Помост

Вопросы веры

Стефан Пермский краткая биография

Святитель Стефан Пермский (Великопермский), епископ

О богоосвященный и равноапостольный Стефане, новый боговедения проповедниче и просветителю крещением святым великопермских, во идолопоклонстве живущих, людий, ко истинному евангельскому свету путеводителю, пастырю добрый и учителю премудрый, Духа Святаго сосуде избранный, Христоподражательный в Небесный Сион наставниче и руководителю, образ благонравия всем, благочестно жити желающим, благоискусный мысленнаго корабля, чрез море мира сего к Небесному пристанищу плавающаго, правителю, дивный во иерарсех, увенчанный Божественною благодатию, всероссийский светильниче, великий чудотворче и молитвенниче теплый! К тебе во умилении сердца моего, аз окаянный и грешный, благонадежно притекаю и вопию, прося, смиренный, помощи твоея и теплаго ко Преблагому Богу ходатайства, да твоими благоприятными молитвами испросиши ми от Него человеколюбную милость, оставление многих моих согрешений, души и телеси здравие со спасением, и яко Благ и Человеколюбец, да благоволит безбедно в мире сем ходити ми до скончания живота моего, во время же разлучения моего от жизни сея, дух мой в покаянии и мире Ангелом Своим святым милостивно прияти, да даст ми мимо мрачных и злоковарных и лютых духов демонских на воздусе проити невозбранно, и к Нему непостыдно предстати поклонитися, и безсмертныя и блаженныя жизни сподобитися со всеми святыми во веки. Аминь.

Повелитель пчёл

Солнце понемногу клонится к закату. Я стою у окна гостиницы в Вифлееме и смотрю на пустынную улицу. «Даже собак нет, — думаю. — Верный признак того, что город постепенно из христианского превращается в мусульманский. Хотя… накануне заезжали в монастырь — и там тоже табличка в виде зачёркнутого пса».

— Ты заметил, что тут собак не любят? С мусульманами и евреями понятно — они их нечистыми животными считают. А тут я табличку увидел у входа в монастырь… У вас тоже в монастыре собаки зачёркнуты?

Я повернулся к отцу диакону, вытянувшемуся на кровати после многотрудного дня: казалось, он внимательно слушает свои гудящие ноги. Отец Александр Сенников приехал на Святую Землю из Перми, где в ту пору служил при монастырском подворье Успенского монастыря. Когда-то, ещё до принятия сана, он служил егерем, имел лаек, потом, уже на подворье в Кольцово, у него была породистая азиатская овчарка-медалистка по кличке Красота, позже подарили немецкую овчарку Саблю…

— Когда мы здесь к праведной Тавифе ездили, недалеко от входа будка есть, так там даже две собаки, — вспоминает он. — Лежали смирно, на своих, православных, не рычали. Постились на лай, постный день был… Я такого не знаю, что собаки в монастыре запрещены. В храм им нельзя, это да, а в монастыре как без них? Тут у нас в центре города, можно сказать, прямо на территории монастыря, колёса с машины скрутили и через забор перекинули. Если б за месяц до того пёс не помер… Но теперь мне они ни к чему. Раньше на охоту ходил, лайки были, ружьё было, а теперь божественной трапезе сослужу, кровь проливать нельзя. Даже курицу не могу убить…

Отец Александр улыбнулся:

— У нас такой случай был. Как-то монахиня несла в храм на литургию кулёчек с просфорами, положила их на скамейку и зачем-то зашла в трапезную. А тут пробегала собака и их уволокла. Пока отобрали кулёк, просфоры уже все изглоданные оказались. Что делать? Звоним отцу Стефану…

— Архимандриту Стефану (Сексяеву)? — уточняю я, демонстрируя попутно свою осведомлённость; в Перми о. Стефан — священник самый авторитетный и любимый, за что и попал в немилость архиерейскую…

— Да, он прозорливый… Объясняем ему: так и так, не знаем, как быть: литургия вот-вот начнётся… Он говорит: у вас там просфорки маленькие должны быть, на них и служите. И не беспокойтесь, сегодня народу много не будет, всего пять человек причастится, вам хватит. Послужили мы со священником литургию, причастились — двое. Вроде больше никого. Тут две женщины подходят. Четверо стало. Больше никого. Вдруг откуда ни возьмись маленькая девочка. Стало ровно пять.

Помолчали. Познакомившись с отцом Александром в самолёте, я был уверен, что он иеродиакон. Но ошибся.

— Хорошо, что у вас в Перми есть такой духовник… А ты монахом не думал стать? Не предлагали?

— Пока нет. Да и смогу ли? Надо молитвенником быть, а я, чтоб молиться, над собой усилие делаю огромное. Соблазнов-то много для монаха. Вышел за ворота монастыря — тут же сотня бесов увязывается. Очень тяжело монаху в миру. В житии одного святого рассказывается, что, когда воры у него вытаскивали всё из кельи, он не только не остановил их, но стал помогать. Вот — монах! По-настоящему от мира отрёкся. А у меня натура не позволяет духовно думать. На языке только благочестие. Приклеен к миру. Завтра вот едем в монастырь на Иордан, так о чём я думаю: не о том, чтоб святыню какую увидать, а слышал я, что там пасека есть, — так вот хочу хоть краем глаза её увидеть…

— Опытом обменяться? — шучу.

Опыта у отца Александра и без того достаточно, уж во всяком случае не здесь, в Палестине, его искать. Уже много лет он занимается пчеловодством: на своём фермерском участке на берегу Камы в семь гектаров имел пасеку и сейчас, служа на монастырском подворье в Кольцово, тоже около 40 пчелосемей держит.

— Мне здешний опыт вряд ли пригоден, — всерьёз отвечает отец Александр. — Тут люди нежные, а я лесной человек, корявый, всё топором да кувалдой. Если вспомнить, то в прошлом году в город один только раз и выезжал. Я свой сотовый телефон заряжу — и на неделю хватает. И то сам разряжается: так-то никто не звонит…

— Зато вон сколько пчёл, — неловко пытаюсь утешить его.

— Ещё медведи, — усмехается он. — Нынче четыре улья у нас пропало, медведь сожрал. Я только ненадолго отлучился… Умён зверь, долго будет ходить вокруг да около, дожидаться, пока пчеловод уедет. И штук 7-8 за один раз выест.

— Что же, он укусов пчелиных не боится? — вспомнил я Винни-Пуха.

— Нет, на ужаления он не реагирует. Я видел, как это происходит: подходит к улью и сначала его прослушивает. Если там семья маленькая, гудит слабо — значит, мёда мало, такой улей он не тронет. Ищет где побогаче, ломает колоду и выдёргивает рамки, притом знает, что с мёдом — они с краю. Хватает — и бежит на трёх лапах, в то же время и сосёт мёд, да так аккуратно, что ни одну проволочку не порвёт…

— Надо капкан ставить, — даю я «полезный совет».

— Капкан ставить опасно: если случайно человек попадёт — без ноги останется. На медведя лучше всего потные портянки — он чует запах и отскакивает. Да где их напасёшься, портянок. Вот думаю: может, петарды использовать? У меня друг в лес пчёл вывозил, ульи на деревья высоко ставил, а внизу в ствол и гвозди вколачивал, и полки делал вокруг… Не помогало, медведь всё равно разорял. Так он что придумал: налил в бочку мёда, а горловину заварил — чтоб узкая была. Приходит и видит: вся поляна укатана. Попался-таки косолапый: засунул голову в бочку, а вытащить не мог. Если б бочка не была шнуром к дереву привязана, так и гулял бы, наверно, он с бочкой на голове, ревя на весь лес. Мёд для медведя как наркотик. Да и я, признаться, без мёда и дня не живу. Люблю пчёл…

— А пчёлы любят человека? Когда роятся, я слышал, только и норовят с пасеки удрать…

— Им что, они и в дупле где-нибудь могут. Бывает, там до полтонны мёда за несколько лет скапливается. Всё пчёлы съесть не могут, и медведь в стволе им не страшен — дупло-то длинное, но отверстие узкое…

Солнце опустилось за холмы, за дома какой-то дальней деревеньки, но ещё светло. Отец Александр стоит рядом и задумчиво смотрит вдаль:

— Я вот думаю, что пчёлы похожи на людей. Только это совершенное общество, в отличие от нашего, человеческого. Рай на земле. Трутней выкидывают, а у нас трутни процветают. Если пришло время пчеле умереть, то она старается вылезти из домика, чтоб не затруднять проход, так что летом ульи всегда чистые. Кто из людей готов так вот же? Они думают не о себе, а о своей семье…

— Какой-то коммунизм…

— Равенства у них нет. У каждого своя роль.

— Сам-то ты согласился бы жить в таком пчелином обществе?

Думал, отец Александр, человек прямой и искренний, ответит сразу. Но он надолго замолчал, глядя за окно. По-южному быстро темнело. На холмах зажглись огоньки. От храма Рождества Христова донёсся мерный звук колокола. Отец Александр словно очнулся.

— …Всё-таки это уродливый слепок с евангельских заповедей, — наконец сказал он. — Пчёлы бывают немилосердны к другой семье — когда своего мёда не хватает, могут напрочь разграбить другую семью. И потом… Семья семьёй, а для человека главное — свою душу спасать.

* * *

…Отчего-то этот вечерний разговор в Вифлеемской гостинице запал мне в душу, и сейчас, когда я узнал о том, что 25 февраля отец Александр умер, вспомнился мне особенно отчётливо. Он приглашал меня в гости, но я как-то не спешил. Кто бы мог подумать, что крепкий лесной человек скоропостижно скончается от острого панкреатита на 53-м году жизни…

Через два года после возвращения со Святой Земли отец диакон переехал в Богоявленский мужской монастырь в Верхней Курье — к столь уважаемому им отцу Стефану. Отец настоятель не раз предлагал ему принять монашество, но о. Александр так и не решился. Вместе с сыном в деревне начал строить дом 4 на 4, в прошлом году наставил много ловушек на пчёл, предполагая расширить пасеку. Но у Господа были иные виды. Отпевал его архимандрит Стефан, а упокоился о. Александр на монастырском участке кладбища в Кольцово, где служил 12 лет, но монахом не стал. Дело его продолжает сын Иван. У него сейчас 20 пчелосемей. О монашестве говорит, что задумывался, но пока чувствует — рановато…

Упокой, Господи, душу Александра в селениях праведных.

Игорь ИВАНОВ

Святитель Стефан Пермский

День памяти: 26 апреля
Стефан Пермский

Святитель Стефан, просветитель Перми, апостол зырян, родился около 1340 года в семье устюжского причетника Симеона. Под влиянием своей благочестивой матери Марии, обладая большими способностями, он с юных лет проявлял необыкновенное усердие к служению Церкви: в один год выучился читать Священные Книги и помогал отцу в церкви при Богослужении, исполняя должность канонарха и чтеца.

В молодости святой принял иночество в монастыре в честь святителя Григория Богослова в Ростове. Монастырь славился богатым книжным собранием. Святой Стефан хотел читать святых отцов в подлиннике и для этого изучал греческий язык. В юности, помогая отцу в церкви, он часто беседовал с зырянами. Теперь, овладев богатой церковной культурой, святой Стефан горел желанием обратить зырян ко Христу.

Для просвещения зырян он составил азбуку их языка и перевел на него несколько церковных книг. За подвиги благочестия Ростовский епископ Арсений (1374 — 1380) посвятил его в сан иеродиакона. Приготовив себя к миссионерской деятельности, святитель Стефан явился в Москву (1379 г.) к Коломенскому епископу Герасиму, который управлял тогда делами митрополии, и просил его: «Благослови меня, Владыко, идти в страну языческую — Пермь. Хочу учить святой вере неверных людей. Я решился или привести их ко Христу, или сложить у них за Христа голову». Епископ с радостью благословил его и посвятил в сан иеромонаха. Он снабдил его антиминсами, святым миром и Богослужебными книгами, а великий князь Димитрий Иоаннович дал ему охранные грамоты.

Из Устюга святой Стефан спустился по Северной Двине до впадения в нее Вычегды, откуда начинались поселения зырян. Много трудов, борьбы, лишений и скорбей вытерпел проповедник веры Христовой, живя среди язычников, поклонявшихся идолам, «огню, воде, деревьям, камню и золотой бабе, и кудесником, и волхвом, и древью».

Особо благоговели зыряне перед так называемой «прокудливой березой». Громадная по толщине и вышине береза росла на возвышенном месте. Зыряне собирались к ней и приносили в жертву добытых зверей. Святой Стефан поставил свою келлию невдалеке от березы и использовал собрания суеверных язычников у дерева, чтобы учить их святой истине. Затем святой Стефан срубил и сжег березу для искоренения суеверия. Зыряне собирались убить его. Святой обратился к ним с проповедью: «Судите сами, сильны ли боги ваши, когда они не могут защитить себя от огня? Боги ли они, когда так немощны, да и не имеют не только смысла, но и слуха и зрения? И от меня, слабого, не сумело защитить себя ваше божество. Не таковы же ли и все другие боги ваши? Не таков Бог Христианский. Он видит все, все знает и Всемогущ, ибо создал весь мир и о всем промышляет. И как Он благ, особенно к знающим Его! Я желаю вам добра, проповедуя вам Истинного Бога. Он будет любить вас, будет благотворить вам, когда станете чтить Его искренне». На месте «прокудливой березы» святой Стефан построил храм в честь Архангела Михаила, низложителя духов тьмы.

Крестившиеся зыряне сами стали истреблять то, чему раньше поклонялись: рубили священные деревья, сокрушали идолов; богатые дары, предназначенные для языческих жертвенников, они приносили святому Стефану. Он велел служившему при нем зырянину Матфею все предавать огню и лишь дозволял употреблять полотно на обвертывание ног.

Но окончательный перелом в зырянах произошел после того, как святой Стефан посрамил их главного жреца Паму, который восстал против распространения святой веры. Жрец вступил в спор со святым Стефаном. «У вас, христиан, — говорил Пама, — один Бог, а у нас много помощников и на суше, и на воде, подающих нам счастливую ловлю в лесах и ее избытками снабжающих Москву, орду и дальние страны; они сообщают нам в волхвовании тайны, недоступные вам». Святой Стефан отвечал, что Истинный Бог — один; Всемогущество — одно, а бессилие богов-идолов очевидно по опыту. После долгих споров жрец Пама в оправдание своей веры вызвался пройти сквозь огонь и воду и того же потребовал от святого Стефана. «Я не повелеваю стихиями, — смиренно отвечал святой Стефан, — но Христианский Бог велик: иду с тобой». Пама затрепетал и молил избавить его от верной смерти. «Вы свидетели, — сказал святой Стефан собравшемуся народу, — сам он потребовал решить спор о вере огнем и водой и однако не хочет креститься. За кого считать теперь Паму? Что с ним делать?» «Обманщика предать смерти, — ответил народ, — если отпустить Паму, он наделает тебе пакостей». «Нет, — ответил святой, — Христос меня послал не предавать кого-либо смерти, а учить. Пама не хочет принять спасительной веры, пусть его упорство накажет его, но не я». Пама был выгнан. В благодарность Господу за победу над главой язычников, святой Стефан построил на Вишере храм в честь святителя Николая. После этого проповедь святого о Христе стала идти все успешнее.

В 1383 году святой Стефан был поставлен епископом Малой Перми. Как любвеобильный отец он неустанно заботился о своей пастве. Для утверждения в вере новообращенных святитель Стефан при храмах открывал училища, где Священные Книги изучались на пермском языке. Святитель присматривался к учащимся, учитывал их способности с тем, чтобы из них ставить священников и диаконов. Некоторых учеников святитель Стефан научил писать по-пермски. Святитель строил церкви, в которых ставил священников из зырян, ввел Богослужение на зырянском языке.

Святитель Стефан перевел на зырянский язык Часослов, Псалтирь, избранные чтения из Евангелия и Апостола, Паремийник, Стихирарь, Октоих, несколько праздничных служб и Божественную литургию.

Во время неурожая Святитель снабжал зырян хлебом, много раз избавлял их от насилия и взяток тиунов, облегчал им подати, защищал от нападений других племен, ходатайствуя за них в Москве. Плодом его подвигов и добродетелей стало обращение всей обширной Пермской земли к христианству. Это великое дело было совершено силой веры и христианской любви. Жизнь святителя — это победа веры над неверием, любви и кротости — над злобой и нечестием.

Умилительно «заочное свидание» святителя Стефана Пермского с преподобным Сергием Радонежским, бывшее в 1390 году во время путешествия святителя в Москву по церковным делам. Святитель Стефан горячо любил Радонежского подвижника и очень желал повидаться с ним на пути из Пермской земли, но не мог исполнить этого из-за недостатка времени. Находясь в 10 верстах от монастыря преподобного Сергия, святитель Стефан, помолившись, обратился в сторону обители и с поклоном произнес: «Мир тебе, духовный брате!». Преподобный Сергий, который сидел вместе с братией за трапезой, встал, помолился и, поклонившись в ту сторону, где проезжал святитель, ответил: «Радуйся и ты, пастырю стада Христова, и мир Божий да пребывает с тобой!»

О глубокой духовной связи святителя Стефана Пермского и Преподобного Сергия Радонежского свидетельствует и ныне особая повседневная молитва к ним на братской трапезе.

Кроме устройства церквей, святитель Стефан основал для зырян и несколько монастырей: Спасскую Ульяновскую пустынь в 165 верстах от Усть-Сысольска, Стефановскую — в 60 верстах от Усть-Сысольска, Усть-Вымскую Архангельскую, Яренгскую Архангельскую.

В 1395 году святитель Стефан снова отправился в Москву по делам паствы и здесь скончался. Тело его было положено в монастыре «Спаса за стеною» (в храме на Бору в честь Спасителя) в Московском Кремле. Горько оплакивали зыряне кончину своего апостола. Они усиленно упрашивали Московского князя и Митрополита отпустить в Пермь тело их наставника, но Москва не хотела расстаться с останками великого святителя.

Прославление святителя Стефана началось еще в начале XV века. Житие было написано вскоре после смерти святителя в 1472 году. Службу ему составил иеромонах Пахомий Серб с иеромонахом Епифанием Премудрым, учеником преподобного Сергия Радонежского, который хорошо знал святителя и любил с ним беседовать.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Наверх