Помост

Вопросы веры

Сказки от диснея

Давным-давно в одном сказочном королевстве у короля с королевой родилась дочь, которую назвали Авророй. В тот же день король объявил о помолвке Авроры с принцем Филиппом из соседнего королевства. Принц тоже был ещё маленьким мальчиком. Он подошёл к колыбели и с улыбкой посмотрел на новорождённую — свою наречённую невесту.
В честь рождения дочери король устроил грандиозный пир! Во дворец съехались сотни гостей. Все поздравляли родителей и подносили дары маленькой принцессе.
Были здесь и три добрые феи, они одарили малютку дивной красотой и чудесным голосом. А третья фея не успела сделать подарок…
Раздался гром, и в замке появилась ведьма Дьяволина. Она была в ярости из-за того, что её не пригласили на торжество. Ведьма приблизилась к колыбели и произнесла страшное пророчество:
— Когда принцессе исполнится шестнадцать, она уколет палец о веретено и умрёт!
— Нет! — воскликнула третья добрая фея. — Она не умрёт, а лишь заснёт. Однажды явится прекрасный принц и разбудит её своим поцелуем!
После слов феи королю и королеве стало немного легче. Однако король поразмыслил и отдал приказ уничтожить все прялки и веретёна в своём королевстве. Ведь если нет веретён, то принцесса не сможет уколоться и предсказание не сбудется.
А феи решили, что для принцессы безопаснее будет расти не во дворце, у всех на виду, а в маленьком домике посреди леса. Феи поселились там вместе с девочкой и выдавали её за бедную сиротку, а себя — за К её тётушек.
Когда Дьяволина узнала, что принцесса исчезла из дворца, она разослала своих слуг во все концы на поиски Авроры. Но те так ничего и не добились.
Тогда ведьма обратилась к своему верному ворону — она рассчитывала, что хитрая птица непременно найдёт девчонку.
Но прошло почти шестнадцать лет, а ворон всё ещё искал принцессу. Аврора тем временем росла в лесной хижине под присмотром тётушек. Она не знала, что её родители — король с королевой. Не знала она и своего настоящего имени -все вокруг называли её Дикой Розочкой.
Всё это время феи старались не прибегать к волшебству, боясь, что Дьяволина их обнаружит. В день шестнадцатилетия принцессы они решили приготовить для своей любимицы праздничный торт и сшить нарядное платье — и всё своими руками!
В тот день Дикая Розочка гуляла по лесу, играла со своими друзьями-зверушками, мечтала о том, чтобы встретить прекрасного принца, и пела.
Мимо проезжал всадник, да не простой, а принц. Это был тот самый принц Филипп, с которым Аврора была помолвлена с самого рождения.
Принц так заслушался песней, что свалился с коня в пруд и вымок до нитки. Ему! пришлось снять плащ, сапоги и шляпу повесить вещи сушиться.
Шаловливые зверушки утащили мокрую одежду юноши, надели её на себя и стали изображать принца. Дикую Розочку так развеселила их затея, что она вскочила и пригласила «принца» на танец.
Но тут из-за кустов вышел настоящий принц. Аврора и Филипп влюбились друг в друга с первого взгляда. Они пели смеялись и танцевали, позабыв обо всём на свете. А когда им пришла пора расставаться, они договорились встретиться завтра на этой же поляне.

Феи совершенно сбились с ног. У них ничего не получалось без волшебства! Тесто для пирога растекалось, а платье было похоже на мешок. И тогда тётушки решили, что если совсем чуть-чуть поколдуют, ничего страшного не произойдёт.
Они достали свои волшебные палочки и наколдовали великолепные платье и пирог. Но потом феи заспорили, какого цвета должно быть платье. Они размахивали палочками, и разноцветные магические искры поднимались в воздух и вылетали в трубу. Случилось так, что в это время мимо пролетал ворон Дьяволины. Разумеется, фейерверк искр не укрылся от его зорких глаз.
Вернувшись домой, Аврора с удивлением обнаружила роскошное платье и красивый торт.
— Ах, спасибо вам, милые тётушки! Но вы ещё не знаете, какая у меня новость: сегодня я влюбилась в прекрасного юношу, и мы договорились встретиться завтра на поляне.
— Это невозможно, дорогая! — в один голос воскликнули феи. — Завтра ты будешь во дворце! На самом деле ты не сиротка, а дочь короля и королевы. Настала пора тебе вернуться к родителям.
Вечером феи и Аврора отправились во дворец.
Аврора стала с интересом осматривать замок и вдруг услышала, что её окликают. Подчиняясь странному зову, она поднялась на вершину башни. В крошечной каморке девушку ждала Дьяволина с прялкой. Едва принцесса дотронулась до веретена, как тут же погрузилась в глубокий сон.
Предсказание исполнилось. Чтобы уберечь короля с королевой от страшного известия, добрые феи погрузили в сон и весь замок. Теперь разбудить принцессу и разрушить чары, окутавшие королевство, мог только поцелуй влюблённого принца.
Тем временем, желая помешать Филиппу спасти Аврору, Дьяволина заточила его в темницу.
Но Филипп недолго пробыл в неволе: добрые феи освободили его. Они дали ему волшебные меч и щит, и принц отправился спасать возлюбленную.
Дьяволина окружила замок колючими зарослями, чтобы не дать Филиппу приблизиться. Но это , не остановило принца.
Он прорубил себе путь волшебным мечом и вошёл в замок. Тогда Дьяволина, превратившись в огнедышащего дракона, преградила ему путь. Они бились не на жизнь, а на смерть, и в конце концов Филипп одержал победу!
Принц разыскал Спящую красавицу и поцеловал её. Принцесса ожила! В тот же миг очнулся и весь замок. Король и королева были безмерно рады увидеть свою дочь живой и невредимой.
Тут же было объявлено о предстоящей свадьбе. Всё королевство ликовало! Филипп и Аврора вскоре поженились и жили вместе долго и счастливо.

Спящая красавица мультфильм 1959 смотреть онлайн бесплатно

В одной сказочной стране мирно и спокойно проживали мудрый король и прекрасная королева. Когда в их дружной счастливой семье родилась дочка, которую они назвали Аврора, король в честь такого праздничного события решил устроить большой праздник. Он отсылает приглашения во все края королевства, приглашая всех жителей на огромный праздничный пир. Среди множества гостей на пир были приглашены и добрые феи, Флора, Фауна и Хорошая Погода. Однако злую и коварную Мэлифисенту король решил не приглашать, так как она была олицетворением зла в королевстве, и жила в самом сердце дремучего леса.

Но обидевшаяся злая колдунья затаила обиду на короля и решила ему отомстить. Когда девушке исполнилось 16 лет, Мэлифисента пробралась в королевство и сделала так, что Аврора укололась об её «веретено проклятья». Сразу после этого девушка погрузилась в глубокий сон. Что бы не старался сделать убитый горем король, пытаясь разбудить дочку, ничего не помогало. Даже добрые и практически всесильные феи леса не смогли снять проклятье, наложенное злой колдуньей. Одна из фей все же нашла в старинной книге упоминание об этом заклятье. Разрушить чары сможет лишь прекрасный принц, и проснется Аврора лишь от поцелуя доброго и чистого душой юноши. И тогда король разослал во все края королевства гонцов, посулив любому юноше который сможет пробудить Аврору, несметные богатства.

Сказка Спящая красавица

Сказка Спящая красавица читать:

Жили на свете король с королевой. Детей у них не было, и это их так огорчало, так огорчало, что и сказать нельзя.

И вот, наконец, когда они совсем потеряли надежду, у королевы родилась дочка.

Можете себе представить, какой праздник устроили по случаю её рождения, какое множество гостей пригласили во дворец, какие подарки приготовили!..

Но самые почётные места за королевским столом были оставлены для фей, которые в те времена ещё жили кое-где на белом свете. Все знали, что эти добрые волшебницы, стоит им только захотеть, могут одарить новорождённую такими драгоценными сокровищами, каких не купишь за все богатства мира. А так как фей было семь, то маленькая принцесса должна была получить от них не меньше семи чудесных даров.

Перед феями поставили великолепные обеденные приборы: тарелки из лучшего фарфора, хрустальные кубки и по ящичку из литого золота. В каждом ящичке лежали ложка, вилка и ножик, тоже из чистого золота и притом самой тонкой работы.

И вдруг, когда гости уселись за стол, дверь отворилась, и вошла старая фея — восьмая по счету, — которую забыли позвать на праздник.

А забыли её позвать потому, что уже более пятидесяти лет она не выходила из своей башни, и все думали, что она умерла.

Король сейчас же приказал подать ей прибор. Не прошло и минуты, как слуги поставили перед старой феей тарелки из самого тонкого расписного фарфора и хрустальный кубок.

Но золотого ящичка с ложкой, вилкой и ножиком на её долю не хватило. Этих ящичков было приготовлено всего семь — по одному для каждой из семи приглашённых фей. Вместо золотых старухе подали обыкновенную ложку, обыкновенную вилку и обыкновенный ножик.

Старая фея, разумеется, очень обиделась. Она подумала, что король с королевой — невежливые люди и встречают её не так почтительно, как следовало бы. Отодвинув от себя тарелку и кубок, она пробормотала сквозь зубы какую-то угрозу.

К счастью, юная фея, которая сидела рядом с ней, вовремя услышала её бормотание. Опасаясь, как бы старуха не вздумала наделить маленькую принцессу чем-нибудь очень неприятным — например, длинным носом или длинным языком, — она, чуть только гости встали из-за стола, пробралась в детскую и спряталась там за пологом кроватки. Юная фея знала, что в споре обычно побеждает тот, за кем остаётся последнее слово, и хотела, чтоб ее пожелание было последним.

И вот наступила самая торжественная минута праздника:

феи вошли в детскую и одна за другой стали преподносить новорожденной дары, которые они для неё припасли.

Одна из фей пожелала, чтобы принцесса была прекраснее всех на свете. Другая наградила ее нежным и добрым сердцем. Третья сказала, что она будет расти и цвести всем на радость. Четвёртая обещала, что принцесса научится превосходно танцевать, пятая — что она будет петь, как соловей, а шестая — что она будет играть одинаково искусно на всех музыкальных инструментах.

Наконец, очередь дошла до старой феи. Старуха наклонилась над кроваткой и, тряся головой больше от досады, чем от старости, сказала, что принцесса уколет себе руку веретеном и от этого умрёт.

Все так и вздрогнули, узнав, какой страшный подарок приготовила для маленькой принцессы злая колдунья. Никто не мог удержаться от слёз.

И вот тут-то из-за полога появилась юная фея и громко сказала:

— Не плачьте, король и королева! Ваша дочь останется жива. Правда, я не так сильна, чтобы сказанное слово сделать несказанным. Принцесса должна будет, как это ни грустно, уколоть себе руку веретеном, но от этого она не умрёт, а только заснёт глубоким сном и будет спать целых сто лет, до тех пор, пока её не разбудит прекрасный принц.

Это обещание немного успокоило короля с королевой.

И всё же король решил попытаться уберечь принцессу от несчастья, которое предсказала ей старая злая фея. Для этого он под страхом смертной казни запретил всем своим подданным прясть пряжу и хранить у себя в доме веретёна и прялки.

Прошло пятнадцать или шестнадцать лет. Как-то раз король с королевой и дочерью отправились в один из своих загородных дворцов.

Принцессе захотелось осмотреть древний замок. Бегая из комнаты в комнату, она, наконец, добралась до самого верха дворцовой башни.

Там, в тесной каморке под крышей, сидела за прялкой какая-то старушка и преспокойно пряла пряжу. Как это ни странно, она ни от кого ни слова не слыхала о королевском запрете.

— Что это вы делаете, тётушка? — спросила принцесса, которая в жизни не видывала прялки.

— Пряду пряжу, дитя мое, — ответила старушка, даже не догадываясь о том, что говорит с принцессой.

— Ах, это очень красиво! — сказала принцесса. — Дайте я попробую, выйдет ли у меня так же хорошо, как у вас.

Она быстро схватила веретено и едва успела прикоснуться к нему, как предсказание злой феи исполнилось, принцесса уколола палец и упала замертво.

Перепуганная старушка принялась звать на помощь. Люди сбежались со всех сторон.

Чего только они не делали: брызгали принцессе в лицо водой, хлопали ладонями по её ладоням, терли виски душистым уксусом, — всё было напрасно. Принцесса даже не пошевельнулась.

Побежали за королем. Он поднялся в башню, поглядел на дочку и сразу понял, что несчастье, которого они с королевой так опасались, не миновало их.

Утирая слёзы, приказал он перенести принцессу в самую красивую залу дворца и уложить там на постель, украшенную серебряным и золотым шитьём.

Трудно описать словами, как хороша была спящая принцесса. Она нисколько не побледнела. Щёки у неё оставались розовыми, а губы красными, точно кораллы.

Правда, глаза у неё были плотно закрыты, но слышно было, что она тихонько дышит. Стало быть, это и в самом деле был сон, а не смерть.

Король приказал не тревожить принцессу до тех пор, пока не наступит час её пробуждения.

А добрая фея, которая спасла его дочь от смерти, пожелав ей столетнего сна, была в то время очень далеко, за двенадцать тысяч миль от замка. Но она сразу же узнала об этом несчастье от маленького карлика-скорохода, у которого были семимильные сапоги.

Фея сейчас же пустилась в путь. Не прошло и часу, как её огненная колесница, запряжённая драконами, уже появилась, возле королевского дворца. Король подал ей руку и помог сойти с колесницы.

Фея, как могла, постаралась утешить короля и королеву. Но, утешая их, она в то же время думала о том, как грустно будет принцессе, когда через сто лет бедняжка проснётся в этом старом замке и не увидит возле себя ни одного знакомого лица.

Чтобы этого не случилось, фея сделала вот что.

Своей волшебной палочкой она прикоснулась ко всем, кто был во дворце, кроме короля и королевы. А были там придворные дамы и кавалеры, гувернантки, горничные, дворецкие, повара, поварята, скороходы, солдаты дворцовой стражи, привратники, пажи и лакеи.

Дотронулась она своей палочкой и до лошадей на королевской конюшне, и до конюхов, которые расчёсывали лошадям хвосты. Дотронулась до больших дворовых псов и до маленькой кудрявой собачки по прозвищу Пуфф, которая лежала у ног спящей принцессы.

И сейчас же все, кого коснулась волшебная палочка феи, заснули. Заснули ровно на сто лет, чтобы проснуться вместе со своей хозяйкой и служить ей, как служили прежде. Заснули даже куропатки и фазаны, которые поджаривались на огне. Заснул вертел, на котором они вертелись. Заснул огонь, который их поджаривал.

И всё это случилось в одно-единое мгновение. Феи знают своё дело: взмах палочки — и готово!

Не заснули только король с королевой. Фея нарочно не коснулась их своей волшебной палочкой, потому что у них были дела, которые нельзя отложить на сто лет.

Утирая слёзы, они поцеловали свою спящую дочку, простились с ней и тихо вышли из залы.

Возвратившись к себе в столицу, они издали указ о том, чтобы никто не смел приближаться к заколдованному замку.

Впрочем, и без того к воротам замка невозможно было подойти. В какие-нибудь четверть часа вокруг его ограды выросло столько деревьев, больших и маленьких, столько колючего кустарника — терновника, шиповника, остролиста, — и всё это так тесно переплелось ветвями, что никто не мог бы пробраться сквозь такую чащу.

И только издали, да ещё с горы, можно было увидеть верхушки старого замка.

Всё это фея сделала для того, чтобы ни человек, ни зверь не потревожили покоя спящей принцессы.

Прошло сто лет. Много королей и королев сменилось за эти годы.

И вот в один прекрасный день сын короля, который царствовал в то время, отправился на охоту.

Вдалеке, над густым дремучим лесом, он увидел башни какого-то замка.

— Чей это замок? Кто в нём живёт? — спрашивал он у всех прохожих, попадавшихся ему по дороге.

Но никто не мог ответить толком. Каждый повторял только то, что сам слышал от других. Один говорил, что это старые развалины, в которых поселились блуждающие огоньки. Другой уверял, что там водятся драконы и ядовитые змеи. Но большинство сходилось на том, что старый замок принадлежит свирепому великану-людоеду.

Принц не знал, кому и верить. Но тут к нему подошёл старый крестьянин и сказал, кланяясь:

— Добрый принц, полвека тому назад, когда я был так же молод, как вы сейчас, я слыхал от моего отца, что в этом замке спит непробудным сном прекрасная принцесса и что спать она будет ещё полвека до тех пор, пока благородный и отважный юноша не придёт и не разбудит её.

Можете себе представить, что почувствовал принц, когда услышал эти слова!

Сердце у него в груди так и загорелось. Он сразу решил, что ему-то и выпало на долю счастье пробудить ото сна прекрасную принцессу.

Недолго думая, принц дёрнул поводья и поскакал туда, где виднелись башни старого замка.

И вот перед ним заколдованный лес. Принц соскочил с коня, и сейчас же высокие толстые деревья, заросли колючего кустарника — всё расступилось, чтобы дать ему дорогу. Словно по длинной, прямой аллее, пошёл он к воротам замка.

Принц шёл один. Никому из его свиты не удалось догнать его: деревья, пропустив принца, сразу же сомкнулись за его спиной, а кусты опять переплелись ветвями. Это могло бы испугать кого угодно, но принц был молод и смел. К тому же ему так хотелось разбудить прекрасную принцессу, что он и думать забыл обо всякой опасности.

Ещё сотня шагов — и он очутился на просторном дворе перед замком. Принц посмотрел направо, налево, и кровь похолодела у него в жилах. Вокруг него лежали, сидели, стояли, прислонившись к стене, какие-то люди в старинной одежде. Все они были неподвижны, как мёртвые.

Но, вглядевшись в красные, лоснящиеся лица привратников, принц понял, что они вовсе не умерли, а просто спят. В руках у них были кубки, а в кубках ещё не высохло вино. Должно быть, сон застиг их в ту минуту, когда они собирались осушить чаши до дна.

Принц миновал большой двор, вымощенный мраморными плитами, поднялся по лестнице и вошёл в первую комнату. Там, выстроившись в ряд и опершись на свои алебарды, храпели вовсю воины дворцовой стражи.

Он прошёл целый ряд богато убранных покоев. В каждом из них вдоль стен и вокруг столов принц видел множество разодетых дам и нарядных кавалеров. Все они тоже крепко спали, кто стоя, кто сидя.

И вот перед ним, наконец, комната с золочёными стенами и золочёным потолком. Он вошёл и остановился.

На постели, полог которой был откинут, покоилась прекрасная юная принцесса лет пятнадцати-шестнадцати (если не считать того столетия, которое она проспала).

Принц невольно закрыл глаза: красота её так сияла, что даже золото вокруг неё казалось тусклым и бледным, Он тихо приблизился и опустился перед ней на колени.

В это самое мгновение час, назначенный доброй феей. пробил.

Принцесса проснулась, открыла глаза и взглянула на своего избавителя.

— Ах, это вы, принц? — сказала она. — Наконец-то! Долго же вы заставили ждать себя…

Не успела она договорить эти слова, как всё кругом пробудилось.

Первая подала голос маленькая собачка по прозвищу Пуфф, которая лежала у ног принцессы. Она звонко затявкала, увидев незнакомого человека, и со двора ей ответили хриплым лаем сторожевые псы. Заржали в конюшне лошади, заворковали голуби под крышей.

Огонь в печи затрещал что было мочи, и фазаны, которых поварята не успели дожарить сто лет тому назад, зарумянились в одну минуту.

Слуги под присмотром дворецкого уже накрывали на стол в зеркальной столовой. А придворные дамы в ожидании завтрака поправляли растрепавшиеся за сто лет локоны и улыбались своим заспанным кавалерам.

В комнате дворцовой стражи воины снова занялись своим обычным делом — затопали каблуками и загремели оружием.

А привратники, сидевшие у входа во дворец, наконец осушили кубки и опять наполнили их добрым вином, которое за сто лет стало, конечно, старше и лучше.

Весь замок от флага на башне до винного погреба ожил и зашумел.

А принц и принцесса ничего не слышали. Они глядели друг на друга и не могли наглядеться. Принцесса позабыла, что ничего не ела уже целый век, да и принц не вспоминал о том, что у него с утра не было во рту маковой росинки. Они разговаривали целых четыре часа и не успели сказать даже половины того, что хотели.

Но все остальные не были влюблены и поэтому умирали от голода.

Наконец старшая фрейлина, которой хотелось есть так же сильно, как и всем другим, не вытерпела и доложила принцессе, что завтрак подан.

Принц подал руку своей невесте и повёл её в столовую. Принцесса была великолепно одета и с удовольствием поглядывала на себя в зеркала, а влюблённый принц, разумеется, ни слова не сказал ей о том, что фасон её платья вышел из моды по крайней мере сто лет назад и что такие рукава и воротники не носят со времён его прапрабабушки.

Впрочем, и в старомодном платье она была лучше всех на свете.

Жених с невестой уселись за стол. Самые знатные кавалеры подавали им различные кушанья старинной кухни. А скрипки и гобои играли для них прелестные, давно забытые песни прошлого века.

Придворный поэт тут же сочинил новую, хотя немного старомодную песенку о прекрасной принцессе, которая сто лет проспала в заколдованном лесу. Песня очень понравилась тем, кто её слышал, и с тех пор её стали петь все от мала до велика — от поварят до королей.

А кто не умел петь песни, тот рассказывал сказку. Сказка эта переходила из уст в уста и дошла, наконец, до нас с вами.

Книга: «Ральф» выпуск №27 Золотая коллекция сказок Дисней

Ральф жил в игровом автомате и каждый день разрушал здания. Такова была его миссия.
Из-за этого все его считали плохим.
А вот Мастер Феликс Младший был хорошим.
Он исправно ремонтировал дома, которые развалил Ральф.
Жители Добротауна устраивали для Феликса праздники, угощали вкусными тортами…

…и вручали Мастеру медали.
Ральф никогда не получал медалей. А ещё громилу никогда не приглашали на праздники. Он был очень одиноким.
И однажды Ральф принял важное решение.
Он вышел из своей игры
и отправился на поиски такого места, где его наградят медалью.
Ральф был убеждён, что если ему дадут медаль, то все его полюбят. Он оказался в новой игре и… наконец-то выиграл медаль!
Но вскоре он попал в игру «Сладкий Форсаж», в которой его награду отобрала…
…девочка Ванилопа, которой была нужна эта медаль, чтобы участвовать в важной гонке.
Король Карамель не хотел, чтобы Ванилопа соревновалась, и он сказал ей, что она не настоящий герой, а компьютерный глюк. Из-за её участия могут быть неполадки в игре.
А в таком случае нельзя проводить гонки!
Но девочка хотела во что бы то ни стало стать знаменитой гонщицей и попросила Ральфа построить хорошую и быструю гоночную машину в обмен на медаль.
Он согласился, ведь он очень хотел вернуть свою награду.
В гараже Короля Карамель…
…Ральф и Ванилопа вместе собирали автомобиль. И у них все получилось!
Король Карамель предупредил Ральфа о том, что Ванилопа не настоящая героиня игры «Сахарный Форсаж».
И если она будет участвовать в гонке, в игре возникнут неполадки. И тогда она останется совсем одна.
Король Карамель сам вернул Ральфу медаль и попросил разрушить автомобиль Ванилопы.
Теперь у Громилы была медаль, но совсем не было друзей.
Расстроенный Ральф решил вернуться домой.
Однажды он выглянул из экрана своей игры и увидел в галерее автоматов игру «Сахарный Форсаж».
И в игре была Ванилопа! Ральф понял, что Король обманул его. Девочка была героиней «Сахарного Форсажа»!
Ральф понял, что его подруге нужно пересечь финишную черту, чтобы стать настоящей гонщицей. А ещё Ральф узнал, что Король Карамель посадил Феликса в тюрьму. Оказалось, что Мастер отправился на поиски Ральфа, когда жители Добротауна поняли, что видеоигра не работала без него!
Ральф попросил Феликса проявить все свои умения…
…чтобы починить машину.
Ральф помог Ванилопе стать участницей гонки. Он понял, что его дружба с ней гораздо важнее медали.
ВР-Р-РУ-У-УМ!
Ванилопа ехала по трассе так быстро, как только было возможно.
Благодаря глюкам она исчезала и появлялась впереди всех остальных гонщиков.
И девочка пересекла финишную черту! Наконец-то она стала настоящей гонщицей!
Ральф вернулся домой и улучшил свою игру. С этого момента он не чувствовал себя плохим героем.
И больше ему не нужна была медаль, ведь у него появились друзья.
Ральфу не надо было доказывать, что он хороший герой!

Александр Иванович Куприн

Ральф

Из будущей книги «Друзья человека»

Быть может, что среди харьковцев, в эмиграции сущих, найдутся пожилые люди, у которых в далекой памяти еще остался, хотя бы по рассказам старожилов, знаменитый и замечательный пес с кличкою Ральф. Был он рыжий кобель, породы ирландских сеттеров и, очевидно, хороших кровей. Как он попал к почтовому чиновнику, коллежскому регистратору Балахнину – вопрос навеки остался неразгаданным и таинственным. Известно было лишь то, что Балахнин приехал в Харьков и поступил на службу уже вместе со своей собакой.

Харьков – город чрезвычайно значительный. Он – как бы пуп и центр русской металлургии и каменноугольного дела, но по своим размерам, по великолепию и огромности домов, по аристократическому шику жизни и по блеску парижских костюмов, по обилию безумных развлечений он стоял куда ниже не только столиц, но и таких губернских городов, как Киев и Одесса-мама.

Жить в нем тесновато и скучновато, несмотря на университет и театр. Нет ничего мудреного, что слухи о необыкновенной дрессировке почтамтской собаки Ральфа обошли весь Харьков, и оба друга, двуногий и четвероногий, обрели прочную славу, которая, кстати, благоприятно влияла на скромную карьеру Балахнина.

Сказать о Ральфе, что он был дрессированной собакой, – это, пожалуй, значило бы то же самое, что назвать гениального композитора – тапером. Хороших маэстро было много, но один из них был – Бетховен, таков же был и Ральф в собачьем мире. Он просто и ясно понимал каждое слово, каждый жест и каждое движение хозяина.

В памяти и в понимании Ральфа была, по крайней мере, целая тысяча слов, и повиноваться их значению было для него серьезным долгом и великой радостью.

Обращаясь к собаке, Балахнин никогда не прибегал к обычным, дрессировочным восклицаниям: «Вьен иси, апорт, тубо, шерш» и так далее… Нет, он просто говорил с ней ровным, чистым человеческим голосом, как бы обращаясь к другому человеку. Он никогда не кричал на Ральфа и говорил ему неизменно на «вы». «Ральф, принесите мне папиросы и спички», – и собака ловко и быстро приносила поочередно портсигар и спичечную коробку. «Ральф, где моя зеленая тетрадка, где мой красный карандаш?» – и Ральф тотчас же являлся с этими вещами.

Давно уже всем известно, что собаки, отличающиеся несравненным обонянием и прекрасным слухом, всегда немного слабы зрением и часто страдают дальтонизмом, но Ральф отлично разбирался в основных цветах: белом, черном, синем, зеленом, желтом и красном. К тому же, находясь при хозяине, он никогда не терял из глаз его лица, поминутно описывая круги. Случалось, что на большом общественном гулянье Балахнин говорил: «Ральф, пойдите и поздоровайтесь с вон той дамой в платье такого-то цвета и со страусовым пером на голове». И тут же Балахнин высоким поднятием руки изображает роскошный плюмаж. Собака немедленно повинуется. Она зигзагообразно пробирается сквозь толпу на свободные места, ловя взорами указанную даму. Порой она оборачивается на хозяина, стараясь узнать по движению его головы и ресниц: «Верно ли иду? Не ошибаюсь ли?»

Оказывается, все обошлось хорошо. И довольный собою, счастливый пес тычет розовым мокрым носом в нежную ручку дамы, невзирая на ее негодование.

Балахнин жил где-то на краю города, нанимая одну комнату и будучи нахлебником у толстой просвирни. Там, в домашнем хозяйстве, Ральф уже давно нес обязанности по доставке провианта. Все мелкие лавки: мясная, рыбная, бакалейная, пивная, монопольная и прочие – были знакомы Ральфу, как свое жилище. Стоило Балахнину или Секлетинье Афиногеновне поставить на пол кожаную сумку, в которую защелкивались: краткая записка лавочнику, заборная книжка и деньги в бумажке, как уже Ральф начинал радостно волноваться, предвкушая самую важную и любимую прогулку. Тогда ему называли предмет купли и открывали дверь. Тотчас же, завив хвост девятым номером, Ральф выбегал на улицу. Он никогда не ошибался лавками, потому что все они были запечатлены в его памяти обонятельными, вкусовыми чувствами. Так же спокойно и серьезно возвращался он домой, окончив поручение; никто не обижал его. Лавочники ценили в нем деловитую солидную особу, неистовые уличные мальчишки видели в нем славу и гордость квартала. Собаки никогда не вызывали его на драку. У этого милого и умного народа, у собак, есть свои непреложные законы, в числе коих, между прочим, говорится: «Когда человек работает вместе с тобой, считай это за честь и помогай ему, насколько хватит твоих сил, а работающей собаке никогда не мешай».

Рекорд ума и находчивости, поставленный Ральфом, был тем более неожидан и блестящ, что в то время Шерлок Холмс еще не появлялся в свет, а немцы не тренировали злых доберман-пинчеров на ловлю преступников.

Тогда позднею весной, на пасху, был устроен харьковской губернаторшей в ее парке большой благотворительный вечер в пользу недостаточных студентов, на открытом воздухе с цыганами и артистами, с лотереями и шампанским. Главной особой, для которой давалось торжество, была кузина губернаторши, важная придворная статс-дама. И вот, когда воздух потемнел и стала падать ночь, статс-дама закричала жалобным голосом: «Ах, мое колье! Ах, мое бриллиантовое колье! Куда, куда оно делось?» Произошла сумятица. Затормошилась полиция. Длинноусый обер-полицеймейстер сделал страшное лицо. Взволнованная публика требовала, чтобы все посетители были подвергнуты обыску. Входы и выходы были заперты. Никакие полицейские меры, однако, не помогали. Тогда вызвался почтамтский чиновник Балахнин.

– Позвольте, ваше сиятельство, – сказал он огорченной даме, – позвольте, я пущу по следу вора мою собаку, ирландского сеттера Ральфа.

– Ах, пожалуйста, сделайте милость! Ведь колье это – фамильное сокровище нашего рода, подаренное царицей Екатериной Великой моему прапрадеду.

Полиция подтвердила, что собака действительно очень умна и всему городу известна своим примерным поведением. Дала статс-дама обнюхать Ральфу свое манто, свое платье, руки и перчатки. Начальство отрядило на помощь Ральфу двух сыщиков, и они пошли вчетвером.

Ральф сразу понял, что от него ждут… Сначала нырнул в узкий забытый лаз на краю сада, а потом повел и повел, ни разу не сбившись со следа, пока не привел в гостиницу Коняхина, где собиралось всяческое ракло. А войдя в трактир, Ральф прямо остановился перед столом, где бражничал известный всему Харькову Митька Логунов, опустившийся дворянский сын, скандалист, мошенник и пройдоха. Сыщики его – цап! – где колье? Не стал и-отлынивать. Сразу вытащил из-за пазухи. «Эту вещицу, говорит, я на улице нашел и только что собирался объявить о ней… в участке».

Статс-дама со слезами на глазах горячо благодарила Балахнина. Предлагала за труды хорошее вознаграждение, но Балахнин вежливо отказался:

– Это не я сделал, а мой друг Ральф. Дайте ему из вашей милой ручки кусок сахара. Он очень доволен останется.

Тут и конец об этой необыкновенной собаке. Надо прибавить лишь одно. Знатная дама все-таки прислала Балахнину из Петербурга золотой жетон с надписью: «Я Ральф – друг людей».

Многие люди, знавшие или только видевшие знаменитого харьковского пса, говорили: «Жаль только, что он лишен дара речи». Но кто знает, был ли бы счастлив говорящий Ральф?

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх