской царевной, выданной замуж, причём за границу. Была замужем за герцогом Карлом Леопольдом Мекленбург-Шверинским (1678—1747), их дочь Анна Леопольдовна была матерью императора Ивана VI Антоновича, номинально царствовавшего в 1740—1741.

Скончалась на 42-м году жизни, похоронена рядом с матерью в Александро-Невской лавре (Благовещенская церковь Александро-Невской лавры).

Анна

Основная статья: Анна Иоанновна

Царевна Анна Иоанновна (28 января 1693 — 17 октября 1740) — четвёртая дочь Ивана V, вторая выжившая. Императрица Российской империи в 1730—1740.

Получила родовое имя «Анна» в честь тетки царевны Анны Алексеевны. Выдана замуж за границу, её мужем стал Фридрих Вильгельм (герцог Курляндский). Осталась бездетной.

Скончалась на 48-году жизни, была похоронена в Петропавловском соборе в Петербурге.

Прасковья

Основная статья: Прасковья Иоанновна

Царевна Прасковья Иоанновна (24 сентября 1694— 8 октября 1731) — пятая дочь Ивана V, третья выжившая.

Получила имя «Прасковья» в честь своей матери.

Была замужем за генерал-аншефом Иваном Ильичом Старшим Дмитриевым-Мамоновым (1680—1730), происходящим из древнего русского рода Рюриковичей, утратившего княжеский титул. Это был первый и на долгое время единственный неравнородный брак Романовых (не считая Марты Скавронской).

Скончалась в 36 лет, погребена в Вознесенском монастыре в Москве.

Источники

Напишите отзыв о статье «Дети Ивана V»

Царевичи и царевны: Ивана IV ← Михаила ← Алексея ← Дети Ивана V → Петра I

Мария • Феодосия • Екатерина • Анна • Прасковья

Отрывок, характеризующий Дети Ивана V

– Ежели бы вы мне сказали давно, маменька, я бы тотчас ушла, – сказала она, и пошла в свою комнату.
Но, проходя мимо диванной, она заметила, что в ней у двух окошек симметрично сидели две пары. Она остановилась и презрительно улыбнулась. Соня сидела близко подле Николая, который переписывал ей стихи, в первый раз сочиненные им. Борис с Наташей сидели у другого окна и замолчали, когда вошла Вера. Соня и Наташа с виноватыми и счастливыми лицами взглянули на Веру.
Весело и трогательно было смотреть на этих влюбленных девочек, но вид их, очевидно, не возбуждал в Вере приятного чувства.
– Сколько раз я вас просила, – сказала она, – не брать моих вещей, у вас есть своя комната.

Она взяла от Николая чернильницу.
– Сейчас, сейчас, – сказал он, мокая перо.
– Вы всё умеете делать не во время, – сказала Вера. – То прибежали в гостиную, так что всем совестно сделалось за вас.
Несмотря на то, или именно потому, что сказанное ею было совершенно справедливо, никто ей не отвечал, и все четверо только переглядывались между собой. Она медлила в комнате с чернильницей в руке.
– И какие могут быть в ваши года секреты между Наташей и Борисом и между вами, – всё одни глупости!
– Ну, что тебе за дело, Вера? – тихеньким голоском, заступнически проговорила Наташа.
Она, видимо, была ко всем еще более, чем всегда, в этот день добра и ласкова.
– Очень глупо, – сказала Вера, – мне совестно за вас. Что за секреты?…
– У каждого свои секреты. Мы тебя с Бергом не трогаем, – сказала Наташа разгорячаясь.
– Я думаю, не трогаете, – сказала Вера, – потому что в моих поступках никогда ничего не может быть дурного. А вот я маменьке скажу, как ты с Борисом обходишься.
– Наталья Ильинишна очень хорошо со мной обходится, – сказал Борис. – Я не могу жаловаться, – сказал он.
– Оставьте, Борис, вы такой дипломат (слово дипломат было в большом ходу у детей в том особом значении, какое они придавали этому слову); даже скучно, – сказала Наташа оскорбленным, дрожащим голосом. – За что она ко мне пристает? Ты этого никогда не поймешь, – сказала она, обращаясь к Вере, – потому что ты никогда никого не любила; у тебя сердца нет, ты только madame de Genlis (это прозвище, считавшееся очень обидным, было дано Вере Николаем), и твое первое удовольствие – делать неприятности другим. Ты кокетничай с Бергом, сколько хочешь, – проговорила она скоро.
– Да уж я верно не стану перед гостями бегать за молодым человеком…
– Ну, добилась своего, – вмешался Николай, – наговорила всем неприятностей, расстроила всех. Пойдемте в детскую.
Все четверо, как спугнутая стая птиц, поднялись и пошли из комнаты.
– Мне наговорили неприятностей, а я никому ничего, – сказала Вера.
– Madame de Genlis! Madame de Genlis! – проговорили смеющиеся голоса из за двери.
Красивая Вера, производившая на всех такое раздражающее, неприятное действие, улыбнулась и видимо не затронутая тем, что ей было сказано, подошла к зеркалу и оправила шарф и прическу. Глядя на свое красивое лицо, она стала, повидимому, еще холоднее и спокойнее.
В гостиной продолжался разговор.
– Ah! chere, – говорила графиня, – и в моей жизни tout n’est pas rose. Разве я не вижу, что du train, que nous allons, нашего состояния нам не надолго! И всё это клуб, и его доброта. В деревне мы живем, разве мы отдыхаем? Театры, охоты и Бог знает что. Да что обо мне говорить! Ну, как же ты это всё устроила? Я часто на тебя удивляюсь, Annette, как это ты, в свои годы, скачешь в повозке одна, в Москву, в Петербург, ко всем министрам, ко всей знати, со всеми умеешь обойтись, удивляюсь! Ну, как же это устроилось? Вот я ничего этого не умею.
– Ах, душа моя! – отвечала княгиня Анна Михайловна. – Не дай Бог тебе узнать, как тяжело остаться вдовой без подпоры и с сыном, которого любишь до обожания. Всему научишься, – продолжала она с некоторою гордостью. – Процесс мой меня научил. Ежели мне нужно видеть кого нибудь из этих тузов, я пишу записку: «princesse une telle желает видеть такого то» и еду сама на извозчике хоть два, хоть три раза, хоть четыре, до тех пор, пока не добьюсь того, что мне надо. Мне всё равно, что бы обо мне ни думали.

– Ну, как же, кого ты просила о Бореньке? – спросила графиня. – Ведь вот твой уже офицер гвардии, а Николушка идет юнкером. Некому похлопотать. Ты кого просила?
– Князя Василия. Он был очень мил. Сейчас на всё согласился, доложил государю, – говорила княгиня Анна Михайловна с восторгом, совершенно забыв всё унижение, через которое она прошла для достижения своей цели.
– Что он постарел, князь Василий? – спросила графиня. – Я его не видала с наших театров у Румянцевых. И думаю, забыл про меня. Il me faisait la cour, – вспомнила графиня с улыбкой.
– Всё такой же, – отвечала Анна Михайловна, – любезен, рассыпается. Les grandeurs ne lui ont pas touriene la tete du tout. «Я жалею, что слишком мало могу вам сделать, милая княгиня, – он мне говорит, – приказывайте». Нет, он славный человек и родной прекрасный. Но ты знаешь, Nathalieie, мою любовь к сыну. Я не знаю, чего я не сделала бы для его счастья. А обстоятельства мои до того дурны, – продолжала Анна Михайловна с грустью и понижая голос, – до того дурны, что я теперь в самом ужасном положении. Мой несчастный процесс съедает всё, что я имею, и не подвигается. У меня нет, можешь себе представить, a la lettre нет гривенника денег, и я не знаю, на что обмундировать Бориса. – Она вынула платок и заплакала. – Мне нужно пятьсот рублей, а у меня одна двадцатипятирублевая бумажка. Я в таком положении… Одна моя надежда теперь на графа Кирилла Владимировича Безухова. Ежели он не захочет поддержать своего крестника, – ведь он крестил Борю, – и назначить ему что нибудь на содержание, то все мои хлопоты пропадут: мне не на что будет обмундировать его.
Графиня прослезилась и молча соображала что то.
– Часто думаю, может, это и грех, – сказала княгиня, – а часто думаю: вот граф Кирилл Владимирович Безухой живет один… это огромное состояние… и для чего живет? Ему жизнь в тягость, а Боре только начинать жить.
– Он, верно, оставит что нибудь Борису, – сказала графиня.
– Бог знает, chere amie! Эти богачи и вельможи такие эгоисты. Но я всё таки поеду сейчас к нему с Борисом и прямо скажу, в чем дело. Пускай обо мне думают, что хотят, мне, право, всё равно, когда судьба сына зависит от этого. – Княгиня поднялась. – Теперь два часа, а в четыре часа вы обедаете. Я успею съездить.
И с приемами петербургской деловой барыни, умеющей пользоваться временем, Анна Михайловна послала за сыном и вместе с ним вышла в переднюю.
– Прощай, душа моя, – сказала она графине, которая провожала ее до двери, – пожелай мне успеха, – прибавила она шопотом от сына.
– Вы к графу Кириллу Владимировичу, ma chere? – сказал граф из столовой, выходя тоже в переднюю. – Коли ему лучше, зовите Пьера ко мне обедать. Ведь он у меня бывал, с детьми танцовал. Зовите непременно, ma chere. Ну, посмотрим, как то отличится нынче Тарас. Говорит, что у графа Орлова такого обеда не бывало, какой у нас будет.
– Mon cher Boris, – сказала княгиня Анна Михайловна сыну, когда карета графини Ростовой, в которой они сидели, проехала по устланной соломой улице и въехала на широкий двор графа Кирилла Владимировича Безухого. – Mon cher Boris, – сказала мать, выпрастывая руку из под старого салопа и робким и ласковым движением кладя ее на руку сына, – будь ласков, будь внимателен. Граф Кирилл Владимирович всё таки тебе крестный отец, и от него зависит твоя будущая судьба. Помни это, mon cher, будь мил, как ты умеешь быть…
– Ежели бы я знал, что из этого выйдет что нибудь, кроме унижения… – отвечал сын холодно. – Но я обещал вам и делаю это для вас.
Несмотря на то, что чья то карета стояла у подъезда, швейцар, оглядев мать с сыном (которые, не приказывая докладывать о себе, прямо вошли в стеклянные сени между двумя рядами статуй в нишах), значительно посмотрев на старенький салоп, спросил, кого им угодно, княжен или графа, и, узнав, что графа, сказал, что их сиятельству нынче хуже и их сиятельство никого не принимают.
– Мы можем уехать, – сказал сын по французски.
– Mon ami! – сказала мать умоляющим голосом, опять дотрогиваясь до руки сына, как будто это прикосновение могло успокоивать или возбуждать его.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх