Помост

Вопросы веры

Содомия

Содомский грех — что это такое?

Что такое содомский грех?

«Содомским» грех называют из-за названия города Содом, где во времена Авраама процветали порок и разврат. Для удовлетворения своей похоти жители древнего города прибегали к принуждению и насилию. Это касалось даже ангелов, которых укрыл у себя праведник Лот.

«Еще не легли они спать, как городские жители, Содомляне, от молодого до старого, весь народ со всех концов города, окружили дом и вызвали Лота и говорили ему: где люди, пришедшие к тебе на ночь? выведи их к нам; мы познаем их» (Быт. 19:4-5).

Содомский грех часто связывают исключительно с мужеложством, но он имеет более широкое значение.

«Люди же Содома были злы и весьма преступны перед Богом» (Быт. 13:14).

С порочностью жителей связано упоминание двух городов. Содом и Гоморра погрязли в разврате. Лишь один праведник Лот с семьей должен был избежать справедливого наказания от Господа. Ветхий Завет описывает, как в то время, как Лот покидал город, на него пролились огонь и сера.

«Содом и Гоморра и окрестные города, подобно им блудодействовавшие и ходившие за иною плотию, подвергшись казни огня вечного, поставлены в пример» (Иуда 1:7).

Содомский грех в православии

В православии к содомскому греху относятся мужеложство, блуд и любая греховная страсть человека, которая не относится к браку. Только о плотских отношениях в браке в Библии сказано «оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Быт. 2:24).

Мужеложство, распространенное в Содоме и Гоморре отнесено к ряду тяжких грехов: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют» (1Кор. 6:9-10).
Упоминается в Библии и блуд, также процветавший в Содоме: «Бегайте блуда; всякий грех, какой делает человек, есть вне тела, а блудник грешит против собственного тела. Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святого Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои? Ибо вы куплены дорогою ценою» (1Кор. 6:18-20).

О содомском грехе в православии принято говорить на исповеди.

Взгляд Церкви на грех содомии

Святитель Григорий Нисский считал, что содомский грех имеет значение не только для души самого человека, но и наносит оскорбление всему роду грешника:

«…Блудомназывается исполнение похоти, соделанное с кем-либо без обиды другому, а прелюбодеянием навет и обида чуждому союзу. К сему относят скотоложство и мужеложство, потому что и сии грехи суть прелюбодеяния противу естества. Поелику причиняется обида чуждому роду, и притом вопреки естеству» (Каноническое послание святого Григория, епископа Нисского, к Литоию, епископу Мелитинскому, правило 4).

Пророк Исаия сравнивал своих современников с первыми содомлянами, указывая на их грехи: «Слушайте слово Господне, князья Содомские; внимай закону Бога нашего, народ Гоморрский!» (Ис. 1:10). Иисус Христос сравнивал Свое Второе Пришествие с судом, которым Господь судил жителей Содома: «но в день, в который Лот вышел из Содома, пролился с неба дождь огненный и серный и истребил всех; так будет и в тот день, когда Сын Человеческий явится» (Лк. 17:29-30).

Писание однозначно и четко говорит о тяжести и значении содомского греха для души человека, поэтому так важно упоминать его на исповеди. Содомский грех искореняется путем покаяния.

«Если будут грехи ваши, как багряное, — как снег убелю; если будут красны, как пурпур, — как волну убелю. Если захотите и послушаетесь, то будет вкушать блага земли; если же отречетесь и будете упорствовать, то меч пожрет вас: ибо уста Господни говорят» (Ис.1:16-17).

Блудным сожительством в Церкви называют также «гражданский брак». Протоиерей Александр Ильяшенко объяснял: «в наш язык вошло словосочетание «гражданский брак», как подмена понятий. Гражданский брак, на самом деле, это брак, зарегистрированный по гражданским законам данного общества, и Церковь к такому браку относится с уважением. Вот что говорится в «Основах Социальной концепции Русской Православной Церкви». Священный Синод Русской Православной Церкви 28 декабря 1998 года с сожалением отметил, что «некоторые духовники объявляют незаконным гражданский брак или требуют расторжения брака между супругами, прожившими много лет вместе, но в силу тех или иных обстоятельств не совершившими венчание в храме… Некоторые пастыри-духовники не допускают к причастию лиц, живущих в ‘невенчанном’ браке, отождествляя таковой брак с блудом». В принятом Синодом определении указано: «Настаивая на необходимости церковного брака, напомнить пастырям о том, что Православная Церковь с уважением относится к гражданскому браку»».

Отречение от Христа и блуд с прелюбодеянием ставят стену между человеком и Богом, через которую трудно возносить молитву близким и любящим, и даже священникам. Как отречение от Сына Человеческого приводит к отпадению от Церкви, так и блуд, если он не растворяется глубочайшим смирением и покаянием, приводит к потере веры. Мы это знаем и на примере мирян, и на примере священников, некоторые из которых, соблудив, лишались сана (по 25-му Правилу святых апостолов и 3-му Правилу Василия Великого) и становились штатными воинствующими безбожниками. Их узнавали по бегающим блудливым глазам, —
отмечал протоиерей Глеб Каледа.

Церковь однозначно осуждает содомский грех и предлагает пути освобождения от пагубных страстей:

«Познавший свою немощь из многих искушений, из телесных и душевных страстей, познает и бесконечное могущество Бога, избавляющего вопиющих к Нему молитвой от всего сердца. И молитва ему уже бывает сладостна. Видя, что без Бога он ничего не может сделать, и страшась падения, он старается быть неотступно при Боге. Он удивляется, размышляя о том, как Бог избавил его от стольких искушений и страстей, и благодарит Избавляющего, и с благодарением получает смирение и любовь, и никого уже не смеет презирать, зная, что как Бог помог ему, так может и всем помочь, когда захочет», — писал преподобный Петр Дамаскин.

Содомит: значение и история происхождения термина

Грех содомии

Наверное, все знают библейскую историю Содома и Гоморры, двух городов, разрушенных творцом за многочисленные грехи их жителей, основными из которых были разнообразные сексуальные извращения. Бог послал к единственному содомскому праведнику Лоту двух ангелов, чтобы узнать, действительно ли в городе творят непотребства.

Лот уговорил божьих посланников провести ночь в его доме, а когда содомляне окружили его дом и стали требовать выдачи чужаков, чтобы «познать их», Лот предложил возбужденной толпе двух своих девственных дочерей в обмен на покой высоких гостей. Так что праведность этого персонажа серьезно преувеличена, но это совсем другая история. В результате оба города были сожжены дотла, спасся только Лот с дочерьми – их вывели ангелы.

С тех пор во многих языках появилось слово «содомит», обозначающее человека, склонного к неестественным интимным связям. Любые сексуальные действия, кроме традиционных совокуплений мужчины и женщины ради зачатия потомства, осуждались и преследовались.

Не нужно думать, что под этим подразумевались исключительно гомосексуалисты. Церковь активно боролась против внебрачных связей, «деторастлителей», зоофилов, некрофилов и других. Неразборчивость в связях всегда, но особенно в ту эпоху низкого уровня медицины и бесконечных миграций, была чревата неизлечимыми болезнями, а порой и эпидемиями.

Борьба с содомией

Термин «Содомия» был широко распространен в уголовном и церковном праве разных европейских государств Средневековья. Законы были суровы, а любые формы девиантного сексуального поведения наказывались одним способом – смертью.

По церковной версии, в России XV века содомиты и еретики почти захватили управляющие посты государства. Митрополит был «злобесным волком», ближайшие к царю люди тоже занимались «жидовством» – следовали ветхозаветным правилам религии и, конечно, вели аморальный образ жизни. Множество мужеложцев занимали высокие посты, богатые купцы нанимали себе мальчиков для сексуальных утех.

Обеспокоенная церковь положилась на Иосифа Волоцкого, великого подвижника, создавшего особую духовную школу, воспитавшую в дальнейшем огромное количество просветителей, миссионеров и проповедников. Последователей святого инквизитора Волоцкого стали называть иосифляне, и они всеми силами боролись против аморальности в высших кругах власти, призывая «казнить жидовствующих еретиков (к которым относили и содомитов) лютыми казнями» – через сожжение.

Чрезвычайная, жестокая строгость и сила школы Волоцкого уравновесила распущенность нравов высшего общества и привела к искоренению любого богохульства на долгие годы. К счастью, инквизиция не получила широкого распространения, потому что противоречила духу Православия. Позже, когда улеглись страсти, термин «содомия» остался «в народе», изменив свой смысл и стал означать лишь суматоху, панику, шум толпы.

Современное толкование

В русском языке, согласно каноническим словарям Даля, Ожегова и Ушакова, «содом» так и остался синонимом гомона, брани, шума. «Содомить» – значит, суетиться и шуметь, «содомщик» – провокатор ругани и ссор.

В медицине термин «Содомия» используется в том же значении, что и «зоофил». РПЦ в грехе содомии по прежнему обвиняет всех, кто не практикует традиционное совокупление исключительно ради зачатия, призывает геев к раскаянию, а человека, решившего изменить пол, обвиняет в бунте против творца.

В социуме же сложилось пожалуй, всего лишь два корректных определения «содомита». Первый, более узкий смысл – это определение любого гомосексуального насильника. Другое, более широкое толкование, подразумевает человека, склонного унижать других, пользуясь своей силой или властью.

История содомского греха в Московии. Содомия в царской и советской россии. Шокирующие факты.

Кремлевские пропагандисты и московские батюшки, как и сепаратисты в Донецкой и Луганской области сейчас очень любят спекулировать на теме однополых отношений в Европе. Сложно отрицать, что Европа под воздействие еврейской пропаганды серьезно деградирует и вместо борьбы с содомией она занимается легализацией и продвижением этого позорного отклонения. Вместе с тем, в современной россии содомия имеет куда более глубокие корни и распространена куда более серьезно.
Показушная гомофобия на России сегодня оправдывается некой «традицией», в реальности ее нет и ЛГБТ имеет в рассии куда более глубокие корни нежели в Европе и тем более Украине. Но дауноподобное расийского быдло не хочет знать историю России, которая как раз и состоит из безудержного содомского разврата.
История содомского греха в Московии.
Весьма определительным является тот непреложность, что на собственно Руси (Украине) содомский грех не прижился. Нет ни одного поучения, ни одного письма, ни одного трактата, из которого явствовало, о наличие практики содомии в нашем Отечестве. То же самое можно наблюдать на примере Литовского статута, основой для которого послужила Русская Правда. Сравните их, отражающих со всей беспристрастностью, состояние нравсвенности общества, и все эти «Уложения» и «Стоглавы». В первых перечислены наказания для всех видов половых преступлений, включая, еб…ю сношек, сестёр, монашек, но нет ни единого слова про содомию. Иное дело судебники московитов.
Не прижилась содомия и в более поздние времена козачества. Даже сейчас, наблюдая за состоянием эстрады, бросается в глаза насколько популярны в Московии педерасты и насколько они не популярны у нас на Руси (Украине). Не приживаются — и всё!
Первый пример содомии московитов: князь Георгий, сын Андрея Боголюбского (12 в.) женился на знаменитой грузинской царевне Тамаре, но был ею отвергнут и отослан обратно в Россию, когда выяснилось, что он ей изменял с мужчинами из ее свиты.
В 1552 году митрополит Макарий в послании царскому войску, стоявшему под Казанью, в Свияжске, гневался, что государевы воины «содевали со младыми юношами содомское зло, скаредное и богомерзкое дело». Не гнушались православные богатыри и пленными, используя их в качестве наложников.
Второстепенный английский поэт Джордж Тэрбервилл побывал в Москве в составе дипломатической миссии в 1568 г. Это было во время одной из самых кровавых чисток, организованных опричниной Ивана Грозного. Тэрбервилла поразили не столько казни, сколько открытый педерастию среди русских крестьян, которых он научился называть русским словом «muzhik». В стихотворном послании «К Данси» (оно адресовано его другу Эдварду Данси) поэт писал:
Хоть есть у мужика достойная супруга,
Он ей предпочитает мужеложца-друга.
Он тащит юношей, не дев, к себе в постель.
Вот в грех какой его ввергает хмель.
А сдругой стороны, Великий князь Московский Василий III (царствовал с 1505 по 1533 г.) имел,, как представляется, исключительно гомосексуальную ориентацию. Он заточил в монастырь свою первую жену, Соломонию Сабурову, когда у нее после 20 лет супружества не было детей, скорее всего по вине мужа. После этого Василий женился на княжне Елене Глинской, но исполнить с ней свои супружеские обязанности он мон только при условии, что к ним происоединялся в раздетом виде один из офицеров его стражи.
Однако гомосексуальность в Московии не ограничивалась только царским двором. Сигизмунд фон Герберштейн, посетивший Русь в период правления Василия III в качестве посла Священной Римской империи, отмечает в своей книге «Записки о московских делах», что мужской педерастию распространен во всех социальных слоях.
Судя по всему, гомосексуальное поведение мужчин Московской части орды не обуздывалось ни законом, ни обычаем. Как писал хорватский священник Юрий Крижанич, проживавший в Московии с 1659 по 1677 год, «здесь, в России, таким отвратительным преступлением просто шутят, и ничего не бывает чаще, чем публично в шутливых разговорах один хвастает грехом, иной упрекает другого, третий приглашает к греху, недостает только, чтобы при всем народе совершали это преступление». Единственный протест в этой сфере, дошедший с допетровской эпохи, исходил от церковных деятелей.
Итак, в века, когда педерастов в Англии, Голландии, Испании и Германии казнили, пытали, жгли на кострах, во всех Московских законодательствах до эпохи Петра Великого это явление не упоминалось и было безнаказанным.
Затишье, в котором прошло царствование первых Романовых, сменилось бурной эпохой Петра Великого. Царь-Преобразователь отличался широтой взглядов на интимные отношения: он чрезвычайно любил представительниц прекрасного пола, не брезгуя при этом и гомосексуальными контактами. Польский историк К.Валиптевский пишет не только об интимных отношениях Петра с Меншиковым, но и о некоем красивом мальчике, которого он содержал «для своего удовольствия», а также о «неистовых припадках похотливости» царя, во время которых «пол становился для него безразличным». Взаимоотношения Петра со своим протеже Александром Меньшиковым, сыном придвроного конюха, которого он сначала сделал своим ординарцем, потом присвоил звание генералиссимуса и в конце концов дал титул светлейшего князя, очевидно имели сексуальную почву. В военных походах Петр спал с солдатами, предпочитаю при этом обладателей больших и дряблых животов, на которые он, отдыхая, любил укладывать голову. Должность согревающего царскую постель была весьма непопулярна в петровских войсках, поскольку за случайное бурчание в животе назначалось наказание битьем.
В отсутствие жены, Петр неизменно укладывал на ее место кого-нибудь из своих денщиков. «Если у бедняги бурчало в животе, царь вскакивал и немилосердно бил его», — пишет о царских забавах Валишевский. В 1722 году Петр поручил саксонскому художнику Данненгауеру запечатлеть одного такого сожителя в обнаженном виде.
Екатерина II, немка по происхождению, могла иметь короткое лесбийское увлечение княгиней Дашковой, знатной женщиной, которая помогла Екатерине сбросить с престола ее мужа Петра III и захватить трон. В мемуарах Дашковой есть очень сильный намеки на их такую связь. Но неукротимая страсть Екатерины к необиженным природой мужчинам-самцам (термин «царицын размер» не является, видимо, беспочвенной выдумкой) помешала возникновению у нее каких-либо серьезных чувственных связей с другими женщинами. В екатерининсткую эпоху педерастию менее заметен в русской литературе и общественности, чем в предыдущий и последующий периоды, хотя сама императрица отнеслась к этому явлению весьма гуманно, предложив в своем «Наказе» 1767 г. отменить существовавшие для военных телесные наказания, полагая «стыд и бесславие», сопровождающие арест за гомосексуальное поведение, достаточной острасткой.
При Александре I гомосексуальными наклонностями славились министр просвещения и духовных дел князь А. Н. Голицын, возглавлявший Министерство просвещения и духовных дели министр иностранных дел, а затем канцлер Н. П. Румянцев.
Иван Дмитриев (1760-1837), знаменитый русский поэт-сентименталист и автор острых сатирических стихотворений, сладостных любовных романсов и дидактических басен, был министром юстиции в годы правления Александра I. Сами не осознавая того, мы встречаемся с Дмитриевым в первом акте чеховского «Дяди Вани», где цитируется одно из его сатирических произведений, а также в «Романсе» из сюиты Прокофьева «Поручик Киже», являющемся музыкальным переложением его наиболее известного лирического стихотворения.
Таким же протекционистом был и граф Сергей Уваров (1786-1855) — министр народного просвещения при Николае I. Для улучшения своего материального положения он женился на богатой наследнице и имел от нее несколько детей. Однако любил он очень красивого, но не очень большого ума, князя Михаила Дондукова-Корсакова.
В атмосфере реформ Александра II гомосексуализм стал более открытым как в жизни русского общества, так и в литературе. Знаменитостью в 1870-80 гг. во всем мире был исследователь и натуралист Николай Пржевальский (1839-1888). Написанная Дональдом Рэйфильдом биография Пржевальского свидетельствует о том, что в каждую его экспедицию включался компаньон-любовник в возрасте от 16 до 22 лет. Известность ученого была столь велика, что каждого нового любовника он мог представлять властям как незаменимого личного ассистента, необходимого в запланированной экспедиции.
В новом предисловии к французскому изданию биографии Чайковского (1987) ее автор Нина Берберова приводит несколько дополнительных фактов, свидетельствующих об открытости и ненаказуемости мужчин-педерастов в России на в 19 веке. Тогда было по крайней мере 7 Великих князей — педерастов (дяди, племянники и кузены двух последних царей). На вершине «гомосексуальной пирамиды» стоял Великий князь Сергей Александрович, сын Александра II и дядя Николая II, убитый террористом Каляевым 4 (17) февраля 1905 года. Он регулярно повлялся в театре и в других публичных местах с очередным любовником и даже основал в столице закрытый клуб такого рода, который просуществовал до 1891 года, когда Сергей Александрович был назначен генерал — губернатором Москвы. Склонность великого князя к собственному полу ни для кого не была секретом, об этом открыто говорили в московских салонах, рассказывали анекдоты.

Родственников-педерастов имела не только царская семья, но и многие знатные семьи русского общества. В воспоминаниях Владимира Набокова о детстве в России «Говори, память», сообщается, что каждый из его родителей имел по одному брату, которые были педерастами. Такой же брат был у самого Набокова (это Сергей Набоков, который жил в Австрии со своим любовником и погиб в нацистской газовой камере во время Второй мировой войны). Что касается низших классов (крестьянства и городского пролетариата), то хорошим источником сведений являются личные дневники Петра Ильича Чайковского, опубликованные его братом Ипполитом («Дневники», Москва, 1923 г.)
Обратимся к исследованию американского историка Дана Хили «Гомосексуальное влечение в революционной России».
Пусть вас не смущает название книги – Хили в своей книге очень долго подбирается к самой Революции. Он начинает описание гомосексуальных практик в России с середины XIX века, показывая, что они были обыденной частью общества. А в 1917 году новые власти лишь узаконили то, чему предавались миллионы сограждан.
Американский историк говорит, что бурный расцвет гомосексуализма в России был вызван крепостничеством. «Однополый эрос между мужчинами отражал модель доминирования и подчинения», – пишет он. И если в сельской местности мужеложество оставалось скрытым от посторонних глаз, то в российских городах особо никто не таился.
Хили подробно описывает т.н. «Артель развратников» – фактически гильдию профессиональных гомосексуалистов, практиковавшую в больших городах. «Артельщики» были в основном сосредоточены в банях. Исследованием этой гильдии занимался врач-венеролог Тарнавский. Он даже несколько идеализировал профессиональных гомосексуалистов: «Молодые банщики (кинеды) очень сообразительны, что сумели сделать бани местом хорошего заработка. Ещё снисходительнее простой человек относится к предложению врождённых или старческих кинедов. Три четверти банщиков за деньги соглашаются быть активными педерастами». В мужской проституции Тарнавский видел экономические начала, точнее – ужасающую бедность, толкавшую низшие сословия к продаже своего тела. В книге приводится множество полицейских отчётов 1870-90-х годов, вот некоторые выдержки из них:
«Василий Иванов, банщик 17 лет, показал, что пошёл работать в баню, где уже трудился крестьянин из его родной деревни. Здесь его земляки вовлекли в практику сексуального обслуживания клиентов. Сам Иванов объяснял: «Ляжет со мной, как с женщиной, но только в задний проход».
«Пётр Мамаев из Москвы. Я уже 8 лет занимался мужеложеством с разными лицами, незнакомыми. Выйдешь на бульвар, разговоришь, сделаешь с ним дело».
Добавим, что центром продажной любви в Москве было вплоть до 1930-х Бульварное кольцо. В пятницу и субботу тут одновременно собиралось до 300-400 кинедов. Самыми главными были Никитский бульвар и Никитские ворота. Проститут Т.П., лечившийся в 1927-м у врача Белоусова, указывал, что «на бульварах он в общей сложности знал до 5 тыс. гомосексуальных проститутов».
В Петербурге таким местом был Невский проспект и особенно Пассаж, а здешние пассивные проституты получили прозвищё «тётки».
«По воскресеньям зимой тётки гуляют в Пассаже в верхней галерее, когда утром приходят кадеты и воспитанники, около 6 вечера – солдаты и мальчишки-подмастерья. Любимым местом тётки служат катки, куда они приходят высматривать молодых людей, коих затем приглашают в кондитерские или на дом. По средам тётки высших слоёв посещают балет в Мариинском театре, по субботам – ресторан Палкина».
Центр Питера буквально кишел гомосексуалистами. В 1908 году журналист Руадзе гневно писал в репортаже:
«Жадная хищная стая направляется на Невский. Главная квартира переносится на Невский и в Кафэ дэ Пари. Эта излюбленная улицей кофейня в подвале Пассажа есть действительная клоака, мрачная и отвратительная. Дневная биржа живого товара продолжается вплоть до закрытия Пассажа, а затем стая отходят к Фонтанке. С 8 вечера и до 12 по Фонтанке образуется род гуляний гомосексуальных Фрин, причём самых неимущих и ободранных, более оперившиеся отправляются в Таврический сад».
(Фрины и Аспазии – ещё одно прозвище проститутов Питера).
Такая же гомосексуальная биржа, но рангом повыше, существовала в Зоологическом саду, куда за тётками приходили, солдаты, казаки, юнкера, гимназисты и т.д. За ночь тётка брала 3-5 рублей.
В обеих столицах у гомосексуалистов сложилась устойчивая субкультура (или как его тогда называли «мирок») – жесты, выделявшие своих; жаргон; одежда; культурные пристрастия, и т.д. Жёлтая пресса писали тогда: «Вы можете легко узнать гомосексуалиста или кокодеса – по ярко-красным галстукам, это род гомосексуальной формы, у некоторых из кармана торчит и ярко-красный платок». Не зазорным считалось пользоваться и косметикой: «графинюшки» (женоподобные педерасты) по вечерам появлялись на улице в пудре и с алыми накрашенными ртами. Активных педерастов было принято называть «женоненавистники», особенно много их было в матросской среде. В моде тогда была не только маскулинность, культ формы, но и пренебрежительное отношение к женщинам.
В обеих столицах в начале ХХ века постепенно подходили и к гомосексуальным гражданским союзам. Причём эти союзы не вызывали отторжения даже в рабочей среде. В исследовании «Психология пола» (1909 год) психиатр Павел Иванович Ковалевский описал быт такой гомосексуальной пары, петербургских рабочих:
«Они заключили между собой формальный договор, в котором каждый клялся, один другому, верности до гроба, и присваивали себе взаимно названия мужа и жены. Они занимали одну комнату и ночью спали в одной постели».
Высшие классы не только заключали гомосексуальные гражданские браки, но и закатывали шикарные балы для своих собратьев. Иной раз такой бал мог собирать до 100-120 человек. За время гулянки выпивалось до 400 бутылок вина. Вот описание финальной сцены гомосексуального бала одного питерского репортёра:
«После ужина началась страшная, возмутительная оргия. Мужчины-дамы разделись догола и в таком виде продолжали танцы. На роскошной турецкой мебели виднелись в полутьме пьяные тётки, которые сидели друг у друга на коленях, щупали друг друга за члены и тут же онанировали. Тут же лежал голым один из гостей по прозвищу Нана, и перед ним – несколько мужчин, целующих и щупающих его. Оргия продолжалась до утра, после чего все разъехались со своими мужчинами-дамами (домой или в бани). Прислуги на таких балах не стесняются, поскольку она из своих».
Гомосексуальные балы продолжали закатываться и при наступлении советской власти. Знаменитый врач-психиатр Бехтерев, который делал попытки лечить гомосексуалистов, приводил в 1921 году слова одного из своих пациентов, красного матроса: «Вечеринка была на квартире милиционера, командира сводного отряда. Участвовало 95 человек. Мы собирались обычно 2 раза в месяц». Другой, красноармеец Б., описывал гомосексуальную свадьбу, переросшую в оргию: «Когда я пришёл с Х., из комнаты в коридор вышли «молодые» – невестой был одет С., женихом был Ш. Сзади шли многие, одетые в женские платья. Благословляли их хлебом. Потом многие целовались и танцевали».
Другой красный матрос пояснял Бехтереву: «Во время вечеринок устраивалась «летучая почта», и я получал записки следующего содержания: «Вы мне нравитесь», или «Желаю с вами познакомиться». Как уже говорилось выше, особенно сильно педерастией были поражены петроградские матросы. В записках Бехтерева постоянно встречаются его пациенты – «командир миноносца», «военмор с Камы» и т.д.
Большевистский переворот 1917 года посчитал гомосексуалистов «угнетённой царизмом прослойкой», и то, что в прежние десятилетия существовало де-факто и почти не преследовалось полицией (от оргий до свадеб), новая власть сделала де-юре. Хили в книге ссылается на множество судебных процессов, шедших с 1935 (год начала активного уголовного преследования гомосексуалистов) по 1941 год. И во множестве случаев подсудимые описывают, как жили в гомосексуальных браках. Вот один из типичных рассказов: «Летом 1924 года желания мои сбылись. Я встретил человека, который отвечал абсолютно всем моим запросам. Мы полюбили друг друга и стали жить вместе».

Academy of Health Andrea Chirkov

В столице Украины 18 июня 2017года состоялся так называемый «марш равенства» — парад в поддержку того, что якобы однополые отношения и сексуальные извращения — это норма. Однако Православная Церковь утверждает, что все разновидности содомского греха — это нарушение воли Божией о человеке и семье. Признание этого греха нормой ведет к разрушению общественных нравов и вызывает праведный гнев Божий. Мы собрали изречения святых и старцев Святой Горы Афон о смертном грехе — содомии.

1. «…должно внимательно следить за тем, чтобы не выходило никаких законов, противных Закону Божию. Чтобы не могла быть узаконена проституция, прелюбодеяния, аборты, свободное сожительство, гражданский брак, кремация, однополые союзы, так как все это ведет к разложению и лишению Благодати Божией». (Старец Гавриил Карейский)

* * *

2. «…утверждая брак и освящая его, Церковь решительно противостоит насильно внедряемой в настоящее время на Западе идее рассматривать естественный от начала мира брак между мужчиной и женщиной лишь как одну из его форм. Церковь не может принять ни диких теорий, оправдывающих «свободные» связи, ни так называемые однополые браки, ибо и в том, и другом случае брак опошляется, упраздняется». (Преподобный Паисий Святогорец)

* * *

3. «Православным христианам ясно, что достичь обожения (соединения с Богом) через брак между людьми одного пола невозможно». (Иеромонах Досифей из обители Хиландар)

* * *

4. «Без покаяния мы погибнем! С нами случится то же, что и с жителями Содома и Гоморры: они все (кроме Лота и двух его дочерей) сгорели дотла. Или то же самое, что с человечеством во времена Ноя: мы утонем в пучине». (Старец Гавриил Карейский)

* * *

5. «Современные западные теории так называемых «новых» моделей семьи откровенно отвечают на этот вопрос: нет брака и семьи, а есть или контракт на совместную жизнь или сожительство разно- или однополых существ под названием «человек». (Преподобный Паисий Святогорец)

* * *

6. «Мы увидим, как земля наша превратится в Содом и Гоморру». (Преподобный Косма Этолийский)

* * *

7. «По причине блуда наступил и оный всемирный Потоп для называвшихся вначале «сынами Божиими», и на Содомлян сошел огонь с неба, и беды постигли Израильтян, согрешивших с Моавитянками. Блуд был причиной и оного уничтожения их во множестве, и для нас ныне, думаю, является причиной поражений от варваров и всевозможных внутренних и внешних зол и несчастий». (Святитель Григорий Палама)

* * *

8. «Церковь рассматривает любые внебрачные и неестественные связи как зло, грех, как беду для человека и человеческого общества в целом. Подобное же отношение к такого рода связям видим и в других религиях, и у всех народов, сохранивших веру в Бога. Еще до Рождества Христова в Библии находим повеление побивать камнями согрешивших женщин; в мусульманстве и у многих народов других вер – эта страшная кара сохраняется до сих пор». (Преподобный Паисий Святогорец)

* * *

9. «Как православные христиане, мы испытываем глубокое уважение к личному выбору каждого человека, его праву пребывать в Церкви или дистанцироваться от нее. Мы исходим из того, что никто не имеет права отнимать данную Богом ценность человеческой свободы. В то же время позиция, приравнивающая “однополые пары” к семье, со всеми вытекающими из этого правовыми и социальными последствиями (в том числе и усыновлением детей), вступает в явное противоречие с нравами нашего народа и выглядит как вызывающая провокация и вызов греческому народу». (Из послания Священного Кинота Святой Горы Афон депутатам греческого парламента)

* * *

10. «Однополые браки — это не семья». (Из обращения Священного Кинота Афона к Президенту Греции)

Ибо своих богов греки и римляне писали с себя, так что поведение небожителей — это воплощение сокровенных желаний простых смертных. Греческие мифы — то, что детям до шестнадцати лет читать не рекомендуется. Секса, крови и жестокости там столько, что порнофильмы уровня XXX кажутся невинной передачей «Спокойной ночи, малыши!». Возьмем Зевса (у римлян — Юпитера), повелителя неба, грома, молний, ведающего всем миром. Этот сексуальный террорист изменяет направо и налево своей супруге Гере и руководствуется одним: оплодотворить все, что движется. Ради этого он готов стать хоть тушкой, хоть чучелом. Он одинаково любит женщин и мужчин: в облике змея соблазняет Деметру и Персефону, в шкуре быка — Европу, под видом лебедя — Леду, прикинувшись орлом — прекрасного юношу Ганимеда, в облике муравья — Евримедусу, в качестве голубя — Фтию, в огненном обличье — Эгину, в качестве сатира — Антиопу, под видом облака — Ио, в облике ежика… нет, ежика, кажется, не было. Но даже подземный бункер, куда от этого маньяка спрятали Данаю, для него не преграда. Зевс превращается в золотой дождь, просачивается сквозь потолок и проникает в ее лоно. Ну а что вы хотите? У парня дурная наследственность: папа-богоед. Его отец Кронос глотал своих детей, чтобы не свергли, и Зевс не был переварен лишь потому, что мудрая мама подсунула мужу вместо новорожденного камень, завернутый в пеленки. Впрочем, папа Зевса выкидывал штуки и похлеще. Поскольку его собственный отец Уран плохо обращался с мамой Землей, Кронос однажды сел в засаду у родительской опочивальни и в самый момент папиного оргазма махнул серпом по яйцам, отчекрыжив папаше самое дорогое. Детородный орган отца он бросил в море, благодаря чему на свет появилась прекрасная Афродита.

Да, разочарую прекрасных дам, уверенных, что богиня любви явилась из морской пены, нежной и ароматной, как немецкое средство «Бадусан». Все гораздо брутальнее. Вот что пишет на этот счет исследователь античной культуры Ганс Лихт: «В древнейшем источнике (Гесиод, «Теогония») недвусмысленно сказано следующее: «Долгое время член носился по морю, и вокруг него взбилась белая пена, исходившая из бессмертного члена, и в ней родилась Афродита». То есть детородный орган, отсеченный в момент полового акта, был полон семени, которое извергается теперь наружу, порождая Афродиту, в море и вместе с морем. Здесь нет и намека на морскую пену». А теперь на минуточку представьте, что для людей античного мира все это отнюдь не сказки. Это — история, столь же реальная, как для нас — татаро-монгольское иго. Древние греки не сомневались в подвигах Геракла и равнялись на богов во всем — от поступков до секса.

Никаких секс- меньшинств

Первое, что нас бы поразило в античном обществе, — отсутствие твердой сексуальной ориентации. Греки и римляне не делились на гетеросексуалов, гомосексуалов или бисексуалов — они были всесексуальны. Даже к зоофилии (от ритуальной до бытовой) они относились вполне терпимо, ибо ее не чурались и их сексуально озабоченные боги. Подтверждением чему могут служить мифы о Леде и лебеде, Минотавре, Тритоне, ненасытных козлоногих сатирах, кентаврах и уродливых кинокефалах — людях с собачьими головами. Все это — отголосок сексуальных контактов древних с представителями других биологических видов. Для античных язычников секс не был грехом ни при каких обстоятельствах. Наоборот — это бесценный дар богов. Это они сделали человека сексуально всеядным, и в знаменитом диалоге «Симпосий» Платона сказано, как это было. Зевс при создании человека сразу опирался на три пола: мужчину, женщину и муже-женщину (андрогина). Каждый пол он разделил пополам — вот почему те, кто произошел от изначального мужчины, ищут свою половинку в виде мужчин, кто произошел от изначальной женщины — предпочитают женщин. И лишь от андрогинов повели свой род мужчины, любящие женщин, и женщины, любящие мужчин. Так что любовь к своему полу естественна и богоугодна в Элладе и Древнем Риме. Даже специальных слов, соответствующих нашим «гей» или «лесбиянка», у них не было. А вот личное имя Педофил — было. И древние греки не видели в нем (как и в самом явлении) ничего предосудительного.

Платоническая любовь

Расхожую современную шутку про то, что «педофил отличается от педагога тем, что первый любит детей по-настоящему», древние греки вряд ли бы оценили. Педофилия и педерастия являлись важнейшей частью интеллектуального, духовного и физического становления юноши. Методом воспитания, санкционированным государством. По достижении двенадцатилетнего возраста каждый греческий подросток должен был обзавестись старшим наставником, который оказывал бы ему всяческие знаки внимания, дарил подарки, восхищался его красотой и наставлял во всех мужских доблестях, действуя как опекун, советник, друг, тренер и сексуальный партнер. Младший в таких парах именовался «аитом» — слушателем, а старший — «эйспнэлом», вдохновителем. И для мужчины считалось нарушением долга не привлечь к себе юношу, а для юноши позором — не удостоиться такой дружбы.

Кстати, тем, кто выражение «платоническая любовь» считает синонимом любви без физического контакта, любопытно будет узнать, что как раз по Платону высшее проявление любви — это гармоничное слияние духовного начала и физических тел наставника и ученика. «Платоническая любовь» — это любовь гомосексуальная. Греки считали гомосексуальную любовь более возвышенной и глубокой, нежели расслабляющая и изнеживающая мужчин любовь к женщинам. Мир древней Эллады — это мужской мир. Женщина в нем — существо низшее, неспособное удовлетворить интеллектуальные запросы мужчин. Она пригодна лишь для деторождения и плотских утех. Тогда как юношам открыты высокие помыслы, вот почему лишь с ними возможны высокие отношения. Прекрасный юноша для грека всегда предпочтительней прекрасной женщины. Недаром Платон в «Протагоре» пишет: «Юношеский цвет двенадцатилетнего мальчика приводит меня в радость, но предпочтительнее мальчик лет тринадцати. Тот, кому четырнадцать, — еще более сладостный цветок Эротов, и еще прелестнее тот, кому только исполнилось пятнадцать.

Шестнадцатый год — это возраст богов, а желать семнадцатилетнего — удел не мой, а Зевса…» Ему вторит Стратой: «Меня не прельщают ни роскошь волос, ни курчавые локоны, если они произведены не природой, а усердием искусства. Нет, мне мила густая грязь на мальчике, который только что из палестры, и нежный блеск его тела, увлажненного свежим оливковым маслом. Мне сладостна любовь без прикрас, а искусственная краса — дело женской Киприды». Никто бы не смог переубедить древнего грека в воспитательной пользе педерастии, ибо именно из педерастов, по их мнению, вырастали лучшие защитники отечества. Ведь влюбленный в своего партнера не бежал от врага, а яростно сражался за возлюбленного до самого конца. И это чистая правда. Сформированный в Фивах элитный Священный отряд, состоящий из 150 любовных пар, героически проявил себя на полях сражений и полностью полег в битве при Херонее. Наконец, любой в Элладе знал, что гомосексуализм — полезен для здоровья. Знаменитый Гиппократ был двумя руками за гомосексуальные связи, ибо «взрослым мужчинам они несут молодость и здоровье, а мужественность и другие положительные качества взрослого мужчины через его семя передаются подросткам». Правда, были и ограничения. Гомосексуализм — удел свободных граждан, рабы не имели права вступать в связь со свободнорожденными мальчиками. Не приветствовалась и мужская проституция — считалось, что торгующий собственным телом за деньги легко отречется и от общих интересов государства. Рим, перенявший от эллинов сексуальные обычаи, также был весьма лоялен к гомосексуализму. Эдуард Гиббон, английский историк 18 века, говоря о первых пятнадцати императорах, констатирует, что «Клавдий был единственным, чей вкус в любовных отношениях был полностью естественным». Все остальные сожительствовали с мальчиками. Более того, император Адриан, страстно влюбленный в грека-подростка Антиноя, после того как тот утонул, официально обожествил его и воздвиг ему статуи по всей империи.

Закон суров

И тем не менее ни древних греков, ни древних римлян нельзя назвать адептами свободной любви. У них существовали жесткие правила сексуального поведения.

Римский гражданин мог предаваться любым сексуальным забавам с женщинами, мужчинами и подростками. Но — при соблюдении двух условий. Первое: в интимных отношениях с партнером он всегда должен доминировать. Быть активным, а не пассивным. Пассивная роль в анальном сексе считалась позором, так как гражданин становится «женоподобным» и, утратив свое virtus (мужество, доблесть), оказывается бесполезным в гражданском и военном отношении. В армии пассивный гомосексуализм считался преступлением, уличенного в нем солдата просто забивали палками. На гражданке же тех, кому нравилось исполнять пассивную роль, презрительно именовали «кинедами» или «патикусами», опуская их юридический статус ниже плинтуса. Подобно проституткам, гладиаторам и актерам пассивные гомосексуалисты не имели права голоса на выборах, а также не могли представлять себя в суде. Второе правило: предмет сексуального вожделения гражданина должен стоять на более низкой социальной ступени, чем он. Это диктовалось чисто экономическими причинами: чтобы появление незаконнорожденного сына того же ранга не подвергало опасности наследственные права законного потомства. Если оба правила соблюдались, никто и никогда не укорял римлянина в его сексуальных пристрастиях.

Камасутра для рабов

Сексуальная жизнь семейных пар была в Древнем Риме достаточно пресна. Хотя в римском доме открыто говорят о сексе, ничего не скрывая от подрастающего поколения. Зачастую жена и муж, удалившись в спальню, даже не задергивают полог над кроватью. Все могут видеть акт соития хозяина и хозяйки — вплоть до домашней прислуги, которая продолжает спокойно прибираться до дому. Однако на отношения мужа и жены в постели накладывался ряд ограничений. Жене никогда бы не пришло в голову попросить мужа доставить ей оральные ласки. Равно как об этом не попросил бы ее и муж. На оральный секс между равными в Древнем Риме существовало табу. Скажу больше — за это лишали гражданства. Свободный римлянин мог получать наслаждение, но не доставлять его. Это считалось постыдным и неприличным. Зато на рабов, вольноотпущенников и неграждан это табу не распространялось. А посему древнеримский гражданин, как и древнеримская гражданка, могли получить свое, прибегнув к услугам низших по рангу. Они могли позвать раба или рабыню, отправиться за недоступными ласками в ближайший бордель, но никак не получить их от законного супруга.

Как пишет в свой замечательной книге «Один день в Древнем Риме» археолог и историк Альберто Анджела, «римляне были просто зациклены на рте. Для них рот — нечто благородное, почти священное. Это социальный инструмент, потому что люди говорят, обращаются друг к другу, обмениваются информацией, произносят речи а следовательно, он должен быть чистым и неоскверненным. В сенате же рот вообще становится политическим инструментом. Поэтому (…) обвинить сенатора в том, что он занимался оральным сексом, назвать его Fellator — значит нанести ему тяжкое оскорбление. Это было равноценно обвинению в измене за то, что он осквернил рот, имеющий столь важную функцию на службе обществу». В этом ключе любопытно выглядит скандал Клинтон — Левински, едва не стоивший президенту США его кресла. Наделенный нешуточной властью человек дал себя удовлетворить орально своей подчиненной. Был в своем праве. Живи Клинтон в античное время, ему не пришлось бы ни извиняться перед супругой, ни платить адвокатам. Зато Левински не превратилась бы в знаменитость и миллионершу, а оказалась бы на одной ступени с рабами и проститутками. Двери приличных домов закрылись бы перед ней навсегда…

Ручная работа

Христианские теологи и священники веками пугали рукоблудников дурдомом и кладбищем, утверждая, что онанизм приводит к слабоумию, слепоте, желудочным судорогам, поносу, чахотке и эпилепсии. А греки видели в мастурбации отдушину. Онанизм снижал, по их мнению, количество изнасилований, число незаконнорожденных и самоубийств по поводу неразделенной любви, поэтому дело полезное. Они обожали изображать такие сценки на вазах, а в их языке имелось поразительно много слов для отражения этого понятия, включая поэтичные «петь свадебную песнь рукой» и «сражаться рукой с Афродитой» К слову, руку греки для этой цели предпочитали использовать левую (ближе к сердцу). И не стеснялись делать это на людях. В частности, яркий представитель философской школы киников Диоген Синопский (тот, что жил в бочке, а точнее, в пифосе — здоровенном глиняном сосуде для зерна). Призывая на площади сограждан довольствоваться малым и отрешиться от страстей, дабы вкушать безмятежную радость бытия, он частенько задирал тунику и начинал мастурбировать, сопровождая действо мудрой сентенцией: «О, если бы я мог так же просто, потирая живот, избавиться от голода и нужды». Женщины в этой сфере не отставали от мужчин. В спальне каждой гречанки имелись приспособления, именуемые баубонами или олисбами. Эти фаллоимитаторы изготавливали повсеместно, но лучшими считались самоудовлетворители из города Милет, откуда они шли на экспорт по всей Ойкумене. Ими женщины гордились и частенько обменивались между собой. Так, в шестом мимиямбе Геронда, озаглавленном «Две подруги, или Доверительный разговор», девушка Метро сетует, что у ее подруги Коррито был замечательный олисб, но она, не успев им воспользоваться, передала его своей подруге Евбуле, а та еще кому-то, а жаль — ведь Метро очень хотела бы заполучить этот инструмент, поскольку сделал его искусный мастер.

Верность — понятие относительное

По свидетельству Еврипида, греки первыми из древних народов начали соблюдать принцип единобрачия, полагая, что вводить в дом множество жен — обычай варварский и недостойный благородного эллина. Но при этом супружеская измена во времена античности распространялась лишь на женщин. Измена жены сурово осуждалась, и муж имел полное право убить ее любовника, а иногда и ее саму. На измену мужа и наличие у него множества наложниц общество закрывало глаза.

Как пишет Ганс Лихт, «греческому общественному мнению были неизвестны доводы, воспользовавшись которыми, можно было бы осуждать мужчину, уставшего от вечного однообразия супружеской жизни и ищущего отдохновения в объятиях умной и очаровательной куртизанки или умеющего скрасить повседневную рутину беседой с хорошеньким юношей». И нельзя не признать, что в этом греки были более нравственны, нежели мы, так как они признавали наличие у мужчины склонности к полигамии и действовали не тайком, а в открытую.

Посему поэтами восхвалялся идеал понимающей женщины, не мешавшей любовным похождениям мужа. К примеру, грек был в полном праве даже завалиться с друзьями в компании девочек к себе домой — супруге в этом случае полагалось проявить скромность, удалиться в женскую часть дома и терпеливо дожидаться окончания пирушки. В Спарте измена фактически приветствовалась. Это небольшое и воинственное государство было кровно заинтересовано в преумножении числа крепких телом и духом воинов. Более того, спартанские мужья в возрасте могли препоручать свои супружеские обязанности выбранным ими мужчинам помоложе, так как каждый из них одинаково распоряжался и своими детьми, и чужими.

В Риме законы Августа предусматривали строгую кару за нарушение супружеской верности, за прелюбодеяние с чужой женой, однако за конкубинат, за связь с наложницей, мужчин не наказывали. Ну и, конечно же, каждый мужчина античного мира имел полное право посещать публичные дома. Ведь связь с проституткой изменой вообще не считалась.

Ночные бабочки

Недостатка в домах терпимости и проститутках не знали ни Древняя Греция, ни Древний Рим. На продажную любовь античный мир смотрел без предрассудков. Дело нужное, полезное, прибыльное. Причем весьма выгодное для госбюджета.

Публичные дома находились в Греции под надзором городских должностных лиц, а содержатели публичных домов обязаны были выплачивать ежегодный налог государству. Римляне к посещению борделей относились примерно так, как мы к посещению общественных уборных. Шел, прижало, зашел, вышел. При этом жена могла запросто подождать мужа в таверне напротив и даже попросить его особо не торопиться. Нам это кажется диким. Для римлян — совершенно нормальным. Ведь прелюбодеяния они в этом не усматривали. Прелюбодеем муж становился только тогда, когда он занимался сексом с равной себе. А остальное — как справить нужду, как почистить зубы. Поэтому римская матрона запросто могла, скучая, грызть персик у себя в комнате, в то время как в соседней ее муж с дикими криками вовсю резвился с рабыней или рабом. И ее совершенно не шокировало, что вечером он отправлялся вместе с приятелями спустить пар в ближайший бордель. Борделей же (они назывались лупанариями) в Вечном городе было как грязи, и все они работали по принципу конвейера, которому позавидовал бы сам Генри Форд. Для ускорения обслуживания клиентов и автоматизации процесса оказания секс-услуг владельцы лупанариев ввели даже специальные жетоны — спинтрии. Они изготавливались из бронзы, реже — из кости, и напоминали монеты. На одной ее стороне изображался половой акт, на другой стояла цифра. Изображенная на спинтрии поза соответствовала оказываемой проституткой услуге за этот жетон, а цифра — то ли цену, то ли номер кабинки. По этому поводу у историков нет единого мнения. При этом цена была смехотворна. В среднем — 2 асса, как бокал дешевого вина. Широко была распространена и детская проституция. В Риме процветали целые фермы тружеников и тружениц секс-индустрии, владельцы которых покупали малолетних рабов и воспитывали детей-сирот для занятий проституцией. Их сексуальное использование было разрешено законом, за что исправно платились налоги в казну. Причем изнасилование сутенером рабыни или раба было ненаказуемо.

В Риме законы августа предусматривали строгие кары за нарушение супружеской верности, но каждый мужчина античного мира имел полное право посещать публичные дома. ведь связь c проституткой изменой вообще не считалась.

Размер имеет значение…

Изображение фаллоса на улицах античных городов встречалось едва ли не чаще, чем в наши дни слово из трех букв на заборе. Фаллос боготворили. Ему поклонялись. Греки ставили перед храмами и домами квадратные колонны с мужской головой и эрегированным половым органом, которые, на их взгляд, охраняли дороги, границы и ворота. Римляне предпочитали огромные каменные члены, которые устанавливались на площадях, улицах, перед входом в дома и таверны. Они вырубались на стенках портиков, на мостовых, висели над детскими колыбелями, печами хлебопеков, были неотъемлемой частью пейзажа садов, полей и огородов. Бронзовые фаллосы (а зачастую целые связки из них) с бубенчиками внутри подвешивались к потолку жилища или у входа. Они назывались «тинтиннабулами» и звенели, если к ним прикасались. А прикасался к ним каждый, кто проходил мимо, ибо в противном случае он рисковал лишиться удачи и здоровья. А все потому, что люди античности верили, что эрегированный член — страшная сила. Он был для них символом процветания, достатка, изобилия, плодовитости и плодородия. Символом победы, богатства и успеха в делах. Кроме того, фаллосу как источнику семени и жизни приписывалась магическая способность отгонять беды, несчастья и отпугивать злых духов. И если христианин, столкнувшись с чем-то страшным и неведомым, в наши дни воскликнет «с нами крестная сила!», то древний римлянин с той же целью призывал бы силу фаллическую. Поэтому первое, что получал в дар от своих родителей древнеримский мальчик, были погремушка в виде члена и фасцинум — каменное, бронзовое или выполненное из кости изображение фаллоса, которое он носил на шее как амулет, иногда добавляя к нему для надежности еще и изображение фиги, кукиша — древнего символа полового акта. А в жизни древние римляне, как и греки, отдавали предпочтение члену скромных размеров. Большое мужское достоинство считалось у них непрактичным, неэстетичным и даже комичным. В чем несложно убедиться, бросив взгляд на античные статуи. Между ног у них болтается отнюдь не чудо размером XXL, а прибор, для изучения которого нужны пинцет и лупа. Практически детский размер. Древние считали, размер — не главное. Главное — любовный жар и способность оплодотворить. И полагали, что для этого чем короче прибор — тем лучше. Аристотель писал, что короткий член имеет массу преимуществ: выглядит краше, семени приходится преодолевать меньшее расстояние, а посему оно вернее достигает цели. Логика! Исключение составлял театр. В Вечном городе стали пользоваться спросом представления акробатического секса — своеобразный аналог современной кинопорнухи. Актеры на сцене пытались поразить зрителей своими невероятными позами, посрамлявшими Камасутру, а зрители — разглядеть все в деталях. Поэтому в этих шоу (показанных в перерывах между классическими комедиями и трагедиями) ценились актеры с огромными пенисами. Ведь их можно было разглядеть даже с дальних рядов. К гигиене члена античные люди относились трепетно. Регулярно мыли, умащивали маслом, а перед исполнением физических упражнений подвергали его инфибуляции, а именно: натягивали крайнюю плоть на головку и перевязывали лентой, чтобы, упаси боже, не повредить. Так что античный фитнес-зал выглядел гораздо забавней современных: толпа голых мужиков — и у каждого член с бантиком.

Прекраснозадая богиня

Если говорить о каноне женской красоты, то вкусы древних греков и римлян были близки вкусам нынешних кавказцев. Они ценили пышных блондинок. И чтобы быть конкурентоспособными со светловолосыми германскими рабынями, женщины изобрели много хитроумных рецептов. В ход шли парики, лимонная кислота, шелуха лука, молоко и даже известь. А поскольку светлая блестящая кожа, по мнению мужчин, свидетельствовала не только об аристократизме, но и о страстности, женщины старались не загорать и умывались козлиным и ослиным молоком.

Однако чтобы прослыть секс-бомбой, требовалось большее. Был нужен невысокий лоб, прямой нос и большие выпуклые глаза, причем расстояние между глазами должно было быть не менее величины одного глаза, а рот — в полтора раза больше глаза. Кроме того, были необходимы широкие бедра, мощные ляжки, грудь, укладывающаяся в мужскую ладонь или чуть более того, и слегка нависающий выпуклый живот. Эти формы считались совершенными, так как служили гарантией плодовитости. Огромное внимание уделялось ягодицам. У греков на этот счет вообще был явный пунктик. Они боготворили Афродиту Каллипигу — Афродиту Прекраснозадую, построили ей специальный храм и регулярно проводили в ее честь состязания для выявления лучшей каллипиги Эллады. Эти конкурсы красоты женских попок пользовались невероятной популярностью во всех греческих полисах, филейная часть возбуждала греческих мужчин явно больше женских грудей. Кстати, привычный нам символ сердца, пронзенного стрелой, родом из Древней Греции. Но он не имеет ни малейшего отношения к сердцу анатомическому. Это стилизованная часть женской задницы, а пронзающая его стрела является одним из древнейших фаллических символов. Выводы делайте сами… Вторым греко-римским пунктиком в области сексуально-эстетических предпочтений была волосяная растительность. Они ее на дух не переносили, считали ужасно неэстетичным признаком варварства. Причем везде — и на ногах, и под мышками, и в области гениталий. Их идеалом была женщина с гладко выбритым лоном, и мужчин нисколько не заботило то, какими муками это достигается. И тут женщинам можно только посочувствовать. Так, комедиограф Платон говорит о «выщипываемых рукой кустах мирта», а согласно Аристофану, женщины часто использовали для этой цели зажженный светильник или горячую золу. Красота требует жертв. Хотя бы в этом мы с античным миром едины.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх