Помост

Вопросы веры

Семья и подросток

Содержание

Подростки и родители

Мы любим маленьких безусловно и безгранично. Стараемся сделать их жизнь комфортной и радостной. Время идет, и вот уже подростки и родители вместо нежных чувств перебрасываются колкостями — подростки протестуют, родители не понимают.

Родители и дети-подростки — причины непонимания

Пубертат наступает неотвратимо, поэтому с проблемами роста сталкиваются все, кто имеет детей. В период 12-13 лет родители получают ответную реакцию на все, что они за это время сумели или не сумели вложить в своего ребенка. Это тот культурный слой, на котором и строятся отношения между родителем и подростком, а в дальнейшем — уже между взрослым и его родителями.

Рассмотрим причины взаимного непонимания с двух разных точек и попробуем понять, что чувствует та и другая сторона:

  • Подростка
  • Родителя

Подросток

Одновременно находится внутри семьи и стремится за ее пределы. На бессознательном уровне происходит отрыв от семьи. Если раньше чувство защищенности и безопасности обеспечивали ему родители, то теперь он стремится выйти из-под их опеки, используя наработанные свойства своих векторов.

Протест против родительских правил и их образа жизни выливается порой в противостояние двух враждебных лагерей. Конфликты подростков и родителей при неумелом руководстве вторых рискуют обрести пожизненный статус.

Гормональная перестройка организма тоже вносит свои коррективы — в зависимости от векторов. Диапазон проявлений — от резких эмоциональных перепадов в зрительном векторе, до полного ухода в себя — в звуковом.

Упрямство и непослушание подростка с анальным вектором, его критические высказывания в адрес родителей, а также амбициозные замашки обладателей кожного вектора доставят немало переживаний родителям.

Если в своей среде подростки не хотят выделяться, то в семье они могут демонстрировать самые неожиданные протестные реакции.

Тайны сексуальной жизни в это период уже часто и не тайны вовсе.

Это время, когда происходит раскрытие женственности у девочек и становление мужчины, когда девочки ищут в партнере защитника, а мальчики ранжируются между собой, пробуют себя в роли взрослого.

В этот период взаимное доверие подростка и родителей проходит испытание на прочность родительской любви.

Родители

Для них это самый сложный период. Непослушание и протесты ранее послушного и любящего ребенка вызывают недоумение.

Запретительные меры в попытке вернуть все в прежние рамки не только не имеют успеха, но еще больше обостряют ситуацию.

В это время очень важно сохранить отношения. А сделать это можно только понимая, что происходит с ребенком. И если на физиологическом уровне родители что-то знают и могут объяснить, то на психологическом уровне происходит совсем непонятное. Разобраться в странностях поведения подростка поможет Системно-векторная психология Юрия Бурлана.

Где начинаются конфликты подростков и родителей

Как ни странно звучит, начинаются они там, где родители не знают своего ребенка. Любая мать и иногда отец решительно возразят против данного утверждения. Мне не раз приходилось слышать: «Я знаю своего ребенка лучше других — я же мать!» Но на деле оказывается совсем иначе: она не знает, с кем он гуляет до поздней ночи, почему отказывается обедать вместе с семьей, какие мысли в его голове.

Проблемы родителей и подростков в скрытой фазе можно наблюдать в тех семьях, где между мамой и ребенком не установлена доверительная эмоциональная связь, а также допущены ошибки в воспитании.

Именно в этот период проступают все изъяны, но на самом деле они были и раньше, просто это было незаметно и не создавало таких проблем.

Отношения родителей и подростков переходят в стадию «войны миров» порой даже тогда, когда в семье все нормально. Просто современные подростки в потоке информации не всегда могут отличить истинные ценности от ложных. Особенно это касается детей со звуковым вектором, которые в поисках смысла всего этот смысл найти не могут. Родители, занятые насущными проблемами, даже не представляют масштаб звуковых метаний подростка. Об этом можно почитать .

Проблемы родителей в глазах подростка

Все семейные драмы разворачиваются на глазах детей. И это страшная реальность нашей несистемной жизни. Когда ребенок оказывается свидетелем семейных разборок, то он отдаляется от них, теряет ощущение защищенности и безопасности. Его психосексуальное развитие притормаживается, страдает успеваемость в школе, возникают трудности в детском коллективе — вплоть до того, что ребенку достается роль изгоя.

Неудивительно, почему выплески родительских эмоций в скором времени перерастают в конфликты подростков и родителей. Ведь его психическое не успевает за развитием физическим. Маленький наблюдатель семейных скандалов взрослеет внешне, чувствует естественным образом свою вседозволенность, пробует быть большим, а у него не получается. И это напряжение выливается на родителей. Проявится оно или в резкой критике отца, или в насмешках над мамой и ее опекой, или полным отстранением от семьи вплоть до ухода из дома.

Необходимость выразить свои негативные чувства толкает подростков в социальные сети. От бессилия что-то изменить они выкладывают информацию о родителях в самых неприглядных выражениях.

Достигнуть доверительных взаимоотношений возможно

Со временем связь с ребенком меняет свое качество. Большую часть начинает занимать не контроль — что поел, где был, что болит и прочее, а доверие и глубокая эмоциональная связь.

Подростки и родители взаимоотношения строят подобно тому, как строители прокладывают тоннель в горах. Только точный расчет позволяет состыковаться в нужном месте безошибочно. И только знание свойств ребенка позволит мудрому родителю не допустить отклонения от заданной цели.

Возможен ли переход из детства во взрослую жизнь без стрессов? Отвечу утвердительно, исходя из опыта воспитания двоих сыновей. Если вы научитесь делиться с детьми своими переживаниями, тактично не требуя от них вывернуть себя перед вами наизнанку, если ваши интересы выйдут за пределы узкого мирка вашей кухни или работы, если вы будете меняться на протяжении всех лет, как растет ваш ребенок, — то он признает вас за «своего», и не только пубертат пройдет без проблем, но и в дальнейшей взрослой жизни ваши дети станут вашей опорой. Моим сыновьям 38 и 30 лет.

Поведение родителей— ключ к отношениям с подростком

Казалось бы, странная тема! Ведь по большей части поведение подростков чаще беспокоит родителей, а не наоборот! Но тем не менее — поведение родителей и отношение подростков к ним часто объясняет все подростковые метания в пубертате. Являясь невольным наблюдателем и участником жизни семьи с самого рождения, подросток уже впитал в свое бессознательное модели поведения мужчины и женщины, их отношение друг к другу, отношение к ребенку и много еще чего, о чем взрослые даже не подозревают.

Составляющие психику вектора в зависимости от их развитости сыграют свои определенные роли в тандеме родители и дети-подростки.

Ставший уже классикой пример с кожным и анальным вектором. Скорость против «тормоза». Кто из нас, родителей, удержался от искушения подгонять медлительного ребенка, когда он пытался что-то нам обстоятельно рассказать? Малыш не стал быстрым, а вот обиду затаил. Один раз, второй, и рано или поздно это бабахнет.

А запрет на слезы? Ведь жестокость подростка часто имеет корень в запрете проявлять чувственность. И таких нюансов очень много.

Да, они взрослеют. Да, они уходят жить своей жизнью, хотим мы этого или нет. Но какие отношения останутся после этого непростого периода — зависит от нас.

«…Когда я вижу, что дочери нужно побыть в себе, одной, я оставляю ее. Порой она запирает дверь и сидит наедине с собой или занимается какими-то важными для нее занятиями. Конечно, мне бы очень хотелось, чтобы в комнате был идеальный порядок и она была бы открытой, искренней, общительной и все бы мне про себя рассказывала. Однако ее векторный набор говорит о другом — у нее своя природа, сложная, порой непонятная, но это ее, уникальная натура, и моя задача познать ее и почувствовать.

Как понять дочь и быть с ней в контакте? Необходимо настраиваться на нее, так как она это делает со своей гитарой, чтобы получился нужный звук. Вы слышали, как звучит гитара, когда она настроена и на ней играет опытный гитарист, который чувствует и любит свой инструмент?

Так вот, ноты по которым играть — это Системно-векторная психология Юрия Бурлана. Может, и не сразу получается контакт, но когда освоишь нотную грамоту, настроишь гитару — зазвучит такая мелодия, не оторваться!..»

Наталья Д., директор аудиторской компании, Хабаровск

«…Ему стало понятно то, что с ним происходило и почему, все прояснилось за нецелый час нашего разговора. Он спросил меня, как и откуда я все это знаю. «Сынок, эти знания я получила на лекциях по Системно векторной психологии». «Мам, передай им от меня большое спасибо, нет, просто огромное!» Переполненный чувствами и эмоциями, утомленный, он вырубился, а когда через полчаса проснулся, то уже напевал себе под нос какую-то мелодию. А еще несколько часов назад он был не в состоянии связной речи. Вот такую силу имеет это знание.

С тех пор наши отношения стали особенными, полными взаимопонимания, мы можем часами разговаривать о жизни, о смысле и предназначении, о политической обстановке и манипулировании, он задает вопросы и как губка впитывает все мои ответы и рассуждения. Недавно мне сказал: «Ты знаешь, а ведь мало кто из моих друзей может вот так разговаривать со своими родителями, как мы с тобой» и еще: «Благодаря тебе и твоей поддержке я понимаю, чем мне надо заниматься в жизни»…»

Евгения П., Актобе, Казахстан

Тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана — это высшее образование для родителей. И начать можно с бесплатных онлайн-лекций. Регистрация .

Автор Надежда Астахова

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»
Раздел: Системно-векторная психология

Главная задача родителя подростка — стать ему ненужным

Что такое подростковый возраст для родителей? Это ужасно противный период, соглашусь с этим, но рано или поздно он кончается. И дети становятся совсем не такими, какими были в этом возрасте, так что говорить им «как ты такой в армии служить будешь» или «как ты замуж такая пойдешь» обидно и бессмысленно. Одна из самых больших ошибок — думать, что ребенок таким останется.

Сегодня я, готовясь к лекции, спросила свою 27-летнюю дочь:

— Что ты помнишь про подростковый возраст, может, есть такое, о чем мне стоило бы поговорить?

— Мама, это десять лет назад было. Я ничего не помню, я была другим человеком.

Действительно, она была другим человеком. Изменилось все: прическа, род занятий, манера поведения, структура интересов, сфера ответственности. Мы, взрослые, даже и сейчас меняемся, хотя далеко ушли от пубертата, но десять лет назад мы тоже были не такими, как сейчас, правда?

Стать ребенку ненужным

Первая задача родителя в подростковом возрасте — выжить. Вторая — стать ребенку ненужным. Как это ненужным, спросите вы. Мать и отец ребенку нужны всегда! Но на самом деле задача любого родителя — вырастить человека, который способен существовать без нас. Это счастье, когда нам от человека ничего не нужно, и мы можем его просто любить, радоваться ему, делиться с ним своим хорошим настроением, оказывать ему поддержку. Это нормальные, взрослые отношения, построенные на любви.

Ребенок, когда отходит от родителя, похож на робот-пылесос: у него есть какая-то зарядная база, он идет на свои одинокие прогулки по пыльным закоулкам квартиры, но потом все равно возвращается на эту базу. Для того чтобы подпитаться энергией, набраться сил. Это для него место силы, собственно говоря, это то, чем должен быть нормальный дом для нормального взрослого человека. Место, куда ты возвращаешься, чтобы набраться сил. Место, где тебя любят, где тебе рады, где ты чувствуешь себя в полной безопасности.

Отчего же подростки бегут из дома? Один из первых ответов — дом перестает быть безопасным местом.

Сделать его небезопасным для ребенка очень легко: он не успел прийти домой, а мама уже посмотрела оценки в электронном журнале и ждет на пороге со скалкой. Где был, почему «н» на русском, «тройка» по истории, когда у тебя контрольная по алгебре, сдал ли ты хвост по физике. Он еще зайти не успел, ботинки не снял. Даже Иван-Царевич в русских сказках Бабе Яге говорит: «Накорми, напои, баньку истопи, а потом пытай», а мы сразу с порога приступаем к пыткам. А потом: «Ну, давай быстренько поешь, садись уроки делай, чтобы весь вечер свободен». Не знаю, как кто, а я, когда прихожу домой с работы после шести-семи уроков, еще примерно час сижу молча, ни с кем не разговариваю и играю в «Энгри бердз». И лучше чтобы меня никто не трогал. А если этого часа у меня не будет, я весь остаток дня буду недееспособна. Он мне нужен просто как пауза. А что мы, родители, делаем, когда видим, что ребенок пришел из школы и сел у компьютера играть в какую-то ерунду?

Не вешайте на них свои проблемы

Откровенно говоря, мы, взрослые, вступая в подростковый возраст ребенка, очень много знаем про него и очень мало — про себя. Что со мной самой происходит в это время, почему у меня дрожат руки каждый раз, когда я начинаю думать про его экзамены, почему мне так страшно его отпускать? Во многом это наши тревоги, наши волнения, которые мы обрушиваем на ребенка, чтобы он нас утешил и успокоил. Помимо того, что лежит на нем самом: гормональная буря, ответственность за собственную судьбу, неумение разбираться, что с ней дальше делать, отсутствие позитивных способов справляться со своими возрастными задачами…

Еще одна задача, которая стоит перед нами, когда у нас дети-подростки, — самим не разрушаться от подростковых проблем.

Да, мы не железные, мы тоже можем сломаться, иногда это имеет даже какой-то неожиданный воспитательный эффект, но постоянно демонстрировать ребенку, что он тут взрослый и отвечает за маленькую беспомощную маму и большого беспомощного папу, — слишком тяжелая для него ноша.

В свое время мы на форуме для родителей гиперактивных детей придумали хороший мем — «большая добрая слониха». В первые десять лет своей школьной биографии, когда я шла в школу объясняться с учителями по поводу того, что дети в очередной раз накосячили, я оказывалась в позиции несчастной собачки с поджатым хвостом. Которая идет туда, вся трясясь внутренне, но готова, если ее уж зажмут в угол, атаковать и искусать до полусмерти. Но самая грамотная родительская позиция — «я большая мудрая слониха». Я могу спокойно защитить своего детеныша, у меня есть силы и ресурсы, я умею решать проблемы, я могу поддержать своего слоненка, если он провалится в яму, — вытащу, протянув свой длинный хобот.

Да, дети становятся ужасно противными. Ты ему хобот, а он тебе хвост. Это их возрастная задача — стать максимально противными, чтобы нам захотелось побыстрее дать им пинка и чтобы они вылетели, наконец, из гнезда. Потому что когда мы уж очень хорошие, удобные родители, уютные, приятные, в гнезде тепло и хорошо, — вылетать оттуда абсолютно не хочется. И вот сидит такой оперившийся птенчик, ему уже пора свое гнездо заводить, а он никуда не собирается улетать, ему и так хорошо: мама, папа червячков приносят. Слышала ответ психолога одной маме: «Если бы у меня была такая прекрасная и заботливая мама, как вы, я бы даже жевать перестала».

И вот здесь всегда очень трудно давать советы: и пережать нельзя, и недожать нельзя. И много свободы плохо, и мало свободы плохо. Как нам все время находить царский путь, эту золотую середину между двумя крайностями, никуда не сваливаться и при этом сохранять спокойствие?

Дайте им инструменты разрешения конфликта

У детей время сепарации, они действительно становятся противными, они начинают противно пахнуть, противно себя вести. Они начинают точить о нас зубы и когти, и это правильно и полезно, потому что в конфликтах с родителями ребенок ищет способы и инструменты решать свои будущие конфликты на работе, в семье, с тещей, свекровью. Какие инструменты мы ему сейчас дадим и покажем, теми он и будет пользоваться.

К сожалению, очень часто наша культура поощряет только один инструмент — статусные демонстрации. Видели, наверное, как две кошки встречаются и начинают шерсть топорщить, — кто сильнее встопорщит шерсть, страшнее выгнет хвост, самые большие зубы оскалит, самым противным голосом заорет, тот и оказывается прав. До поры до времени это с детьми работает, потому что мы действительно больше и страшнее. Но лет в тринадцать-четырнадцать дети вдруг понимают, что — оп! — они-то больше, страшнее и с ними все это уже не работает.

Дети в это время ужасно похожи на трехлеток. Особенно когда они только входят в эту фазу, лет в тринадцать. «Я сям», развернулся и пошел в другую сторону, самостоятельности сколько угодно, а куда он идет «сям», он еще не представляет, ему очень важно, что он «сям». И на любое наше предложение он говорит «неть». Примерно в тринадцать лет «я сям» и «неть» продолжаются, но на немножко новом уровне. Теперь они самые умные, все знают про устройство мира, родители глубоко отсталые, их опыт и знания совершенно неадекватны мировосприятию этого нового народившегося взрослого. И основной вопрос взаимодействия, который встает в детско-родительских отношениях, — это вопрос «кто тут взрослый?». Ребенок кричит про свои проблемы, а мама, вполне себе большая тетенька, говорит: «Знал бы ты, какие у меня проблемы», и думает при этом «хочу на ручки», — и вот тут мы можем говорить о том, что эта мама лишена ресурса и ни помощью, ни поддержкой для своего ребенка быть не может.

Важно уметь вовремя распознать, когда мне самой нужна помощь. И знать, где заряжать свои батарейки. Я помню, как однажды на семинаре психолог проводил с нами игры и попросил написать десять слов, которые нас определяют. В группе было человек пятнадцать, у десяти из них список начинался словом «мама». Человеку оказывается совершенно нечего сообщить миру про себя, кроме того, что этот человек мама.

Ну хорошо, я мама еще ближайшие пять-десять лет. А потом? Что я еще умею, что я люблю? Сейчас ребенок отнимает у меня все время, я о нем беспрестанно думаю, забочусь, а потом?

А я расскажу, что потом. Дети вылетают из гнезда, уходят в свою жизнь, у них начинается институт, они уезжают в другую страну, а ты остаешься. Один на один с собой, со своими мыслями, с вопросами «кто я такой, чем я здесь занимаюсь, чего я хочу от себя». И это тоже наш собственный переходный возраст — переход от родителя подростка к родителю взрослого человека.

В начале подросткового возраста ребенок портится. Только что он читал познавательные книжки и ходил в музеи, а тут ему двенадцать, и родители жалуются: «Ничего не хочет, ничем не занимается, учебу забросил, ему бы только с друзьями болтаться, меня не слушает, слушает только свою подружку Дашу».

Да, начинается новое время, у ребенка выходит на первый план стремление общаться с себе подобными. Самыми востребованными книжками оказываются книжки про устройство общества и отношения друг с другом. Утопии, антиутопии, истории про классы и коллективы, про динамику внутри этих классов и коллективов. Подростки начинают смотреть по телевизору или на ютьюбе тупые молодежные сериальчики. Родителей это раздражает, но каждый сериал — это целый концентрат разнообразных сюжетов и отношений из жизни общества. Когда моему сыну было одиннадцать лет, он вдруг подсел на сериал «Ранетки». Мы, родители, были в ужасе. Какие «Ранетки», как можно смотреть это безобразие! А там в каждой серии куча ситуаций, с которыми ребенок сталкивается каждый день. С ним можно говорить об этом совершенно безопасно, это не затрагивает ничьи интересы, это не ситуация «мама, только я тебе ничего не говорил, не передавай маме Андрея, если в школе узнают, что я тебе рассказал, мне капец». Это просто какой-то безобидный и безопасный материал. И столько всего с ребенком проговорить и столько социальных ситуаций рассмотреть на этом материале! Великое дело — эти глупые подростковые книжки, глупые подростковые сериальчики и так далее.

Мне приходилось довольно много ездить по России и разговаривать со школьными учителями и библиотекарями про современную подростковую литературу. Они ужасаются, что страшно давать ее детям: там сплошной мат, наркотики, алкоголь, внебрачные связи и вообще порок, разврат и безобразие. А одна умная пятнадцатилетняя девочка мне как-то сказала: «Вы знаете, мне очень интересно посмотреть на опыт, которого у меня нет и который мне не хочется получать в жизни. Я не хочу испытать это на собственной шкуре, но хочу, чтобы я могла об этом узнать, прочитать и составить собственное представление».

Разговаривайте с ними

Однажды я писала статью для газеты и спрашивала детей, чего они на самом деле хотят от взрослых. У меня была гипотеза, что самым частотным ответом будет «чтобы отвалили». Но ответы, которые они дают, совсем другие. Они хотят, чтобы с ними разговаривали. Причем не про то, сделал ли он уроки, поел ли, почему он до сих пор в свитере и почему не убрано в комнате. А разговаривали на посторонние темы. Причем безоценочно. У наших детей в избытке общения в формате «я начальник, ты дурак», в позиции сверху вниз — с учителями, с репетиторами, с тренерами. А спокойное, дружеское общение один на один со взрослым, — в дефиците, поэтому они так липнут, например, к библиотекарям, которые готовы с ними разговаривать про прочитанные книжки, а не про их собственный опыт и не про их собственные косяки. К учителям, которые ведут какой-то читательский клуб или киноклуб и не оценивают их каждый день. Дети ужасно устают от оценочного общения. Когда они приходят и что-то рассказывают в надежде на эмоциональный опыт, на поддержку, на сочувствие, — что делает родитель? Выдает оценку и рекомендацию, как надо было поступить. Но от него ожидались какие-то совершенно другие вещи. От него ожидалась человеческая реакция, а не учительская.

Однажды мне пришлось переводить книжку Рассела Баркли про налаживание отношений с трудными детьми. Один из ключевых моментов этой программы была такая установка: не меньше пятнадцати минут в день заниматься делом, которое приятно обоим, и в это время не перебивать инициативу и не давать советов, оценок и указаний.

Приходит пора, когда дети нас все время провоцируют. Они дожидаются эмоциональной реакции, чтобы убедиться, что мы еще не умерли. У меня сын лет с десяти до семнадцати бесконечно меня провоцировал какими-то вещами: что-нибудь наврет, например, «я сегодня принес три двойки», — и ждет. На самом деле он не принес три двойки, но ему интересно, что я скажу, какое разнообразие реакций я ему продемонстрирую. В конце концов он меня натренировал до полной толерантности к этому, я стала совершенно нечувствительна к известиям об оценках. Ну подумаешь, три двойки, чем это тебе грозит, может, на них плюнуть? Или надо что-то делать, тебе нужна какая-то моя помощь в этой области? Три двойки так три двойки, рабочая ситуация.

К сожалению, очень часто на провокацию взрослый отвечает агрессией. Ребенок ведет себя неприемлемо, взрослый — вместо того чтобы выдать ему профессиональную реакцию — реагирует эмоционально. То есть взрывом. Нам полезно помнить, что на нашей стороне сила, опыт, ресурсы, мудрость, возраст, а у них ничего этого нет. И они очень сильно хотят показать, что у них все это есть.

Часто бывает, когда нам кажется, что там у них глухая стена, бетон, монолит, и мы пытаемся пробить эту стену, чтобы достучаться, — стена оказывается картонная. И за ней ничего нет. Ты лупишь уже со всей силы в эту стену, чтобы ее пробить, кулак проваливается в пустоту, и человек, вместо того чтобы на тебя наброситься, вдруг скукоживается и плачет. У меня был такой опыт в жизни, и он очень страшный. И со своими детьми, если мы переходим границу, лучше замечать, где у меня та точка кипения, до которой меня можно довести, где мне нужна пауза, чтобы не взорваться. Когда на работе у нас такие ситуации возникают, мы же умеем себя регулировать. Но с детьми у нас есть ощущение, что мы в полном праве решить конфликт силой, статусной демонстрацией, потому что я взрослый, потому что я сильнее, потому что я могу. И дети очень тяжело на это реагируют, они часто говорят, что со взрослыми бесполезно разговаривать. «Они не слушают наших аргументов. Они начинают сразу давать категорические советы — я старше, значит, я умнее». Для подростков это оскорбительно, потому что они сейчас хотят рациональных аргументов. А этих рациональных аргументов у нас нет.

Почему мне нельзя поехать на фестиваль с друзьями? «Да потому что я боюсь. Я тупо боюсь, мне страшно тебя отпускать. Чего мне страшно? Да я не знаю, чего мне страшно. Мне всего страшно, я хочу тебя привязать веревочкой к своей ноге, чтобы ты сидел рядом, и я знала, что ты у меня занят делом». А ребенок продолжает разговор на уровне аргументации, а не на уровне глубинных материнских страхов. И этот разговор обречен, потому что рациональных аргументов у нас для него нет. У нас есть аргумент «я боюсь» и с ним уже сделать ничего нельзя.

Фото — фотобанк Лори

старшие подростки помогают родителям сажать картошку.определите мотив,субьект, объект,цель, средства,результат

1.Определённая группа людей, объединившихся для общения, совместной деятельности – это
1)активное сообщество 2)научное объединение 3)общество 4)этап исторического развития
2. Сходство в поведении животного и деятельности человека
1)целеполагание 2)целесообразность 3)творческая активность 4)преобразование природы
3. Верны ли утверждения?
А. Многообразные связи, возникающие между социальными группами в процессе экономической, политической, культурной деятельности называются общественными отношениями.
Б. Человек может самостоятельно определять или изменять цель деятельности.
1)верно только А 2)верно только Б 3)верны оба суждения 4)оба суждения неверны
4. Верны ли утверждения?
А. К материальной культуре относятся научные теории, художественные произведения, нравственность.
Б. К общественным наукам относятся археология, политология, эстетика, социальная психология.
1)верно только А 2)верно только Б 3)верны оба суждения 4)оба суждения неверны
5. Признак общества как системы:
1)постоянные изменения в общественной жизни 2)наличие сфер общества 3)деградация элементов общества
6. Завершите предложения:
1)Соответственно общественным потребностям сложились социальные … .
2)Происхождение человека называется … .
3)Совершенство, высшая цель человеческого стремления – это … .
7. Целостное представление о природе, обществе, человеке, находящее выражение в системе ценностей и идеалов личности, социальной группы, общества – это
1)природоцентризм 2)наукоцентризм 3)мировоззрение 4)социоцентризм
8. Верны ли суждения?
А. Относительная истина – это полное знание о сложном объекте.
Б. Практика не является критерием истины.
1)верно только А 2)верно только Б 3)верны оба суждения 4)оба суждения неверны
9. Данному познанию свойственны системность, обоснованность и проверяемость
1)искусство 2)паранаука 3)народная мудрость 4)наука
10. Процесс освоения знаний и навыков, способов поведения
1)воспитание 2)адаптация 3)социализация 4)модернизация
11. Все примеры, за исключением одного, относятся к понятию «социальные потребности». Укажи лишний пример.
Создание культурных ценностей, трудовая деятельность, общение, социальная активность
12. Старшие подростки помогают родителям сажать картошку. Определите мотив, субъект, объект, цель, средства, результаты деятельности.

Похожие статьи


Екатерина Ушахина

Настроение меняется каждую минуту, гормоны бушуют, и кажется, что нет никакого взаимопонимания… Если вам знакома такая ситуация, то определенно в вашей семье растет подросток. Как вести себя с подросшим ребенком, как наладить отношения и не потерять детско-родительскую связь.

Сегодня хотим поговорить о типичных ошибках, которые допускают родители подростков. Итак, чего делать не стоит.

1. Говорить, что мы такими не были… и пресекать самостоятельность


Как помочь ребенку повзрослеть

Дети растут и меняются, и не всегда родители готовы принять это. Ваша дочь покрасила волосы в синий цвет и бросила балетную школу, а вы так мечтали видеть ее на сцене. Сын перестал быть послушным милым мальчиком и все чаще проявляет агрессию и отстраняется.

Что делать? Принять ребенка таким, какой он есть. Конечно, мы очень хотим, чтобы дети были похожи на нас и развивались также, как мы. Но это невозможно.

Важно уметь отстраниться от своего опыта, принять ребенка полностью и позволить ему быть самостоятельным.


Примите ребенка таким, какой он есть. Источник

Все подростки стремятся стать более независимыми. Желание ломать рамки, ощущение, что твое развитие сдерживают, не так сильны, если веришь, что сам отвечаешь за свою жизнь и можешь принимать решения. Родителям бывает непросто отпустить ребенка в свободное плавание, но это нужно сделать.

Спросите себя, могут ли действия ребенка оказаться опасными, вредными для здоровья, противозаконными, неэтичными или способными закрыть какие-то двери, которые лучше оставить открытыми (например, если подросток не берет те учебные курсы, которые ему нужны для поступления в университет с высоким конкурсом).

Если действия ребенка не попадают ни в одну из перечисленных категорий, позвольте ему поступить по-своему.

2. Сурово наказывать

Всех детей время от времени приходится наказывать, но ни в коем случае нельзя причинять ребенку физическую боль, унижать его или проявлять чрезмерное раздражение и гнев.

Эффективное наказание включает пять компонентов:

— указание, что конкретно было неправильным («Мы договорились, что к полуночи ты вернешься домой, но ты явился только около двух часов ночи»);

— описание, какой эффект это имело («Я не могу уснуть, когда беспокоюсь о том, где ты, а мне нужно ложиться до полуночи, чтобы выспаться»);

— перечисление одного или нескольких альтернативных вариантов поведения («У нас все еще действует правило, что ты возвращаешься домой до полуночи, но, если по какой-то неизбежной причине ты задерживаешься, пожалуйста, позвони, как только ты об этом узнал, и объясни, что это за причина»);

— четкое определение наказания («Из-за этого инцидента я не разрешаю тебе уходить из дома в следующую субботу вечером. Можешь позвать друзей к себе, но я хочу, чтобы ты был дома»);

— объяснение, что вы ожидаете другого поведения в следующий раз («Обычно ты всегда очень внимательный, пожалуйста, не забудь позвонить, если такая ситуация вдруг повторится»).


Постарайтесь решать все конфликты мирно. Источник

3. Ругать и отчитывать

Да, часто поведение тинейджеров далеко от идеального, но это не повод постоянно устраивать разбор полетов, ругать и критиковать. Такое поведение родителей лишь оттолкнет от них ребенка. Он перестанет вам доверять и говорить откровенно, станет скрытным и отстраненным.

Гораздо разумнее выбрать другую стратегию. Подростку нужно чувствовать, что дом — это то место, где он может укрыться от сложностей повседневной жизни. Создайте такую атмосферу, которая позволит ребенку действительно расслабиться и забыть о своих проблемах.

Постарайтесь снизить уровень стресса, сделать так, чтобы дома происходило как можно меньше ссор, споров и эмоционального выяснения отношений.


Критика и крики не помогут решить проблему, а лишь отдалят от вас подростка. Источник

4. Заставлять учить нелюбимый предмет

Пятерки не делают человека счастливым, поэтому заставлять подростка учиться из-под палки — не лучший путь, который может привести к кризису в ваших отношениях.

Не забывайте, что у всех разные способности. И если вашему сыну или дочери лучше дается история или литература, не стоит заставлять его часами сидеть за математикой и нанимать кучу репетиторов. Это самое настоящее насилие над личностью, которое не приведет ни к чему хорошему.


Оценки не сделают ребенка счастливым. Источник

5. Быть непоследовательным

Если каждый день появляются новые ожидания или родители требуют выполнения правил лишь от случая к случаю, то в безалаберности подростка им можно винить только себя.

Самый простой способ научить ребенка хорошему поведению — довести его до уровня привычки, а добиться этого можно только будучи последовательным.

Ваши ожидания могут быть неясны подростку, потому что они не сформулированы. Возможно, вы предполагаете, что он и так знает, что нельзя оставлять мокрые полотенца на кровати. Или что он должен предупредить, если опаздывает к ужину. Но то, что взрослому человеку кажется само собой разумеющимся, далеко не так очевидно ребенку.


Объясняйте ребенку, чего вы от него ждете. Источник

Расплывчатая формулировка ожиданий — еще один источник проблем. Недостаточно сказать 12-летней дочери, что вы ждете от нее, что в ее комнате будет чисто. Нужно объяснить, что конкретно входит в уборку: положить чистые вещи в шкаф, а грязные — в корзину для белья, протереть пыль с мебели и раз в неделю пропылесосить.

Когда вы объясняете подростку, чего от него ожидаете, делайте это максимально подробно. Если возможно, приводите конкретные цифры, например, во сколько он должен быть дома после концерта, сколько он должен практиковаться в игре на музыкальном инструменте и так далее.

6. Быть навязчивым

Несомненно, ребенку необходимо знать, что родители всегда рядом с ним и готовы прийти на помощь, но ему не менее важно понимать, что есть множество ситуаций, с которыми он вполне справится самостоятельно.

Не пытайтесь держать под контролем каждую мелочь в жизни подростка.

Правильное воспитание требует баланса между вовлеченностью и предоставлением самостоятельности. При любой крайности — и когда родители чрезмерно опекают ребенка, и когда они не интересуются его жизнью — страдает его психическое здоровье.

7. Слишком сильно контролировать

В процессе развития ребенка не должно быть таких этапов, когда родители перестают его контролировать вообще. Однако по мере его взросления родителям стоит ослаблять ограничения, когда он демонстрирует все большую степень ответственности.

Каждый раз, ослабляя какое-то ограничение, следует наблюдать за реакцией подростка. Если он ответственно распоряжается дополнительной порцией свободы, значит, было принято верное решение.

Предположим, родители постоянно следят, сколько времени их 13-летний сын проводит за выполнением домашнего задания. Они могут перестать делать это в течение одной учебной четверти (или семестра). Если оценки ребенка будут не хуже, можно и в дальнейшем перестать его контролировать.


Иногда стоит немного снизить контроль. Источник

8. Не уважать личные границы подростка

Для подростка крайне важно иметь право на личную жизнь: установить замок на дверь комнаты, ежедневно рассчитывать на личное время.

Избежать конфликтов помогут четко обозначенные, оговоренные и всеми одобренные границы. Некоторые родители, тревожась за состояние подростка, вторгаются в его личную жизнь (например, читают СМС в телефоне). Такие действия разрушают доверие и отношения в целом.

Стремление ребенка иметь личную жизнь не означает, что ему есть что скрывать или что он избегает членов своей семьи. Подростку необходимо проводить время уединенно, чтобы разобраться в себе.

По материалам книг «Как помочь ребенку повзрослеть», «Переходный возраст».

Обложка поста отсюда.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх