Помост

Вопросы веры

Сказка о рыбаке рыбке

Сказка о бедном рыбаке, в сети которого попалась золотая рыбка. Сжалился старик над рыбкой, отпустил ее в море. За это рыбка обещала выполнить любое его желание. Старик ничего не попросил, а вернувшись домой, рассказал о случившемся жене. Старуха начала бранить рыбака и послала обратно к морю за новым корытом. Получив новое корыто, старуха захотела новый терем, потом стать дворянкой. Так и не смогла она унять свои желания и посягнула на титул морской владычицы. За что лишилась всего и осталась вновь у разбитого корыта.

Сказка о рыбаке и рыбке читать

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.

Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».


Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.

Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).


Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.


Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:

Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).


Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.


Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;

Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).

Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.

А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.

Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:

«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

(Илл. Б.Дехтерева, изд. Детская литература, 1991 г.)

Сказка о рыбаке и рыбке

Жили-были старик и старуха,
У самого синего моря,
В кошельке у них было глухо,
Но для них это было не горе,
Они в ветхой землянке жили,
Ровно тридцать лет и три года,
Они крепко друг друга любили,
Но не вышло у них приплода.
Старик к морю ходил на рыбалку,
И закидывал невод в воды,
А старуха брала свою прялку,
И пряла, напролет все годы.
Раз закинул он невод в глубины,
Стал на волны смотреть он с тоскою,
Пришел невод, а в нем полно тины,
А другой раз с травой морскою.
В третий раз он невод закинул,
Пришел невод с одною рыбкой,
Удивленно он брови сдвинул,
Посмотрел на нее он с улыбкой.
Эта рыбка была непростая,
Не видал он такой за карьеру,
Была рыбка та золотая,
И сказала она браконьеру:
— «Отпусти меня старче в воду,
Я за это дам откуп тебе,
Подари ты мне, старче, свободу,
Будешь век благодарен судьбе».
Удивился старик, испугался,
Он тридцать лет и три года рыбачит,
Он с уловом ни разу не общался,
А рыба с ним вдруг судачит.
Отпустил он рыбку золотую,
И сказал ей ласковое слово:
— «Бог с тобой, пусть рыбачил впустую,
Пусть приду я домой без улова,
Твоего мне откупа не надо,
Ступай себе в синее море,
Будешь этому сильно ты рада,
Гуляй там себе на просторе».
Воротился старик к старушке,
И про рыбку он начал рассказ,
Навострила она свои ушки,
И задергался нервно глаз.
— «Я поймал, было, рыбку сегодня,
Золотую рыбку, непростую,
Это прямо таки чудо Господне,
Не встречал я ни разу такую.
Домой в синие море просилась,
Дорогой откупалась ценою,
Сердце жалобно вдруг забилось,
И пустил я ее с волною».
Старика старуха ругала:
— «Простофиля ты, дурачина,
И так в жизни счастия мало,
А ты в морскую его бросил пучину!
Хоть бы взял ты с рыбки корыто,
Все же лучше, чем пустой ты пришел,
Наше-то совсем разбито!»
И старик снова к морю пошел.
Подошел он к берегу моря,
Видит, море слегка разыгралось,
На душе у старого горе,
От старухи ему досталось.
Стал он кликать рыбку из бездны,
Приплыла к нему рыбка с вопросом:
— «Чего надо тебе, только честно?»
Он ответил, стоя с опущенным носом:
— «Смилуйся, Государыня рыбка,
Разбранила меня моя дама,
Обижалась на меня она шибко,
Не дает мне покоя ни грамма,
Воротиться старуха велела,
Надобно ей новое корыто,
Старое ей уже надоело,
Старое расколото и разбито».
Ответила рыбка золотая:
— «Ступай с Богом и не печалься,
Раз уж старуха твоя такая,
Будет вам корыто, не сомневайся».
Воротился к старухе старик,
Смотрит, новое корыто стоит,
А старуха подняла крик,
Еще пуще его бранит:
— «Простофиля ты, дурачина,
Выпросил корыто, нахал,
Раз уж была просить причина,
Так уж лучше бы избу ты брал!».
К синему морю поплелся старик,
(Помутилося море прилично),
Приплыла к нему рыбка на крик,
И спросила его, как обычно:
— «Что тебе надо, старик дорогой?»
Ей старик с поклоном отвечает:
— «Смилуйся рыбка, Господь с тобой,
Еще больше старуха ругает.
Не дает старику мне покоя,
Одолела дура спесивая,
Заразилась идеей дурною,
Избу просит, баба сварливая».
Отвечает золотая рыбка:
— «Не печалься, ступай себе с Богом,
Не твоя же это ошибка,
Будет изба вам с порогом».
Он к землянке пошел своей,
А землянки нет уж и следа,
Стал немного он веселей,
Изба смотрела на деда,
Старуха сидит под окошком,
На чем свет стоит мужа ругает,
Старик испугался немножко,
Смелости подойти не хватает.
— «Дурачина ты, прямой простофиля,
Выпросил избу, наглец,
Ведь варианты другие были,
Все мозги растерял в конец!
Воротись к рыбке, с поклоном,
Не хочу быть черной крестьянкой!»
И сказала она грозным тоном:
— «Хочу быть столбовою дворянкой!»
Пошел старик к морю опять,
(Неспокойно на море стало),
Начал снова он рыбку звать,
Приплыла к нему рыбка, сказала:
— «Что тебе надобно, старче, скажи?»
Ей старик с поклоном отвечает:
— «Смилуйся рыбка, прошу, удружи,
Еще пуще старуха ругает,
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Не дает старику мне покоя,
Хочет быть столбовою дворянкой,
И не знаю, что с ней стало такое».
Отвечает рыбка золотая,
— «Не печалься, ступай с Богом старик,
Что поделать, раз старуха такая».
И пошел он, головою поник.
К старухе старик воротился,
Что ж он видит? — Терем высотный,
Сильно старик изумился,
От изумления стал он весь потный.
На крыльце, его старуха сидит,
В дорогой собольей душегрейке,
Жемчуг на шее блестит,
В золоте все тело злодейки,
Перед нею усердные слуги,
Она бьет их, за космы таскает,
Они все выполняют в испуге,
Тут старик говорить начинает:
— «Здравствуй сударыня-барыня, здравствуй,
Чай теперь твоя душенька довольна?
Ты стала дворянкой, властвуй,
Ты во всем теперь полностью вольна».
Закричала на старика дворянка,
Злой презлой она сразу стала,
Стала мерзкой она, как поганка,
На конюшню служить мужа послала.
Вот неделя проходит, другая,
Всех старуха дурная достала,
Старика она сильно ругая,
Опять к золотой рыбке послала:
— «Ступай-ка ты к рыбке, в поклоне,
Не хочу быть дворянкой, надоело,
А хочу быть царицей на троне,
Выполняй то, что я велела!».
Взмолился старик, испугался:
— «Что ты, баба, беленов объелась?»,
Успокоить ее попытался:
— «А не много ль тебе захотелось?».
Еще пуще она осердилася,
По щеке ударила мужа,
В ураган она превратилася,
Лютая стала, как стужа:
— «Как ты смеешь спорить со мною?
Ты что к морю забыл дорогу?
Была я дворянкой столбовою,
А стану царицей, ей Богу!».
Старичок отправился к морю,
(Море синее уже почернело),
Он боялся быть с рыбкой в ссоре,
Стал он кликать ее несмело,
Приплыла к нему рыбка, спросила:
— «Что тебе старче мой милый?».
Отвечает старик уныло:
— «Смилуйся рыбка, уж нет больше силы,
Меня старуха совсем измотала,
Что же делать мне с этой львицей?
В этот раз она пожелала,
Вольною стать царицей!».
Золотая рыбка в ответ говорит:
— «Не печалься, не стоит злиться,
И сердце твое пусть не болит,
Будет старуха царицей!».
Воротился старик бородатый,
Поначалу подумал, что снится,
Вместо терема, царские палаты,
В них сидит за столом царица.
Служат ей дворяне статные,
Наливают ей заморские вина,
На закуску пряники печатные,
Вокруг стража – здоровые детины,
Топоры положили на плечи,
Чтоб царицу никто не обидел,
Чуть не лишился старик речи,
Как только все это увидел.
Молвил: — «Здравствуй, царица грозная,
Твоя душенька довольна теперь?»,
Стала старуха серьезная,
Старику показала на дверь,
Подбежали дворяне с кулаками,
Топорами чуть стража не изрубила,
Прогнали старика пинками,
А царица про него уж забыла.
Насмеялся над ним народ:
— «Поделом тебе старый дурак,
Не лазь не в свой огород,
А то красным будешь, как рак».
Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще вздурилась гадюка,
Царедворцы мужа приводят,
Говорит старику эта злюка:
— «Воротись к рыбке тупица».
Ее слушал старик с тоскою,
— «Не хочу быть вольной царицей,
Хочу быть владычицей морскою!
Чтобы море меня окружило,
И учти! Это не болтовня!
Чтобы рыбка всегда мне служила,
На посылках была б у меня».
Не перечил старик царице,
Только брови свои нахмурив,
К морю поспешил удалиться,
А на море черная буря.
Так сердитые волны и вздулись,
Все готовы они разорвать,
К стариковым ногам прикоснулись,
Старик снова рыбку стал звать.
Приплыла к нему рыбка опять,
И вопрос задала, как всегда,
Ей с поклоном он стал отвечать:
— «Смилуйся рыбка, все та же беда,
Мои нервы уже на грани,
От тебя ничего я не скрою,
Моя старуха хочет жить в океане,
Хочет быть владычицей морскою,
Чтоб служила ты ей сама,
На посылках у нее была бы,
Совсем выжила она из ума,
Пустота в голове у бабы».
Никаких рыбка слов не нашла,
Лишь хвостом по воде плеснула,
И в глубокое море ушла,
Волна ее вмиг захлестнула.
Долго у моря ответа он ждал,
Не дождался, к старухе воротился,
Глянул, землянку свою увидал,
Не поверил сперва, удивился.
На пороге старуха как когда-то сидит,
Опечалена, горем убита,
Перед нею лежит и на деда глядит,
Как и прежде разбитое корыто.

Александра Ленарская

На окраине одной деревеньки имелся прудик. Был он маленьким, но очень красивым. Много рыбы водилось в нём. В одной семье пескариков жила маленькая рыбка, звали её Викуся. Была она такая хорошенькая, что и родители, и бабушка, и дедушка просто души в ней не чаяли. Баловали её, самый лакомый кусочек всегда для неё оставляли.

Целыми днями рыбки добывали себе пропитание на самом дне пруда – в водорослях или тине. Это была тяжёлая работа: нужно было долго откапывать еду, рыться носом в иле, ворошить песок. Но никто не жаловался. Ведь рыбкам с самого детства говорили, что от лёгкой добычи могут быть большие неприятности! Все знали, что на прудик приходят рыбаки и закидывают в воду свои коварные ловушки – удочки. На них легко попасться, а вырваться на свободу уже невозможно. Лишь немногим удалось улизнуть. Одним из этих везунчиков был дедушка Викуси – большой старый пескарь.

Одним прекрасным утром он собрал всех маленьких рыбок вокруг себя и принялся рассказывать им свою любимую историю:

– Однажды, ещё в далёкой молодости, я плыл по пруду и вдруг увидел большого червяка. Этого червяка не надо было искать и откапывать, вытаскивать из песка. Как сейчас помню: вот он, прямо передо мной! Такой жирный и вкусный! «Ну что может случиться, если я съем этого червяка? – подумал я тогда. – Один разочек можно и попробовать». Я ловко схватил червяка и хотел быстро шмыгнуть с ним к себе домой, но не тут-то было! Червяк был привязан к удочке, и через секунду я почувствовал, что лечу над водой и вот-вот попаду на берег, прямо в руки к рыбакам. Если бы я тогда не выплюнул червяка, не быть мне в живых. Нам, рыбам, права на ошибку не даётся. Вот и вы, внуки мои, всегда помните мои слова: никогда не хватайте лёгкую наживку, каждый кусок зарабатывайте собственным трудом.

Все рыбки слушали дедушку внимательно, а Викуся мечтательно и бездумно плавала неподалёку. Ей было неинтересно слушать старого пескаря, ведь она не умела добывать еду. Всё самое вкусное Викусе приносила мама.

Вдруг она увидела перед собой настоящего червяка! Викуся очень обрадовалась. Она сразу подумала о том, что её подружки умрут от зависти, когда увидят, что такая маленькая и хрупкая рыбка сама нашла и притащила домой такого огромного червяка.

Викуся попыталась уцепиться за червяка. Она долго не могла справиться с ним, ведь она была очень маленькой. Когда ей это наконец удалось, Викуся рванула с ним на дно. Но червяк – наоборот: вдруг поплыл вверх.

Тут дедушка, сидевший неподалёку, увидел это и закричал:

– Викуся, не трогай червяка, это же ловушка!

Но Викуся только разозлилась и ещё сильнее сжала червяка во рту.

– Они просто завидуют мне, – промелькнуло у неё в голове, – никому не дам моего червяка.

– Викуся! Викуся! – закричали все остальные рыбки. Но было уже поздно. Викуся взмыла в воздух и, блеснув золотистой чешуйкой на солнышке, упала на песчаный берег. Она не сразу поняла, где оказалась. Ещё какое-то время она жадно сжимала червяка во рту и была очень занята мыслями о нём.

Тем временем мама Викуси уже горько плакала на дне пруда, бабушка пила сердечные капли, а дедушка, вздыхал и молчал. Он винил себя в том, что не уберёг любимую внученьку. Но тут к ним приплыла Викуся. Рыбаки отпустили её, потому что она была ещё очень маленькая. Правда, червяка все-таки отняли. Но ничего: Викуся найдет другого, заработает себе пропитание – теперь уже честным трудом!

Какие дома упоминается в сказке о рыбаке и рыбке?

Это сказка, написанная А.С. Пушкиным. Она рассказывает историю старых людей, живущих очень бедно и в землянке. Старик ловит рыбу, и однажды ему попадается золотая рыбка. Он поддается ее уговорам, жалеет ее и отпускает. Приходит домой и рассказывает жене, та начала его ругать. Сначала жадная и корыстная старуха попросила корыто, потом избу крестьянскую, потом захотела быть дворянкой столбовой, а потом и царицей. Все исполняла благодарная и великодушная рыбка, до тех пор, пока не захотела старуха владычицей морской быть и рыбку в подданные взять. Тут и вернула рыбка все им, как было — землянку и корыто.

Виды жилища в сказке

В этом произведении упомянуты следующие виды жилых построек.

  1. Землянка — сооружение или жилище под землёй, частично выступающее над землёй. Бывали и полуземлянки со срубом, часть которого выступает на поверхность. Бедные, даже нищие, люди жили в землянках, так как это самый доступный вид утеплённого жилища.
  2. Изба — бревенчатый дом, отапливаемый печью. В избах жили крестьянские семьи, или даже несколько семей, так как из избы бывают различных конфигураций и с различным количеством комнат. Бывали даже целые комплексы из изб. Избы могли отапливаться по-черному, дым выходил сквозь двери и оконца.
  3. Терем — часто двухэтажная постройка с признаками роскоши — резными окнами, балконами, различными украшениями и декором. Терем, в сказках, является жильем богачей и его можно сравнить с современным особняком. Он мог быть каменным или деревянным. Изначально терем был украшенной пристройкой над жилой частью, воротами, палатами или был отдельным зданием.
  4. Царские палаты — большие, достигающие трёх этажей, роскошно украшенные сооружения. Жилье бояр, дворян и царских семей. Использовались и для приема гостей и просителей. Над палатами строились терема из дерева.

Мораль сказки

Никогда не пользуйтесь слабостью и горем ближнего в корыстных целях. Нельзя быть жадным, как старуха, и требовать больше заслуженного. Также сказка показывает, что важно быть добрым и великодушным.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх