Помост

Вопросы веры

Славяно греко латинская академия

Славя́но-гре́ко-лати́нская акаде́мия, Спасские школы — первое в России высшее учебное заведение. Учреждена в 1687 под названием «Эллино-греческие схолы» на основе Типографской школы в Заиконоспасском монастыре как всесословное учебное заведение.

На Академию, в соответствии с её Уставом, возлагались, помимо собственно учительских, цензурные и даже полицейские функции и юрисдикция трибунала по делам веры.

История Править

Предтечей Спасских школ была основанная в марте 1681 года сподвижником Иерусалимского Патриарха Досифея иеромонахом Тимофеем «Типографская школа», при казённых типографских палатах.

В 1685 в Богоявленском монастыре основана братьями Иоанникием и Софронием Лихуды школа. В 1687 году она переехала в собственное здание при Заиконоспасском монастыре, построенное повелением Патриарха Иоакима, где была объединена с существовавшей там школой Сильвестра Медведева. 1687 год считается официальной датой основания академии.

В первое время преподавание в академии носило схоластический характер. Преподавали грамматику, пиитику, риторику, логику и физику на латинском и греческом языках, но первостепенное значение уделялось изучению греческого языка и культуры.

После преобразований, проведенных Палладием Роговским в духе просветителя Стефана Яворского, в академии стали изучать латинский язык, современные европейские языки, философию.

В низших классах шло обучение славянскому и латинскому языкам, арифметике, истории, географии, катехизису. По истечении четырех лет ученики свободно читали и писали по-латыни. В средних классах они продолжали учить латинский язык, чтобы через два года говорить на нем, и осваивали стихосложение, литературное сочинение, красноречие и главный предмет академии — богословие. Отдельный предмет в академии составляла поэзия.

Академия с 1687 года носила название Эллино-греческой академии, с 1701 по 1775 годы Славяно-латинской, а с 1775 по 1814 год Славяно-греко-латинской академии, затем академия переведена в Троице-Сергиеву лавру и преобразована в Московскую духовную академию.

Ректорами академии являлись настоятели монастыря. Преподавание велось братьями Лихуд и монахами Заиконоспасского монастыря. Академия была всесословным учреждением. Академия готовила образованных людей для государственной службы и церкви. В годы расцвета, в начале XIX века, в академии обучалось свыше 1600 человек.

Некоторые лица, связанные с академией Править

В академии учились: Антиох Дмитриевич Кантемир, Михаил Васильевич Ломоносов, Иннокентий Иркутский, Ефимий Болховитинов (Евгений, митрополит киевский), Федор Григорьевич Волков, Василий Тредиаковский, Василий Владимирович Петров, Леонтий Филиппович Магницкий, Иван Иванович Комов, Степан Петрович Крашенинников, Василий Иванович Баженов, Федор Поликарпович Поликарпов-Орлов, К. Истомин, П. В. Постников, Н. Н. Поповский, А. А. Барсов, А.К. Барсов,Виноградов Дмитрий Васильевич.

В монастыре были погребены: Симеон Полоцкий, архиерей Гаврило Бужанский, основатель академии Иоанникий Лихуд (1717), строитель и архитектор академии игумен Палладий Роговский (1703), преподаватель философии академик Василий Выговский, князь Георгий Андреевич Святополк-Четвертинский.

См.такжеПравить

  • Московская духовная академия
  • Симеон Полоцкий

Ссылки Править

  • СЛАВЯНО-ГРЕКО-ЛАТИНСКАЯ АКАДЕМИЯНациональная философская энциклопедия
  • И.Н. Экономцев. Предыстория создания московской академии и ее первоначальный период, связанный с деятельностью братьев Лихудов
  • СЛАВЯНО-ГРЕКО-ЛАТИНСКАЯ АКАДЕМИЯ
  • История Славяно-греко-латинской академииde:Moskauer Geistliche Akademie

История Славяно-греко-латинской Академии

Оглавление
ВВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
СОЗДАНИЕ АКАДЕМИИ
ПРОЦЕСС ОБУЧЕНИЯ
АКАДЕМИЯ В ПЕРИОД ПЕТРОВСКИХ РЕФОРМ
ПОДГОТОВКА КАДРОВ
ЗНАМЕНИТЫЕ ЛЮДИ, СВЯЗАННЫЕ С АКАДЕМИЕЙ
ДАЛЬНЕЙШАЯ ИСТОРИЯ АКАДЕМИИ
ЗНАЧЕНИЕ АКАДЕМИИ
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Введение
Славяно-греко-латинская академия является первым высшим учебным заведением на Руси. Она была создана по проекту известного церковного и светского восточнославянского деятеля Симеона Полоцкого. Она являлась важной силой для усовершенствования русской культуры и образования, а также для поднятия статуса Российского государства среди стран Западной Европы.
История
Создание Академии
В XVII в. остро встал вопрос о создании современной системы образования. Возник ряд училищ, в том числе школа боярина Ртищева при Андреевском монастыре, куда были приглашены ученые киевские монахи. Главным же событием стало открытие в 1687 г. первого российского высшего учебного заведения Славяно-греко-латинской академии, созданной по образцу Киево-Могилянской академии, основанной в начале века видным украинским деятелем Петром Могилой. До основания Московского университета обе Академии представляли основную кузницу подготовки богословов, философов, писателей, политиков высокого уровня. Сами же они заимствовали методику подготовки у католических университетов, прежде всего у Ягеллонского в Кракове, основанного еще в XIV в. Следует заметить, что в XVI в. на Украине некоторое время действовала Острожская академия, а в Вильно был открыт иезуитский коллегиум, ставший основой будущего университета. Многие украинцы и белорусы как граждане Речи Посполитой учились не только в упомянутых университетах и коллегиумах, но и в других странах Европы, особенно Восточной и Центральной.
Инициаторами создания Академии были педагог, просветитель и поэт Симеон Полоцкий (1629–1680) и его ученик Сильвестр Медведев (1641–1691), которому он передал все свои бумаги, чтобы тот продолжил его дело. За два года до смерти С.Полоцкий написал так называемую Академическую привилею (Учредительную грамоту) – сочинение, в котором выдвигалась идея создания Академии, определялись ее будущие права и содержание обучения. Целью создания Академии С.Полоцкий полагал подготовку образованных людей для государственного и церковного аппаратов. В Академии, по его мнению, должны были обучать славянскому, греческому, латинскому и польскому языкам, «семи свободным искусствам» (то есть грамматике, пиитике с риторикой, диалектике, музыке, астрономии, геометрии, философии) и богословию. Учителя и ученики Академии должны были быть, по замыслу Полоцкого, подсудными только «верховному блюстителю» (ректору) и патриарху, а не обычным судебным инстанциям (прообраз университетской автономии). Обучение в Академии должно было быть бесплатным, ученики – обеспечиваться стипендиями, а престарелые учителя – пенсиями. Как учреждение, долженствующее готовить правоверных священнослужителей, Академия должна была научить блюсти чистоту религиозных помыслов. Ей Полоцкий перепоручал ведение цензуры религиозных книг, право вершить суд над отступниками от православия, контролировать деятельность иных образовательных учреждений (если они будут созданы) и даже домашних учителей. Главное место в ученых планах Академии должен был занять греческий язык – основный язык русских богослужебных книг.
Хотя идея создания учебного заведения «наук гражданских и духовных» исходила от латинистов Симеона Полоцкого и Сильвестра Медведева, она попала под руководство приехавших из Италии греков братьев Иоанникия (1663-1717) и Софрония (1652-1730) Лихудов, которые в полемических сочинениях «Акос», «Показание истины», «Мечен духовный» полемизировали с латинским направлением. Однако сами они, обучаясь на Западе, многое переняли у католиков и, по иронии судьбы, были через несколько лет изгнаны именно за «латинство» по навету иерусалимского патриарха Досифея.
В конце 1686 по патриаршему указу было начато строительство специального здания для Академии в монастыре Всемилостивого Спаса, известного под названием «Заиконоспасского» (по месту его нахождения – «за иконным рядом»). В 1687 туда переместились братья Лихуды со своими учениками. Этот год и принято считать годом открытия Академии.
Процесс обучения
В то время Академия именовалась «Греческими» или «Спасскими школами», и объединяла три класса – низший, средний и высший, в коих обучалось 104 человека (в 1688 году – уже 163, еще через год – 182). Академический курс начинался с подготовительного класса, который назывался «русской школой». После него ученики переходили в «школу греческого книжнего писания», изучали славянскую и греческую грамматику и латынь, затем приступали к изучению иных предметов, соответствующих высшей ступени обучения, – риторики, диалектики, богословия, физики. Братья Лихуды сами составляли учебники по всем предметам, следуя образцам учебных книг европейских университетов. Так, в учебный материал были включены труды Аристотеля, Демокрита, Кампанеллы, примеры из литературных произведений и богословских текстов.
Социальный состав учащихся был пестрым: сын кабального человека, конюха, купца мог соседствовать с сыном церковнослужителя высоко ранга и даже с сыновьями столичной знати (князей Одоевских, Голициных). Этим Академия разительно отличалась от других образовательных учреждений, придерживавшихся сословного принципа обучения. Помимо русских, в Академии обучались также украинцы, белорусы, выходцы из Речи Посполитой, крещеные татары, литовцы, молдаване, грузины и греки, был в списках даже один македонец. Ученики старших «классов» учительствовали у младших, помогая тем самым основному преподавательскому составу. Несмотря на то, что Академия принимала людей «всякого чина и сана», стипендии у обучающихся были разные: княжеские дети получали в месяц по золотому, а простые – по полтине.
Ориентация на широкое гуманитарное образование, а не только на богословие, вызывала у грекофилов, возглавлявших в XVII в. русскую православную церковь, крайнее недовольство. Их поддерживали восточные патриархи, в частности иерусалимский патриарх Досифей писал в начале XVIII, что братья Лихуды в созданной ими Академии «забавляются около физики и философии, вместо того, чтобы учити иные учения…» Как раз в это время сын Иоакима Лихуды Николай оказался втянутый в скандал и подсудное дело финансового характера. Под этим предлогом в 1694 братья Лихуды были отстранены от преподавания в Академии и заменены их учениками – Федором Поликарповым и Николаем Семеновым, в течение пяти лет преподававших в этом учебном заведении пиитику, риторику и грамматику.
Изучение философии в Академии велось в третьем, старшем классе, где предполагалось усвоение естественной (физики), нравственной (этики), умозрительной (метафизики) мудрости. Братья успели составить сохранившиеся в рукописях учебники «Риторики», «Логики», «Психологии», «Физики», построенные в духе поздней схоластики на трудах Аристотеля и его комментаторов с привлечением сведений из современной западной философии. Хотя они не успели прочесть свои курсы полностью, их следует признать основателями профессионального преподавания философии в России, создателями фонда учебной философской литературы.
После ухода Лихудов Академия пребывала в упадке до 1701 г., когда по указу Петра I было предписано «завесть в Академии учения латинския». Под руководством учившегося у Лихудов нового ректора Палладия Роговского и Стефана Яворского было возобновлено преподавание философии.
Академия в период петровских реформ
Начало XVIII столетия – время петровских реформ – ознаменовало новый этап в жизни Академии: возросло число учащихся (со 150 до 600) и их наставников, увеличилась библиотека. В 1701 Петр I придал школе статус государственной академии. Преподавателей в Академию приглашали из Киева и Львова, т.к. они были знакомы с практикой западноевропейского образования. Основным языком обучения стала латынь, и академия получила название славяно-латинской. Обучение продолжалось до 12–15 лет; по характеру образования академия приближалась к западноевропейским университетам, выпуская не только богословов, но и специалистов для государственной службы – переводчиков, медиков.
Многие учащиеся не доучивались до старших классов, а уходили с первого же года обучения в другие школы – математические, инженерные, медицинские, так как знали латинский язык. Учеников из «подлых» (самых бедных) слоев населения отсылали за границу, чтобы «учитися языкам турецкому, арабскому и персидскому» и для «наук литературных», которые изучали во Франции. Академия стала известна в Европе, а не только в России. В ней стали обучаться иностранцы (по разрешению Синода с 1721), которые были приравнены к русским учащимся.
В 1708 и 1710 были изданы два указа, предписывавшие детям духовенства учиться в «школах греческих и латинских»: только окончив их, они могли рассчитывать на получение духовного чина. Но дети священников неохотно шли в обучение, и с 1721 Синод потребовал брать со священников расписки – «поручные записи», – что их дети доучатся в Академии и «науки окончат».
Дворяне в XVIII в. не слишком жаловали Академию, т.к. в ней училось много простонародья. Историк В.Н.Татищев писал об Академии, что «в оной много подлости», то есть бедноты. В 1729 половину учащихся составляли солдатские дети. Многие ученики-простолюдины подрабатывали, чтобы прокормиться. Такова была участь М.В.Ломоносова: имея один алтын стипендии в день «нельзя было иметь пропитания больше, чем на одну денежку хлеба и на одну денежку кваса, а протчее на бумагу, обувь и другие нужды. Таким образом жил я пять лет и наук и не оставил», отмечал он.
После учебы дети крестьян должны были возвращаться к своим хозяевам-помещикам, а с 1727 «детей солдатских и крестьянских» запрещено было вовсе принимать в Академию.
Подготовка кадров
В начале своего существования Академия, хотя и находилась в ведении церкви и ей подчинялась, была не вполне и не только духовным заведением. Она готовила, главным образом, переводчиков (Федор Поликарпов, Николай Семенов, Иван Ильинский и др.), работников типографий – «справщиков» (от слова «справить», т.е. отредактировать), преподавателей, причем не только для России, но и для других славянских стран. Однако, начиная со второй четверти XVIII в. в Академии усилился богословский уклон, а с открытием в 1755 Московского университета и вовсе стала превращаться в богословское учреждение. В последнюю четверть XVIII в. в Академии были заложены основы русской церковно-исторической науки, ограничивается влияние западноевропейской схоластики и латыни, т.к. преподавание теперь велось на русском языке. Особое внимание стало уделяться изучению Церковного Устава, был введен ряд новых предметов: церковная и гражданская история, история философии, медицина, придавших академическому курсу полноту и многосторонность.
Знаменитые люди, связанные с Академией
Вместе с преподаванием философии начинают складываться профессиональные кадры. Первым русским доктором философии, получившим степень в Падуанском университете на исходе века в 1694 г., стал выпускник Славяно-греко-латинской академии Петр Постников, один из сподвижников Петра Великого, принимавший участие в «великом посольстве» и ставший резидентом в Париже с 1703 по 1710 г., откуда он присылал различные сведения и литературу, в том числе философскую.
Одним из самых знаменитых воспитанников Академии был первый русский ученый-естествоиспытатель мирового значения, поэт, заложивший основы современного русского литературного языка, художник, историк, поборник развития отечественного просвещения, науки и экономики М.В.Ломоносов. Он был сыном государственного крестьянина-помора, состоятельного рыбака и охотника на морского зверя. Мать рано умерла, отец женился еще несколько раз. Вместе с отцом мальчик не раз выходил в море и впоследствии по памяти смог начертить карту родных мест с указанием мелей и глубин. Овладев грамотой, перечитал все доступную тогда литературу, в том числе «Арифметику» Магницкого. Решение об учебе был поддержано отцом, и в возрасте 19 лет Михайло Ломоносов отправился с обозом в Москву. Здесь, скрыв правду о своем крестьянском происхождении, он поступил в Славяно-латинскую (впоследствии Славяно-греко-латинскую) академию. В 1735, добившись выдющихся успехов, он был переведен в Академический университет в Санкт-Петербурге (по некоторым сведениями, до того он два года учился в Киево-Могилянской духовной академии и изучал русские летописи). На следующий год Ломоносов вместе с несколькими другими даровитыми студентами был отправлен в Германию на обучение.
Кроме этого, в Академии учились: Антиох Дмитриевич Кантимир, Иннокентий Иркутский, Ефимий Болховитинов (Евгений, митрополит киевский), Федор Григорьевич Волков, Василий Тредиаковский, Василий Владимирович Петров, Леонтий Филиппович Магницкий, Иван Иванович Комов, Степан Петрович Крашенинников, Василий Иванович Баженов, Федор Поликарпович Поликарпов-Орлов, К. Истомин, Н. Н. Поповский, А. А. Барсов, Виноградов Дмитрий Васильевич.
Дальнейшая история Академии
В результате предпринятой в начале XIX в. реформы церковного образования перед Академией раскрылись широкие горизонты. В 1814 Академия была преобразована в Московскую духовную академию, изменилось и место ее нахождения. Решением Святейшего Синода Академия была переведена из Москвы (где принадлежавшие ей помещения значительно пострадали во время пожара 1812), в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру.
В настоящее время в здании Славяно-греко-латинской академии располагаются факультеты Российского государственного гуманитарного университета.
Значение Академии
Учреждение Славяно-греко-латинской Академии явилось итогом напряженных усилий и многочисленных попыток создать в России «правильную» богословскую школу. Но возникла она не раньше и не позднее того момента, когда Церковь, общество и государство вполне осознали ее необходимость и когда для этого созрели все объективные предпосылки.
С основанием Академии в России вводилось образование в объеме западноевропейских университетов. Ученику Лихудов Петру Постникову, не завершившему полного академического курса, потребовалось всего два года обучения в Падуанском университете, чтобы получить степень доктора философии и медицины с правом преподавать эти науки и удостаивать других тех же ученых степеней. Около того же времени в Риме стал доктором философии и богословия другой ученик Московской академии — иеромонах Палладий Рогов.
Славяно-греко-латинская Академия имела, однако, принципиальное отличие от западных университетов: она была православной школой, ее характер определялся не схоластическим томизмом или умозрительным рационализмом протестантов, а живым святоотеческим учением. Чтобы утвердить и отстоять православный характер школы, нашей Церкви пришлось выдержать напряженную борьбу с чуждыми Православию тенденциями в самой Церкви, а также исходящими извне происками католицизма и протестантства.
Будучи богословской школой, Славяно-греко-латинская Академия с учетом той роли, которую Православная Церковь играла в жизни русского общества, не могла не оказать глубокого воздействия на всю духовную и культурную жизнь России того времени. Создав подготовленные кадры, она способствовала подъему просвещения (духовного и светского) в масштабах всей страны. Из нее выходили — это было неизбежно и необходимо — не только церковные, но и общественные и государственные деятели, не только богословы, но и философы, ученые и поэты.
Список использованной литературы
1. Громов М.Н. Славяно-греко-латинская академия./История философии. Запад-Россия-Восток. Книга первая. Философия древности и средневековья.- М.:Греко-латинский кабинет, 1995 — с.474-476;
2. http://www.krugosvet.ru/
3. Большая энциклопедия Кирилла и Мефодия – 2008;
4. Соч.: Избр. соч. , М. — Л., 1953;
5. http://www.cmpk.ru/info/biblioteka/dopetra/179/
6. Смирнов С. С., История Московской славяно-греко-латинской академии, М., 1855;
7. Галкин А., Академия в Москве в XVII столетии, М., 1913.

СЛАВЯНО-ГРЕКО-ЛАТИНСКАЯ АКАДЕМИЯ

Славяно-греко-латинская академия, первое высшее учебное заведение в России, открытое в 1687 году. В 1814 году было преобразовано в Московскую духовную академию

Инициаторами создания Академии были педагог, просветитель и поэт Симеон Полоцкий (1629 — 1680) и его ученик Сильвестр (Медведев) (1641 — 1691), которому он передал все свои бумаги, чтобы тот продолжил его дело. За два года до смерти С.Полоцкий написал так называемую Академическую привилею (Учредительную грамоту) – сочинение, в котором выдвигалась идея создания Академии, определялись ее будущие права и содержание обучения. Целью создания Академии С.Полоцкий полагал подготовку образованных людей для государственного и церковного аппаратов. В Академии, по его мнению, должны были обучать славянскому, греческому, латинскому и польскому языкам, «семи свободным искусствам» (то есть грамматике, пиитике с риторикой, диалектике, музыке, астрономии, геометрии, философии) и богословию. Учителя и ученики Академии должны были быть, по замыслу Полоцкого, подсудными только «верховному блюстителю» (ректору) и патриарху, а не обычным судебным инстанциям (прообраз университетской автономии). Обучение в Академии должно было быть бесплатным, ученики – обеспечиваться стипендиями, а престарелые учителя – пенсиями. Как учреждение, долженствующее готовить правоверных священнослужителей, Академия должна была научить блюсти чистоту религиозных помыслов. Ей Полоцкий перепоручал ведение цензуры религиозных книг, право вершить суд над отступниками от православия, контролировать деятельность иных образовательных учреждений (если они будут созданы) и даже домашних учителей. Главное место в ученых планах Академии должен был занять греческий язык – основный язык русских богослужебных книг.

В 1682 через два года после смерти Полоцкого, Привилея была, наконец, принята (уже из рук С.Медведева) к утверждению царем Федором Алексеевичем (1676 — 1682). В 1685 идея создания Академии получила благословение патриарха Московского и всея России Иоакима. Первыми преподавателями начавшей создаваться Академии (в основу ее были положены открытая еще в 1682 типографская и созданная в 1685 Богоявленская школы) стали два известных греческих богослова – братья Лихуды, прибывшие в Москву с рекомендательной грамотой от Восточных Патриархов. Обладавшие энциклопедическими знаниями, доктора Коттонианской Академии в Падуе, проповедники и мыслители, они приложили все свои силы к организации первого на Руси высшего Духовного учебного заведения. Начав в 1685 занятия в древнем московском Богоявленском монастыре, они стали обучать поначалу лишь греческому языку, затем расширили программу, введя в нее риторику.

В конце 1686 по патриаршему указу было начато строительство специального здания для Академии в монастыре Всемилостивого Спаса, известного под названием «Заиконоспасского» (по месту его нахождения – «за иконным рядом»). В 1687 туда переместились братья Лихуды со своими учениками. Этот год и принято считать годом открытия Академии.

В то время Академия именовалась «Греческими» или «Спасскими школами», и объединяла три класса – низший, средний и высший, в коих обучалось 104 человека (в 1688 году – уже 163, еще через год – 182). Академический курс начинался с подготовительного класса, который назывался «русской школой». После него ученики переходили в «школу греческого книжнего писания», изучали славянскую и греческую грамматику и латынь, затем приступали к изучению иных предметов, соответствующих высшей ступени обучения, – риторики, диалектики, богословия, физики. Братья Лихуды сами составляли учебники по всем предметам, следуя образцам учебных книг европейских университетов. Так, в учебный материал были включены труды Аристотеля, Демокрита, Кампанеллы, примеры из литературных произведений и богословских текстов.

Социальный состав учащихся был пестрым: сын кабального человека, конюха, купца мог соседствовать с сыном церковнослужителя высоко ранга и даже с сыновьями столичной знати (князей Одоевских, Голициных). Этим Академия разительно отличалась от других образовательных учреждений, придерживавшихся сословного принципа обучения. Помимо русских, в Академии обучались также украинцы, белорусы, выходцы из Речи Посполитой, крещеные татары, литовцы, молдаване, грузины и греки, был в списках даже один македонец. Ученики старших «классов» учительствовали у младших, помогая тем самым основному преподавательскому составу. Несмотря на то, что Академия принимала людей «всякого чина и сана», стипендии у обучающихся были разные: княжеские дети получали в месяц по золотому, а простые – по полтине.

Ориентация на широкое гуманитарное образование, а не только на богословие, вызывала у грекофилов, возглавлявших в XVII в. Русскую Православную Церковь, крайнее недовольство. Их поддерживали восточные патриархи, в частности иерусалимский патриарх Досифей писал в начале XVIII, что братья Лихуды в созданной ими Академии «забавляются около физики и философии, вместо того, чтобы учити иные учения…» Как раз в это время сын Иоакима Лихуды Николай оказался втянутый в скандал и подсудное дело финансового характера. Под этим предлогом в 1694 братья Лихуды были отстранены от преподавания в Академии и заменены их учениками – Федором Поликарповым и Николаем Семёновым-Головиным, в течение пяти лет преподававших в этом учебном заведении пиитику, риторику и грамматику.

Начало XVIII столетия – время петровских реформ – ознаменовало новый этап в жизни Академии: возросло число учащихся (со 150 до 600) и их наставников, увеличилась библиотека. В 1701 году Петр I придал школе статус государственной академии. Преподавателей в Академию приглашали из Киева и Львова, т.к. они были знакомы с практикой западноевропейского образования. Основным языком обучения стала латынь, и академия получила название славяно-латинской. Обучение продолжалось до 12–15 лет; по характеру образования академия приближалась к западноевропейским университетам, выпуская не только богословов, но и специалистов для государственной службы – переводчиков, медиков.

Многие учащиеся не доучивались до старших классов, а уходили с первого же года обучения в другие школы – математические, инженерные, медицинские, так как знали латинский язык. Учеников из «подлых» (самых бедных) слоев населения отсылали за границу, чтобы «учитися языкам турецкому, арабскому и персидскому» и для «наук литературных», которые изучали во Франции. Академия стала известна в Европе, а не только в России. В ней стали обучаться иностранцы (по разрешению Синода с 1721), которые были приравнены к русским учащимся.

В 1708 и 1710 были изданы два указа, предписывавшие детям духовенства учиться в «школах греческих и латинских»: только окончив их, они могли рассчитывать на получение духовного чина. Но дети священников неохотно шли в обучение, и с 1721 Синод потребовал брать со священников расписки – «поручные записи», – что их дети доучатся в Академии и «науки окончат».

Дворяне в XVIII в. не слишком жаловали Академию, т.к. в ней училось много простонародья. Историк В. Н. Татищев писал об Академии, что «в оной много подлости», то есть бедноты. В 1729 половину учащихся составляли солдатские дети. Многие ученики-простолюдины подрабатывали, чтобы прокормиться. Такова была участь М. В. Ломоносова: имея один алтын стипендии в день «нельзя было иметь пропитания больше, чем на одну денежку хлеба и на одну денежку кваса, а протчее на бумагу, обувь и другие нужды. Таким образом жил я пять лет и наук и не оставил», отмечал он.

После учебы дети крестьян должны были возвращаться к своим хозяевам-помещикам, а с 1727 «детей солдатских и крестьянских» запрещено было вовсе принимать в Академию.

В начале своего существования Академия, хотя и находилась в ведении церкви и ей подчинялась, была не вполне и не только духовным заведением. Она готовила, главным образом, переводчиков (Федор Поликарпов, Николай Семенов, Иван Ильинский и др.), работников типографий – «справщиков» (от слова «справить», т.е. отредактировать), преподавателей, причем не только для России, но и для других славянских стран. Однако, начиная со второй четверти XVIII в. в Академии усилился богословский уклон, а с открытием в 1755 Московского университета и вовсе стала превращаться в богословское учреждение. До 1775 года Академия подчинялась непосредственно Св. Синоду, а с 18 ноября 1775 года — в ведении Московской епархии. В последнюю четверть XVIII в. в Академии были заложены основы русской церковно-исторической науки, ограничивается влияние западноевропейской схоластики и латыни, но до 1814 года преподавание философии и богословия велось по-прежнему на латинском языке . Особое внимание стало уделяться изучению Церковного Устава, был введен ряд новых предметов: церковная и гражданская история, история философии, медицина, придавших академическому курсу полноту и многосторонность.

В результате предпринятой в начале XIX в. реформы церковного образования перед Академией раскрылись широкие горизонты. В 1814 Академия была преобразована в Московскую духовную академию, изменилось и место ее нахождения. Решением Святейшего Синода Академия была переведена из Москвы (где принадлежавшие ей помещения значительно пострадали во время пожара 1812 года), в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру.

Из стен Славяно-греко-латинской академии вышли многие видные деятели русской культуры XVII–XVIII вв.: ученый-энциклопедист Михаил Ломоносов, переводчик, автор ряда учебников (по грамматике, русской истории и др.) Федор Поликарпов, поэт и дипломат Антиох Кантемир, первый русский доктор медицины Петр Постников, математик Леонтий Магницкий, этнограф и географ Степан Крашенинников, архитектор Василий Баженов и др.

В настоящее время в здании Славяно-греко-латинской академии располагаются факультеты Российского государственного гуманитарного университета.

Ректоры

Литература

  • Смирнов С.С. История Московской Славяно-греко-латинской академии. М., 1855
  • Сменцовский М. Братья Лихуды. СПб, 1899
  • Галкин А. Академия в Москве в XVII столетии. М., 1913
  • С.А. Малкин. Попытка преобразования Московской Академии при императрице Екатерине II :

Использованные материалы

Смирнов, С. К., История Славяно-греко-латинской академии, М., 1855.

История Славяно-греко-латинской академии

Славяно-греко-латинская академия — первое высшее учебное заведение в России, целью которой была подготовка образованных людей не только для Церкви, но и для государства1. Академия унаследовала лучшие церковно-богословские и культурно-исторические традиции Православия. Это был также и первый русский центр философской культуры. Академия сыграла видную роль в развитии просвещения и культуры в конце XVII и первой четверти XVIII века. Ее фундаментом послужила Типографская школа, то есть школа при Московском печатном дворе, открытая в 1681 году.

В России в XVII веке основную роль в издательском деле играла Церковь. Производство книг осуществлялось Московской типографией, где печатались Апостолы, Евангелия, Псалтири, а также Собрания поучений святых отцов, церковных деятелей. Заметную роль играла рукописная книга, так как печатный станок не справлялся с потребностью в книгах для чтения. Профессиональное обучение кадров для издательского дела осуществляла Типографская школа: она готовила чтецов, писцов и справщиков («справщик» от слова «справить», т.е. отредактировать). Писцы переписывали от руки печатные издания. Естественно, что копия должна была в точности соответствовать оригиналу. Сверка переписанной книги с оригиналом и исправление ошибок, допущенных переписчиком, были обязанностью справщика. Обычно будущий справщик служил на Печатном дворе в должности книжного чтеца или писца и только через несколько лет достигал звания справщика. Эта должность, требовавшая знаний и опыта, была очень почетной, ответственной и считалась в «числе важных ученых должностей»2. Справщики Печатного двора составляли как бы постоянную комиссию, которая осуществляла редакционную и корректорскую работу при издании книг, а также церковную и государственную цензуру. Ученики Типографской школы обучались славянскому и греческому языкам.

В первой половине XVII века остро ощущалась потребность в грамотных специалистах не только для нужд Печатного двора, но и для подготовки чиновников Посольского и других государственных приказов. Кроме того, стояла задача повысить образовательный уровень русского духовенства, в том числе и для защиты Православия от иноземного влияния. К концу 1670-х — началу 1685 г. относятся первые попытки создания в Москве высшего учебного заведения — академии.

Идея создания в России академии принадлежала известному писателю, педагогу и просветителю, монаху Симеону Полоцкому (1629 — 1680). Незадолго до своей смерти он по поручению царя Федора составил «Привилегии на Академию» (учредительную грамоту) — проект в виде царского манифеста об учреждении академии. В «Привилегии на Академию» подробно описывалось устройство училища: его задачи, содержание, формы обучения, права — и устанавливался его статус, равный статусам западноевропейских университетов. В академии предполагалось готовить специалистов из разных сословий для государственной службы и обучать их языкам, семи свободным искусствам (грамматике, риторике, диалектике, музыке, астрономии, философии), а главное — богословию. Академия должна быть, по мысли Полоцкого, и органом по охране чистоты религиозных помыслов, вершить суд над еретиками, осуществлять церковную цензуру. Но исполнить свой замысел С. Полоцкий не смог: он умер в августе 1680 года.

Спустя четыре с половиной года, в начале марта 1685 года, по приглашению Российского патриарха Иоакима в Москву прибыли ученые греки-монахи — братья Иоанникий и Софроний Лихуды. Помимо рекомендательной грамоты от Восточных патриархов, они привезли с собой богословские, философские и исторические книги, творения отцов Церкви. Представ перед царями Иоанном и Петром, Лихуды произнесли приветственные речи по-гречески и по-латыни. В конце марта того же года они организовали школу при Богоявленском монастыре. Федор Поликарпов (1670-1731), директор Московской типографии с 1708 по 1730г., свидетельствует: «И повелено им (Лихудам — М.Т.) жити в Богоявленском монастыре… К ним же переселена и школа из типографии, и дано им в научение типографских учеников первого класса шесть человек, а именно: Алексей Кириллов (Барсов — М.Т.), Николай Семенов, Федор Поликарпов, Федот Агеев, Иосиф Афанасьев, Иов монах Чудовский»3.

12 декабря 1685 года состоялось официальное открытие Славяно-греко-латинской академии, для которой к октябрю 1687 года были построены новые здания в центре Москвы, на Никольской улице, в Заиконоспасском монастыре (точнее — Спасском монастыре за торговым Иконным рядом), получившие название Спасских школ. С переходом в новое помещение число учеников возросло до 80 человек.

Поскольку Академия ставила своей целью дать всем желающим высшее образование, то сословный состав учащихся первоначально не регламентировался: здесь учились не только дети аристократии, чиновников, но и дети дьячков, купцов и даже холопов. Как многие классические европейские университеты, Академия на первом этапе своего существования была в совместном государственном и церковном управлении и готовила образованных людей не только для церковной, но и для государственной службы. И.Е. Забелин пишет: «Приготовить ученых справщиков для Книгопечатного двора, ученых переводчиков с греческого, способных в точности исправлять вкравшиеся в течение веков описки и ошибки церковных текстов, наконец, в вершине всего — ученых защитников православия, способных бороться с распространявшимся влиянием католичества и протестантства — вот в чем заключалась основная цель тогдашней нашей науки и всей учености»4. Как видим, в то время не было разделения образования на духовное и светское.

Академии была пожалована богатая царская библиотека, в которой можно было познакомиться с богословскими книгами, русскими летописями, произведениями Аристотеля, Платона, Плутарха, Демосфена, других древних и средневековых авторов, а также с трудами Лейбница, Бэкона, Декарта. Библиотека была самой обширной и лучшей в то время в России.

Братья Лихуды, обладавшие энциклопедическими знаниями, проповедники и мыслители, доктора Коттонианской академии в Падуе, стали первыми руководителями Академии и до 1694 года были ее единственными учителями. Они были одновременно носителями и европейского образования и святоотеческой традиции, в основном придерживаясь православно-греческого направления. Лихуды составили учебники грамматики, пиитики, риторики, психологии, физики, логики и др. предметов; преподавали грамматику и пиитику на греческом языке, а риторику, логику и физику — на греческом и латинском5. В риторике, логике и физике авторитетом для Лихудов являлся Аристотель. Главным предметом было Священное Писание.

Больше всего внимания Лихуды уделяли изучению языков. Успехи их учеников были столь значительны, что через три года занятий они могли свободно говорить на греческом и латинском языках. Уже первые ученики Лихудов слыли за искусных переводчиков. Наиболее выдающимися из них были Ф. Поликарпов, Н. Семенов и А. Барсов. Так, в 1687 году они перевели богословско-полемическое сочинение своих учителей «Акос», в котором отстаивались интересы греко-фильских кругов, боровшихся со сторонниками латино-польской образованности. В том же году первые шесть учеников Академии перевели на славянский язык «Енхиридион», сочинение Иерусалимского Патриарха Досифея. А.К. Барсову было поручено переводить грамоты восточных патриархов к царю; таким образом, он являлся посредником между русской и греческой церквами6.

В Академии ученики упражнялись также в ведении диспутов, сочинении стихов, составлении и произнесении проповедей и приветственных речей. Так, например, известно, что в 1691 году «декабря в 27 день приходили в Крестовую палату греческой школы учителя греки иеромонахи Иоанникий да Софроний со учениками. Пред св. Патриархом ученики говорили по-латыни и по-словенску о Рождестве Христове многие речи. И св. Патриарх пожаловал учителей денежною дачею, а ученикам их Петру Посникову — 3 золотых, Николаю Семенову, Федору Поликарпову, Алексею Кириллову по золотому»7.

Свободный доступ в Академию Лихудов для представителей всех сословий способствовал ее быстрому расширению, и к началу 1689 года в ней обучалось уже 180 человек. Двум учителям, братьям Лихудам, трудно было заниматься с таким большим количеством учеников, поэтому практиковалась система обучения, получившая впоследствии название ланкастерской, при которой старшие ученики руководили занятиями младших; особенно помогали Лихудам старосты.

В начале 1690-х годов братьев Лихудов оклеветали, и они были отстранены от преподавания в Академии. После их удаления начался упадок Академии, однако обучение здесь не прекратилось. По благословению Патриарха места наставников заняли ученики Лихудов — Николай Семенов и Федор Поликарпов, которые пять с половиной лет, до 1699 года преподавали грамматику, пиитику и риторику на греческом языке. Философия и богословие не преподавались, так как Семенов и Поликарпов сами не успели их прослушать.

В 1697 году Петр 1 пожелал возобновить в прежнем объеме деятельность Академии и с этой целью вызвать лучших киевских ученых. Ректором Академии стал Палладий Роговский, первый русский доктор философии, а его помощником Стефан Яворский, которые провели в начале XVIII века ряд преобразований: в курс преподавания ввели немецкий и французский языки, а также медицину, философию и др.; ведущее место теперь занял латинский язык, с которого и начинались занятия в Академии. Преобразованная Академия ставила своей задачей подготовку священников, свободно владеющих древними и новыми языками; обучение лиц, предназначенных для службы в церковном управлении и народном образовании; обучение студентов для их будущей работы на государственной службе. Таким образом, Академия становится крупным центром подготовки специалистов в самых различных областях гуманитарного знания.

Прохождение курса в Славяно-греко-латинской академии было рассчитано на 13 лет. Обучение было разделено на 8 классов, или, как в то время говорили, на 8 «школ», которые включали в себя 4 низших класса: фара, инфирма, грамматика, синтаксима; два средних: пиитика, риторика и логика (на их обучение отводилось 5 лет); два высших: философия и богословие. Обучение велось круглый год, без каникул.

В низших классах шло обучение славянскому и латинскому языкам, арифметике, истории, географии, катехизису. В средних классах ученики продолжали изучать латинский язык, чтобы через два года уже свободно говорить на нем, и осваивали стихосложение, литературное сочинение, красноречие и главный предмет Академии — богословие. В то время «классические занятия учеников состояли в чтении уроков, в переводах с древних языков, в приготовлении небольших сочинений expromtu, преимущественно на латинском языке, и в непременном употреблении между собою разговоров латинских»8. Поэзия составляла в Академии отдельный предмет. Молодых людей обучали писать стихи и «вести в поэтической форме рассуждения на заданные темы светского и религиозного характера»9.

В классе философии — предпоследнем — изучали логику, физику, метафизику, философию и богословие. Кроме того, сообщались некоторые сведения из астрономии и других естественных наук. Не многим ученикам удавалось закончить Академию: школ было мало, а потребность в грамотных и образованных людях была велика, поэтому питомцев Академии постоянно забирали на разные работы и в экспедиции.

При Петре 1 учеников Академии стали посылать за границу «учитися языкам турецкому, арабскому и персидскому» и для «наук литературных», которые изучали во Франции. Ехали учиться во Франкфурт, Амстердам, Геттинген, Швецию. Академия стала известна в Европе. С 1721 года в ней стали обучаться иностранцы, которые были приравнены к русским учащимся.

В 1731 году в Славяно-греко-латинскую академию поступил учиться М.В. Ломоносов. Из его биографии известно, что в год его поступления в Академии было 236 студентов. Известно также, что, учась в Академии, он познакомился с лучшими образцами древнерусской литературы, с латинской поэзией, с ораторским искусством, а также с естественными науками, которые преподавали по Аристотелю и Птолемею.

Особую роль сыграли студенты Московской Академии в открытии Петербургского университета. В ноябре 1735 года ректор Славяно-греко-латинской академии получил от Синода распоряжение послать в Петербург для дальнейшего обучения при Академии наук 20 наиболее способных учеников. После проверки знаний были отобраны 12, среди которых был и Ломоносов. Они были зачислены в студенты только что созданного Университета при Академии наук. В 1747 году по указу императрицы Елизаветы был новый набор в Петербургский Академический университет, и снова десять лучших студентов Славяно-греко-латинской академии выехали в Петербург на учебу10.

Следующий этап в жизни Академии связан с именем митрополита Платона (Левшина) (1737-1812), который 15 ноября 1775 года был назначен директором (протектором) Академии. Начало его служения в качестве главы Академии совпало по времени с открытием Московского университета, который стал готовить специалистов светского профиля. Поэтому при митрополите Платоне усилился богословский уклон, и Академия превратилась в высшую богословскую школу, которая стала готовить только лиц духовного звания, давая всестороннее образование православной молодежи. Митрополит Платон был передовым человеком своего времени, реформатором духовного образования. Именно ему обязана Академия своим возрождением. Он увеличил число ее учеников с трехсот до тысячи, выстроил для беднейших воспитанников бурсу (т.е. общежитие), увеличил материальные средства Академии; при нем студенты находились преимущественно на государственно обеспечении. Он сам выбирал учителей, написал для них свое наставление, обязал ежемесячно представлять ему отчеты о ходе занятий. Были заложены основы русской церковно-исторической науки, ограничивалось влияние латыни, усилено было изучение греческого языка, первенствующее значение было предоставлено русскому языку, на котором теперь велось преподавание. Особое внимание стало уделяться изучению Церковного Устава, был введен ряд новых предметов: церковная и гражданская история, история философии и др. Директор вменял студентам в обязанность часто бывать на богослужениях в Спасском соборе.

В 1812 году Заиконоспасский монастырь сильно пострадал от нашествия Наполеона, и оставаться Академии в ветхих зданиях монастыря было невозможно. В 1814 году Славяно-греко-латинская академия решением Святейшего Синода была преобразована в Московскую Духовную академию и переведена из Москвы в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру, где и располагается до сих пор.

За годы своего существования Славяно-греко-латинская академия выпустила огромное количество известных деятелей науки, государства, дипломатии, Церкви. Из крупнейших руководителей Православной церкви, выпускников Академии, назовем следующих: епископ Иннокентий Иркутский (1680-1731), первый правящий православный епископ Восточной Сибири, прославленный РПЦ в лике святых; Платон Малиновский, Московский архиепископ с 1748 по 1754гг.; Екатеринославский архиепископ Афанасий Иванов (1746-1805); Амвросий Протасов (1762-1831), архиепископ Тверской и Кашинский, талантливый переводчик; Августин Виноградский (1766-1819), архиепископ Московский и Коломенский; Евгений Болховитинов (1767-1837), митрополит Киевский и Галицкий, церковный историк, археограф и библиограф; Аполлос Байбаков (1737-1801), епископ Орловский и Севский, член Российской академии; митрополит Платон Левшин и др.

Из Академии вышли многие видные деятели русской культуры: великий ученый-энциклопедист Михаил Васильевич Ломоносов; переводчик, автор ряда учебников (по грамматике, русской истории и др.) Федор Поликарпович Поликарпов-Орлов; ученый и поэт Василий Кириллович Тредиаковский; известный российский историк Василий Никитич Татищев; первый русский сатирик и дипломат Антиох Дмитриевич Кантемир; математик, издатель первого русского учебника арифметики Леонтий Филиппович Магницкий; путешественник, исследователь Сибири и Камчатки Степан Петрович Крашенинников; известный архитектор и художник Василий Иванович Баженов (кстати сказать, уроженец Калужской губернии); первые профессора Московского университета Николай Никитович Поповский и Антон Алексеевич Барсов; Петр Васильевич Победоносцев, писатель, профессор Московского университета, отец обер-прокурора Синода К.П. Победоносцева; первый русский доктор медицины Петр Постников; основатель русского театра Федор Волков; поэт и первый переводчик «Илиады» Ермил Иванович Костров и многие другие деятели русского просвещения.

Прямыми наследниками Славяно — греко — латинской академии считают себя Московская Духовная Академия, Петербургский университет, Российская академия наук и Московский государственный университет им. М.В.Ломоносова.

В 2010 году возобновила свою деятельность Славяно-греко-латинская академия — негосударственное частное учреждение высшего профессионального образования. Насколько это учебное заведение впитает в себя дух и традиции прежней Академии, покажет будущее.

1 Другие названия ее: Греческие школы, Заиконоспасское училище, Спасские школы, Спасский училищный монастырь, Славяно-греко-латинское училище, Эллино-греческая академия.

2 Евгений (Болховитинов). Словарь русских светских писателей, соотечественников и чужестранцев, писавших в России, служащий дополнением к Словарю писателей духовного чина, составленному митрополитом Евгением. М., 1845, ч. 1, с. 20.

3 Историческое известие о Московской академии, сочиненное в 1726 году от справщика Федора Поликарпова // Древняя Российская Вивлиофика, М., 1791, часть XVI, с.298.

4 Забелин И.Е. Первое водворение в Москве греко-латинской и общей европейской науки //Чтения в имп. Обществе истории и древностей российских при Московском университете, М., 1886, кн. 4-я, с. 12.

5 Галкин А. Академия в Москве в XVII столетии, М., 1913, с.53.

6 Смирнов С.К. История Московской славяно-греко-латинской академии, М., 1855, с. 217.

7 Браиловский С.Н. Федор Поликарпович Поликарпов-Орлов, директор Московской типографии // ЖМНП, 1894, сентябрь, с.9.

8 Смирнов С.К. Указ. соч., с. 182.

9 Западов А.В. Поэты XVIII века (М.В. Ломоносов, Г.Р. Державин), М., 1979, с.11.

10 Толстой Д.А. Академический университет в XVIII столетии по рукописным материалам архива Академии наук, СПб., 1855, с. 16.

ЛИТЕРАТУРА:

1. Смирнов С.К. История Московской славяно-греко-латинской академии, М., 1855.

2. Галкин А. Академия в Москве в XVII столетии, М., 1913.

3. Толстой Д.А. Академический университет в XVIII столетии по рукописным материалам архива Академии наук, СПб., 1855.

5. С.Н. Храмешин. История Славяно-греко-латинской академии, М., 2006. (www.proza.ru>2011/09/19/729).

6. Сменцовский М. Братья Лихуды, СПб., 1899.

Славяно-греко-латинская академия

Запрос «Славяно-греко-латинская академия» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Запрос «СГЛА» перенаправляется сюда; см. также другие значения. Запрос «Славяно-греко-латинской академии» перенаправляется сюда; см. также другие значения.

Славяно-Греко-Латинская Академия
(СГЛА)

Славяно-Греко-Латинская Академия: логотип

Международное название

Slavic Greek Latin Academy

Девиз

Первое высшее учебное заведение России

Год основания Иностранные студенты

есть

Бакалавриат

есть

Магистратура

есть

Докторантура

есть

Расположение

Москва: ул. Нижегородская, Новорязанская, 1-й Пехотный пер.

Кампус

> 3 100 кв.м.

Юридический адрес

Российская Федерация, Москва, ул. Нижегородская, 29-33

Сайт

Координаты: 55°42′11″ с. ш. 37°31′50″ в. д. / 55.703056° с. ш. 37.530556° в. д. (G) (O) (Я)

Славя́но-Гре́ко-Лати́нская Акаде́мия, — первое в России высшее учебное заведение, учреждённое в 1687 году по инициативе выдающегося педагога, просветителя и поэта Симеона Полоцкого. По уставу академии, на неё возлагались, помимо собственно учительских, также цензурные и даже полицейские функции, и кроме того юрисдикция трибунала по делам веры.

История

Академия была создана по инициативе Симеона Полоцкого (учителя царских детей) и его последователя Сильвестра Медведева.

Первым документом Академии была «Академическая привилегия» переданная на учреждение царю Феодору Алексеевичу в 1682 году, в которой устанавливался статус Академии равный статусам западноевропейских универститетов.

Привилегия на Академию(Учредительный Документ Академии)

Академия исторически была сформирована как всесословное высшее образовательное учреждение.

Целью создания Академии была подготовка образованных людей для государственного и церковного аппаратов.

Первыми преподавателями начавшей создаваться Академии (в её основу были положены открытая ещё в 1682 году Типографская и созданная в 1685 году Богоявленская школы) стали два известных греческих учёных-монаха — братья Иоаким и Софроний Лихуды, прибывшие в Москву с рекомендательной грамотой от Восточных Патриархов. Обладавшие энциклопедическими знаниями, доктора Коттонианской Академии в Падуе, проповедники и мыслители, они приложили все свои силы к организации первого на Руси высшего учебного заведения. Начав в 1685 году занятия в древнем московском Богоявленском монастыре, они стали обучать поначалу лишь греческому языку, затем расширили программу, введя в неё риторику.

Памятник Иоанникию и Софронию Лихудам

В конце 1686 года было начато строительство специального здания для Академии. В 1687 году туда переместились братья Лихуды со своими учениками. Этот год и принято считать годом открытия Академии.

В 1701 году Петр I придал школе статус государственной академии.

Библиотека Академии была самой обширной и лучшей в то время в России.

В первое время преподавание в академии носило схоластический характер. Преподавали грамматику, пиитику, риторику, логику и физику на латинском и греческом языках, но первостепенное значение уделялось изучению греческого языка и культуры. Прохождение курса тогда было рассчитано на 12 лет. Обучение было разделено на 8 классов или, как в то время говорили, на 8 «школ», которые включали в себя 4 низших класса: «фара», «инфирма», «грамматика», «синтаксима», два средних: «пиитика» и «риторика», два высших: «философия» и «богословие». Обучение велось круглый год.

После преобразований, проведенных Палладием Роговским в духе просветителя Стефана Яворского, в Академии стали изучать латинский язык, современные европейские языки, философию.

В низших классах шло обучение славянскому и латинскому языкам, арифметике, истории, географии, катехизису. По истечении четырёх лет ученики свободно читали и писали по-латыни. В средних классах они продолжали учить латинский язык, чтобы через два года говорить на нём, и осваивали стихосложение, литературное сочинение, красноречие и богословие. Отдельный предмет в Академии составляла поэзия.

Здание СГЛА. Литография 18 века

Многие учащиеся не доучивались до старших классов, а уходили с первого же года обучения в другие школы — математические, инженерные, медицинские, так как хорошо владели иностранными языками. Учеников из бедных слоев населения отсылали за границу, чтобы «учитися языкам турецкому, арабскому и персидскому» и для «наук литературных», которые изучали во Франции. Академия стала известна в Европе, а не только в России. С 1721 года в ней стали обучаться иностранцы, которые были приравнены к русским учащимся.

В начале своего существования Академия находилась в совместном государственном и церковном управлении (как многие классические европейские университеты того времени) и готовила, главным образом, переводчиков, работников типографий (справщиков), священнослужителей, высших государственных руководителей и дипломатов, преподавателей и профессоров, причем не только для России, но и для других славянских стран.

С учреждением Академического университета в Петербурге (1725) и Московского университета (1755) лучшие профессора и преподаватели перешли в них, а также в Российскую Академию Наук, инженерные, навигацкие и медицинские школы развивать российские науку и образование. В 1814 году оставшихся последних 3-х преподавателей перевели в Троицкую Семинарию (1727) в Сергиевом Посаде, что послужило, в том числе, наряду с СПбГУ, МГУ и РАН, основанием МДА. Таким образом, из Славяно-Греко-Латинской Академии появились Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, Московская Духовная Академия,Санкт-Петербургский государственный университет и другие высшие учебные заведения России.

С 1814 года и до восстановления в 2010 г. образовательная деятельность в Славяно-Греко-Латинской Академии в связи с различными социальными событиями (война повредившая в значительной степени историческое здание, революция, реформы) не велась.

Некоторые лица, связанные с академией

В академии учились: Амвросий (Протасов), Антиох Дмитриевич Кантемир, Михаил Васильевич Ломоносов, Иннокентий Иркутский, Ефимий Болховитинов (Евгений, митрополит киевский), Федор Григорьевич Волков, Василий Тредиаковский, Василий Владимирович Петров, Леонтий Филиппович Магницкий, Иван Иванович Комов, Степан Петрович Крашенинников, Василий Иванович Баженов, Фёдор Поликарпович Поликарпов-Орлов, Н. И. Попов, Карион Истомин, П. В. Постников, Н. Н. Поповский, Антон Барсов, Алексей Барсов, Дмитрий Виноградов, П. В. Победоносцев (писатель, профессор Московского университета, отец обер-прокурора Синода К. П. Победоносцева), В. И. Ромодановский.

Возрождение академии

В начале XXI столетия активно обсуждалось в образовательных, научных, церковных и государственных кругах идея возрождения Славяно-Греко-Латинской Академии в соответствии с образовательными и научными целями, изложенными в Привилегии на Академию.

В 2010 году Славяно-Греко-Латинская Академия была возрождена как высшее образовательное и научное заведение.

На совещании в Администрации Президента РФ, состоявшемся в июле 2012 г. было принято предварительное решение о формировании в качестве высшего органа управления Попечительского совета в составе следующего представительства: три представителя от государственной власти, три представителя от РПЦ, три представителя от научного и культурного сообщества, три представителя от общественных организаций.

Историческое здание Славяно-Греко-Латинской Академии

В настоящее время идет процесс восстановления исторического, государственного и образовательного значения Славяно-Греко-Латинской Академии и возвращения исторического головного здания Академии. Все сторонние пользователи, занимающие исторические помещения Славяно-Греко-Латинской Академии в центре Москвы выводятся с её территории. Комитету по культурному наследию (поручено) провести работу по освобождению здания Славяно-греко-латинской академии от сторонних пользователей , в частности некоторые помещения освобождаются Российским государственным гуманитарными университетом. Существует проблема передачи помещений, формально добросовестными приобретателями которых являются коммерческие организации. Руководство СГЛА работает в тесном взаимодействии с властями Москвы, которыми было принято решение восстановить здание Славяно-Греко-Латинской Академии

Современная структура Славяно-Греко-Латинской Академии

Один из современных корпусов СГЛА

Современная включает в себя десятки факультетов, институтов и научно-исследовательских центров в качестве структурных подразделений и отдельных юридических лиц:

  • Открытый Институт Делового Администрирования.
  • Открытый Институт Юриспруденции
  • Открытый Институт Международных Отношений
  • Открытый Институт Государственного Управления.
  • Открытый Институт Теологии (Православного богословия).
  • Открытый Институт Психологии
  • Открытый Институт Юриспруденции
  • Открытый Институт Делового Администрирования
  • Открытый Инстутут Иностранных Языков
  • Открытый Институт Информационных Технологий
  • Открытый Институт Менеджмента
  • Открытый Институт Экономики и Финансов
  • Открытый Институт Маркетинга и Рекламы

Обучение ведется по более чем 150-ти профилям и направлениям бакалавриата, магистратуры, MBA, MPA, дополнительного профессионального образования.

Филиалы

Академия имеет филиал в г. Ликино-Дулево Московской области.

Лицензии и аккредитации

Славяно-Греко-Латинская Академия имеет Лицензию Министерства образования и науки и другие разрешительные документы на право ведения деятельности в области высшего образования, а также международную аккредитацию.. Славяно-Греко-Латинская Академия аккредитованное высшее учебное заведение.

Примечания

  • СЛАВЯНО-ГРЕКО-ЛАТИНСКАЯ АКАДЕМИЯНациональная философская энциклопедия
  • История Славяно-греко-латинской академии
  • СЛАВЯНО-ГРЕКО-ЛАТИНСКАЯ АКАДЕМИЯКраткая история Славяно-Греко-Латинской Академии на официальном сайте Славяно-Греко-Латинской Академии.
  • Официальный сайт Славяно-Греко-Латинской Академии
  • Лицензия Министерства образование и науки Славяно-Греко-Латинской Академии

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх