Помост

Вопросы веры

Рождественские рассказы и сказки

Новогодние Рождественские и зимние сказки

Новогодняя сказка. Новогодняя ночь

Встреча Нового Года (лесная сказка)

Ежевичная поляна. Снежный бал

Зимняя история про Машу и Витю

Рождество в домике Петсона

Механический Дед Мороз

Рождественская каша

Счастливого Рождества! Жили-были кролики.

Винни Пух Дисней — Сказка про Рождество

Ёлка. Сказки Сутеева

Мороз Иванович

Зима

Щелкунчик смотреть

Зимняя сказка

Новый Год в зоопарке. А.Усачев

Двенадцать месяцев

Портной из Глостера

Рукавичка

Снежная королева

Новогодняя сказка про троллей

Зимняя сказка. Монах Лазарь

Зимняя сказка-рассказ с загадками

Новогодние приключения Скрипки

Морозко

Ангелина встречает Рождество

Ангелина на катке

Ёжик-Ёлка

Поросёнок в колючей шубке

Ёжик и Медвежонок. Зимняя сказка

На горке Н.Носов

Новогодняя сказка про помощь Деду Морозу

Чебурашка-лыжник

Ночь перед Рождеством. The Night Before Christmas

Медвежонок Паддингтон и Рождество

Сказки о зиме. Пляцковский и картинки Сутеева

В гостях у Санта-Клауса

Новогодний переполох

Зимняя сказка о ёжике Арни

Самый лучший подарок к Новому Году

Сказки Лисьего Леса — Приключения в Лисьем Лесу

Папа, когда придет Дед Мороз

Снежный зайчик. Сказки Сутеева.

Новогодние мультфильмы и фильмы

Новогодние мультфильмы

Рождественские фильмы

Рождественские мультфильмы

Зимние мультфильмы

Стихи про Новый Год

Как аист на Новый Год опоздал

Зайкина Шуба. С.Мурадян

Веселый Новый Год. Альф Прёйсен

Стихи о елке, о бедном волке, о стрекозе и о бедной козе. Е. Благинина

Ёлка. Корней Чуковский

Зайка. Ф.Берг

Чародейкою Зимою Ф. Тютчев

Некрасов. Мороз-воевода

Стихи о зиме Пушкина

Поет зима — аукает. Есенин

Стихи про Деда Мороза и Снегурочку и про Новый Год

Зимняя сказка про сказочный лес. Л.Уланова, илл. Ольга Ионайтис

Снег да снег. Александр Блок для малышей

6 отличных рождественских рассказов (известных и не очень)

Рождественские рассказы — это особый жанр, который каждый писатель понимает по-своему. Одни считают, что в конце должно обязательно случаться доброе волшебство, другие — что рассказ должен напоминать о тех, кому в Рождество не так уж весело. «Мел» собрал шесть разных рассказов — радостных, печальных, поучительных, — которые можно читать и обсуждать с детьми предрождественскими вечерами.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

1. Джанни Родари «Путешествие Голубой Стрелы»

«Если будешь плохо себя вести, твои игрушки уйдут к другому мальчику», — возможно, эта угроза в детстве заставляла кого-то вовремя ложиться спать и убираться в комнате. Но если бы игрушки на самом деле могли выбирать хозяев: вряд ли главным критерием было бы послушание.

Жёлтый Медвежонок, великий вождь Серебряное перо, тряпичный пёс Кнопка и три Марионетки целый год гадают, к кому же они попадут под ёлку, наблюдая за детьми, проходящими у витрины магазина игрушек. В оригинале сказки итальянского детского писателя Джанни Родари они ждут Рождества, а в русском переводе — Нового года.

Хозяйничает в магазине Фея — правда, не воздушное создание с крылышками, как можно подумать, а «благовоспитанная старая синьора». Добродушная, но скуповатая. Это означает, что маленькому Франческо Монти совершенно точно не полагается никакого подарка на Новый год, ведь его фамилия записана в долговой книге. За два прошлых года мама Франческо уже задолжала Фее за игрушечный волчок и лошадку.

Но игрушки не видели долговой книги, а видели только печальные глаза мальчика, который каждый день приходил к витрине посмотреть на чудесный электрический поезд с двумя шлагбаумами и вокзалом, названный Феей «Голубой стрелой». Узнав, что Фея собирается оставить его без подарка, игрушки решают сами устроить ему настоящее чудо и подарить ему самих себя.

» — Но это бунт! — воскликнул Генерал. — Я никак не могу позволить подобную вещь. Предлагаю повиноваться моим приказам!

— А дальше?

— Дальше? Ничего! Нужно быть дисциплинированными!

— И отправляться туда, куда нас отнесёт Фея? Тогда Франческо и в этом году ничего не получит, ведь его фамилия записана в долговой книге…

— Тысяча китов!..»

2. Фёдор Достоевский «Мальчик у Христа на ёлке»

Пусть история про «Христову ёлку» и выдуманная, но мальчик в ней самый настоящий — маленький попрошайка лет семи, которого писатель несколько раз встречал на одном и том же углу. Это рассказ о нём и о других мальчиках и девочках, которым очень хочется кружиться вокруг ёлки, смеяться и разворачивать свёртки с подарками. Но они только смотрят на других мальчиков и девочек в нарядных платьях, сплющив нос об стекло, и стоят у витрин, пока руки без варежек не заболят от холода. А дома их ждут только побои и ругань. И однажды они тоже попадают на ёлку, где всё хорошо, и всё блестит и сияет, и их матери смотрят на них и радостно смеются.

» — Пойдём ко мне на ёлку, мальчик, — прошептал над ним вдруг тихий голос.

…У Христа всегда в этот день ёлка для маленьких деточек, у которых там нет своей ёлки… — И узнал он, что мальчики эти и девочки все были всё такие же, как он, дети, но одни замёрзли ещё в своих корзинах, в которых их подкинули на лестницы к дверям петербургских чиновников, другие задохлись у чухонок, от воспитательного дома на прокормлении, третьи умерли у иссохшей груди своих матерей, во время самарского голода, четвёртые задохлись в вагонах третьего класса от смраду, и все-то они теперь здесь».

3. Чарльз Диккенс «Рождественская песнь»

Знаменитый скряга Скрудж, чьё имя стало нарицательным для жадных дельцов, впервые появился в рождественском рассказе Диккенса. И появился он не просто так. В 40-х годах ХХ века на английских фабриках были очень тяжёлые условия труда, в том числе и детского, и писателя попросили выступить за закон об ограничении рабочего дня. Так появился цикл рождественских повестей, первой из которых стала история про старого скупердяя Скруджа.

Для Скруджа Рождество — пустая суета, ведь этот день не приносит никакой выгоды, одни расходы. В сочельник он неохотно отпускает своего работника из конторы к семье, а сам отправляется домой в одиночестве. Дома его навещает дух его покойного компаньона, при жизни бывшего таким же чёрствым, как Скрудж. Дух предупреждает Скруджа, что после смерти его ждут ужасные мучения, если он не перестанет быть равнодушным к чужим несчастьям. В следующие три ночи Скрудж вместе с духами путешествует по прошлому, настоящему и будущему и узнаёт мир, которого он не видел за облигациями и ценными бумагами.

«Скрудж, глядя на самого себя в ребячьем возрасте, вдруг преисполнился жалости и, повторяя: — Бедный, бедный мальчуган! — снова заплакал. — Как бы я хотел… — пробормотал он затем, утирая глаза рукавом, и сунул руку в карман. Потом, оглядевшись по сторонам, добавил: — Нет, теперь уж поздно.

— А чего бы ты хотел? — спросил его Дух.

— Да ничего, — отвечал Скрудж. — Ничего. Вчера вечером какой-то мальчуган запел святочную песню у моих дверей. Мне бы хотелось дать ему что-нибудь, вот и всё».

4. Павел Засодимский «Метель и вьюга»

Девочка Маша живёт в неродной семье в Собачьем переулке, и под Рождество с ней случается та же история, что изменила жизнь Козетты из романа Гюго. Хозяйка отправляет её в мороз купить свечей, и, споткнувшись, девочка теряет монетку. Теперь и свечку не купить, и домой возвращаться страшно –побьют. Замёрзшую Козетту находит беглый каторжник Жан Вальжан, а Машу, которая шарит руками в снегу, — простой рабочий Иван. Рабочий скучает по умершему три года назад младшему брату. Он забирает девочку к себе, называет её сестрой, и наряжает для неё первую в жизни рождественскую ёлку.

«На этой ёлке горела дюжина разноцветных восковых свечей да висели грецкие орехи, пряники и леденцы; были, впрочем, между ними и две или три конфеты с раскрашенными картинками. Эта скромная ёлочка показалась Маше восхитительной. Такой радости на святках у неё ещё никогда отроду не бывало, по крайней мере, она не помнит. Маша забыла и хозяйку, и жестокого хозяйкиного брата, и метель, и вьюгу, бушевавших за окном, забыла своё горе и слезы и бегала вокруг ёлки, хлопая в ладоши и наклоняя к себе то одну, то другую зелёную веточку».

5. Ганс Христиан Андерсен «Ёлка»

Каким будет Рождество, если взглянуть на него глазами рождественской ёлки? Ведь до того, как её выбрали, принесли домой и украсили мишурой, у неё была своя, лесная жизнь. Она росла, тянулась к солнцу и гадала, куда попадают деревья после того, как люди срубают их топором.

Ёлка в рассказе Андерсена — особа тщеславная. Она не радуется своей молодости и свежести, а только ждёт, когда наконец вырастет такой большой и красивой, что люди заметят её. По рассказам воробьёв она знает, что будет стоять в тёплой комнате и сиять светом тысячи свечей. Наконец, ёлку срубают, но её счастье оказывается недолгим. Из тёплой и светлой гостиной её вскоре убирают в чулан, а потом и вовсе выбрасывают. Но ёлке всё время кажется, что впереди её ждёт нечто особенное.

«„Уж теперь-то я заживу“, — радовалась ёлка, расправляя ветви. А ветви-то были все высохшие да пожелтевшие, и лежала она в углу двора в крапиве и сорняках. Но на верхушке у неё всё ещё сидела звезда из золочёной бумаги и сверкала на солнце».

6. Александр Куприн «Бедный принц»

На самом деле Даня не принц, а самый обычный мальчик. И совсем не бедный — во всяком случае, растёт в благополучной семье, и на Рождество его ждёт наряженная ёлка и весёлый праздник с другими нарядными детьми. Но устраивают этот праздник взрослые, которые совсем ничего не понимают в веселье, — наверняка заставят водить хороводы и организованно хлопать в ладоши.

«Да и что весёлого, по правде сказать, в этой ёлке? Ну, придут знакомые мальчики и девочки и будут притворяться, в угоду большим, умными и воспитанными детьми… За каждым гувернантка или какая-нибудь старенькая тётя… Заставят говорить все время по-английски… Затеют какую-нибудь прескучную игру, в которой непременно нужно называть имена зверей, растений или городов, а взрослые будут вмешиваться и поправлять маленьких».

Дане скучно ходить вокруг ёлки, ведь он уже совсем большой и мечтает стать авиатором или полярником. Больше всего Дане хочется присоединиться к уличным мальчишкам из соседнего дома — детям сапожников, дворников и прачек. Он слышал от няньки, что под Рождество они все вместе отправляются колядовать с самодельной разноцветной звездой и вертепом со свечкой внутри. Дане запрещено общаться с «дурными детьми», и глядя на них из окна он кажется сам себе заколдованным принцем, который вынужден жить в скучном, хоть и богатом царстве.

«Безумно смелая мысль мелькает в голове Дани, — настолько смелая, что он на минуту даже прикусывает нижнюю губу, делает большие, испуганные глаза и съёживается. Но разве в самом деле он не авиатор и не полярный путешественник? Ведь рано или поздно придётся же откровенно сказать отцу: „Ты, папа, не волнуйся, пожалуйста, а я сегодня отправляюсь на своём аэроплане через океан“. Сравнительно с такими страшными словами, одеться потихоньку и выбежать на улицу — сущие пустяки».

7 рождественских сказок, которые нужны вашим детям

Скоро Новый год и Рождество, а это значит, что ребёнок обязательно попросит вас рассказать волшебную зимнюю историю. Можно почитать ему вслух, но ещё лучше — послушать сказку вместе. Для спецпроекта «Мела» и Storytel литературный критик Лиза Биргер рассказала, почему сказки — это так важно, и выбрала самые добрые и полезные истории.

Рассылка «Мела» Мы отправляем нашу интересную и очень полезную рассылку два раза в неделю: во вторник и пятницу

Вам точно читали сказки в детстве, но вы вряд ли задумывались, как много они значат. Сказка — это развлечение и одновременно урок, который легко понять. Одно из самых простых средств воспитания, какие только можно придумать. Сказки объясняют такие понятия как доброта, надежда и сострадание — задача, с которой часто не могут справиться мультфильмы и кино.

Эти волшебные истории произошли от первобытных мифов, так что первые сказки взрослые рассказывали друг другу. Но сейчас они нужны в первую очередь детям. И особенно под Рождество, когда каждый ребёнок ждёт чудес (вы тоже их ждёте, но мы никому не скажем).

1. «Путешествие Голубой стрелы»

Джанни Родари, Италия

В рождественскую ночь игрушки бегут из магазина Феи, чтобы подарить себя бедному мальчику Франческо. Их ждут настоящие приключения: ограбление, погоня, крушение поезда, подвиги и блуждания в тёмной снежной ночи. Но всё равно главное чудо здесь — сами ожившие игрушки. Это волшебный поезд «Голубая стрела», вождь игрушек Серебряное перо и Полубородый Капитан с его цветистыми ругательствами. Как всегда у Джанни Родари, его сказка с затейливыми сюжетными поворотами — про добро и способность к пониманию, состраданию и сочувствию. Всё это есть в каждом из героев.

» — Так вот, — проговорил Желтый Медвежонок, ещё раз кашлянув, чтобы скрыть своё смущение, — по правде сказать, слишком длительные путешествия мне не нравятся. Я уже устал бродить по свету и хотел бы отдохнуть. Не кажется ли вам, что я мог бы остаться здесь?

Бедный Жёлтый Медвежонок! Он хотел выдать себя за хитреца, хотел скрыть своё доброе сердце. Кто знает, почему люди с добрым сердцем всегда стараются скрыть это от других?».

2. «Жизнь и приключения Санта-Клауса в лесу Бурже, а также за его пределами»

Френк Баум, Америка

Есть легенда, что отмечать Рождество с Сантой придумала в 30-х годах прошлого века компания Coca-Cola. Во времена сухого закона ей важно было убедить соотечественников, что праздник без алкоголя тоже может быть делом весёлым. Но на самом деле первую поэму про Санта-Клауса опубликовал аж в 1882 году американский поэт Клемент Мур, а его полную биографию написал в 1902 Френк Баум, известный нам по книге о волшебной стране Оз. Маленький найдёныш, Клаус, попадает в волшебный лес Бурже, бессмертные обитатели которого воспитывают его как родного. Он очень любит детей, заботится о них и дарит им подарки. Да так увлекается, что находит себе в помощь волшебных оленей и раз в год решает развозить подарки всем детям мира. Впрочем, и на этом его история не заканчивается — Санта-Клаус становится настоящим магическим героем, получившим бессмертие.

«Лес Бурже необъятный, величественный и страшный для тех, кто в нём оказался. С залитой солнцем поляны забредаешь в его лабиринты — сначала он кажется угрюмым, потом приятным, и постепенно открываешь, что он полон бесчисленных сокровищ.

Сотни лет стоит он в своём великолепии, храня тишину, которая нарушается только шорохом бурундуков, ворчаньем диких зверей и пением птиц.

Но есть здесь и другие обитатели. Природа с самого начала заселила Лес феями и нимфами, карликами-нуками и коротышками-рилами. И пока Бурже стоит, он будет и домом, и убежищем, и местом для игр этих милых бессмертных созданий, которые припеваючи живут в его чаще».

3. «Щелкунчик»

Эрнст Теодор Амадей Гофман, Германия

Готические сказки Гофмана не устаревают со временем. Тем более обидно, что читаем мы их — даже «Щелкунчика» — чаще всего только в адаптациях. Но если к новогодним каникулам у вас уже припасен билет на балет, то настала пора разобраться, что там за Дроссельмейер, что не поделили Щелкунчик с Мышиным Королём и при чём тут младенец Христос.

«Дети отлично знали, что родители накупили им всяких чудесных подарков и сейчас расставляют их на столе; но в то же время они не сомневались, что добрый младенец Христос осиял всё своими ласковыми и кроткими глазами и что рождественские подарки, словно тронутые его благостной рукой, доставляют больше радости, чем все другие. Про это напомнила детям, которые без конца шушукались об ожидаемых подарках, старшая сестра Луиза, прибавив, что младенец Христос всегда направляет руку родителей, и детям дарят то, что доставляет им истинную радость и удовольствие; а об этом он знает гораздо лучше самих детей, которые поэтому не должны ни о чём ни думать, ни гадать, а спокойно и послушно ждать, что им подарят. Сестрица Мари призадумалась, а Фриц пробормотал себе под нос: „А всё-таки мне бы хотелось гнедого коня и гусаров“».

4. «Зимняя сказка»

Сакариас Топелиус, Финляндия

Сказками Сакариуса Топелиуса зачитывались наши бабушки ещё до революции. Этот финский поэт и писатель сочинял истории для детей в середине позапрошлого века. А ещё он придумал финский флаг — сине-белую полоску, под цвет финских снегов и озёр. Под конец жизни Топелиус проникся религией, потому не удивляйтесь, слушая, как грозный горный король и бесстрашный пастор сражаются за душу маленького лопарёнка. Но изначально сказки у писателя были языческими по духу, населёнными удивительными малыми существами. Здесь у каждой сосны есть душа, за каждым кустом живёт какой-нибудь волшебный народец, и солнце светит, кому захочет, отогревая ледяные сердца своим теплом.

» — Ты лжёшь, Горный король, ты лжёшь! Хоть ты и взрослый и огромный, а всё равно — лжёшь! Вчера я видел свет среди туч, свет — предвестник Солнца! Солнце не умерло! А твоя борода к середине лета, ко дню летнего солнцестояния, растает!

При этих словах чело Горного короля потемнело. Позабыв все законы, он поднял было длинную грозную руку, чтобы сокрушить Сампо-Лопаренка. Но в тот же миг Северное сияние начало блекнуть. Алая полоска переместилась высоко на небе и засветила Горному королю прямо в его мерзлое лицо, ослепило внезапно и заставило опуститься его руку. И тогда стало видно, как Солнце медленно и величественно поднимается на краю неба, освещая горы, дикие пустоши, троллей и маленького смелого Сампо-Лопаренка. В один миг озарился светом и снег, словно на него пролился дождь из многих миллионов роз, и в глазах у всех, проникая в самое сердце каждого, засияло Солнце. Даже те, кто больше всех радовались, что Солнце мертво, теперь уже искренне улыбались ему».

5. «Двенадцать месяцев»

Самуил Маршак, Россия

В России есть своя давняя традиция святочных рассказов: хоть Морозко вспомни, хоть Мороза Ивановича. Хоть Гоголя, хоть Куприна. Но даже среди них сказка Маршака стоит особняком. Написанная в самый разгар войны, в 1942–1943 годах, она исполнена какого-то удивительного оптимизма. Будто и конец зимы близок, и добро всегда окажется вознаграждено, и зло такое мелкое, детское, и кто-то нас всех хранит.

«Профессор: Ваше величество!

Королева: Что такое?

Профессор: Это недостойный поступок, ваше величество! Велите отдать этой девушке шубку, которую вы ей подарили, и кольцо, которым она, видимо, очень дорожит, а сами поедем домой. Простите меня, но ваше упрямство не доведёт нас до добра!

Королева: Ах, так это я упрямая?

Профессор: А кто же, осмелюсь спросить?

Королева: Вы, кажется, забыли, кто из нас королева — вы или я, — и решаетесь заступаться за эту своевольную девчонку, а мне говорить дерзости!.. Вы, кажется, забыли, что слово «казнить» короче, чем слово «помиловать»!».

6. «Гимн Рождеству»

Чарльз Диккенс, Англия

Историю о скупом Скрудже и духах настоящего, прошлого и будущего Чарльз Диккенс опубликовал в 1843 году. Она навсегда изменила наше представление о рождественской сказке: теперь в ней всегда будет место привидениям и духовным перерождениям. Это ещё и самый простой для восприятия текст Диккенса (ни один бедный сиротка в ходе действия не пострадает). Настоящим подарком на этой записи становится её соседство с «Ночью перед Рождеством» Гоголя и «Жемчужным ожерельем» Лескова (ударный рождественский десант).

«Уж кого-кого, а Скруджа на мякине не проведёшь! Ну и скрягой же он был, этот Скрудж! Вот уж кто умел выжимать соки, вытягивать жилы, вколачивать в гроб, загребать, захватывать, заграбастывать, вымогать… Умел, умел старый грешник! Это был не человек, а кремень. Да, он был холоден и твёрд, как кремень, и ещё никому ни разу в жизни не удалось высечь из его каменного сердца хоть искру сострадания. Скрытный, замкнутый, одинокий — он прятался как устрица в свою раковину. Душевный холод заморозил изнутри старческие черты его лица, заострил крючковатый нос, сморщил кожу на щеках, сковал походку, заставил посинеть губы и покраснеть глаза, сделал ледяным его скрипучий голос. И даже его щетинистый подбородок, редкие волосы и брови, казалось, заиндевели от мороза. Он всюду вносил с собой эту леденящую атмосферу. Присутствие Скруджа замораживало его контору в летний зной, и он не позволял ей оттаять ни на полградуса даже на весёлых святках».

7. «Серебряные коньки»

Мэри Элизабет Мейпс Додж, Голландия

Американка Мэри Элизабет Мейпс Додж сочинила сентиментальную историю о брате и сестре Хансе и Гретель, мечтающих о серебряных коньках в канун Рождества, как этнографическую экскурсию. Писательница рассказывает о жизни в Голландии, в которой сама, кстати сказать, никогда не была. Но это не мешало поколениям читателей, в том числе и советских, зачитываться приключениями бедного, но такого доброго семейства Бринкеров. Взрослому человеку вся эта история может на первый взгляд показаться каким-то мексиканским сериалом. Потерянная память, блудный сын, исчезнувшее семейное сокровище… Но детям такой уровень сентиментальности всегда приходится по нраву.

«Друзья величали его „Санта-Клаус“, а наиболее близкие осмеливались называть „Старый Ник“. Говорят, он впервые пришёл к нам из Голландии. Несомненно, так оно и было; но, подобно многим другим иностранцам, он, высадившись на наш берег, резко изменил свои повадки. В Голландии святой Николаас — настоящий святой и зачастую появляется там в полном парадном облачении: в расшитых одеждах, сверкающих золотом и драгоценными камнями, в митре, с посохом и в перчатках, украшенных самоцветами».

Рождество — самый важный и радостный христианский праздник. Ведь он прославляет рождение Человека и Бога в одном лице Иисуса Христа. Отмечают его 6 января. Ночь накануне Рождества считается волшебной. И если в эту ночь загадать доброе, милое, мудрое желание, оно обязательно сбудется.

Ведь именно любви, доброте и мудрости учил людей Иисус Христос.

Этот праздник отмечают всей семьей, поэтому дети должны знать его историю, традиции, обычаи.

Сегодня мы расскажем историю Рождества Христова для детей.

Кто такой Иисус?

Иисус – это и Человек, и Бог одновременно. Это сын Бога. Он был послан на Землю для того, чтобы спасти всех людей и за это ему пришлось погибнуть. Жил Иисус давно, более двух тысяч лет назад, но мы помним о нем и о том, что он пожертвовал собой, ради всего человечества.

Что же такое Рождество?

Рождество отмечается 7 января — это День Рождения Иисуса. Хотя точной даты рождения Христа никто не знает. В некоторых странах Рождество отмечают 25 декабря по старому стилю.

История рождения Иисуса, история Рождества для детей

Родителями Иисуса были Мария и Иосиф. Хотя на самом деле отец Иисуса – Господь Бог, но Иосифу была доверена миссия воспитать сына Божьего.

Дева Мария со своим мужем, Иосифом, жила в городке Назарет. Из-за переписи населения Римской империи, они вынуждены были пойти в Вифлеем. В Вифлееме было много людей, прибывших на перепись, все дома и гостиницы были заняты, поэтому Марии с Иосифом пришлось заночевать в пещере, которую пастухи использовали для укрытия скота от непогоды. Именно в ней и родился Иисус — Тот, Которому суждено было стать Спасителем мира.

Так, как в пещере не было кроватки, родители младенца положили прямо в ясли, специальный ящик, из которого едят животные. Он как раз был заполнен сеном.

Неподалеку пещеры проходили пастухи со своим стадом. Они увидели яркий свет и ангела. Ангел возвестил их о рождении Христа, который пришел на землю, чтобы спасти мир от грехов. Ангел рассказал пастухам, как найти Младенца.

Пастухи оставили свои стада, и пошли в сторону Вифлеема, там и обнаружили в пещере Деву Марию, Иосифа и Младенца в яслях.

А в это время где-то на востоке трое мудрецов, которых называли волхвами, увидели в небе яркую Вифлеемскую звезду, которая указала им путь к новорожденному младенцу. Они знали, что в скором времени в мир должен прийти Спаситель, которому суждено стать Царем Небесным на земле, и отправились к нему с дарами (золотом, ладаном, смирной).

Правящий в те времена царь Ирод, услышав весть о рождении нового царя, испугался, что тот может заменить его на троне, потому велел убить всех младенцев в городе. Но Иисуса в тот момент в городе уже не было. Иосифу явился ангел и сказал: «Встань, возьми Младенца и Матерь Его и беги в Египет, и будь там, доколе не скажу тебе, ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его». Так Сыну Божьему чудом удалось уцелеть.

Чудо Рождества

Чудо Рождества заключается в том, что первый, и единственный раз, непорочная Дева родила Ребенка. Весть о рождении Иисуса Сына Божьего принес Ангел. С того момента Мария и ее суженый Иосиф с нетерпением ждали Божье дитя.

Поэтому считается, что на Рождество небеса открываются и у них можно просить о чем угодно. Главное, чтобы желание было добрым, искренним и светлым. В ночь перед Рождеством и на Рождество случаются чудеса: люди исцеляются от болезней, сбываются их мечты. Только в чудо нужно верить всем сердцем.

Рассказ про Рождество для детей нужно дополнить символами праздника.

Символы Рождества Христова

Вертеп

Прямое значение слова — пещера. Вертеп Рождества — пещера, в которой родился Иисус Христос.
Переносное значение слова Вертеп — воспроизведение сцены Рождества средствами искусства. Это может быть сценическое представление, рассказывающее о рождении Младенца Иисуса Христа.

Вифлеемская рождественская звезда

Вифлеемская рождественская звезда — восьмиконечная Звезда, которая появилась на небе в момент рождения Иисуса Христа и указала путь волхвам к пещере. Вифлеемская Звезда символизирует благую весть о рождении Христа.

Волхвы

Волхвы — мудрецы, сила которых заключалась в знании тайн, недоступных обыкновенным людям.

Дары Волхвов

Дары Волхвов – три подарка, которые они поднесли Иисусу: золото, ладан и смирну. Каждый из них имеет свою символическую силу:
* Золото — дар, показывающий, что Иисус родился, чтобы стать Царем.
* Ладан — дар священнику, ведь Иисус должен был стать новым Учителем и Первосвященником.
* Смирна — дар тому, кто должен умереть, она использовалась для бальзамирования тела умершего.

Ясли Христовы

Ясли Христовы — кормушка для домашних животных, в которую, как в колыбель, Мария положила новорожденного младенца.

Рождественский Сочельник

Рождественский Сочельник — 6 января. В Сочельник православные христиане готовятся к грядущему празднику.

Кутья, сочиво

Сладкая кутья, из пшеницы, риса или другого злака – это настоящее лакомство для детей. На Сочельник готовят постную кутью или, как ее еще называют, сочиво. Сочиво – постное блюдо, которое готовится из риса или пшеницы с добавлением меда, изюма, засахаренных фруктов и цукатов.

Детям про Рождество Христово, традиции Рождества

Пост перед Рождеством

За 40 дней до Рождества принято соблюдать пост. Он нужен для того, чтобы очистить тело, и душу. В период поста нельзя кушать некоторые продукты, включая мясо, а также ссориться, злиться, обижаться. Пост нужен именно для того, чтобы все стали чуточку добрей.

Сочельник

Последний день поста и вечер перед Рождеством принято называть Сочельником. Его название произошло от названия блюда – сочиво, которое готовится из злаков — риса, ячменя, пшеницы. Злаки отваривают и замачивают с маком, орехами, фруктами, изюмом, цукатами, медом.
На столе в Сочельник должно быть 12 постных блюд, столько, сколько было апостолов у Иисуса.

История Сочельника

Когда-то давно Рождество Христово люди начинали праздновать 6 января. Мама готовила 12 постных блюд, а дети ждали появления на небе первой звезды. Как только она появлялась, начинался Сочельник. Тогда отец вносил в дом сено и стелил его на стол. Ведь именно на сено положили маленького Иисуса. Из сена делали небольшое гнездышко, в которое ставили горшок с кутьей (сочивом).
Перед ужином зажигали свечу и вместе молились. Только после молитвы можно было начинать ужин.

Кутья (сочиво) — самое важное блюдо на столе. Кроме кутьи, подавали рыбу, голубцы, пироги с капустой, блины… Еду запивали узваром. На десерт выпекали пироги с маковой начинкой.
После Сочельника дети шли к своим крестным родителям, несли ужин ( хлеб-соль, кутью, калачи), а те угощали малышей, дарили конфеты, деньги.
В рождественскую ночь было принято колядовать. Дети, молодежь и все желающие ходили по домам соседей и родственников, пели колядки, желая добра здоровья, достатка. А хозяева взамен одаривали колядников сладостями и монетами. Считалось, что чем больше колядников придет в дом, тем больше радости будет в этом году.
А еще в Сочельник показывали вертеп — спектакль о рождении Иисуса.

Украшение рождественской елки

Вифлеемская путеводная звезда с давних времен считается традиционным елочным украшением, которое крепят на верхушку елки. В давние времена елка украшалась бумажными фигурками и цветами, яблоками, сахаром. Традиция наряжать елку на Рождество связана с райским деревом, увешанным яблоками.

Рождественские подарки

В память о дарах, которые волхвы принесли Иисусу, на Рождество дарят друг другу подарки. О том, что можно подарить на Рождество, читайте здесь:
Что подарить бабушке на Рождество, 135 подарков для бабушки на Рождество
Что подарить на Рождество
Что подарить на Рождество — девушке, парню, ребенку, мужчине, женщине?
Рождественские подарки родителям: интересные варианты

Святки

С Рождества начинаются Святки — праздники, которые длятся до Крещенского Сочельника и сопровождаются массовыми гуляньями, посещением родных и друзей.

Стихи о Рождестве

Пришла пора подготовки рождественских детских праздников — с помощью нашей подборки вы можете выбрать подходящее стихотворение о Рождестве и разучить его вместе со своим ребенком.

Ива Афонская

Снег идет на Рождество

Снег идет на Рождество,
падает, как милость Божья.
Снег идет — и волшебство
в этот день случиться может.

Тишина и чистота,
ничего их не нарушит.
Верь: не даром красота,
раз она спасает душу.

Свыше послана тебе,
чудодейственная сила,
это — смысл в твоей судьбе
и разгадка тайны мира.

Снег идет — и, чуть дыша,
смотрим мы на мир крылатый.
Пробуждается душа,
омертвевшая когда-то.

Снег идет, снимая боль,
у земли обледенелой.
Ты подставь ему ладонь:
приземлится ангел белый.

Александр Вертинский

Рождество

Рождество в стране моей родной,
Синий праздник с дальнею звездой,
Где на паперти церквей в метели
Вихри стелют ангелам постели.

С белых клиросов взлетает волчий вой…
Добрый праздник, старый и седой.
Мертвый месяц щерит рот кривой,
И в снегах глубоких стынут ели.

Рождество в стране моей родной.
Добрый дед с пушистой бородой,
Пахнет мандаринами и елкой
С пушками, хлопушками в кошелке.

1934
Париж

Афанасий Фет

***

Ночь тиха. По тверди зыбкой
Звезды южные дрожат.
Очи Матери с улыбкой
В ясли тихие глядят.

Ни ушей, ни взоров лишних,
Вот пропели петухи,
И за ангелами в вышних
Славят Бога пастухи.

Ясли тихо светят взору,
Озарен Марии лик.
Звездный хор к иному хору
Слухом трепетным приник,

И над Ним горит высоко
Та звезда далеких стран:
С ней несут цари Востока
Злато, смирну и ладан.

Александр Блок

***

Был вечер поздний и багровый,
Звезда-предвестница взошла.
Над бездной плакал голос новый —
Младенца Дева родила.

На голос тонкий и протяжный,
Как долгий визг веретена,
Пошли в смятеньи старец важный,
И царь, и отрок, и жена.

И было знаменье и чудо:
В невозмутимой тишине
Среди толпы возник Иуда
В холодной маске, на коне.

Владыки, полные заботы,
Послали весть во все концы,
И на губах Искариота
Улыбку видели гонцы.

Сочельник в лесу

Ризу накрест обвязав,
Свечку к палке привязав,
Реет ангел невелик,
Реет лесом, светлолик.
В снежно-белой тишине
От сосны порхнет к сосне,
Тронет свечкою сучок —
Треснет, вспыхнет огонек,
Округлится, задрожит,
Как по нитке, побежит
Там и сям, и тут, и здесь…
Зимний лес сияет весь!

Так легко, как снежный пух,
Рождества крылатый дух
Озаряет небеса,
Сводит праздник на леса,
Чтоб от неба и земли
Светы встретиться могли,
Чтоб меж небом и землей
Загорелся луч иной,
Чтоб от света малых свеч
Длинный луч, как острый меч,
Сердце светом пронизал,
Путь неложный указал.

Михаил Лермонтов

Сегодня будет Рождество,
весь город в ожиданьи тайны,
он дремлет в инее хрустальном
и ждет: свершится волшебство.

Метели завладели им,
похожие на сновиденье.
В соборах трепет свеч и пенье,
и ладана сребристый дым.

Под перезвон колоколов
забьётся колоколом сердце.
И от судьбы своей не деться –
от рождества волшебных слов.

Родник небес – тех слов исток,
они из пламени и света.
И в мире, и в душе поэта,
и в слове возродится Бог.

Колдуй же, вьюга-чародей,
твоя волшебная стихия
преобразит в миры иные
всю землю, город, и людей.

Встречаться будут чудеса,
так запросто, в толпе прохожих,
и вдруг на музыку похожи
людские станут голоса.

Великий князь Константин Романов

Рождество Христово

Благословен тот день и час,
Когда Господь наш воплотился,
Когда на землю Он явился,
Чтоб возвести на Небо нас.
Благословен тот день, когда
Отверзлись вновь врата Эдема;
Над тихой весью Вифлеема
Взошла чудесная звезда!
Когда над храминой убогой
В полночной звездной полумгле
Воспели «Слава в вышних Богу!» —
Провозвестили мир земле
И людям всем благоволенье!
Благословен тот день и час,
Когда в Христовом Воплощенье
Звезда спасения зажглась!..
Христианин, с Бесплотных Ликом
Мы в славословии великом
Сольем и наши голоса!
Та песнь проникнет в небеса.
Здесь воспеваемая долу
Песнь тихой радости души
Предстанет Божию Престолу!
Но ощущаешь ли, скажи,
Ты эту радость о спасеньи?
Вступил ли с Господом в общенье?
Скажи, возлюбленный мой брат,
Ты ныне так же счастлив, рад,
Как рад бывает заключенный
Своей свободе возвращенной?
Ты так же ль счастлив, как больной,
Томимый страхом и тоской,
Бывает счастлив в то мгновенье,
Когда получит исцеленье?
Мы были в ранах от грехов —
Уврачевал их наш Спаситель!
Мы в рабстве были — от оков
Освободил нас Искупитель!
Под тучей гнева были мы,
Под тяготением проклятья —
Христос рассеял ужас тьмы
Нам воссиявшей благодатью.
Приблизь же к сердцу своему
Ты эти истины святые,
И, может быть, еще впервые
Воскликнешь к Богу своему
Ты в чувстве радости спасенья!
Воздашь Ему благодаренье,
Благословишь тот день и час,
Когда родился Он для нас.

Саша Черный

Рождественское

В яслях спал на свежем сене
Тихий крошечный Христос.
Месяц, вынырнув из тени,
Гладил лен Его волос…

Бык дохнул в лицо Младенца
И, соломою шурша,
На упругое коленце
Засмотрелся, чуть дыша.

Воробьи сквозь жерди крыши
К яслям хлынули гурьбой,
А бычок, прижавшись к нише,
Одеяльце мял губой.

Пес, прокравшись к теплой ножке,
Полизал ее тайком.
Всех уютней было кошке
В яслях греть Дитя бочком…

Присмиревший белый козлик
На чело Его дышал,
Только глупый серый ослик
Всех беспомощно толкал:

«Посмотреть бы на Ребенка
Хоть минуточку и мне!»
И заплакал звонко-звонко
В предрассветной тишине…

А Христос, раскрывши глазки,
Вдруг раздвинул круг зверей
И с улыбкой, полной ласки,
Прошептал: «Смотри скорей!»

Валентин Берестов

Перед Рождеством

«И зачем ты, мой глупый малыш,
Нос прижимая к стеклу,
Сидишь в темноте и глядишь
В пустую морозную мглу
Пойдем-ка со мною туда,
Где в комнате блещет звезда,

Где свечками яркими,
Шарами, подарками
Украшена елка в углу!» —

«Нет, скоро на небе зажжется звезда.
Она приведет этой ночью сюда,
как только родится Христос
(Да-да, прямо в эти места!
Да-да, прямо в этот мороз!),
Восточных царей, премудрых волхвов,
Чтоб славить младенца Христа.
И я уже видел в окно пастухов!
Я знаю, где хлев! Я знаю, где вол!
А ослик по улице нашей прошел!»

Иосиф Бродский

Рождественская звезда

В холодную пору, в местности, привычной скорей к жаре,
чем к холоду, к плоской поверхности более, чем к горе,
младенец родился в пещере, чтоб мир спасти:
мело, как только в пустыне может зимой мести.
Ему все казалось огромным: грудь матери, желтый пар
из воловьих ноздрей, волхвы — Балтазар, Гаспар,
Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.
Он был всего лишь точкой. И точкой была звезда.
Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,
на лежащего в яслях ребенка издалека,
из глубины Вселенной, с другого ее конца,
звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца.

Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Звезда светила ярко с небосвода.
Холодный ветер снег в сугроб сгребал.
Шуршал песок. Костер трещал у входа.
Дым шел свечой. Огонь вился крючком.
И тени становились то короче,
то вдруг длинней. Никто не знал кругом,
что жизни счет начнется с этой ночи.
Волхвы пришли. Младенец крепко спал.
Крутые своды ясли окружали.
Кружился снег. Клубился белый пар.
Лежал младенец, и дары лежали.

В Рождество все немного волхвы…

В Рождество все немного волхвы.
В продовольственных слякоть и давка.
Из-за банки кофейной халвы
производит осаду прилавка
грудой свертков навьюченный люд:
каждый сам себе царь и верблюд.

И разносчики скромных даров
в транспорт прыгают, ломятся в двери,
исчезают в провалах дворов,
даже зная, что пусто в пещере:
ни животных, ни яслей, ни Той,
над Которою – нимб золотой.

Пустота. Но при мысли о ней
видишь вдруг как бы свет ниоткуда.
Знал бы Ирод, что чем он сильней,
тем верней, неизбежнее чудо.
Постоянство такого родства –
основной механизм Рождества.

То и празднуют нынче везде,
что Его приближенье, сдвигая
все столы. Не потребность в звезде
пусть еще, но уж воля благая
в человеках видна издали,
и костры пастухи разожгли.

Валит снег; не дымят, но трубят
трубы кровель. Все лица, как пятна.
Ирод пьет. Бабы прячут ребят.
Кто грядет – никому непонятно:
мы не знаем примет, и сердца
могут вдруг не признать пришлеца.

Но, когда на дверном сквозняке
из тумана ночного густого
возникает фигура в платке,
и Младенца, и Духа Святого
ощущаешь в себе без стыда;
смотришь в небо и видишь – звезда.

Константин Фофанов

Еще те звезды не погасли,
Еще заря сияет та,
Что озарила миру ясли
Новорожденного Христа
Тогда, ведомые звездою,
Чуждаясь ропота молвы,
Благоговейною толпою
К Христу стекалися волхвы…
Пришли с далекого Востока,
Неся дары с восторгом грез,
И был от Иродова ока
Спасен властительный Христос.
Прошли века… И Он распятый,
Но все по-прежнему живой
Идет, как истины глашатай,
По нашей пажити мирской;
Идет, по-прежнему обильный
Святыней, правдой и добром,
И не поборет Ирод сильный
Его предательским мечом…

Борис Пастернак

Стояла зима.
Дул ветер из степи.
И холодно было Младенцу в вертепе
На склоне холма.
Его согревало дыханье вола.
Домашние звери
Стояли в пещере,
Над яслями теплая дымка плыла.
Доху отряхнув от постельной трухи
И зернышек проса,
Смотрели с утеса
Спросонья в полночную даль пастухи.
Вдали было поле в снегу и погост,
Ограды, надгробья,
Оглобля в сугробе,
И небо над кладбищем, полное звезд.
А рядом, неведомая перед тем,
Застенчивей плошки
В оконце сторожки
Мерцала звезда по пути в Вифлеем.
Она пламенела, как стог, в стороне
От неба и Бога,
Как отблеск поджога,
Как хутор в огне и пожар на гумне.
Она возвышалась горящей скирдой
Соломы и сена
Средь целой вселенной,
Встревоженной этою новой звездой.
Растущее зарево рдело над ней
И значило что-то,
И три звездочета
Спешили на зов небывалых огней.
За ними везли на верблюдах дары.
И ослики в сбруе, один малорослей
Другого, шажками спускались с горы.
И странным виденьем грядущей поры
Вставало вдали все пришедшее после.
Все мысли веков, все мечты, все миры,
Все будущее галерей и музеев,
Все шалости фей, все дела чародеев,
Все елки на свете, все сны детворы.
Весь трепет затепленных свечек, все цепи,
Все великолепье цветной мишуры…
… Все злей и свирепей дул ветер из степи…
… Все яблоки, все золотые шары.
Часть пруда скрывали верхушки ольхи,
Но часть было видно отлично отсюда
Сквозь гнезда грачей и деревьев верхи.
Как шли вдоль запруды ослы и верблюды,
Могли хорошо разглядеть пастухи.
— Пойдемте со всеми, поклонимся чуду, —
Сказали они, запахнув кожухи.
От шарканья по снегу сделалось жарко.
По яркой поляне листами слюды
Вели за хибарку босые следы.
На эти следы, как на пламя огарка,
Ворчали овчарки при свете звезды.
Морозная ночь походила на сказку,
И кто-то с навьюженной снежной гряды
Все время незримо входил в их ряды.
Собаки брели, озираясь с опаской,
И жались к подпаску, и ждали беды.
По той же дороге чрез эту же местность
Шло несколько ангелов в гуще толпы.
Незримыми делала их бестелесность,
Но шаг оставлял отпечаток стопы.
У камня толпилась орава народу.
Светало. Означились кедров стволы.
— А кто вы такие? — спросила Мария.
— Мы племя пастушье и неба послы,
Пришли вознести Вам Обоим хвалы.
— Всем вместе нельзя. Подождите у входа.
Средь серой, как пепел, предутренней мглы
Топтались погонщики и овцеводы,
Ругались со всадниками пешеходы,
У выдолбленной водопойной колоды
Ревели верблюды, лягались ослы.
Светало. Рассвет, как пылинки золы,
Последние звезды сметал с небосвода.
И только волхвов из несметного сброда
Впустила Мария в отверстье скалы.
Он спал, весь сияющий, в яслях из дуба,
Как месяца луч в углубленье дупла.
Ему заменяли овчинную шубу
Ослиные губы и ноздри вола.
Стояли в тени, словно в сумраке хлева,
Шептались, едва подбирая слова.
Вдруг кто-то в потемках, немного налево
От яслей рукой отодвинул волхва,
И тот оглянулся: с порога на Деву,
Как гостья, смотрела звезда Рождества.

Михаил Кузмин

Ёлка (отрывок)

С детства помните сочельник,
Этот детский день из дней?
Пахнет смолкой свежий ельник
Из незапертых сеней.

Все звонят из лавок люди,
Нянька ходит часто вниз,
А на кухне в плоском блюде
Разварной миндальный рис.

Солнце яблоком сгорает
За узором льдистых лап.
Мама вещи прибирает
Да скрипит заветный шкап.

В зале все необычайно,
Не пускают никого,
Ах, условленная тайна!
Все – известно, все ново!

Тянет новая матроска,
Морщит в плечиках она.
В двери светлая полоска
Так заманчиво видна!

В парафиновом сиянье
Скоро ль распахнется дверь?
Это сладость ожиданья
Не прошла еще теперь.

Алексей Плещеев

Елка в школе

В школе шумно, раздается
Беготня и шум детей…
Знать, они не для ученья
Собрались сегодня в ней.

Нет, рождественская елка
В ней сегодня зажжена;
Пестротой своей нарядной
Деток радует она.

Детский взор игрушки манят:
Здесь лошадки, там волчок, Вот железная дорога,
Вот охотничий рожок.
А фонарики, а звезды,

Что алмазами горят!
Орехи золотые!
Прозрачный виноград!
Будьте ж вы благословенны,

Вы, чья добрая рука Выбирала эту елку
Для малюток!..
Редко, редко озаряет
Радость светлая их дни,
И весь год им будут сниться
Елки яркие огни.

Алексей Хомяков

В эту ночь Земля была в волненье:
Блеск большой диковинной звезды
Ослепил вдруг горы и селенья,
Города, пустыни и сады.

А в пустыне наблюдали львицы,
Как, дарами дивны и полны,
Двигались бесшумно колесницы,
Важно шли верблюды и слоны.

И в челе большого каравана,
Устремивши взоры в небосклон,
Три царя в затейливых тюрбанах
Ехали к кому-то на поклон.

А в пещере, где всю ночь не гасли
Факелы, мигая и чадя, —
Там ягнята увидали в яслях
Спящее прекрасное Дитя.

В эту ночь вся тварь была в волненье,
Пели птицы в полуночной мгле,
Возвещая всем благоволенье,
Наступленье мира на земле.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх